Летнева Валерия Олеговна: другие произведения.

Дети века инферно (глава 1-2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я поставила столько жанров, потому что все подходит по чуть-чуть) Городское фэнтези, психологический боевик, социальная антиутопия.... в общем, это технофэнтези))) Не закончено, только начато. Пишу сию хрень по ночам. Получается мрачно, но, надеюсь, со смыслом. Добро пожаловать в мир инферно!) Обновила, текст немного исправлен, в основном виды ДЭШО. Прода будет, обязательно! Сейчас я учу матчасть по энергооружию... а еще зависаю в Линейке...но я вернусь)))

  Глава 1. Мирена
  
  Мира открыла глаза и тут же зажмурилась от яркого света ламп. В сознание ворвались звуки - шелест работающего компьютера, мерный писк пристегнутых к рукам датчиков, гудение невидимых ей аппаратов. Она почувствовала резкий запах озона и почему-то сигаретного дыма.
  Ей уже не было больно, только давил на голову широкий металлический обруч и было тяжело дышать из-за слишком сильно затянутого ремня на груди.
  - Уже все? - спросила Мира в пустоту.
  - Почти, Миреночка, почти, - сигаретный запах стал сильнее, а Мира почувствовала резкую боль в затылке. - Ты еще полежи. Ты же понимаешь, что это нужно. Подумай о том, что если что-то получится, то мы с тобой так продвинем мои исследования! И я смогу найти лекарство, дай-то Бог. Сейчас разряд совсем небольшой будет, чуть больше, чем в милицейском тетанайзере, ты уж потерпи, Миреночка.
  - А куда я денусь, - машинально шепнула Мира и закричала, забилась в ремнях, вгрызаясь зубами в протянутую Еленой Викторовной деревянную пластинку.
  
  Когда она снова вынырнула из спасительной темноты, ремни уже были расстегнуты, ничего не гудело и не пищало, даже озоном больше не пахло - только сигаретами. Профессор Лебедева курила, сидя за компьютером и просматривая распечатки. Некоторые отправлялись в мусор, остальные не по-женски крупная рука Елены Викторовны аккуратно складывала в стопку.
  - Теперь все, - с облегчением выдохнула Мира.
  - Все, все, - улыбнулась профессор. - Будешь кофе? - она подняла глаза от бумаг и оценивающе взглянула на девушку. - Как себя чувствуешь?
  - Плохо, - честно сказала Мира. - Голова болит. А можно анальгетик? Комбиспазм, кетанов... что угодно.
  - Можно, но не нужно. Миреночка, ты же знаешь, что это тебе не поможет.
  - Знаю. Но мало ли... - она пожала плечами.
  
  Мира держала чашку в чуть дрожащих руках и пыталась расслабиться. Все хорошо, нет, все будет хорошо - этой ночью. И она уже скоро наступит, скоро, вот только промелькнет вечер, наступит комендантский час, менты последний раз пройдутся по городу, все двери и окна закроются, вспыхнут невидимые контуры, отрезающие то, что внутри, от того, что снаружи - и тогда все будет хорошо.
  - Кстати, забыла сразу спросить, у тебя за ту неделю, что мы не виделись, не было тахикардии? - черная ручка в руке Елены Викторовны, помечающей что-то в блокноте мелким бисерным почерком, замерла над страничкой.
  Мира медленно покачала головой. Да, иногда сердце начинало биться чаще, чуть ли не выскакивать из груди, но это было только в те дикие, страшные моменты, о которых Амелл запретил говорить. И она не скажет.
  - Ну и хорошо, - профессор Лебедева затушила сигарету и решительно поднялась. - Все, Миреночка, допивай кофе и собирайся. Уже вечер наступает, пора нам с тобой по домам. Я тоже тут ночевать не собираюсь.
  
  Мира шла через дворы к метро быстрым шагом, не глядя по сторонам. Она слишком хорошо знала, что может увидеть.
  Например, что-то похожее на то, что она видела в переулке примерно неделю назад.
  Трое парней, которые с хохотом перекидывались небольшим свертком. Молодая плачущая орка, метающаяся между ними. И крик, который доносился из свертка практически непрерывно.
  Девушка не раздумывая шагнула во двор.
  И по рукам сразу же пошла вибрация, колкие волны стали собираться на кончиках пальцев - а большой мусорный бак угрожающе шевельнулся.
  Парни тоже ее заметили, оставили свою игру и развернулись. Один продолжал держать сверток на вытянутой руке. Второй быстро вытянул из-под куртки тяжелый импульсный пистолет.
  - Я магнетик, - быстро сказала Мира.
  Она продолжала одной рукой держать бак в нескольких сантиметрах над землей, медленно поднимая его выше, а второй мысленно дотронулась до пистолета и резко выдернула его из руки парня, откинула в сторону.
  - Мутантка, - буркнул тот, кто держал сверток. Затем он положил его на землю, сплюнул, подошел и поднял пистолет второго. - Брось свою мусорку, мы уже сваливаем.
  Мира закрыла глаза и опустилась на скамейку. Она не видела своих слез, текущих по щекам, не слышала взволнованной благодарности орки.
  Ведь она не знала того, что Мира не смогла бы кинуть этот бак. И что после того, как она отшвырнула пистолет, левая рука была практически парализована, а в правой, держащей бак, лавиной разрасталась тягучая ноющая боль - и еще через пару минут Мира уронила бы его.
  
  Она невольно ускорила шаг и буквально забежала в светлые объятия подземки. Спустилась на неторопливом эскалаторе, шагнула в подошедший вагон, села и закрыла глаза.
  Ты никогда не замечала, что транспорт подходит, когда тебе нужно? Ты редко стоишь на остановке, с тупой надеждой смотря на безликий поток машин. Очень редко, Мирена.
  Мира мотнула головой, отгоняя непрошенные мысли. К черту Амелла. Дом, любимая жареная картошка с ветчиной, еще есть время, пару часов, которые можно провести одной.
  
  - Мам, я дома, - крикнула Мира, снимая ветровку. - Мам?
  Она прошла в комнату матери и остановилась. В смутном полумраке угадывались контуры тел на кровати, хриплое дыхание, еле слышные стоны. Мира аккуратно закрыла дверь и прошла на кухню.
  Ей нужно. Ей плохо. Ей одиноко - с тех пор, как они остались вдвоем. Мира отлично понимала это головой - но почему вдруг стало так обидно?
  Она пожарила картошку, посыпала сыром, залила кетчупом и принялась за еду.
  
  - Солнышко, ты уже пришла? Как твое лечение? - фигура матери, закутанная в синий шелковый халат, стояла в дверном проеме, чуть шатаясь. - Ты кушать сделала, молодец, а ко мне Дик зашел, ты же его помнишь?
  - Помню, мам, - отозвалась Мира. - Он еще тебе шикарные розы подарил в том месяце. И кулончик красивый, с гравировкой. Передавай ему привет.
  - Ходила к доктору после работы? Как лечение, тебе лучше?
  Эксперименты, мам, опыты, а не лечение, хотела сказать Мира, но, конечно, сдержалась.
  - Все нормально, кластерная боль потиху проходит, мам, не волнуйся, - она встала и включила чайник. - Мам, я сегодня у Ирмы переночую, ладно? У меня же выходной завтра. Приду завтра днем и к тете Наташе схожу, как обещала. Я помню.
  - Как ты умудряешься дружить с этой эльфой? Она же больше на мужика похожа, чем на нормальную девчонку, - в голосе матери было неодобрение - чуть-чуть, как обычно. Мира уже давно поняла, что в общем-то ей все равно, с кем она дружит, где работает - лишь бы была живой и здоровой.
  - Как-то умудряюсь, - она быстро поднялась, сунула тарелки в мойку и включила воду. - Мам, я сейчас переоденусь быстро и пойду.
  
  Мира надела любимые синие джинсы, кроссовки, облегающую и не стесняющую движений куртку из мягкой кожи, завязала длинные темно-русые волосы в тугой хвост. Проверила еще раз небольшую сумочку - тазер на месте. Он не будет нужен ей ночью, маленький удобный разрядник, но без него Мира никогда не выходила на улицу, особенно ближе к вечеру.
  
  А тетя Наташа часто рассказывала, что раньше было совсем не так. Раньше было какое-то удивительное, сказочное время, когда можно было не бояться, когда ночью не закрывали двери, с ужасом прислушиваясь к легкой тихой поступи тех, других. И когда можно было не бояться днем, когда дети и подростки были другими - похожими на теперешних взрослых.
  Так было до инфернального года. Года, в который родилась Мира. И Амелл, и Ирма, и Макс...
  Рассуждения тети казались какой-то дурацкой фантазией, мир, где молодежь не была жестокой, по крайней мере, настолько, вздыхала тетя Наташа, где дети не любили пить кровь - но Мире почему-то казалось, что тот мир был правильным. Да, неправдоподобным и странным, который стирал различия между поколениями, давал им какой-то общий менталитет, но...
  
  Она ласково погладила пальцами небольшую черную шкатулку и бережно достала оттуда нож. Ее нож, который когда-то не отличался от сотен подобных - но она изменила его. Смогла, сумела, несмотря ни на что. У нее хватило - силы духа, воли, выдержки? Можно назвать это как угодно, но она создала свой личный ритуальный нож.
  Кинжал, стилет - смешно. Это у Амелла вытравлены руны на лезвии, это у Рыжика - вычурный изгиб черного обсидиана, а у нее - простой нож, без всяких претензий.
  
  Мира шагнула в подъезд, закрывая за собой дверь и привычно ощущая успокоительный контур защиты. По лестнице - вниз, по грязным ступенькам, мимо чужих дверей, отмахиваясь от колкого эха чужих контуров. Открыть тяжелую стальную дверь подъезда, приложить руку к кодовой панели, закрыть за собой, аккуратно, чтобы не громыхнуло на весь дом.
  Подъездный контур был даже виден - легким серо-серебристым сиянием. Наверное, сегодня бригада обновляла, теперь свечение будет пару дней держаться.
  Она ласково провела рукой по темно-синему боку припаркованного ниссана соседа - орка Семена Петровича. Мире нравилась его машина, всегда чистая, с забавной наклейкой на бампере - яркий оранжевый смайлик-фликер на зеленом фоне.
  
  А теперь - на Немигу, к друзьям. К очередной ночи.
  
  Амелл уже сидел на парапете под мостом и курил - привычными тщательно-небрежными, продуманными движениями. Светлые волосы эльфа были завязаны в такой же небрежно-продуманный хвост - прядка выбилась там, прядка здесь, тут чуть неровно, там растрепалось - но Мира прекрасно знала, сколько времени он проводит перед зеркалом, добиваясь этого эффекта.
  - Привет! Ты тут давно сидишь?
  - Недавно, - эльф стряхнул пепел в реку. - Как ваши эксперименты с профессоршей? Была сегодня?
  - Никак, - вздохнула Мира. - Она все пытается понять, в чем тут дело, почему я магнетизмом страдаю, мозги исследует, нервную систему, током меня бьет все время - и ничего. Мне вообще кажется, что нет той фантастической таблетки, которую я выпью и стану нормальной.
  - Конечно, нет, - Амелл засмеялся - как-то неприятно и холодно. - Зато есть совершенно фантастическая мать, которая отволокла тебя к доктору, стоило ей увидеть что-то странное.
  - Она хотела как лучше, - возразила Мира.
  - Конечно, она хотела как лучше. Любую уникальность нужно привести под норму стада, правильно, Мирена?
  Мира ничего не ответила, только зябко поежилась. Она не собиралась спорить - с Амеллом спорить бессмысленно. Любой твой аргумент будет против тебя же и повернут в результате.
  - А если она изобретет эту таблетку - я тебя ей накормлю, - мстительно пообещала Мира. - В кофе твоем любимом растворю.
  - Удачи, - фыркнул эльф.
  
  Ирма спустилась под мост, когда Амелл закуривал вторую сигарету - тонкую Dunhill.
  - Привет, камрады, - привычно одетая в камуфляж - на этот раз зелено-черные штаны и рубашку - девушка запрыгнула на парапет, села, закинув ногу за ногу, и повела плечами. - Ветрено. А Рыжика где черт носит?
  - Привет, Ир, придет, куда он денется, - откликнулась Мира, рассматривая на щеке подруги длинную подсохшую царапину и медленно, но верно наливающийся синяк на скуле. - Это кто тебя?
  - Да так, - эльфийка поморщилась. - С пацанами на акции была. Ничего страшного.
  - Наклонись, - лениво предложил Амелл.
  Ирма на секунду заколебалась, затем разум победил гордость, девушка приблизила лицо к эльфу и зажмурилась.
  Амелл мягко дотронулся до ее щеки - нет, не дотронулся, тонкая рука остановилась буквально в миллиметре - затем пальцы засветились холодным бирюзовым сиянием, которое на секунду охватило все лицо Ирмы.
  - Спасибо. Дай сигарету, кстати, - эльфийка провела пальцами по щеке и благодарно улыбнулась.
  
  Мира тоскливо посмотрела на подругу. Она не понимала Ирму, не понимала того, как можно жить с такими убеждениями, по сути - умножать инферно, то самое инферно, которое сделало их мир неправильным.
  Когда видишь вокруг себя такое, от чего порой хочется плакать, хотя и знаешь, что это нормально, но все равно неправильно, так быть не должно - и по-прежнему все нормально - и зверства молодых ментов, и садистские убийства детьми животных, и черные ритуалы подростков-сектантов... Это нормально даже для ее друзей. Для циничного Амелла, брутальной Ирмы, даже для весельчака Макса - но не для нее.
  Почему? Ведь все они - дети инферно. И она тоже.
  Мира вспомнила, как летом они с Ирмой ехали на электричке. Вагон был практически пустой, только через несколько скамеек от них читал газету мужчина средних лет, а еще дальше - старик.
  А на какой-то мелкой станции в тамбур ввалилась компания молодых эльфов - небольшая, всего пятеро. Переглянулись и подошли к старику.
  - Привет, дедушка, как жизнь? - ухмыльнулся один из них, высокий и светловолосый, как будто с листовки ЭСЕ.
  Мужчина тут же отложил газету и угрожающе встал - наверное, он ожидал, что подростки оценят его внушительную комплекцию и трусливо-нагловато отступят, бросив вслед пару оскорблений, но светловолосый только повел взглядом.
  Двое эльфов молниеносно схватили его за руки жестким профессиональным хватом, а остальные мгновенно, похоже инстинктивно, приняли боевые стойки, резкие, напряженные, готовые к любым неожиданностям. Невозмутимым и расслабленным остался только светловолосый.
  - Ир, они же сейчас его убьют, - выдохнула Мира. - Ир, ну вмешайся! Ты же коммандер, тебя они послушают! Они же из твоего ЭСЕ!
  - И что с того, что они эсеры? - буркнула Ирма, открывая красные от бессонной ночи глаза. - Мир, это не мой отряд, они вообще из другого района. Ты не бойся, к нам они не полезут. Дай подремать, у меня голова раскалывается...
  - Ир, ну пожалуйста! - Мира схватила подругу за руку. - Я не могу на это смотреть!
  - И не смотри! - рявкнула эльфийка, вырывая руку.
  А в следующий момент она уже быстро шла к подросткам. Резко заговорила на шипящем эльфийском наречии, показала шрамированный символ на руке. Мира понимала только отдельные дословные моменты - я конвоирую низших, вы вмешались в миссию сопровождения - или миссию следования? Черт его знает...
  Светловолосый вроде извинился, отдал честь - затем махнул рукой и прошипел что-то своим.
  Эльфы направились к тамбуру. Хлопнула дверь-перемычка между вагонами.
  - Спасибо вам, - тихо сказал мужчина. Старик мелко закивал.
  - Пожалуйста, - буркнула Ирма и вернулась на свою скамейку. Залезла на нее с ногами, устало откинулась к окну и закрыла глаза.
  - Твоя душенька довольна? - устало пробормотала эльфийка сквозь дрему через пару минут. - Теперь я могу нормально поспать?
  Мира только кивнула.
  
  - О чем задумалась, подруга? - произнес веселый голос у нее над ухом, и Мира тут же вынырнула из воспоминаний. - Привет всем, хорошая ночка будет, я чувствую!
  Макс улыбнулся Амеллу, крепко пожал руку Ирме и чмокнул Миру в щеку. В его зеленых глазах плясали веселые искры.
  - Сколько там времени? - орк посмотрел на часы. - Само то я приехал, через десять минут город закрывают. Ну что, готовы, братцы-кролики? К приключениям и подвигам во имя нас, великих! - добавил Рыжик пафосным голосом. Потом посмотрел по сторонам и уже нормальным голосом сказал:
  - Кстати, Амелл, дай покурить, я свои забыл.
  Девушки дружно засмеялись, эльф улыбнулся, протянул пачку. Рыжик вытянул тонкую сигарету, подкинул в воздух, картинно щелкнул пальцами и ловко поймал ее, уже горящую, за фильтр. Затянулся, весело ухмыльнулся и только после этого сообщил:
  - Тьфу на тебя, прекрасный эльф, снова воздух куришь? Она же вообще не чувствуется.
  - Дареному куреву под фильтр не заглядывают, - вставила Ирма и все снова засмеялись.
  
  - Все, время, - Амелл спрыгнул с парапета и медленно потянулся, подышал на ладони, потер их друг о друга, разогревая. - Становитесь.
  - Ты еще добавь - дети мои, - хмыкнул Макс, беря за руку Ирму и Миру. - Читай свои заклинания, о великий чародей... больно же!
  - Будет еще больнее, - пригрозила Ирма. - Рыжик, ну перестань ты, не мешай ему! Ты уже один раз сбил его своими шуточками, помнишь, что было?
  - Заткнитесь, - бросил Амелл.
  Серые глаза эльфа засветились, замерцали в сумерках холодной белой пульсацией, мертвенной и какой-то неосязаемо тяжелой. Он поднял руки с видимым усилием, как будто воздух вокруг него стал плотным и непроницаемым.
  Затем Миру окутал знакомый холод, такой же тяжелый и мертвый, как свет глаз эльфа, пронизывающий до костей. Она знала, знала прекрасно, что это защита, то, что ложится на плечи тяжелой ледяной волной - но все равно было неприятно до боли и страшно, как в первый раз. Вся ее суть внутри сопротивлялась этому дыханию смерти.
  Когда все закончилось, рука Ирмы, сжимающая ее кисть, разжалась, а Макс даже ущипнул ее за палец - девушка еще несколько секунд неподвижно стояла, прислушиваясь к затихающим в ней отголоскам.
  - Идем? - голос Ирмы был, как в тумане.
  - Подожди, Мирке плохо, - чья-то рука отвесила ей несильную пощечину. - Эй, ты как?
  Мира открыла глаза и увидела встревоженные лица Ирмы и Макса.
  - Все нормально.
  - Амелл, ты не сильно ее приложил? Еле на ногах стоит.
  - Нет, - эльф приподнял ей подбородок, внимательно всмотрелся в глаза. - Зрачки в норме, дыхание тоже. Сердце бьется ровно. Мирена, что случилось?
  - Мне плохо, - неохотно сказала Мира. - Эта твоя волна - она как смерть, только понарошку, понимаешь? Как будто ты разрешаешь смерти чуть поиграть с нами, как будто говоришь ей - это твои друзья, не трогай их этой ночью... А что-то внутри меня всегда сопротивляется, и сегодня это было как-то... особенно сильно, что ли, - она вздохнула. - Прости, если что.
  - Мирена, - во взгляде Амелла было всего по чуть-чуть - злости, удивления и даже какого-то беспокойства. - Тебя никто не заставляет. И никогда не заставлял. Мои методики - какие есть. По-другому я не могу.
  - Да, меня никто не заставляет, - обреченно сказала Мира. - Только я уже не могу без этого, понимаешь? Меня ломает. Сначала было просто интересно и прикольно, а теперь...
  - Тогда контролируй себя и не сопротивляйся, - отрезал эльф. - Я помогу. Заедешь ко мне в пятницу, ближе к вечеру.
  - Нормально, я в пять заканчиваю, к шести приеду, - кивнула Мира.
  Она обернулась к молчащим Ирме и Максу.
  - Эй, я справлюсь, все хорошо будет. Не надо стоять с такими похоронными рожами.
  
  Первую душу заметил орк. Прижал палец к губам, показал глазами на медленно бредущий полупрозрачный силуэт, еле видимый в деревьях.
  - Пусть Мира пьет, - прошептала Ирма. - Ей хоть лучше станет.
  Амелл кивнул.
  - Обойдем с той стороны, чтобы накрыть, вон к той стенке хорошо прижать будет, - показал Макс. - Давайте!
  Они разошлись, затаились между деревьев.
  Орк с Ирмой, соединив руки, ударили внезапно - просто, без изысков, невидимым силовым прессом. Душа вскрикнула, метнулась в другую сторону и завыла, когда ее накрыла тонкое серебристое поле.
  Следующие пару минут зажатая в угол душа пыталась вырваться, билась под энергетической сеткой Амелла, а Мира все никак не могла нащупать в сумке нож.
  - Быстрее! - прошипел эльф. С него слетела вся отстраненность и холодность, теперь он был похож на дикого, жестокого зверя.
  Девушка наконец нащупала чехол, выдернула нож из сумки. Лезвие тускло замерцало.
  Воздух вспорол дикий, отчаянный крик души.
  Амелл мгновенно свернул сеть - и Мира погрузила нож в визжащую душу, туда, где у живых находится сердце.
  - Бери ее, - шепнула она ножу.
  По лезвию заструились полупрозрачные потоки.
  - Мира, пей, - шепнул Макс. - Быстрее, не тормози, она умрет сейчас!
  
  Она где-то в глубине души понимала, что так делать нельзя, даже не неправильно, а просто - нельзя, ничем хорошим это не закончится, но захлестнувшая ее эйфория была слишком сильной. Эйфория близости, острое сексуальное желание резануло в низу живота, бешено заколотилось о ребра сердце, когда Мира зачерпнула беспомощную душу сложенными лодочкой ладонями.
  И отпила.
  Оргазм, экстаз, перерождение - Мира не могла подобрать слов этому беспощадному, такому сладкому водовороту, что захлестнул душу и тело. Она застонала, впитывая, растворяя в себе чужую личность.
  
  - Хорошо тебя вставило, - фыркнул Рыжик, когда Мира полностью пришла в себя - свежая и бодрая, полная невидимой силы. Ей казалось, что она сейчас взлетит.
  - Да, - девушка счастливо улыбнулась. - Мне сейчас так хорошо... и свободно. Летать хочется.
  Макс радостно щелкнул подругу по носу.
  - Амелл, ты чего? - уже отошедшая на пару шагов Ирма обернулась к эльфу. Тот неподвижно стоял, странно смотря вдаль.
  - Там очень сильная душа, - медленно сказал тот, как будто прислушиваясь. - Это будет моя.
  - Твоя так твоя, пойдем, - Ирма потянула друга за руку. - От этого места фонит дико, я тут больше не могу.
  
  Душу, которую почувствовал Амелл, они нашли нескоро - видимо, она тоже что-то ощутила и попыталась уйти подальше от источника угрозы. По пути нашли еще троих - Ирма и Макс быстро выпили их. Ирма - быстро, резко, почти без эмоций, только распахнутые глаза эльфийки на миг стали полностью черными. А Рыжик - с очередной шуточкой, даже с какой-то грустью. Ты, мол, прости, ничего личного, но я есть хочу...
  А на третью махнули рукой, не стали догонять бледное испуганное создание. Пусть живет.
  
  Та душа ждала их на проспекте, прямо посреди пустой дороги. Наверное, она поняла, что убегать бесполезно. А еще она могла говорить.
  - Зачем? - голос высокого и массивного на вид существа был хриплым и каркающим.
  Ирма и Макс быстро встали по обе стороны от призрака, синхронно подняли ладони, готовые ударить по первому знаку Амелла.
  А Мира вдруг подошла к духу совсем близко, остановилась в полуметре. Кончики пальцев начало ощутимо колоть. Она не понимала, почему это делает, как будто маленькая невидимая спираль внутри развернулась и толкала ее.
  - Не бойся, - попросила она.
  - Мира, отойди, - прошипел Амелл. Она невольно оглянулась и ахнула.
  По рукам эльфа уже струились полупрозрачные черные потоки, собираясь в центре ладони в сверкающий крест. Серые глаза стали полностью черными, а лицо стремительно бледнело, становясь похожим на алебастровую маску.
  - Зачем вы поглощаете нас? - тяжело сказало существо. Взгляд призрачных глаз был устремлен только на эльфа. - Остановись. И скажи это своим слугам.
  - Амелл, не надо так! - прошептала Мира. - Только не крестом... Пожалуйста, - она неуверенно подошла к нему. - Не надо так жестоко.
  Эльф плавно шагнул вперед.
  - Потому что мне так нравится, - по белым как снег губам скользнула улыбка.
  А затем крест, сотканный из ослепительного сверкающего мрака, врезался в душу и замер на ее груди. Длинные серебристые ногти эльфа черкнули по воздуху - и из креста потянулись к нему четыре пульсирующих нити.
  - Я буду пить медленно, - прошептал Амелл. - Наслаждайся.
  Мира ожидала, что призрак будет кричать - она слишком хорошо знала, что такое черный крест. Что такое дьявольская медленная боль, текущая по каждому нерву дикой расплавленной агонией.
  
  - Я когда-нибудь смогу научиться тому, что умеешь ты?
  - Если захочешь.
  - Амелл, это... это сложно?
  Треск горящего костра. Отчаянный танец искр. И ветер, холодящий обнаженную спину.
  - Чтобы понять Тьму, нужно сначала принять ее в себя. Тебе это будет сложно.
  - А ты можешь показать что-нибудь? Хотя бы на мне?
  - Хорошо.
  По тонким пальцам начинает течь светящийся мрак.
  - Я называю это черный крест.
  
  Мира отвернулась. Казалось, от той силы и легкости, что охватили ее два часа назад, ничего не осталось. Она закусила губу, пытаясь задушить слезы.
  Все, это последний раз. Я больше не могу. Я справлюсь с ломкой, я больше не буду пить их, больше не буду участвовать в этом, хаотически бились в сознании мысли, сливаясь в единую бьющую по вискам какофонию.
  А потом призрак все-таки закричал.
  
  Глава 2. Макс
  
  Макс сонно провел рукой по подушке и тут же открыл глаза, когда почувствовал только прохладную ткань. Вики не было.
  Он потянулся и сел. Натянул джинсы и широко зевнул. Ночка была что надо. И эта и прошлая. Только этой ночью он имел Вику, а прошлой ночью призраков. Вика - это, конечно, хорошо, но куда ее черт унес?
  - Ты где? - орк зашел на кухню. Весело глянул на яичницу на столе, заботливо прикрытую стеклянной крышкой. И взял записку, прикрепленную магнитом-рыбкой к холодильнику.
  Аккуратным почерком его очередная девушка извещала о том, что ушла на учебу, вернется часа в три. Информативность записки на этом исчерпывалась. Весь остальной текст извещал Макса о том, что у Вики утром болела голова (подвампирил случайно, прости, подумал он) и о том, что она хочет подарить ему котенка, потому что жить одному плохо (отдам Амеллу на воспитание, будет у нас кот-некромант, гы-гы).
  Макс зевнул, достал сметану, щедро полил на завтрак и стал его уплетать.
  Сегодняшний день он решил всецело посвятил самому хорошему занятию на свете - безделью, благо профессия дизайнера-фрилансера позволяла это сделать.
  А что нужно для него? Правильно. Хорошее темное пиво и такая же хорошая компания. Вика не обидится, она всех уже знает. Ирму побаивается, Мира ей нравится, а Амеллу глазки строит. Пусть строит, все равно это безнадежно.
  Он сунул тарелку и вилку в мойку, включил воду.
  И в прихожей раздался звонок домофона. Макс чертыхнулся, быстро вытер тарелку и пошел в коридор.
  - И кто меня оторвал от очень важного дела?
  - Рыжик, прости, это я. Поговорить надо, - отозвался динамик голосом Миры.
  - Ко мне пришло пиво!
  - Я без пива...
  - А без пива не пущу, - отрезал Макс. - Тебе, видите ли, поговорить надо, а я пива хочу. Давай заключим взаимовыгодную сделку.
  - Хорошо, - обреченно сказал динамик. - Сколько?
  - Оболонь светлую, литра четыре мне и два тебе.
  - Сколько??
  - На меньшее я не согласен. И вообще, ты собираешься убивать клетки моей хрупкой нервной системы своими загонами, да еще и на трезвую голову? Нет уж, подруга. Если денег нет, я с балкона в пакете сброшу.
  - Я тебе Крыницу моцную куплю, - мстительно сказал динамик и отключился.
  
  Макс вернулся в зал, критически осмотрелся по сторонам. Свернул постельное белье, сунул его в диван, застелил сверху ярким пледом. Вытряхнул пепельницу в мусорный пакет, собрал разбросанную Викину косметику - туши, тени, блески и прочую женскую хрень - в синюю косметичку.
  Теперь единственная комната его маленькой квартиры выглядела вполне так ничего. Орк включил компьютер, запустил музыку - легкий ненавязчивый Deep Forest.
  Он слушал музыку совершенно разную, подбирая ее под свое переменчивое настроение. Макс мог послушать все - и эльфийскую этнику на кухне Ирмы, и готический блэк вместе с Амеллом, и баллады под гитару у Миры. К абсолютно разным вкусам друзей орк относился спокойно.
  Макс вспомнил, что он забыл расчесаться и пошел в коридор, к большому настенному зеркалу. И, разумеется, ровненько в тот момент, когда он завязывал непослушные рыжие лохмы в хвост, запищал домофон.
  - Ты уже второй раз меня отрываешь от очень важного дела, - весело сообщил орк в трубку и нажал на панель, не дожидаясь ответа.
  
  - Вот твоя Оболонь, - Мира поставила на пол увесистый пакет. - И не стыдно девушку за пивом гонять?
  - Нисколько, - орк подхватил пакет. - Прошу в мою скромную обитель. Оно из холодильника?
  - Да, - девушка расшнуровала кроссовки и прошла в комнату.
  Макс налил пива в высокие стеклянные кружки, достал сигарету из пачки и с наслаждением откинулся на спинку дивана.
  - Кайф. Ну что, подруга, за встречу? - он отсалютовал кружкой.
  - Позавчера виделись, - Мира забралась в кресло с ногами.
  - Да, чудесная ночка вышла. Почаще бы так собирались. Я с утра такой проект забацал, планировал его за три дня домучить, а на таком взлете за часов пять получилось. Вика глянула, восхитилась просто. А у тебя выходной?
  - Ага, они у меня плавающие.
  - Пусть они побольше плавают, - торжественно сказал орк и отхлебнул еще пива. - О чем поговорить хочешь, кареглазое видение?
  - О той ночи и о духах, - медленно сказала Мира. Вдруг ее словно прорвало. - Рыжик, я так больше не могу! Они же даже не защищаются, это неправильно, это чудовищно, так нельзя! Да, они убивают живых своим полем, и нас бы убили без защиты, но они делают это не специально, ты же знаешь. Их природа такая, что ли.
  Она замолчала и растерянно глянула на друга.
  Взволнованная, напряженная, с растрепанными волосами, она напомнила Максу взъерошенного воробушка.
  - И что?
  - Как ты можешь быть таким спокойным! - взорвалась Мира.
  - Если тебе станет легче, я могу поорать и побегать по комнате, - серьезно сказал орк. - Мир, успокойся ты. Я не понимаю, с чего тебя так плющит, но если ты в аффекте кинешь в меня кружкой, то твои волосы тоже будут в пиве.
  - Не буду я кидаться, - насупилась девушка. - Мне эта душа, помнишь, говорящая, ночью снилась. И несла всякую чушь - что когда-нибудь все растворенные в нас личности отомстят. Что-то о жертвах инферно, о радиации, о мести из окончательной смерти...
  - И ты сама себя накрутила, подруга, - вздохнул Макс. - Тебе приснился дурной сон и ты в него поверила. Сон - это всего лишь сон, понимаешь? Мне как-то снилось - огромная черная собака с такими же огромными клыками несется за мной по улице, а затем догоняет и сжирает заживо. Что, мне теперь всю жизнь собак бояться?
  - Нет, но... - Мира запнулась. - Есть же вещие сны, сны-предупреждения...
  - Есть, - кивнул Макс. - А еще есть богатая фантазия и впечатлительная душа у одной милой девушки, которая никак не может допить стакан и расслабиться. И вообще - что с тобой творится в последнее время?
  Мира вздохнула и приложилась к пиву.
  - Мне страшно, - призналась она.
  - Хочешь, почти новый тетанайзер подарю? Мне знакомый мент...
  - Рыжик! Ты еще с гауссовкой мне посоветуй ходить, - Мира нервно закусила губу.
  - Что тебе надо от меня? - вздохнул Макс. - Не хочешь ионизатор, могу импульсный пистолет достать.
  - Ага, и баллон с ипритом в качестве духов, - девушка несколько раз моргнула, а потом заплакала.
  
  Орк поставил стакан, пересел ближе к Мире и осторожно обнял ее за плечи. Он всегда терялся, не мог сразу подобрать нужных слов, чтобы успокоить и поэтому всегда чувствовал себя полным кретином рядом с плачущей девушкой. К счастью, в подобных ситуациях Макс оказывался редко.
  - Все будет хорошо... Это просто стресс, это нервный срыв, это пройдет... - дурацкие стандартно-успокоительные слова вроде помогли - девушка доверчиво прижалась к нему и притихла.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) В.Лошкарёва "Суженая"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Мгновение вечности"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) A.Delacruz "Real-Rpg. Ледяной Форпост"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"