Лескская Акила: другие произведения.

Темный Повелитель-6а

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В общем, выкладываю первую из пяти версию. Хотела, честно, выложить еще на прошлой недели аж 2 версии, но что-то вторая идет туго - не хочет Шаэтан в Сверинику, хоть ты тресни. Так, в этой версии говорится, что случилось с Повелителем, когда он пошел в Ад. Да, не буду отнекиваться, поизаимствовано из фильма. :))

Темный Повелитель-6.


Версия Љ1.
...Свечное пламя от твоего дыхания томно изгибается, походя на южную танцовщицу, и вновь горит ровно, словно ничего и не было. Восковые потеки бегут по тонкому стану, и кажется, что это плачет свеча, медленно и тихо умирая от жарких ласк огня. Нет, у нее есть еще пару часов, прежде чем она превратится в лужицу, но сейчас это просто беззвучная агония. Агония, дарящая чуточку света и тепла погруженной в холодную темноту комнате, агония, рождающая надежду на то, что во тьме есть свет, пусть маленький огонечек, но и этого многим отчаявшимся хватит для того, чтобы облегченно рассмеяться.
Рассеянно проводишь указательным пальцем по свече, сжимая в другой руке горсть монет, неизменно становящихся на ребро, сколько бы ты их не кидал. Что это - насмешка или подарок Судьбы? Ее желание посмеяться над тобой, Темным Повелителем, или дать шанс взять собственную жизнь в руки? И то, и другое подходит. Что выбрать? Роскошный дар или едкую издевку? Главное, не ошибиться, чтобы с горечью не узнать, что это не так.
Судьба...
Твои губы складываются в кривоватую усмешку, и отводишь взгляд от пламени, обращая его в прохладные объятия сумрака. Отстранено замечаешь, что пляска теней на стене очень красива и загадочна, но и только. Тебя вот уже третий месяц заботит только одно - кого послушаться? Голос разума или сердца? Надежное будущее или неясность?
Будь оно все проклято...
Упираешься локтями о столешницу и подпираешь ладонью щеку, вновь начиная наблюдать за танцем свечного огонька, трепещущего от твоего дыхания. Нужно выбрать, давно уже пора, только все духу не хватает признаться себе в том, что, на самом деле, все давно выбрал. Стыдно признаться в том, что тобой руководит.
Тихо скрипит дверь, и в комнату входит Ярослава, вернувшаяся с работы. Ее позвали предсказать будущее новорожденному, и она ушла, велев ложиться спать и не ждать ее. Но сон не идет к тебе, когда ее нет дома. Беспокойство начинает тревожить, когда девушка задерживается или уходит в ночь. Да и вообще, тебе уже после первой недели стало не безразлично, что с ней.
- Шаэтан? Ты почему еще не спишь? Давно уже за полночь, - хмурит она темные брови, стараясь выглядеть грозно и внушительно, но вместо этого вызывает непонятное умиление, и на губы заползает легкая улыбка. Темные глаза всматриваются в твои, и Слава неодобрительно качает головой, снимая белую шаль с плеч и заодно иллюзию бабки, - опять глаза красные, как у ангорского кролика! Нужно было спать давно лечь, а не ждать меня.
- Доброй ночи, - привычно пропускаешь мимо ушей ее ворчание, доставая из печки котелок с супом, - садись, поужинай.
Девушка смотрит на тебя непонятным взглядом и грузно опускается на лавку, словно из-под ног ушла земля. Ты этого не замечаешь, потому что занят тем, чтобы нарезать хлеб, достать сметану, сливки, посуду, подогреть медовые лепешки, в общем, все, чтобы накормить пророка, совершенно не умеющую готовить. В этом ты убедился уже на первый день совместного проживания.
Ставишь перед ней глубокую тарелку с супом, украшенным свежими веточками укропа и петрушки, и усаживаешься перед ней, с нежностью глядя на то, как эта поистине удивительная девушка кушает. Давно привыкнув к этому, Ярослава спокойно кушает, только в ней ощущается странная нервозность и смятение.
- Слава, что случилось? - спрашиваешь ты, когда ложка стучит о дно тарелки.
Она вздрагивает, как будто по плечам прошлась плеть, с преувеличенной осторожностью кладет ложку в тарелку и, отодвинув от себя, поднимает взгляд. Такого выражения глаз у всегда насмешливой и веселой Ярославы, которая, кажется, даже не знает, что такое грусть, ты не видел - словно побитая любимым хозяином собака. Замечаешь, как она сцепляет в замок дрожащие пальцы и решительно произносит:
- Я так больше не могу, Шаэтан, - и, не выдержав, вскакивает с лавочки и подходит к окну, безвыходно вцепившись пальцами в предплечья.
- Ты о чем? - осторожно подходишь к ней и пробуешь обнять ее со спины. Пророк пытается высвободиться, но ты крепче прижимаешь к себе и накрываешь крыльями.
- Ты должен уйти, - сдавленно шепчет она и неожиданно горько начинает плакать, отчего у тебя сердце болезненно сжимается.
- Почему? - растерянно моргаешь, пытаясь припомнить, чем мог обидеть.
- Ты уже сделал выбор и должен уйти, - всхлипывает она, - а я... я снова должна остаться одна. У меня ведь больше никого нет - Сашка умерла, а семью я увижу только перед смертью, когда придет время передать свой Дар. Я не смогу вновь приходить в пустой дом. Знаешь, как это жутко? Я ведь всегда была не одна - семья, друзья, Саша, опять-таки. А теперь вот. Мне еще здесь пять лет сидеть, прежде чем смогу по мирам гулять. А тебе завтра нужно уйти.
Обескуражено молчишь, не зная, что сказать в ответ, как утешить, только беспомощно слушаешь девичьи всхлипывания и порой чувствуешь, как на крыло падают, срываясь с упрямого подбородка, слезы.
- Если хочешь, я могу остаться, - искреннее предлагаешь ты.
- Я хочу, но ты не можешь, - качает головой и вздыхает, - а пока давай спать.
Мягко высвобождается из твоих объятий и спешно вытирает заплаканное лицо, будто устыдившись собственной слабости. Молча, чуть обернувшись, смотришь, как она быстро собирает посуду со стола и кладет в бадейку с водой, чтобы завтра легко было отмыть.
- Спокойно ночи, Слава, - негромко произносишь и вновь смотришь на залитый лунным светом сад.
- И тебе того же и потому же, - привычно отвечает она, и через несколько минут слышишь ее ровное дыхание.
А ты чувствуешь, что не скоро сможешь заснуть. Признание девушки, которая, как тебе до этого момента казалось, была непрошибаемой, несгибаемой, сильно заставило усомниться в своих намерениях. Мысль о том, что она останется совсем одна - подруг Ярослава так и не смогла завести, - поселяла страх в груди. Вдруг она заболеет, а некого рядом не будет? Или придут разбойники? Слава еще не в полной мере овладела своим Даром, поэтому рассчитывать на него не сможет, если что, не дайте Демиурги, случится. Нужно что-нибудь придумать...
- Слава, вставай, - тормошишь ее за плечо и слышишь в ответ что-то невнятное, но определенно нецензурное и недовольное, - вставай, тебе говорят!
- Шаэтан, чтоб тебя черти побрали, что тебе надо от бедной девушки? - стонет она, малодушно пытаясь спрятаться под одеялом, которое ты безжалостно отнимаешь, - отдай одеяло, извращенец крылатый! Смотри, встану - рога поотшибаю!
- Вставай, я ухожу.
Она сразу просыпается и садится на кровати, пытаясь пригладить растрепанные со сна волосы. Яркие синие глаза, в которых уже нет и капли сонности, серьезно и грустно смотрят на тебя, только вот слез больше нет. Пытается улыбнуться, и это ей удается.
- Ты позавтракал? - говорит таким тоном, будто это самое важное.
- Нет, тебя ждал, - качаешь головой и подаешь ей длинную фут-бол-ку, больше похожую на ночную сорочку, правда, с жуткой демонской харей на груди, - давай, вставай и умывайся.
Ярослава послушно встает и через некоторое время присоединяется к тебе за столом. Обхватывает ладонями горячую кружку и, не поднимая взгляда, говорит:
- Ты сделал правильный выбор, но неизвестный. Пообещай, что в любом случае навестишь меня.
- Обещаю, - серьезно киваешь ты и спрашиваешь, - скажи, тебе обязательно сидеть именно в этом мире? Или ты можешь уйти в другой?
- Не обязательно, - мотает головой Слава, - я могу уйти в другой мир, но сил для этого нет. А почему ты спрашиваешь?
- Я хочу отправить тебя в Сверинику, в Малинки, - тепло улыбаешься при воспоминаниях, - там ты никогда не будешь одна.
С радостным визгом она повисает у тебя на шее, заставив оглохнуть на одно ухо. Ошарашено трясешь головой, пытаясь вернуть потерянный слух, и морщишься:
- Слава! Придушишь же!
Отпускает тебя и начинает в каком-то диком танце кружить по кухне, радостно смеясь. Невольно любуешься ею, этой сумасшедшей девчонкой. Огонь в глазах, раскрасневшиеся щеки и губы, а если прибавить к этому ее "чудный" характер, то просто золото.
- Прости, - в ее голосе нет и капли смущения, а на лице широкая улыбка, - Господи, Шаэтан, лучшего подарка ты мне сделать не мог! Спасибо! Я смогу увидеть твою Сверинику собственными глазами! Класс! Офигеть! Шаэтан, я тебя обожаю! - и снова визг, от которого тебя передергивает.
Золото, если бы еще и говорила поменьше и менее едко, а то с языка порой чуть ли не яд капает.
- Ты собирайся, давай, - спокойно начинаешь мыть посуду, про себя усмехаясь тому, что ты, Темный Повелитель, этим занимаешься. Хотя за последние года чем только не приходилось заниматься, чуть ли не принятием родов.
- Ага, я счас, - быстро достает из под кровати сумку и начинает кидать туда нужные, на ее взгляд, вещи.
Управилась быстро, всего за час, и теперь по-прежнему счастливыми глазами смотрит на тебя, отчего на душе теплеет и хочется улыбаться, улыбаться, улыбаться. Ярослава, Яростная Слава, подходящее для нее имя. В ее душе, кажется, полыхает неукротимый огонь, не дающий ей спокойно сидеть на одном месте. Посидит терпеливо не больше десятой савирта, а потом срывается, куда-то бежит что-то делать. Неунывающая девчонка, встряхнувшая тебя и заставившая вспомнить, что ты жив.
- Пошли, -берешь ее сумку и выходишь во двор, - только извини, я не пойду с тобой в Сверинику.
- Я понимаю, - серьезно кивает пророк, глядя древними глазами на молодом лице, и от этого невольно вздрагиваешь, - и, Шаэтан, знай, ты больше туда никогда не вернешься. Путь закрыт. Но она, Свериника, будет всегда тебя ждать, даже когда ты умрешь. Не жалеешь, что ее не выбрал?
- Нет, - твердо отвечаешь и делаешь пасс, открывающий портал, - не жалею, хотя скучаю. Давай прощаться, Слава, тебе пора.
- Не прощаться, - повисает на шее и шепчет на ухо, - мы с тобой еще не раз встретимся. Я это чувствую, хотя Дар ни о чем таком не говорит. До скорой встречи, Шаэтан, пусть Удача всегда благоволит тебе, Темный Повелитель.
- До скорой встречи, пророк Яростная Слава, - обнимаешь ее, а потом подаешь сумку, - надеюсь, что твои чувства не обманывают.
И она уходит, оставляя тебя одного.
Смотришь некоторое время перед собой, ничего не видя, а потом, решительно тряхнув головой, создаешь портал в Кафирд и шагаешь в него, чтобы через вздох оказаться в роскошной комнате, выполненной в черно-белых тонах.
Растеряно оглядываешь по сторонам, не ожидав этого, и понимаешь, что это рабочий кабинет. Три книжных шкафа из черного дерева с серебристыми узорами, массивный письменный стол, пара обтянутых белой кресел возле небольшого стеклянного стола, длинноворсный черный ковер с замысловатым орнаментом по краям. М-да, вот тебе и Кафирд.
Услышав шаги, ты резко оборачиваешься к двери, крылья приподнялись, ожидая атаку. По мимо воли, когти на руках становятся больше, а плечи сводит от напряжения. Дверь открывается, и на пороге появляется молодой мужчина с кучей папок в руках. Не высказав никакого удивления при виде тебя, он идет к столу, небрежно обронив:
- Я уже подумал, что ты выбрал Сверинику.
- Да ты присаживайся, - радушно предлагает Дьявол, развалившись в кресле, - поговорим.
Садишься, внимательно его разглядывая. Хитрые зеленые глаза с искренним интересом смотрящие на тебя в ответ, чувственные губы, до отвращения прекрасное лицо, портящее только небольшой шрам, пересекающий левую соболиную бровь.
И это Дьявол? - изумляешься про себя, -а где же "зело жуткий лик, ядовитая слюна, капающая с оскаленных клыков"? Врали жрецы, ой как врали. Ты больше похож на воплощение зла, чем этот мужчина.
- Я знаю зачем ты здесь, так что перейдем сразу к делу, - деловито произносит Он, переплетая тонкие пальцы, - что ты можешь мне предложить за то, чтобы увидеться с Александрой?
Невольно усмехаешься. Капля правды в словах жрецов была - Дьявол не упустит возможности что-то получить.
- А что ты хочешь? - накрываешься крыльями, чтобы удобнее было сидеть, но со стороны, скорее всего, это выглядит как попытка закрыться.
Он тонко улыбается, а в глазах скачут огненные искры. Лицо приобретает хищное выражение кота, которому удалось поймать в свои лапы мышку.
- Я много чего хочу, Повелитель Свериники, - вкрадчиво произносит Дьявол, - но многое из этого ты не в силах мне дать. А вот ты... ты самая желанная вещь, которую я жажду получить. Нечисть, сумевшая сохранить душу. Этого много стоит, - почти шепчет, но в голосе буря чувств.
- Тебе нужна моя душа, - констатируешь ты.
- Не только, ты мне нужен весь, - словно в трансе, Он тянет к тебе руку и трепетно проводит по твоей щеке, отчего ты дергаешься. Особенно не нравится выражение Его глаз.
Понимание того, в каком качестве ты Ему нужен, заставляет холодный пот выступить на лбу. Некоторое время Дьявол смотрит затуманенным, шальным взглядом, а потом, досадливо фыркнув, трясет головой, прогоняя наваждение. Заметив твое состояние, заливается смехом:
- Нет, ты не нужен мне в этом смысле. Мне вполне хватает своих бесовок. Признайся, ты ведь об этом подумал, не так ли? - лукаво усмехается, а потом, посерьезнев, внимательно изучает твое лицо, - хотя, встреться мы при других условиях, то вполне и вполне... Ладно, ладно, не смотри на меня так, - выставляет перед собой ладони и вновь смеется.
- Так что Ты хочешь? - надоел тебе этот цирк.
- Стань моим Пятым Всадником Тьмы, - подается Дьявол вперед, жадно глядя на тебя, - здесь и сейчас подпиши Договор, и только потом получишь возможность увидеться с Александрой. Стань Всадником, и никогда об этом не пожалеешь. Все, о чем можно мечтать, будет твоим. Ты сможешь гулять по мирам, но обязан будешь являться, как только я тебя позову.
Пропускаешь мимо ушей слова о том, что все, о чем можно мечтать, у тебя уже было, так что этого не надо. А вот последнее заинтересовывает - это ведь почти неограниченная свобода.
- Если я не соглашусь, то не увижу и Сашу, так? - медленно произносишь ты, зная ответ.
- Сашу? - сходятся на переносице темные брови, а потом возвращаются на месте, - а, ты уже познакомился со Славой. Понятно теперь, почему ты так долго не появлялся. Огонь-девка, согласись. Совсем не похожа на сестру. И да, ты не увидишь ее, если не подпишешь Договор. Ну? - а сам протягивает тебе желтый пергамент и перо, зная, что ты согласен, - давай, подписывай здесь кровью.
Берешь перо и, задумчиво повертев его, решительно прокалываешь большой палец, а после макаешь кончик пера в выступившую капельку черно-зеленой крови и расписываешься. Дьявол довольно улыбается и, встав из-за стола, подходит к тебе и сжимает твое левое плечо. Тебе кажется, будто раскаленное железо приложили к коже, и шипишь сквозь стиснутые зубы.
- Теперь ты мой Всадник, - негромко говорит Дьявол, склонившись к твоему уху, - отныне и навеки. Что ты будешь делать, я скажу тебе потом, а пока поговори с Александрой. Не буду вам мешать. Да, ты можешь потом уйти...вместе с Сашей, если она захочет уйти, конечно. Впрочем, я сомневаюсь в этом.
И он уходит, а вместо него заходит в кабинет Александра. Длинное до пят струящее алое платье с золотой вышивкой, собранные в высокую прическу волосы и спокойный, как поверхность озера в ясный день, взгляд синих глаз. Совершенно невольно сравниваешь ее с Ярославой, приходя к выводу, что последняя намного живее. Саша похожа на зимнее утро - спокойная, сдержанная и холодная.
- Шаэтан? - удивляется она и подходит к тебе, - не думала, что ты придешь.
- Я пришел к тебе, - просто отвечаешь ты, улыбаясь кончиками губ и проводя тыльной стороной руки по ее щеке, - пойдем со мной.
- Нет, - отрицательно качает головой, отступая на шаг, - я остаюсь здесь.
- Почему?
- Видишь ли, я больше не люблю тебя, - твердо смотрит на тебя, - извини.
Странно, но тебе не больно, наоборот, чувствуешь облегчение. И неожиданно приходит понимание, что ты не ее любил, а воплощенный в ее лице идеал, не более того. Ты эту девушку не знаешь, совсем, а пошел за ней только потому, что решил попробовать себя в амплуа романтичного героя. Дурак, законченный и безнадежный дурак, бросивший мир, который отчаянно нуждается в тебе. Но вернуться и вернуть не можешь.
- Что ж, значит так и надо, - пожимаешь плечами и протягиваешь руку, - друзья?
- Друзья, - облегченно улыбается Саша и пожимает руку, - а этот жест от Славки перенял? Как она?
Слава... Милая девушка, ставшая тебе очень близким существом. Неугомонная, наглая, веселая, но удивительно беззащитная и ранимая. Такую, как она, невозможно не полюбить, да и желание ее защищать обязательно появится у любого, кто захочет быть рядом.
- Замечательно, я отправил ее в Сверинику, в Малинки. Там она не будет одинока.
На лице Саши появляется тень вины и грусти.
- Да, она всегда боялась остаться одной, - тихо произносит она, отводя взгляд в сторону.
Подцепляешь ее подбородок пальцами, заставляя посмотреть в глаза, и четко говоришь:
- Ты не виновата в этом. Просто такова Судьба, а Славе это только на пользу. Ей нужно повзрослеть, иначе она не сможет быть пророком.
Александра на мгновение плотнее сжимает губы, но потом расслабляется и замечает:
- Ты тоже изменился, Шаэтан. Стал более... сильным по духу и в то же время мягче. Это радует меня. Твоя душа перестала метаться.
- Чем это вы тут занимаетесь? - Дьявол совершенно с совершенно ледяным взглядом смотрит на вас, изящно присев на подлокотник кресла.
- Разговариваем, - легкомысленно пожимаешь плечами, внутреннее похолодев от Его взгляда.
- Я вижу, - цедит Он, а Саша, с вздохом, подходит к нему и, нежно заправив за ухо Его темную прядь, целует в губы, положив руки на плечи.
Деликатно отворачиваешься, рассматривая картину на стене, и начинаешь невольно насвистывать бравурную мелодию, подслушанную в одном из миров.
- С твоей стороны глупо меня ревновать, - тихо, но ты все равно слышишь каждое слово, произносит Александра, - ты ведь знаешь, что пока я здесь, я буду любить тебя...как и все мои предшественницы.
- Тебя это не устраивает, - также негромко замечает Дьявол, - почему?
- Потому что эти чувства по Договору, - почти зло отвечает она, прерывисто вздохнув, - это обязанность любить тебя. Так не должно быть.
- И эта обязанность, хочешь сказать, тебе не нравится? - мурлычет Он, и ты краем глаза замечаешь, как Он спускает бретельки с ее плеч и целует шею, опускаясь все ниже и ниже, заставляя тебя почувствовать лишним, - не нравится? Ну же!
- Нравится, - в ее голосе слышится глухое раздражение, - но тебе не кажется, что сейчас не время и не место, а?
- Ты о нем? Если тебя смущает, в чем я не сомневаюсь, можем уйти в соседние покои.
- А может просто не будем? - почти отчаянные нотки в голосе, будто она не сомневалась в том, что ответ будет отрицательным.
- Почему? Я этого хочу, - насмешливое и холодное удивление, и тебе неожиданно хочется дать Ему по морде, чтобы не издевался так откровенно над девушкой, - и ты должна и обязана.
Не выдержав, оборачиваешься и видишь обнаженную спину Александры, а руки Дьявола собственническим жестом гладят ее по плечам, спине, порой норовя скользнуть за край платья. А от нее самой исходит отчаяние и безнадежность, перемешанные с горькой нежностью. Любить, вот какое наказание придумано тем, кто продал свои души за Дар Пророчества.
- Нам нужно поговорить, - произносишь ты, - сейчас.
- Со мной? - вскинутая соболиная бровь и яростный огонь в глазах, - ну, хорошо. Оставь нас.
Александра поспешно поправляет платье и, бросив тебе быстрый благодарный взгляд, выходит, аккуратно прикрыв за собой дверь. Дьявол провожает ее задумчиво- усталым взглядом, походя в этот момент на растерянного мальчишку. Отчаянным жестом взлохмачивает свои черные волосы и поджимает губы.
- Я сам не знаю, почему так веду с ней, - тихо сознается Он, не глядя на тебя, - но стоит ей посмотреть на меня таким презрительно-раздраженным взглядом, будто в очередной раз делает одолжение, как мне хочется унизить ее посильнее, но при этом защитить от всего на свете. С ее предшественницами все было по-другому. И хоть бы с Ярославой такого не было.
- А может ты просто любишь Сашу? - осторожно спрашиваешь.
Вздрагивает и в упор смотрит на тебя. Его губы начинают дрожать, а в глазах смешинки.
- Я? Дьявол? Полюбить кого-нибудь? - истерично смеется, только это похоже больше на плач, - да прежде небо на землю упадет! Ладно, оставим мои проблемы и обсудим твои, - мгновенно серьезнеет, словно не Он только что хохотал, - итак, ты теперь мой Всадник Тьмы. В отличие от других, тебе не нужно будет прославлять меня по мирам, или быть в моей свите, когда я решу кого-нибудь посетить. Ты будешь просто собирать и покупать души грешников, пока я не поручу еще что-нибудь. Вот и все, мой Пятый Всадник Тьмы Шаэтан. Поверь, пройдет совсем немного времени, и твое имя будет внушать страх каждому миру, как и положено. А теперь изменись, стань истинным Собирателем Душ! - последние слова похожи на раскаты громы, и ты неожиданно чувствуешь, как вместо крови по жилам бежит жидкий огонь, приносящий дикую боль и дикий восторг.
Падаешь на колени, до упора отведя тяжелеющие крылья, и матово-черными когтями чертишь глубокие бороды на полу. Хрипло дышишь, ощущая, как все в тебе меняется, перестраивается, становясь более совершенным. Черная мелкая чешуя быстро покрывает твою бледную, тонкую кожу, становясь непробиваемой ни магией, ни сталью броней. На конце утолщенного хвоста, локтях, коленях и на сгибах крыльев появляются длинные шипы, превращающие тебя в совершенного убийцу.
Запрокидываешь голову и издаешь хриплый рык, постепенно переходящий в леденящий душу вой. Волосы, ставшие тонкими лезвиями, со стальным звяканьем отбрасываешь за спину и медленно поднимаешься, чувствуя, как тебя распирает от силы.
Дьявол улыбается, довольно щурясь, и, подойдя к тебе, кладет свою изящную ладонь тебе на грудь. Жжение, и вскоре проступает замысловатый рисунок.
- Иди, мой Всадник, - говорит Он, - в конюшне тебя ждет Аркэс, Ярость, твой конь.
Прижимаешь руку к груди и кивком обозначаешь поклон.
- Да, Владыка, - хрипло отвечаешь ты и растягиваешь губы в жутком оскале, обозначающем улыбку.
... Говорят, с некоторых пор по мирам на своем адском скакуне ездит Всадник Тьмы Шаэтан, покупающий и забирающий с собой в Ад души грешников. Никто не может противостоять ему, даже святые символы богов бессильны, когда Всадник является за тем, кто принадлежит его Владыке. Когда он приходит в новый мир, все жители слышат хриплый рык, сменяющийся пронзительным воем, а еще яростное конское ржание. А еще говорят, что тот, за кем вскоре придет Собиратель, видит его во сне и слышит слова, сказанные хриплым рычащим голосом: "я иду за тобой". После этого он проживает ровно три ночи, а на утро возле крыльца его дома находят обугленные следы в виде конских подков и глубокие борозды на бревенчатом полу дома.
Имя "Шаэтан" стало навевать леденящий ужас на всякого, кто его слышал...



 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"