Лесневский Игорь Юрьевич: другие произведения.

Избранный - Глава 1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Этот рассказ говорит о том, что не стоит доводить своего одноклассника до белого каления. Ведь однажды он может обнаружить в себе неведомые силы. Неведомые и опасные...


Бог наделил разумом всех людей.

Теоретически.

Глава 1

   Димон Кротов проснулся в своей кровати от настойчивого звона будильника.
   "Здравствуй, еще один поганый день!" - подумал он грустно, и ударил по будильнику, будто он был во всем виноват. Будильник обижено затих.
   "Еще один поганый день" в простонародье назывался пятницей. В ней не было бы ничего страшного, если бы в пятницу не было четырех уроков труда. Почему десятиклассников в Крылатинской школе заставляли столько тру­диться, оставалось загадкой. Возможно, пухлый директор школы Андрей Васильевич Гвоздиков полагал, что умение трудиться пригодится ребятам больше, чем знание логарифмических уравнений и прочей трудновыгова­риваемой математической чуши. Может быть, в этом не было бы ничего плохого, но Димона это совсем не устраивало. По его желанию, он лучше бы помучился на алгебре, чем проторчал четыре часа у станка, пытаясь выточить гаечный ключ. Почему-то фантазии трудовика хватало только на гаечные ключи. Мнения же самих десятиклассников, каждый год естественно новых, но точивших, естественно, старые добрые ключи, почему-то никто не спрашивал.
   Черт с ними с ключами. Против них Кротов ничего не имел. Проблема состояла в другом. Каждую пятницу трудовик счастливо-дебильным взгля­дом осматривал класс, с таким же счастливо-дебильным взглядом разда­вал ключи, и, высоко подкидывая коленки, уносился к физруку, предварительно запасшись бутылкой поллитровой емкости. Как он удер­живался в школе, оставалось загадкой, но некоторые личности утвер­ждали, что видели директора рядом с этим колоритным дуэтом.
   После исчезновения трудовика, великодушно оставлявшего десятый класс предоставленным самим себе и, разумеется, ключам, начиналось самое худшее. Дело в том, что Димону, как и всем ребятам его возраста, было важнее свое положение, или, по-другому говоря, вес в классе, чем учеба. Веса же, как такового, не было. Именно поэтому Димон так не лю­бил уроки труда, где приходилось терпеть общество пацанов своего класса. Если на других уроках можно было избежать большей части изде­вательств, то тут от настырного "Крот, слетай в магазин, быстро!" или "Крот, ты на меня не так посмотрел, с тебя сотня!" уже некуда было деться. Недавно с 3 этажа "десантировали" его портфель. К сожалению, фантазии портфеля хватило лишь на то, что бы лихо сыграть в камикадзе, выбрав для посадки не более-менее безопасные кусты сирени, а менее безопасную асфальтовую дорожку. Диски, лежащие в нем, разумеется, разбились в дребезги. О том, сколько раз его запирали в туалете, можно и не считать. Легко сбиться со счету. А однажды Димон случайно оставил на перемене портфель в классе и куда-то ушел. Вернув­шись, он обнаружил в нем известку, плохо дружащую со стеной, но, как выяснилось, отлично въедавшуюся в ткань портфеля. И это началось с пятого класса, когда Димон только переехал из Твери. Тогда он был полон наивных представлений о добре и зле, не менее наивных мыслей о том, что все люди друзья, а уж дети вообще должны быть неразлучны. Но дети города Крылатинска считали по-другому. Выловив его после линейки, посвящен­ной Дню Знаний, тамошние новоиспеченные пятиклассники уст­роили ему обычную проверку, дабы узнать, чего он стоит. Старый закон "городских джунглей" - стоит всего один раз унизиться в глазах остальных, как сразу же унижать тебя начинают все окружающие. И если поддаться этому на­пору, то все. Унижения и оскорбления будут преследовать тебя до конца школьной жизни.
   Димон понятия не имел об этом законе, и поэтому после первого же удара упал и заплакал. А над ним стоял жестокий смех.
   После этого случая жизнь Кротова в школе стала невыносимой. И Димон сдался... Он смирился с той мыслью, что придется терпеть унижения до конца школьной жизни. Жизнь его была бы совсем уж невыносимой, если бы у него не было любящих родителей и верных друзей.
   Анфиса Ивановна Кротова работала поваром в детском саду. Вол­нение за сына она выражала в почти что маниакальной заботой о его здоро­вье. Стоило ей заметить хоть малюсенькую ранку на любой части Диминого тела, как она тут же замазывала ранку зеленкой, очертив ее санитарной зеленочной зоной размером с дно знаменитого граненого стакана. Са­мое плохое, если ранка была на лице...
   Виталий Семенович Кротов работал на Крылатенском Пластиковом За­воде (сокращенно КПЗ). Если Анфиса Ивановна любила мазать сына зелен­кой, то Виталий Семенович старался пробудить в сынке тягу к знаниям.
   - Учись, пока есть возможность! - говорил он иногда.
   Димон унаследовал лучшие черты родителей: от отца складную фигуры, правильной формы лицо; от матери широкие скулы и красивые, как иногда говорил отец "безжизненные", серые глаза. Но интересным было не это. На правом предплечье было родимое пятно. Само по себе это не кажется интересным, но пятно было в виде креста...
   Еще одной надежной опорой в этом жестоком мире служили Кротову друзья. В соседней квартире жил его лучший друг Олег Лоскутов. Он был на год старше Димы, и учился в этой же школе. В отличие от Кротова, он вовремя усвоил правило "городских джунглей", поэтому в школе его мно­гие уважали. К тому же он имел незаурядную внешность, и поэтому поль­зовался неплохой популярностью у женской половины школы.
   Они познакомились случайно: через пару недель после своего приезда Димон решил после школы покачаться на качелях, которые были в небольшом скверике недалеко от его дома. Будь он по внимательней, то обратил бы внимание на то, что качельные веревки давно прогнили и держались только на честном слове. Кротов довольно сильно раскачался, когда веревки не выдержали и оборвались. Димон с криком пролетел метра три над землей и неудачно упал, сломав себе руку. В это время недалеко проходил Олег. Услышав крики, он прибежал в скверик. Узнав своего соседа по площадке, захлебывающегося слезами он кое-как дотащил его до дома. После этого они стали лучшими друзьями. Кротов был многим обязан ему. Именно Лоскутов втянул его в свою компанию и познакомил со своими друзьями. Так Кротов узнал Серегу, Костена, Глеба и Влада и приобрел своих верных друзей. За несколько лет ребята так сдружились, что любой готов был пойти на край света за другого. Но особое место среди них для Димы по-прежнему занимал Олег.
   Ребята жили рядом, буквально в соседних многоэтажках, но ходили в разные школы: Олег и Димон в школу N 48, до которой было рукой подать, а остальные ходили в более дальнюю школу N35.
   Пару дней назад Влад сообщил о том, что скоро приезжает его сестра Оксана на недельку, другую. Увидев ее фотографию, ребята восторженно загалдели: она была очень красивой. Только Кротов промол­чал тогда. Оксана ему понравилась, но он про себя отметил, что у него нет шансов. А после того, как узнал, что у нее серебряная медаль по дзюдо, то вообще сник. Несмотря на незаурядную внешность с девушками ему фатально не везло. "Низкая самооценка" - как сказал бы дядюшка Фрейд. Короче, борода.
   Много мыслей передумал за эти 15 минут Димон. Но он и не предпола­гал, что скоро его жизнь кардинально изменится.

***

   Димон откинул одеяло и оглядел свою комнату: обставлено не слишком компактно, но со вкусом. Кровать, на которой спал Кротов, стояла рядом с небольшой тумбочкой, на которой вперемешку лежали диски, книги (не путать с учебниками!), бумажки, будильник, и, чудом выживавший среди этого кактус. Правда Димон надумал его убрать. Не слишком приятно спросонья метиться рукой в будильник, а попадать в кактус.
   В углу возле окна стоял небольшой платиновый шкаф, весь обвешанный постерами с различными кино героями и фентезийными существами.
   Остаток комнаты возле окна занимал стол, на котором гордо стоял довольно средний компьютер, и на котором Димон делал уроки. Приятно делать уроки под негромкую, легкую музыку, правда родители этого не одобряли.
   Кротов вышел в коридор. Отец уже ушел на работу, а мать, скорее всего еще спала: у нее сегодня был выходной. Прямо напротив димоновской комнаты была дверь, за которой был зал. Слева от его комнаты была кухня. Справа ванна-туалет, а справа от зала была комната родителей. Димон тихонько прошмыгнул в ванную, объединенную с туалетом.
   Все зеркало было в зубной пасте: видимо отец проспал. Умывшись, Кротов зашел к себе и стал одеваться. Одеваясь, Кротов глянул на часы: время поджимало. До "звонка" оставалось 25 минут. 15 минут идти до школы. Но еще надо зайти за Олегом. Итого... 30 минут. Почему 30? Лоскутов вечно мутил что-нибудь с утра пораньше.
   Дима вышел в прихожку, обулся, и тихонько, дабы не разбудить маму, вышмыгнул из квартиры на площадку. Он подошел к двери Олега, позвонил, и... ничего. Пришлось звонить еще раз. На этот раз за дверью что-то слабо зашебуршало, и дверь открыл Лоскутов-младший во всей своей красе. То есть в трусах.
   У Олега была полуприятная (приятная для него и неприятная для других) привычка. Как только его родаки отправлялись на работу "в ночь", он тут же уходил в компьютерный загул на всю ночь, и засыпал только под утро прямо на клавиатуре. С учетом того, что родаки его работали на "железке", что ночная смена была у них каждые 3 дня, и опять-таки учитывая, что смены у его родителей таинственным образом совпадали, Олег был просто хронический компьютерный алкаш.
   Вот и сейчас, судя по бледному лицу, цвету которого позавидовал бы даже Пьеро, и по мешкам под глазами, которые весили явно больше килограмма, Димон ясно догадался, что у друга был очередной компьютерный загул. Как всегда начатый со слов "посижу минут 40, расслаблюсь".
   - Это кто такой добрый, в 3 часа ночи... - начал было он, но увидев Димона, осекся. - А-а-а, это ты... А я тут, э-э-э, уборочкой занимаюсь. Представляешь, проснулся утром, а кругом бардак! Ну, я и подумал "тварь я дрожащая, или право имею". Убраться. И так увлекся, что забыл совсем про время. А тут ты зашел...
   - Хватит гнать! Опять ты всю ночь "хакерил"! - гневно оборвал его Кротов. - Надо меру знать!
   - Да я чуть-чуть хотел! Я еще вечером подумал: посижу минут 40, расслаблюсь...
   - Да ты так каждые 3 дня думаешь! А что в результате? Твое вечно бледное лицо и наши пропуски первых уроков!
   - Да я...
   Вдруг слева открылась дверь, и заспанная небритая рожа местного алканавта дяди Васи, которая так и просила кирпича, крикнула:
   - Хорош орать! Дайте поспать!
   Дядя Вася был психолог: работал когда-то в психушке санитаром. После того, как его уволили, он начал серьезно прикладываться к поллитровой подруге. Однажды дядя Вася напился так, что решил заключит выгодную сделку с чертями. Крича на весь подъезд, он обещал продать им тайну жесточайших пыток (как потом выяснилось, пытки состояли в том, что бы, подумать страшно, целый месяц пить только Боржоми!) в обмен на не менее важную тайну, кто украл у дяди Васи монету, достоинством в один рубль. Сделка, спору нет, была выгодной, и без сомнения состоялась, если бы к дяде Васе не заехали его коллеги со старой работы, и не повезли его осматривать палаты после капитального ремонта.
   Димон подумал, что с дядей Васей лучше не связываться, и зашел к Олегу в квартиру, дабы подождать его там. Предусмотрительный Лоскутов не стал тратить время на перепалки, и отправился в ванную приводить себя в "антизагульный" вид.
   Кротов прошел через небольшую прихожку и толкнул знакомую дверь в его комнату. Д-а-а-а, уборкой тут и не пахло. По всему полу были разбросаны учебники и тетради, некоторые из них покрывал толстый слой пыли; все различные компьютерные прибамбасы, начиная от нескольких мышек, и кончая 3 принтерами и 1 сканером (Олег был помешан на компах); смятая постель, которую последний раз заправляли при царе; грязные тарелки с кусочками еды обильно были разбросаны по комнате; окно, завешанное шторками, которые открывались только во время их стирки; по всем стенам были развешаны плакаты различных игр; практически везде валялись различные компьютерные журналы: "Игромания", "Хакер", "Enter" и т.д.; и, наконец, все различная одежда, которой была обильно припорошена комната. Завершал картину массивный шкаф-купе, который занимал собой примерно полстены. Но в принципе в нем не было необходимости, поскольку большинство его наполнителя было разбросано вокруг. В этой комнате могло и ненароком убить.
   У стены на столе стояло чудо техники, оно же ЭВМ, оно же просто компьютер. Провода под столом сплелись в причудливый клубок типа "угадай, куда какой ведет", заставивший любого бы специалиста по разгадкам таких головоломок повешаться в первые же минуты. Олег взял комп около трех лет назад. Старый сгорел во время грозы, и поэтому Лоскутов решил полностью обезопасить новую покупку, поскольку родители в этом ничего не понимали: провел заземление, поставил безперебойник, и, в конце концов, полностью изменил машину. Если Лоскутовы покупали его в магазине за чисто символическую сумму в 25000 рублей, то с Олеговскоми наворотами, сумма которых была около средней годовой зарплаты среднего начальника среднего звена, компьютер стал стоить не меньше 100000. Да и какой дурак стал бы его продавать?
   В данный момент чудо техники меланхолично спрашивало, сохранять ли ему изменения в файле "23R4GDJ6Y" или оставить все как было? Невольно заинтересовавшись, Кротов глянул на содержимое файла, но, увидев какие то цифры, знаки и прочие порождения математики, Димон решил оставить чудо техники в раздумье.
   В комнату ввалился Олег. Даже не глянув, что предлагает ему ЭВМ, он жизнерадостно нажал Enter.
   - Что ты там сохранял? - спросил у него Димон.
   - Да, так! Просто перепаял биоз "халвы", что бы злыдни были дистрофаны, ну и чтоб кромальтук с пол тычка по "хедам" канал!
   - Это ты сейчас с кем говорил?
   - Я говорю... Короче, тебе не понять, сельский парень.
   Димон тоже неплохо разбирался в компах, но до Олега ему было далеко. Тот за несколько лет так хорошо изучил комп, что сейчас мог с закрытыми глазами написать какую-нибудь мелкую программку. Серьезно. При этом он нигде не обучался. Что называется самоучка.
   Олег побродил немного по комнате, как признак коммунизма бродит по России, покидал пару учебников в пакет, собрал со всех углов одежду, и начал одеваться.
   Кротов глянул на часы: до звонка оставалось чуть-чуть.
   - Шевелись, вафел!
   - Да куда спешить-то? - спросил Олег удивленно. - У меня первый ин. яз!
   - А у меня контрольная по химии!!! - крикнул Кротов, - И мне будет оч-ч-ч-ень плохо, если я не приду, и не дам списать! - добавил он тихо.
   Наконец Лоскутов оделся, выключил измученный, работавший всю ночь комп, и ребята начали выбираться из комнаты. Вдруг что-то привлекло внимание Кротова. Он повернулся, и увидел, как на погасающем мониторе появилось всего одно слово: "Скоро!".

***

   Весна - одно из самых неприятных времен года. Зима из последних сил пытается удержаться на улице, как безбилетный подросток пытается удержаться за "колбасу" трамвая. Повсюду грязь и слякоть, солнце светит как-то непонятно: вроде бы только вчера было жарко, а выйдешь на улицу, как сразу пойдет "дубак".
   Дворик, в котором стоял обычный дом физкультурника (пятиэтажка без лифта, но зато с мусоропроводом) под N 48,всегда по весне превращался в грязное месиво. Да еще улица носила странное название Утопшая (почему название улицы было столь странным, оставалось загадкой. Но в то же время название было довольно говорящим). Так вот, в дворике, прямо перед подъездом, где жили ребята, вольготно раскинулась большая лужа. К сожалению, ничего оригинальнее, кроме как вольготно раскинуться, лужа придумать не могла.
   Друзья вышли из подъезда. Олег, который шел первый, чуть было не влетел в это маленькое чудо природы. Спасла его реакция бывалого контера.
   - Переправа - переправа, блин! Что будем делать? - спросил он громко.
   Димон внимательно осмотрел лужу, и вдруг заметил неровное сооружение, изображавшее "типа мост". "Типа мост" состоял из вольно раскинутых камней и досок.
   - Ну, я погнал! - сказал Кротов и наступил на первый камень.
   Олег смотрел на него с выражением лица, которое обычно бывает у людей, когда они сильно в чем-то сомневаются.
   Димон поставил ногу на последнюю доску, и она, немного поколебавшись, поехала искать счастья в другом месте. Кротов поднялся из лужи и громко со смаком выругался.
   - Когда Бог раздавал ловкость, ты явно опоздал, - вставил с легкой усмешкой Олег.
   - А ты опоздал на раздачу мозгов! - гневно отряхиваясь крикнул Кротов. На лбу образовалась ссадина.
   Пришлось пожертвовать временем и подниматься на третий этаж за чистой одеждой.
   В квартире Кротовых витал легкий аромат жасмина.
   "Значит, мать уже проснулась!" - подумал Димон и снял кроссовки. Очевидно, разувавшемуся сзади Олегу в голову пришла та же мысль, поскольку он прошептал ему на ухо:
   - Готовься к взбучке, Димон!
   Кротов досадливо отмахнулся.
   Анфиса Ивановна сидела на кухне и наслаждалась утренним кофе. Все-таки выходной бывал не каждый день.
   Увидев сына по уши в грязи и со свежей раной на голове, Анфиса Ивановна повела себя как истинная женщина. То есть предположила наихудшее.
   - Ах, Димочка! Сынок, тебя избили? Не волнуйся, мы их найдем! Они за все ответят! Ах, я сейчас же позвоню Сергею Львовичу! Лучшего хирурга в Крылатинске не сыскать! Где же моя записная книжка...
   - Мама! - железным тоном прервал ее Димон. Что-что, а с мамкой он это умел.
   - Мама! - повторил он. - Отбой тревоги. Реанимация отменяется. В ФСБ звонить не стоит. Никому звонить не надо. Я просто... просто упал в лужу! Нет, мама, простуды у меня не намечается! - поспешно добавил он, заметив у матери знакомое выражение лица. - Мне просто нужна чистая одежда, кусок мыла, полотенце, и... и чай для Олега!
   - Лучше кофе! - сказал Лоскутов, сладко потягиваясь.
   - Да, но...
   - Мама! Хватит! Я не маленький мальчик у тебя под боком! Я сам могу за себя постоять! Хватит ржать! - Димон накинулся на Олега, который ухмыльнулся над его последней фразой.
   - Да ладно, ладно...
   Олег проглотил улыбку и сказал:
   - Может вы потом поговорите, а то школа "цигель-цигель"...
   - Да, ты прав Олег,- сказала мама Димона. - Школа... э-э-э... "цигель". Сейчас я все сделаю.
   И с легкой грустью на лице она вышла из комнаты.
   - Не ценишь ты мамку! - с легким укором сказал Олег.
   - Да ладно! Забей! - сказал Димон. Ему и самому было стыдно за свой выпад.
   Через полчаса ребята стали выходить из квартиры. Последнее, что увидел Кротов на выходе из квартиры, это было слово на кухонном телевизоре: "Скоро!"
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"