Лесов Константин Олегович: другие произведения.

Записки Лунатика

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Писал как мог и как хотел. Плохого в мыслях не имел. Прошу вас оценить мой труд. Надеюсь, что меня поймут.

   Я всегда любил Луну. За ее холодный призрачный свет, за ее таинственные рисунки миллионы лет создаваемые прихотью космического хаоса, за ее оттенки, меняющиеся от бледного серебристо-белого до кроваво-красного. Порой я часами просиживал, задрав голову, и наблюдая, как она лениво перекатывается в звездном небе. Порой разговаривал с ней. Правда разговор у нас получался односторонний: я говорил, а она молча улыбалась.
  
   Все началось, пожалуй, в тот вечер, когда я шел с тренировки...
   Здесь надо сделать оговорку. Телосложением, прямо скажу, я не вышел. Никогда не имел большой физической силы, да и особо не занимался собой. Когда мои сверстники гоняли на поле мяч или носились друг за другом по двору, моим основным занятием было чтение разного рода художественной литературы, особенно фантастической. Поэтому к шестнадцати годам на фоне своих одноклассников я выглядел более чем убого, в придачу к тому заимел близорукость и искривление позвоночника.
   Наверное, в любом классе есть хилые очкарики. Ну и, конечно, всегда найдутся заводилы, которые этих очкариков не прочь пошпынять. В моем классе таким вот заводилой был Андрей Кустов по кличке Куст. Он и его прихвостни ("шестерки", как мы называли их с моим приятелем Димкой Егоровым), последний год просто не давали мне спокойно жить. В школе на переменах мне приходилось постоянно прятаться. А во дворе вообще было лучше не появляться - по воле обстоятельств или же по "закону подлости" Куст с его дружками жили в соседних домах.
   Отца у меня не было. Отчим постоянно орал на меня, утверждая, что я слабак и бездельник, а так как сам он не работал, то основной заработок в семью приносила мать. Ее практически не бывало дома, грубо говоря, она жила на работе. Пожалуй, единственным близким мне человеком, который понимал меня, была Ленка - моя сестра... сводная. Уж не знаю как у такого урода как мой отчим могла родиться такая замечательная дочь... Но и ей я не мог, точнее не хотел рассказывать об этой своей проблеме. Да и чем бы она могла помочь? - Ленка младше меня на три года. Друзей как таковых у меня не было. Если только Димка, но он жил на другом конце города. Так что помощи мне было ждать не откуда. В общем, от такой жизни, решил я летом, как только начнутся каникулы, записаться в секцию Самбо.
   Итак, в тот вечер я возвращался с тренировки. Было достаточно поздно, фонари как всегда не горели, и двор "освещался" полной луной. Я уже подходил к своему подъезду, когда вдруг услышал за спиной знакомый до боли голос:
  - Ну что, очкарик, накачался?
  - Не твоего ума дело, Куст, - не поворачиваясь и стараясь говорить как можно спокойнее, ответил я, - Хотя, что это я, какой ум?
  - Нарываешься, очкарик! Совсем страх потерял?!
  - Врежь ему, Куст!!! - Это был Амбал, главная "шестерка" Куста.
  - Спокойно, Амбал, он же теперь качек, глядишь, еще отлупит нас!
   Банда отозвалась на шутку главаря идиотским гоготом. Куст тем временем продолжал:
  - Ну что, качек, покажи-ка на что способен.
  - Отвали, придурок, - я повернулся к нему, скидывая с плеча сумку со сменной одеждой, - И гарем свой успокой!
  - Ну, ты за это ответишь! - сказал Куст и двинулся на меня.
   Я принял боевую стойку, как-никак за полтора месяца меня чему-то научили, и приготовился отразить атаку. Но в это время кто-то сильно толкнул меня в спину, видимо, один из "шестерок" подобралась сзади, и я повалился на землю. Отморозки, не теряя времени, кинулись пинать меня...
   Не знаю, сколько я валялся, пока не решился подняться. Лицо горело, во рту было солоно, руки тряслись. Кое-как поднявшись, я подобрал валявшуюся в луже сумку и стал запихивать в нее разбросанные вокруг вещи.
  
   Домой мне идти не хотелось, и я побрел в противоположную от подъезда сторону. Я шел и плакал. Молча. Без истерики. Слезы текли сами собой. Я плакал не от боли во всем теле и не оттого, что из носа у меня густым потоком струилась кровь. Я плакал от обиды, от несправ6едливости, от бессилия и невозможности что-то действительно изменить. Почему все так происходит? Почему, не делая никому ничего плохого, я сталкиваюсь с таким отношением к себе? Почему, стараясь поступать так, как считаю правильным, я встречаю тупую, наглую несправедливую злобу. Почему ко мне относятся, самое лучшее, с жалостью, а в основном с презрением и ненавистью. Что я делаю не так?
   Я дошел до озера. Умылся. Прошел немного вдоль берега и присел на поваленное дерево.
   Я часто приходил сюда, когда хотел побыть один.
   Я сидел, вдыхая в себя ночную летнюю свежесть. Тело уже почти не ныло. Внутри было пусто. Как после бури наступает затишье, так, наверное, и у человека после пережитого наступает покой, некое отрешенное состояние, когда не до кого и не чего нет дела, и ничего уже не хочется. Мысли в голове пришли к определенному порядку, в их строй уже не вмешивались никакие чувства - ни страх, ни злоба, ни ненависть, ни любовь - мозг спокойно перерабатывал информацию, выдавая, сам по себе, наиболее рациональные ответы, на задаваемые мною самому себе вопросы.
   Почему все так получается?
   Потому что ты живешь в несправедливом мире.
   Почему я стараюсь поступать правильно, а никто этого не понимает?
   Потому что ты живешь в мире глупцов.
   Почему же никто этого не замечает?
   Потому что ты живешь в мире слепцов.
   Почему же, если я прав, я не могу отстоять свою правоту?
   Потому что ты живешь в мире, где зло сильнее.
   Я поднял глаза к ночному небу. Луна смотрела мне в лицо, молча улыбаясь... Не знаю, что вдруг на меня нашло...
  - Ну что ты смотришь? - спросил я ее. - Ты же все видела! Что Ты молчишь! Ну, скажи хоть что-нибудь!!! СДЕЛАЙ ХОТЬ ЧТО-НИБУДЬ!!!
   Я вскочил на ноги. Во мне неудержимо вскипала ярость. Подскочив, я стал пинать мусор и камни у себя под ногами. Я кричал в бессильном бешенстве, проклиная Ее...
   Наконец, я упал на колени:
  - Что ты хочешь?! - сквозь рыдание выкрикнул я. - Говори, чего хочешь, но НЕ МОЛЧИ!!!
   Я повалился на землю и с минуту рыдал как ребенок.
  - Бездушное тупое блюдце, - спустя какое-то время прошептал я и провалился в пустоту...
  
   Я стоял посреди лесной поляны. Босиком и в одних шортах. Слабый ветерок обдувал мое тело, но мне не было холодно. В нескольких шагах напротив меня, стояла девушка лет двадцати. Ее длинные светлые, почти белые волосы, тихо развивались на ветру. Она была в легком прозрачном платье и ее кожа в лунном сиянии светилась каким-то завораживающим неземным сиянием. Да и сама девушка, казалось, была соткана из лунного света. Она была неописуема прекрасна. Я никогда не встречал такой красоты. Почему-то она была так грустна, что при взгляде на нее, у меня сжалось сердце. Так мы стояли какое-то время - я любовался ею, а она смотрела на меня, грустно улыбаясь. Наконец, девушка тихо вздохнула, будто на что-то решившись, и произнесла:
  - Подойди ко мне, Энди, - ее тонкий голос звучал нежно, почти неслышно, - У меня есть для тебя подарок.
  - Но меня зовут Кирилл, - почти шепотом произнес я, подходя к ней.
  - Знаю, но я буду звать тебя Энди. Договорились? - я молча кивнул. - Меня зовут Селена.
  - Кто ты?
  - Я та, кого ты звал.
   Она приложила руку к моему правому плечу и закрыла глаза. Я почувствовал слабое жжение, там, где была ее ладонь. Когда Селена убрала ее на моем плече осталась яркая, зеленого цвета, татуировка - пятиконечная звезда, образованная равносторонним пятиугольником и исходящими из него тупоугольными треугольниками.
  - Теперь ты принадлежишь мне, - сказала она, улыбнувшись.
  - Но что мне с этим делать? - спросил я, трогая татуировку.
  - Это ты должен решить сам. Но запомни, Энди, сила зла - в неуправляемом бешенстве, злости, всем том, что составляет его суть; сила добра в правоте, ты знаешь, что ты прав и это делает тебя сильнее. Ах да, - сказала она, словно спохватившись, - Мой подарок...
   Селена слегка приподняла рукой мой подбородок, немного наклонилась и поцеловала меня в губы. Словно огонь вспыхнул во всем моем теле. Голова закружилась. Дышать стало тяжело...
  - До свидания, - лукаво улыбаясь, произнесла она, - Лунатик...
  
  - Лунатик, Лунатик, проснись! - кто-то тряс меня за плечо, я открыл глаза и увидел над собой Ленку. Только она меня так называла, - Я знала, что ты здесь. Что у тебя с лицом?
  - Тренировка, - недовольно буркнул я, сбрасывая с себя остатки сна.
  - Не ври! Это опять Куст!
  - Все-то ты знаешь, - я встал, отряхиваясь.
  - Но так больше не может продолжаться!
  - А так больше и не будет, - почему-то вдруг сказал я, - Пошли домой.
  
   Спал я плохо, поэтому проснулся поздно, когда солнце уже было в зените. Не помню уже, что мне снилось - какие-то обрывочные бессвязные сны, расплывчатые лица, неяркие силуэты. И только сейчас мне вспомнился мой недавний сон. Вспомнилась Селена, ее поцелуй, странная татуировка... Я посмотрел на правое плечо - там ничего не было. Да, хороший был сон, мне никогда такие не снились и не приснятся, наверное...
   Я встал с кровати, посмотрел в окно - день был солнечный. Не долго думая, я собрался: надел ветровку с капюшоном, джинсы, резиновые сапоги (этот год выдался на редкость грибной). На столе оставил записку: "Поехал к бабушке, может быть, на несколько дней". Взял нож, ведро и вышел из дома.
  
   Бабушка жила в деревне. Добираться до нее было долго: на электричке три с половиной часа, а затем пешком четыре километра. Но сначала, я решил набрать грибов.
   Я вышел на станции "ВОЛЧЬЯ НОРА" - места здесь грибные. Мы приезжали сюда с Димкой и его отцом года три назад. Взглянув на небо, и запомнив, с какой стороны находится солнце, я зашагал в гущу леса.
  
   Спустя пару часов, у меня было почти полное ведро крепеньких белых грибов и подосиновиков. Я забрался уже достаточно далеко и собирался идти обратно, как вдруг увидел в нескольких шагах от себя девочку, лет десяти. Одета она была в длинное серое платье, ее светлые волосы были перетянуты синей лентой, а ноги босы. Девочка удивленно смотрела не меня.
  - Кто ты? Как тебя зовут? Ты заблудилась? - спросил я, подходя ближе, но тут она резко развернулась и побежала от меня.
  - Постой, постой! Не бойся! - закричал я, бросая ведро и кидаясь вслед.
   Бежал я минут десять, на удивление быстро для бега по лесу, да и после вчерашних "приключений" все тело было в синяках, но девочку догнать не мог - она, бежала быстрее меня! Причем успевала останавливаться, чтобы обернуться в мою сторону! И, вдруг, она будто сквозь землю провалилась. Я пробежал еще несколько метров, окликая ее, но безрезультатно.
   Остановившись, я огляделся. Вокруг меня был густой лес. Заметно потемнело. Все небо затянули грязно-серые тучи. Собирался дождь. Во мне начал нарастать страх. Побродив часа полтора в поисках своего ведра или хотя бы каких-то знакомых мест, я понял, что окончательно заблудился. В наших краях леса тянуться на несколько сотен километров, поэтому можно плутать неделями. Было два варианта: дождаться следующего дня и уже по солнцу выйти к станции, или же направиться в любую сторону (есть неплохой шанс выбраться). Так как накрапывал уже неслабый дождик, а ночевать в лесу, где наверняка много диких зверей (одно название станции чего стоит - ВОЛЧЬЯ НОРА) мне совсем не хотелось, то я развернулся и направился в ту сторону, откуда, по моему мнению, пришел.
  
   Не знаю сколько времени: час, два, а может больше - меня носило по лесу. Дождь не переставал идти, моя одежда промокла до нитки, мне было ужасно холодно. Я шел, шел, шел, уже не разбирая дороги и спотыкаясь, на каждом шагу. И вдруг, услышал какой-то шум. Ускорив шаг я стал пробираться сквозь спутанные ветки елей в сторону откуда он доносился. И тут, сделав очередной шаг, я куда-то провалился. Меня понесло вниз по крутому каменистому склону. Камни рвали мою одежду, ветки стегали по лицу. Я продолжал лететь вниз, пока не...
  
   Я открыл глаза. Надо мной белел дощатый потолок, вокруг были бревенчатые стены, а в углу находилась настоящая "русская" печь.
   Я попробовал подняться, и тело недовольно отозвалось на мою попытку.
  - А, наконец, проснулся, - сказал с заметным акцентом женский голос. - Как ты себя, чувствуешь? Слабость есть?
  - Слабости нет, а вот тело все болит, - отозвался я.
  - Ну, это и понятно, на тебе живого места нет.
  - Где я?
  - Ты в доме Николая Кравченко. А я - его жена. Мой муж занимается исследованием различных народов: их обычаев, истории, норм жизни. Он... - она покрутила кистью руки, пытаясь подобрать слово.
  - Этнограф, - помог я ей.
  - Да-да, именно! Этнограф. Сейчас он занимается местным поселением, неподалеку отсюда. Эти люди живут обособленно и достаточно дико. У них нет почти ничего из современных средств цивилизации. Они не любят чужаков, поэтому нам пришлось построить дом здесь - в стороне. Моему мужу удалось достаточно сблизиться с ними. Они вместе ходят на охоту. Иногда он остается там на несколько дней. Бывает, кто-то из них приходит сюда за медицинской помощью - я ведь врач. Но самой мне ходить туда нельзя.
  - Я и не думал что, у нас здесь есть нечто подобное.
  - Мы достаточно далеко до ближайшего населенного пункта. Местная станция электрички, кстати, была построена специально, чтобы этим людям, можно было, иногда, побыстрей добраться до цивилизации. Этого добился мой муж. Хотя и до нее двадцать километров.
   В уме я прокрутил весь вчерашний маршрут, пытаясь прикинуть, сколько времени мне пришлось плутать.
  - Долго я спал?
  - Около десяти часов. У тебя был жар и ты бредил. Я промыла твои раны. Слава Богу, голова разбита не сильно. А вот на руку пришлось наложить бинт. - Она дотронулась до моего правого плеча. Я посмотрел на свою руку - та была забинтована выше локтя.
  - Да, кстати, меня зовут Изабелл. А тебя?
  - Кирилл.
  - А теперь, Кирилл, - сказала она, подходя к печи, - расскажи, что случилось, пока я приготовлю тебе завтрак.
   Я рассказал ей все: и про Куста, и про тот злосчастный вечер, и про то, как заблудился, и про странную девочку - я все говорил, говорил, а она готовила еду, временами, вставляя короткие вопросы. Не знаю, почему я все рассказал, наверное, мне необходимо было выговориться. Только меня почему-то не покидало странное ощущение, что я ее где-то видел.
  - ...и последнее, что я помню - это, как лечу кубарем вниз. Наверное, тогда я ударился головой, и был уже без сознания, когда оказался внизу. Там вы меня и нашли.
  - Кирилл, - Изабелл озабочено поглядела на меня, - ты сам пришел к этому дому и постучал в дверь.
  - Я этого не помню, - мой голос дрогнул.
  - Не надо было мне это говорить, - увидев мой испуг, сказала она, - Забудь. Видимо, тогда ты уже был в бреду. Так что тебе сильно повезло, что ты добрался суда. Ладно, садись завтракать.
  
   Я ел то, что приготовила Изабелл, а она, сидя напротив меня, рассказывала о себе. О том, как она, студентка из Бельгии, тринадцать лет назад, приехавшая по программе обмена в Россию, познакомилась со своим будущим мужем; о том, как они поженились, и у них родилась дочь; о том, как за два года они объездили полмира, и как семь лет назад приехали сюда. А мне представилась возможность получше рассмотреть ее: короткие темные волосы, серо-зеленые глаза, правильные черты лица, чуть припухлые губы... И тут меня словно током ударило. Я вспомнил, где видел Изабелл. Селена!!! Она была ее копией! Только вот волосы, да и возраст (Изабелл была старше ее лет на десять-пятнадцать)... Но в остальном!
   В это время дверь в дом отворилась. Я повернул голову, и... удивлению моему не было предела - на пороге стояла та самая девочка!
  - Я принесла твои грибы, - робко сказала она, подойдя, и протянула мне ведро.
  - Спасибо, - не зная, что ответить, проговорил я.
  - Дочка, познакомься с нашим гостем, - сказала Изабелл, - это Кирилл. Кирилл. Это моя дочь Силин.
   Я вздрогнул. Что за наваждение - сначала ее лицо, затем имя...
  - Очень приятно, - безуспешно пытаясь скрыть свою заминку, сказал я.
  - И мне, - весело сказала Силин, легко приземляясь на стул возле меня.
  - Извини, - начал я, - Что испугал тебя...
  - Да я и не собиралась пугаться, - заносчиво ответила она, - просто папа...
  - Силин! - резко оборвала ее мать, - Как ты разговариваешь! Да и вообще думаю, Кириллу не хочется слушать о твоих претензиях к отцу.
   Девочка обиженно надула губы.
   В воздухе повисло тяжелое молчание.
  - А который сейчас час? - поинтересовался я.
  - Половина первого, - ответила Изабелл.
  - Мне пора ехать домой, - я поднялся из-за стола.
  - Останься хоть на пару дней. Ты еще не окреп.
  - Спасибо, - сказал я, - но мне действительно надо ехать. Да и как ни странно, я чувствую себя очень хорошо.
  - Ну что ж, если надо... - вздохнула она.
   Я оделся. Изабелл собрала мне в дорогу немного еды.
  - Ты можешь приехать сюда, когда захочешь. Мы всегда будем рады тебя видеть. Силин проводит тебя до станции.
  
  - Как ты не боишься ходить здесь одна? - спросил я Силин.
  - Мне тут все знакомо, - весело ответила она, - Это мой дом.
   Мы шли по лесу уже больше двух часов, не передохнув ни разу. И, что удивительно, я ни капельки не устал, даже наоборот, с каждой минутой чувствовал прилив сил. Словно это место как-то по-особому на меня действовало. Да и Силин, похоже, ничуть не устала.
  - Спорим, ты меня не обгонишь, - вдруг, сказала она и рванулась вперед.
  - Эй, погоди. Так не честно! - крикнул я и бросился вдогонку.
   Не забываемое ощущение: я словно летел, с каждой минутой, набирая скорость. А когда уже думал, что настигаю Силин, она начинала бежать еще быстрее. Мое тело еще никогда не было таким послушным. Азарт погони придавал мне сил. Я прибавил еще скорости и, спустя несколько секунд, бежал уже первым.
  
   Мы остановились отдохнуть у небольшого пруда. Силин села на траву, а я подошел к воде, чтобы умыться... и замер, глядя на свое отражение - что-то было не так... ОЧКИ! Видимо они были потеряны мной еще вчера. Но удивительно было не это - я прекрасно видел и без них!
  - Что с тобой? - спросила Силин, увидев мой ошарашенный вид.
  - Да так, ничего, - ответил я и начал умываться.
  
   Оставшуюся дорогу мы шли разговаривая. Я смешил ее, а она звонко хохотала. Нам было так весело, что мы не заметили, как пришли.
  - Не уезжай, - сказала, вдруг, Силин. - Оставайся у нас!
  - Мне надо ехать, - я удивленно посмотрел на нее. - Но я еще приеду сюда. Обещаю.
  - Я знаю, - вздохнула она.
  
   На вокзале было людно. Я уже подходил к выходу, когда заметил, как двое здоровых парней (каждому лет по двадцать пять) крутятся возле пожилой женщины, покупающей что-то в ларьке. Она как раз доставала деньги, когда один из них толкнул ее, а второй выхватил кошелек и побежал мимо меня. Не долго думая, я бросился следом, буквально в три прыжка настиг его и повалил на пол. Заломив вору руку, я забрал его несостоявшуюся добычу. И тут по моей спине пробежали мурашки, я весь напрягся и отпрыгнул в сторону, поворачиваясь в прыжке. В том месте, где полсекунды назад была моя голова, просвистела нога второго подонка. Я приземлился на ноги, а он уже заносил руку для очередного удара. Во мне вскипела злость . Я подскочил и ударил его обеими руками в грудь. Тот отлетел на несколько метров и больше не поднимался. Протянув владелице кошелек, я огляделся - все, кто находился вокруг в тот момент, смотрели на меня, буквально открыв рты. Я развернулся и быстро зашагал к выходу.
  
   Домой я пришел в девятом часу вечера. Переоделся и пошел на улицу.
   Уже стемнело. Небо было затянуто тучами, и моросил дождик. Я шел, думая о том, что со мной произошло. Что это - обыкновенное чудо, временное явление или... подарок Луны? Значит, она меня услышала!
   Я шел, чувствуя, как в моем теле бушует неудержимая энергия, концентрированная сила, ее становиться все больше и больше. Как радуется плоть, словно в предвкушении чего-то.
  Я радовался вместе с ней, упивался этим удивительным состоянием.
   Меня отвлек странный звук. Он доносился из кустов на противоположной стороне дороги. Он был таким тихим, буквально на пороге слышимости, а может и за ним. Хотя теперь, я уже ничему не удивлялся, мне еще предстояло полностью узнать свои новые возможности. Когда я стал переходить через дорогу, в ноздри мне ударил, едкий запах - запах запрета, запах чужака. На мгновение я остановился, но затем пошел дальше. Мне пришлось присесть на корточки, чтобы заглянуть под куст. Там сидела, огромная серая собака. Оскалив зубы, она рычала, а ее желто-зеленые горящие глаза смотрели в упор на меня.
   И тут, словно кто-то приоткрыл потайную дверь у меня в голове, в моем сознании начали вспыхивать обрывки событий прошлой ночи.
   ...Желтый блин луны в ночном небе... вот я встал, держась за голову... вдалеке свет... я выхожу на поляну... горит большой костер... у костра человек... я подхожу ближе... человек заметил меня и повернулся... он смотрит на меня... я подхожу еще ближе... его глаза!.. они горят желто-зеленым светом... его лицо! его руки! его тело! этого не может быть!... мгновение, и передо мной стоит огромный волк... вот я уже бегу... моя рука! - она просто горит!.. я знаю, мне не убежать, но я бегу... свет... там дом... я колочу в дверь... дверь открывается... Селена, это ты!..
  
   Собака шла на меня, рыча - чужак проник на ее территорию. Я пятился, и тут, словно повинуясь какому-то дикому порыву, чуть наклонился вперед и сам, оскалив зубы, зарычал на нее. Псина взвизгнула, подскочив, и убежала, поджав хвост.
  
   Так вот значит, какой подарок сделала мне Луна!
   Рана на правом плече начинала болеть. Я задрал голову и увидел, что тучи расходятся. Надо спешить!
  
  - Поселение людей, как же, - проворчал я, собирая вещи, кинул в сумку паспорт, сунул в карман все свои деньги.
   Вдруг мою руку пронзила резкая нестерпимая боль. Я вскрикнул и, хватаясь за нее, повалился на пол. И также резко, как появилась, боль отступила.
   Я выглянул в окно. Дождь уже кончился, а сквозь редеющие тучи блестели звезды. И я понял - мне не успеть...
  
   Я шел по улице в сторону пустыря, с одной единственной надеждой, что там нет людей. Сумка осталась дома - она мне понадобиться только завтра, когда я приду домой, заберу ее, сяду на электричку и поеду в ВОЛЧЬЮ НОРУ. А сегодня... сегодня мир измениться, он измениться вместе со мной.
   Я уже никогда не буду прежним.
   Этот город уже никогда не будет прежним.
  
   Я шел по пустырю, уже не о чем не думая, не обращая внимания на пульсирующую боль в плече, толчками расходящеюся по всему телу, на стук сердца в ушах. Тучи почти полностью отступили, обнажая ярко-красный диск луны.
   Сегодня Луна не была молчаливой, она кричала...
   И вдруг, моего слуха достиг еле уловимый шум, он доносился с заброшенной стройки. Я втянул ноздрями ночной воздух. Да... там был мой враг... Куст со своей шайкой всегда выбирали места поукромней.
   Я немного постоял, затем повернулся и пошел в их сторону.
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Вет., "Мой последний поиск."(Постапокалипсис) Э.Холгер "Шесть мужей и дракоша в придачу 2 часть"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) О.Герр "Невеста на продажу"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Соул "Не все леди хотят замуж. Игра Шарлотты"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"