Лескская Акила: другие произведения.

Глава 15

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прода.

  Глава 15.
  Я вышла вслед за Тамеа из трактира, так явственно ощущая присутствие супруга, что это начинало нервировать. Его лиственный запах я не смогла бы спутать с каким-либо другим. Но, Творец, почему ни я, ни Источник не можем его увидеть? Точнее, Feht его вообще не видел, а я только из-за одного только аромата могла поклясться чем угодно, что Рэфил идет рядом со мной. Все-таки совместная жизнь и узы Охраны даром никогда не проходят. Особенно узы, которые за столь долгое время существования по своей силе почти сравнялись с Поверенностью Душ. Я не сомневалась, что стоит пройти еще тысяче-другой лет, как смогу ощущать супруга так же сильно, как Йона. Вот только я не могла сказать, что меня это порадовало. Очень хорошо знать Рэфила опасно.
  Допустим, я права, и Рэфил действительно со мной. И что из этого может получиться? Вмешается ли дражайший муж, когда мне понадобится помощь? Сомневаюсь. Будет ли чем-нибудь помогать? Еще меньше шансов. Тогда что ему нужно? Просто присмотреть за мной, чтобы убедиться, что его планам ничего не угрожает? Вполне вероятно. Ладно, посмотрим, что будет дальше.
  Гвардейцы Тамеа вовлекли в спор всех посетителей, предлагая и делая ставки. Я совершенно не удивилась, когда практически все ставили на Эрдила. В этом мире никогда не было женщин, которые смогли оставить о себе след в истории. Ну, исключения составляли только воительницы Светлоокой, но все равно их не желали признавать. Что ж, это их право. Я не буду выворачиваться наизнанку, доказывая их ошибочность. Зачем мне это? Надеюсь, что смешных реплик на тему: "а как же равенство?" или "так нельзя!" не будет? Ребячество это все, а я давно переросла эту юношескую дурь.
  Эрдил вытащил свой меч из ножен и воткнул его в землю, преклонив колено. Обхватив обеими руками рукоять и прикрыв глаза, он начал беззвучно шевелить губами. Я слышала о таком обычае, но в чем суть не смогла понять. Что-то вроде того, что предстоящая победа или смерть посвящается великим духам предкам. Только зачем духам это? Но, как говориться, в чужое королевство со своими законами не суйся - получишь много работы и кучу ненужных забот.
  - Таи, вы уверены в своей победе? - обеспокоенно промурлыкал мне на ухо Даэн, - может, вы позволите мне?..
  Я вытащила свои клинки и посмотрела на него. Не знаю, что увидел в моем лице иннвер, но окончание фразы он благоразумно проглотил. Я могла простить многое, но не то, что кто-то считал меня слабой. Нет, бывают случаи, когда это полезно, но не в таких делах. Некоторым нужно было сразу давать понять, что со мной можно иметь дело, иначе потом тяжело было налаживать отношения и манипулировать.
  - Уверена ли я? - задумчиво произнесла я, - знаете, на половину.
  Я не стала уточнять, что именно магическая половина, вызывающая уважение у моих спутников, вызывала у меня очень сильные сомнения. Владея магией Смерти всего-навсего пару лет, причем изучая ее без наставника, я не могла выстоять против мага, который очень долгое время шлифовал свое умение обращаться с Огнем. В бою на мечах у меня были весьма высокие шансы - как-никак, у меня намного больше опыта, чем в новообретенном Даре. Что ж, посмотрим, что будет дальше.
  Лиссе промолчал, но, судя по взгляду, он одобрял мое решение. И дело было не только в том, что ему нравились схватки, а в том, что были веские основания.
  - Тебе обязательно нужно было вызывать его на поединок? - спросила Эвели, - я ведь точно знаю, что ты могла бы по-другому завербоваться.
  - Ла, может, правда, не стоит? - с неподдельной тревогой произнес Лиэ.
  Наши отношения после неприятного происшествия за прошедшее время выровнялись, почти вернув иронично-насмешливую манеру общения. Вот только, узнав мое настоящее имя, он сократил его до Ла, чем сильно меня раздражал. На моем языке это означает "светлячок", что для Тени оскорбление. Я постоянно объясняла, почему меня так злит это сокращение, но Лиэрин кивал и вновь называл меня Ла. Я Сияющая, а не насекомое! Творец, до чего по-детски это звучит!
  Впрочем, была еще одна причина, из-за которой меня так раздражала эта фамильярность. Пожалуй, для меня она была самой веской, но что это за причина - никто не должен знать, особенно Лиэ. Пусть пока получает удовольствие от своей безнаказанности, а потом мы с ним поговорим, душевно поговорим.
  На его реплику я не обратила внимания, не спуская взгляда с Тамеа. Я отмечала все ранее незамеченные детали, начиная составлять о нем мнение. Плавные, уверенные и экономные движения сразу показывали, что передо мной мастер боя, причем он не терял рассудка в горячке сражения. Обычно у несдержанных бойцов жесты порой становятся резкими, дерганными, теряя свою текучесть. Хм, это ясно и дураку, что еще можно сказать?
  Ну, можно еще упомянуть, что Эрдил на удивление уравновешенный и спокойный, хотя это не характерно для огненных магов. Причем я могла поклясться, что это не просто хорошая маска или выпестованный в течение многих лет самоконтроль, а у него такой темперамент. Что ж, пытаться вывести его из себя, заставляя начать делать ошибки, не стоит, пустая трата времени. К сожалению, больше ничего, пока я не начну с ним поединка.
  - Начнем? - приглашающе взмахнул рукой Эрдил, становясь в боевую стойку.
  - Да, конечно, - кивнула я, - вот только хочу уточнить один момент: правила и магия.
  - Выбор за вами, - великодушно ответил он.
  Мне не нравилось то, что Тамеа продолжал видеть во мне просто женщину, а не серьезного противника, хотя так не должно быть. Все, кто связан с политикой и войной, должны видеть и в маленьком ребенке опасность. Насчет последнего я могу сказать лишь то, что мой средний сын, Фриш, в возрасте трех лет вполне осознанно убил далеко не самого худшего воина. Заставляет задуматься, правда?
  - Без магии и правил, - сухая улыбка коснулась только губ, не задев глаз, - абсолютно. Без благородства и уступок, без жалости и снисхождения, без всякой подобной чуши. Бьемся до несомненной победы. Согласен?
  Вэл выразительно закатила глаза и покачала головой, заранее сочувствуя. Не мне, конечно, а Темному Властителю. На таких условиях победа была мне обеспечена, в чем постоянно убеждалась некромантка, когда проводила со мной тренировки. У Теней никогда не было дуэльного кодекса, каких-то правил боя, у нас это просто не практиковалось. Самые грязные приемы и удары нашли свое место в теневом стиле боя и расцвели так, что редко кто мог потягаться с нами на равных. Это не пустое хвастовство, а констатация факта. Рэфил, еще будучи Стражем менестреля, смог победить теневых убийц только из-за того, что был десятого круга посвящения и мог воспользоваться очень мощным заклинанием, иначе бы его банально покрошили на салат.
  Гвардейцы восторженно присвистнули, а один из них, темноволосый, насмешливо хмыкнул:
  - Детка, а ты с головой дружишь?
  - Поверь мне, уж намного лучше, чем ты со своей, - язвительно промурлыкала я, тем не менее, холодно прищурив глаза, - иначе бы придумал более приятный предлог познакомиться.
  Начавшиеся смешки пресек голос Эрдила:
  - Я согласен.
  Я склонила голову и без всякого предупреждения перешла в атаку, предварительно швырнув ему в лицо горсть песка. Он едва успел вскинуть руку, чтобы уберечь глаза, но все же что-то достигло цели, на что я и рассчитывала. Совершенно безжалостно я ударила почти со всей силой в пах, точнее, попыталась, потому что Тамеа успел увернуться, яростно моргая. Не давая ни мгновения отдыха, я сделала несколько быстрых выпадов, больше для затравки, чем всерьез.
  Я не думала, что победа будет легкой, наоборот, мне придется хорошо попотеть. Трезво оценивая свои силы, я понимала, что шансов у меня меньше пятидесяти процентов, потому что если до него в полной мере дойдет смысл моих слов "без правил", то меня можно будет по окончанию поединка смести в маленькую кучку пепла. Без правил, значит, магией вполне можно воспользоваться, что я и намеревалась сделать, но только чуть позже, когда смогу вымотать его так, что он с трудом будет соображать.
  Наши клинки сошлись с противным скрежетом, высекая искры. Я зло ощерилась и, резко наклонив свой клинок так, что Тамеа невольно последовал за ним, развернулась, левым локтем ударив в челюсть, а потом, присев, сбила с ног. Не сбавляя скорости, я ударила тяжелым носком сапога в живот, заставляя отлететь на несколько метров и переворачивая на спину. Мой меч воткнулся в песок, а не в горло, как планировалось. Эрдил быстро откатился в сторону, и то, с какой легкостью это было проделано, заставило меня задуматься о его болевом пороге и выносливости, а также о силе своих ударов.
  Мы закружили по площадке, не сводя друг с друга взгляда и пытаясь найти хоть какие-нибудь слабые места, вроде хромоты или ушиба. Нервы едва не звенели от напряжения, а рука порывалась сильнее стиснуть рукоять. Шаги становились все более легкими и плавными, словно у хищника, подкрадывающегося к зазевавшейся добыче.
  Как оказалось, выдержки у нас обоих ровно. Мы одновременно подались навстречу, с противным скрежетом соединяя мечи и высекая искры, а потом так же одновременно отскочили друг от друга и вновь принялись ходить кругами, не спуская глаз. Меня, честно говоря, завораживали его плавные и уверенные движения, и хотелось написать какой-нибудь глуповато-восторженный стих о том, какой он прекрасный воин. Поймав себя на этой мысли, я почти с ужасом одернула себя и едва не пропустила удар. Я резко ушла в сторону кувырком и едва успела вскинуть свой меч, чтобы принять на него новую атаку. Руку едва не свело от напряжения, а пальцы побелели от слишком сильной хватки. Я провернулась корпусом, направив руку с мечом вниз-влево, тем самым заставляя клинок Тамеа последовать за моим и соскользнуть, и ударила ногой ему в живот. Эрдил со сдавленным стоном согнулся, но не успела я отскочить в сторону, как его кулак впечатался мне в челюсть. На бесконечно долгое мгновение мне показалось, что я ослепла от боли, взорвавшейся в голове. Губы разбились в кровь, и ее солоновато-металлический вкус обозначился на языке.
  Помотав головой и сморгнув выступившие слезы, я тут же сдавленно охнула, когда получила тяжелым сапогом в живот, перевернувший меня на спину. Из ослабевшей руки выпал меч, а воздух с трудом проникал в легкие. Дьявооооол, я действительно сильно растеряла форму, если меня с такой легкостью почти победил человек. До чего позорно! Но сдаваться я, разумеется, не собиралась.
  Вскочив на ноги, я сплюнула кровь и криво усмехнулась, хотя мне было не так хорошо, как я это мастерски показала. Эрдил улыбнулся в ответ, унизительно перекидывая меч из правой руки в левую, показывая, что справится со мной и менее сильной рукой. Я молча проглотила оскорбление, понимая, что это, в сущности, правда. Как мне ни тяжело признавать, но как воин я далеко не фейерверк, а так, искра. Хотя будь я Тенью, то шансов на победу у меня было бы больше восьмидесяти процентов. Слабое, нетренированное человеческое тело было годно только для бренчания на лютне, и все.
  Я повела плечами, частично сбрасывая напряжение, и начала обходить Тамеа по кругу, и он зеркально повторил мои действия. Я резким, каким-то рваным движением перешла в атаку, не давая сопернику перейти в контрнападение. Удар, удар, еще удар... Мне никак не удавалось пробить его оборону, которая, казалось, была глухой, как статуя. Мои атаки захлебывались, а все грязные приемы с унизительной легкостью были отбиты.
  Я успела заметить, как по губам противника проскользнула самодовольная усмешка, а в следующий миг уже я держала оборону под настоящим градом ударов. Это было похоже на удары кувалды о наковальню, и у меня проскользнула неприятная мысль, что "наковальня" скоро расколется, так сильны были удары. У меня от напряжения стало сводить руки от кончиков пальцев до шеи, а ноги едва не подгибались от усталости. Еще минут десять в таком ритме, и я просто свалюсь под ноги победителю, и тогда прощай и выгодный соконсорт, и возвращение теневой сущности, и жизнь. В общем, я пошла на откровенное шулерство.
  Одними только губами я попросила помощи у теней, и они откликнулись. Эрдил неожиданно сделал выпад в сторону, словно я была там. Я едва удержала руку, намеревающуюся нанести смертельный удар в спину. Мне нужен был Тамеа как будущий Лорд-соконсорт и еще мне нежелательно было убивать, поэтому я всего лишь ударила так, что он упал на колени, не сумев удержать равновесие.
  Я приставила меч к загоревшей до бронзы шее Тамеа и выразительно пустила кровь, ожидая услышать: "ты победила". Но реальность оказалась совершенно иной. Слишком быстро для человеческого взгляда уйдя в сторону из-под клинка, Эрдил обхватил мои ноги своими и дернул, заставив меня упасть. Мне пришлось выронить меч, чтобы приземлиться без ушибов. Не давая мне опомниться, Эрдил заломил мне обе руки и ногами зафиксировал мои, полностью обездвижив меня. Точнее, почти полностью. Повернув голову, я без лицемерного смущения, которым так кичатся многие, крепко поцеловала его в губы, намереваясь удивить, ошарашить, чтобы хоть на краткий миг ослабла поистине стальная хватка. Магия Смерти шустрой змейкой скользнула от губ к его сердцу, замораживая кровь и чувства, успокаивая. Проще говоря, это был пресловутый "поцелуй Покоя", которым меня щедро одаривал как Рэфил, так и Даниэль. Вот только если я, словно тихая и послушная овечка, мгновенно впадала в состояние неестественного спокойствия, то с Тамеа получилась совершенно другая ситуация. Мои чары растаяли в его огне, как лед под солнцепеком, а меня отбросило в сторону с такой силой, что я несколько секунд смогла насла прелестями свободного полета и не очень мягкой посадки.
  Подняв взгляд на Эрдила, я увидела, как язычки золотисто-алого огня заплясали по его красной одежде, не сжигая ее, а в глазах бушевала стихия. Не думала, что его так сможет задеть то, что я воспользовалась магией. И возникает вполне серьезный вопрос: от меня что-нибудь, кроме горсточки пепла останется? Сомневаюсь.
  - Ты сама сказала, что никакой магии, - в голосе Тамеа можно было услышать рев пламени.
  - Я сказала, что никаких правил, - скривила я губы в усмешке, - а магия - правило.
  - Что ж, хорошо.
  И он стал Огнем. Его жар опалил мое лицо, хотя я находилась на расстоянии в несколько метров, и становился все сильнее и сильнее. Я призвала магию Смерти, и Источник подошел к границам моего тела так близко, как только мог. Мои глаза не начали мерцать, как это было раньше, а стали двумя красными, затягивающими пропастями, кожа стала болезненно-серого оттенка и распахнулись черные крылья. Жрица, Предвестница Смерти... Вот только еще необученная. Сколько я смогу продержаться минут? Пятнадцать? Десять? Пять? Всего пару вздохов? Вполне вероятно.
  Краем глаза я заметила, как дернулся в нашу сторону Даэн, но его придержала за плечо побледневшая Вэл и отрицательно покачала головой, запрещая лезть. Правильно, лучше не надо.
  "Я могу тебя сжечь, - виновато прошептал Источник, - но ты победишь".
  "Знаешь, мне никогда не нравилась фраза: "умру, но выиграю", - отозвалась я, - так что посмотрим, что можно будет сделать".
  "Хорошо, - вздохнул он".
  "Моя дарьяна, вам везет на уникальные личности, - вмешался в разговор третий собеседник, - на ближайшие двадцать миров нет мага, который смог бы сравниться с этим стихийником!"
  Кажется, я потеряла связность мыслей, потому что ничего не смогла ответить супругу, непонятным образом оказавшегося рядом со мной. Или во мне?
  "И я согласен с вашим желанием сделать его соконсортом, - между тем, спокойно продолжил Рэфил, - это только укрепит Сваорлок. Да, кстати, моя дарьяна, вы позволите помочь?"
  - Конечно, - ошеломленно произнесла я вслух.
  И меня мягко отодвинули в сторону. Точнее, меня и Источника, а наше место заняли муж и его Feht. Воздух вокруг тела задрожал от огромного количества магии, а в моих руках появился sgass, хищно и как-то жадно блеснув лезвием. Только в отличие от всех, что я видела, этот был угольно-черного цвета с серебристо-синими светящимися рунами на древке.
  Мои губы изогнулись в саркастично-вежливой улыбке консорта, а рука педантично заправила за ухо выбившуюся из хвоста прядь волос. Движения приобрели змеиную грацию и мнимую ленивость, и восприятие мира стало острее, словно я прозрела и научилась слышать. Творец и Его Извечные, каким богатством обладает Рэфил! Мне о таком остается только мечтать.
  - Это не Ла, - услышала я тихий шепот Лиэ, - кто угодно, но не она.
  Я двинулась навстречу Тамеа легкой, бесшумной походкой эльфов и улыбалась так, как может улыбаться только мой консорт - ласково до ужаса, обещая все и ничего одновременно. Рэфил был такой личностью, которая не могла оставить никого равнодушным. Его ненавидели, его обожали, им восхищались, его боялись, но никто не забывал. Пожалуй, влюбиться в него могла бы только менестрель. Только она закрыла бы глаза на его недостатки.
  Стена огня двинулась в мою сторону, но я спокойно прошла сквозь нее, как через теплые шелковые занавеси, не ощутив и капли жара. С насмешливо улыбнувшихся при виде потрясения Тамеа губ слетело белое облачко дыхания, словно я находилась не в пустыне, а среди льдов. Неожиданно вспомнились слова Даниэля: "Тепло - это жизнь". А я вот уже пару лет как отношусь к Смерти, холоду. И он оказался сильнее, чем огонь Эрдила. А это не могло не радовать. Конечно, мало кому захочется стать головешкой.
  - Я думаю, что вам придется признать поражение, - в моем голосе слышалась уверенность пополам с превосходством, - мне не хочется убить вас. Пока.
  Многозначительное "пока" затерялось в огненном шквале, обрушившемся на меня. Рэфил снисходительно улыбнулся и вскинул руку с sgass, прошипев какое-то слово. Вокруг тела появилась прозрачная черная сфера, с хрустальной чистотой и мелодичностью зазвенев от напора огня. Но только зазвенев. Защита не прогнулась ни на миллиметр, оставаясь все такой же идеально круглой. С почти не наигранной скукой супруг оперся о sgass и осмотрел мои руки с таким видом, будто ничего важнее не было. Я почувствовала что-то близкое к смущению, когда уловила неодобрение и укоризну консорта. Что поделать, если сложно ухаживать за собой при отсутствии необходимых средств? Хотя... я вспомнила, что когда была менестрелью, то эльфы всегда выглядели так, словно только и занимались тем, что приводили себя в порядок.
  От нового намного более мощного удара сфера прогнулась так, что едва не лопнула от напряжения. Предвестник без всякого труда вернул ей форму и посмотрел прямо в глаза Тамеа, словно между ними не существовало преград.
  - Не стоит себя сдерживать, молодой человек, поверьте, до моего уровня вам еще далеко, - с благожелательностью произнес Рэфил. Вот только от этой благожелательности многие бежали, как от чумы, моля Творца о спасении. И, кстати, не зря.
  "Вы говорили, никаких правил? - почти промурлыкал супруг".
  Ответить я не успела. Послышались изумленные вскрики, возня, звон мечей, и спустя всего пару вздохов огненная атака прекратилась. Я с удивлением увидела, как Эрдил стоял на коленях с заломленными руками, и к его шее прижимал кинжал один из его гвардейцев с совершенно стеклянным взглядом, а остальные держали круговую оборону, не позволяя никому подойти. Присмотревшись внимательнее, я удивленно констатировала, что все они мертвы и одновременно живы. Бред! Такого просто быть не может!
  Сам Тамеа с таким недоверием смотрел на своих гвардейцев, будто увидел нечто столь несуразное, что просто не может существовать. Я знала, что стоит только ему пальцем шевельнуть, как его воины осыпаются пеплом под атакой Огня. Но ничего такого не произошло. Хм, странно. Я на его месте убила бы предателей.
  - Вы признаете поражение? - Рэфил, сняв защиту, подошел к гневно раздувающему ноздри Тамеа и подцепил его подбородок лезвием sgass. Это было сделано больше для того, чтобы покрасоваться, чем за надобностью.
  - Это... это... это, - задохнулся от ярости Эрдил.
  - Без благородства и уступок, без жалости и снисхождения, без всякой подобной чуши. Без правил, - с непередаваемой насмешкой процитировал установленные правила консорт, - какие у вас ко мне претензии? Ну, я жду.
  От Тамеа полыхнуло таким жаром, что у меня колыхнулись, словно от порыва ветра, волосы. Но Рэфил и бровью не повел, только спустил лезвие с подбородка на шею и нажал так, что потекла кровь. Я никогда не знала, что значит жаждать крови, но в этот момент мне захотелось опуститься на колени и слизнуть эту солоноватую влагу, а потом запить ее мечтами. Кстати, о мечтах. Я уже давно не утоляла этот голод, так что нужно в скором времени исправить это упущение.
  - Вы выиграли, - процедил Тамеа сквозь стиснутые зубы и с ненавистью посмотрел на меня.
  Рэфил кивнул, и гвардеец отпустил своего Повелителя. Медленно поднявшись с колен, Эрдил поправил аасх (головной убор, который закрывает еще и нижнюю часть лица, - прим. автора) и ровным голосом спросил:
  - Зачем вы убили моих аль-каисир?
  Аль-каисир? Хранящие Тень? Хм, интересно.
  - А кто сказал, что они мертвы? - с нарочитым удивлением произнес Предвестник, - они живы. Только думают, что мертвы. А мертвые и смерть - моя специализация.
  - Некромантка, я помню, - кивнул он.
  Губы дрогнули в желании пренебрежительно скривиться, но Рэфил удержал себя.
  - Некромантия - одна из граней моего Дара, - прохладным тоном произнес муж, - и только. Но советую: никогда не называйте Предвестника Смерти просто некромантом или, скажем, малефиком. Это все равно что сказать, что Целитель занимается только осмотром.
  "Иногда я сожалею, что нас так мало,- вздохнул он, - и нужно каждому объяснять такие глупые ошибки. Думаю, что дальше вы справитесь самостоятельно, моя дарьяна".
  И жрец ушел, вернув мне тело. А я сделала себе заметку, что при первом же удобном случае вытрясу из него всю возможную информацию о Сваорлоке. И пусть только попробует сказать что-то вроде: "моя дарьяна, я не могу пока поделиться с вами своими знаниями о происходящем. Приношу свои самые глубокие извинения". За столь изощренную издевку я голыми руками удавлю своего драгоценного Лорда-консорта, и плевать на то, что он Ангел Смерти.
  Гвардейцы пришли в себя и теперь растерянно оглядывались по сторонам, не понимая, что произошло. По их лицам было понятно, что они не помнят последние полчаса, только неловко было признаваться в этом.
  Эрдил внимательно посмотрел на меня и нахмурил брови, что-то заподозрив. Хотя это и неудивительно. Мы с консортом при кажущейся одинаковости совсем по-разному воспринимаемся, и это заметно каждому. Но Тамеа промолчал по этому поводу и протянул мне руку в дружеском жесте. Я с улыбкой пожала ее за запястье, но не спешила расслабляться. Прошло слишком мало времени, чтобы я смогла понять, что собой представляет этот мужчина. С меня, к примеру, вполне бы сталось ударить стилетом под ребра, чтобы убрать возможную опасность. Почему я в этом случае не убила Эрдила? Как я уже говорила, только он мог снять с меня блокирующую руну, и, помимо этого, у него будет хорошее приданое с моей помощью. Когда мир падет к ногам, то я сделаю ему предложение стать Лордом-соконсортом, получив целый мир, власть и послушную куклу. Я сомну его личность, как тонкий лист бумаги, сделав исполнительного и верного раба. По правилам, я должна была сломать и Рэфила во время свадебного ритуала, но не сделала этого. Нет, не из-за того, что Предвестник уже тогда был силен, все равно против всей мощи Сваорлока он не мог бы выстоять. Просто он мне нравился таким, каким был, да еще не стоило забывать об Извечной. Не думаю, что Ей бы понравилось то, что Возлюбленного превратили в пустышку, с благоговением заглядывающую мне в рот, ловя каждое слово. Точнее, Она пришла бы в ярость, узнав, что у Рэфила появилась другая женщина.
  Неожиданно мне стало так холодно, что стало почти больно. Покрепче сжав зубы, чтобы они не начали отбивать чечетку, я повела плечами и почувствовала, что меня начинает трясти, несмотря на жару. Многие постоянно вытирали пот с лица и обмахивались веерами, и только у меня было такое ощущение, будто находилась не в горячей, а в снежной пустыне. Творец, что со мной?
  Внутренности свело так, что я едва не согнулась со стоном, но каким-то чудом мне удалось удержать себя, поддерживая образ несгибаемой воительницы. Хотя так хотелось упасть на землю и свернуться в скулящий клубочек! И чтобы не было этого холода, от которого ныли кости и сводило мышцы. Перед глазами начало плыть, а желудок противно сжался, недвусмысленно давая понять, что хочет сделать.
  - Может, пройдем в мой замок? - гостеприимно предложил Тамеа, убедившись, что с аль-каисир все в порядке. От этого его настроение значительно повысилось, что вызывало подозрения в том, кем ему приходятся Хранящие Тень.
  Я мысленно подобралась. Как бы мне плохо не было, но терять бдительность нельзя.
  - Я не хочу показаться излишне подозрительной, но зачем?
  Эрдил рассмеялся, запрокинув голову. Смех у него был красивый, вот только я за сегодняшний день наслушалась, да и мое состояние не располагало к тому, что кто-то веселится, а я не могу его поддержать.
  Я крепилась изо всех сил, но холод уже лелеял в своих руках мое сердце, забавляясь, как с занятной игрушкой. Оно испуганно останавливалось и замирало, когда эти руки сжимались, и вновь стучало, когда слабела хватка. По венам текла уже не кровь, а жидкий лед, если так можно выразиться. Меня все сильнее и сильнее трясло, но выпестованный в течение многих веков самоконтроль не позволял чужому глазу увидеть, что со мной.
  "Что со мной?! - простонала я".
  "Хм, довольно любопытно, - с прохладным интересом произнес Рэфил, и я почувствовала его прикосновение к руне Авль, горящей на плече, как легкое и чуть теплое дуновение ветерка, - метка блокирует не столько вашу истинную сущность, моя дарьяна, сколько излишнее количество Силы, способной ее снять".
  "Проще говоря, моя Сияющая, - вмешался Источник, - он имеет виду, что тебе плохо из-за руны..."
  Он что-то еще говорил одновременно с мужем, но их слова превратились в фоновый шум, и у меня заломило виски.
  Ладони Эвели показались мне невыносимо горячими, как раскаленное добела железо, и я едва не заорала. Ее дыхание обожгло мою щеку, на которой уже должен был осесть иней, когда некромантка с милой улыбкой произнесла:
  - Мы с огромным удовольствием принимаем приглашение, - и еле слышно шепнула мне на ухо, - потерпи еще немного, Лаи'ин, хорошо? Я знаю, как тебе помочь.
  Последние слова я не услышала, потому что на краткий миг потеряла сознание и пришла себя на знакомых руках. Не глядя, я знала, кто это. Даниэль. Он бережно обнимал меня, словно хрупкую статуэтку, накрывая угольно-черным плащом и своими светло-золотистыми до белизны волосами, пахнущими лесом после дождя. От этого запаха, который давным-давно сводил меня с ума, у меня почему-то запершило и заболело в горле, будто провели наждачной бумагой по нежной плоти. Как давно я наслаждалась им? Очень и очень давно. Даниэль больше не разрешал прикасаться к волосам, заплетая в тугую косу, и я постепенно забыла, как они пахли.
  Прижимаясь к его груди, я почувствовала, как из меня уходит этот мертвый холод. Впервые за очень долгое время я почувствовала себя в безопасности и наивную уверенность в том, что все будет хорошо. В этот момент я забыла о том, что у меня есть Сваорлок, Митари, Йон, принцы, будто они не существовали. Зачем? Ведь у меня есть мой Дани, Подарок не Смерти, а Судьбы.
  Я неожиданно с ясностью поняла, что любила Даниэля по-настоящему. Это была не влюбленность менестреля в прекрасного эльфа, не страсть, как я пыталась убедить себя, а чистый и редкий бриллиант любви, который приняла за пошлую фальшивку, но все равно интуитивно чувствовала, что простая стекляшка так блестеть не может. Но вот только Тень и Эльф никогда не поймут друг друга, слишком мы разные, поэтому любовь плавно перетекла в низменное чувство собственности с моей стороны и острой неприязни с его. И все же осталась какая-то крошка, которую мы лелеяли в самой глубине души. Иначе почему мы не могли не встречаться?
  Мне становилось все теплее и тепле, возвращая обратно к жизни, вырывая из морозного плена магии Смерти, в который по излишней самоуверенности меня толкнул супруг. За это я готова была простить голубоглазого жреца за все прошлые и будущие ошибки, лишь бы только не выпускал из своих объятий. Я боялась этого льда в себе, боялась того, что могу умереть и все, моим великим планам не суждено сбыться.
  Небесные глаза встревожено посмотрели на меня и, увидев, что я в сознании, неуловимо потеплели. Золото ресниц и сапфиры радужки... Если Рэфилу приходилось прикладывать усилия, чтобы внешне быть привлекательным, то Дани сам по себе был не просто красив, он был прекрасен. И его совершенно не портило жречество и жажда чужой боли. Мой самый прекрасный Лорд, и даже Тамеа не может с ним сравниться.
  Я согрелась как внутри, так и снаружи, и только губы были по-прежнему ледяными, и это мешало, как заноза пониже спины. И Дани меня поцеловал, забирая остатки холода себе, а у меня почему-то по щекам побежали слезы, словно в глазах растаяли последние снежинки. И жар пустыни хлестнул по мне своей тяжелой рукой, мгновенно приводя меня в себя.
  Творец и Его Извечные, что за лиричная глупость на меня нашла? Я не любила Даниэля, это была просто страсть и чистая, как слеза, похоть, ничего больше. Да и вообще, хватит лежать.
  Я собралась встать, но Дани меня мягко, но уверенно удержал, словно имел на это право:
  - Полежи еще немного, - посоветовал он, - тебе нужно привыкнуть к смене температур.
  И я его послушалась, наматывая на палец его шелковистую прядь волос и ощущая их тонкий аромат, который я, как оказалось, почти забыла.
  - Ты как? - Вэл присела рядом с нами на корточки и потрогала мою руку.
  - Намного лучше, - улыбнулась я ей и поднялась.
  Даниэль остался сидеть на горячем песке с таким видом, будто он не жегся сквозь одежду. Черная одежда со светло-желтой замысловатой вышивкой была просторной и неприкрыто щегольской, но смотрелась удивительно гармонично. На мой взгляд, Дани шли все оттенки синего - от льдисто-голубого до черно-фиолетового, - но и этот цвет был ему к лицу. Знаете, смотрелась картина в целом красиво: золотисто-белый песок, голубоглазый эльф с распущенными волосами в черном.
  - Спасибо, - сказала я Предвестнику.
  - Это моя обязанность, - с равнодушием пожал он плечами, увидев в моем лице что-то неприятное для него.
  - И все равно, - покачала я головой, - благодарю.
  - Кто вы? - Эрдил незаметно для меня подошел к нам и внимательно посмотрел на Дани.
  Его откровенная, кричащая чуждость роду человеческому, единственному населявшему этот мир, била по глазам, а тысячелетие за плечами и принадлежность к Смерти ощущались не хуже, чем горячий воздух. В присутствии Предвестников все, даже лишенные магии, чувствуют что-то такое, смутно-угрожающее и непонятное, заставляющее бояться. И Тамеа не стал исключением. Он неосознанно напрягся и, положив руку на рукоять меча, укрепил щиты.
  А жрец смерил его высокомерным взглядом и растаял в воздухе, как мираж. Позер, впрочем, как и все эльфы, не исключая и моего ненаглядного мужа.
  - Кто это был? - обратился уже ко мне Тамеа.
  - Кто? - отозвалась я, - мой охранник.
  - Охранник? - с неприкрытой насмешкой уточнил он.
  - И бывший любовник. Вы это хотели услышать? - усмехнулась я, - кстати, ваше приглашение еще в силе?
  Он кивнул и взмахом руки открыл портал, края которого лизали язычки пламени. Я, кажется, говорила, что эльфы позеры? Люди им в этом не уступают.
  Мои спутники без страха вошли в портал вслед за гвардейцами, и я столкнулась взглядом с Даэном, одними только губами произнесшего:
  - Вам никогда не быть вместе...
  И эти слова хлестнули меня жгучей пощечиной.
  Вам никогда не быть вместе... Одно дело говорить это самой себе, и совершенно иное - от другого. Да, мы никогда не будем вместе. Я Королева и принадлежу Сваорлоку, а он Предвестник Смерти и отдан с рождения Извечной. Между нами непреодолимая пропасть сожалений и разбитых надежд. Что ж, значит, так надо. И одна только Судьба знает, к лучшему ли это. Я искреннее надеюсь, что да.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"