Лепешков Арсений Владимирович: другие произведения.

Эльфы и не только. Часть 1.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Аудиокниги БОРИСА КРИГЕРА
Peклaмa
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая часть первого романа. Внизу ссылка, где она разбита по главам. Но наиболее полная и вычитанная версия - эта. Большая просьба, оценки и комментарии давать на этот файл, а не на отдельные главы, если комментарий непосредственно не связан с главой.


Эльфы и не только. Часть 1.

  
   Цикл "Вселенная островов"

Судьба свою вечную пряжу прядет,

вьются причудливо нити златые.

Что за рисунок на ткани грядет?

Ненастье иль ангелов крылья?

Посвящается Диане.

Глава 1. Где-то, на краю земли

  
   Громада глинистой стены со свисающими корневищами уходила в туманную бесконечность. Лиса недовольно поморщилась от сырости. Здесь, у великого обрыва, на краю её родного острова поднимались из бездонной пропасти облака. Они затмевали свет небосвода, делая мир вокруг сумрачным и влажным. Где-то там, внизу, за многие тысячи лиг, бурлило кипятком великое кольцо океана.
   Она сидела в проеме одного из тоннелей пробитых в теле острова толи карстовыми водами толи неведомым зверьем. У её ног, обутых в серебряного шитья сапожки, журчал, ниспадая в никуда, ручеёк. Юная эльфь отдыхала, глядя на сумрачную красоту края мира.
   Еще один вздох, еще несколько биений сердца и в путь, надо успеть. Испытание не ждет, надо быть достойной. Лиса повела плечами и гибким движением метнула себя во тьму тоннеля. Темнота привычно отступала под прицелом оранжевых кошачьего разреза глаз и столь же привычно уже ныла воспаленная кожа вокруг золотой вязи родовой татуировки. Магические эманации эликсира дающего силу рунам оборачивались для её тела болью.
   Остров Этер огромен. Его размеры так велики, что от одного края обрыва до другого можно скакать несколько лет. Правда, никто не может назвать точно. Никому еще не удавалось пересечь остров из конца в конец. Виной тому, как моря, раскинувшиеся на его поверхности, так и полная неизведанность девяноста процентов его территории, где могло скрываться все что угодно. От забытых храмов кровавых богов и неизвестных народов, до зон аномальных магических потоков. Кроме того, еще есть скала Темного. Огромный горный отрог с долиной, каменный монстр, дрейфующий над землями острова. Есть уступ Гномьего моря. И ведь маги говорят, хитро улыбаясь, что это лишь половина Этера. Впрочем, от магов всего можно ожидать.
   И все же темные эльфы странный народ даже по меркам острова. Достаточно сказать, что сам Темный, по слухам, был рожден эльфом. Кто-то ненавидит их, кто-то превозносит, но все без исключения их боятся. И речь не только о людях.
   Для мужчин эльфов открыты все пути. Они рождаются магически одаренными, а те, кому не хватило собственной силы, обучаются ремеслу войны. При чем основная наука и умение для таких - убивать магов. Их войны и волшебники наводят ужас на другие государства, их мало, но они никогда не нанимаются на службу. Никто не проверял истинных возможностей их владык, но любое государство ойкумены знает, что его основная сила - боевые маги, бесполезна против Сапфирового Пика.
   Для эльф все сложнее. Их дар не так силен, а традиции опутывают общество эльфов шафрановыми нитями несвободы. Лиса знала, что будет любима. Что получит прекрасный чертог в горах, что её платья будут затмевать красоту драгоценных камней в её украшениях, а забота о ней будет плавно перерастать в исполнение её капризов. Эльфийские владыки умеют быть щедрыми к своим спутницам. Но знала она и о том, что всю жизнь её и её подруг по гарему будут преследовать запреты. Лиса любила наряды и украшения, как все женщины, она любила, когда о ней заботятся и дарят подарки. Но жить так тысячу лет, изо дня в день, без перемен, без надежды на перемены - птицей золотою в алмазной клетке. Такая вечность пугала Лису, оборачиваясь когтями кошмаров. К счастью был еще один путь, тропка на волю среди традиций. Любая эльфа могла стать гончей. Войном-ведьмаком, наемницей против нечисти, убийцей чудовищ. Магический дар для этого почти не требовался. Почти, но у Лисы не было и этого. Она была абсолютно лишена дара. Её тело отвергало магию как нечто чужеродное, любое магическое воздействие было для нее пыткой. А ведьмаку положена родовая татуировка. И золотые письмена на теле не просто традиция, это магический узор, руны защиты, руны исцеления, укрепленные магией кости и усиленные мышцы, магия ледяного когтя. Руны защиты от огня, и руны позволяющие дышать под водой, многое вплетено в этот узор. Можно не быть магом, руны сами преобразуют потоки маны, защищая носителя от всякого вреда и позволяя ему биться с врагом. Но это магия.
   Её наставник долго уговаривал Лису оставить её безумную идею. Ей говорили, что она не перенесет операции, что у нее нет шансов, но смерть была не так страшна, как призрак алмазной теснины. Она рискнула, потребовала своего права на соблюдение традиций и выжила вопреки всему. С тех пор по её стопам всегда неслышным волком кралась боль. Она знала, что перед магией она, по-прежнему, беззащитна, ибо руны, включившись на полную мощь при отражении магической атаки, убьют её вернее самого врага. И знала, что шансов снова почти нет. Настал день последнего испытания, экзамена. Но к низким шансам она привыкла, азарт охотника уже вел её вперед.
   Почему хранители традиций выбрали это место и эту цель? Случайность или умысел? Попытка смирить и напугать дерзкую девчонку или перст слепой судьбы? Так или иначе, сдаться ей уже не предложили. Сейчас, она бежала по сырым катакомбам, пропитанным магическими эманациями местной аномалии. А резь в теле пульсировала в такт волнам дикой силы тревожащей рунный узор.
   Лиса прикрыла глаза, глядя сквозь покрытые узорами веки, и глинистое однообразие пещеры расцвело яркими красками волшебных потоков. Ей надо было найти кристаллин, руду оставленную здесь гномами, в каких то своих неведомых целях. Где берут гномы это вещество, выяснить так и не удалось. Поиски такого минерала в пещерах темных эльфов также успехом не увенчались. Между тем гномы активно использовали его в своих алхимических экспериментах и металлургии, но только не на продажу. Для эльфов же, как и других рас, он был почти абсолютной ценностью, так как был наравне с обычным серебром частью сплава истинного серебра - Мифрила. Руды было не много, но вполне достаточно, для того чтобы сделать набор военной амуниции гончей. Её амуниции! Как это было бы гордо носить истинно эльфийские сабли, а не скованные на заказ гномами!
   Лиса выбралась к развилке тоннелей, на которой в прошлый раз свернула к обрыву, доверившись чутью, нырнула в неширокий тоннель по правую руку.
   Сиреневое свечение в глубине одного из ответвлений привлекло её внимание. Она свернула туда. И боль сразу резко усилилась. Застонав от неожиданности, Лиса распахнула глаза. Это её спасло. Сгустившийся до фиолетовых оттенков свет обвивал полупрозрачную тварь. Закутанная в обрывки платья и не лишенная изящества женская фигурка истончалась к ногам до клочьев фиолетового тумана. У темных эльфов на руках есть когти, и Лиса никогда не считала свои маленькими. Но то зеленоватое нечто, что венчало непропорционально большие лапы Навьи больше походило на набор кухонных ножей. Лиса замерла на секунду под гнетом непроницаемо черных глазниц монстра, увидела, как вспыхивают в них тусклые ледяные искорки ненависти. С усилием прогнав наваждение, Лиса прыгнула в сторону. Полностью увернутся ей, все же, не удалось. Лапа глубоко зацепила плечо, но в момент касания мертвая полупрозрачная плоть взорвалась струйками пыли и, пройдя сквозь тело Лисы, вновь вернулась в исходное состояние. Татуировка сделала свое дело. На плече все же остались длинные царапины, но Лиса была даже рада попавшему в рану яду. Плечо и бок онемели, и боль от сработавшего заклятия почти не ощущалась. Лиса извернулась в воздухе и резко выкинула в сторону монстра здоровую кисть. С десяток блестящих кругляшей пробили призрачную плоть Навьи, заставив её отпрянуть и разразится обиженным шипением. "Не зря серебряные монеты точила" мысленно похвалила себя эльфь, впечатываясь в сырую глину. Но праздновать победу было рановато. Онемение растекалось по телу вместе с ядом умертвия, а чудовище вновь бросилось вперед. Жуткая клешнь пропахала борозды в глине. Лиса, уклоняясь, сделала перекат и из последних сил полоснула зверюгу собственными когтями. Нанесенные на их верхней части символы вспыхнули синим, и эльфь провалилась в спасительное беспамятство.
   Сознание вернулось резко, рывком. Юная гончая открыла глаза и, всхлипнув от ужаса, вжалась в стену тоннеля. Прямо над ней нависала закованная в глыбу льда Навь. Оскаленный череп с клыками смотрел ей прямо в лицо. Лиса взяла себя в руки. Все тело зверски болело под воздействием исцеляющей магии татуировки, но злость придала ей сил. Несколько быстрых как ветер ударов с выплеском энергии превратили ледяную статую в месиво крошеного льда и фиолетовых лоскутов на полу. Лиса прыгнула на них и стала топтать с криком "сдохни, сволочь!". Она очень испугалась и, теперь, ей было стыдно.
   Освобожденные фиолетовые клочья сначала колыхались у её ног, пытаясь собраться, но потом раздумали и втянулись в пол пещеры. Лиса перевела дух и удивленно посмотрела на собственные коготки. В роговой ткани нет нервных окончаний, и заклинание ледяного когтя было единственным, которое не доставляло ей мучений. Изюминка же была в том, что оно у Лисы обычно просто не срабатывало. Удивленно хмыкнув, эльфь поплелась в глубь тоннеля. Она потеряла много времени и не могла больше ждать.
   Впрочем, интуиция говорила ей, что цель близка. Наконец, Стены разошлись и ноги вынесли Лису в просторный зал, стены которого проросли причудливой бахромой светящихся грибов. У одной из стен громоздилась куча шахтерских мешочков. Лиса прикрыла глаза, вызывая магическое зрение. Мешочки засветились, в них был кристаллин!
   Разом посвежевшая эльфь коршуном кинулась на добычу. И чуть не застонала от обиды и отчаяния. Из противоположного конца залы вывалила толпа пещерных гоблов на ездовых пауках. Гоблы свирепо водили слепыми мордами, вынюхивая добычу.
   - Эльф, тут эльф - послышалось на всеобщем - Окружайте его. Убейте его. Рвите его. Съешьте...
   Пещерные гоблы были, по сути, троглодитами, самой дикой разновидностью гоблинов. Некрупные тела, огромные безглазые морды с массой зубов в пасти, превосходный нюх, заменявший им зрение. Непроходимая тупость, по сути, животные способные говорить. Никакой принципиальной разницы между расами они не делают. Собственно им вообще все равно, кого жрать. Эльфы попадаются редко - значит деликатес. А Лиса попалась! Соскочившие со своих травоядных пауков (как бы дико это не звучало, но пауки гоблов питались пещерными грибами - кому понравится, если твой скакун любит тебя за неповторимый вкус!) уродцы окружали пещеру по периметру. Эльфь могла пробить себе путь к отступлению, но бегство не решало её проблемы. Если сейчас разбираться с погоней, плутая по темным коридорам, то Лисе никогда не успеть вернутся в точку сбора к сроку! А если она не вернется, то экзамен будет провален. Ей не стать гончей! Страх в её душе отступил перед воспоминанием о золотой клетке. Лиса приготовилась умереть в бою.
   Возможно, если бы такая добыча как темные эльфы встречалась троглодитам раньше, то они вели себя по-другому. Возможно, драка вообще не состоялась бы. Вожак стаи звериным чутьем ощущал угрозу в поведении непривычной жертвы. Но Добыча, по запаху, самка, одна, испуганная, без оружия выглядела слишком притягательно.
   Вожак и двое воинов двинулись вперед, размахивая короткими копьями. Дав им приблизится, Лиса перехватила выпад вожака. Рванула копье на себя и в сторону, сместившись вперед к врагу. Острый наконечник копья описал дугу и вспорол горло левому войну. А Лиса, продолжив движение, вонзила когти в плечо вождя и, оттолкнувшись от его тела, подпрыгнула. Носок её сапога с разворота вошел в череп второго врага, и она мягко приземлилась на полусогнутых ногах. Окровавленный вожак, вопя, отлетел к своим. Ледяное заклятье как обычно не сработало. Часть гоблов стянулись в кучу и стали активно шептаться. Скорость и эффективность расправы их явно впечатлила. Наконец они приняли решение. Из толпы был выпихнут щуплый экземпляр, увешанный всякой дрянью, вроде мышиных черепов и перьев. Стая, угрожающе ворча, стала обступать эльфь. "Шаман!" - поняла Лиса. Худой гобл вытянул лапу в её сторону и зашептал. Как бы убого не выглядел местный шаман, но сила, на беду Лисы, в нем была. Эльфь почувствовала, как наливаются жаром золотые струйки под её кожей, а затем боль настигла её. Лиса рухнула на колени. Сквозь застилающую глаза муть она увидела оскаленные морды гоблов, бегущих к ней. Гоблов и странное свечение за их спинами. В мучительном рывке она приподняла голову, откинув с глаз непослушные черные пряди. В центре пещеры пульсировал в танце шар золотых светлячков. Превращался в бесформенное облако, снова складывался в почти различимую фигуру. Пульсация ускорялась, а рисунок становился все более четким. В какой то момент облако обрело законченную форму, став совершенными линиями огненной руны в сплетении магических узоров. Что-то в этих узорах показалось Лисе знакомым, но ей было уже не до этого. Она понимала, что это значит. Такая сильная магия, так близко от нее, была фатальной для её тела.
   Руна взорвалась потоком света! Этот свет расшвырял пещерных уродцев, магический огненный смерч вошел в их тела, сорвав плоть с костей. К стенам пещеры посыпались обугленные скелеты в облаках пепла. В зал шагнула фигура в белой просторной одежде. Огненный вихрь ласково обтек его и истаял, оставив после себя черную проплешину в центре зала, пепел и маленькую скорчившуюся фигурку на глине. Маг подошел и присел рядом. Погладил Лису по волосам. Большие золотисто-оранжевые глаза доверчиво блеснули сквозь пелену боли на залитом слезами лице, и Лиса вновь потеряла сознание.
   - Жеребенок упрямый, что же ты с собой сделала? Как тебе теперь помочь?
   Под сводами зала на время снова поселилась тишина. Её прерывал лишь почти неслышный шепот мага и отблески творимых заклятий.
   Лиса очнулась второй раз за сегодняшний день. Её голова лежала на коленях мага. Боли не было, совсем, даже той дежурной, привычной уже для эльфи. Он спал. Отогнав уют, Лиса вскочила, разбудив его резким движением.
   - Кто ты?
   - Привет, жеребенок, я Гоар Мерн. Светлый маг, стихия воды. А вот кто ты?
   - Лиса меня зовут, что тебе от меня надо?
   - Лиса? Это детское прозвище так? А как тебя зовут по настоящему?
   Молчание.
   - Ну, как знаешь, Лиса. По моему, не очень вежливо так относится к тому, кто спас тебе жизнь. Разве я у тебя что-то просил?
   - Маг воды? - Лиса вскинула точеную бровь, кивнула в сторону куч пепла - по-моему, ты что-то напутал. И почему я до сих пор жива? Твоя магия должна была убить меня.
   - Моя узкая специализация: "термодинамика жидких сред" - и видя непонимающий взгляд - вода она разная бывает, в том числе горячая... очень. И вообще, я люблю экспериментировать, иначе ничему не научишься. А что до заклятья, скажи, а любопытным ничего не показалось?
   Гоар, небрежным движением руки, воспроизвел узор из светлячков.
   - Мой родовой узор!
   - Да, в зеркальной проекции, заметь. Твоя татуировка и мое заклятье - суть одно. Они не существуют друг для друга.
   - А почему..- тут Лиса запнулась - Не больно?
   - Ты ведь знаешь, что ты лишена магии? Твой узор чуть тебя не убил.
   - Да.
   - Ну вот, я его слегка доработал, считай это подарком на выпускной, Гончая!
   - Я не гончая и мне уже никогда ей не стать! Я проиграла, приняв чужую помощь, да и сроки вышли.
   - Ошибаешься, у тебя еще сорок минут в запасе, а свое чудовище ты победила еще в тоннеле!
   - Ты следил за мной!
   - Просто проходил мимо и заинтересовался, ты очень целеустремленная девушка, Лиса.
   - Что ты со мной сделал?
   - Закрой глаза!
   Веки Лисы опустились, замыкая узор татуировки. Мир как всегда расцвел красками магических потоков, а сам Гоар окутался аурой алого сияния. Но изменилось и другое. Все руны на её теле налились силой, высасывая Ману из окружающего пространства. Воздух стал плотным как желе и мир вокруг застыл в нем статичным изображением. Через мгновение, Гоар вырвался из этого плена, сравнявшись с ней в скорости движений. Но эльфь видела, чего это стоит магу. Водоворот маны непрерывно стягивался к его фигуре, безжалостно высасывая окружающий мир. На лбу выступили капли пота. Но Гоар улыбался. А в её тело с теплом рун снова начала возвращатся боль.
   - Открывай глаза, Лиса, здесь скоро совсем не останется магической энергии.
   Лиса вернулась в привычное окружение.
   - Я добавил к твоему узору руну времени. Теперь твоя татуировка действует только в замкнутом виде. Зато она эффективнее раза в четыре. Ты обратила внимание на любопытный побочный эффект?
   - Очень, очень быстро, да?
   - Да, ты можешь находиться в таком состоянии минуты три, большего твой организм не вынесет, но эти три минуты твои и только твои. Две особенности: не давай застать себя врасплох, и, Лиса, мне жаль, но тебе придется научиться спать с открытыми глазами.
   - Я поняла, маг. И чего ты от меня теперь попросишь? Зачем я тебе?
   - Ни за чем, просто ты мне понравилась и все. Я здесь по своим делам и ради своих целей. Ты встретилась случайно. Возможно, ты еще сможешь мне помочь, но не сейчас. И я не налагаю на тебя обязательств, тебе самой решать, нуждаешься ли ты в моей дружбе. Иди жеребенок, тебе пора.
   Лиса, отошла к стене и закинула мешочки с рудой в заплечный рюкзак. Двинулась к выходу из зала. Остановилась в проеме тоннеля.
   - Что значит "понравилась"?
   Гоар загадочно улыбнулся.
   - Эй, маг!
   - Да?
   - Меня зовут Данаэ, Данаэ рода Инаарилат!
   Эльфь исчезла в тоннеле, но её звонкий радостный смех еще долго звенел под сводами пещеры.
  
  
  
   Гоар смотрел вслед юной гончей, когда за его спиной сгустился сиреневый туман.
   Проявившаяся Навь зависла над полом пещеры.
   - Почему ты не сказал ей, что ты заморозил меня, маг?
   Гоар развернулся на шипение.
   - А зачем?
   - Ты светлый, ты должен говорить правду, вы никогда не врете!
   - Я должен? Не припомню. Не думал, что даже нежить верит в эти глупые сказки. Я поступаю так, как хочу и делаю, что хочу. Мне никто не указ, тем более ты. А девочка тебя победила. Не её вина, что заклинание на её коготках писал дурак. Если бы у нее не было проблем, ты сейчас была бы развоплощена. А теперь, она может победить десяток таких как ты. Считай, что я сделал тебе одолжение, тварь. И встречный вопрос. Почему ты не сказала мне про гоблов? Я едва успел.
   Шипение переросло в хохот.
   - Ты не спрашивал.
   - Веселишься? Тогда я тоже пошучу!
   Ледяные клыки сталактитов выметнулись из пола, прорастая сквозь Навь. Её тело вновь оказалось закованным в ледяную глыбу. На свободе остался только череп. Гоар приблизился к умертвию.
   - Этот лед растает лет через пять. Ты можешь попробовать сломать его раньше, если подманишь кого-нибудь из этих.
   Маг кивнул в сторону скелетов.
   - И чтобы не так было скучно стоять. Сегодня мимо внешней стены пролетела вниз большая металлическая штуковина. Я направил её падение на восток, к Гномьему уступу. Ты успела её разглядеть?
   - Да, хозяин, отпусти, я буду служить тебе. Штуковина, много железа и тепла и странные людишки внутри, слабые совсем как твоя эльфь.
   - Ты и так будешь мне служить, тварь. Через пять лет, здесь появится человек. Он будет похож на эту штуковину и на сегодняшних людей. Ты должна привести его в эту пещеру, чтобы он коснулся знака, который я оставлю. Потом, поможешь ему выйти на поверхность. Не смей ему вредить. Я не силен в некромантии и могу что-нибудь напутать. Ты ведь не хочешь стать посмертием кролика? Тебе все ясно?!
   - Я сделаю, отпусти.
   - Нет, так оно надежнее и, потом, твое наказание за гоблов должно быть адекватным. Прощай.
   Гоар нарисовал на стене кинжалом какой-то символ и скрылся в ближайшем ответвлении тоннеля, весело насвистывая что-то себе под нос. Пещера, озаренная отблесками фиолетовой глыбы, осталась позади.
   Черные буркала в толще светящегося льда с ненавистью пялились ему в след.
   - ШШШШ! Уж я постараюсь....
  

Глава 2. Куда глаза глядят

  
   Данаэ сидела в оружейной Сапфирового Пика. Мягко потрескивала кузнечная печь. Гномы ставили такие буквально везде, где им доводилось обитать. Так - декоративный элемент жилища. Ну, а в оружейной, просто боги наказали, вон и наковаленка рядом. Мастер-оружейник неспешно обрабатывал её левую руку, лежащую на подлокотнике специального кресла. Эльфа морщилась. С момента завершения испытания прошло уже больше суток. Она, как оказалось, успела привыкнуть к отсутствию болевых ощущений. Поторопилась. В пещеры её отправляли безоружной ученицей, а теперь она полноправная Гончая. Кодекс гласит, что темные ведуньи безоружными не могут быть по определению. Даже если все оружие у них отняли. Собственно, это единственное, что он внятно гласит. Эльфи, вырываясь на оперативный простор написанием правил особо не заморачивались, а совету Шести было не досуг.
   Гном колдовал над первыми костяшками пальцев, теми, при помощи которых складывается "Лапа тигра".
   - Вссс, Долго еще?
   - Потерпи, Темная, правую мы уже закончили, осталось немного.
   Укоризненный взгляд.
   - Лиса, что ты как маленькая. Не шипи, делаю, как могу! - Гном подбросил в мерцающую печь угля из специального ящика, и снова взялся за инструменты.
   - Плат, от этого никакого толку, ты же знаешь про мою гм.. особенность. Ауу!
   - Ну вот, один палец остался всего! Ты зря считаешь старого гнома дураком, Лисичка. Я, еще когда из-под власти каменного престола сваливал, четко сказал себе: "Плат, никогда не совершай бессмысленных поступков". Во-первых, раз ты прошла испытание, то с магией у тебя не настолько просто, как до этого представлялось.
   Данаэ неопределенно хмыкнула.
   - Во-вторых, мы гномы мало что в магии смыслим. Можно даже сказать.. Да что там - гномы в магии ни фига не понимают, откровенно. Да.. Вот по этому, я стандартное заклинание этого маразматика Левиса тебе в пальцы впихивать не стал. Что-то, от его от его рун тебе мало толку, по-моему. А доработать я их не могу. Вот объясни, откуда у бессмертного эльфа взяться маразму, а?
   - Ну, он вроде, не из наших, а из лесных? Мастер Рун и Эликсиров.
   - Эликсиры.. - Гном скривился - Да, не обращай внимания, это я так ворчу. Риторически. Так вот, зато гномы понимают в алхимии! Так что, я тут слегка поковырялся в своих старых записях и...
   - Ай..!
   - ..и теперь ты обладатель стандартного набора Гончей. Шестнадцать серебряных игл в костяшках. По две на палец, кроме больших. Заметь, работающего набора! Как работает, знаешь?
   - По мысленному пожеланию игла телепортируется на расстояние до полуметра, безотносительно наличного препятствия?
   - Ну, насчет пожелания, это врядли, я ж не волшебник. Да и с регулировкой расстояния туговато. Но зато, я тебе гарантирую, что если крепко сожмешь два раза подряд требуемый палец, оно сработает. Как раз на пол метра. Только, есть еще "в-третьих".
   - ?
   - Ну, сама ты эту штуку перезарядить не сможешь. И маги не смогут. Вообще никто кроме меня, если честно. Зато, ты чаще будешь старика навещать! Повод теперь есть. Лисонька, ты будь аккуратней, ладно? Я вас, девчонок, как родных.. А ты у меня еще особенная такая. Как на войну отправляю.
   - Плат, ну чего ты. Ты ж строгий гном! Оружейник! Ты нас воспитывать должен, пример, типа, подавать!
   - Все, Гончая, кончилось твое ученье. Сама себя теперь воспитывай! Я даже про твое "типа" слова не вымолвлю. Расскажи лучше, куда дальше?
   - А я не знаю еще. Не задумывалась. Как-то все навалилось, я не то, что планы, я присесть не успела. Наверное, куда глаза глядят!
   - Вот и все вы так! Вырвалась на свободу, достигла! А что дальше делать-то?
   - Нууу..
   - В общем, подумай хорошенько. И еще одно, кстати. У меня тут брат с семьей в Дальних отрогах. Там уже каменный престол землями владеет. Только он далеко, а у них там, считай, граница. Места глухие, но все, вроде, тихо было. Только началось там, в последнее время, какое-то нездоровое шевеление. Слухи странные. Пропал, что ли, кто-то. Ты глянула бы, а? Семья все-таки. У него там кузня.
   - Схожу, Плат, посмотрю.
   - Аккуратней только. А сейчас, поднимайся к себе. Сабли твои куют еще. Узоры травят. Что с вас эльфов взять, хорошо, материал не попортили. Ну да я присмотрю уж. А тебе пока перышки уложат.
   - Спасибо, Плат - с серьезным лицом кивнула эльфа, но стоило ей отвернуться, и кончики губ приподнялись в улыбке. Старого ворчуна Данаэ любила.
  
   Длинный походный плащ реял за спиной, норовя зацепиться за все, что попадалось на пути. Лиса соединила его специальными вязочками с одеждой и подтянула. Может, красивости и меньше стало, но зато ходить можно. "В бою вообще скидывать придется, а то навоюю". В галерее царил сумрак. Собственно, это была пещера, такая же, как все где жили темные эльфы. Ну, может малость побогаче - столица все-таки.
   Но пещера до предела цивилизованная. Выровненный пол, красиво обтесанные сталактиты. Друзы фиолетовых и синих кристаллов светятся в темноте, разгоняя полумрак.
   "Никогда не интересовалась, сапфиры ли это на самом деле? Надо будет спросить". Попадаются маленькие бассейны с подсвеченной водой. Дорога вывела её к собственным покоям. Окинув взглядом комнаты, ставшие родными она пошла дальше. Все что надо, у нее было с собой. Кожаный рюкзак за спиной, несмотря на всю свою компактность забыть об этом не давал. "Все это - одно большое прощание. Когда я попаду сюда снова? Попаду ли?". Ноги принесли её в гримерную, где жены отца вплели ей в волосы одиннадцать крупных серебряных колец. Символ самостоятельной Гончей. Ну и символ статуса, конечно. Происхождение-то непростое.
   Лисе предстоял ещё путь по кругу шести, после чего ждала свобода. Куда идти, она действительно не знала. Редкие походы с Гончими на практику мало что показали ей в окружающем мире. Они не удалялись от границ Сапфирового пика.
   Эльфа надела поверх костюма жилет из черной драконьей шкуры с серебряными пряжками, прикрывающий талию. Затянула тесемки. Прошла к главной зале Ледяной скалы - дворца, где родилась.
   - Гончая, Данаэ Инналариат, принцесса рода Инналариат! К Лорду Льда Инналариат! - глашатай, старался изо всех сил. Традиция. Данаэ прошла в покои. Лорд Льда ждал её стоя у водопада, в ревущую стену которого упиралась пещера.
   - Мой Лорд. - Данаэ склонила голову.
   - Здравствуй, Дочь.
   - Папа? - Удивление эльфы было бы меньшим, если бы Лорд вздумал заговорить с ней на гоблике. Про то, что он ее отец, Лориэл Инналариат не вспоминал при Лисе еще никогда.
   - Да, Данаэ, я про это помню. Может, ты этого и не видишь, но ты все равно остаешься для меня родной кровью. Всегда, что бы ни случилось, знай это.
   - Да, папа, спасибо.
   - Не веришь? Ладно. Это не суть. Я знаю, что ты уже мысленно далеко, а все это считаешь пустыми церемониями, но это не совсем так. Нам надо о многом поговорить. Позволь сопровождать тебя на пути по Кругу.
   - Хорошо, папа.
   - Дочь, расскажи мне, как ты прошла испытание? - и, видя сомнение - Между нами! Суровый ледяной Лорд внезапно тепло улыбнулся Лисе и подмигнул. В общем, пришлось рассказывать.
   - ...ну, я забрала руду, и пошла к месту перехода. Дальше ты знаешь.
   - Любопытно. Очень. И ты не знаешь, что этот Гоар от тебя хотел?
   - Нет.
   - Ясно, это все может оказаться очень интересным. В любом случае, я рад, что все обернулось для тебя благополучно. Идем. Мне надо многое тебе объяснить. И дать задание.
   - Задание?! Я думала, что свободна!
   - Свободна. Не горячись! Выслушай. Пойми, дочка..
   Лорд и принцесса шли долгими галереями тоннелей связывающих дворцовые комплексы. Голос Лориэла плыл в сумраке подземелий, дробился, отражаясь от стен.
   - Сейчас, мы находимся в центре Сапфирового Пика - государства темных эльфов, дочь. Ты знаешь, что нами правит совет Шести. Пять Лордов - Я, Лорд Огня, Лорд Ветра, Лорд Камня, Лорд Жизни. Шестое кресло - Смерть - пустует. Пустует с тех пор как Иворант, Лорд Смерти предал свой народ. Стал Темным. Это первое, что ты должна знать. Он враг всему! Но более всего, он враг нам.
   - Да...
   - Именно. Но дело не в этом. Дочь, ты задумывалась, как мы правим? У нас распределены сферы ответственности. Лорд Огня - воин. Лорд Земли - созидатель. Лорд Смерти был хранителем знаний. Мы сильны в своих крепостях, Лиса. Мощь преобразователей маны Главной башни Сапфирового пика позволяет Лордам дотянуться магическим даром до границ нашей земли. Но дальше мы бессильны. Индивидуально, маг может творить заклинания лишь в непосредственной близости от себя. Не более чем на шаг. Только там, где его тело может преобразовать магический поток. Все дальнейшее это уже производная. Ледяная стрела - это уже не магия, а лед! Чтобы она взорвалась, попав в цель, уже нужен преобразователь! Большая часть моих заклинаний за пределами действия Пика бесполезна.
   - Ты сказал, что поделены сферы ответственности, папа. А кто тогда ты? И если все так, то как работают наши убийцы магов?
   - Убийцы используют свою индивидуальную сферу, Данаэ. Мы научились специальными тренингами расширять зону преобразования до нескольких шагов. Кроме того, был разработан способ заставить магию работать и дальше. Если использовать руны, то они будут срабатывать везде, где есть преобразуемый поток. Если вырезать на ледяной стреле руну заморозки, то она включится в поле живого существа-цели. Им, с их ограниченными возможностями, хватает. Но для великих магов этого мало! Это все очень не надежно, кроме того, набор таких заклинаний ограничен! А наши наиболее мощные заклинания вообще не существуют нигде, кроме голов Лордов. Я знаю, что делать, чтобы создать, например, ледяной буран. Но я не знаю, как и почему это работает. Мы потеряли всю теорию магии. На восстановление уйдут годы.
   - Но у Гоара, это работало явно по-другому! Он не пользовался ничем кроме маны из окружающей среды! И он знал, что делает. И, папа, ты не ответил, кто же ты?
  
   Данаэ и Лориэл шли уже по краю горной чаши, в которой рос огромный сад, замок из удивительных деревьев. Владения Лорда Жизни. Ветер играл листвой, отбрасывая на парочку причудливые тени.
   - Посмотри, вся эта красота под угрозой!
   - Папа!
   - Я - шпион. Лорд Льда отвечает за разведку и контрразведку, Лиса. А на счет Гоара, ты права. Магическая школа в Империи поставлена очень неплохо. Знаешь, что такое Империя?
   - Люди, папа?
   - Не совсем, Лиса. Не только люди. По сути, Империей владеют не они. Мы, эльфы делимся на три ветви. К одной из них ты имеешь честь принадлежать. Вторая, это Лесные эльфы. По нашим понятиям, они дикари, но там все не так просто как кажется на первый взгляд. Про них мы почти ничего не знаем, они живут вдали от исследованных земель. Но, есть еще и третья ветвь - Эльфы дня. Как они сами себя называют - Высшие. Об их самомнении можешь судить уже по этому. Их государства не существует. Когда-то, люди разрушили его. Высшие влились в Империю. Современное государство людей - это Император и бароны, которые правят землями, пользуясь магическими усилителями в своих цитаделях. Они слабее нашего Пика, но их много. Император, правит ими по отдельности. Но вместе, бароны управляют Империей. Так вот, все нынешние бароны - Эльфы дня. Они - хозяева Империи. С учетом низкой плодовитости нашего вида, их государство находится в равновесии.
   - А Император, папа? Кто он, и почему правит?
   - Он, человек. Его власть основана на артефакте "Свет надежды". Это предмет, который поглощает любую магию вокруг себя, и превращает её в магические потоки. Император абсолютно лишен магии, как и ты, дочь, но он почти неуязвим и для чужой. Артефакт поглотит любую магическую составляющую атаки на него, а возникшие потоки его охрана использует, чтобы защитить своего сеньора. Это то, что нам известно.
   Данаэ с отцом вышли к Утесу ветров, владениям воздушного Лорда. В большом круглом зале с провалом в центре их ждали четыре фигуры в ярких одеждах. Мощный поток теплого воздуха вырывался из этого колодца, утекая в незаметные щели на потолке. Мерцали факелы, давая дополнительный свет. Фигура в серой одежде и коричневом плаще шагнула им на встречу.
   - Камень приветствует тебя, Гончая. Твоя амуниция готова. - Лорд широким жестом указал на одну из ниш в стене. - Попробуй.
   Данаэ подошла ближе. Её руки коснулись двух изогнутых, зазубренных у гарды, сужающихся к остриям, клинков. Погладили узорчатые лезвия. Уверенно сжали плетеные рукояти. Вздох восхищения. Эльфа вытащила сабли из захватов, качнула ими, раз, другой. И вдруг, в мгновенном взблеске стального танца застонал вспоротый воздух - Данаэ перетекла в боевую стойку. Два лезвия, в верхней и нижней позициях, хищно застыли остриями в разные стороны. Вернулись в захваты. Глаза Лисы блеснули яростной внутренней силой. - Забирай!
   Данаэ скинула плащ и рюкзак. Одела сбрую. Подумала, и воспользовалась короткими походными ножнами за спиной. Когда на поясе болтаются два меча, особо не побегаешь. Мифриловые наручи с острыми кромками. Наколенники и налокотники с шипами. Набор метательных звезд. Застежка для плаща, и пряжка к поясу.
   - Я готова.
   - Совет одобрил твой разговор с Лордом Льда. Но мы хотим быть уверены, что ты сможешь защитить честь нашей расы. Сохранить наши секреты. Мы хотим знать! - Защищайся!
   Вперед вышел Лорд Огня - Моран Эстариолл. В его руках матово блеснул черный меч. Изогнутое лезвие, длинное и узкое, с большим шипом-зазубриной на кончике. Рукоять почти на длину лезвия. Больше похож на однолезвийную тяжелую глефу(1) или нагинату, чем на рыцарский полуторник.
   - Этот клинок хранит наш народ уже тысячу лет. Сегодня он коснется и твоей души. Бой будет в воздухе. Над провалом ветров. Моран шагнул в бездну, и воспарил, подхваченный потоком воздуха.
   - Я жду, гончая!
   Данаэ замерла на миг у края пропасти и нырнула во власть теплого ветра. Лорд рванулся к ней. На эльфу обрушился град ударов. Она блокировала хищные выпады черного клинка, судорожно барахтаясь в воздухе. Как он двигается? Лисе никак не удавалось сориентироваться. Вокруг никакой опоры. Левый выпад. Скрежет металла. "Неужели магия? Длинный клинок дает ему преимущество. Что делать? Что?" Ввзых - лезвие пропело песню смерти у самого её носа. "А ведь опора есть!". Лиса сгруппировалась. Раскрылась в ложном выпаде. Второй клинок поймал зазубринами оконечный шип меча противника. Провернула кисть, напрягая мышцы рук и спины, и взвилась вверх, используя саблю в качестве рычага. Первый меч обрушился на плечо Лорда. Застыл, перехваченный ладонью! Секунда неподвижности в обоюдном захвате, пока Лиса пыталась поверить в произошедшее. Такому её не учили. Моран оттолкнулся от её тела и оказался в противоположном конце провала. Снова двинулся к ней. Эльфа внезапно поняла, как он это делает! Она вскинула клинки параллельно полу. Черную бабочку с мифриловыми крыльями потащило вверх. Данаэ подобрала ноги, крутанула свое тело, наклоняясь вбок в металлическом вихре косого замаха. Закрыла глаза! Увидела, как пока неощутимо слабеет выпитый её татуировкой магический ветер. Бесстрастные лица неподвижных фигур в зале. Черный кончик меча, неотвратимо движущийся к ней! Не застывший, как все вокруг! И как она не успевает, совершенно не успевает перехватить эту черную молнию! Отчаянный скрежет мифрила в тщетной попытке остановить смерть. И... Длинная алая царапина вспыхнула на боку Эльфы, там, где ничто не прикрывает кожу. Меч Лорда окутался облаком алого сияния. Кровавое марево вскипело вспышками на лезвии и стекло к рукам Морана. И Лорд сразу вырвался из незримой паутины Гоара. Вскинул голову, глядя на принцессу. Опустил меч и встал на бортик колодца.
   - Первая кровь! Бой окончен, Гончая!
   Данаэ распахнула глаза, провалилась вниз в ослабшем воздушном потоке. Успела спрятать мечи и ухватится за бортик. Подтянулась, сморщившись от боли в боку. Застыла каменным изваянием рядом с огненным Лордом.
   - Ты доказала, Гончая. Ты достойна. Кровь темных эльфов течет в твоих жилах. Не оставь свой народ!
   - Я благодарю совет за доверие! Я не оставлю свой народ! - эхом откликнулась Данаэ.
   - Нам нечего добавить, мы уходим, дальнейшее за ледяным Лордом.
   Властители Сапфирового пика склонили головы и удалились.
   - Нам надо вернуть знания, Данаэ. Ты вольна в своем выборе, но я прошу тебя о помощи. Я и твой народ.
   - Но отец, почему я? Что во мне особенного?
   - Именно, особенного! Ты не пользуешься магией, но причина видна. Она лежит на поверхности для любого мага, стоит лишь взглянуть на твою ауру! А в Империи на неё взглянут обязательно, уж поверь! Такие как мы давно не появлялись в границах людей, ты будешь привлекать внимание. Потом, твоя татуировка теперь нестандартна! Мы покажем, что у нас есть возможность работать с магическим узором. Это дополнительный шанс. А еще, ты везучая. Я верю, что ты сможешь нам помочь. И не переживай насчет брата Плата, тебе никто не мешает завернуть туда по пути. Тебе все равно следует посетить кузнеца. Ты не можешь нормально пользоваться луком. Лорд Жизни расстроится, но лучше оставь его у меня.
   - Откуда ты знаешь про Плата?
   - Служба такая. Поможешь своему народу, дочь?
   - Я попробую, папа.
   - Тогда, ты теперь на тайной службе. Пойдем в сокровищницу - у всего есть свои приятные стороны, верно?
   Ледяной Лорд отвел свою дочь к сокровищнице Сапфирового пика.
   - С серебром у нас не очень. Производственные нужды, сама понимаешь. Но есть камушки. Люди должны их очень любить. А еще, возьми пару алмазов покрупнее. В наручах есть специальные пазы. Ты не чувствуешь магию, пока не станет слишком поздно, а камни будут нагреваться, предупреждая тебя. - Долгий взгляд - И еще одно, Данаэ. Я сомневался, стоит ли тебе это говорить, но думаю, ты должна знать. Мы утратили знания не только о магии, но и вообще, о мире. Мы знаем, что Этер - остров, но что это значит? Острова бывают в море, а на краю Этера обрыв в неизвестность. И главное, я не уверен, что эти знания у нас были, понимаешь? Мне пятьсот шестьдесят лет, я точно это знаю, но помню только последние сто. Все остальное - туман. А главное, я спрашивал других живущих давно. Они уходят от темы, но мне кажется, что они тоже не помнят. Что-то глобально не так, я это чую. Попробуй найти Гоара, он, похоже, сильный маг. В этом обязательно надо разобраться. Держи глаза и уши открытыми принцесса. Доброго тебе пути!
   - Спасибо, папа. Ты тоже мне не поверишь, но я тебя люблю!
   Данаэ подхватила рюкзак, в котором приятно зашуршали полученные бриллианты. Направилась к вратам Сапфирового пика. Величественная фигура ледяного Лорда застывшим изваянием осталась позади. Лориэл Инналариат смотрел вслед своей дочери.
   - Будь осторожней, Данаэ, только будь осторожней. Я верю в тебя!
  
   1) Глефа (англ. glaive), она же глевия -- вид древкового пехотного холодного оружия ближнего боя. Состоит из древка (1,2 -- 1,5 метра) и наконечника (40 -- 60 сантиметров, ширина 5-7 сантиметров). Древко обычно покрывается заклёпками или увивается металической лентой для предохранения от перерубания. От обуха наконечника отходит параллельный или направленный под небольшим углом к клинку шип. Существовали различные модификации глефы -- начиная от одинаковых обоюдоострых узких длинных клинков на обоих концах древка и до широкого, напоминающего топор наконечника на одном конце и простого шарообразного противовеса на другом. Двухлезвийная модификация встречается крайне редко и является оружием одиночки, так как драться ей можно только на вращении, а в тесной битве боец с такой глефой уничтожит всех вокруг, включая своих собственных соратников.
   Материал из Википедии, свободной Интернет энциклопедии.
  

Глава 3. Стольный град

   Я сижу в пыльной аудитории, любуясь крышами столицы. Почему в Солле так любят красную черепицу? Узкое окно пропускает свет Волны, чей диск уже прохудился в центре, превратившись в бублик, расползшийся по небу - перевалило за полдень. По крышам расселись вороны, а я их благополучно считаю. Что еще делать на лекции по теории магических потоков ученику пятого курса? По мне, так реальную пользу приносят курсы с первого по третий. Ну, хорошо, от четвертого тоже есть польза - естественно весь курс зубрить связки заклинаний Жизни занудно, но признаю - с тех пор как ввели эту дисциплину село пошло в гору. Хороший маг Жизни на граните зерно вырастит. Да, жизни - но я то маг воздуха! По сути, погодник - мне оно нафига? Ну, разве только, есть там полезные. Раны там заживлять и все такое. Только мне и от того радости мало. Такой вот я особенный - смейтесь люди.
   А препод-то как распинается! Уже руками машет от натуги! Послушать что ли? Вон как человек старается - глядишь, и не зря? Нет, чувствую, зря - "Вы все знаете, что наш остров порожден одноименным магическим кристаллом" - правильно, чучело, знаем, первый курс! Даже знаем, что состоит этот кристалл.. из чего? Правильно, из чистой структурированной маны! Отлично, профессор, зачет по основам мироустройства сдан, можете сесть и не пудрить мозги студентам. Вы будете удивлены, но мы чуть умнее тех идиотов, какими кажемся. Просто у нас талант - казаться! Нам все верят.
   - студент Алаэн, где-то удивительное небо, в котором вы реете так высоко, что вам абсолютно не интересен собственный декан? Должно быть, увлекательно там, в окне, куда моим скромным потугам до эстрадных достижений молоденьких крестьянок.
   - Как можно, профессор, я весь внимание.
   Иш, руками-то он машет, а сразу почуял - силен. А вот про девок крестьянских он зря. Не смотрел я на них. Что я баб-с не видал? Я природой любуюсь. Птичками. В отличие, кстать, от вас, мастер. Уж что-что, а крестьянок засекли враз. Козел. Старый. Как бы отвертеться-то? Ведь не отстанет.
   - Ну-ну, что ж в таком случае, после лессона я бы желал увидеть ваш конспект. Такой выдающийся труд не должен почить в бозе.
   Точно. Чувствовал я, что оно тем кончится. Один профессор, а так испоганить день - талант у человека. Че б придумать-то? Ох, ну что я ему там покажу - эскиз вороны? Не оценит. Нету у профа чувства прекрасного - варвары-с. Хорошо. Как говорит мой дядя - "Нехай забудэ". Времени вагон еще.
   Вообще, всегда так, не жизнь, а сказка - кому расскажешь - засыпают. Но это я так, депрессирую. Может себе позволить студиозус пятого курса кусочек депрессии? Нет? Ладно.
   Ой, а что это я о себе, да о себе - обо мне любимом рассказать забываю? Даже не представился. Так, стоп, что это за куча песка под столом? Юмористы, блин. Мало мне сегодня веселых нот в пресную прозу жизни! А, это Вик резвится - каменная душа, маг камня, в смысле. Соученик мой, сотоварищ по шуткам-с. Весельчак недоделанный. Ну, погляди ты на меня - нет у меня настроения! Нету!
   Так на чем собственно? А.. Я Али. В смысле, Алаэн Малона, сын Барона Итанила Малона. Незаконнорожденный. Если так интересует. Впрочем, это всех интересует. На всех углах шепчут. Сволочи.
   Нет, ну что ты хочешь? Что? Ну, общаться хотел - так сел бы рядом! Что ты мне теперь передачки шлешь, как принцесса герою - через драконью ж..?
   А знаете, почему шепчутся? Незаконнорожденных мильен - шепчи не шепчи - будешь не в теме на празднике жизни. А заноза в другом. Вот думаете, я эльф? Сын барона - светлого эльфа, светлым и окажется. Это у нормальных людей. В смысле эльфов, хотя на мой искушенный взгляд - хрен-то, он овощ везде одинаковый. А моя семейка - уроды. И главный урод - светлый барон, предок мой сиятельный.
   Так, снова магия в ход пошла - ну очень я ему понадобился. В помещении 50 душ, а поговорить не с кем, окромя вашего покорного.. Ну, тут я его понять могу - как не поговорить с умным человеком, меня так мало осталось. Сам, иногда удержаться не могу - разговариваю! Что-то он там ваяет. Так, поглядим. Вода? Хмм? Чего это на него нашло? Посмотрим узор. Ага, это он снежинку шаманит! Есть у нас такая шутка юмора. Только силенок ему не хватает, в центр зала дотянуться. Да еще и в воздухе придержать. А проф не видит. Увлекся. Некогда ему за спину оглядываться. А, ладно. Помирать, так с музыкой. Поможем - может, даже, победим! Подопрем восходящим потоком. Ага, повисла. Только не снежинка. Капля. Ну, это поправимо - охладим-ка мы поток. Ох, переборщил. Нежнее, еще нежнее. Ну вот - ледяной кристаллик завис над полом - можно начинать. Я подмигиваю Вику, и мы начинаем качать ману. Вик наращивает снежинку, а я удерживаю её в воздухе. Заклинание приходится все время усложнять. Кто первый сдаст, тот и проиграл.
   Вообще, это соревнование для меня неприятность - почище конспекта. Дело в том, что я не эльф. И не человек. И, вообще, непонятно кто я? Самому интересно. Про папеньку своего сказал. Тут все ясно как день - дело темное. А урод он потому, что маман моя, Лара Горн, кою он имел счастье взять на ложе, чистокровная принцесса. Каменного Престола. Гномов в смысле. Да, да - не ослышались, именно так. И я знаю, что для эльфа это ненормально - удивили шипохвоста.. Добро, бы с ними любовь великая приключилась. Любовь она зла - факт. Да я бы понял, если б даже он в принципе эльфов не любил! Ну не любят же некоторые женщин? Гадство, конечно, но суровая реальность! Так ведь нет! Со скуки! Как подозреваю, имело место банальное изнасилование. Во всяком случае, маман с ним не общалась ни разу. Хотя нас любит. Да и отношения с Каменным Престолом у Империи весьма натянуты.
   А снежинка-то растет. Грань попала в полосу света из окна - отблески бросает. Добавим второй поток. Ага, кружится. Изумительная форма. Ледяной кристалл размером с кулак сверкает в воздухе. Совершенство фрактала бросает холодные синие блики на стены аудитории. Не схалтурил Вик. А ему тяжелее - не со своей стихией работает.
   Нас, это в смысле, меня с Эмирой. Она же Эмираниэла Малона, и т.д. и т.п. Сестра моя, близняшка. Умница, красавица. С тех пор как в академии, еще и редкая шлюха. С ней практически не разговариваем. Бесит меня. Хотя учится на ура. Кстати, вот у нее то мы конспектик и выцыганим. Благо, дело проверенное, почерк у нее замечательный. Видимо, в пику характеру и наклонностям. Вон она сидит, ближе к декану. Вид королевский, надменно-неприступный. Волосы черно-белой гривой рассыпались по плечам. Наша особенность новая семейная - Волосы растут полосами. Прядь белая, прядь черная - ей идеально. Она вообще в смысле внешности вся - идеальней не придумаешь. Эльфа эльфой - только глаза необычные, и волосы, и фигура без их светлой худосочности. Иными словами, не немочь бледная. Когда-то мы с ней ладили - меняются люди.
   Народ уже профа не слушает вовсе. Наш айсберг уже не вращается - высоты потолка не хватает. Так и висит ледяным диском.
   - Ббангг!!
   Гонг! Пара кончилась. А вот теперь самое время давать деру. Не забыл он про конспект, ой не забыл.. Хватаю свой спеллбук и, дезактивировав заклинание ветра, рыбкой ныряю к двери. За спиной красиво рушится геометрически правильная ледяная глыба. Вику я проиграл вчистую, а сил потратил на это немерено. Одна радость, что ушел красиво и по-рыцарски. Ни разу ни с кем не попрощавшись. Поди, доказывай теперь, что это мое творчество - снежинка в смысле. А конспектик теперь у Эмиры взять - есть дело техники. Сейчас мы её на выходе за углом перехватим.
   Вы, наверняка, спросите сейчас: "Какие, мол, силы? Маны вокруг - хоть ведром черпай. А если выпил кто, да выжег - подожди минут десять и ветер от Великого Кристалла её нагонит. Если лень ждать в сторону отойди: вот она нетронутая!" И так-то оно так, тоже. Да только я уже вроде обмолвился, какой я особенный. Думаете, тайна моего рождения заканчивается любвеобильным папашей? Счаз! Коротко и ясно - вампир я. Энергетический. Чтобы Ману в заклинание преобразовать надо чего? Человека! Любой может этот ветер маны преобразовывать - лучше, хуже - это второй вопрос, причем спорный. Потому и заклинания по ступеням классифицируют не по объему преобразованного волшебного ветра, а по сложности плетения, что явной привязки к объему нету. Очень это величина приблизительная. Но факт тот, что только живое существо или драгоценный камень ветер может преобразовывать. И если камень делает это за счет своей кристаллической структуры, то живые - за счет того, что можно назвать внутренней энергией. Жизненной силой, хотя она к магии жизни отношение имеет весьма опосредованное.
   О, а вот и Эмира. С Виком в обнимку! Нет, сейчас не время скандалы типа "Честь сестры" разводить. Да и дело это, в общем, не мое. Ну что я взбесился? Да она каждый день с кем-нить! Папашино наследство видать. Чем Вик хуже-то? Ладно, хуже, правда, все равно не знаю чем, но ему запомню. Душа просит. Главное не сейчас. Сейчас конспект. Ой, как руки чешутся..
   - Сестренка постой!
   Боги, да что ты смотришь так, презрительно? Да, не слишком я о тебе мнения, и не скрываю. Так ведь сама заслужила!
   - О великая, позволь же недостойному брату своему припасть к чаше твоей мудрости, испить, познав тот океан горестей, что несешь ты на своих хрупких плечах ради нас, простых смертных!
   Есть! Попал! Глаза как блюдца. Переваривает.
   - С каких это пор ты стал смерт.. Издеваешься?
   Ну, слава богам, сообразила. Пока приходит в себя, бросаю злобный взгляд на Вика. Заметил, даже сбледнул. И правильно сделал. Ох, что-то я сегодня в ударе.
   - Ни, в коем разе, незабвенная! Мира, дай конспект, короче!
   В лице её на миг проступает что-то человеческое. Неуверенность? Но я уже выхватил спеллбук из её изящных рук (стихи-с) и несусь во весь опор по коридору. Ерунда, не может быть. Тени так упали.
   Ффух, чересчур я выложился, все же. Конечно, никаких экзаменов и испытаний ближайшее время не намечается, так что обойдусь и без магии, но что-то мне уже просто нехорошо.
   Так вот, об энергии. У всех она вырабатывается, постоянно - пока живет существо, да и после смерти в некоторых случаях. А у меня и Миры нет! Да живой я живой! В гробах не сплю, детей не ем. Как и настоящие вампиры, кстати. Это только у нас в столице такой бред рассказывают, за неимением живых примеров. В пограничье, там совсем другие расклады. Там точно знают, что и света-то не всякий боится. Но я не оно, по любому, простите за каламбур.
   Вообще, считается, что все расы кроме людей не подвержены этой заразе. Вроде, чисто человеческая болезнь? Нет, просто люди заражаются наиболее легко - укус, обычно еще глоток крови кусающего - и "вуаля". Живой труп с клыками как живой.
   С эльфами все куда сложнее. Чистокровного эльфа хоть всего искусай - не поможет. Нужен целый ритуал, когда жертву долго мучают, ослабляя, потом действительно кусают несколько месяцев. Но главное, в итоге, вампир должен позволить полностью выпить себя жертве. После такой процедуры хозяин гибнет, а на свет появляется эльф-кровосос. Неудивительно, что энтузиастов не находится. Итог - такие страшилища редки, как вода в пустыне.
   А гномов и вовсе ничем не пронять, иммунны они. Но можно укусить будущую мать. Тогда заражение все же происходит, и гномы потом долго маются с малолетними вампирами. Про остальные расы сказать не могу, не интересовался. А нашу маман покусали. Пока в подгорный престол возвращалась из папенькиных загребущих лап. Вот такие мы с ней везучие. Но мы с сестренкой не просто так, мы полуэльфы! В общем, вышли из нас два недоделанных таких вампирчика. Пьем не кровь, а жизненную силу. Душу. Своей нет, как говорят. Хотя на счет души они, наверное, зря. Не тот смысл вкладывают. Есть такие мегеры, что без всякого вампиризма душу вынут, как раз ту самую. А я другой, просто чтобы колдовать мне надо кого-то слегка покушать.
   Кстати, заверну-ка я в кабак! О, "Подсолнух" подойдет. Кстати, а вы не знаете, что означает это слово? Никто не знает, даже хозяин. Загадка. Название было всегда. Очень старое заведение.
   Внутри тишина. Народу еще никого. Завсегдатаи обычно приходят ближе к вечеру, когда Волна уже висит у самого горизонта. А вот за центральным столиком наличествует Эмираниэла и Ко. В лице Вика и нескольких незнакомых хлыщей в солидных прикидах. Когда они успели только? Или это я так задумался пока шел? С Миркой флиртуют напропалую. Взгляды сальные, лапы загребущие. Рррр..
   Меня, заметили, отступать поздно, позади гордость! Чеканя шаг, иду к столу, ожигая сестренку тяжелым фирменным взглядом "мужчина в семье". Меня обычно принимают всерьез. Если Мирке досталась красота в самом лучшем её проявлении - нестандартности, то по мне эта нестандартность прошлась, как орк по пивным. Мрачноватый тип с хищными чертами вытянутого лица. Широкий в плечах и мускулистый. Волосы полосатые, глаза сиреневые. За чернокнижника и злобного некромансера принимают все, как один. Стереотипы. Иногда помогает жить, иногда мешает. Себя предпочитаю любить каким уродился, кому не нравится, могу и по морде. Тем более, что польза от этого битья явная - чтобы с человека подскачать энергии, надо его слегка побить. Как он соображать перестанет и контроль потеряет, так мое время и наступает. Еще можно во сне.
   Обычно, я организую в питейном заведении драчку. Во время оных мордобоев, можно очень даже неплохо подзарядится втихаря. Потом жертва в себя приходит, так там поди, разбери, с чего у тебя в теле слабость? Энергию кто попил или собутыльнички в толчее по кумполу приложили. Все счастливы всем весело, а те, кто против - не в курсе.
   - Что ты на меня так смотришь? - Мира заметила мой взгляд и взвилась на дыбы. Зато про конспект не вспомнит. Выдаю с тонкой издевкой:
   - Как смотрю? Обычно смотрю! Поздороваться подошел, познакомится. Это ж ты у нас всех знаешь. Со всеми контакты налажены, так сказать..
   - Хватит, братец! Не твое это дело! Моя жизнь, это моя жизнь - ты мне не указ. По крайней мере, я не так, как ты. Думаешь, я не знаю, куда ты по ночам исчезаешь? Мне это рассказать? Хочешь?
   Ой, как она взбеленилась-то! Слезы??? С чего вдруг? Ну, ухожу я по ночам, и что? У нас любить женщин запрещено? Я их, по крайней мере, каждые сутки не меняю. Что тут рассказывать?
   - О чем ты, сестренка? Я просто шел мимо. Проголодался. К чему все эти крики.
   Сгребу-ка я пока за дальний столик. Что-то не заладился разговор. Эмира ерунду какую-то несет. Не ляпнула бы чего совсем лишнего. Из семейных тайн. Не вышло из меня сегодня грозного братца. Впрочем, не за тем и шли-с.
   Ем и тяну время. Смеркается. Народ стягивается в кабак. Наступает мое время. Что бы такое выкинуть, да так, что я буду не при делах. Так, мимо шел - глядь, дураки дерутся.
   Кстати, за что я люблю данное конкретное заведение, так это за выдающуюся кухню и тот чудный момент, что здесь я еще не примелькался в качестве любителя погромов.
   Лопаю свинину с картошкой. В кружке эль, очень похожий на тот, что в баронских подвалах. Правда, в столице его называют пивом. Почему? Ума не приложу(1). Свинина хрустит зажаристой корочкой на зубах, а сам я неспешно обвожу глазами зал. Народу сегодня солидно.
   Зачем я пошел в маги, с моими-то трудностями? Тому есть несколько причин. Главная и основная - а кто б меня спросил! Барон слышать не хочет про наши ограниченные возможности. Он признал нас наследниками, и потребовал, чтобы мы обучились на магов. Мол, нам управлять поместьем после его смерти. С чего он помирать надумал? Эльфы этим не страдают. Только если поможет кто. Но папан, как барону, властелину собственного замка и полновластному хозяину огромной территории это не грозит никак. Но взбрело ему. Урод и самодур. "Учитесь как хотите, но чтоб выучились. Иначе выгоню вон". И ведь выгонит. За ним не заржавеет. А куда потом деваться? В землях Каменного Престола нам не рады, проверено. Только мать с нами и общается. Пойти нам некуда, вот и учимся. Он даже денег пожалел. Отрезает только-только на учебу. Мол, мужчина сам должен добыть себе пропитание в незнакомых местах. Можно подумать, я сюда рвался. Приходится подрабатывать, чтоб не загнутся с голоду. Иногда после драки забираю не только энергию, но и кошелек - грешен-с. Плоть слаба, жрать-с просит и гулять.
   Эмира снова ловит мой взгляд и вспыхивает, наливаясь злостью. Что-то резко бросает своим спутникам. Шушукаются. Один встает и идет в мою сторону. А вот это уже удачно! Повод сам идет в руки, главное грамотно разыграть партию.
   - Чего тебе надо, придурок? Ты проблем ищешь? Отстань от нее.
   А вот это уже борзеж и хамство. Я и смотрел-то не на них, а на будущую арену, так сказать. Случайно взгляды пересеклись. Что ж, не упустим.
   - Следи за текстом собачий выкормыш, если не хочешь жрать кости на полу. Я мирный человек. Сижу никого не трогаю. Позвать вышибал?
   - Да я тебя! Мне Эмираниэла все рассказала про тебя, ублюдок. Имей в виду, мой отец паладин Белого. Он все узнает!
   Как он её официально-то, Эмираниэла! Аж задохался от восторга. При чем здесь паладин? Он про моих баб-с что ли? Так оно паладину хоть и завидно должно быть, но дело это не подсудное! Да и знаю я их обеты! То нельзя, это нельзя. Но если, например, в походе, то вроде и можно. Или Мира ему про нашу наследственность ляпнула?! Так не в её интересах! Но даже если, то что? У нас даже настоящих вампиров терпят, если они народ на улицах не режут. Есть и такие, кто себя контролирует. Старейшие, в основном. А вот "ублюдок", это уже совсем нехорошо. Сейчас я уже и впрямь озверею. А нельзя, надо себя сдерживать, я здесь не за гладиаторскими боями.
   - Пошел вон.
   Плюю ему под ноги. Тип ведет рукой. По его плечам начинает растекаться оранжевое сияние. Волшебным зрением вижу концентрацию маны. Маг! А по одежке совсем не скажешь. Угораздило меня нарваться так неудачно, маги сейчас совсем не кстати. Решение приходит мгновенно. Хватаю хама за кафтан и швыряю в толпу. Там с ярким хлопком и огненными брызгами разряжается недооформленное заклинание. Видимо сегодня народ уже и так сильно напряжен: зал взрывается стихийной дракой всех против всех почти сразу.
   Я тихо ныряю под столик, приступаю к трапезе. Ухх.. Еще парочку. Как бы до того, с расквашенным носом дотянуться! Есть! Пора делать ноги. А то прилетит сейчас, печенкой чую. Морду разобьют, и все труды насмарку. Просачиваюсь по стеночке к выходу и выскакиваю в двери. Все!
   Вновь, силен свободен и счастлив. Стража, стража! Драка в кабаке!
   Теперь можно и домой. В голове злорадная мысль, что сестренку не тронут, но ее ухажерам должно достаться на орехи.
   Мы с Эмирой снимаем комнату на окраине. Обычно, она не появляется дома по ночам, за редким исключением. Но сегодня должен быть именно такой день - компания мальчиков любителей Эмиры на сегодня спеклась точно. А то и на пару дней вперед. Впрочем, завтра других найдет. Ладно. Проехали.
   До дома добираюсь уже совсем ночью. Зашел за продуктами на утро и просто прогулялся. Слава богам, энергии море - разорники и прочая борзая молодежь побоку. Всех убью, один останусь!
   Комнатка у нас маленькая, много ли снимешь, перебиваясь случайными заработками? Эмиры еще нет, странно. Сестренка должна уже появиться, как ни крути. Ну не могла она, сегодня, где еще остаться. Вика на моих глазах пару раз приложили, а она не из тех, что случайному спутнику раны зализывать кинется. Все-таки себя и ставить и уважать она умеет. И что с ней стало? Мы ведь были друзьями. Что-то я волнуюсь, чудно как-то даже. Я, вообще-то, ёё люблю. По-своему. Нашла бы себе кого. Зачем она так себя ведет? Самому противно плохо думать о сестре, а что еще остается? Не могу же я её одобрять! Почему она так поступает - неужели, правда, наследственность?
   Займусь-ка конспектом. Завтра показывать.
   Пишу, листаю страницы. Летит время. За полночь уже далеко. А сестры-то, все нет..
   Из-под очередного листа выпадает тонкая тетрадка. Странно, никогда не замечал такой у Миры. Открываю и читаю. Глаза круглые. Челюсть на полу. В принципе, это дневник. Вроде. Буквы скачут перед глазами: листы, листы, мысли, чувства. У неё, правда, красивый почерк. И не только он. Взгляд бежит по строчкам, я хочу остановиться - это личное. Но не могу оторваться.
  
   Я слеплю тебя из осколков неба,
   отведу туда, где еще ты не был
   Я создам для тебя город счастья
   Я зажгу тебе, милый, лето
  
   Ты увидишь, как падают звезды
   Ты услышишь, как шепчут листья
   Ты останешься самым лучшим
   Для меня, с которой ты не был
  
   Может в этом прольется горечь
   Может в этом забудется песня
   Может в этом родится море
   Мне все это не будет лестью
  
   Я запомню тебя счастливым
   В покрывале ночей бескрайних
   Я запомню себя красивой
   в океане взглядов тайных..
  
   Боги, какой я идиот! Понимаю, что главный урод в нашей семейке - это я. Ваш покорный..
   Что-то я просмотрел в своей сестре. Недопонял. Не пишут так те, кем я её называл. Не говорят. Что же все это значит, что? Почему она такая? И главное и самое важное сейчас - где она? Уже утро. Она так и не появилась. Казню себя сотней способов. Что же я наделал!
   Мира, только бы все было хорошо.
   Я найду тебя! Найду!
  
   1)Али этого не знает, но на самом деле любое пиво можно отнести к лaгеpy или элю. Лaгеp является более попyляpным нaпитком, чем эль и состaвляет подавляющую часть всего потpебляемого пивa. Собственно, по этому мы и называем его просто - "пиво", хотя, так назвать можно любой вид слабого алкоголя на основе солода. Лaгеp - более мягкий, сyхой и слaбый нaпиток. Рaзличия междy лaгеpом и элем обyсловливaются дpожжaми, использyемыми пpи бpожении и темпеpaтypой бpожения.
   Автор.
  

Глава 4. В поисках ответов

  
   Когда не тащишь ничего лишнего, любая дорога кажется не столь обременительным занятием. Ноги несли Гоара к границам Империи. Глинистые тоннели, сменились каменными пещерами. Он остановился. Провел ладонью по стене. Пальцы ощутили грубые сколы. Создателем этого тоннеля была уже не вода. Здесь чувствовались руки живых существ. Маг удовлетворенно хмыкнул. Он прошел всю территорию Сапфирового пика, чтобы добраться до древних ходов под имперскими землями. Ближе входов отыскать не удалось.
   Гномы изрыли своими шахтами и выработками всю территорию сопредельных государств. Однако, подгорный народ всячески открещивался от подобных обвинений, утверждая, что они де строго соблюдают предписанные границы. На замечания о том, что Каменный престол вовсе не имеет внятных границ, гномы отшучивались. Если шахтеры других рас натыкались на их ходы, то обнаруженное, объявлялось заброшенным и оставшимся с древнейших времен, когда никто не претендовал на спорные территории. Гномы без лишних нервов рыли себе тропку по соседству, и, в итоге, история повторялась. Таких подземных дорог просто не могло не быть - горный народ жил единым государством, несмотря на то, что не имел связей на поверхности.
   Как бы то ни было, Гоара гномы к себе не пустили. Личными контактами тот не обзавелся, а с Империей карлики были в крепкой заклятой дружбе. Теперь, наличие следов обработки на стенах мага очень радовало, ибо говорило о том, что, дай боги, он бродит третьи сутки в полной темноте не зря.
   Под территорией Империи обязана была существовать развитая инфраструктура. Здесь располагался уступ Гномьего моря, земли которого лежали на версту ниже основной поверхности Этера. Этот уступ вырастал из тела острова. Каменное полукружие широким поясом тянулось вдоль всей границы империи, мимо гор и до земель эльфов.
   Гномы, не будучи мореходами, тем не менее, наловчились использовать покрывающее уступ море. Разработали какой-то способ морских перевозок, которым маг никогда не интересовался. Слышал только, что пираты, спокойно обирающие транспорты иных рас, с гномами не связываются.
   В целом, уступ представлял собой идеальную транспортную систему для межгосударственной торговли. Единственной трудностью был спуск и подъем, но и эту проблему карлики решили, построив систему лестниц и грузовых лифтов на водном приводе. Однако, другие дороги к морю тоже должны были существовать. Более удобных водных путей сообщения в пределах разведанных территорий попросту не было, а лифты появились недавно.
   Сапфировый пик соприкасался с каким-то заливом крупного океана глубоко на юге, но об этой большой воде информация была скудной. Кроме того, имела место масса рек и речушек сбегающих с горных хребтов. Крупные же водные пути, такие как имперская Солонь, текли только с юга, из глубин острова к великому обрыву. Та же Солонь низвергалась с невероятной высоты в Гномье море. Для перевозок между государствами, тянущимися с запада на восток вдоль обрыва, большие реки не подходили.
   Гоар часто приходил любоваться водопадом пока жил в столице. Под грохот сверкающих брызг рушилась сине-зеленая бесконечность несущейся воды в пенную даль. Маг размышлял на истертых плитах гранитного парапета, нагретого светом Волны. В таких местах странные и свежие мысли будоражат даже очень занятые умы. Гоар жил уже достаточно долго, чтобы задумываться о чем-то кроме собственных планов. Чтобы понять - для достижения своих целей следует смотреть на проблему шире. Так он впервые заинтересовался Этером и законами, управляющими Миром.
   Как оказалось, информации была масса. В поисках ответов на свои вопросы маг перелопатил сотни замшелых фолиантов в библиотеках Империи. Иногда ему казалось, что нужна вечность для осмысления и отсева всей шелухи. Но, он был хорошим магом и вечность себе обеспечил давно. Тем более, ничего не значили пятнадцать лет потраченные на изыскания. Хотя, это раздражало, все-таки он был практиком, роль книжного червя тяготила.
   По этому, он сейчас не сидел в очередной библиотеке, а освежал заклинание змеиного глаза, чтобы видеть в темноте подземного царства. Закончив основное заклинание, он, поколебавшись, добавил небольшой тепловой сгусток, повесил его над плечом. Стены, подсвеченные в инфракрасном диапазоне, стали видны в деталях. На полностью магическое зрение Гоар переходить не хотел, боясь проглядеть что-нибудь важное, а зажечь свет, ему представлялось вершиной глупости. В результате получилось очень неплохое заклинание. Пообещав своей совести занести его в спеллбук, маг двинулся дальше.
   Удивляла тишина. Весь предыдущий день Гоара с гастрономическими целями преследовали разнообразнейшие твари. Подпалин, подобных той, что украшала оставшийся позади зал с навьей, появилось множество. Особой угрозы для мага его уровня зверюги не представляли, но надоесть успели страшно. Затишье, установившееся за последние сутки, тоже не утешало.
   Имеющим дело с волшебством, не обойтись без развитой фантазии. Она играла с Гоаром дурную шутку. Постоянно казалось, что кто-то пялится из тьмы боковых ходов. Выматывала нервотрепка жутко. За всю сегодняшнюю дорогу он встретил только одну особь ездового паука, вероятно дикую. Долго ломал голову, на кой пес, грибоядному пауку затягивать проход паутиной. Ничего толком не придумав, решил зверюшку не трогать. Свернул в боковой тоннель. Он-то и привел его к искусственным каменным ходам.
   Гоар шел, и страстно мечтал, чтобы этот кто-то, наконец, выскочил на дорогу, и дал спокойно себя прибить. Можно и не этого конкретного урода, любой другой тоже сгодится. Вот так, незаметно для себя, маг наткнулся на зажженный факел на стене. Обстоятельства вынудили отключиться от наполненных радостью картинок изничтожения гнусной твари.
   Сбросив инфразрение, Гоар тщательно осмотрел находку. Добротность изготовления факела и изменившаяся текстура стен убедили его в том, что он, таки, забрел на огонек к подземному народу. Наличие цепочки рун, окольцовывающих тоннель - в том, что гостям тут не рады. Все это в планы мага не входило. Не дожидаясь пока его обнаружат, Гоар отступил во тьму. Обследовал стену за поворотом, не удовлетворившись увиденным, встал на четвереньки, осмотрел пол. Найденный ручей оказался холодным и мокрым. Припомнив, что в районе факела воды уже не было, маг вернулся туда.
   Маленький серый зверек метнулся в сторону, завидев человека. Пересек рунную вязь. Никаких последствий, как в реальности, так и на уровне магических потоков не последовало. Была ли то ловушка или сигнализация - но настроено явно не против всех подряд. Говорило это об одном: тоннели не столь необитаемы, как Гоару казалось.
   Крысу он поймал - живое существо обещало сэкономить массу времени и сил, что пришлось бы потратить на плетение многоступенчатого заклинания. Обнаружив место, где искрящийся в свете факела ручеек исчезает среди камней, маг вынул свой кинжал. Начертив головоломную последовательность символов, он заключил рисунок в рамку из витых рогов. Заклинание было призвано разрушать, а значит основываться должно на Черной магии.
   Такое деление было более чем условным - всего лишь способ связать воедино стихийные составляющие. Церковь Белого стыдливо называла такие связки заклятиями баланса и пользовалась ими напропалую, когда ставила целью что-нибудь раздолбать. Стилизованное изображение Волны - символ Белого - для таких задач подходило плохо.
   Гоар направил в рисунок поток маны. Напрягся, предельно концентрируясь, перенес его на крысу. Пришпилил зверька кинжалом к полу так, чтобы тот некоторое время оставался жив. Сам проворно метнулся за угол.
   Волшебный ветер хлынул в узор, линии засветились. Судорожный писк сжигаемой изнутри крысы потонул в громовом ударе! Каменная шрапнель прозвенела по стенам! Часть пыли осталась в складках одежды Гоара, и он запустил заклятие чистки.
   В скале зияло отверстие. Невозмутимый ручеек нашел себе новую дорогу, весело щебеча водопадом, стекал в дыру. Не стремясь выяснить, кто и в каких количествах сбежится на шум, маг последовал примеру мудрой воды.
   Как и ожидалось, дыра вывела его в новый проход идущий под уклон, углом к предыдущему. Здесь, признаки цивилизации стали менее явными, под ногами захлюпало. Тихонько порадовавшись отсутствию запахов, волшебник двинулся вперед. Подобранный кинжал холодил руку. Под слоем черной воды пол не просматривался совершенно.
   Пришлось остановиться. Гоар поднес клинок к глазам, мысленно произнес заученную формулу. Добротная, приморской сосны, рукоять взметнулась стеблем, проросла в его руках. Пару минут спустя маг держал сплетенный из побегов посох с мифриловым лезвием в навершии. Идти стало удобней. По правую руку открылся просторный грот, образованный несколькими слившимися ходами. Донеслось лязганье железа. Гоар замер - в гроте шел бой.
   Закованный в металл, здоровый как лось мужик отмахивался большущей двуручной кувалдой от жутких тварей. Тоже, надо заметить, не мелких. Такая разновидность была магу неизвестна, но у мужика, явно были все шансы. Паладин белого, судя по синему кругу на плаще, он так бодро махал своей железякой, что на тварей Гоар не поставил. Полюбовавшись идиллической картинкой "Воитель истребляет силы тьмы" маг двинулся прочь. Это были не его трудности. Позади не ослабевал шум схватки. Вероятно, у монстров обнаружилось подкрепление.
   - Хотел бы я знать, как он сюда попал? - проговорил Гоар в пространство - уж явно не по пещерам во всем этом доспехе и со щитом на спине три дня корячился.
   Отвлекшись, он перестал следить за тропой и сразу поплатился за это. Нога вместо камня встретила под слоем воды пустоту! Маг с головой провалился в леденящую бездну. Почувствовал течение. По всей видимости, он угодил в основное русло подземной реки, по водам которой шлепал последний час.
   Заклятия позволяющие дышать под водой не припоминались. Неудачливый исследователь рванулся вверх, к гипотетической поверхности. Врезавшись головой в потолок и набив шишку, он обнаружил искомое. Отфыркиваясь, мокрый и злой, выполз на невидимый в темноте берег. Лег на кварцевый песок и долго с выражением выматерился. Положительным моментом стало то, что ощущение недоброго взгляда из темноты рассеялось. Видимо, охотников нырять за ним в неизвестность не было.
   Гоар запалил файрбол, потом еще один, направил их к потолку. Третий всадил в песок и запитал маной, дабы тот не рванул раньше времени. Получился отличный костер и без особых затрат.
   Грот осветился, засверкал острыми гранями кристаллов в пляске дикого огня. Эта пещера была естественной. Только в дальнем конце анфилады залов темнело круглое отверстие, чья идеальная форма говорила о возможности вмешательства разума.
   Гоар решил не пороть горячку. Снял штаны и свою длиннополую куртку-кафтан. Отлучился по личным делам и сел сушиться. Есть хотелось зверски, но мешок с запасами уплыл в неизведанную даль, а творить харч из воздуха маг не любил. Уставал обычно больше, чем насыщался, а вкус выходил - дай боже. Мысленно инициировав спеллбук специальной командой, он полюбовался на засиявший перед ним схематичный набросок книги. Её он давно сделал чисто магической сущностью, чем очень гордился. Скрупулезно записал придуманную ранее связку. Закончив, оделся, дезактивировал заклинание - снова было пора в путь.
   Обследование круглого отверстия подтвердило первоначальные предположения. Дыра оказалась выходом на винтовую лестницу ведущую вниз. Поскольку другой дороги из пещеры не было, волшебник приступил к спуску. Снова лезть в реку он не собирался.
   Ступени, вырубленные в камне, выглядели истертыми. "За водой они сюда ходят, что ли?". Лестница вывела в зал с каменными стенами и абсолютно гладким полом. Усеянный желтыми светящимися сталактитами свод отражался в нем как в зеркале. В следующее мгновение в ход пошла боевая магия.
   Весь зал покрылся рябью, словно свету преграждало дорогу гигантское мутное стекло, а из-за угла показалась грациозная драконья морда. Стекло дрогнуло и беззвучно ринулось на Гоара. Тот повел посохом, и прозрачная твердь осыпалась тысячей сверкающих осколков! Кокон света вокруг него окрасился радужными разводами. В местах, где заклинание, разминувшись с защитой, поразило стены, брызнул камень. Гоар кровожадно ухмыльнулся, предчувствуя возможность оттянуться за все сегодняшние мучения.
   - Драться будешь? - меланхолично спросил дракон на всеобщем. Прозвучало это так, что любой бы опешил.
   - А есть варианты? - осторожно поинтересовался Гоар.
   - Выбор есть всегда - озвучил глубокую мысль дракон - представимся?
   - А как же опасность для тебя стать моим рабом, если я узнаю твое имя?
   - Не в этой жизни, человек! Впрочем, тебе ничто не мешает попробовать. Меня зовут Аркстоун, можно просто Арк.
   - Хорошо, Арк, поясни свой вопрос. По-моему, ты напал первым!
   - Я!? Напал? Совсем больной? Вламывается к тебе неизвестно кто, напарывается на сигнализацию и, ни пса не разобравшись, еще права начинает качать! Житуха пошла веселее некуда, маги липовые в гости приходят.
   Гоар осмотрелся и почувствовал смущение. Не заметить охранное заклинание мог только слепой.
   - Нигде не указано, что ты здесь живешь!
   - Тебе грамоту показать может еще? - фыркнул дракон.
   - Хорошо, погорячился - Гоар умел признавать свои ошибки, что не раз помогало в жизни (мешало тоже) - Я, Гоар Мерн, маг, стихия воды.
   - Просто маг? Не Архи? Не Великий? Странно. Что-то ты слишком не прост для обычного мага.
   - А кому эти приставки нужны? Не мне, точно. Это новое поветрие, измерять силу в каких-то категориях - глупость. С кем мерятся? С баронами имперскими? Я что, умом тронулся, на преобразователь лезть? Как-то вышел из этого возраста. Лет восемьдесят уже. Так что на счет вариантов, тогда?
   - Вот я и говорю - не прост. А, варианты? Зависит от того, с чем пожаловал.
   - Вообще, мимо шел, никого не трогал. Ну, почти никого. Дорогу покажешь?
   - А тем, что я охраняю, не интересуешься?
   - Теперь интересуюсь, а что это?
   - Ну вот, количество вариантов резко сократилось - явно расстроился Арк. Красно-черная чешуя встопорщилась.
   - То есть, драться придется. Может, все же, посвятишь - ради чего?
   - Дверь в контрольный зал.
   - ?
   - В покои Богов. Правда, она не работает. Уже сто лет. Но обязательств с меня никто не снимал, да и нора здесь неплохая. Только, с едой не очень.
   - И что ты тут все это время делаешь? Кроме охраны?
   - Размышляю о внутренней красоте. О том, как непросто показать её другим и как легко потерять.
   - Мда, и не надоело?
   - Надоело, страшно - попробуй сам этим сто лет заниматься.
   - Так, завязывай и лети, кто с тебя спросит-то? Как я слышал, ни от Черного, ни от Белого давно ни слуху ни духу. Потом, сам говоришь - лавочка закрылась, дверь не работает.
   - Это верно, но как-то оно неправильно. Может, ты на эту дверь посмотришь? Вдруг, починить реально? А если починишь, тогда я тебя на всякий случай убью и съем.
   - Предложение, от которого невозможно отказаться. Показывай!
   Дракон развернулся и пополз вглубь пещеры. Длинное тело матово поблескивало в свете сталактитов. Казалось, ящер летит над зеркальной поверхностью. Гоару, чтобы не поскользнуться, пришлось активировать заклинание левитации. Так они вдвоем и долетели до выемки в дальней стене.
   - Вот оно.
   Маг аккуратно исследовал выемку.
   - Знаешь, по-моему, это просто обычная стена, я не вижу здесь даже следов магии. Что бы это ни было, оно больше не существует.
   - Что ж, это даже хорошо. Мне было бы неприятно тебя есть - неожиданно признался дракон - Получается, что мне здесь нечего делать?
   - Получается так.
   - Хорошо, тогда я полетел.
   - Куда?
   - Да так, мир посмотреть.
   - Подожди. Расскажи мне обо всем этом. Что это за жилище богов? Что ты вообще знаешь о мире и его устройстве?
   - Не думаю, что могу тебе объяснить - мне запрещено говорить на эти темы. А про мир я знаю мало. Помню только, что все время сидел в этой пещере. Еще летал в одну долинку с косулями. Ну, приходили всякие еще иногда, драться лезли.
   - А кем запрещено?
   - Не важно.
   Гоар инициировал спеллбук, краем глаза поймав уважительный взгляд дракона. Довольно улыбнулся. Пролистал несколько страниц. Показал дракону изображение массивного даже на вид черного веретена.
   - Ты не знаешь, что это?
   - Нет, но я видел такую штуку на днях. Она падала вниз, на водный уступ.
   - Знаю, сам туда направил, остановить не смог, сделал так, чтобы она не сгинула в пропасти. Теперь есть шанс до нее добраться. Вообще-то я здесь ищу то, что называют Вратами, даже думал, что это твоя дверь. Ошибся, к счастью. А на это наткнулся случайно - был очень сильный магический выброс и появился странный механизм. А главное, потоки никуда не делись - я проследил, они очень медленно набирают силу. Что-то еще должно придти в эти земли, думаю, это человек. Интуиция.
   - Любопытно, я погляжу на то, о чем ты рассказал. А сейчас полетел, я тебя еще найду, маг. Ты меня заинтересовал. Поищи ответы самостоятельно. Поверь, все можно узнать. На счет дороги и Врат, попробуй заглянуть в западный тоннель. Там был выход в очень старые пещеры.
   Дракон расправил крылья и пополз к одному из проходов.
   - Постой, ты сказал что-то насчет косуль.
   - Где-то должна быть туша, если не испортилась еще.
   Шелест крыльев и удаляющееся шуршание чешуи.
   Гоар хмыкнул. Еще раз внимательно осмотрел выемку в скале, что была, когда-то, порталом. Магии, и впрямь, почти не ощущалось. Не было и классических рун, ничего даже близко похожего. Но что-то в этой стене все-таки было не так. Смутное напряжение в воздухе, чуть смазанные линии камня. Что-то ускользающее. Маг задумался, сопоставил все ранее увиденное. Странностей набралось на замковый подвал. Решив что-то для себя, он мифриловым концом посоха изобразил на полу пентаграмму в двойном кольце, просыпал немного бурого порошка. Крупинки впитались в узор. Маг добавил еще несколько рун и, решив наведаться сюда позже, двинулся на поиски косули.
   Через пол часа, сытый и умиротворенный, он шел дальше. Кровожадные мысли развеялись, уступив массе новых впечатлений, что требовали осмысления. Неспешно бредя по коридору, маг погрузился в свои раздумья. Монотонная дорога и однообразные каменные стены в известковых потеках усыпляли.
   Дракон явно знал больше, чем говорил, а Гоар поймал себя на мысли, что абсолютно не понимает происходящего вокруг. До сих пор окружающее казалось достаточно простым и понятным. Остров - огромная гора, висящая в пространстве. Он образовался вокруг Великого Кристалла. Эти объекты - форма существования магической субстанции. Такой кристалл постоянно прокачивает сквозь себя большие объемы маны. Часть её остается в нем, увеличивая размеры. Остальное, в виде магического ветра, выбрасывается в стороны. Поглощение маны и её выброс осуществляются через разные части (грани?) кристалла. Выброс идет с острых концов.
   Фундаментальный закон гласит, что вектор тяготения всегда обращен против потока маны. Есть еще некоторые нелинейные зависимости, связанные со скоростью потока, температурой кристалла и прочим. Зона избыточного давления над островом, там где течение маны ослабевает, рассеивается ежесуточно. Этот эффект порождает Волну, горячее светящееся кольцо, постепенно расходящееся от зенита к горизонту.
   Все эти данные общеизвестны в Империи и доступны благодаря исследованиям малых кристаллов маны, притянутых к острову из пространства. Эти кристаллы тоже являются мощнейшими преобразователями магического потока. Наиболее крупные используются в качестве опорных точек баронами.
   Для стройной теории не хватало деталей, например, понимания эффекта единого подчинения кристалла, когда сильный маг мог перенастроить весь поток маны на себя и контролировать его на значительном расстоянии. Теперь, детали сыпались мешками, информация лилась рекой, но загадок становилось все больше. Мир оказывался не так прост.
   На дорогу выскочила страшила, перегородив проход. Маг узнал тварь. С чем-то подобным бился Паладин Белого. Этакий гибрид обезьяны с богомолом. Вытянутая безглазая морда, на которой не заметно даже ротового отверстия. Внешний хитиновый скелет. Угловатое поджарое тело на мощных ногах с дополнительным суставом, явно толчковым. Огромные шипы вдоль хребта. Передние лапы, оканчивающиеся саблевидными отростками, направленными вниз. Это, несмотря на то, что тварь взметнула конечности, готовясь к прыжку! Вероятно, основное оружие.
   С виду, чистый монстр, но Гоар, наученный на примере дракона, засомневался. К счастью, монстр разрешил его сомнения, плюнув откуда-то из-под хитина кислотой. Маг почувствовал себя в своей стихии и ответил ледяным лезвием. Беспорядочно вращающийся кусок льда с тонкими острыми кромками расчленил тварь. Пройдя мимо дергающихся кусков в зловонной луже, маг брезгливо отряхнул сапоги.
   Открывшийся за поворотом обширный грот все так же был полон желтых сталактитов. Поначалу, Гоар принял их за искусственные образования для освещения драконьей пещеры. Но дальнейшая дорога убедила в обратном. Светящиеся сосульки попадались на каждом шагу так, что он давно перестал пользоваться "Глазом змеи". Проведя рукой по такому светильнику, он обнаружил, что лучи испускает некая пыльца, покрывающая сосульку.
   За спиной раздался шорох. Гоар, полный нехороших предчувствий, обернулся. Твари, подобные уничтоженной, выползали из отверстий в стенах. Не задумываясь более, он швырнул в копошащуюся массу отработанное уже заклинание "Огненного вихря". Пока то набирало обороты, защиту мага успели попробовать на коготь. Испытание она выдержала. Вспыхнувшее пламя оттеснило тварей, но, к безмерному удивлению волшебника, не убило. Монстры шипели и катались по земле, пытаясь сбить огонь. Некоторым это удалось, и они вновь рванулись к нему!
   Большая часть маны в пределах досягаемости оказалась выпитой прожорливым "Вихрем" и активированной защитой. Оставшегося хватило на десяток ледяных стрел, оказавшихся более эффективными. Однако, приток уродов не ослабевал, и маг принял решение о стратегическом отступлении. Проще говоря, кинулся сломя голову в какой-то из проходов. Его посох осыпался трухой, оставив в руках знакомую шершавость рукояти кинжала. Так бежать было удобней.
   Маг несся по тоннелям, периодически метая назад простенькие заклинания. На большее не хватало времени. Из-за спины слышался недовольный визг, но погоня не отставала.
   Как назло, стены и своды слагало прочное скальное основание Острова, и расшатать их не удавалось. В этот момент, Гоар почувствовал, что бежит не один. Громыхая железом, рядом неслась туша давешнего паладина. Откуда тот выскочил, было непонятно, но тварей за спиной явно прибавилось.
   - Я вам здесь не помешал? - начал знакомство на бегу воин Белого.
   - Что вы, бегите на здоровье - выдавил из себя запыхавшийся и злой из-за увеличения числа преследователей Гоар. Лишняя компания его не радовала.
   - Мое имя.. - начал фразу паладин.
   - Так, хватит в рыцарство играться! - мгновенно перехватил инициативу маг - сейчас, добегаем до ближайшего грота... - несколько глотков воздуха.
   - Но..
   - ...молча. Твоя задача удержать зверей пока я плету заклинание. Начали!
   Беглецы вылетели на громадное открытое пространство. Паладин видимо принял правила игры. Он мгновенно выхватил из-за спины кувалду и поймал первую тварь в замахе так, что в стороны брызнула слизь и обломки хитина. Вращая тяжелую болванку в воздухе, он загородил дорогу зверью. Поток тварей разбился о стальную фигуру как о неприступный бастион. Волна нападающих схлынула. Уроды остановились и начали плеваться кислотой. Паладин перехватил свой молот одной рукой, дернул со спины щит. Прикрылся, но по характерному шипению и едкому дымку было ясно, что это полумеры.
   К счастью, Гоар тоже не терял времени. Не полагаясь на одни лишь мысленные конструкции, он чертил в воздухе свободной рукой многоцветье узоров. Завершив построение, одним мощным движением маг перечеркнул рисунок яркой линией. Вся доступная мана облаком втянулась в заклинание, став видимой и более чем осязаемой! Миллионы ледяных кристалликов огромной искрящей воронкой устремились в проход. Доспехи паладина зазвенели от ударов, мгновенно покрылись снежной коркой. Кристаллы льда облепили тварей, сделав их похожими на снеговиков. Иссеченных, но вполне злых и боеспособных! Зверюги начали отряхиваться, а паладин недоуменно повернул голову.
   - Глаза лучше закрыть! - Гоар с невозмутимой улыбкой на усталом лице шагнул вперед. Положил на плечо паладина руку и вскинул кинжал вверх.
   И в этот момент, разность потенциалов между трущимися друг о друга снежинками в удаляющемся вихре и теми, что остались на телах чудовищ, стала критической! Весь объем тоннеля озарился ослепительной сетью электрических разрядов. Они оплетали тела хищников, стекали в раскаленный до красна гранит, снова вставали огненным частоколом, яростно насыщаясь живой плотью. Выметнувшиеся из проема языки света скрестились на мифриле кинжала. Бессильно истаяли! Вслед за ними померкла и ярость остальных молний. Туши тварей осели чадными грудами углей.
   Гоар рухнул на колени и завалился на бок.
   - Одиннадцатая ступень. Я говорил, что люблю импровизировать? - глухо шепнули запекшиеся губы - Как я их? Не помогла им защита от магии.
   Он почувствовал руки паладина и расслабленно скользнул в темную неизвестность.
  

Глава 5. Тихие земли

  
   В округе царило спокойствие. Поселок на плоскогорье впереди выглядел неказисто. Данаэ, привыкшая представлять гномов только в пещерах, теперь с трудом соотносила бревенчатые избушки с их жильем. Впрочем, гор вокруг более чем достаточно. Дальние отроги Гномьего хребта, горной цепи, под которой расположена столица Каменного престола. Горы здесь еще не высокие, лесистые, далековато от хоженых троп и торговых путей. Вот и получается - и столица вроде под боком, и на отшибе при этом. Никому здешние места не нужны.
   Гончая вдохнула полной грудью полуденные ароматы хвои елей-великанов, и приступила к спуску. Вблизи поселение смотрелось солиднее. Дома прочные, сложены в два этажа из огромных бревен. Данаэ опознала мальг - раскидистые деревья с узкими мелкими листочками в пышных кронах. Древесина его очень ценилась за негорючесть и прочность. Гномы обычно использовали его для укрепления шахт, благо, росли такие деревья исключительно в горах.
   Ее появление в поселении вызвало немалый ажиотаж. Расшугивая гномью мелюзгу устроившую форменное столпотворение, эльфа вышла на центральную площадь. На лавочках вокруг колодца восседало с десяток седобородых карликов. Некоторые степенно смолили здоровущие сигары. Тонкое обоняние Лисы подсказало, что курят дедули отнюдь не только табак.
   - Здоровья желаю, почтенные - легонько склонила голову гончая, невольно подстроившись под антураж.
   - И тебе не хворать, девочка. Вон черная аж вся какая. Простыла, небось? - проговорил ближайший к ней старец.
   Данаэ смущенно посмотрела на свою кожу, не зная как ответить.
   - Да ты что, Комель, совсем старый стал? То ж ельфа черная! Оне все такие серошкурые! - развеселился его сосед.
   - Не черная, а темная поправил еще кто-то.
   - Ээ.. Почтенные.. - робко попыталась вклиниться Лиса. Обсуждение ее персоны грозило затянуться.
   - Да ведь правда твоя Вер, иди ж ты.. - как ни в чем небывало продолжил первый - да еще принцесса цельная к тому ж. Вона как колечки в волосах сверкают.
   - Та не, енто оне так победы считают! Ведьма она, тьфу, ведьмак, охотница в общем.
   - Понимал бы чего! То малые кольца, а тут.. Но и охотница тоже. Может она нам Хомячка словит?
   - Почтенные!! - отчаянно взвыла Лиса. Перебивать старших она не привыкла, но стоять так до вечера ей тоже не улыбалось. Да и с хомячками у нее были натянутые отношения, слава богам, ничего подобного она не курила.
   - Что ты орешь так? Чай, не глухие! Чего тебе, девочка? - гномы соизволили обратить на нее внимание.
   - Могу я узнать, где мне видеть достойного Гонта, кузнеца?
   - А зачем он тебе, уважаемая? - проявили бдительность старцы.
   - От брата я его, достойного Плата.
   - Не называй так этого отщепенца! Достойные только настоящие гномы, а те, кто от родных земель бежит - вовеки презренным будет!
   - Ладно, ладно - не стала настаивать эльфа. Местные хитросплетения её не очень интересовали - Так где мне найти Гонта-то?
   - Эх, все бы вам молодым просто, а подумать не хотят - проворчал тот, кого называли Комлем - В кузне он, где еще быть? Вон, погляди, дым вьется.
   Данаэ огляделась и, впрямь, обнаружила большой столб черного дыма, стелившегося по скале, к которой прилегала деревенька. Двинувшись в том направлении, она вскоре увидела большую пещеру, из коей доносился шум и частые удары. Отверстие дымохода располагалось прямо в склоне горы, на высоте нескольких ее ростов. По всей видимости, это и была кузня.
   Войдя внутрь, эльфа поняла, что именно так она представляла себе жилище типичного представителя подгорного народа. Все большое помещение, выдолбленное в теле скалы, было озарено ярким красноватым светом большой доменной печи. Стены увешаны различным инструментом и кое-где закопчены. По полу расставлена и разбросана упорядоченным хаосом масса оборудования. Все тяжеленное на вид. У стены приткнулся лежак. А в центре всего этого карнавала расположен ряд наковален и наковаленок, плюс бугрящийся мышцами гном в плотном кожаном фартуке - одна штука.
   При ее появлении крепыш повернулся. Как он мог обнаружить, что она вошла, в таком шуме Данаэ понять не смогла.
   Антрацитово-черные глаза уставились на нее. Гном был довольно высок для своего народа. Впрочем, Лиса сама не была особенно рослой, и ничего особенного не видела в том, что большинство гномов чуть ниже ее. Этот был чуть выше - ну и что?
   - Чем могу быть полезен? - раздался уверенный голос из густой черной бороды, что сотней косичек стекала под специальный шарф, прикрывающий от искр.
   "И как ему в этом всем не жарко?" - отстраненно подумала эльфа.
   - Достойный Гонт, если не ошибаюсь?
   - Именно так, с кем имею честь, высокорожденная?
   А ведь сразу все просек, знает наши обычаи. Придется представляться по всей форме.
   - Данаэ Инналариат, принцесса рода Инналариат. Гончая. Я от Плата, Гонт. Он сказал, что у вас тут какие-то неприятности. Просил помочь.
   - Лиса? Брат предупредил о тебе, последний раз, когда разговаривали! У нас колдун есть, он связь помогает держать - кузнец расцвел в улыбке - Проходи, что ты стоишь!
   При этих словах он распахнул неприметную дверцу в стене. Помещение, открывшееся за ней, являло разительный контраст с покинутым. Несколько широких круглых окон в потолке давали рассеянный свет. Теплый воздух струился от стены, которая явно подрабатывала по совместительству частью стенки домны. Резная, основательная мебель и вышитые гобелены на стенах завершали картину.
   - А я пыталась понять, как ты спишь в том пекле - высказалась, слегка выбитая из колеи контрастом, Данаэ.
   Гном уже суетился вокруг, меча на стол какие-то миски.
   - Сплю? Там? Что ты, этот топчан, если поясницу схватит, или еще чего. Ты располагайся пока, отвара пока выпей. Середина дня, видишь, работа. Жена на рынок с детьми ушла. Базарный день сегодня у людей. Далеко туда, правда, но продукты хорошие. На неделю закупается. Да и вообще, весь народ кто где. Я сейчас ополоснусь и приду.
   - А здесь и люди есть? А вроде такое тихое место.
   -Тихое!? - воскликнул Гонт, скрываясь за неприметной дверцей - Рассмешила, гончая. Это же Пограничье! Откуда ты такая взялась только?
   Лиса осталась в одиночестве. Впрочем, долго оно не продлилось. Вскоре, вновь появился посвежевший кузнец, переодетый в цивильное. Глянул на эльфу, прихлебывающую отвар.
   - Значит тихо у нас, говоришь? Как же ты шла-то? Рассказывай.
   - Как, как.. Да прямо, как границу нашу пересекла, так и шла вперед. Тишь да гладь, даже волков не видела, не то, что людей.
   - Прямо от Сапфирового пика? Тогда ясно. Это хоть и пограничье да не совсем. В тех местах ваших гончих тренируют. Какие уж тут проблемы - всю нежить давно повыбили. Ну а люди просто не ходят - боятся. А дальше, как пол пути прошла в мертвый треугольник попала - не живет почти никто. Горы там никакие, торговых путей нет. Вся торговля южнее, в обход хребта идет. На севере еще перевалы встречаются у Великого обрыва. А здесь мы первое поселение - руду хорошую в местных скалах нашли. Нежить сюда не забредает. Не забредала, раньше, то есть. Про волков ничего не скажу - хрен их знает, куда делись. Тебя напугались, может.
   Лиса пропустила сомнительный комплимент мимо ушей. Ее заинтересовало другое.
   - А теперь забредать стала что ли? В этом ваша проблема?
   - А пес ее знает. Может нежить, может тварь какая. Кто ж его разберет-то? Пропадают разумные. Кто на юг от нас двинется вдоль хребта к торговому пути, так и пропадает, с концами. Мы это Хомячком прозвали. Двенадцать разумных уже схомячил. Из них восьмерых гномов.
   - Хомячок? Ну вы даете. Я думала деды у колодца совсем укуренные. А они, значит, этого хомячка обсуждали. Ну и шутки у вас, гномов.
   - Какие шутки, в лес ходить страшно стало. Вон жену отпустил, хоть и на север, а все душа не спокойна. Хомячком-то со страху прозвали. Чтоб совсем не взвыть. Где это видано, чтобы пропал разумный и ни следа. Как в воду.
   - А на разведку кого послать? Мужики вроде есть в деревне. Силушкой гномы не обижены, оружия тоже хватает. - Данаэ выразительно кивнула в сторону кузни.
   - Так то-то и оно, что посылали. Как первые два гнома пропали, да людей четверо. Послали шестерых разобраться. Снарядили честь по чести. Я лучшее отдал. Для себя старался. Первые пропавшие, с караваном шли. Там и моего добра была доля немалая.
   Ну, пошли парни, значит, разведать и тоже сгинули. Семь ден уже ждем - никого! Схомячили видать. Теперь весь поселок дрожит, к вечеру за околицу выйти страшно.
   - И криков не слышали?
   - Нет, просто пропали и все. Говорят там с деревьями еще что-то. Только сам я не видел.
   - Да? Странно, что ж, посмотрю. А чего подмогу то не позвали, да и поверху вас, подземные, с чего понесло?
   - А кого звать? Ваши не появляются - ты у нас первая темная за двадцать лет в деревне. Говорят, замкнулись вы.
   - Просто были внутренние дела.
   - Понятно. Волшебники далеко все, те, что из путных. Паладинов здесь и подавно не встретишь. А своих позвать, или тоннелем пройти? Неспокойно что-то стало под землей. Темный буянит. Дрянь всякая по закоулкам поджидает. Не ходи, молодая еще красивая, съедят тебя там. Пропадешь. Да и здесь схомячить могут.
   - Не пропаду, скажи лучше, оружием каким разжиться можно у тебя?
   - Оружием? А что тебя интересует-то?
   - А то Плат не сообщил! Знаешь обо мне больше меня самой, наверное.
   - Сообщил, врать не буду, а все ж из первых рук оно лучше. Вдруг клиент предпочтения изменит, али еще чего.
   - Нет, все так, как есть. Для дальнего боя нужно что-то мощное, но без магии. Не могу ей пользоваться. По этому от родового лука отказалась.
   - А с ближним как?
   Лиса дернула головой за плечо - Есть. Мифрил он и есть мифрил, сам магии никакой не терпит.
   - Взглянуть дашь?
   - Смотри - Эльфа вынула клинок из ножен, положила на стол.
   Тот обошел вокруг, внимательно разглядывая, прикоснулся. Повертел в руках. Поцокал языком.
   - Ну что, с этим ясно. Плат проследил. А вот что тебе предложить я не очень представляю. Ты ведь хочешь, чтобы полноценной заменой луку было, когда стрелы деревья ломают и нежить наповал?
   - Ну, вроде того.
   - Не получится так, девонька. Лук он потому и хорош, что заменить его нечем. Вот разве только..
   - Что?
   - А скажи, девонька, как у тебя с деньгами?
   Лиса вытянула из рюкзака мешочек, развязала, молча показав Гонту.
   - Ты папенькину сокровищницу обнесла? - глаза гнома разгорелись жадным огнем - Впрочем, не мое дело. Гуляем!
   Кузнец открыл замок на очередной двери, и они очутились в оружейной. Гонт уверено повел ее по коридору между стоек. Вокруг тяжеловесно поблескивали жала и срезы разнообразной острой стали. Кое-где встречался мифрил и серебряные накладки. Свет в помещении был магическим.
   - Даже не смотри, Лиса. Это все ширпотреб, для людей ковано. Эксклюзив у меня в соседнем ряду. Да только и оттуда ничего не подходит. Дальше нам.
   Гном повел ее мимо брони и кольчуг к большому шкафу под светильником. Открыл.
   - Глянь сюда, гончая, вот оно, наше творчество. Пушки морские себе представляешь? Так вот, тут тоже самое, но компактней. Рубины истолченные да древесная мука, никакой магии кроме силы в камнях. Ахает, будь здоров, только подпали. Ну а таких эликсиров у нас полно. Вот мы и совместили.
   - Слышала я про такое, только, говорят, дальность невелика и снаряды слабые.
   - С дальностью это да, лететь-то оно летит, только за сто шагов уже в сарай не попадешь. Снаряд легкий круглый, неустойчивый. Хотели как стрелы, оперенными сделать, но получается плохо. Очень тяжело такого качества работы добиться. Дорого. Один "талант" тут предложил резьбу в стволе пустить, пусть, мол, снаряды в воздухе крутятся, тогда и лететь точнее будут. И сделал таки, не смогли отговорить.
   - И как?
   - Да никак - говорили ему, нельзя, чтоб вращалось, то ж не мифрил. Его на пули не напасешься, да и серебряные не дешевы. Потом мифрил, мифрилом, но такой пуле и вес нужен. Иначе без толку. Вот и получилось - стрельнул он, снаряд закрутился, в магический поток попал. Сердечник и среагировал в серебре. Две избы снесло, а самого его потом неделю по округе собирали для похорон. Не дали горы ума...
   - Мда..
   - Ладно, заговорился я что-то. Вот, получай свое спецсредство. Моя эксклюзивная разработка. Как раз с оперением.
   Лиса с сомнением поглядела на оружие. Этакая бесформенная груда металла. Короткий и толстый сдвоенный ствол. За ним механизм зарядки. Руку на рукояти прикрывает пара металлических щитков. Стволы сбалансированы так, что идут параллельно центральной оси оружия.
   - Как из этого целиться? Второй ствол ниже моего кулака по-моему.
   - А ты ориентируйся по верхнему, они все равно одновременно стреляют. Магазин на два выстрела по два патрона. При первом спуске курка просто срабатывают бойки, при втором коробка магазина перебрасывается качельным механизмом из крайнего левого положения в крайнее правое. При этом под бойки попадают патроны из второго гнезда, а гильзы из первого выбрасываются. После выстрела можно на лету дозарядить. При следующем качании магазина, процедура повторяется, но для зарядки необходимо довернуть руку. Если спуск происходит в холостую, магазин встает на задержку. Два патрона пальцами удержать прямо сумеешь?
   Гном сунул её в руки пару матовых картонных цилиндров с металлическим донышком. Каждый толщиной в рукоять меча.
   - Это патроны?! Гонт, ты свинтил эту штуку с брига? Что там за снаряды внутри?!
   - Там мелкие серебряные стрелки. По 15 штук в каждом. Такие могу сделать только я - они очень хорошо летят. Но подойдет и обычная серебряная дробь. С дробью патронов тебе любой гном наделает! Как тебе оружие? Сама просила, помощнее! Это тебе не обычный пистоль-револьвер, из которого трактирщика не завалишь. Такой и магическую защиту иную пробьет.
   - Магическую? Ну-ну! Ври да не завирайся, просто броню взяло бы дай боги.
   - Возьмет, я сделал стволы из мифрила и положил очень много порошка. Сам стрелять боюсь.
   - Так ты это даже не испытывал?!
   Гном обижено заворчал - Я кузнец а не воин, это коллекционный экземпляр! "Осквернитель" называется! Лучшее тебе от сердца отрываю. Только ради родного брата. А ты еще нос воротишь, неблагодарная. - он аж прослезился.
   Данаэ стало стыдно. Слегка. Глубоко в душе.
   - Ну, если магии точно никакой, то пошли, испытаем.
   - Магии нет, есть потоки. - Гном направился к проему в стене. Эльфа последовала за ним.
   - Что за потоки? - рискнула Лиса, почуяв интересную тему.
   Они оказались в небольшом внутреннем дворике. Выемка в скале, отгороженная от остального мира частоколом была полигоном. Об этом свидетельствовали многочисленные чучела, мишени и столбы, вкопанные на её территории.
   - Как, ты и того не знаешь? Чему вас там учат?
   - Да я магией не владею, вот и пропустила! На кой оно мне?
   - Вот затем, чтобы потом глупых вопросов не задавать! И не помереть в один прекрасный день от собственной глупости. Как это тебе попроще объяснить? Вот смотри, есть четыре ступени состояния вещества.
   Первое: Мана - это то, что окружает нас и существует везде. Ее перекачивает великий кристалл, порождая магический ветер.
   Второе: Магический поток. Это направленная мана с упорядоченной структурой. Такие потоки возникают при продувании ветром разных препятствий или сталкиваясь с энергией живых существ. Например, рубин превращает магический ветер в поток стихии огня. Это еще не само пламя, но легко может стать им. Такими потоками пронизан весь мир, ты должна уметь видеть их. Они слабо взаимодействуют с веществом.
   Третье: Магическое вещество - овеществленный поток. Оно обладает большинством свойств обычного вещества, но с какими-то особенностями. Возникает под воздействием заклинаний. Причем под таким веществом понимается все что угодно, включая жизнь, свет, время. При сильной концентрации потоков, или их вибрации переход может быть спонтанен. Пример - источник небесного света - Волна и эффекты вроде вращения в потоке.
   Четвертое, это истинное вещество. Из отличий третьего и четвертого могу привести лишь то что, некоторые истинные вещества не могут быть созданы магически, те же мифрил и серебро. Еще, твое тело конфликтует с третьим, но совершенно спокойно относится к четвертому. Запомни это хорошенько. А теперь к делу! - гном выволок к центру утоптанной площадки круглый щит.
   - Гонт, уже темнеет. Может, отложим?
   - В самый раз, я сейчас факелы зажгу! Мишеней еще принесу. У меня жена вернулась, ужином пока займется.
   Кузнец исчез в арке прохода. Лису обступила тишина. Волна ушла за горизонт, оставив лишь величественное сияние у края земли. По небу плыли редкие облака. Сгустившиеся до черноты тени мягко поползли из незаметных глазу углов. Потянуло холодком. Эльфа вздрогнула. Ей, в какой-то момент, почудилось осторожное шевеление у частокола. Даже не движение, просто некое хищное ожидание в напряжении долгих секунд перед броском. Снова повеяло холодом. В этих сумерках нелегко приходилось даже глазам темного эльфа. Лисе никак не удавалось разглядеть происходящее. Какой-то бесформенный ком, или просто очередной деревянный щит? Смеживать веки, не зная можно ли это увидеть в магическом зрении, ей не хотелось. Смутное шестое чувство заголосило об угрозе.
   И тут на "щите" вспыхнули потусторонним фиолетовым, глаза. Ни радужки, ни белков, только узкие светящиеся щели. В следующий миг они налились алым, чудовище прыгнуло. Лиса почти рефлекторно зажмурилась. Дернулась в сторону, вскидывая "осквернитель". Увидела мутное черное облако, летящее ей в лицо, и выжала курок.
   Оружие было непривычным настолько, насколько это вообще возможно. Данаэ не доводилось стрелять из пистолей еще никогда. Она нарушила все мыслимые инструкции по прицеливанию и удержанию оружия. Она просто не могла попасть! Она и не попала бы. Но попал "осквернитель"! От роя из десятков серебряных пчел невозможно было увернуться на таком расстоянии. Они тупо насытили все возможные траектории своими блестящими телами.
   Отдача навалилась жуткой тяжестью на руку. Лишь укрепленные магией кости спасли от эльфь переломов. Гончую бросило на спину. Она сгруппировалась в полете, воспользовавшись заторможенным временем, извернулась. Распахнула глаза, рухнув на полусогнутые ноги, и смогла пронаблюдать финальный аккорд нападения. Тень швырнуло назад. Та врезалась в частокол так, что затрещали прочные бревна. Брызнули щепки от разбитых чучел на траектории полета стрелок. Визг рикошетов заслонил вой нежити. Длинные драные раны на её теле протекли фиолетовым туманом. Чудовище сжалось в комок и сигануло за забор, в темноту наступающей ночи.
   Кинутся вслед прямо сейчас, Лисе просто не хватило душевных сил. Слишком уж все вышло неожиданно.
   Прибежавший на шум Гонт застал её с мечами наголо. Она стояла, глядя в ночь. Кончики сабель подрагивали от напряжения. Осквернитель валялся рядом в пыли. Гном аккуратно поднял его. Щелкнул магазином, освобождая отработанные гильзы.
   - Решила испытать без меня?
   - Тут что-то было, гном. Надо будить поселок. Беда. - в голосе гончей сквозило неестественное спокойствие.
   Кузнец прошел по двору, осмотрел потеки на частоколе и следы когтей. Повернулся, и кинулся к дверям. Данаэ закинула сабли за спину и двинулась за ним. Догнала, положила на плечо руку.
   - Гонт, "осквернитель". Я его покупаю.
   Через полчаса поселок бурлил как варево в горшке нерадивой ведьмы. Встревоженные гномы с факелами толпами обследовали поселок. В руках злых полуодетых посельчан поблескивали кирки и молоты. Народное ополчение.
   Нежить обнаружить не удалось. Лиса так и не смогла определить её видовую принадлежность, но неживым это было точно. Об этом говорил сиреневый туман, застывший пятнами на частоколе Гонта.
   Удалось обнаружить другое. Этой ночью поселок недосчитался еще трех человек.
   Ставни в одном из окон соседей кузнеца оказались выломаны. Внутри все было залито кровью растерзанного хозяина. Его жена и дочь пропали бесследно.
   "Какой нежити нужно столько жертв за один присест?" Гончая терялась в догадках. Обычно, такие насыщались быстро. Если у монстра имеются мозги, то он может делать запасы. О подобном косвенно свидетельствовало отсутствие двух тел. Однако, все равно не складывалось. "Зачем было нападать еще и на нее? Тварь была не голодна, у нее уже была добыча". Смысл действий нежити ускользал. Это нервировало.
   Взяв себя в руки, эльфа решила плотно заняться этим вопросом завтра.
  
  

Глава 6. Преследуя по пятам

   Утро застало Лису на полигоне Гонта. Весь остаток ночи они с гномом отрабатывали стрельбу из осквернителя. Тренированная эльфь быстро освоила приемы, научилась распределять отдачу, перезаряжать и стрелять в движении. Благо точность, с учетом особенностей ее новой игрушки, не играла решающей роли. Когда результаты стали удовлетворительными, кузнец махнул рукой, хватит мол.
   Он вынес из кладовой длинный кожаный патронташ.
   - Бери, здесь тебе хватит надолго.
   - Это как дела пойдут, почтенный. Кстати, старейшины у колодца вчера устроили мне разнос, когда я так назвала твоего брата. Это серьезно?
   - Плата? Почтенным? При них? Рассмешила. Для них это очень серьезно. Еще лет двадцать назад существовал эдикт Каменного Престола, мол смена сюзерена для гнома - предательство и подсудное дело. Боялись власть предержащие, что набежит в чужие земли нашего брата, да и начнут там оружие ковать не хуже гномьего.
   - И что в итоге?
   - Да ничего, чушь все это! Много ли гномов в здравом уме из родных гор побежит? Пока у нас смута была еще уходили, а как совет старейшин собрали снова, так и получилось, что дома дел по горло. Все кто на поселение уходил только из-за этого эдикта с места и снимались. Не любят у нас таких запретов. Вот Совет да Горн Властитель эту дурь и отменили. Ну а брат мой еще в смуту к вам подался, да так и прижился - что, хозяйство бросать? Ну а старикам разве объяснишь? Так презренным и клеймят, даже на меня кое-кто косо смотрит.
   - Понятно. Учту. Мне пора, Гонт.
   Он и прошли сквозь кладовые к жилищу кузнеца. По дороге Лиса задержалась у стоек с оружием, которое кузнец назвал эксклюзивным. Её внимание привлек тяжелый осадный арбалет. Уловив её интерес Гном, как истинное дитя своего народа, кинулся нахваливать товар.
   - Раскладной, дуги из специальной стали! На тысячу шагов бьет рыцаря в доспехе! Заряжать воротом удобно даже лежа! Болты к нему недорого отдам!
   Данаэ повертела вещь в руках.
   - Нет, кузнец, он слишком тяжел для моей работы. С такой штукой на спине не поскачешь. Возможно, он пригодится мне в будущем, но не сегодня.
   - Что ж, гончая, выбор твой, - лукаво улыбнулся гном - но я придержу его для тебя. В жизни все может пригодиться. Ты только дай знать, а за доставкой дело не заржавеет.
   Лиса тепло попрощалась с Гонтом и его семьей. Эти гномы тронули её своим немудреным радушием. Кузнец очень неплохо нажился на лисином визите, но вел себя с ней не как с покупателем, а как с другом. Она глубоко оценила это.
   На прощание гном порекомендовал завернуть к местному колдуну.
   Лиса вышла из дверей кузни, вновь с наслаждением втянула в себя густой как хвойный кисель воздух местных гор.
   Колдун жил чуть ли не в центре поселка. Редкостная терпимость у местного народца. Уже не сопровождаемая былым фурором, эльфа добралась до хибары местечкового Мерлина. По пути учтиво поклонилась колодезным старцам. Они, казалось, так и не сдвинулись с места со вчерашнего дня. Если бы не ночной переполох, то Данаэ в этом даже не усомнилась.
   В жилище колдуна пахло травами и алхимией. Это все же не истинный маг, мало что может сам по себе, зато в зельях и ядах ему нет равных. Колдуна звали Рудольфом. Оказалось, что он вовсе не гном, а гоблин. Старый скрюченный, явно был шаманом в каком-то их племени. Лиса поморщилась от кольнувшего её неприятного воспоминания. Пещерные троглодиты в её персональном списке занимали не последнюю ступеньку. Впрочем, шаман был совсем другой разновидностью и людоедскими наклонностями не страдал. На данный момент, по крайней мере.
   - Что надоть-то? А, ельфа?
   Лиса посмотрела в блестящие глазенки с пляшущими в темной глубине чертями. Уловила насмешку. Довольная собой, хищно сузила зрачки, быстро наклонившись к гоблину. Сверкнула клыками.
   - А то ты не знаешш...
   Шаман вздрогнул, но мгновенно взял себя в руки. Впрочем, придуриваться он перестал, что Лису вполне устроило.
   - Про тварь спросить хочешь, гончая? Про Хомячка?
   - Как получилось, что оно тут расхаживает? Ты обереги ставил?
   - Ставил, да только не моим оберегам с той тьмой тягаться. И тебе с ней не справится, гончая, как меня здесь не стращай. Магии-то в тебе ни на грош!
   - А тебе-то что за радость с того? Обереги его на хромой виверне облетели, народ в деревне как картошку жрут, а он в восторге. Может мне этот вопрос с жителями обсудить?
   - Не кипятись, темная. Не прав я, да. Это во мне старые привычки играют. Довелось в свое время... Помогу чем смогу. Не знаю я что это, только не просто тут все. Я мож и не маг эльфийский, а соображение имею. Мимо моих сторожей так просто не пройдешь, будь ты хоть демоном костей. Уж шум они бы точно подняли. Нет, эльфа, магия тут черная постаралась. Чернокнижник у нас тут видать завелся. Ну да вы темные в таком разбираться должны будь здоров! Хе Хе!
   - Чернокнижник? Ты бы это видел! Представить, что оно еще и книги читать может, у меня никак не получается. Но учту. На том спасибо.
   Эльфа направилась к выходу.
   - Эй, гончая, постой! - Гоблин догнал Лису, сунул ей в руки пару кожаных мешочков. - Ты зла не держи на старого. Возьми. Мазь целебная. Как знать, где пригодится.
   Данаэ, с её татуировкой мазь нужна была как волку шишки, но дар она приняла. Старый шаман и впрямь хотел помочь.
   Не тратя более времени, эльфа двинулась на север. Побродив по окраинам деревни, она, с помощью магического зрения, быстро взяла след. Четко различимые фиолетовые струи туманным клубком уходили в лес. Дело обещало быть простым. Впрочем, подойдя ближе к опушке, Лиса засомневалась в своих первоначальных выводах. Уж больно гнетущее впечатление производила эта чаща.
   Хмурые еловые стога охватывали своими ветвями землю, затягивали в себя свет Волны без остатка. Яркий день под сенью первых деревьев сменился промозглым сумраком. Даже мальг, чьи кроны возвышались над зеленым морем словно острова, блестел серебром своих листочков тускло, в пол силы.
   Отсутствие комарья Лису почему-то совершенно не обрадовало. Оторвавшись от изучения следов она осмотрелась обычным способом. Еловая лапа мягко легла в руку. Эльфа помяла хвою в пальцах. Ветвь выглядела больной. Иглы, казалось, местами покрыты бурой накипью. Зелень сменялась коричневыми пятнами. Приглядевшись Данаэ поняла, что таков весь окружающий лес. Деревья разъедала непонятная проказа.
   Гончая двинулась дальше. Минут через десять она наткнулась на первый скелет. Нет не животного. Все того же дерева. Но по-другому назвать это у нее не поворачивался язык. Когда-то могучий и гордый ствол мальга теперь стоял голый, лишенный даже коры. В страшных следах когтей запеклось скрытое от беспощадного света фиолетовое марево. Темное и сиреневое опутывало ствол, возносясь к вершине тугими спиралями. Нити тьмы казались липкой паутиной охватившей всю крону. Они слегка шевелились складывая странные и отвратительные символы. Словно корявые туманные паучки с сиреневым брюшком копошились на ветвях. Лису передернуло, и она открыла глаза, только сейчас сообразив, что видит магическую суть происходящего. В реальности эту странную игру теней выдавали лишь руны, вырезанные в теле мальга.
   Дальше, таких деревьев-жертв темного искусства стало больше. Черные нити уже перекидывались на соседние ели и подлесок, создавая пелену, но источником их, средоточием, оставались истерзанные мальги-скелеты. Побродив от одного замученного дерева к другому, эльфа почувствовала некую систему. Вернулась немного назад, прошла в другом направлении. Даже залезла на одну из елок. Абсолютно точно! Великаны погибли не просто так, в их расположении читался некий узор. Высшая некромантия была на лицо.
   Уже не обращая внимания на расплывшийся меж стволов след, Данаэ рысью кинулась к возможному центру этого безобразия. Вскоре перед ней предстал громадный скальный выступ. Покрытый у подножия мхом и деревьями подлеска, он гранитным валом возносился дальше верхушек елей.
   Сделав круг, Лиса обнаружила небольшую поляну перед пещерой. Центр узора приходился на скалу. Если до этого гончая предполагала, что ей придется скакать горным козлом, чтобы добраться до вершины, то теперь пещера виделась лучшим вариантом.
   Зев пещеры был довольно широк и мрачен, как все в этом мерзком лесу. Лиса уже тихо ненавидела это место. Мертвая природа, молчащие птицы, гниль и тьма. Что может быть хуже?
   Потянув из специальной плечевой кобуры гномий пистоль, лиса двинулась внутрь. Чуткие ноздри уловили сладковатый запашок. Он сочился откуда-то из глубины, где слышалось шумное ворчанье. Со стены на Данаэ глянул нарисованный тигр. Морда лучилась любопытством.
   И тут, из сумрака на Лису надвинулось громадное, шерстяное и склизкое. Она отпрыгнула, развернулась и выскочила из пещеры. Принимать бой в узком тоннеле с неизвестным противником было неразумно. Скрывшись под защитой ближайших деревьев, эльфа оглянулась.
   Из пещеры выбралось косматое чудище. Большое, в три Лисиных роста существо опиралось на короткие задние ноги. Непропорционально большие плечи и голову поддерживали передние толстые руки-лапы с тремя гигантскими когтями каждая. Тяжело поводив лобастой башкой, зверь принюхался и замер. Назад, в пещеру он явно не торопился.
   Данаэ узнала чудище. Обыкновенный горный бегемот, не старый, если судить по черно-серому цвету шерсти. Гномы используют таких в качестве боевых зверей. Подобный монстр с наездником на спине страшный враг, но в диком мире они не самые агрессивные существа, если их не беспокоить.
   "Неужели я ошиблась? Этот зверь никакого отношения к магии не имеет. А мимо него невозможно пробраться в пещеру. Видимо, придется лезть наверх".
   Руководствуясь такими соображениями, Лиса уже развернулась, чтобы двинутся на поиски удобного подъема. Но что-то вдруг кольнуло в сердце.
   Эльфа задумчиво посмотрела на свои пальцы, вымазанные в непонятной гадости. Бегемоты довольно чистоплотны. Потом этот запах. И тигр! Краски довольно свежие для наскальной живописи. Откуда ему взяться там? Лиса присела на одно колено, вытерла ладонь о хвойную подстилку. Положила руку на рукоять сабли. И резким слитным движением с разворота вспорола воздух у себя за спиной! Клинок свистнул, рассекая темные нити, перерубил ствол молодой сосенки. Эльфе показалось, что под мифрильным лезвием раздалось само пространство, словно по плохой картине чиркнули ножом!
   В отрывшийся разрез хлынул свет! Он был яркий утренний, уже не тоскливый сумрак мертвой рощи. Как бы повинуясь воле, непреодолимой силе этого света, невидимая ткань затрещала, поползла по швам. Иллюзия стекла вниз, обнажая истинный облик поляны.
   Исчезла трава, сменившись утоптанной глиной. Отступила в глубь леса злая паутина. Зев пещеры стал створом заброшенной шахты. Зверь на поляне изменился тоже.
   Когда-то оно действительно было бегемотом. И много чем еще. Сшитое из сотни кусков, почти бесформенное и сочащееся трупным ядом, существо взвыло и задымилось под лучами Волны. Распадающийся на куски, смрадный кадавр заметался по поляне. Мощные когти сокрушили подлесок! Нежить попыталась скрыться в лесу, начисто забыв про пещеру. Врядли оно могло чувствовать боль по настоящему, но свет причинял мучения.
   Осквернитель в руках гончей дважды плюнул огнем. Под градом серебряных стрелок голова и плечи кадавра разлетелись на ошметки! Ослепленное и потерявшее устойчивость страшилище рухнуло на землю, забилось в агонии, разбрызгивая вокруг клочья фиолетового марева. Начало тлеть. Серебро и свет разъедали тварь лучше любой алхимической дряни. Через несколько минут все было кончено.
   Эльфа осмотрела расползающиеся на глазах останки. Кроме собственно бегемота и пары лосей на создание монстра пошли и части разумных. Гномов ли, людей, уже было не понять. Аккуратно выловив из тухлой лужи стрелки, она завернула их в какую то чистую тряпицу. Передернувшись от отвращения, сунула найденное в рюкзак. Серебро было слишком дорого, чтобы разбрасываться им просто так.
   Закончив все неприятные процедуры, и тщательно вытерев в очередной раз руки, Данаэ вернулась в шахту.
   Теперь тигр подмигивал ей, явно взбираясь на какую-то гору. Гномы-шахтеры (а кто же еще в такой Тмутаракани) украсили свой забой таким необычным способом. Морда у тигра была глумливая.
   Проигнорировав тигриную ухмылку, Лиса двинулась вперед.
   То, что она убила снаружи, явно не могло устроить весь этот бедлам вокруг. Это был простой, совершенно безмозглый зомби, хоть и очень оригинально изготовленный. В деревне резвилось тоже явно не оно. Не совпадали размеры, да и амулеты Рудольфа справились бы с такой дрянью шутя. Магию рун и предметов не стоит недооценивать.
   Штольня была не велика и почти сразу вывела её к развилке. Свет из тоннеля у неё за спиной развеивал сумрак небольшого зала на перекрестке двух шахт.
   На полу ржавые остатки рельс. Гномы вывозили добытую руду вагонетками. А в центре зала коптят плошки с темным маслом. Сочится красноватым маревом узор. Возникает ощущение, что линии проплавлены в полу и теперь светятся, кровя раскаленным камнем. Магический вихрь течет по залу. Воронка тянется к узору, наполняя его мощью.
   Лиса с содроганием поняла, что весь мерзкий лес - одно большое заклинание. Оно пьет жизни деревьев, набирая силу. Он собрал уже очень, очень много. Жизнь и смерть - две стороны одной медали. Они легко превращаются друг в друга. Здесь неизвестный некромант воспользовался этой особенностью сполна. Красное облако над малым узором бурлит. Перемешиваясь, складывается из размытых и четких линий фигура. Нет, предмет. Она приблизилась.
   Над рунами в скале трепещет изображение алтаря. Почти как настоящий, но сложен из кровавого тумана. Данаэ протягивает руку. Смешок.
   - Не трудись эльфийка. Он еще не настоящий. Пока. Но твоей крови должно хватить!
   Проем шахты за её спиной загораживает фигура. Подробностей не разглядеть, их скрадывает светлое пятно выхода. Голос женский, вполне обычный.
   Некромантша шагает вперед, становясь не просто тенью. Скрип когтей по камню выдает, что они здесь не одни. Из боковых проемов показываются голые лысые существа. Мертвенная кожа обтягивает костяки. Звериные зубы в пастях на человеческих лицах. Звериный голод в мертвых глазах. Упыри. Те, трое людей, что пропали.
   - Познакомься с моей личной гвардией эльфийка. С этими людьми все так просто. Стоит их выпить и они умирают. Приходят ко мне на службу.
   Лиса смотрит на несчастных, потом на ту, что говорит.
   - Ты зло, я вижу. Но я не паладин, мне нет до этого дела, пока ты держишь себя в руках. Зачем это все? Ты сама была человеком, вампир. Ты не жива, но ты и не мертва как эти.- Клинки уже в руках, острия обводят зал с замершими фигурами. - Это тебя я видела в деревне. Ты можешь мыслить. Столько тьмы столько смерти? Какова цель?
   - Ты помещала мне - темные размытые нити, куда толще тех, что в лесу, словно плащ струятся за спиной нежити, обнимают ее тело. Глаза - сиреневое сияние. Из-за плеч торчат четыре длинные паучьи лапы. Каждая оканчивается раздвоенным когтем. Рука проводит по шрамам на животе. - Ты причинила мне боль, ты чуть не убила меня своим серебром.
   - Где гномы, которых ты похитила ночью?
   - Тот, кто сделал меня такой, он не дал попробовать своей крови. Не стал хозяином, не позволил обрести силу. Я была почти как эти упыри, если бы я умерла до превращения, то могла стать такой же. Но я победила, я стала сильнее. Магия изменила меня. Теперь серебро и Волна не столь страшны. Но мои раны! Я нуждалась в еде. Гномья кровь, я пила эту гадость. И все благодаря тебе.
   - Сочувствую. Где они, ты убила их?
   - Я выпила. Они нужны были мне для ритуала. Теперь их нет, но есть ты. Твоей крови хватит.
   - Ты действительно такая тупая?
   - Хватит! Обязательно хватит! - твари бросились на Данаэ.
   Эльфа закрыла глаза, отдавая себя бою. Безжалостная лапа гоаровой магии ухватила мир. Когда она разжалась секунду спустя, за спиной гончей на землю рухнули куски трех упырей. Одно из тел залило трупной кровью узор на полу. Тонко выверенное заклинание на такой поворот было явно не рассчитано.
   Зазвенели обрываясь невидимые струны гармонии. В шахте потемнело. Узор больше не поглощал поток, и его энергия резко возросла. Начался спонтанный выброс. В шахты пришла смерть. Вампирша прекратила баюкать обмороженную суставчатую лапу. Кинулась вон.
   В зале вспыхнуло пламя с перьями чернее ночи. Данаэ решила последовать примеру нежити. Они вырвались из плена шахты почти одновременно. Темный язык лениво плеснул за ними. Но не достал и утянулся, ветвясь, в лес. Послышались оглушительные хлопки. Это лопались стволы мертвых мальгов. Черная пелена взлетела над вершинами деревьев. Колыхнулась в бессильной злобе и рухнула на камни. Сжала и перекрутила скальный выступ. Ушла вниз.
   От нагромождения гранита остался только проем шахты. Остальная скала стала ямой заполненной черным туманом. Тигр на стене насторожено смотрит в непроглядь окруженного каменными ресницами ока тьмы. Безмолвный часовой проклятого отныне места. Что варится в этом котле, какая мерзость рождается там? Кто знает? Кто пойдет теперь в этот лес?
   - Ты все испортила, все! Посмотри сколько моего труда! Я нашла тихое место, я нашла жертвы! И все зря! Из-за какой-то жалкой эльфийки, демонова отродья. Ненавижу.
   - Забыла сказать про трудное детство!
   Веер метательных звезд блеснул в воздухе. Вампирша страшно изогнулась, попыталась уклониться. Из пепла и пыли над головой гончей соткался шипастый таран. Ухнул вниз и разбился о скрещенный мифрил. Там, где осела оставшаяся пыль, задымилась земля.
   Сверкающие диски нашли свою цель. Вампирша взвыла, вырывая с мясом раскаленное серебро.
   Щупальце тьмы выстрелило в Лису. Та увернулась, прыгнула на чернокнижницу. Некромантша сжала в кулак кулон на своей шее.
   - Мое имя Кирани, запомни эльфийка. Я приду за тобой.
   Кулон вспыхнул у нее в кулаке. Вампирша отступила в возникший портал.
   Лиса замедлила время и, сжавшись в комок, успела влететь в закрывающуюся щель.
   Тело скрутило судорогой. Мир взорвался перед глазами морем искр.
  
   Лиса лежала на лугу. Вокруг все заливали лучи Волны. Пение птиц и стрекот кузнечиков. Как дурманно пахнет прогретая трава. Как тяжело разлепить полусомкнутые веки. Шум ветра в листве убаюкивает. Стоп! Ветер? Трава и листья? Где я? И где нежить?
   Гончая вскочила на ноги. Вокруг не примятое разнотравье. Неподалеку шелестит дубовая роща. Звенит родник. Данаэ осмотрела себя. Все цело, лишь только плащ остался на месте драки. Не успела подобрать. На боку саднит и чешется царапина. Еще та, что от меча Лорда Огня. Странно, она уже и позабыть про нее успела.
   В голове всплыли подробности произошедшего вчера. Вчера ли? Нежити нигде нет. Волна еще в самом центре небосклона. Позднее утро. Эльфа напилась студеной воды и двинулась вдоль опушки.
   Вскоре обнаружилась дорога. Даже целый тракт, вымощенный камнем. На обочине столбик - "1 лига". Это не Пограничье. Там такого не найдешь. В лигах считают в Империи и считают от главной площади столицы. "Получается я в центре Империи?"
   Данаэ поразмыслила, и решив разбираться с проблемами по мере их поступления двинулась в Солл. Благо, указатель ошибиться не давал.
   Через час она добралась до городских ворот. Те оказались открыты, но стражники заступили ей дорогу. На лицах читалось удивление.
   - Кто такая? Что здесь делаешь?
   Лиса вскинула бровь - Иду. По тракту. В город. Что нельзя?
   - Да нет, можно, смутился охранник, только.. Только как ты попала на Западный тракт?
   - А чем он особенный? Дорога и дорога. Народу мало вот разве, пустынно.
   - Давненько тут таких как ты не видели. С чем пожаловала?
   - В город хочу попасть.
   - Какая быстрая. Вещи к досмотру предъяви. И мечи свои сдай.
   Напарник что-то шепнул говорящему на ухо. Тот только отмахнулся.
   - Давай, давай. Или катись отсюда.
   - С какой стати?
   Лиса двинулась вперед.
   - Очень сомневаюсь, что дворянин должен тебе хоть что-то! Но если ты такой смелый, то подойди и возьми.
   - Дворянин? Не вижу здесь дворян, только наглую темную. И без тебя в городе бед хватает. Пошла про...х..
   Стражник осекся, обнаружив, что рука его больше не удерживает копье, а на горле замерли когти, от которых тянет смертным холодом. Его напарник счел за лучшее не изображать героя и кинулся за подмогой.
   Лису окружили стражники. Острия копий нацелились на её грудь. Впечатления это на гончую не произвело ровным счетом никакого. Удерживаемый стражник начал тихо зеленеть от страха. Окружающие тоже занервничали, припоминая недобрые слухи о темных эльфах.
   В этот момент кольцо стражи разомкнулось, пропустив внутрь усатого человека в кольчуге. Тот осмотрел эльфь. Хмыкнул, оценив расклад.
   - Леди, я начальник стражи западных ворот. Рант Агар к вашим услугам. Я думаю, произошло недоразумение. Возможно, мы могли бы обсудить возникшие разногласия в менее напряженной обстановке, если вы конечно отпустите моего человека. - И, уловив недовольный прищур золотых глаз - Я приношу свои извинения, за возможное оскорбление.
   Отпущенный стражник рухнул в пыль. Ноги его не держали.
   - Извинения приняты. Я Данаэ Инналариат. Гончая. В город по делу.
   Рант ожег взглядом своих подчиненных. - С глаз моих!
   - Могу я узнать о цели вашего визита, благородная? Не поймите меня превратно, но западный тракт пустует в это время года. Мои люди устали торчать здесь на жаре, а в городе в последнюю неделю пропадают разумные. Стража на взводе, нас можно понять. Вы достаточно необычный посетитель.
   - Я преследую вампира, Рант. Возможно, он проник в город. Может, с этим связаны ваши трудности?
   - Вампир? Не думаю. В городе есть высшие вампиры. Они разобрались бы со своим отступником.
   - Не все так просто, Рант.
   - Что же, это ваше дело, благородная Инналариат. Если хотите попасть в город, придется заплатить входную пошлину и опечатать ваши клинки. Это распространяется даже на дворян. Кроме того - добавил он, усмехаясь - я сильно сомневаюсь, что это осложнит вам задачу.
   - Если это необходимо, то опечатывайте. Что касается пошлины, то местных денег у меня нет. - Данаэ вытащила из кармашка на поясе изумруд. - Это подойдет? Можно без сдачи.
   Лицо начальника стражи стоило видеть.
   - Более чем, благородная. Думаю, в вашем случае хватит простой сургучной печати на ножнах. - Он поставил оттиски. - Где вы думаете остановиться?
   - Я не знаю здешних мест и порядков. Советуйте.
   - Прямо по дороге к центру в квартале отсюда. Заведение называется Подсолнух. Кстати, вы не знаете, что означает это название? У нас по городу ходит масса легенд.
   Лиса покачала головой. - Не знаю. Спасибо, я воспользуюсь вашим советом.
   Эльфа двинулась в глубь города, забыв о стражнике. Ее внимание привлекла необычная внешность парня, что разглядывал её от стены ближайшего дома. Она хотела подойти, но тот быстро скрылся в переулках. Данаэ прикрыла глаза, запоминая следы ауры. У нее было смутное чувство, что это пригодится. Кроме того, она была уверена, что пропажи людей связаны с Кирани. Смущало то, что пропажи длятся уже столько времени. "Неужели я провалялась неделю на том лугу"?
   Рант Агар с глупым лицом вертел в своих руках изумруд. Необходимость работать отпала в его жизни на весьма долгий период, но думал он не об этом. Начальник стражи не признается в этом никому, но инцидент напугал его. Он знал, на что способны гончие. Нерадивой страже светили крупные неприятности. Рант всегда считал, что дураков надо учить.
  

Глава 7. Все переверну

  
   Ветер играет среди перьев, поднимает легкое тело. Сокол парит в зените. Для него нет троп и преград. Лишь высота, вечный союзник, вечный заклятый враг. Он видит весь мир и не видит ничего. Расстояние крадет детали даже у соколиного глаза. Тысячи взмахов крыла - что там за горизонтом? Земля, вода? Чьи судьбы сплетутся с твоей в этом далеке? Победа найдет тебя или забвение осеннего листа среди тысяч иных? Двуноги, внизу, придумывают предметы и пишут пророчества, чтобы узнать. Это глупая возня или их путь? Пускай, для сокола есть лишь один способ убрать завесу, и он летит. Летит, чтобы заглянуть за горизонт.
   Вот внизу, среди горных вершин алеет праздничный огонек. Что это? Гордая птица не знает, но это новизна. Душа для мира без лиц и черт. Сокол складывает крылья.
   А на склоне горы, в лощинке, сияет цветок.
   - Я увидел тебя и спустился с небес.
   - Я увидела тебя и ждала, когда ты придешь.
   - Почему я увидел? Зачем соколу цветы?
   - Твоя дорога привела тебя.
   - Наверху нет дорог.
   - Дороги есть везде, просто высота мешает тебе видеть.
   - Выходит, ты всего лишь сорняк у моей обочины?
   - А ты лишь тень на моем лугу. Это не важно. Важно лишь, что ты узнаёшь.
   - Что же?
   - Летишь не только ты, летит все вокруг. Мир меняется, сокол когда-то станет цветами, а цветы дадут начало птице. Мы все одно, ведь ты увидел меня? Вспомни, как видеть, чтобы части не были гладкой стеной, скрывающей целое, и ты сможешь найти. Научись.
   - Я услышал, я пойму.. Я еще прилечу к тебе.
   - Я тоже прилечу к тебе. - Эхом повторяет цветок. - Всего лишь дождись!
   Ветер треплет широкие крылья.
   Я просыпаюсь. Когда успел задремать? Дневник сестры лежит у меня на коленях. За окном раннее утро. Разгорается центр неба. Волна начинает свой путь за горизонт. Прозрачный свет гуляет по полу яркими зайчиками - легкий бриз колышет деревья у дома.
   Только без паники, странный сон, но он помог, факт. Хотя от походов по лавкам травников я воздержусь, пожалуй, пока. Предпочитаю думать не во сне, а наяву. Вот такая у меня вредная привычка - думать. Давно мучаюсь, бросить не могу.
   А, так вот, сон подал весьма дельную мысль. Но об этом позже, ибо реализация оной дело непростое. По этому, первое - прекращаем истерику, второе включаем мозги. Идем искать Миру обычными способами, не в ущерб резервному варианту - третье. Оно же главное.
   Спал я естественно в любимом прикиде. Как ни странно, это не добавило ему ни новизны, ни красоты. Как несправедлив мир! Придется задуматься о чем-то кроме сестренки. А то, в таком виде я как раз до первого стражника доищусь.
   Хватаю запасную куртку-накидку и штаны. Влезаю в них и уматываю на улицу. Здесь хорошо. Не жарко не холодно. Дышится легко. Мои способности говорят, что к вечеру по небесному плану стоит гроза. Пока этого не ощущается. Кстати, гроза это, пожалуй, удачно. Может сильно пригодиться. Но сначала! Сначала, мы найдем Вика.
   Столица велика. Народ спешит по делам, всем нужен хлеб насущный и прочие радости жизни. Затеряться в потоке разумных плевое дело для парня с моей внешностью! Это я пошутил так. Вроде. Хотя на меня действительно не обращают особого внимания. Не такое видали. Главное не попасться студентам и преподам на глаза. Не самая простая задача, если учесть, куда я иду.
   Отвечаю, не томлю - к Академии. Нет, не учиться. Если кто еще не заметил, вдруг возникли другие дела. Так, фигня, сестренка пропала - мелочи. Но где, по-вашему, я должен взять Вика в будний день утром? Он-то должен быть там!
   Ага, должен... Ну-ну. Отсвечиваю тут уже минут сорок, и ни одной требуемой морды еще не нарисовалось. Мимо меня уже весь будущий магический свет Империи продефилировал. Изображаю из себя часть декора на здании. Типа, скульптурная композиция "полуэльф придурочный" изящно обрамлена колоннами фронтона... Вокруг уже стоит тишина - народ добрался до своих персональных соковыжималок и кайфует. Радость труда! Хе Хе. Надо двигаться.
   Губы ловят струю воды из фонтанчика перед входом. Сегодня вкус травяного отвара. Ни разу еще не повторялись, экспериментаторы. Народ с моего курса резвится. Однако, не жрамши я зря из дому вышел, сводит желудок. Но отступать поздно. Будем наступать!
   Предки Вика - зажиточные купцы. Причем, слово предки не сленг - они действительно старинный род. Сомневаюсь, что они обрадовались выбору сына. Людям-магам сложнее, чем нам. У эльфов мозги так устроены от природы, что способности есть у каждого. Даже тех, у кого дар, возможность организма вырабатывать жизненную силу, невелика. К тому же все мы дети баронов. Вопрос с подкачкой маны в твою сферу силы не стоит, если ты и совсем слабак. В папашином имении я могу такое, что... ну не знаю даже. Крут, короче. А людям такого ресурса не добыть обычно.
   А вот и жилье Вика. Терки терками, а хату ему родители изобразили - будь здоров. Строгих воспитателей никто не корчил. Два этажа, мансарда. Садик перед домом. Буржуа, блин. Звоню. Долблю. Пинаю. Сильно пинаю. Что-то я начинаю злиться. И мысли всякие лезут. В сущности, а что я о нем знаю? Ну, был пару раз дома. На почве родителей сошлись. Общались. Пили как-то. Несколько шалостей на счету. Короче, ни пса у меня про него информации нету. Чем не повод для хорошей паники. У меня может состояние аффекта! Зря не верите, между прочим.
   Дверь с треском влетает внутрь. Это ветер Вик. Просто погода такая. Аномалия.
   Внутри бардак. Откуда пошла эта отвратительная манера, строить дома без прихожих? Никогда бы такую хрень не купил - словно в корчму заходишь. Ну и помойка... запинаюсь о перевернутую вешалку и зверею окончательно. Болит ушибленная коленка. Что мы тут имеем? Тело на диване. Судя по алкогольным признакам жизни - вчерашней свежести. Переворачиваю. Опа, это я удачно зашел! Сквозь следы побоев проступает личность вчерашнего хлыща. Того, который драку учинил. Конечно он, не я же? Что вы на меня так смотрите? Я к цеховым на стол не падал.
   Пинаю снова. Что-то мне на сегодня приелось это занятие. Пинаешь их всех, а толку чуть. Ладно, оставим до лучших времен. У нас есть еще варианты! Взлетаю по лестнице на второй этаж. Двери открываю опробованным методом. Цель оправдывает средства! Особенно чужие. Жалко, что нельзя выбить все сразу. Далеко для меня. Связкам обучают только на седьмом курсе - последнем. Это как раз с жизненной силой завязано. С умением ей управлять. Подробностей не знаю, не просите.
   За третьей дверью спальня. Вик дрыхнет как сурок. Ароматы те же, что внизу. Но здесь есть ванная. Соседняя дверь! Набираю здоровый таз воды. Хорошая штука алхимическое дерево. Руки не мерзнут, нести удобно. А водичка то о-го-го. Не из Солони брали. Ключевая.
   Догадываетесь, чем это кончилось? Правильно. Рев обиженного василиска прокатился по дому! Отфыркивающееся зомби Вика село на кровати. Черные волосы мокрыми сосульками облепили лоб. Глаза красные на выкате. Под правым - синяк. Страшила. Разглядел меня.
   - Совсем охренел? Какого шипохвоста ты тут делаешь? - обводит взглядом комнату - А что с дверью?
   - Так и было! может демон? Вик, ты мне сейчас четко и без запинки ответишь. Где моя сестра? Сказать в твоих интересах.
   - ТЫ еще не успокоился? Посмотри, что со мной сделали в той таверне! А ты бы видел Дана!
   - Какого еще Дана, случаем не того, что внизу валяется? Тьфу, что ты мне голову морочишь своим Даном! Где Эмира?!
   - А я знаю, чего ты пристал со своей Эмирой! Врываешься, будишь, погром устраиваешь! Спятил окончательно?
   Я теряю терпение. Он меня достал.
   Выбрасываю вперед руку с растопыренными пальцами. Формула вспыхивает в голове несложным узором. Первая ступень. С кончиков ногтей срываются дуги разрядов. Вика швыряет на постель. Винные пары в его мозгах отступают под напором ярости. Видно по умнеющему на глазах лицу.
   - Я тебя...!
   - Поздно, дорогой. Какой ты, нафиг, маг земли коли спишь на втором этаже?
   Ветер свивается упругими веревками, выкачивая ману. Третья ступень, без подготовки для меня почти предел. Дальше мозги сломаешь. Каждая последующая ступень становится сложнее в плетении. Количество учитываемых параметров растет по экспоненте. Но результат! Вик прижат к своей постели, а магии в наших зонах уже так мало, что он практически беспомощен. Конечно наши с ним два ярда не тридцать сорок профессорских. Но и на их заполнение уйдет время.
   - Ты точно больной, чего те надо от меня! Маньяк! Вот только дай освободится!
   - Ага, вот сейчас все брошу... Кто ж те даст-то теперь... Короче, сестра где?! Ты последний с кем я её видел! Кстати, хорошо, что напомнил, это тебе за длинные лапы. Остатки маны превращаются в еще один разряд. Слабенький, но Вику уже и того хватает. Вместо того чтобы сосредоточиться и расплести мои веревки он начинает паниковать.
   - Уйди от меня, отстань, я не знаю. Она домой пойдет, сказала, там ищи!
   Не врет, куда ему. Его кондрат счаз хватит от страха.
   - А этот, снизу, тоже не знает?
   - Ничего мы не знаем, пошли к лекарю вместе, потом в таверне вина взяли.
   - Что-то я не вижу на твоем лице следов работы лекаря?
   - Дак это же, закрыто было! Поздно!
   Понимаю, что ничего путного я больше не добьюсь. Тщательно осматриваю комнату.
   - Она у тебя здесь раньше была?
   - Нет, никогда! Не нужна мне твоя сестра. Чтоб я еще раз!! Ыыы..
   - Молодец! Так и лежи, я у тебя на кухне пошурую.
   Спускаюсь вниз. Блин, не везет, так не везет. Мне бы хоть волос её найти. Дома точно нет. Там одно заклинание мое старается. Не люблю я уборку. Ладно, авось, придумается чего.
   Проходя мимо парня на диване, (Как его? Дан!) не удерживаюсь, отпиваю силы. Надо же потраченное восполнить? Встряхиваю ладонь - прикоснутся к этим алкашам противно.
   Прохожу сквозь кухню. По пути изымаю из оборота хлеб и колбасный круг. Не обеднеет. Скрываюсь в переулках. Ищи меня теперь в этом месиве домов.
   А ведь могут и поискать, палку я сильно перегнул, все же. Говорю - аффект!
   Что ж, остается запасной вариант. Тот, который сложный. Мне понадобятся ингредиенты.
   Бреду вдоль разнокалиберных стен, жую колбасу. Вот так! Будь ты хоть какой маг, а пропитание добывать надо. Наколдовать торт, кусок мяса или что-то в этом духе легко. Только это будет магическое вещество! Полностью послушное воле мага! Заметьте, воле мага, а не его желудка. Когда оно там растворяться начнет, то станет магическими потоками, а никак не питанием для организма! Или плети девятую-одиннадцатую ступени. Если ты конечно крут как горы и полный псих, чтобы тратить силы на такое!
   Итак, что мы имеем? Имеем мы полный ноль! Традиционные методы себя исчерпали: как всегда придется действовать магией. Но тут по-простому уже не получится. Не потянуть мне так сходу. Тут надо рисовать, вычерчивать. Подпитку всему этому хозяйству магическую создавать. Следовательно, что? Именно! Следующий пункт нашей программы есть посещение злачных и не очень мест, где можно разжиться полезными в нашем ремесле прибамбасами.
   Я сейчас в западной части города. Задумался, ноги сами принесли. Даже мост над Солонью прошагал словно голем. Однако не подвела кривая. Сюда-то мне и надо. Где-то здесь, в переплетении улочек небогатой части города скрывается лавка одного пренеприятнейшего типа. Зовут его Хитрец. Утверждает, что это не кличка. Я, если честно, верю. Нет, хитер он и впрямь, как демон. Но клички обычно дают окружающие. Что вы представляете при слове "хитрец"? Лисенка? Я да. Думаю, большинство людей и эльфов тоже. А хитрец - минотавр, ну или что-то подобное. Я в них не разбирался. Здоровая такая скотина с рогами и копытами. Но, прямоходящая. Они обитают далеко на юге, за пределами разведанных земель.
   Каким ветром его занесло в Солл? Он сам не рассказывает. В истинной магии он не мастер, зато в плане купить у него волшебную безделушку проще простого! Если вы, конечно, разбираетесь в предмете! Иначе вам продадут левую заднюю ногу скальной гадюки, и вы всю жизнь будете верить, что амулет помогает в делах. Иногда он переезжает с места на место. Ведь клиенту могут намекнуть, мол, нету ног-то...
   Поэтому, найти его бывает непросто. Уж если ты решил добраться до его лавки всерьез - дойдешь непременно, а коли ты разгневанный покупатель - успеешь остыть.
   На этот раз, неприметная вывеска "Магия Хитреца" обнаружилась у самых городских ворот. Спускаюсь. Айй, моя коленка, опять! Да чего он в этой темнотище наставил-то? Ну вот, дверь вроде.
   В подвале стоит полумрак. Окошечки под потолком светят так, что теней только больше. По-моему, он специально полки так расставляет, чтобы не видно было какое фуфло он вам впарить собрался. Нет уж, с нами этот фокус не пройдет. Ученые мы. Создаю над плечом крохотный огонек. Пламя не больше свечного, но на эту тесноту хватает. В глубине начинает ворочаться валун. Ощущение, когда на тебя из темноты выныривает рогатая морда подсвеченная желтым пламенем, мягко говоря, неоднозначное.
   - Хитрец, ты меня сейчас чуть в могилу не отправил!
   - Это ты Али? Ну и чего разорался? Сам свет зажег. Кто ж просил-то?
   - Ты всерьез веришь, что темнота тебя красит?
   - Нууу... А за чем пришел?
   - За чем пришел, то сам и отберу. Ты ценники поставь.
   - Зачем, ты мне не доверяешь?
   - Нет.
   - А.. Понял. Тогда давай так, серебряная монета и бери что хочешь.
   - Сколько??? В уме ли ты? Да в твоей лавке, даже в комплекте с тобой лично, ничего нет на серебренник!
   -...
   Короче, сторговались мы с ним на два золотых. Удачно, кстати. За серебро нынче двенадцать золотых дают, а серебренник его лавка стоит, признаться. С натягом конечно. В другой раз бы я тут шушер навел. По кирпичам бы вынес все. Но сегодня, как ни жаль, проблема поважнее имеется. Я набрал семян магической травки. Нет, не той, что вы подумали. Есть такая трава, Квини. Она обладает способностью преобразовывать магический ветер. Слабенько, конечно. В принципе, это не редкость. Хитрость в другом. Эта трава прорастает почти мгновенно. То, что надо для большого узора. Ну, кое-что еще прихватил. Так, по мелочи. Хитрец стонал так, словно я забираю с собой его печенку. Даже слезу пустил.
   В итоге, я прихватил еще любимых мятных леденцов и красивый пояс и отдал еще пол золотого. Никакой магии, просто заодно он приторговывает разной мелочишкой. Пояс мне понравился наличием массы кармашков, куда я и ссыпал семена.
   Выползаю из этого вертепа на белый свет. Волна нещадно лупит по глазам. Чуть не забыл огонек потушить. Силы ест всего ничего - незаметно. Так бы и ходил с фонарем..
   Ох дела.. У ворот темный эльф. Эльфа точнее. Разбирается с охраной. Честно говоря, я темного эльфа вижу первый раз в жизни. Просто такое ни с чем не спутаешь. Магии в ней нет, специально потоки посмотрел. Даже странно, я слышал они сильны в этих делах. Но вот другой силой, что без всякого магического зрения видишь, от неё прям пыхает. Или это я своим вампирским чутьем просек? Охраннички-то явно не оценили серьезность ситуации..
   А потом происходит нечто и вовсе странное. Хищница словно размазывается в воздухе, становится десятком размытых фигур. Нет её, только облака тумана. Миг и один из стражников в жестком захвате, и когти темной у его горла начинают светиться синим.
   Я, признаться, настолько очумел от всего происходящего, что даже прозевал, чем у них разговор кончился.
   Собственно, я не об эльфе даже думал. Просто в наручи у нее вставлены настоящие алмазы! Любой маг меня поймет. Камешки они в нашем ремесле очень важная штука. Но алмаз это для меня и Мирки совсем отдельный разговор. Они помогают работать именно с внутренней энергией. В чисто магическом процессе алмаз, считай, бесполезен, но вот силу он может увеличить. То есть объем зоны захвата маны расширить.
   А меня он еще сможет подпитывать жизненной силой. Слабенько конечно, но все же..
   Короче, стою я, и думаю, как бы такую ценность спереть половчее. Брюликов таких днем с огнем не сыщешь в Империи.
   Тем временем у них там все благополучно решилось. Без жертв.
   Эльфа, отходит от усатого мужика, явно местного капитана. Интересно, за какие грехи его на западные ворота? Поднимает она, значит, взгляд. А тут я. Весь в белом. Секунды две мы друг другу в глаза смотрели. И от клептомании, надо сказать, помогло враз. Никаких алмазов мне не надо. Найдет. А мертвым деньги как говорится ни к чему... Алмазы тоже.
   В общем, я гордо, но быстро отступил в переулок. У меня своих занятий хватает. Хотя, конечно, такой камешек все мои текущие проблемы решил бы. И никаких семян не пришлось бы покупать. Уж заклинание обеспечить с такими возможностями не штука.
   Кстати о заклинании. Надо добраться домой.
   Уже ни от кого не скрываясь, двигаю к своей южной окраине. Раз Вик до сих пор шум не поднял, значит, решил спустить мои шалости на тормозах. За что ему конечно спасибо, жизнь упрощает изрядно. Но извиняться не буду, сам виноват. Ну, будем считать, что виноват.
   Мост через Солонь - уникальное явление. Строили его естественно гномы. Впрочем, даже не знай, я этого наверняка, не сомневался бы ни секунды. Кто еще сможет построить мост длинной в лигу, да еще так, что он будет соединять 3 берега реки - правый, левый и островной. Широкий, словно тракт, мост с развилкой в центре возносится на огромную высоту. Там где сходятся три его дуги, выстроена настоящая крепость прямо над водой. Так же укреплены въезды. Мост считается вершиной существующей архитектуры. Наверняка, где-то есть лучше, но официально...
   Вода внизу кажется разлитой сине-зеленой краской. Только напрягая зрение можно увидеть прозрачность и глубину. Я с опаской отхожу от парапета. Не люблю я высоту. Не боюсь, ноги не подгибаются, но неприятно. Как на файрболл бесконтрольный вблизи смотреть. Никогда не знаешь, сейчас он рванет или завтра.
   Стража в башнях центра и на выходе мной так и не заинтересовалась. Даже обидно, я тут шифруюсь, матерого разорника разыгрываю. Почувствовал себя мелкой сошкой, честное слово. Ну да ладно, карьера бандита видно не сложилась. А я то размечтался..
   Домой добираюсь к полудню. Сестра так и не появилась, на что я в тайне надеялся. Ну, мог же я ошибиться в своих дурных предчувствиях? Выходит, не мог.
   Жара стоит уже немилосердная. И духотища. Теперь гроза видится более чем вероятным событием. Сенат волшебства не зря свой хлеб ест. Воздух тяжелый, липкий. Словно куски откусываешь.
   Я прихватил пару самопальных защитных амулетов. Забрал свой и Миркин браслеты. Баронские регалии которые. Коронованный вайверн кольцом охватил руку. Корона - три зубца в верхней части - три столпа империи. Император, орден паладинов, бароны. Меж зубцами вспыхнул крохотный светлячок. Морщусь. Терпеть эти штуки не могу. Да символ и все такое, но силу ест. Мало конечно, зато постоянно. Можно прекратить это безобразие. Только если огонька нет - значит, спер ты регалии. А с ворами таких вещей разговор короткий. Сначала нашинкуют, потом разбираться будут. Вот и предпочитаю не носить вовсе. Во избежание. Только перстень школы воздуха. С ним хитро все, кстати. В нем даже камешек есть - топаз. Крохотный. Его как раз хватает на еще одну махонькую искорку. Слава богам, хоть силы не жрет. Да и заклинания моей школы с ним плести сподручней. Жалко, мелкий очень. Много сквозь него не прокачаешь.
   Знаете, чем хороша жизнь на окраине? Всегда можно найти отличный пустырь вдали от лишних глаз. Огибаю ближайший лесок. Площадка что надо. Теперь придется поднапрячься. Я формирую в сознании цепочку рун. Ничего, собственно, запредельного. Третий уровень конечно, но из тех, что помнишь на автомате. С моих ладоней срывается поток пламени. Я направляю его, выжигая траву. Мне нужна чистая площадка. Иду по кругу. Иначе маны не хватит, а так я ее словно ягоды собираю. Одно плохо, силы мои жизненные. Впрочем, вполне терпимо пока. Хоть и неприятно.
   Пламя быстро насыщается невысокой травой. Скот здесь пасут что ли? Остатки огня срывает проказник-ветер, унося минутную добычу вдаль. Земля черная, припорошенная пеплом. Тем лучше - удобрение. Итак, приступим. Какая у нас там ступень по спеллбуку? Ох, седьмая. Рисовать-то сколько! Может часть в уме? Все-таки воздух, моя школа. Ступени четыре я потяну. Одергиваю себя. Сейчас не время халтурить.
   Семена тонкой струйкой бегут из мешочка. Ложатся вдоль линий узора. Магии в траве мало, зону преобразования она обеспечить не может. Надо сам узор из нее рисовать. В большой круг ложатся руны. Где-то за спиной уже проклевываются тонкие ростки. Главное не ошибиться в начертании. Узор ярдов на пятьдесят вышел. Мне такого никогда не накрыть своей зоной. Магии в нем!
   Только где мне взять что-нибудь Эмирино? Волос, каплю крови. Хоть что-то. Это и есть слабое место моего плана. Я даже дома все осмотрел, но мое заклинание там ни следа не оставило. Сижу, думаю. Веселого мало. Отлетался, называется. Отлетался? Полет? Сокол! Мы суть одно. Тупой. Нет, правда, тупой. Сон-то помог еще больше оказывается! Я же её брат, близнец. Я и есть её кровь! Мне и в центр узора идти. Да так даже лучше выйдет!
   Довольный, осматриваю свои художества. И, прям в руку толкает, решаю добавить кое что еще. Благо, семян у меня хватает. В результате получается премиленькое заклинание.
   Времени, пока я всем этим занимался, прошло порядочно. Волна катится за горизонт, а с севера клубится, выползая из-за великого обрыва, черная дождевая туча. Давай, давай, ты мне на руку. Я вхожу в свой рисунок. Смысла тянуть больше нет, молодая Квини окружает меня. Узор ждет, напитавшись скрытой до поры мощью. Я поднимаю руки, раскрывая себя миру, и начинаю читать.
   Полупеснь полушепот забытого языка срывается с моих губ. Кто говорил на нем? Люди или боги? А может Белый с Черным? Нет ответов. Теперь это только символы! Лишь отражение сил и законов мироздания не облеченное иным смыслом. Рисунок наливается светом. Вокруг фигуры на земле начинают течь невидимые потоки. Настоящий воздух, подхваченный родственной стихией, кружит смерчики из пепла. Тучи приближаются, начинает темнеть. Я пою и представляю рисунок. Моя воля сейчас правит этой частью мира. Ищи, ветер, ищи! Воздух повсюду, он помнит, он видит. Пелена туманного марева становится нитями, что уходят вдаль. Для них нет расстояний и преград. Они тянутся повсюду. Сама стихия дает сегодня ответы. Одна нить вспыхивает, становится пустотой, вторая. Чьи-то защитные чары. И вот, наконец, пара нитей окрашивается в зелень. Они натягиваются, словно зацепив рыбу.
   Я убираю ту, что идет на восток. Она тонка, и слаба, это папенька, в зоне действия заклятья наш замок. Сворачиваю поиск, закрепляю нить, Квини жухнет, отдавая последние крохи. А я уже читаю второе заклятье, то, что добавил, про запас.
   Ох, как тяжело. И не остановишься теперь, поздно. Тает и второй узор. Сливается с землей. Я опускаюсь на колени. Я отдал слишком много. Два заклинания пьют силу. Зеленая нить вибрирует, грозит лопнуть. Надо держать, иначе все зря. Только держать! Ползу вперед. Все меньше и меньше жизни. Слепо двигаюсь, уже не рассуждая. Рука, нога, снова рука. Пальцы ложатся на какой-то предмет. Острые грани впиваются в ладонь. И сразу уходит тяжесть, две горы падают с плеч.
   Валяюсь как труп минуты три. Неземное блаженство. Наконец, беру себя в руки. Встаю.
   Порывистый ветер треплет полы куртки. Тупо смотрю на камень в руках. Алмаз. Алмаз гончей. Откуда он здесь? Не важно. Главное, теперь у меня есть шанс. Камень взял на себя нагрузку двух заклинаний, питает их энергией. Он велик, но на зеленую нить едва хватает. Она перестала вибрировать, но так тонка. Корона из золота и янтаря принимает в себя камень. Вайверн обрел достойное украшение. Алмаз не кристалл магии. Со временем поток источит его. Лет двести и невидимое зубило разрушит молекулярные связи. Алмаз станет серой пылью. Но это еще не скоро. Я научусь пользоваться им лучше. Подкачаю маной.
   Теперь есть возможность взглянуть на добычу. Мой разум устремляется вдоль нити. Несется на запад. Внизу мелькает река. Как все странно в магическом зрении. Это какой-то обширный подвал. Жизнь Миры там! И еще многих. И смерть тоже. А еще Не жизнь! Вампир? Темная магия? Что же это? Как такое возможно? Куда смотрят Сенат и Орден?
   Пора возвращаться, иначе нить не выдержит.
   Все куда серьезнее, чем я полагал. Я отдаю себе отчет. Мне не справится. Но к кому идти? Куда? Сколько вопросов. Старейшины вампиров не помогут. Если они видят, что там творится, все решилось бы уже без меня. Значит, не видят. И с чем я приду? Уважаемые, страшный вампир украл мою сестру? Да к ним каждый день таких придурков толпа приходит. Солл велик, психов хватает. Они просто пошлют. Особенно меня. Мы, разумные, всегда ненавидим тех, кто похож на нас, но в чем-то превосходит. Меня там не любят очень сильно.
   Стража? Паладины? Ну-ну. Нет, вариант конечно, но стража не поверит, а к паладинам не пустят. Нужен кто-то поважнее. Ректор. Или глава безопасности Академии. Они должны поверить.
   Бегу по улочкам. Первые капли дождя впиваются в иссохшую землю. Начинается буря.
   Уже промокший, в сверкании зарниц распахиваю двери. Лечу наверх мимо аудиторий. Административный этаж. Кабинет ректора в конце коридора.
   - Куда же вы спешите молодой человек? Притормозите, у меня к вам серьезный разговор!
   Это ж надо так нарваться!! Проф, декан наш. Как там его? Жорен Алмара.
   - Профессор, я.. У меня, правда, важное дело. Мне срочно надо к ректору.
   - Её нет, у неё дела. Не увиливайте от темы.
   - Тогда глава безопасности! У меня чрезвычайная ситуация. Сестру украли. Мне нужна помощь!
   - Не говорите ерунды, студент, вы совсем заврались. Кто её украл? Вы думаете, я чего-то не знаю о вашей сестре? Погуляет и вернется. Пройдемте в кабинет, ваша семейка меня сильно заботит. Лучше бы вы оба держались подальше от моей Академии. Вчерашняя выходка переполнила мою чашу терпения.
   Я пытаюсь вырваться из его цепких рук, но поток воздуха швыряет меня назад.
   - Не доводите до крайних мер Алаэн Малона!
   И какая-то невидимая пружина в моей душе не выдерживает. Напряженный до предела нерв рвется. Как же ты меня достал тупой самодовольный урод. Бездарность, ты не в состоянии распорядится с толком своей силой, по этому, сидишь в Академии. Тебе даже декана не за талант, а за выслугу дали. Не знаю, думаешь? А ты издеваешься над студентами. Зависть, вот что тобой движет! ЗАВИСТЬ! И Мире ты завидуешь. Её красоте, дару! Тебя всего лишь просили помочь!
   Я со всей дури бью ногой в область причинного места этого ничтожества. Удар проходит. Он явно не ожидал нападения, никакой защиты. Тоже мне маг. А потом я кладу ладони на плечи скрюченной фигуры. Я пью! Океан силы втекает в меня. Я еще никогда не брал так много. Это не этично. Это жестоко. Знания, опыт, яркие эпизоды жизни, личность. Я пью, пока он не падает, будто сломанная кукла. Что же я наделал?
   Поздно сожалеть, теперь я настоящий маг, я знаю все, что знал он. Я могу распорядиться этим. Мощь струится сквозь мое тело. Эйфория, неземной кайф! Кажется, я могу свернуть горы. Я могу даже убить не прибегая к магии. Просто подойти поближе и выбросить всю эту силу в чужую душу. Устоит лишь маг. Я на земле и я парю. Я вновь как тот сокол из сна, но теперь я умею видеть! Сегодня лишь мой вечер. Видно так угодно деве-судьбе. Не будем её разочаровывать!
   Теперь нить толста словно канат. Она манит за собой, и я отдаюсь её зову. Воздух подхватывает мое тело, выносит в окно сквозь звон разбитого стекла. Заклятье левитации одно из самых простых. И главное никаких проблем с маной, главное двигаться. А сила? Теперь хватает!
   Я лечу! Внизу мелькают крыши домов. Дождь льет стеной. Разряды сошедшей с ума стихии лупят в громоотводы. Солонь проносится в пене бурунов. Вновь западная окраина. Как я был близок сегодня. На мгновение я начинаю подозревать лавку Хитреца. Но нет, нить тянется дальше. Дом у самой городской стены и мои ноги касаются земли. Пара шаровых молний вихрится у моего плеча. Впереди небольшой спуск. Двухстворчатая дверь. Какой-то склад или амбар. Нить уходит туда.
   Последняя преграда взрывается облаком деревянных щепок. Шагаю внутрь, словно молодой бог. Пламенеют остатки алтаря. Гаснет на полу узор. Тела, тела и кровь. Много крови. Нежить стоит у дальней стены. Руки пусты. Поворачивает голову.
   - Где моя сестра?
   Она понимает, это видно. Нас сложно с кем-то перепутать.
   - Поздно эльф. От тебя и от нее одни неприятности. Вы эльфы просто как заноза! Сдохни!
   Хитиновые лапы хлещут из-за её спины. С их кончиков срываются черные бичи. Они вспарывают камень пола и колонн в своем неудержимом замахе, тянутся ко мне. Амулет на шее рассыпается золотой пылью. Моя стихия вновь охраняет меня. Нити отдергиваются от Кокона Ветра. Но заклинание твари стоит на пару ступеней выше. Тьма втягивается в вихрь, обматывает его. Трещат и рвутся воздушные нити. Защита слабеет. Нет, мразь, не выйдет, сила еще бурлит во мне! Плохой у тебя сегодня день. И второй кокон охватывает мое тело! Два вихря вращаются в разных направлениях и лопаются уже черные веревки. Отдергиваются назад, хлеща хозяйку. Обрывки падают на пол. Подо мной лужа жидкого огня. Расплавленный гранит. Но вихри держат мое тело в воздухе. Она сильнее, объективно сильнее. Опытнее. Я слишком быстро трачу заемный запас. Но у меня есть и сюрпризы.
   Она бросает в меня Копье-из-Тени. Отвожу удар и активирую свою хитрость. То, что я создал вместе с зеленой нитью. Капризное и редкое заклятье. Очень зависит от погоды. Очень! Но выбора нет, защита почти сдохла. И гроза не подводит! Слепящий разряд врывается в помещение, обвивает кольцо с топазом. Тот тонко звенит, распадаясь на кусочки. Но луч молнии уже летит дальше. Срывается с протянутой ладони. Бьет в вампиршу. Её защита забирает все.
   Маны больше нет вокруг и заклятье, что удерживает меня над полом, исчезает. Но в заклинаниях уже нет нужды. Отскакиваю с раскаленного пятна. Я победил. Победил в первом своем магическом поединке! Первом настоящем! Не на жизнь, а на смерть! Истерзанное тело нежити слабо копошится в углу. Она не выдержала. Теперь я получу ответы на свои вопросы.
  

Глава 8. За порогом

  
   Веки мага дрогнули. Глаза цвета имперской стали обежали окружающее. Паладин сидит рядом, насторожено косясь в темноту. Слева, в створе тоннеля, дотлевают груды углей. Сумрак, беззвучно шипя, протягивает незримые лапы к жалким остаткам света. Другим источником освещения выступает сам воин Белого. Его броня посверкивает, разгоняя тьму. Только сейчас Гоар обратил внимание, что привычные желтые сталактиты куда-то подевались. В пылу схватки он этого не заметил.
   - Очнулся! Слава богам.
   - Всех?
   - Я больше ни одной не видел.
   - Хорошо. А мне думалось, что церковники молятся одному богу. Белому.
   - Ты не хуже меня знаешь, что Белый не бог, он сторона. Выбор.
   - Церковь в одном шаге от того, чтобы объявить это ересью. Что не хуже знаешь ты!
   - Наш орден не Церковь! Никогда ей не был и не будет! Мы служим не богам, но идее. Мы воины, мнение церковников нас не волнует.
   - Даже так? Что же, учту. А почему не рвешься расшаркиваться? Представляться?
   - А тебе оно надо?
   -Нет, честно говоря, но в тоннеле тебя это не остановило.
   - А тебя не заинтересовало! Потом, я тебя разглядел. Ты не похож на человека, которому это важно. Никогда не знаешь на кого наткнешься. За статусом в моем положении приходится следить.
   - Что за положение?
   - Сэр Гарсиа Торде, Кулак паладинов Солла.
   - Ого! Глава ордена? Наслышан!
   - Не совсем так э..
   - Гоар, Гоар Мерн, вода.
   - Тот самый? Теория трансмутации нестабильных потоков, в двух томах? Заместитель главы совета Академии по неклассической магии?!
   - Доводилось. Что-то я становлюсь чересчур популярен. Пора менять подход к жизни.
   - Не думаю, что здесь есть кому посягнуть на твое инкогнито. Так, что я хотел сказать...А, у ордена нет главы. В мирное время дела ведет управляющий.
   - А в военное, ты, как глава столичного круга ордена, являешься главнокомандующим. В итоге хрен злого клубня не слаще.
   - Хорошо, как угодно, Гоар. Лучше объясни, что это было?
   - Если ты о тварях, то сам таких первый раз вижу.
   - Они странные, это да. Но я о другом, ты сказал "одиннадцатая ступень". Это ведь очень много, по-моему? Здесь проблемы с магией?
   - Нет, просто у этой заразы магическое сопротивление! Сам удивился. Простые удары проходят, защита не полная, но чем сложнее узор, тем слабее действуют его составляющие. Простыми заклинаниями такую толпу качественно не уделать, пришлось работать на уровне немагического вещества. Ну там добавил еще своих наработок, получилось надежно.
   - Мы легких путей не ищем?
   - И это тоже. Но в основном, я опасался, что часть выживет. Магия таких высоких ступеней истощает силы и разум. Сложно удержать в голове столько взаимодействий за раз и, потом, ману вокруг я выбрал всю. Если бы кто-то остался, тебе пришлось воевать одному.
   - Справился бы, не впервой.
   - Не люблю глупый риск.
   - Ну знаешь, тогда что мешало заглянуть в будущее и избежать всего этого? Если ты так хорош, то для тебя это просто. Даже рыночные недоучки-колдуны справляются.
   Гоар хмыкнул, и, как показалось паладину, немного смутился.
   - Орден не в курсе? Забавно. Я думал это менстрельский секрет.
   - Объясни.
   - Хорошо, не думаю, что эту информацию скрывают от вас. Просто забыли предупредить. Очень в духе Совета. Огненная Ванда обожает интриги. На самом деле будущее увидеть принципиально невозможно. Время это однонаправленная стихия.
   - А платки колдунов-провидцев?
   - Шарлатаны. Совет Академии предпочитает поддерживать миф о всемогуществе магии среди простого народа. На самом деле, время это пряжа. То, что случилось уже вписано в общий узор событий. Это нельзя изменить и вернуть, не меняя весь мир. То, что будет - еще не существует. Нет никакой дороги, линии. Есть вероятность. И чем дальше, тем больше нитей и тем тоньше они. Мы можем только предполагать - в том никакой магии. Время можно ускорить или замедлить. Можно даже остановить. Но не везде сразу и не навсегда. И уж точно невозможно увидеть и поменять ход вещей. Просто, нечего видеть.
   - Даа... Я подозревал подвох, но чтобы так! Еще сюрпризы будут?
   - Не думаю, хотя, как знать. У всех есть свои секреты, у Ордена тоже, я полагаю.
   - Возможно.
   Гоар улыбнулся, видя нежелание паладина раскрывать карты.
   - Осмотримся?
   Пара огненных сгустков вспорхнула с рук волшебника. Закружилась в прихотливом танце. Ради удобства паладина Гоар не стал использовать "Змеиный Глаз".
   Темнота расступилась. Спутники застыли в немом удивлении. Пламя высветило великолепную залу. Естественные каменные стены грота были обработаны неизвестными художниками. Талант резчиков приоткрыл структуру камня. В темной глубине проступают прихотливые прожилки различных минералов. Поверх этой дикой красоты нанесены легкими росчерками древние письмена. Потолок теряется во мраке подземелья. Туда же уходят легкие витые колонны, словно поддерживающие невидимый монолит свода. Две дуги вырастают из камня пола, стелятся по противоположной стене. Будто гигантская рама для портрета нависает над ними.
   - Ты знаешь, что это за язык, маг?
   Гоар подходит ближе. Рука касается камня.
   - Знаю, это то, что я искал.
   Его пальцы скользят по рунным изгибам. Губы шепчут незнакомые Гарсиа слова.
   - Гоар?
   - Я ищу начало паладин. Ключ от врат. Как странно, я не чувствую магии, ни потоков, ни искажений. Нашел!
   Первая строка просвечивает золотом. Паладин начинает внезапно понимать язык, на котором читает его спутник. Слова журчат весенним ручьем.
   - Врата для всех, врата для каждого. Дорога нового и дорога назад. Мы создали мир открытых путей. Если ты узнал что хотел, если нашел, что искал, эти врата для тебя. Смело делай шаг и двигайся вперед. Узнай, что лежит за порогом. Что мы приготовили для твоей ненасытной скуки и жажды познаний. Мы сотворили целый мир для таких как ты! Иди и смотри наш дар!
   Слова, повторенные тысячи раз на стенах пещеры, светятся. Но сильнее сияет "рама". Она больше не пуста. В кайме золотого марева ждет под лучами волны земля. Странные скрюченные деревья-карлики раскинули свои черные ветви. Жгучий свет заливает горную долину. Видение колышется, словно отделенное слоем воды. Тревожный и величественный пейзаж. Дикая земля. А главное гул! Шум и шелест водопада.
   - Куда ведут эти ворота?
   - Не знаю, в книгах прочитанных мной сказано, что на каждом острове есть четыре таких пути. Дороги смелых. Я думаю, это та тропа, что ведет на вторую половину Этера.
   - Куда?!
   - Этер который мы знаем - лишь часть того что, есть на самом деле. Наш остров - большие песочные часы в пространстве заполненном маной. Кристалл забирает ману из пространства в районе своей широкой части. Там где колышется кипящий океан-кольцо. В острых оконечностях мана выбрасывается. Магический ветер. Там под действием гравитации скапливается вещество. Оно слагает остров. Врата - дорога на противоположную половинку часов.
   - Где ты нашел такие знания?
   - Да в книгах! На полках библиотек пылятся настоящие сокровища. Когда-то эти дороги были доступны для всех. По моим расчетам ближайшие врата должны были располагаться под Соллом. И вот я здесь!
   - И никаких сторожей? Привратников и паролей?
   - Нет! Лишь желание идти вперед!
   - А другие пути? Куда ведут они?
   - Один - это вторая половинка этих ворот на той стороне. Остальные - не знаю! Быть может на другие острова? Или другие миры? Я это выясню.
   - Мне не по пути с тобой сейчас. Вы маги всегда охотитесь за химерами дальних знаний. Мы войны проще. Нам хватает местных проблем.
   - Да я и не ждал. Не люблю компанию. Все-таки, как же оно работает? Словно это и не магия вовсе. Оно даже ману не потребляет.
   - Обращение к Белому тоже не потребляет, хоть и считается магией.
   - Какое обращение? У вас специфическая магия? Не знал. Как звучит? Пишется?
   - По-разному, в зависимости от того к чему стремишься. Например, ты заметил, что моя броня светится?
   - Я думал, сплав.
   - Это мифрил. В основном. Еще Имперская сталь местами.
   - И действует? На мифрил? Не видел бы своими глазами, не поверил бы. Хочешь сказать эти возможности не от Магического Ветра? Не от Великого Кристалла?
   - Они от Белого, от моего выбора. Ты можешь лишь крепить заклинания его силой, я могу призвать ее к себе на помощь. Черные тоже когда-то могли со своей стороны. Ближайшие слуги, конечно. Только, где они теперь?
   - Удивил. Я полагал, что это лишь символика! Ведь можно использовать и знаки богов или даже просто идеально сбалансировать заклятье, обойтись без подпорок! Да и церковники пользуются обычной магией.
   - Возможно, я не силен в волшбе и не могу судить. Тем более о богах. А о церкви я уже все сказал. Я мыслю, здесь наши пути расходятся. В последнее время под землей стало неспокойно. Я попал сюда случайно, погнался за каменным червем и оказался здесь. Пробиваюсь на поверхность, но вижу, что сюда надо непременно вернуться во всеоружии. Лучше упредить беду. Надо понять, откуда лезет всякая дрянь.
   - Дело нужное. Мы идем разными путями, но мои цели ничуть не хуже твоих, поверь.
   - Это меня не касается, ты не враг, этого достаточно.
   - Как ты планируешь выбираться?
   - Ногами. Выберу проход пошире и с подъемом, чтобы вел к поверхности и буду прорываться. Не думаю, что здесь много осталось таких тварей после твоей ворожбы.
   - Здесь есть и другие, учти. А еще встречаются гномьи ходы. Поищи их. Тебе карлы должны помочь.
   - Не вижу повода, но все может быть. Спасибо за совет.
   Гарсиа нырнул, было, в темноту, но вернулся, следуя оклику мага.
   - Что-то забыл? - переспросил он чуть иронично. Густой, со смешинкой, бас раскатился по подземелью.
   - Возможно. Дай свою кувалду! - и, предупреждая вопросы: - Не бойся, не отниму.
   Гоар принял в обе руки теплую тяжесть доверенного оружия. Поднес к глазам металлическую чушку бойка. В ярком свете портала сталь заиграла зеленоватым оттенком.
   - Имперская Благородная?
   - Да, кристаллином легирована. Не мифрил, конечно, но прочность тоже невероятная. И тратится на нее две-три части на сто железа, а не три четверти, как в истинном серебре. Ну и еще кой-какие присадки используем у себя. Для надежности. Магию не блокирует, но нежити от нее тож не сладко. Не любит она наших травок с гномьим минералом в комплекте.
   - Это потому, что кристаллин свойства вещества с которым смешался, вовне распространяет. - Задумчиво сообщил волшебник.
   - То верно, от простого серебра нежить дохнет, если только ткнуть поглубже, а вот был у меня один знакомый монах с пограничья, так у него круг Белого был на цепи, мифрильный...
   - Потяжелее махать будет, стерпишь? - прервал его Гоар.
   - Смотря зачем, в бою лишняя тяжесть тоже ни к чему. У моей кувалдочки и так замах о-го-го.
   - Да нет, - чуть раздраженно произнес маг - весу в ней столько же останется. Я про то, что уставать быстрее станешь.
   - Устану, отдохну. Магию что ли удумал?
   - Почти. Ты ведь ей пользоваться привык? Менять не собираешься? Ну, вот и хорошо. Тогда просто сделать. Я узор для твоей жизненной силы нарисую, будет работать постоянно, словно сам колдуешь. Только надолго в арсенале не бросай. Заклинание разрядиться совсем может. - Произнося это, Гоар расчерчивал стальную чушку плотным узором.
   - А как работает-то? Инструмент мне не попортишь? - Усомнился паладин, глядя как мифрильное лезвие с натугой вырезает рисунок на стали.
   - Не попортил уже. - Гоар кинул кувалду воину - Будешь махаться, узнаешь, как работает. Там не запутаешься. Ерунды не делаю.
   Тот крутанул ее пару раз в воздухе.
   - Разницы не чувствую, но коли так, то, спасибо. Доброго пути.
   - Тебе тоже - неожиданно для себя произнес маг - Спасибо.
   Проводив глазами бронированную фигуру, Гоар шагнул в широкое окно Портала.
  
   Жара за порогом, и впрямь, стояла изрядная. Полуденный зной не давал тени. Оглядевшись, Гоар понял, что оказался в крохотной долинке, почти ущелье. Золотое сияние расклиненных между скал врат померкло, оставив две колонны-дуги. Точно, как в оставленном далеко позади зале. Вместе с ним ушел и гул. Стены ущелья оказались испещрены знакомыми письменами.
   Пожав зачем-то плечами, маг направился к выходу из лощины. Расступившиеся каменные стены открыли ему большое плоскогорье в окружении каменных пиков. Черные, словно обугленные, деревья здесь стали еще ниже. Будто незримый и жадный ветер пригнул их к земле. Вдалеке, среди горелых стволов, двигаются какие-то белые фигурки. Сначала Гоар решил, что это лошади. Потом заметил два рога на морде одной из них. Подвид единорогов? Странная, неестественная белизна манила своей непонятностью. Даже единороги не бывают белыми настолько. Может, расстояние скрывает детали?
   Маг аккуратно двинулся вперед среди скальных выступов. Через несколько минут он оказался ближе. Выбрал валун покрупнее в качестве укрытия, и осторожно выглянул вперед. Зрелище, открывшееся ему, вызвало мороз по коже. Несмотря на всю жару.
   Это не лошади. И не единороги. На плоскогорье паслись костяки.
   Скелеты неизвестных копытных были размером с крупного тяжеловоза. Кости неестественно разрослись, стали пластинами и шипами. Эта своеобразная броня, выбеленная солнцем и ветром, покрывает их целиком. Костяные щитки наползают друг на друга при движении, скрипят. В приоткрывающихся на доли секунды щелях просвечивает краснотой. Глаза на обросших клыками мордах тоже светятся ало-сиреневым. Толстые бабки ног переходят в острые тройные копыта.
   Гоар увидел, как нежить распорола таким копытом крупную ящерицу. Длинные зубы впились в мясо. Кровь залила идеальную белизну кости.
   Бурые пятна на плоскогорье свидетельствовали о том, что стадо пасется давно. Возможно, Гоар отнесся бы к увиденному спокойней, но он знал такую нежить. Знал тем знанием, которое не дается легко. В памяти всплыла картина другого знойного дня.
   Полуденная Волна палит спекшуюся почву. Небольшая деревенька у подножья Мрачных гор утопает в пыли. Отряд наемников ищет дом старосты. Суровые, выдубленные тяготами дорог лица. Все вооружены. И оружие то непростое. Почти два десятка ветеранов собралось здесь. Императорская служба не всем по вкусу. А ужиться с рыцарями баронов еще сложнее. Если идти на постоянную службу, конечно. Вот и бродят по стране отряды "диких гусей". У каждого отряда свой щит, песня, история. Сапоги месят песок дороги.
   Маг, идущий с ними, еще неопытен. Видно, что он с отрядом недавно. Еще не разучился стесняться своей молодости. Руки иногда пробегают по телу, проверяя сохранность амулетов. Спеллбук оттягивает специальный карман на поясе. На пальце перстень Академии сверкает крохой-сапфиром.
   Внезапно с противоположной окраины поселения раздаются крики. Быстро стихают. К небу тянутся первые струйки сизого дыма пожарищ. Из-за угла к опешившим наемникам выдвигаются несколько зомби. Тварей почему-то не страшит свет Волны. Лишь движения вялые, замедленные. В руках нежити вилы и топоры - бывшие крестьяне.
   Наемники, привыкшие ко всему, разбиваются на тройки. Тяжелые пилумы сбивают пару неупокоенных наземь. Часть мертвецов обходит строй, направляясь к волшебнику.
   Маг взмахивает рукой и шепчет. С кончиков пальцев срывается голубое марево. Превращается на лету в острые ледяные сосульки! Ближайшая нежить падает с разорванной в клочья грудной клеткой. Перебитый позвоночник не дает ей подняться, и она смешно копошится в пыли.
   Гоар, а это именно он, повторно произносит заклинание, выцеливая ладонью нового врага.
   В этот момент слышится стук копыт. На дороге появляется всадник. Белые, словно эмалированные, доспехи, слепят как снег. Огромный конь с двумя рогами на лбу мощным прыжком вбрасывает себя в центр сечи.
   Длинные клинки наемников бессильно скрежещут по костяным щиткам. Всадник в глухой броне отводит свое оружие. Длинная алая рукоять, без малого в сажень длинной, несет на себе волнистое как у фламберга лезвие. Огромный, не короче рукояти, клинок с глубоким долом сверкает на свету!
   Необычный меч-копье опускается. Красные брызги пятнают чистоту доспеха. Неизвестный воин на чудовищном коне орудует своим протазаном(1) словно веслом! В воздух взмывают отсеченные части тел. Строй наемников рвется. Песок наливается кровью порубленных людей. Выжившие кидаются в рассыпную.
   Закрытый шлем меж высоких наплечников поворачивается к магу. Все алые пятна на броне уже впитались, не оставив следа. Гоар замирает под прицелом Т-образной щели, за которой клубится краснота. Кажется, на него смотрит сама Смерть.
   В бок чудовища врезается туча крупных, с голову теленка, камней! Брызжут осколки кости и куски доспехов! Вырвавшийся на свободу красный туман столбом уходит вверх. И сразу начинают плыть под горячей ярью Волны оставшиеся зомбаки. Вспыхивают нещадным пламенем, превращаясь в вонючие лужи.
   За минуту битвы с костяным воином отряд потерял две трети своей численности. И тогда, им всем еще повезло. Повезло, что эльфийский метатель, ради которого они пришли в ту деревню, не сгнил со времен войны с каменными троллями(2) за перевалы. Что жадные селяне не повыдергали драгоценности, поддерживающие заклятье броска. Повезло, что нашелся в деревне смельчак, что зарядил его и нацелил. Не убежал сломя голову как остальные, не забился в подпол.
   Метатель им староста так и не продал. Впрочем, никто из наемников этому не удивился. Война за перевалы окончилась ничем, и если огры начали пропускать сквозь горы такое...
   Свой испуг Гоар запомнил нежити очень хорошо. Еще долго называли его в тех землях Гоар Упокоитель. Он искал таких же, как тот всадник. Его кровь кипела. Он не мог простить себе того смертного мига. Растерянности. Жаждал переиграть.
   Но до него доходили лишь слухи о жутких винах-некромантах. Белые рыцари Тьмы не встречались ему. К счастью ли? К сожалению?
   С тех пор прошло много лет. Восемьдесят семь, если быть точным. Маг вырос. Стал совсем другим. Сегодня он смотрел на нежить уже без того страха. Но и без той юной жажды побед. Впрочем, руки чесались. Гоар не мог себе в этом не признаться. Волшебник сдержал свой детский порыв и двинулся в обход плоскогорья.
   Вскоре маг наткнулся на странное существо. Громадная мускулистая тварь с головой вросшей в плечи, без намека на шею. Верхняя часть туловища покрыта длинными перьями. На ногах перо переходит в нечто среднее между остью и свалявшимся пухом. Явно тоже огр, их породу не спутаешь, но подобная разновидность Гоару была неизвестна.
   Тварь сидела в сплетении ветвей угольных деревьев и наблюдала за стаей костяков.
   Пока волшебник изучал обстановку, огр вылез из своего гнезда. Ростом он превосходил волшебника раза в два. От запаха грязных перьев засвербело в носу. Не заметив, что за ним наблюдают, здоровяк тяжело протопал в сторону двурогих, и издал пронзительный свист. Разбредшаяся было стая, вновь сбилась плотной кучей.
   Пастух! Гоар потер заложенные уши, и похвалил себя за выдержку. Кто знает, что еще скрывается на местном взгорье? Доведись ему ввязаться в драку и дело могло повернуться худо. А теперь он знал, где искать костяных коняг, в случае чего. Да и их хозяев тоже.
   У мага была отличная память. Свой длинный черный список он знал на зубок и любил укорачивать время от времени. Под настроение.
   Темный "со товарищи" занимал весьма прочную позицию на вершине этого выдающегося документа. Не то чтобы Гоара сильно волновали творимые тем злодеяния. Зло Мерн считал довольно абстрактной категорией. Просто были пересекающиеся интересы, и накопилась масса личных претензий.
   Иными словами, Гоар очень хотел заполучить себе его замок со всем содержимым и прилегающими землями, бишь Островом Темного. А владельца извести как можно более мучительным способом. Нет, он не был садистом, просто на его непредвзятый взгляд подобное развитие событий наиболее адекватно компенсировало его, Гоара, потраченные время и усилия.
   Маг искал возможности расширить пределы своих сил и знаний. На данном этапе это было невозможно. Мерн принадлежал к расе людей, и доступ к баронским усилителям магии в Империи у него отсутствовал, даже в теории. А это было необходимо для исследований. Собственно, тяга к силе и новизне стала основной причиной предпринятого путешествия.
   Кристалл же в основании Острова Темного выглядел более доступной целью. Для того чтобы завладеть им, не требовалось устраивать геноцид эльфийского народа и разрушать Империю, которой правил не самый плохой его знакомый. Только уничтожить изрядно надоевшего своей некромантией Иворанта, всего на всего. Гоар любил безнадежные дела.
   Отметив в спеллбуке местоположение плоскогорья, маг возобновил свой поход. Вскоре каменные клыки и угольные деревья уступили место пустыне.
   Оглядев цепочки барханов, уходящие за горизонт, путешественник решил переменить способ перемещения. Вытащил флягу. Уронил несколько капель влаги на ладонь. Подбросил в воздух. Мысленно создал формулу.
   Сверкающие капли повисли в воздухе, растянулись тонкой пленкой.
   - Ищи!
   В слюдяной поверхности отразился родник у корней черного дерева.
   - Еще! Дальше!
   - Изображение сменилось. Теперь перед магом расстилается каменный потолок над подземным озером. Гоар шагнул вперед и, прорвав поверхностное натяжение, завис над темной водой. Не увидев в пещере ничего интересного для себя, подцепил носком сапога каскад брызг и шагнул вновь.
   Пересохший колодец окружает стеклянная равнина. Песок сплавлен в шлаковидную массу чудовищными ударами. Гоар начал понимать, что весь нижний Этер сплошная пустыня. "Мы столько говорим о великой битве. Мы столько искали ее следы. Силились понять, кто и за что бился. Мы смотрели не там. Вот оно, поле брани! Что за магия смогла опалить целый мир? Какие силы схлестнулись здесь?"
   Маг смотрит в пустые зеркала залитых черным стеклом каньонов. Слушает свист дикого ветра. Чует боль истерзанной земли, у которой вырвали душу. В его сердце рождается вновь давно забытое. Сострадание? Ярость? Как бы то ни называлось, сегодня его список пополнился. Гоар не любит смотреть на мертвые миры.
   Внимание мага привлекло странное марево над землей. Он заглянул в магический диапазон. Толстое черное щупальце протянулось от горизонта к горизонту. Вдалеке колышутся такие же. Они слепо шарят по пустыне, свиваются кольцами. Проходят сквозь барханы и остатки строений. Впереди, к югу их становится еще больше. Над краем видимой земли выступает целая корона. Черный бесплотный венец.
   Чернота тянется к Мерну. Волшебник ныряет во тьму колодца, расплескивает остатки мутной воды на дне. Вновь подхватывает капли.
   Дальше!
   Гоар выходит из мутной стены водопада. Утес, с которого льется вода, торчит из озера посреди пустоши. Река возникает прямо над скалой, рушится вниз. Вокруг, ограничивая площадку с версту диаметром, уходят в небо шесть обелисков.
   Там на высоте, коей достигают лишь меллорны Эльфов Леса, висит в незримых цепях крылатая фигура. Но крылья её черны. Они суть те щупальца, что шарят по израненному миру. Ищут. В ушах мага звучит тщеславный голос. Словно сами каменные столпы звенят над равниной:
   Оглядись путник! Ты узрел бога. Бога, чье имя пережило века и легенды в разных мирах. Сие Азазель(3). Он пришел к нам гордым и непокорным. Его призвание было смертью. Его сила была велика. Но теперь он лишь тварь, что не помнит себя. Я победил его. Я! Не бог! Не мессия! Всего лишь темный эльф! Но он здесь, прикованный, а мощь его струится в моих жилах по праву. Я оставил жалкие крохи. Теперь он страж! Мой послушный пес, что хранит мир от разрушителей. От ракшей! Тех, что проиграли однажды великую битву. Были выкинуты с этой земли. Ты смог придти сюда! Но здесь твоя дорога кончается. Сожалею, но собак тоже надо кормить! Пускай, ты умрешь с мыслью о моем величии!
   Это говорю тебе Я! Лорд Иворант, прозванный Темным! Новый властелин смерти!
   Вызванный магией голос смолкает.
   - Почему книги говорят о другом, Темный? - Губы Гоара кривятся в саркастической ухмылке. - Ты называешь себя властелином, но, по-моему, ты трепло и дешевый позер. Корми своих шавок сам!
   Волшебник воздевает руки к небу. И воды озера, покоряются его воле! Взмывают вверх. Сверкающий ледяной щит великанов звенит под ударами дикой тьмы падшего бога! Валятся вниз морозные глыбы. Но Гоар уже сделал шаг в струю водопада. Под ледяным куполом лишь пустота. Звенит раскатистое эхо последнего слова:
   - Догоняй!
  
   1) Протазан (от нем. Partisane) - колющее древковое холодное оружие, с длинным и плоским металлическим наконечником, насаженным на длинное (2,5 м и более) древко.
   Материал из Википедии, свободной Интернет энциклопедии.
  
   2) Тролль - это не название вида или расы, а, скорее, обозначение некой общности существ. Дословно можно перевести данное выражение, как "Огромный тупой дикарь". Троллями называют ряд подвидов огров, например, речных, которые селятся под мостами и горных (каменных троллей). Также троллями прозвали дикий кочевой подвид орков с характерными крючковатыми носами на плоских мордах.
   Книга "Живые и мертвые Этера"
   Автор: член совета Академии Магии и Волшебства, архимаг, профессор "жизни" Сорт Ралан. Под редакцией члена совета Академии Магии и Волшебства, мага воды, Гоара Мерна.
  
   3) Азазель -- предводитель допотопных гигантов, восставших против бога. Он научил мужчин воевать, а женщин -- искусству обмана, совратил людей в безбожие и научил их разврату. В конце концов он был привязан, по повелению бога, к пустынной скале. Так повествует апокрифическая литература народа Моисея. Имя Азазеля, как падшего ангела встречается и в христианстве. Никакого отношения к известному детективу не имеет.
   Прим. Автора.
  

Глава 9. Догоняя ветер

  
   Столица Империи поразила Данаэ своей бессмысленной необъятностью. Привыкшая к строгой планировке Сапфирового Пика, эльфа не уставала удивляться расточительству местного архитектора. Ей даже в голову не могло придти, что никакого общего плана застройки для окраин Солла не существовало. С центром дело обстояло лучше, но там была другая беда: местные "отцы города" строили дома похваляясь своим богатством. Каждый пытался сделать выше, шире, аляповатей чем у других. На этом фоне то тут, то там вырастали строгие бастионы имперской классики правительственных учреждений.
   Мост через Солонь вообще остался в Лисиной памяти как нечто неохватное, подавляющее.
   Не заблудилась она благодаря другой чудной особенности местного народа. На каждом перекрестке были врыты аккуратные столбики с массой табличек-указателей. Зачастую, таковые оказывались устаревшими, либо перевернутыми, но, задавшись конкретной целью, по ним вполне удавалось сориентироваться. Возможно, дело было в количестве таких подсказок.
   Так или иначе, но внутригородская стража абсолютно не проявила интереса к заезжей темной. Печати на рукоятях мечей стоят и ладно. Не такое видали. А мзды после привратников все равно не обломится.
   Гончая оказалась у Подсолнуха практически одновременно с Алаэном. Поторопись она на десяток минут и баронскому отпрыску выпала бы блестящая возможность полюбоваться на темную эльфу вваливающуюся в кабак.
   Надо сказать сцена вышла еще та. Во-первых, Данаэ в жизни не была в таверне. У её родного народа это было как-то не принято. Сказывалось невеликое число мужского населения. Каждый мужчина - темный эльф был носителем какого-либо титула, владельцем определенных земель и дворца.
   Естественно, на землях Сапфирового Пика жили простые труженики, но представлены они были крестьянами и ремесленниками других рас, перешедших под руку Лордов добровольно. Условия эльфы, богатые и немногочисленные, создали идеально. Защиту от нежити и внешних врагов предоставляли по первой необходимости. Налогами особо не давили. Непоседливый народ и беженцы из пограничья валом валили к ним в поисках лучшей доли. Были среди них и содержатели таверн, но сами эльфы были в таких местах нечастыми гостями. Закрытое и традиционное общество не располагало.
   В результате эльфа знала о правилах поведения в кабаках исключительно со слов гнома-оружейника Плата и других подобного рода "подданных".
   Высаживать дверь она все же постеснялась. По этому мощный пинок лишь впечатал створку в стену заведения. Не отошедший после вчерашнего, несчастный владелец, он же двоюродный брат начальника стражи южных ворот, воззрился на хрупкую фигурку в проеме. В его сознании появившаяся экзотичная красотка никак не увязывалась с ожидаемым мордоворотом. Кроме того, трактирщик судорожно пытался вспомнить, в какую сторону открывается дверь его заведения после скоротечного ночного ремонта.
   Сочтя эффект достаточным, Лиса, уже вполне обыденно, прошла к столу в конце зала. Села боком к высокому стрельчатому окну и выжидательно уставилась на хозяина.
   Уловив прищур золотых глаз тот почувствовал себя не в своей тарелке. Брат Ранта был стопроцентным человеком. Ни вампиры, ни иные страховидлы не оставили в его генах ни следа. Тем не менее, он сразу уловил, что от гостьи стоит ждать беды. Особым, кабатчиковым чутьем.
   Обслужить посетительницу он решил самостоятельно. Редкие в этот час завсегдатаи сим обстоятельством были поражены. На их памяти Ленивый Дик впервые выбрался из-за стойки. Да к кому? К страхолюдной в своем совершенстве черной эльфийке, что вломилась в таверну словно... Да никто еще в эту таверну так не входил. Влетали, падали, разносили кабак - было. Но к ночи, по пьяни. Без умыслу. А вот так средь бела дня в одну из лучших таверн Солла? Оставалось только ждать продолжения.
   К разочарованию публики, такового не последовало. Дик совершенно спокойно принял заказ. Сопровождаемый долгими взглядами, принес еду и вино. Но не вернулся за стойку, а подсел к гостье.
   - Уважаемая, я не хотел бы вас оскорбить но...
   - По поводу оплаты да?
   - Я не первый, кто спрашивает? - наигранно смутился Дик.
   - Вообще-то первый, я только что из пограничья и не знаю местных порядков. Но о чем еще тут можно спросить?
   Трактирщик переварил фразу про пограничье, прикинул расстояние и решил дурацких вопросов не задавать. Он вообще-то подошел с весьма конкретной целью.
   Стрельчатые окна с витражами, возле одного из которых расположилась гончая, были его маленькой слабостью. За них ленивый Дик отвалил кучу денег гномам и гоблину стекольщику. Защита в виде тонкой стальной сетки и заговор на ее невидимость тоже встали недешево. Вчерашнюю драку все это пережило с честью. Тем не менее, соседство темной и предмета собственной гордости спокойнее трактирщика не делало.
   - Вы правы, не о чем. Так как будете платить?
   Выкатившийся на стол изумруд был настолько редким явлением в тавернах Империи, что даже не привлек к себе внимания. По крайней мере, за те секунды, что сверкал на дубовых досках. В следующее мгновение камень бесследно затерялся в широком кулаке трактирщика.
   - Госпоже не стоит столь неосторожно показывать такое. У меня приличное заведение, но сверкание подобных камней порою слепит глаза. Я, боюсь, не смогу быстро предоставить вам сдачу...
   До Данаэ начало доходить насколько здесь ценятся драгоценные камни, но мелочной натурой она себя не считала. Кроме того, от нее не укрылось, что трактирщик нервничает..
   - Я обойдусь без сдачи. Вижу, у вас ко мне еще какое-то дело?
   - Вы.. - Дик впервые в жизни растерялся. Совесть у него была: редкость при такой работе -- Вы.. более чем щедры, госпожа.
   По его знаку кувшин вина исчез со стола, а служанка принесла большую пыльную бутыль.
   - Я просил бы Вас посещать мое заведение чаще. Теперь Вы весьма желанный гость. И ваши расходы оплачены на длительный период.
   Лиса отпила из налитого кубка. Вино.. Вино было хорошим, даже кривя душой. Ничем не хуже того, что во дворце отца. Еда тоже оказалась на уровне.
   - Я вижу, вы Гончая, госпожа? - констатировал Дик, и, не дождавшись ответа от голодной эльфы, продолжил - Слышал, у таких как Вы довольно беспокойная работа. У меня крохотная просьба, если вдруг что.. будьте осторожней с витражами...
   Эльфа подняла взгляд и вдруг широко улыбнулась. Она успела подумать невесть о чем, и не понимала что не так? Где она ошиблась? А человек просто испугался ее - Лисы! Это было в диковинку, и она прониклась симпатией к трактирщику. Вино и сытная еда привели в умиротворенное состояние духа.
   "Шпион я или нет?" - подумала Данаэ. По правде сказать, о том, как ведут себя разведчики, она тоже не имела ни малейшего понятия, но ей захотелось сделать хоть что-то. На стол легло еще пять изумрудов.
   - Это первый взнос. Я хотела бы заключить соглашение с держателями таверн в Империи. Мы готовы платить за кров и стол, что будет предоставляться Гончим всегда, независимо от времени суток и иных обстоятельств. Лорд Инналариат поддержит мое предложение.
   В этом она уверена не была, но мысль показалась ей дельной. Таскать золото и брильянты с собой ради покупки еды выглядело несусветной глупостью.
   - Я сделаю все, что от меня зависит, Леди. Но я простой держатель таверны! Где гарантии? да и потом небыстрое это дело! - Но видно было, что сопротивляется Дик скорее для проформы. Он уже все решил. Резон в её словах был. Вес придавали камни. В конце концов..
   - Что вы теряете?
   Дик склонил лысеющую голову.
   - Вы правы, Леди.
   Ни он, ни эльфа, ни остальные разумные в зале не подозревали что сейчас, на их глазах, был заложен фундамент крупнейшей разведывательной сети на территории Империи. Новичкам, воистину, везет, а уж Лорд Льда никогда не упускал таких возможностей.
   Но это, как говорится, совсем другая история.
  
   Ленивый Дик вернулся за стойку. Лиса проводила его взглядом и задумалась о своих дальнейших планах. Судя по всему, поиски вампирши грозили затянуться. Проблема с жильем решилась сама собой. Гончая не сомневалась, что хозяин предоставит ей комнату по первой просьбе. А вот дальнейшие действия...
   Следов ауры Кирани ей так и не встретилось. Она, в тайне надеясь на это, просматривала магический диапазон регулярно, но, увы. Суета большого города растворила все.
   К местным детям Ночи ей соваться не хотелось абсолютно. Отношения между темными эльфами и кланом Носферату складывались далекие от взаимопонимания. Интуиция говорила ей, что там ведьмаку будут не рады. Не одобряли почему-то вампиры любимого вида деятельности подданных Сапфирового Пика.
   Оставалась лишь одна призрачная зацепка. Необычный парень, встреченный при входе в город. Вот с поисками его ауры не было никаких проблем. Казалось, он побывал повсюду. Не далее как вчера он присутствовал и в этом трактире. Следы уже стерлись и поблекли. Лишь очень сильный маг жизни смог бы разглядеть их, но отточенные заклятья эльфийской татуировки позволяли различить многое. И не все увиденное понравилось эльфе. Следы вампиризма имели место быть. Странные, смазанные, но, тем не менее, безошибочно видимые. Паренек оказался совсем не прост.
   Тем временем вечерело. Таверна начала наполнятся народом. Необычная посетительница притягивала к себе взгляды. Вокруг ее персоны начался тихий ажиотаж.
   Решив что-то для себя, Данаэ решительно встала из-за стола и направилась к выходу. Трактирщик кивнул ей как старой знакомой - мол, всегда рады, обращайтесь. Расспросить его эльфе не пришло в голову. Она не привыкла к общению, толпе и чувствовала себя скованно.
   Очутившись на площади, Данаэ осмотрелась. К городу незаметно подкралась грозовая туча. Исполинский кит завис своей черной тушей над северной частью столицы. Глыбы облаков подсвечивались разрядами молний. Потянуло холодком. После одуряющей духоты полудня это было даже приятно.
   Выбрав наиболее свежий след, гончая двинулась на поиски. Поплутав по кварталам эльфа очутилась на окраине. Тучи, сгустившись, затянули уже половину неба. Лиса впервые пожалела об оставленном плаще.
   Вдобавок за ней увязалась парочка неопрятного вида личностей. Эльфа только задумалась о том, что им нужно, как дорогу перегородили еще трое. Все стало на свои места. Видно грабеж на улицах был еще одной чертой местного колорита.
   Оставив троих увечных разорников дожидаться стражи возле трупов своих дружков, Лиса решила быть осторожнее. Дальнейший путь она проделала по крышам, стараясь привлекать как можно меньше внимания. В лесу роль крыш с не меньшим успехом сыграли деревья. Финал магических экспериментов Али гончая досматривала, уютно устроившись в ветвях.
   Она видела нити, что связали того с чем-то далеким. Видела, насколько незнакомый ей парень выдохся. Чутье подсказывало, что он затеял свое волшебство не просто так. Некромантией от заклинаний не несло. Просто сильная магия. Когда аура паренька начала тускнеть у Лисы случилась тихая паника. Что делают в таких случаях, лишенная магии не представляла совершенно.
   Али мог бы считать себя обязанным жизнью гному. Удача ли, стечение обстоятельств, но в нужный момент в голове эльфы всплыли рассказы Гонта о магическом ветре и драгоценных камнях. Естественно, подобные данные сохранились и у самих эльфов, но Лиса пропускала лекции на эти темы с завидной регулярностью. В результате, иначе как везением такое озарение назвать сложно.
   Выдернутый из пазов камушек блеснул в предгрозовом воздухе и подкатился к распростертому телу. Пальцы мага сжали бриллиант. Все-таки, судьба хранила своего избранника.
   Пока эльфа хвалила себя за находчивость и думала, как ей показаться тому на глаза, объект её размышлений окончательно пришел в себя. И не замедлил исчезнуть. Сказав самой себе пару нелестных слов, она кинулась по следу. Догнать мага не составило особого труда, но тут хлынул намечавшийся ливень. Мгновенно стемнело, засверкали молнии. Вода потекла из разверзшихся хлябей потоками.
   Следы ауры юного полувампира смывались ливнем на раз. А тут еще черепица стала скользкой от несущейся воды. Лисе пришлось поменять свой способ передвижения. Пока она спускалась, успела почти потерять свою цель из виду. К счастью, над крышами домов уже показалось крупное здание. Как поняла эльфа какое-то местное учебное заведение.
   Внутрь гончая соваться не решилась. Уж очень нехорошие символы мерцали жидким светом на дверях храма науки в магическом зрении.
   Вновь взобралась на крышу, благо здесь стены здания слагал гранит, а крыша имела большие стеклянные окна. Под одним из таких окон Лиса обнаружила своего подопечного. В отличие от профессора, гончую рассказ Алаэна крайне заинтересовал. Отбросив все несущественные детали эльфа уяснила суть. У парня пропала сестра.
   Данаэ перекатилась через пару оконных проемов. Аккуратно открыла раму и собралась было прыгнуть вниз, когда её болезненно ткнула в плечо длинная игла. Стригой!! Комароподобное существо с птичьими крыльями, но размером с собаку, впилось в тело эльфы. Та зашипела от боли и досады - прозевала магического охранника. Оторвав от себя прожорливую тварь, все же нырнула внутрь здания.
   Звон бьющегося стекла и удаляющаяся фигура Али на фоне темного неба стали ей наградой. Тот летел на запад. В который раз за день упускать обычного мага Лисе не хотелось страшно. Даже не осмотрев распростертое на полу тело, эльфа ринулась вдогонку.
   И началась безумная гонка по крышам. В голос матерясь на всеобщем, принцесса Инналариат скакала по скользкой черепице. Дождь лил по прежнему и гончей приходилось прилагать все силы, чтобы элементарно не свернуть себе шею. К счастью, за раскатами грома и в редких вспышках молний заметить черную, насквозь промокшую фигурку было практически невозможно.
   Лиса уже здорово отстала от Али, когда путь ей преградила река. Солонь несла вспененную черную воду вдаль к опорам моста. Добежать до него, не потеряв подопечного из виду окончательно, было нереально. Про водную преграду Лиса попросту забыла. Али уверенно летел вперед, а сумасшедшая акробатика к обдумыванию маршрута не располагала. Гончая замерла на мгновение, стоя на узкой горизонтальной перекладине магического светильника. Кинула взгляд вниз. Там ревела пучина, чующая близость водопада. Эльфа решилась.
   Крутанувшись вокруг перекладины, прыгнула вперед. Веки Лисы сомкнулись в полете. Ноги уперлись в пружинящую поверхность воды, что стала раздаваться под их ударом. Эльфа приняла часть веса на руки и оттолкнулась. Получилось! Цепляя гребни волн гончая понеслась вперед. Страшно мешал густой как кисель воздух. На борьбу с ним она тратила даже больше сил, чем на выбор, куда поставить ногу. А силы были не безграничны. Под конец, задыхаясь от татуировки, жгущей болью тело, она, все-таки, сорвалась в воду. К счастью, пальцы почти сразу поймали обтесанный гранит набережной, а намокать на Лисе уже было нечему. Эльфа кое-как справилась с течением, втащила себя на парапет.
   Приятным открытием стало то, что она обогнала мага. Тот бесшумной тенью скользнул над фигуркой гончей и скрылся за крышами ближайших домов. Данаэ отряхнулась и ринулась следом. Теперь её уже не могло остановить ни что.
   И все же, гончая не могла тягаться в быстроте с заклинанием левитации. К подвалу она добралась лишь к концу скоротечного магического поединка.
   Весьма качественно прожаренная Кирани валялась в глубине помещения. Впрочем, Лиса не обольщалась на этот счет. Живучесть данной нежити эльфа успела ощутить в полной мере. На полу остывало малиновое пятно. Не спеша выдавать свое присутствие, Лиса скользнула в проем ворот, ухватилась за низкие потолочные балки и подтянулась. Она страшно замерзла. Ливень оказался отнюдь не теплым.
   Данаэ сосредоточилась на внутренней энергетике, усилием воли отогнала сонливость. Стало чуть теплее. Эльфа двинулась по потолку в глубь помещения.
   Алаэн, тем временем, приблизился к поверженной вампирше. Он, в отличие от непривычной к работе детектива эльфы, понимал важность допросов. При его приближении нежить дернулась, сделала неуклюжую попытку отползти. Маг с силой пнул чернокнижницу под ребра.
   - Еще раз спрашиваю, где девушка с волосами как у меня?
   - Я сказала, что ты опоздал, колдун? - вампирша злорадно шипит.
   Браслет на запястье Алаэна вспыхивает. Над бриллиантом в короне вайверна загорается лучик Волны. Маг с силой всаживает этот свет в тело нежити. Шипение вампирши перерастает в истошный визг. Её рука тянется к талисману на груди, но маг опережает Кирани.
   - Весьма необычный предмет, как говаривал наш мастер артефактов. - Маг держит в руках цепочку с талисманом. Черные крылья нетопыря образуют круг. Внутри язык пламени. Литье настолько тонкое, что огонь выглядит живым. - Что это?
   Вопрос сопровождается очередным ударом луча Волны. На теле твари вспыхивает тлеющая рана.
   - Не бей.. Я скажу.. Не надо..
   - Говори.
   - Это Нагрудник Крови. Часть доспеха бога носферату.
   - Зачем он нужен?
   - Он от древних сил. Защищает меня от света и магии. Помогает творить заклинания. Еще может открыть портал.
   - Что-то он не очень помог. И куда ведет портал?
   - По-разному, он решает сам. Я не могу, почти не могу им управлять. Он всего лишь часть, он слаб в одиночестве. Отдай!
   - Ага, вот все брошу... - голос Алаэна звучит задумчиво - Что здесь произошло, и где Эмира ты объяснишь, наконец? Я чувствую, она жива, почему я опоздал?
   - Ритуал. Темный ритуал. Я нашла нагрудник в одном древнем храме. Тогда наш бог еще был жив, вампиры поклонялись ему. Сейчас там все затянуло болото. Но храм сохранился. Я прочитала надписи на молитвенных камнях. Я долго искала и училась, чтобы восстановить недостающее. Там был описан способ собрать доспех.
   Я попыталась. Мне не нужны были лишние жертвы. Я создала правильный узор. Забрала силы леса. Это было далеко отсюда. Глухие места, но мне помешали. Эльфийка. Пришлось повторить все здесь. Здесь нет деревьев и жизни лесов. Но людишки заменили мне деревья. Силы от них даже больше. Надо было, с самого начала, не церемонится...
   Огненный светлячок вновь врезается в тело. Крик.
   - Ты отвлекаешься от темы.
   - Я принесла жертвы, напитала узор. Мне нужен был Кинжал Крови. Вместе с талисманом он сделал бы меня царицей вампиров. Я отплатила бы этим заносчивым высшим! И у меня получилось! Да! Но что-то пошло неправильно. Вместе с кинжалом появился он..
  
   Данаэ слушает рассказ Кирани, и, словно, вновь оказывается у пламенеющего рисунка в шахте. Но, на этот раз, вокруг стены городского подвала. Последняя жертва бьется в агонии, отдавая свою жизнь. Вокруг тела. Десятки тел разложенные сложными геометрическими фигурами. Крик несчастной затихает.
   Вампирша отрывается от своего занятия. Смотрит на забившуюся в угол фигурку. По красивому лицу текут слезы. В сиреневых глазах испуг.
   - Тебе везет сегодня, не придется испытывать подходит ли твоя кровь для заклинания!
   - Отпусти меня тварь! - пленница встряхивает удивительными волосами. Полосатые пряди разметываются по лицу. - Я тебя не боюсь. Меня будут искать. Я не нужна тебе, отпусти!
   - Мне все равно боишься ты или нет. Твоя жизнь тоже на что-нибудь сгодится!
   А за спиной чернокнижницы заклинание набирает силу. Призрачный алтарь обретает плоть. Теперь его каменная поверхность не пуста. Перекинувшись через него там возлежит чудовище. Костяные шипы в аршин длинной усеивают спину. Голова без шеи - одна огромная пасть. Мощные руки с когтями бессильно спадают вдоль туши. Потухшие глаза и нелепая поза. Из груди монстра торчит кинжал. Прямое длинное лезвие, сужаясь, уходит в тело. Черный металл ловит случайные блики. Рукоять - кобра с алыми бусинками глаз. Разверзнутая пасть змеи исторгает кровавый туман.
   - Вот оно.. - зачарованно шепчет Кирани.
   Она шагает к мертвому монстру, вырывает кинжал. Кровавый поток перестает литься из змеиной пасти. Вампирша любуется на свое отражение, непостижимое на темном металле клинка. Длинное узкое лезвие подрагивает в её руках.
   Глаза демона на алтаре обретают жизнь. Когтистая лапа хватает Кирани за горло. Вторая ложится на рукоять клинка. Миг, и Кинжал Крови в лапе демона. По сравнению с его тушей нож выглядит игрушечным.
   Тварь дергает извивающуюся вампиршу к себе. Поводит ноздрями.
   - Нет души, плоть мертва. Существуй, нежить, твое тело не подходит мне.
   Демон отшвыривает Кирани. Его взгляд упирается в Эмиру.
   - Живая? Но души тоже нет? Как любопытно. Ты полукровка? Это подойдет. Великая Печать ослабляет меня, но если подготовиться...
   Монстр прыгает к ней. Хватает за тонкую талию.
   - Кто ты? - шепчет вампирша.
   - Я Ракш! - ревет тварь - Проклятый Ракш. Но я верну себе жизнь!
   Демон вскидывает кинжал. По лезвию сбегают красные блики. Чудовище ныряет в возникший портал, унося с собой Эмиру.
   - Куда он потащил её?! - Голос Али срывается в крик!
   - Я не знаю!
   Али встряхивает Нагрудник Крови. Звенит цепочка.
   - Как пользоваться этим проходом? Он ушел тем же путем?!
   - Нет! Кинжал Крови умеет пить жизнь. Он позволяет шагнуть туда, где последний раз взял её. Вместе с амулетом позволяет ходить везде, где убивал. Отдельно нагрудник бесполезен. Он перебрасывает лишь туда, куда сам захочет!
   - А это мы посмотрим. Я его поуговариваю.
   Острая грань талисмана впивается в горло вампирши.
   - Ты же любишь жизнь? Пей! Давай, помоги мне! Я прошу. Во мне есть кровь твоего хозяина. Слушай меня!
   Черная кровь неупокоенной хлещет в стороны. Кирани хрипит. Тяжелые капли падают в пыль подвала. И талисман кровавого бога слышит зов! Фигуры на полу окутываются туманом. Исчезают в красной воронке.
   Лиса свешивается с потолка, удерживаясь ногами за опорную балку, и ныряет следом.
  
   Обветшалые колонны подпирают высокий свод. На полу слой древней пыли. Давно здесь не ступала нога человека. Да и людям ли принадлежит храм?
   Лиса ловко приземлилась на руки и перекатом ушла в сторону. Вывалянный в пыли Алаэн вскочил на ноги. Особого удивления, впрочем, на его лице при виде эльфы не отразилось. Он сунул окровавленный амулет в карман. На чистоту его куртки это уже не влияло.
   - Следила?
   - Подстраховывала.
   Али осматривается. Его внимание привлекает стон. На жертвенном камне распростерлась хрупкая фигурка. Руки скованы специальным зажимом в оголовье. Девушка без сознания. Красивое золотисто-коричневое платье стекает складками на пол.
   - Мира!
   Али кинулся к сестре.
   - Ты жива!?
   Он безуспешно попытался открыть кандалы. Посмотрел на эльфу.
   - Здесь серебро, помоги, мне нечем сломать замок!
   Лиса отвернулась от тушки вампирши, выдернула засапожный нож. Приблизилась. Вскрыла замок. Али подхватил сползающее тело.
   - Мира!
   Эмира открыла глаза.
   - Он ушел?
   - Здесь никого не было.
   - Братец, как же я испугалась.. Он вроде убил какую-то змею, а потом притащил и заковал меня здесь. Я головой о камень треснулась, соображаю плохо.
   - Я думаю, стоит поскорее выбираться отсюда. - Сообщила Лиса - Али, ты можешь добить вампиршу? Мне жалко оставлять здесь серебро, а выковыривать нельзя сразу. Может оклематься.
   - А? Да, могу, погоди. В руке мага вспыхнул огненный шар.
   - Думаешь, оживет? Сомневаюсь. А что вы с ней не поделили-то?
   В этот момент с хлопком возник красный портал. Туша демона ввалилась в залу. Все замерли. Вопрос Али повис в воздухе.
   - Вали его! - Лиса, как и положено гончей, первая сориентировалась в ситуации.
   Али с охотой последовал мудрому совету.
   Файрболл взорвался на теле твари. Синий плазменный шар полутора саженей диаметром опалил камень пола и шкуру зверя.
   Лиса подскочила к жуткой морде, оттолкнулась от ближайшей колонны и врезала с разворота ногой в висок монстру. Удар с выплеском энергии мотнул голову твари. Гончая мягко приземлилась, выхватила осквернитель и всадила заряд серебра в приоткрывшуюся меж броневыми пластинами щель.
   Ракш заревел дурным голосом. Задергался, теряя равновесие. Но страшные раны на его теле начали стремительно исчезать. Зазвенели по полу серебряные стрелки, выходя из тела.
   - Меня нельзя убить, смертная! - демон вскинулся на дыбы.
   - Сам смертный, я эльфа! И я еще даже не начинала!
   Лиса выхватила из ножен сабли. Инициировала татуировку! Кинулась вперед. Вспахала кончиком клинка живот зверя. Взбежала вверх по телу ракша и, что есть силы, рубанула по сжимающим Кинжал Крови пальцам.
   Сделала кувырок назад. Замерла на секунду, сделав мостик. Кончики сабель, на которые оперлась эльфа, вошли точно в живот позабытой, было, вампирши. Не останавливаясь на достигнутом, вновь прыгнула к твари. Забросила сабли за спину. Подхватила летящий к полу кинжал и всадила его в бок демону!
   Глаза змеи на рукояти вспыхнули. Алое хлынуло по руке. От резкой, непереносимой боли не спасла даже татуировка. Данаэ распахнула глаза. В помутившемся сознании инстинкт гончей "Не бросать оружие!!" схватился с рефлексами. Эльфа дернулась и отскочила. Нож остался в ладони.
   - Что, не нравится моя жизнь? - тварь рушится всей массой вниз, прижимается к полу, готовясь прыгать. Хвост дробит камень стен.
   Лиса взвешивает злое металлическое жало в руке.
   - Я не выношу падали! - Черная молния сверкает в воздухе и входит в спину твари чуть пониже шипастых гребней.
   Магический туман вытекает из змеиной пасти свивается в кольца под сводами древнего храма. Ракш ревет. Бьется в агонии. Сквозь завитки проступает панорама совсем другого места.
   Пол выстлан корой. По сторонам вздымаются огромные корявые столбы. Ветви? Одна из них удерживает круглую клетку из прутьев. Внутри цветок. Нет! Жезл! Прутья испещрены зарубками.
   Картина вновь меняется. Вся компания падает на заросший травой склон. Волна ослепительно сияет в небе. Товарищи по несчастью катятся вниз. Шипы на спине ракша впиваются в грунт, останавливая падение. С одного из них срывается блестящий обруч.
   Красная муть вновь обволакивает демона. Хлопок. Издыхающая тварь продолжает свой магический путь.
   Лиса и семейство Малона с треском врезаются в стену кустарника.
  
   Тихо потрескивают свечи, разгоняя сумрак опустевшего храма. Тело вампирши лежит на прежнем месте. Мертвая кровь сочится из ран на горле и животе. Натекла уже целая лужа.
   Кирани еще здесь, вампира так просто не убить. Но магия, мифрил и странный металл Нагрудника Крови сделали свое дело. Поврежденные ткани не желают восстанавливаться. Фиолетовый туман едва клубится над истерзанным телом. Сила уходит по капле.
   Хозяин, Властелин... - Беззвучно шепчут синие губы..- Помоги! Я взываю!
   Рука чертит знаки из пыли и собственной крови. Темнеет. Над телом вампирши сгущается чернота. Сливается в призрачную фигуру. Свет проходит сквозь призрак, но словно тускнеет.
   Остроухая тень обходит распростертую нежить. Мелкие обломки камня, во множестве устилающие пол, свободно проходят сквозь сапоги пришельца. Но удар такого сапога вполне материален.
   - Вот как ты теперь заговорила! Хозяин! Властелин! Где была твоя почтительность, когда ты предала меня? - В голосе Темного слышна издевка.
   - Я.. я отслужу, я не предам больше. Пощади..
   - Я спас тебя! Лишь благодаря моему вмешательству ты не стала обычным упырем! Я защитил тебя от власти твоего создателя! Вы вампиры - единственные из не живых, что не подвластны моей воле. Слишком много в вас остается силы. Слишком многое дает вам кровь. Вы все предатели, угроза мне. Я предложил тебе лучшую долю! Служить мне! Тому, кто может по праву считать себя Богом мертвых! Я научил тебя магии Тьмы! - Вновь бьет вампиршу. - И чем ты отплатила? Просто сбежала.. Отслужишь? Еще как отслужишь.
   Темнота сгущается вновь. В протянутую руку падает золотой ошейник. Темный небрежным жестом швыряет его Кирани.
   - Надевай! Надевай сама! И вечно помни, кому ты служишь!
   - Но рана, Хозяин... - сипит нежить.
   - Надевай!
   Золотое кольцо смыкается на шее вампирши прямо поверх раны. Золото темнеет, впитывая фиолетовую муть. Ошейник выпускает тонкие усики. Золотая многоножка врастает лапами в горло нежити. Стягивает края разреза. Ожоги от магии Али нехотя зарастают. Дыры от клинков перестают кровить.
   - Теперь ты в моей власти!
   - Хорошо, Господин. Благодарю..
   - Благодарить не надо.
   Фигура задумчиво обводит взглядом залу. Шагает к жертвеннику в центре. Проводит когтем по камню.
   - Сделаешь вот что...
  

Конец первой части.

  

(с)Лепешков А.В.

Ярославль

2006-2007

  
  
  
  
  

Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"