Летний Александр: другие произведения.

Часть вторая. Чужая любовь.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

  Я проснулся услышав, что хлопнула входная дверь. Посмотрел на часы - начало шестого. Для Олега слишком рано. Он должен приехать ближе к вечеру. Кроме нас двоих ключи есть только у Машки. Но что ей делать здесь в такую рань?
  Мышь до этого мирно спавшая на моей подушке резво спрыгнула на пол и гордо прошествовала к входной двери. Уж не знаю, каким там способом она вычисляет, что пришел Олег, но встречать выходит только его.
  Значит Олег. Не то чтобы я не был рад его приезду, просто рассчитывал еще на несколько часов, за которые я мог бы решить, как же мне быть. Похоже время, отведенное мне на раздумья, слишком быстро закончилось. Я зажмурился до цветных пятен перед глазами. Как же хочется чтобы все это оказалось сном - банальным ночным кошмаром.
  - Привет Мышка, - донесся из прихожей едва различимый голос Олега, - соскучилась? Хорошая моя.
  Довольное мурчание кошки было слышно даже в спальне. Мне давно кажется что Олег любит ее больше чем меня. Может и не даром. Я с трудом заставил себя встать и выйти в прихожую. Как и ожидалось, картина маслом - Олег со своей ненаглядной зверушкой на руках. И непонятно, у кого из них морда счастливее... хм, лицо... а, не важно.
  - Что так рано? - спросил я, щурясь на яркий свет.
  - И тебе доброе утро, - улыбнулся Олег, - я уехал сразу после спектакля. Не стал дожидаться остальных и утра.
  - И как это они солиста отпустили, м? - "Доброе утро" я пропустил мимо ушей.
  - Можно подумать, их кто-то спрашивал, - отмахнулся Олег и, аккуратно опустив кошку на пол, подошел ближе. - А что у тебя с настроением? Ты как будто не рад меня видеть.
  Я только пожал плечами, решив, что не готов пока ответить на этот вопрос.
  - Где мой поцелуй и "Олег, я так рад, что ты приехал раньше", - продолжил он с капризными нотками в голосе.
  - Спят, - я зевнул, - сам же говорил, что до десяти - ночь, а потом, так и быть - утро.
  - Ну, раз я так не вовремя. - Олег прошел мимо меня в комнату и плюхнулся на диван. Мышь тут же воспользовалась моментом и забралась ему на колени. - До утра я посплю здесь. С Мышью.
  Кошка победно сверкнула на меня глазами и замурчала еще громче. Все ведь понимает вредное животное. И у Олега с чего-то хорошее настроение. Я бы уже взорвался если бы со мной так. Особенно с утра, а если еще и учесть, что Олег привык к ночному образу жизни.
  - Как хочешь, - я опять пожал плечами и вернулся в спальню. Прекрасно понимая, что заснуть уже не удастся, я все же лег под одеяло и закрыл глаза.
  - Слушай, Мышь, - раздался из комнаты до безобразия довольный голос Олега. - Может у него там кто-то получше меня. Пойдем, посмотрим? Главное в шкаф заглянуть. Вдруг получится как в анекдоте: возвращается муж из командировки на день раньше...
  Последние слова он произнес, уже войдя в спальню, и действительно заглянул в шкаф, положив сначала кошку на меня.
  - Как в анекдоте не получится, - не выдержал я, - я тебе не жена.
  Хотелось добавить: "и убери с меня свою кошку", но Мышь сама спрыгнула на пол не предпочитая мое общество, когда рядом Олег.
  - А хочешь? - Олег сел на край кровати.
  - Что? - не понял я.
  - Женой быть.
  Такого бреда я от него не ожидал.
  - Какая жена, Олег? Ты меня ни с кем не спутал?
  - Ну не женой, супругом, - недовольно произнес он, - не придирайся к словам.
  Я ушам своим не верил. Он, похоже, это вполне серьезно говорит.
  - Олежка, у тебя температуры нет случайно? - обеспокоился я, - таким бредом обычно жар сопровождается.
  - Случайно есть, дяденька врач, - опять начал ерничать он, - 36 и 6.
  - Значит, пьяный, - констатировал я.
  - Не дождешься, - весело сказал Олег и поцеловал меня в губы, - убедился?
  - Тогда переутомление, - не стал сдаваться я, - или нервный срыв на почве удачных гастролей.
  - Солнце, ты с профессией ошибся. Тебе в медицинский надо было. Диагнозы ставишь - закачаешься, - усмехнулся он, - со мной все в порядке. И я серьезно. Хочешь - поженимся.
  Мне даже отвечать ничего не пришлось - взгляда хватило.
  - Нет, ну правда, - обиделся Олег, - официально нас конечно не распишут, но свадьбу - обмен кольцами и все такое, мы сами можем устроить.
  - Зачем? - вздохнул я, окончательно убеждаясь в полной невменяемости Олега.
  - Не знаю, - растерялся Олег, - просто ты сказал "не жена" и я подумал...
  Я решил, что лучше будет промолчать. А он похоже таки обиделся. Взял на руки кошку, все время разговора ходившую вокруг него кругами.
  - Пойдем Мышь, - грустно сказал он, - нас здесь не любят.
  - Это ты меня не любишь, - окончательно сорвался я. Он чуть кошку не уронил. Положил ладонь мне на лоб.
  - Это у тебя жар, Алекс, - раз уж он назвал меня по имени, то либо разозлился, либо... в памяти так некстати всплыла запись в его дневнике. Олег поднялся, - я ехал ночью один, пока остальные праздновали удачное окончание гастролей, ради того, чтобы весь день провести с тобой. И после этого ты такое говоришь?!
  - Прости, я поймал его руку и поцеловал ладонь, - иди сюда.
  Он снова сел рядом, поцеловал меня. Придавленная между нами Мышь жалобно пискнула. Олег сразу же отстранился, погладил кошку и осторожно опустил на пол.
  - Погуляй пока, девочка, - ласково сказал он. Тому что Мышь послушалась, я не удивился. У них с Олегом полное взаимопонимание. Мне такому остается только завидовать.
  - Иногда мне кажется, что ты любишь ее больше, чем меня, - вздохнул я.
  - Как это можно сравнивать, - улыбнулся Олег, - она - кошка, ты - человек. Ты не будешь мурчать и тереться о мои ноги. С ней нельзя поговорить и ...
  - По-моему, вы прекрасно общаетесь, - перебил я.
  - И я не хочу ее так, как тебя, - закончил Олег, - и вообще, давай закончим эти глупые разборки и займемся чем-нибудь поинтереснее.
  Мы и занялись. Все было бы хорошо, и я наверное даже успокоился бы на этом, если бы во время секса мне не пришла в голову одна мысль и я не решил ее проверить.
  Потом, когда мы отдыхали, я смотрел на глубокие царапины на бедре Олега, а перед глазами все еще стояла картинка того, как резко изменилось его лицо, когда он почувствовал боль. Такое удовольствие на его лице даже и не помню когда последний раз видел. Я помотал головой, отгоняя непрошеное видение. Но успокоиться не получалось. Как будто кто под руку толкал.
  - Прости, я, кажется, слишком увлекся. Тебе было больно.
  - Глупости, - довольно улыбнулся Олег, - это даже интересно - следы страсти. Буду ходить и хвастаться всем, как сильно ты меня хочешь.
  - Собираешься перед каждым штаны снимать в доказательство, - попытался подхватить его шутку я, но едва появившееся настроение уже пропало.
  - Об этом я как-то не подумал, - кажется он даже слегка расстроился. - но в раздевалке все равно увидят. В театре и в студии.
  - У тебя же своя гримерка, - не понял я.
  - Но душ то общий.
  - Прости, - еще раз произнес я, подумав, что ему будет не слишком приятно раздеваться при всех с такими следами на теле.
  - Солнце, - строго сказал Олег, - объясни мне, что происходит.
  - В смысле? - опять не понял я.
  - Что случилось, пока меня не было?
  - Ничего, - соврал я, в очередной раз откладывая признание.
  - Тогда почему ты такой нервный? - Олег приподнялся, нависая надо мной. - Глупости всякие говоришь, извиняешься через каждые пять минут.
  - Тебе показалось, - как хорошо, что я давно разучился краснеть.
  - Да?! - недобро прищурился он. После минутной игры в гляделки мы одновременно отвели взгляд. Олег лег на спину и, глядя в потолок, преувеличено безразличным голосом произнес, - Как хочешь.
  - Олег, - сказал я поднимаясь, - за то время, пока тебя не было, ничего не произошло. Наверное, я просто немного расстроился из-за того, что с кошкой ты здороваешься ласковее, чем со мной.
  - Верю, - так же безразлично ответил он. У меня не осталось ни каких сомнений в том, что это не так. Но рассказать Олегу о дневниках я не смог себя заставить, а выдумать что-то правдоподобное сил не было. Я вышел из комнаты, громко хлопнул дверью ванной. Не со зла, просто чтобы Олег знал, куда я пошел.
  Когда я вернулся в спальню, Олег уже спал. Я накрыл его одеялом и пошел на кухню - готовить завтрак. Спать мне уже совсем не хотелось. Раньше я с удовольствием просто полежал бы рядом, наблюдая, как он спит, но сейчас от этого стало бы только хуже.
  По дороге на кухню я едва не упал, зацепившись за сумку, которую Олег бросил в прихожей. Какое-то время я просто стоял глядя на нее. Потом нагнулся, протянул руку к замку, но в последний момент передумал. Не стоит отягощать собственную и так не умолкающую последние несколько дней совесть еще и копанием в вещах Олега. В сумке вполне мог быть еще один дневник, но я уже и сам был не рад, что начал читать его дневники. Любопытство, как известно, часто бывает наказуемым.
  До кухни я так и не дошел. Вместо этого убрал сумку с дороги и вернулся в спальню. Лег рядом с Олегом и закрыл глаза. Через несколько минут явилась Мышь и, не по-кошачьи тяжело потоптавшись по мне, устроилась на подушке рядом с Олегом. Хоть кто-то в этом доме получает все, что хочет и не мучается при этом угрызениями совести.
  Я прекрасно понимал, что чем дольше буду тянуть с разговором, тем хуже для нас обоих. Я измучаю себя ревностью и угрызениями совести, а его непонятным поведением и постоянными ссорами. Все, что мне нужно знать, чтобы успокоиться - любит меня Олег или нет. И сколько не думай, для того, чтобы выяснить это у меня есть всего один путь - найти следующий дневник, если он существует, и прочитать. Можно, конечно, спросить у Олега напрямую, но во-первых, придется рассказать ему про дневники, а во-вторых, не факт, что он скажет правду. К тому же Олег вообще может не захотеть со мной разговаривать, если я ему признаюсь. И будет абсолютно прав.
  Через пару недель после приезда Олега, я все же попытался завести разговор на эту тему.
  Олег полулежал на диване, читая журнал и временами поглядывая на экран телевизора. Я сидел в кресле и усиленно делал вид, что увлечен действием фильма. Получалось, наверное, не слишком хорошо. Смотрел я больше на Олега, чем на телевизор.
  - Олег, - тихо позвал я.
  - Ммм?
  - Олег, ты меня любишь?
  - Конечно, Солнце. Ты же знаешь.
  Он даже головы не поднял. Я только вздохнул, стараясь сделать это как можно тише, и снова уставился в экран. А буквально через минуту почувствовал на себе пристальный взгляд. Олег отложил журнал и подошел ко мне. Стал, опираясь руками о подлокотники кресла и закрыв собой телевизор.
  - Почему ты мне не веришь, Солнце? - тихо спросил он, - у тебя есть причины?
  - Я верю, - промямлил я, чувствуя себя мерзко от того что опять не решаюсь сказать.
  - Алекс, - строго произнес Олег. Похоже мои слова были настолько неубедительно, что он ни на секунду в них не поверил.
  - Что? - раздраженно спросил я. А он вдруг как-то сник.
  - Солнце, что я сделал не так?
  - Все так, Олег, - я опустил голову.
  - Тогда почему ты перестал мне верить?
  Я молчал. Кажется, нет лучшего момента, чтобы все рассказать, но язык не поворачивался. Олег взял меня за подбородок, заставляя поднять голову и посмотреть ему в лицо.
  - Ты третью неделю какой-то дерганый - нервничаешь постоянно, раздражаешься чуть что. Объясни мне, наконец, что происходит.
  - Не бери дурное в голову, - отмахнулся я, - у меня проект горит. Скоро сдавать, а почти ничего не готово.
  Олег мне не поверил, но допытываться не стал. А проект у меня действительно горел. Я пытался выдвинуть эту проблему на первый план, и таким образом хоть немного отвлечься от сомнений по поводу любви Олега.
  Еще пару недель все было спокойно. Я даже понемногу начал успокаиваться, убеждая себя в том, что если Олег не влюбился в меня с первого взгляда, это еще не значит, что не мог влюбиться позже. В конце концов, я ведь тоже не сразу полюбил его. Олег все это время вел себя как пай-мальчик. Не давал не ни малейшего повода для ссор, но был уж слишком тихим и послушным. Это порождало новые подозрения, но в свете последних событий очень слабые и малозаметные. Я уже практически поверил, что зря сомневался в нем, но в одну ночь сомнения возродились с новой, еще большей силой.
  Мы занимались любовью, и я случайно царапнул Олега. Совсем легонько, но, почувствовав это, он с силой прижал мою руку, заставляя сильнее вогнать ногти в его кожу. Я и этому нашел бы оправдание, если бы не имя, произнесенное им в этот момент.
  - Ва-ля, - едва слышно выдохнул он. Я и услышал это краем сознания.
  Позже, когда я его спросил о том, что он тогда сказал. Олег очень удивился. Может, он действительно не помнил или не осознавал. Но мне в это мало верилось. А на следующий день меня ждал еще один сюрприз.
  После обеда Олег сообщил мне, что едет в аэропорт встречать своего друга из Франции, который приезжает на недельку в гости.
  - Я встречу его, провожу до гостиницы и вернусь, - сказал он, - врядли он будет жаждать экскурсий после перелета.
  - Почему в гостиницу? - удивился я, - не хочешь приглашать его к нам?
  Почему-то первой мыслью было - Олег меня стесняется и потому не хочет приглашать своего друга, второй - а друг ли этот парень? Глупо, наверное, но уж так я устроен.
  - Я думал, ты будешь против, - отводя взгляд, ответил Олег.
  - С чего бы? - немного покривил душой я.
  - Как хочешь, - тут же согласился он, - только...
  - Что?
  - Этьен... он... Я не хочу давать тебе лишний повод для ревности. Но для него в порядке вещей обнять или поцеловать в губы. Это совсем не значит, что между нами что-то есть.
  - А было? - не удержался я.
  - Если ты имеешь в виду любовь - нет, - он немного помолчал, - был просто секс. Без обязательств и особых чувств.
  Я молча переваривал информацию. Свое отсутствие Олег мог оправдать чем угодно, например, репетицией. Я бы поверил, и он это знает. Он спокойно мог обмануть меня, и я бы не узнал ни о приезде, ни о существовании Этьена. Раз рассказал, значит, не хотел обманывать и надеялся на понимание. Наверное, это стоит нескольких дней в компании его бывшего любовника. Тем более что большую часть времени я буду на работе.
  - Алекс, если ты передумал, - совсем тихо сказал он, - я пойму и не буду обижаться.
  - Не передумал, - улыбка у меня вышла на редкость убедительной, - тебе будет удобнее, если он поживет у нас. А я вам мешать не буду. Мне проект сдавать завтра.
  - Солнце! - Олег кинулся мне на шею, - разве ты можешь мне помешать? Спасибо. Ты просто чудо!
  Мне было приятно доставить ему эту маленькую радость.
  Этьен оказался довольно приятным мужчиной и вполне сносно говорил по-русски. Он старше Олега. Разница у них лет в восемь. Я думал, что Этьен учился вместе с Олегом и одного с ним возраста, но оказался не прав. Он был одним из преподавателей Олега. Не знаю, на чем там они сошлись, подобных вопросов избегал, но первым, что сразу же бросалось в глаза, было то, что они очень хорошо друг друга знают и понимают.
  В первый же вечер Олег повел его на экскурсию в "Апсару". Меня они приглашали тоже, но, во-первых, мне было не до развлечений, а во-вторых, им явно хотелось побыть только вдвоем. Я не стал им мешать, и весь вечер провел, приводя в порядок проектную документацию.
  Вернувшись, они долго обсуждали идею новой постановки, режиссурой которой Олег решил заняться самостоятельно. Они так органично смотрелись вместе, понимая друг друга с полуслова, что я невольно чувствовал себя лишним в их компании. Не понимая даже половины сказанного, тем более что общались они на дикой смеси французского и русского.
  Я уже спал, когда они, наконец, наговорились, и Олег пришел в спальню. Укладываясь рядом, он разбудил меня.
  - Как тебе Этьен? - спросил он, заметив, что я проснулся.
  - Олежка, у меня завтра сдача проекта, - зевнул я и, обняв его, снова уснул.
  Утром, когда я уходил на работу, они оба еще спали. Уже в офисе я заметил, что забыл дома папку с исправленными документами. Можно было, конечно распечатать все заново, но как назло, диск с электронным вариантом проекта был в той самой забытой папке. Пришлось возвращаться.
  Я подумал, что Олег и Этьен все еще спят и надеялся, тихонько забрав папку, быстро вернуться на работу. Я открыл дверь своим ключом и тихо зашел в квартиру. Насколько я помнил, папка должна была лежать возле компьютера в гостиной. Туда я и направился, но, еще не дойдя до прикрытой двери, услышал голоса. Сначала строгий голос Этьена - кажется, он был чем-то недоволен, потом мурлыкающий, хрипловатый голос Олега. У меня внутри появилось нехорошее предчувствие. Этьен продолжал что-то недовольно выговаривать Олегу, когда я открыл дверь.
  Олег лежал поверх одеяла рядом с Этьеном в том, в чем обычно спал, то есть абсолютно голый. Прежде чем они заметили мое присутствие, мне выпало сомнительное удовольствие наблюдать за тем, как Олег поцеловал Этьена.
  Единственной оставшейся в голове мыслью было: "Уж лучше было завалить проект и вылететь с работы, чем увидеть все это". Этьен, похоже, был смущен моим появлением. Олег слова не мог сказать, растерянно глядя, как я подхожу к столу и, забрав папку, ухожу из комнаты. Ощущение было такое, словно эти несколько минут в комнате растянулись в вечность. Мне казалось, если я сейчас буду думать об этом, то сойду с ума. И потому я загрузил себя работой, благо для этого ничего особенного придумывать было не нужно. Работы и так хватало.
  Не смотря на то, что проект был успешно сдан еще в середине дня, я нашел предлог остаться в офисе подольше, проигнорировав приглашение коллег, с чистой совестью отправившихся отмечать это событие. Напиться у меня все равно не получится, а возвращаться домой и обсуждать с Олегом то, что я видел утром, мне хотелось меньше всего. С тоской вспомнился тот факт, что я планировал с понедельника взять отпуск и поехать куда-нибудь отдохнуть. Конечно же, вдвоем с Олегом.
  Впрочем, отпуск мне все же пригодится - будет время подыскать квартиру. А на первое время, можно будет договориться пожить у кого-то из знакомых или, в крайнем случае, у родителей. Они не будут в восторге от моего появления, но и не прогонят. О том чтобы остаться с Олегом у меня даже мысли не возникало. Ждать его объяснений было бессмысленно. Если я раньше просто сомневался в его чувствах, то сегодня собственными глазами видел, что не слишком-то ему нужен.
  Когда я все же решился вернуться домой, Олега там не оказалось. Этьена естественно тоже. Я зашел на кухню, сунул в микроволновку первое, что попалось под руку в холодильнике, оказавшееся вчерашним супом. Есть не хотелось, но нужно было. С обедом сегодня как-то не сложилось, а привычки завтракать у меня нет. Потом сел за стол и вдруг вспомнил о возможности существования дневника. Вернувшись в комнату, я без особой надежды открыл верхний ящик письменного стола, в котором Олег хранил свои документы.
  Под прозрачной пластиковой папкой лежал толстый ежедневник. Ленточка-закладка была у самого конца, а страницы были исписаны мелким почерком Олега. Все оказалось до странного просто. Это и был очередной дневник Олега. И начинался он с событий, произошедших в ту самую поездку во Францию. Многие записи были сделаны на французском, но примерную картину того, что происходило представить было можно.
  С Этьеном Олег сошелся в первые же дни пребывания в школе. Молодой преподаватель оказался единственным с кем Олег смог найти общий язык. Остальные поначалу сторонились странного парня (Олег едва ли не прямо предлагал себя каждому симпатичному парню в школе), а после первых уроков стали еще и завидовать его таланту.
  К Этьену Олег проявлял интерес в первую очередь как к преподавателю. Он сразу же договорился с ним о дополнительных занятиях. Поначалу я даже подумал, что это просто было ходом, позволяющим затащить француза в постель, но оказалось, что Олега действительно интересовали занятия. У Этьена оказалась какая-то особая манера танца, которая очень Олегу понравилась. До более интимных отношений они добрались примерно через пару недель, когда Олег, судя по его записям, смог взять от Этьена все, что касалось танца, и перешел к тому, что его тоже интересовало, но чуть меньше чем балет.
  Этьена легко удалось соблазнить, но вскоре довольного таким положением дел Олега ждал сюрприз. Этьен сразу же замечал все его уловки и провокации. Он совершенно не поддавался на них.
  Пытаясь заставить француза быть грубым, Олег злился и провоцировал серьезные ссоры. Потом стал царапать, кусать его во время секса, надеясь на ответную реакцию. Этьен не реагировал. Вернее, реакция была не той, которую ожидал Олег. В конце концов, Этьену надоели эти игры или, может, он устал игнорировать поведение Олега.
   "... На втором раунде Этьен вдруг вспылил:
  - Прекрати!
  - Что прекратить? - удивился я и, обернувшись, через плечо посмотрел на стоящего сзади Этьена.
  - Прекрати провоцировать меня. Я думал, ты уже понял, что твои уловки на меня не действуют, - он отошел на шаг. Я развернулся и сел на стол.
  - Я ничего такого...
  Он даже не стал меня слушать.
  - Олег, если ты чего-то хочешь, проще попросить, - он внимательно смотрел на меня, теребя в руках еще не распечатанную упаковку презерватива, - Просто скажи. Я сделаю, как ты хочешь, если смогу.
  - Я ничего не хочу, - его обвинения меня обидели, - и ни на что тебя не провоцирую.
  Этьен еще больше нахмурился.
  - Тогда, может, ты выполнишь мою просьбу? - спросил он. Я решил, что он больше не сердится, подошел к нему и обнял. Этьен улыбнулся. - Это можно расценивать как "да"?
  - Чего ты хочешь? - я поднял голову и заглянул ему в лицо.
  - Сделай со мной то, что бы ты хотел, чтобы я сделал с тобой, - он лукаво улыбался, но глаза оставались серьезными.
  - Я никогда даже не задумывался о том, чтобы быть сверху, - буркнул я. Мне совершенно не понравилась его идея.
  - Давай попробуем, - он улыбался, как улыбаются маленькому ребенку, уговаривая выпить микстуру. - Если тебе не понравится, мы всегда можем остановиться.
  Мне оставалось только дать свое согласие".
  Этьен не только уговорил Олега впервые попробовать активную роль, но и научил его получать удовольствие от нежного секса. Не смотря на это, Олег время от времени снова повторял свои провокации. Но Этьен и дальше не собирался идти у него на поводу. Он попытался научить Олега выражать словами свои желания в сексе. И ему это практически всегда удавалось. Он применил простой, но действенный метод: Олег получал желаемое только после того, как вслух просил, чего хочет. В общем, главная проблема была не в том, что Олег стеснялся говорить о своих желаниях, а в том, что он просто не осознавал, что хочет, чтобы ему причинили боль.
  Этьен никогда не действовал так, как когда-то Валя. Он мог быть грубым во время секса, мог ударить Олега или оскорбить словами, но только после его просьбы. И после прочтения подробных описаний Олега становилось ясно, что Этьен думал в первую очередь о безопасности и удовольствии партнера.
  Именно Этьен предложил Олегу остаться до конца лета. И это ни как не было связано с учебой. Олег согласился, не раздумывая и даже не вспомнив обо мне. К тому времени он вполне комфортно чувствовал себя рядом с Этьеном. О любви речь не шла. Но о Вале он практически перестал вспоминать.
  К концу лета Олегу явно не хотелось уезжать, но перспектив во Франции на тот момент у него не было. А тут еще Этьен решил познакомить его со своей невестой. Для Олега это мероприятие оказалось, мягко говоря, не очень то приятным. Причем задело его не сколько то, что он не единственный у Этьена, сколько тот факт, что его сердцем завладела девушка. Ему такая любовь казалась едва ли не противоестественной.
  Уезжая домой Олег жалел о том, что расстается с Этьеном и, наконец то, вспомнил о моем существовании. И читать мне об этом было неприятно: "Алексу, конечно далеко до Этьена, но это лучше чем опять остаться одному. Пусть будет хоть что-то". Вот так. Стоило ли после этого удивляться тому, что я видел утром?
  Вернувшись домой, Олег быстро выяснил, что я встречаюсь с другим. Это его немного расстроило, но предпринимать хоть что-нибудь он не собирался. Его гораздо больше волновал предстоящий конкурс, чем я. А пригласительные на него он тогда мне принес только потому, что привык выполнять свои обещания. И если бы не Машкины уговоры и бесконечные попытки заставить Олега бороться за меня, то не было бы ни попытки пригласить меня куда-то после конкурса, ни приглашения на первый спектакль "Апсары". Еще одно разочарование для меня. А я то переживал, что разбил ему сердце. Он не любил меня тогда (вполне закономерно, что не любит и сейчас), и я боялся читать дальше. Не хотелось узнать, что те слова, которые он сказал мне утром после спектакля, были произнесены по инерции или как стандартный ответ на мое признание. И самое главное, не хотелось думать, что Олег о них пожалел.
  Я глянул на часы и вернул ежедневник на место. Так поздно, а Олега все еще нет. Я обвел взглядом комнату - вещей Этьена не наблюдалось. Что ж, возможно Олег сегодня и не появится. И раз он с Этьеном переживать не имеет смысла. А мне завтра на работу, нужно выспаться. Сегодня только вторник. До отпуска еще почти неделя и то, это если начальство заявление подпишет.
  Закружилась голова, наверное, оттого, что я резко поднялся. Мелькнула мысль о том, что нужно поесть. Я в последнее время почти не ем, вечно переживаю, да еще и работал в авральном режиме. Так недолго и в больницу угодить. Но если совсем недавно просто не было аппетита, то сейчас само воспоминание о еде вызывало тошноту. Клятвенно пообещав самому себе вопреки многолетней привычке завтра с утра поесть, я решил не ужинать сегодня и отправился в спальню.
  Постель нестерпимо пахла Олегом. Если закрыть глаза казалось, что он рядом, просто не придвигается ближе - жарко. Терпковато-сладкий такой запах жидкости, которой Олег снимает грим, его шампуня и лосьона после бритья, мне всегда нравился, но сейчас казалось, еще немного и я просто задохнусь, утону в этой сладости.
  Я резко вскочил с кровати, не обращая внимания на новый приступ головокружения, одним рывком сдернул постельное белье и, смотав его вместе с подушкой в большой клубок, бросил подальше в угол. Потом вынул из шкафа пахнущие порошковой свежестью простыни и, кое-как застелив одной из них кровать, лег, накрываясь второй. Стало немного легче. Я подтянул колени к груди, обнял их руками и почти сразу же провалился в тяжелый сон.
  Разбудил меня все тот же сладкий запах. Я опять чувствовал, что задыхаюсь. Краем сознания я слышал тревожное "солнце, с тобой все в порядке?", произнесенное голосом Олега, а потом опустилась темнота. Только сначала меня стошнило. Интересно чем, если я не ел? Потом еще были какие-то чужие голоса, но как сквозь толстый слой ваты. Меня о чем-то пытались спрашивать, но скоро оставили в покое, позволив, наконец, нормально заснуть.
  Второй раз я проснулся от яркого солнца, беспощадно бьющего прямо в глаза. Голова болела, как с похмелья, и во рту стоял противный привкус рвоты. Из соседней комнаты доносился взволнованный голос Олега:
  - Нет, Николай Викторович, врач выписал больничный до конца недели, но, зная Алексея, думаю, он появится к обеду.
  Николаем Викторовичем зовут моего непосредственного начальника. Значит, Олег позвонил мне на работу предупредить, что я задержусь. Я саркастически ухмыльнулся: как мило с его стороны. Прямо добрый самаритянин.
  Я поднялся и пошел в ванную. Проходя по коридору, я краем глаза заметил, что Олег, сидя прямо на столе, щелкает кнопками телефона, набирая новый номер. Кому он теперь будет отчитываться о моем состоянии? Как только я прошел мимо. Он положил трубку обратно на рычаг. Все время пока я умывался, чистил зубы и брился, он стоял в дверях ванной, наблюдая за моими действиями. Когда я закончил, он молча посторонился. Освобождая проход. Я вернулся в спальню и принялся одеваться. Олег действительно неплохо меня знает, прогуливать работу я не собирался, тем более что чувствовал себя вполне нормально. Как-нибудь дотяну до отпуска, потом найду где снять квартиру и смотаюсь от Олега и от этого его пристального взгляда в спину подальше, хоть к чертовой бабушке.
  - Солнце, - тихо произнес он, - давай поговорим.
  - А смысл? - не прерывая своих действий и не поворачиваясь, спросил я. Разговаривать с ним сейчас мне не хотелось, но не глухонемым же прикидываться. - Потерпи недельку. Я возьму отпуск, найду квартиру и не буду вам мешать.
  - Ты меня бросаешь? - так же тихо и спокойно спросил он.
  - Не хочу быть третьим лишним, - едва не сорвался на крик я. Спокойствие Олега бесило до невозможности.
  - Ты не можешь быть лишним, - он подошел ближе и поправил воротничок моей рубашки, проведя кончиками пальцев по шее. Мне не хотелось задумываться, было это прикосновение случайным или намеренным, - я люблю тебя. И хочу жить только с тобой.
  - Тебе придется найти кого-то другого, для того, чтобы рассказывать эти сказки. И лучше тебе выбрать кого-то, кому будет все равно, с кем еще ты спишь, - раздраженно ответил я.
  - Раз тебе это так важно, - торжественно сказал Олег, - я обещаю, что больше никогда ни с кем не займусь сексом и даже не поцелуюсь, пока мы с тобой вместе.
  Это меня окончательно добило. Он даже не считает, что сделал что-то плохое, изменив мне с Этьеном. И сколько еще измен было за то время, что мы вместе, если он так легко к этому относится? Почему-то вспомнилось, как он когда-то пообещал, что у него не будет от меня тайн. Он уже тогда прекрасно знал, что для меня важна его верность. Как он может быть таким лицемером?
  - Да пошел ты...
  - Солнце? - растерянно произнес Олег, но я погромче хлопнул дверью, чтобы не слышать его дальнейших возражений.
  По дороге на работу я купил несколько газет с объявлениями, решив не откладывать поиски квартиры в долгий ящик. За опоздание мне, как ни странно не сказали, ни слова. Наоборот, Николай Викторович, проникшийся опасениями за мое здоровье, без лишних разговоров подписал заявление на отпуск. Интересно, что такого ему наговорил Олег?
  Просмотреть объявления в колонках под рубрикой "сдам" мне удалось только в обеденный перерыв. Этот процесс занял всего минут двадцать, и я очень сомневался, что хоть один из отобранных вариантов мне подойдет. На звонки по объявлениям понадобилось еще меньше времени. Оказалось, что найти недорогую квартиру в удобном районе совсем не просто, и этот процесс похоже займет у меня не одну неделю. Один из выписанных мной телефонов оказался телефоном агентства недвижимости. Цены там, мягко говоря, кусались. Почти все оставшиеся варианты отпали сразу же после звонков, и только по одному из телефонов я договорился о встрече. Район меня не особенно устраивал, но если квартира окажется приличной, то можно будет снять ее на первое время. В моем положении особенно перебирать вариантами нет возможности.
  Сразу же после работы я отправился на назначенную встречу. На место я прибыл за полчаса до назначенного времени, а потому решил вспомнить о данном себе вчера обещании и перекусить. Конечно, в обещании речь шла о завтраке, но с утра у меня и мысли о еде не возникало, а обед я потратил на поиски квартиры. Сейчас есть тоже не хотелось, но оставшееся до встречи время не хотелось бродить по незнакомым душным улицам, к тому же рядом был "МакДональдс".
  Зайдя внутрь и выстояв небольшую очередь, я заказал что-то стандартное, игнорируя навязчивую рекламу, сопровождаемую фальшивой улыбкой продавца. На выданном мне подносе оказался гамбургер, маленький пакетик с картошкой и стакан колы. Я поел без особого удовольствия и вернулся к месту встречи.
  Квартира меня разочаровала. Ремонт в ней делали очень давно, обои в некоторых местах отклеились, угол одной из стен был влажным. Набор мебели оказался минимальным: стол, пара стульев (у одного была сломана ножка) и старый потертый диван, который не складывался. На кухне было еще хуже. Возможно, мебель, которая там находилась, когда-то была в хорошем состоянии, но те времена давно прошли. Ржавая мойка, подтекающий кран и газовая плита, на которой из четырех конфорок работала только одна, не добавляли энтузиазма. В ванную, совмещенную с туалетом, я даже не стал заходить. Увиденного мне вполне хватило, чтобы принять решение, продолжить поиски квартиры. Несмотря на все обстоятельства, я не собирался жить в сарае. Видимо за годы совместной жизни с Олегом, я слишком привык к комфортным условиям.
  День оказался насыщенным и тяжелым. Я очень устал, но возвращаться домой не хотелось. Опять видеть Олега, выслушивать его оправдания и заверения в том, что он меня любит, казалось самой страшной из пыток. Я предпочел бы переночевать где-нибудь в другом месте, но пойти мне было некуда. Теоретически я мог бы пожить какое-то время у родителей. Мы хоть и не общались в последнее время, но они все равно примут меня. Им не нравилось осознавать тот факт, что я уже не первый год живу с мужчиной. Но относились они к этому не так категорично, как родители Олега.
  Я впервые задумался о том, что, по сути, у меня никого и ничего нет, кроме Олега. К своей работе я всегда относился, как к способу заработать на жизнь. Она не приносила мне ни тени того удовольствия, которое испытывал Олег от своего театра. Друзей у меня нет, да и никогда не было. Есть, конечно, приятели, коллеги по работе и просто знакомые, но обращаться к ним за помощью было бы бесполезно. Впервые за очень долгое время я чувствовал себя совершенно одиноким и ни кому не нужным.
  Тянуло напиться. Прекрасно понимая, что врядли мне это удастся сегодня, раз не удавалось никогда раньше, я все же решился попытаться снять стресс с помощью алкоголя. Не долго думая я зашел в первое попавшееся приличное на вид заведение. После пафосной вывески "ресторан "Менуэт", зал разочаровал своими небольшими размерами и скромностью обстановки. Несмотря на середину недели, ресторанчик был заполнен и свободные места были разве что у барной стойки. Последний факт меня ничуть не расстроил, и удобно устроившись на высоком стуле, я заказал что-нибудь алкогольное, но не слишком крепкое, на выбор бармена. Напиваться до поросячьего визга в незнакомом районе города в мои планы не входило. Перспектива добавления дополнительных неприятностей к уже имеющимся меня не вдохновляла.
  Я довольно долго просидел вполоборота к залу, гоняя трубочкой кубики льда в подозрительно зеленоватой жидкости и не решаясь попробовать напиток. Мне стало немного легче уже оттого, что я, наконец, позволил себе расслабиться и отдохнуть. Шум большого количества людей и громкая музыка ничуть мне не мешали. Такое одиночество в толпе меня вполне устраивало. Только длилось оно недолго.
  - Леха, - тяжелая ладонь хлопнула меня по плечу и не спешила исчезать, - вот уж кого не ожидал встретить!
  Никто из теперешнего круга знакомых не называл меня так. Алекс, Алексей, ну, мама еще иногда Алешенькой называет. "Леха" осталось в далеком школьном детстве.
  Я повернулся, сохранив на лице максимально мрачное выражение. Вспомнить, почему радостно улыбающееся лицо обладателя тяжелой руки мне кажется смутно знакомым, с первого раза не удалось.
  - Не узнал, - разочарованно произнес стоящий передо мной парень и убрал, наконец, руку, - мы же за одной партой сидели.
  Упоминание этого факта моей биографии подстегнуло память.
  - Только в первом классе, - буркнул я, наконец, вспомнив, кто он.
  Мы действительно сидели за одной партой целый год. И даже дружили. Потом его перевели в какую-то элитную школу, и мы перестали общаться, хоть и жили в соседних домах. В нашу школу Андрей вернулся в старших классах и всего на полгода. Возобновить дружбу за это время мы не успели. Он попал в параллельный класс, а потом, окончив школу экстерном, поступил в престижный столичный ВУЗ. На этом наши дороги разошлись окончательно. Я и не вспомнил бы о нем, если бы не эта встреча.
  - Не возражаешь? - он сел рядом, не дожидаясь ответа. Я только плечами пожал. Не знаю, с чего он радовался нашей встрече, но мне в голову и темы для разговора ни одной не приходило, разве что банальное "как дела" спросить. О первом классе у меня были самые смутные воспоминания, а позже мы практически не общались.
  Андрей заказал себе коньяк. На его предложение угостить я только кивнул на свой полный бокал. Молчание затягивалось. Видимо ему тоже нечего было мне сказать. Я все думал, что вот сейчас он допьет свой коньяк. Встанет и уйдет, не забыв попрощаться и сказать какую-нибудь глупость. Вместо всего этого он заказал второй бокал, а я, наконец, решился сделать глоток из своего. Напиток оказался терпким, с привкусом мяты и полыни - непривычный вкус, но мне понравился. Освежающе, для лета самое оно. Я сделал еще один глоток.
  - Вот всегда так было, - расстроено произнес Андрей и я вздрогнул от неожиданности. - Раньше не знал, как к тебе подступиться, а теперь тем более.
  Смысл его слов не доходил до моего сознания. Я даже подумал, что он это не мне. С трудом оторвавшись от бессмысленного созерцания содержимого своего бокала, я посмотрел на Андрея. Он сосредоточенно рассматривал блики на своем бокале.
  - В смысле? - рискнул уточнить я.
  - В прямом, - ответил он и опять замолчал надолго. Я не решился уточнять, что он имел в виду, не желая, чтобы он подумал, что я тупой. И что ответить на его слова я тоже не знал. Зеленый напиток в моем бокале стремительно заканчивался.
  - Леш, а давай пойдем ко мне. Посидим в спокойной обстановке, пообщаемся, - неожиданно предложил Андрей, когда я уже собирался повторить свой заказ, - я тут рядом живу.
  Сам не знаю, почему я согласился.
  Квартира Андрея оказалась маленькой, однокомнатной, да еще и старой планировки. К тому же она имела совершенно нежилой вид. Не было тех мелких вещичек, которые обычно бывают в каждом доме и создают его индивидуальность. Мебели было совсем немного, и вся она была старой. Хоть и в хорошем состоянии. Шкаф, диван, кресло, журнальный столик и телевизор в углу на тумбочке. Вот и вся обстановка. Правда в такую маленькую комнатку больше ничего бы и не поместилось. Хоть каким-то признаком, что в эту квартиру приходят не только душ принять и переодеться, были раскрытый ноутбук и аккуратная стопка дисков.
  Пока я осматривался, Андрей сходил на кухню и принес бутылку коньяка, бокалы и две тарелки: одну с нарезанными тоненькими кружками лимона, другую - с не менее тонкими ломтиками сыра.
  - Разочарован? - усмехнулся он. У меня, наверное, все чувства на лице написаны были. Огромными буквами.
  - Немного, - не стал скрывать я. Мне казалось, после элитной школы и крутого вуза Андрей мог себе позволить жить в более уютной и дорогой квартире. А при его довольно привлекательной внешности еще и не один. Возможно, я ошибаюсь, и хорошее образование - не гарантия высокооплачиваемой работы. Сколько гениев в нашей стране прозябает за гранью нищеты? Только Андрей не производил впечатления бедного, в отличие от его квартиры. И коньяк, который он принес не из дешевых.
  Андрей молча наполнял бокалы. И я решил, что он обиделся на мою откровенность.
  - Сюда бы немного каких-нибудь мелочей. Ну, там фотографий, например, сувенирчиков каких-нибудь, - попытался извиниться я за свою грубость, - и было бы вполне уютно. А то впечатление такое, будто здесь...
  - Не живут? - улыбнулся Андрей, протягивая мне полный бокал. Я поспешно кивнул, а он продолжил, - я здесь и не живу. Это так сказать временное пристанище. Я в городе по делам. Собственной квартиры у меня здесь нет, гостиницы я терпеть не могу, а ночевать где-то надо. Вот я и снял эту квартирку. Не накладно и сам себе хозяин. Прихожу когда хочу, привожу кого хочу. Практически рай.
  Я взял у него бокал и сел на диван. Андрей без всяких тостов сделал глоток из своего, и опустился в кресло.
  - Значит, ты после института остался жить в столице, - продолжил разговор я, решив, что уж лучше расспрашивать о его жизни, чем рассказывать о своей. А то у меня из всех достижений любовь Олега. Была. Может быть. К тому же в глазах Андрея это может оказаться недостатком.
  - Почти, - ответил Андрей после очередного глотка. Если бы я пил коньяк такими дозами, то был бы уже слишком пьяным, чтобы поддерживать беседу. - Я живу в Лондоне. Хотя, в последнее время в основном в пригороде. Остаюсь ночевать в лондонской квартире, только если завал на работе. - Мне показалось, он еще что-то хотел добавить, но в последний момент передумал и резко сменил тему. - Но это все не интересно. Лучше расскажи о себе.
  - Ну, почему же? Мне очень интересно, - попытался ускользнуть я от щекотливой темы, но, похоже, Андрей был решительно настроен, не рассказывать больше о себе, а молчать было бы глупо. В конце концов, ни кто не требует от меня выворачивать душу. - Вот в моей жизни как раз нет ничего интересного. Среднестатистическая жизнь инженера. Дом - работа, работа - дом.
  - Жена, дети, - продолжил за меня Андрей.
  - Кого нет, того нет, - развел руками я.
  - Любимая девушка? - спросил он. В ответ я отрицательно качнул головой. Что-то этот разговор резко стал походить на допрос. Мне это совсем не нравилось.
  - Парень?
  Я закашлялся, умудрившись сделать глоток из бокала за секунду до вопроса. Андрей приподнялся и, нагнувшись через столик, похлопал меня по спине.
  - Прости, я не хотел, - сказал он, когда я наконец успокоился и вытер, выступившие на глазах слезы. Чего именно он не хотел я так и не понял и прежде чем успел придумать, что ответить, он опять сменил тему. За воспоминаниями о наших детских годах, мы "уговорили" две бутылки коньяка. Оказалось, что Андрей помнит куда больше меня. И еще выяснился один очень интересный для меня момент из нашей общей школьной биографии.
  Андрей рассказал, какие слухи ходили обо мне в старших классах. Я и предположить не мог, что во все истории, которые я сочинял для того, чтобы скрыть свою гомосексуальность, верили. Может, не совсем во все и верить стали не сразу, но к тому моменту, когда Андрей вернулся в нашу школу, меня считали бабником. Говорили, что я меняю девчонок как перчатки. Причем все они не из нашей школы и большинство старше меня. Это привлекало ко мне внимание одноклассниц. Но я был такой недоступный (это они так думали, на самом то деле, я так был занят своей инакостью, что попросту не замечал интереса со стороны девчонок). Это порождало очередную волну сплетен: зачем мне одноклассницы, если у меня есть кто-то получше. Но самое любопытное было в том, что ни кто не мог понять, что все эти девчонки, с которыми я якобы встречался, во мне находили. Я же никогда не отличался особой привлекательностью.
  От таких новостей я даже опешил и рассказал Андрею, что девственность потерял только в институте, благоразумно умолчав о том, что не с девушкой. Мы потом еще долго смеялись над всей этой историей.
  Когда мы вспомнили о том, что время не стоит на месте, оказалось, что никакой транспорт уже не ходит. И вообще, на кой фиг мне вызывать такси, если до утра осталось так мало, что грех тратить это время на поездки, особенно учитывая, что завтра рабочий день. К тому же я был не в том состоянии, когда хочется куда-то идти.
  Проснувшись утром под громогласный вой чужого будильника и с тяжелой головой, я практически сразу же вспомнил одну подробность прошедшей ночи. Вернее вспомнил я ее, когда Андрей недовольно ворча что-то себе под нос, поднялся с постели и вышел из комнаты.
  Ночью меня разбудил жар обнимающих меня рук и тесно прижимающегося ко мне возбужденного тела. Не знаю, с чего я решил, что это Олег и забыл нашу ссору, но поступил я так, как сотни раз до этого: повернулся и нашел теплые, моментально откликнувшиеся на поцелуй губы, вжался в лежащего рядом Андрея. Что было дальше, я помнил очень смутно, вернее практически не помнил. Единственное, что успокаивало, судя по ощущениям моего тела ничего серьезного не было. К тому же я был в трусах.
  Я представил себе Андрея, отбивающегося от моих поползновений, и мне стало стыдно. Очень. До того момента, как Андрей свежий и благоухающий после душа вернулся в комнату, я так и сидел в постели, обдумывая сложившуюся ситуацию.
  - Доброе утро, - он протянул мне стакан с почти растворившейся таблеткой, - выпей. Полегчает.
  - Спасибо, - рассеянно отозвался я, принимая из его рук холодный стакан.
  - Завтракать будешь? - спросил Андрей, когда я выпил "шипучку". Он вел себя так, будто ничего не случилось. И нет бы мне все так и оставить.
  - Андрей, - неуверенно начал я, - вчера, то есть сегодня... ночью... я... мы...
  Он улыбался, наблюдая за моими попытками составить хоть сколько-нибудь осмысленную фразу.
  - Не переживай, - он покровительственным жестом потрепал меня по волосам, - не было ничего.
  - Извини, - пробормотал я.
  - За что? - лукаво прищурился он. Похоже настроение с утра у него отличное. Чего обо мне не скажешь.
  - Ну, ночью, - я запнулся, подбирая подходящее слово. Хотелось выразить свою мысль чем-нибудь помягче чем "приставал" или "домогался".
  - Ты был пьян и не соображал, что делаешь, - Андрей не стал дожидаться, пока я созрею, - к тому же я сам тебя спровоцировал.
  - Тогда почему...
  - А ты на работу не опоздаешь? - перебил меня Андрей.
  - Может быть, - я потянулся за телефоном, чтобы посмотреть, который час, и только увидев безжизненный экран, вспомнил, что выключил телефон еще вчера днем, перед началом презентации проекта, чтобы не зазвонил в самый неподходящий момент. Едва включившись, телефон начал выдавать информацию о пришедших смс. Их количество поразило меня настолько, что я даже на время забыл об Андрее и прошедшей ночи. Почти все смс были о пропущенных звонках. И с одного номера. Память на цифры у меня плохая, потому номера телефона Олега наизусть не помню. Смотреть в телефонной книге мне не хотелось, я и так мало сомневался в том, что до полчетвертого утра мне названивал Олег. Я уже было собрался отложить телефон, когда заметил, что последняя смс отличается от предыдущих. "Я только хочу убедиться, что у тебя все в порядке". Все равно, у меня не получалось до конца поверить в то, что Олег действительно беспокоился, но немного стыдно стало.
  - Похоже, кто-то очень волновался из-за твоего отсутствия дома, - напомнил о своем присутствии Андрей.
  - У этого кого-то просто слишком сильно развито чувство вины, - огрызнулся я, натянув брюки и с трудом справляясь с мелкими пуговицами рубашки. Пора было собираться, иначе я рисковал опоздать на работу.
  - Помиритесь, - уверенно заявил Андрей, - ссоры влюбленных - обычное дело.
  Я только отрицательно покачал головой и отправился в ванную. Надо было хоть умыться перед работой. Андрей последовал за мной, и пока я умывался, он стоял в дверях ванной, напоминая мне Олега. Только в отличие от него Андрей не молчал.
  - Если останешься на завтрак, я подкину тебя до работы.
  Неужели я ему вчера рассказал, где работаю? Что-то не припоминаю такого.
  - Спасибо, - улыбнулся я, почувствовав себя лучше после умывания, - только у меня по утрам никогда не бывает аппетита. И я пойду уже. Мне, правда, пора.
  Прежде чем закрыть за мной дверь, Андрей протянул мне визитку.
  - Мой лондонский адрес и телефон. На обороте мобильный, которым я здесь пользуюсь. Звони, заходи. Я буду рад тебя видеть.
  Не похоже было, что он говорит это только из вежливости. Его слова показались мне вполне искренними. Осознавать это было очень приятно. Я тепло поблагодарил Андрея и ушел с ощущением, что у меня появился друг, к которому можно смело обращаться за помощью, если возникнет такая необходимость.
  Я собирался опять задержаться на работе допоздна, чтобы меньше видеть Олега, но на этот раз отсидеться в офисе мне не удалось. У одного из сотрудников нашего отдела был день рождения, и празднование затянулось. Я был не в настроении веселиться и не собирался портить всем настроение своей постной физиономией, а потому отправился домой, купив по дороге еще несколько газет с объявлениями. Стоило посвятить свободное время поискам квартиры.
  Когда я вернулся домой, Этьена в квартире не было, а Олег спал прямо в кресле, обнимая кошку. Заметив меня, Мышь недовольно выгнула спину и, спрыгнув на пол, гордо прошествовала мимо меня. Олег, потревоженный движением, пробормотал что-то, но не проснулся. Я убрал его телефон с подлокотника кресла на стол и поспешил ретироваться из комнаты, пока стыд за проведенную вне дома ночь не накрыл меня с головой. Как бы там ни было, а моя любовь к Олегу никуда не делась.
  Окончательно меня добили изумительные запахи на кухне. Олег не любит готовить, но если уж по какой-то причине ему приходится, то делает он это мастерски. Я заглянул сначала в кастрюлю, потом в сковородку. Готовил Олег явно не для себя. Мясо в кисло-сладком соусе он не ест. Это мое любимое блюдо, и заставить Олега его приготовить мне удавалось всего раз пять за все то время, что мы вместе. У меня самого так вкусно никогда не получалось.
  Я сел за стол, пытаясь напомнить себе, что это просто еще один способ удержать меня. Не знаю, зачем я Олегу, но пока он считает измену чем-то нормальным, практически естественным, наши отношения обречены на провал. Я просто не смогу терпеть и прощать его измены, как бы сильно его не любил. Чтобы поскорее выкинуть из головы эти мысли, я занялся просмотром объявлений.
  Спустя примерно полчаса, когда от мелких букв уже слезились глаза, а обведено так и не было ни одного объявления по причине их полного несоответствия моим потребностям, я решил, что стоит все же уступить чувству голода, засунув куда подальше и обиды и муки совести, и, наконец, поесть. Тем боле, что рядом на плите источало невероятно вкусные запахи одно из самых моих любимых блюд. Я наложил себе полную тарелку и сунул ее в микроволновку. Видимо ориентируясь на звяканье посуды, прибежала Мышь, но, заметив меня, на секунду остановилась в дверях, а потом с независимым видом прошествовала мимо меня своим непривычно пустым мискам. Усевшись рядом с ними кошка демонстративно уставилась на шкафчик, в котором хранится ее корм. Я проигнорировал ее красноречивый намек и вернулся к изучению газеты. Мышь обижено рыкнула, требуя внимания, но я даже не обернулся. Пусть сама разбирается со своими проблемами. А то как ластиться так к Олегу, а для меня только гордость и когти.
  Через пару минут Мышь решила сменить тактику и забралась мне на колени. Я спихнул ее на пол один раз, потом второй, а на третий решил, что проще игнорировать. Коротко звякнула микроволновка, и не прошло и минуты как в кухне появился Олег. Вид у него был мягко говоря не особенно хорошим. Бледнее обычного, с темными кругами под глазами и в мятой одежде. Он скользнул по мне изучающим взглядом, словно проверяя все ли со мной в порядке. Потом достал тарелку из микроволновки и поставил передо мной на стол, не забыв по пути достать ложку и положить ее рядом. А потом сосредоточил все свое внимание на кошке, которая при его появлении моментально покинула мои колени и принялась тереться о ноги Олега. Вот всегда так: ему все прощает, а стоит мне на нее не так посмотреть, как сразу же выпускает когти.
  - Мышка, - приговаривал Олег, доставая корм и наливая воду в миску, - Я совсем забыл про тебя, девочка моя. Ты голодная, да? Сейчас я тебя покормлю, моя хорошая.
  Прежде чем приступить к трапезе Мышь благодарно мяукнула и терпеливо подождала пока он погладит ее. Наблюдая этот спектакль, я задумался над тем, что даже к кошке ревную Олега. А с другой стороны, как я еще должен реагировать, если он даже кошку свою любит больше чем меня.
  Я оглушительно чихнул и вспомнил, что не принимал свои таблетки как минимум два дня. И с тоской подумал о том, что скоро они мне совсем не понадобятся. Вот уж не думал, что этот факт может меня расстроить. Оставив кошку расправляться с ужином, Олег вышел из кухни, а через минуту вернулся и поставил передо мной пузырек с таблетками, потом снял с сушилки стакан и, наполнив его водой, поставил рядом. Я продолжал молча изучать газету. Хотя, если честно, после появления Олега я не прочитал ни строчки. Он сел напротив и достав одну таблетку из пузырька протянул мне ее на раскрытой ладони. Молчание настораживало. Мы даже не поздоровались.
  Я не спешил брать таблетку. Мне не хотелось касаться Олега. Вернее, я боялся к нему прикоснуться. Боялся того, что могу почувствовать при этом. Несмотря на неловкую паузу, Олег продолжал протягивать мне таблетку. Не знаю решился бы я ее взять или нет, но в этот момент раздался характерный звук поворота ключа в двери и кто-то вошел в квартиру. Пока я раздумывал над тем, что понадобилось Машке, единственной кроме нас с Олегом у кого были ключи от нашей квартиры, здесь в такое время и поему она воспользовалась своим ключом, если знала, что мы должны быть дома. Олег взял мою ладонь, вытряхнул в нее таблетку и поспешно поднялся.
  - Я волновался, - тихо и быстро, словно украдкой, сказал он, - предупреждай, пожалуйста, в следующий раз, если собираешься задержаться или ночевать не дома.
  Прежде чем он успел выйти, что явно намеревался сделать, на кухню зашел Этьен. Злость моментально вытеснила из моей головы робкую, зарождавшуюся на грани сознания, мысль плюнуть на все и простить Олегу тот инцидент. Я едва сдержал порыв наговорить ему гадостей. Меня тут совесть мучает за то, что я заставил Олега волноваться. А он уже и ключи от квартиры Этьену вручил. Быстро у них все складывается. Одно непонятно - зачем было играть в раскаяние?
  Едва сдерживая ярость, я молча поднялся и вышел из квартиры, проигнорировав что-то сказавшего мне вслед Олега. Как я мог в нем так ошибаться? Как можно было за столько лет не понять, что он на самом деле двуличная дрянь? Что я ему был нужен только потому, что не нашлось кого-то получше?
  Все происходящее казалось страшным сном или бредом. Я полностью сосредоточился на мыслях об Олеге и совсем не думал о том, куда и зачем иду. Просто хотелось оказаться как можно дальше от него. Как будто это могло хоть немного уменьшить боль предательства. Не знаю как долго и где я бродил. Опомнился я, стоя перед знакомой дверью и уже собрался уйти, недоумевая, зачем сюда пришел, но дверь открылась. Оказывается я успел позвонить или постучать. Окончательно меня отрезвило недоумение на лице открывшего дверь Андрея. Он не спешил пригласить меня войти, внимательно меня разглядывая.
  - Я не вовремя? - наконец, догадался спросить я, почувствовав неловкость от такого пристального внимания. К тому же у меня не было уверенности, что Андрею хочется меня сейчас видеть. Кому приятно будет, когда нежданный гость сваливается как снег на голову.
  - Да, нет. Я просто не ожидал. - Андрей как-то неловко посторонился, пропуская меня внутрь. - Что у тебя случилось?
  - Ничего особенного, - еще не хватало малознакомого человека грузить своими проблемами.
  - Ну-ну, - хмыкнул Андрей, - а ты в зеркало на себя смотрел?
  - А что? - не понял я. Андрей взял меня за плечи и развернул лицом к зеркалу. Сползшая с одного плеча рубашка, мятые брюки и домашние тапочки вместо уличной обуви. Я даже не подумал о том, чтобы переобуться, когда выходил из дому. Но это еще даже не цветочки. Упрямая складка на лбу, плотно стиснутые губы, руки сжатые в кулаки так, что побелели костяшки. Ненависть, исходящую от меня, наверное, можно было пощупать. Теперь реакция Андрея была понятна. Мне и самому стало страшно. Я попытался расслабиться в первую очередь разжав кулаки. И удивленно уставился на таблетку в собственной ладони. Оказывается я ее не выбросил.
  - Тебе нужно это выпить? - как ни в чем не бывало спросил Андрей. Его спокойный тон действовал успокаивающе. Или это просто стало отпускать напряжение.
  - Только если у тебя есть кошка, - ответил я, - это от аллергии.
  - Идем, - Андрей приобнял меня за плечи и отвел в комнату.
  Первое, что бросилось в глаза, когда он усадил меня на диван, это включенный ноутбук, обоями на рабочем столе которого была фотография: немолодой, но приятный мужчина, обнимающий одной рукой Андрея, а второй девочку лет пятнадцати. Внизу экрана мигало окошко ICQ, сообщая о пришедшем сообщении. Похоже, было на то, что я все же помешал.
  Андрей быстро набрал пару строк по-английски, дождался лаконичного "ок" в ответ и закрыл ноутбук.
  - Кто это? - рискнул поинтересоваться я, кивая на фотографию, и на всякий случай добавил, поясняя свой вопрос. - С тобой на фотографии.
  - Мой муж и его дочь, - как о чем-то вполне естественном сказал Андрей, улыбнувшись. С таким выражением лица обычно говорят об очень дорогих людях.
  - Муж? - удивился я. Еще в нашу первую встречу, я обратил внимание на перстень с двумя переплетенными буквами А, красующийся на его безымянном пальце, но как-то не придал этому значения. Кольцо то не было обручальным.
  - Для человека, менее суток назад пылко целовавшего мужчину, ты странно реагируешь, - усмехнулся Андрей, откидываясь в кресле и закидывая ногу на ногу.
  - Я... - блин, как бы это словами выразить, - не потому, что ты с мужчиной встречаешься. Просто... знаешь, мы с Олегом почти пять лет вместе... были... Мне даже и в голову не приходило назвать его мужем.
  - Были? Ты из-за этого в таком состоянии?
  - Да. Извини, что я так...
  Не закончив фразу, я поднялся и подошел к окну. Мне тяжело было выдерживать внимательный, испытующий и в то же время сочувствующий взгляд Андрея. Я просто не знал куда себя деть. Уходить не хотелось, да и некуда. Нигде сейчас мне не будет комфортно. Тяготило еще и то, что хотелось одновременно и остаться в одиночестве и чтобы рядом был кто-то близкий. Хотелось чувствовать чьи-то прикосновения, сильные, утешающие. И в то же время хотелось тишины и покоя. Хотя нет, не тишины, а например, работающего фоном телевизора. И чтобы никого рядом. Эти противоречащие друг другу желания разрывали меня пополам, усугубляя сумятицу и без того, царящую в моей голове.
  - Не глупи, - отмахнулся Андрей, - я рад тебя видеть. И если хочешь поговорить, я выслушаю. Может, тебе легче станет.
  - Спасибо. Но рассказывать... - я вздохнул, - я у тебя немного побуду, если твои планы на вечер от этого не пострадают.
  - Не пострадают. У меня их нет,- рассмеялся Андрей, поднимаясь и подходя ко мне, - не переживай и оставайся, сколько хочешь. Ты совсем мне не мешаешь. Наоборот, приятно поговорить с кем-то. А то сижу тут вечерами один. Скучно.
  - Из меня сейчас плохой собеседник.
  - Тогда помолчим, - Андрей положил руки мне на печи и начал легонько поглаживать, разминая напряженные мышцы, - расслабься немного. Проблемы всегда явление временное.
  - Ага, - немного нервно хохотнул я, - уходят одни, приходят другие.
  - С таким пессимистичным настроением далеко не уедешь.
  - А я дальше твоего дивана уезжать в ближайшее время не собираюсь, - массаж в исполнении Андрея, и правда помогал расслабиться, только место понемногу отступавших боли и отчаянья, занимала усталость. Ноги просто отказывались держать меня. - мм... не будет наглостью с моей стороны, если я сейчас сяду и попрошу тебя продолжить?
  - Будет, - Андрей подтолкнул меня в сторону дивана, - но кто сказал, что мне твоя наглость не понравится?
  Прежде чем я успел сесть на диван, он скинул с него обе подушки на пол, вернее на застилающий пол ковер, сел на одну из них сам, а на вторую указал мне.
  - Так будет удобнее, - пояснил он с улыбкой, - особенно мне. И рубашку сначала сними.
  - Я в твоих эгоистичных намерениях и не сомневался, - сняв рубашку, ответил я в тон Андрею и уселся на предложенное место спиной к нему. Как так у него получается расслаблять и успокаивать одним своим присутствием. А уж когда он опять принялся разминать и поглаживать мои плечи, я совсем "поплыл". И спустя всего несколько минут поймал себя на мысли, что хочу, чтобы Андрей не ограничивался только массажем.
  Ошалев от таких мыслей, я попытался предпринять хоть что-то, чтобы избавиться от них, в первую очередь, напомнив самому себе, что Андрей не свободен. И если у меня самого личная жизнь в последнее время не клеится, это еще не значит, что я могу себе позволить соблазнять замужнего человека. Уговоры действовали плохо.
  - Андрей, расскажи мне что-нибудь, - попросил я, надеясь, что разговор отвлечет меня от ненужных желаний.
  - И что ты хочешь услышать? - даже не видя лица Андрея, я понял, что он усмехается. Меня бы, наверное, в такой ситуации раздражала наглость незваного гостя, а ему это, похоже, даже нравится.
  Я ненадолго задумался.
  - Расскажи о себе. Ты ведь так и не ответил на мой вопрос.
  - Какой? - удивился Андрей, но сразу же и сам вспомнил, - про мужа? Так все просто - поженились. Вот и называю его мужем.
  - Я думал в Англии однополые браки не заключаются, как и у нас, - растерялся я.
  - В традиционном смысле это не совсем брак, - нехотя пояснил он, - мы провели церемонию для себя и близких друзей. Юридической силы, как у официального брака, она конечно же не имеет. Но мы ее не для этого проводили. Алан так захотел. Он решил, что всем так будет проще принять нас как семью. А мне в общем все равно было. Главное, мы заключили что-то вроде брачного контракта.
  - Зачем? - изумился я.
  - Как зачем? Если с кем-то из нас что-то случится, наши права без этого контракта резко ограничиваются. Мы же не родственники и не муж и жена. Когда Алан попал в больницу, меня к нему просто не пустили. Мы к тому моменту уже почти год вместе были. И я прекрасно знал, что и о нем и о Бэкки позаботиться больше некому. У него, кроме меня только дочь. Несовершеннолетняя кстати. У меня кроме него немолодые родители, живущие в другой стране и не желающие со мной общаться, после того как я бросил невесту, которую они мне выбрали.
  - Средневековье какое-то, - возмутился я. - я еще могу понять, что им не понравилась твоя ориентация. Но невеста по выбору родителей...
  - Не все так страшно, - рассмеялся Андрей, - Настя хорошая девочка. Мы долго встречались, но ни у нее ни у меня особых чувств не было. Нам хорошо было вместе, вот мы и не расставались. Я тогда дома чаще жил, чем в Лондоне. И ее и мои родители настроились на свадьбу. И так нас этой свадьбой достали, что мы согласились. Даже день уже назначен был. А потом я встретил Алана... и домой уже не захотел возвращаться. Она меня поняла, а родители - нет. Хотя мне безразлично чье-либо мнение по этому поводу. Я с ним счастлив - это главное.
  - Ты так его любишь, - вздохнул я, немного отклоняясь назад и запрокидывая голову. На лице Андрея было то самое мечтательное выражение, которое я и ожидал увидеть. Вот сколько раз он упоминал об Алане, столько и появлялось это выражение. Я невольно улыбнулся в ответ. Интересно, как выгляжу я, когда говорю об Олеге? Хотя, именно об этом не стоит сейчас думать. Любые мысли о нем причиняют боль. Улыбаться резко расхотелось. Я опять наступил на те же грабли, вспомнив о нем. Андрей словно почувствовал мое состояние. Или понял по изменившемуся выражению лица. Он притянул меня к себе, заставляя практически лечь на него.
  Зря он это сделал. Его губы оказались слишком близко. Все желания, так старательно подавляемые мной, вспыхнули с новой силой. Казалось, удержаться совершенно невозможно, даже несмотря на то, что я только что слышал. Почему-то создавалось такое впечатление, что только Андрей сейчас может помочь мне справиться с моими чувствами. И помочь только одним способом. В то же время я прекрасно понимал, что это не выход. В лучшем случае маленькая передышка, которая позволит на время расслабиться и забыть об Олеге. На очень короткое время.
  Как бы там ни было, я не мог заставить себя перестать думать об этом или хотя бы отвести взгляд. Наверное, самым простым способом победить соблазн было встать и уйти. Ну, хоть просто отодвинуться. Я не мог. Андрей не держал меня, просто легонько поглаживал грудь и живот одной рукой. Не думаю, что он вкладывал какой-то эротический подтекст в свои действия, скорее хотел меня успокоить и заставить расслабиться. Но мое глупое тело не хотело принимать поглаживания Андрея как дружеский жест, и все настойчивее требовало внимания к вполне определенной своей части. Я опять разрывался между противоречивыми желаниями. И ни на что не мог решиться. В конце концов, решение за меня принял Андрей.
  Он целовал нежно, можно даже сказать робко, будто спрашивая разрешение на большее. Я приоткрыл губы, позволяя его языку проникнуть в мой рот. Мы целовались так долго, что у меня разболелись шея и плечи от неудобного положения. Я попытался повернуться, не прерывая поцелуй, но этот маневр мне не удался. Если бы не поддержавшая вовремя рука Андрея, я бы точно навернулся.
  Как только я отстранился от него, в голове словно прояснилось. Нет, желание не ушло как по мановению волшебной палочки, но мозги явно встали на место. По крайней мере я опять начал адекватно оценивать ситуацию. Если мои отношения с Олегом практически закончены, то Андрей в любом случае не свободен. И я не хотел становиться тем, с кем он изменит мужу. Не важно по какой причине он это сделает. Главное сам факт. Я знаю, как больно когда изменяет любимый человек. И ни кому не пожелаю пережить это. Даже незнакомому человеку, который живет за многие тысячи километров отсюда. Все тайное, как известно, рано или поздно становится явным. И я не хочу чтобы ему было так же больно, как сейчас мне. Даже если секс с Андреем это единственное, что мне может помочь. Мне хочется отвлечься, заставить себя думать о чем-то другом, но не такой ценой.
  - Не хочешь? - спросил он, когда я уселся на пятки лицом к нему и повел головой, разминая затекшие мышцы. В его голосе не было разочарования или каких-то других эмоций. Таким немного дежурным тоном обычно предлагают чай гостю. Я ни как не мог понять что для него значит этот поцелуй. Мотивы его поведения никак не хотели мне открыться. Только что он с такой любовью рассказывал мне о своем муже, а через секунду уже готов заняться со мной сексом. Я понимал, что речь не идет о каких-либо чувствах ко мне кроме дружеских. Не было и намека на страсть или похоть, а секс как дружеская поддержка, вроде того как выслушать, когда плохо, может и хорошее лекарство, но не в таких условиях. Опять же, не такой ценой.
  - Хочу, - признался я, отводя взгляд, - только... ты любишь не меня.
  - И ты не меня, - он не пытался уговаривать, просто констатировал факт, - Тебя не устраивает секс в качестве лекарства?
  - Не такой ценой, - я поднялся, подобрал с пола свою рубашку и начал одеваться.
  - Какой? - растерялся Андрей. Я даже специально заглянул в его лицо, чтобы удостовериться, что он действительно не понимает.
  - Ты сейчас похож на Олега, - разочаровано произнес я, глядя на него сверху вниз, - он тоже не может понять, что измена - это очень больно для того, кому изменили. А измена, приправленная ложью - просто ужасно. Ты тоже сможешь спокойно смотреть ему в глаза после того как переспишь со мной? Хотя, Олег же смог. Почему для тебя это будет трудно?
  - Он знает...
  - Что? - переспросил я, толком не задумываясь о смысле произнесенного Андреем. Мне не хотелось больше оставаться в его обществе. Я торопливо застегивал мелкие пуговицы на рубашке, которые то и дело норовили выскользнуть из пальцев. Чем больше я нервничал, тем более верткими становились пуговицы и тем скорее мне хотелось уйти. Я не ожидал такого отношения Андрея к его любимому человеку. Во всем этом был только один хороший момент. Андрей больше не казался мне решением проблемы. И меня перестали раздирать противоречивые желания.
  - Алан знает обо всех моих связях на стороне, - пояснил он. В его голосе появились нотки беспокойства.
  - И как это называется? Свободные отношения? - саркастически усмехнулся я. Мне противно было это слушать. Почему мне в жизни попадаются именно такие люди как Олег и Андрей?
  - Не совсем. Понимаешь...
  - Я не хочу это понимать! Я даже просто слышать это не хочу, - я наконец справился с рубашкой и двинулся в сторону прихожей.
  - Сядь, - холодный голос Андрея прозвучал как приказ, вынудив меня остановиться и оглянуться. - И выслушай меня спокойно.
  - И почему я это должен делать? - поинтересовался я, не собираясь впрочем оставаться и тем более слушать.
  - Во-первых, я не хочу чтобы ты ушел, оставив обо мне несправедливое впечатление, - ответил Андрей, поднимаясь с пола, - а во-вторых, тебе все равно идти некуда.
  - С чего ты это взял?! -вспылил я, наблюдая за тем, как он идет на кухню и возвращается оттуда с бутылкой коньяка и двумя бокалами, - да, я...
  - Домой ты сейчас возвращаться не хочешь, - спокойно пояснил он, разлив коньяк , и сунул мне в руку один из наполненных бокалов, - а больше тебе идти некуда. - и добавил, прерывая мою очередную попытку возразить, - иначе ты не пришел бы сегодня ко мне.
  Не хотелось с ним соглашаться, но в этом вопросе он однозначно был прав. Конечно пойти мне было куда. Только вот ни дома, ни у родителей ни у кого-то из знакомых мне не хотелось появляться. Любой из этих вариантов предполагал расспросы и назойливое внимание. Только у Андрея был шанс отсидеться без всей этой суеты. Только он один не обидится и поймет почему я не хочу обсуждать причины, заставившие меня сегодня уйти из дома. У меня был шанс провести довольно приятный вечер, и я сам виноват в том, что его упустил. Теперь оставалось либо выслушать Андрея и надеяться на более или менее приятный остаток вечера или возвратиться к тому варианту, которого мне изначально хотелось избежать.
  - Ну, рассказывай, - скептически хмыкнул я, опускаясь в кресло.
  Андрей долго молчал, рассматривая содержимое своего бокала, поворачивая его то в одну то в другую сторону. Видимо ему нелегко было собраться с мыслями.
  - Алан не был у меня первым мужчиной, - наконец начал он, говоря медлен, словно на ходу подбирая слова, - с теми, кто был до него отношения складывались по-разному, но я почти всегда был в активе. Пассивную роль пробовал несколько раз. Просто из любопытства. Мне не то чтобы совсем не нравилось, но и повторять эксперименты особо не тянуло. А с Аланом мне вдруг стало все равно кто из нас какую роль занимает в постели. Мне с ним было очень хорошо с самого первого раза, хоть для него такого рода опыт был чем-то совершенно новым. Он даже толком не представлял тогда как это происходит между мужчинами. Для него вообще поначалу дикой была мысль лечь в постель с мужчиной. Хотя первый шаг в эту сторону сделал именно он. Я ни как не мог решиться, боясь разрушить нашу дружбу... Кажется я отвлекся, - Андрей поставил свой бокал на столик, потом снова взял в руки и принялся крутить, - в общем, все у нас хорошо было пока я не стал чувствовать, что мне чего-то не хватает. Я даже не сразу понял что не так. Собственно, и размышлять мне об этом особо некогда было. Алан тогда как раз попал в больницу. Я страшно перепугался. Потом еще эти проблемы с тем, что мы официально никто друг другу. Но все хорошо закончилось. Алан выздоровел... и начались другие проблемы. Мы как-то были на одной вечеринке и он застукал меня за тем, что я засмотрелся на парнишку - официанта. Я даже сам толком не понимал, что пялился на него. Дома он мне устроил настоящий скандал. Обвинил в том, что пока он был в больнице, я тут зажигал со всеми подряд... сказал, что если мне нужен кто-то помоложе, то лучше будет, если я признаюсь в этом и сам уйду. Я сильно обиделся. У меня и в мыслях не было пойти на сторону. Ну, заглядывался на красивых мальчиков, но в постель то никого не тянул. Да и не хотел я никого, кроме Алана... все это я ему и высказал в довольно грубой форме, а потом собрал вещи и ушел... нас обоих хватило всего на сутки. Следующим же вечером я поехал к нему просить прощения. А он в то же время поехал ко мне по той же причине. Помириться то мы помирились, только Алан после этого нервный стал. Постоянно дергался, если замечал, что я на кого-то смотрю. А уж если я с кем-то общался... Скандалов он больше не устраивал, но пытался контролировать едва ли не каждый мой шаг. Меня это сильно напрягало, но я терпел. Мы оба терпели. Оба хотели быть вместе. Я пытался его убедить, что не собираюсь бросать его или изменять. Объяснял, что если мне и нравится кто-то еще, это совсем не значит, что я собираюсь переспать с этим человеком. Он вроде и верил мне и соглашался, но все равно напряжение между нами оставалось... Потом он предложил поэкспериментировать в постели. Сказал, что ему хочется разнообразия. Мне тогда показалось, что он на самом деле боялся казаться слишком консервативным из-за своего возраста. Все-таки я намного его моложе... Вот во время этих экспериментов я и понял чего мне не хватает - хоть иногда быть в активной роли. И немного позже понял, что Алан мне именно этого дать и не сможет, несмотря на то, что он готов был для меня сделать практически что угодно... Мы много раз пытались, используя за раз едва не всю упаковку смазки. Потом Алан пытался терпеть, убеждая меня, что все в порядке. Но я же видел, что это далеко не так... В конце концов, мы сдались. Правда на старые проблемы стали реагировать по-другому. Думаю, Алан к тому моменту убедился, что мне действительно нужен только он, и перестал ревновать к каждому встречному... А примерно полгода спустя он сам предложил мне найти себе кого-то, с кем бы я мог удовлетворить именно это свое желание. Вот тогда я по-настоящему испугался. Обвинял его в том, что он больше меня не любит и хочет чтобы я ушел. А он убеждал меня, что всего лишь хочет, чтобы мне было хорошо. Мы опять серьезно поссорились. И помирились только после того как я согласился с его предложением. Причем согласился скорее назло ему... Я оторвался по полной в постели с одним милым мальчиком, но как же отвратительно я себя чувствовал после этого! У меня было такое ощущение, что не я поимел того парнишку, а он меня. И чувство вины перед Аланом было таким сильным, как будто я не выполнял его просьбу, а изменил ему и теперь должен буду скрывать это. Я даже домой идти боялся, собирался остаться ночевать в своей лондонской квартире. Алан как чувствовал. Он заехал за мной на работу. И потом еще долго дома успокаивал. А я же видел, что ему эта афера тоже не легко далась. Я думал, что больше никогда не пойду на это, но Алан решил, что лучше будет, если я иногда буду заниматься сексом с кем-то еще при условии, что он будет об этом знать и я не позволю никому кроме Алана быть в активе со мной... Как ни странно, после этой истории у нас полностью наладились отношения. Мы так хорошо стали понимать друг друга. Относиться как-то бережнее что ли... Я почти не пользуюсь этим его разрешением. Мне вполне достаточно осознания того, что я могу сделать это, если мне действительно будет нужно... Хотя с тобой... это первый раз, когда я решил заняться сексом не потому, что это нужно мне. Мне показалось, что это нужно тебе. Возможно я и ошибся.
  Все время рассказа Андрея я просидел в кресле тихо как мышь. Ни он ни я так и не прикоснулись к содержимому своих бокалов. Если вначале еще было пара моментов, когда мне хотелось перебить его каким-нибудь саркастическим замечанием, то к концу рассказа я полностью проникся чувствами Андрея. Я видел как нелегко ему дается такая откровенность и кажется понял его. Их с Аланом ситуация сильно отличалась от того, что происходило между мной и Олегом. Но именно эта история заставила меня задуматься о том, что если бы хоть один из нас на какое-то время забыл о своих амбициях и желаниях и попытался бы понять и принять чувства другого, то мы бы не расстались. Может быть поссорились, но все равно остались бы вместе. А теперь уже, наверное, поздно.
  - Прости, - тихо произнес я, - я не должен был обвинять тебя не разобравшись.
  - Глупости, - улыбнулся Андрей. Улыбка получилась невеселой, хоть и явно искренней. - На твоем месте я, наверное, так же реагировал бы. Тем более, у тебя... проблема в личной жизни как раз из-за измены. Если я правильно понял.
  - Да. Хотя измена Олега была просто последней каплей. Мы в последнее время стали... даже не знаю. У нас испортились отношения. Не то чтобы совсем все разладилось, но это уже не было похоже на любовь и доверие. И знаешь, я сейчас тебя послушал и понял, что мы в этом виноваты оба. Может быть даже я больше.
  - И что именно заставило тебя так думать? - нахмурился Андрей.
  Я пожал плечами.
  - Наверное, то как Алан решил вашу проблему.
  - Леш, не глупи. Это...- Андрей ненадолго замолчал, подбирая слова, - частный случай. Если можно так выразиться. Не вариант, что такое же решение стало бы правильным для твоих проблем. Не нужно брать его за образец.
  - Я бы и не смог, - вздохнул я, - но, если бы я больше прислушивался к желаниям Олега... если хотя бы не испугался и поговорил с ним после того как... а, - я махнул рукой и замолчал. Не хотелось мне сейчас говорить об Олеге и о том, как я сглупил с его дневниками. А о связи Олега с Этьеном тем более. Мне так хотелось спокойствия. Хотя бы на один вечер. Я чувствовал себя зверски усталым. И сочувствия мне не хотелось также как и разбирательств в том кто виноват в случившемся.
  - Не хочешь рассказывать? - спросил Андрей. Я только кивнул в ответ. - Тогда идем на кухню. Поможешь мне приготовить ужин.
  Такое предложение я принял с радостью. Это был отличный шанс занять себя делом, которое требует подключения не только мышц, но и мозгов. А значит, я хоть ненадолго забуду о своих проблемах.
  Забыть удалось не только на время готовки нехитрого ужина. С Андреем опять стало легко общаться. Мы говорили ни о чем и обо всем сразу. Даже темы о моей и его личной жизни не нужно было старательно обходить. Они просто не всплывали из-за обилия других вопросов. Приготовление ужина незаметно перешло в его же поедание, а потом и в неспешный разговор за чашкой кофе с коньяком. Андрей, как я заметил, был большим любителем этого напитка.
  Каким бы ни был приятным остаток вечера, но грустные мысли все равно вернулись. Время уходило с невероятной скоростью и мне в конце концов пришлось задуматься о том, где я проведу сегодняшнюю ночь. Еще раз обременять Андрея своим присутствием мне не хотелось, но и домой не тянуло. Вряд ли Олег собирался ночевать где-то еще, а к объяснению с ним я пока не чувствовал себя готовым. Мне нужно было о многом подумать и многое для себя решить, прежде чем я смогу спокойно, а главное, по существу, поговорить с ним, не доводя дело до очередной ссоры. Очень хотелось верить, что еще хоть что-то в наших отношениях можно исправить. Даже если мы не сможем больше быть вместе, я решил приложить все усилия к тому, чтобы остаться его другом.
  Пока я думал об Олеге, Андрей успел убрать посуду со стола и вернуться. Только я, витая в своих мыслях, даже не заметил его перемещений по квартире. Очнулся только тогда, когда Андрей сел рядом и взял меня за руку.
  - Я очень хочу тебе помочь хоть чем-нибудь. Хоть немного, - сказал он, - но не знаю что сказать или сделать.
  - Можно я у тебя сегодня переночую? - спросил я первое, что пришло в голову. Мне не хотелось опять заводить разговор о моих проблемах. Это все равно было бы пустой тратой времени. Я очень сомневался в том, что после "исповеди" мне станет легче.
  - Можно, - немного озадачено ответил он, - Оставайся сколько хочешь. Если понадобится, можешь пожить пока у меня.
  - Только сегодня, - отозвался я. Мне было приятно слышать его предложение, но подобный выход мне не нравился. Жить в однокомнатной квартире с привлекательным мужчиной и спать с ним в одной постели - надолго ли меня хватит при таких условиях? Как быстро я сдамся и пересплю с ним? Не то чтобы я до сих пор чувствовал себя обязанным быть верным Олегу, но мне казалось, что секс с кем-то другим будет сейчас выглядеть неудачной попыткой мести. И в первую очередь, для меня самого.
  По случаю достаточно позднего времени Андрей застелил диван и заставил меня лечь спать, а сам ушел на кухню, прихватив с собой ноутбук. Я долго не мог уснуть. Лежал глядя в потолок и слушая едва слышный стук клавиш, доносившийся из-за закрытой двери. В голову почему-то настойчиво лезли мысли о том, что Олег, возможно, волнуется, не зная где я ночую. Я несколько раз вставал, подходил к телефону. Один раз даже снял трубку и почти полностью набрал номер, но так и не нажал на кнопку с последней цифрой.
  Когда Андрей вернулся в комнату было часа три ночи. К этому моменту я уже с полчаса стоял у окна, бездумно глядя на пустую улицу. И конечно же не заметил когда он вошел.
  - У меня есть снотворное, - я вздрогнул от неожиданности, хотя говорил он довольно тихо.
  - Спасибо, но я не уверен, что после него проснусь вовремя, - не оборачиваясь ответил я, - Мне завтра на работу и еще домой сначала надо успеть зайти. Не могу же я на работу явиться в таком виде.
  - Я отвезу. И домой и на работу. - Не терпящим возражений тоном предложил Андрей. - Не думай сейчас хотя бы об этом. Ложись. У окна ты точно не заснешь.
  Я покорно вернулся в постель. И даже не стал возражать, когда Андрей обнял меня, объяснив свои действия тем, что это должно помочь мне расслабиться, отвлечь от ненужных мыслей и тем самым помочь заснуть. И почти не возбудился при этом. И попросил его рассказать мне что-нибудь в качестве убаюкивающей сказки. Не сработало. Мы оба так и не заснули до самого утра. Андрей вспоминал всякие забавные случаи из своей жизни, но разговор все время сводился к его семье. За несколько часов, которые оставались до утра я узнал практически всю биографию Андрея.
  А утром, рассматривая в зеркале последствия бессонной ночи, подумал о том, что все же стоило принять предложенное снотворное. Выглядел я мягко говоря отвратительно - бледный, с темными кругами под глазами и выражением лица, явно говорящем о крайней степени усталости. Умывание холодной водой, контрастный душ и крепкий кофе ненадолго прочистили мозги, но на внешнем виде ни как не сказались, что заставило меня порадоваться недавней "болезни" на которую можно будет списать свое состояние, если на работе начнут расспрашивать. Благо до отпуска осталось всего ничего.
  С еще раз озвученным Андреем предложением отвезти меня домой, я безропотно согласился. А от второй части пытался отвертеться всю дорогу до дома, доказывая ему, что у меня вполне достаточно времени, чтобы добраться до работы городским транспортом. На самом же деле, мне не хотелось объясняться с Олегом еще и по этому поводу. Да и Андрею при моей покладистости грозило превращение в личную няньку. А этого мне тоже не хотелось. Наша дискуссия переросла в нечто вроде состязания "кто кого переупрямит" и продолжилась даже после того, как мы подъехали к дому и вышли из машины.
  Первым вышел я, сразу же направившись к подъезду и надеясь тем самым поставить точку в нашем споре, но не тут то было. Андрей вышел следом, остановив меня в паре шагов от машины. Я уже был здорово на взводе, так что ему пришлось схватить меня за руку, чтобы остановить.
  - Ну, посмотри на себя. Ты же с ног валишься, - по десятому кругу начал доказывать он. Причем руки моей так и не выпустил, наверное испугавшись, что я попросту сбегу. Спустя несколько минут мне уже начало казаться, что он просто тянет время, чтобы я уж точно без его помощи вовремя на работу не успел добраться . К тому моменту, когда я решил, что проще будет согласиться, Андрей вдруг замолк на полуслове, уставившись на что-то происходящее за моей спиной. Правда среагировал на его странное поведение я не сразу, занятый размышлениями над тем, пригласить мне его зайти в квартиру или оставить ждать в машине.
  - Кажется меня сейчас испепелят взглядом, - задумчиво произнес Андрей, по-прежнему глядя мне за спину. - Это Олег?
  Я резко обернулся, вырвав при этом свою руку из захвата Андрея. Такого выражения лица у Олега я раньше не видел. Сложно было определить, что конкретно он чувствует, но его эмоции явно не были положительными - обида, злость или даже ненависть и еще что-то взрывоопасное. Таким взглядом действительно можно испепелить. Весь вид Олега вызывал стойкое ощущение того, что он едва сдерживается, чтобы не наброситься на Андрея. Не ожидал такого от него. Даже если он вдруг решил, что между мной и Андреем что-то было, все равно это не типичная реакция. Олег всегда относился ко всему проще и спокойнее чем я. А сейчас кажется, что он не успокоится пока Андрей не исчезнет из его поля зрения. От попытки испепеления взглядом Олега отвлек жалобный мяв, донесшийся из подъезда. Ах, конечно, ничего на свете нет важнее его драгоценной кошки.
  - На работу не опоздай, - произнес он, прежде чем скрыться в подъезде. Это видимо вместо пожелания доброго утра.
  - Действительно, - раздался рядом неожиданно жизнерадостный голос Андрея, - так можно и опоздать. А пока ты приводишь себя в порядок, я бы выпил еще одну чашку кофе. Глаза закрываются, а у меня на сегодня наполеоновские планы.
  - Угу, - шагнув к подъезду хмыкнул я, решив больше ничему не удивляться в этом дурдоме и не обращать внимания на странности , - только варить его сам будешь. Если Олег подпустит тебя к своим запасам.
  - Да не вопрос! - хмыкнул Андрей, бодро шагая за мной.
  В квартире неожиданно пахло кофе и еще чем-то вкусным. Олег опять готовил? Что-то слишком часто даже для попытки извиниться.
  - Вот видишь, - так громко сказал Андрей, что сложно было не понять, что сказанное предназначалось не мне, а Олегу. Или Олегу и Этьену, если он здесь. - Кофе уже готов, а ты собирался меня на это дело подпрячь.
  На вопли Андрея из кухни показался Олег, на этот раз сменивший "вооружение" с испепеляющего взгляда на выражение лица "не ожидал я от тебя такой наглости". Он живописно расположился в дверях, опираясь плечом о косяк, тем самым перекрыв доступ на кухню. Молчание опасно затягивалось.
  - Ну, что встал, - я сначала подумал, что Андрей это Олегу говорит, тем более, что взгляд друг от друга они не отводили. Похоже было, что и Олег так решил, поскольку его лицо аж вытянулось от такой наглости. Уже секундой позже выяснилось, что его слова предназначались таки мне, правда радости это Олегу не добавило. Продолжение своей речи Андрей сопроводил легким тычком, и нет бы в спину, так ему с чего-то захотелось пониже. - Ты же вроде как опаздываешь. Марш одеваться! В тебя еще завтрак запихнуть надо. А то не проследишь, сам поесть не догадаешься. - с каждым сказанным словом Олег мрачнел все больше, по всей видимости делая об Андрее или обо мне какие-то выводы, причем явно нелицеприятные. Но когда Андрей, подхватив Олега под локоток увел на кухню, бодро разглагольствуя о сложностях общения с такими людьми, как я, я окончательно обалдел. Но думаю, Олег был сбит с толку не меньше, чем я. И что Андрей задумал?
  Размышления о странном поведении Андрея пришлось совмещать сначала с походом в ванную и бритьем, а потом с одеванием. Иначе мне действительно грозило опоздание. Все время, проведенное в ванной и в спальне, я напряженно прислушивался к происходящему в квартире, готовый при малейшем подозрительном шорохе кинуться на кухню. Но в квартире царили тишина и спокойствие. Несколько раз, правда, до меня доносились звуки разговора, но говорили слишком тихо, чтобы можно было хоть что-то разобрать. Никаких разборок на повышенных тонах, которые, как мне казалось, были неизбежны в такой ситуации.
  Тихо, как мышь, заглядывая на кухню, я был готов к чему угодно, но только не к тому, что застану их спокойно завтракающими в обществе друг друга. За несколько минут моего отсутствия они, конечно, не стали лучшими друзьями, напряженность во взгляде Олега осталась прежней и напускной веселости на лице Андрея поубавилось.
  - Ты опаздываешь, - с легким беспокойством в голосе сказал Олег, первым заметив мое появление.
  - Успеем, - холодно возразил Андрей, - садись, ешь.
  Проигнорировав явно приготовленную для меня тарелку с куском одурманивающее пахнущей запеканки (интересно, Олег готовил для меня или для Этьена? Он ведь мучного вообще не ест) и чашку полуостывшего кофе, я налил себе чай, и, едва дождавшись когда он хоть немного заварится, обжигаясь осушил чашку в три глотка. Очень уж хотелось убраться отсюда поскорее, пока напряжение, образовавшееся между этими двумя не взорвалось, обрушив полдома. Или полгорода.
  - Я готов, - произнес я, стараясь придать голосу максимум бодрости. Получилось не особенно убедительно.
  - А завтрак?! - возмутился Андрей.
  - Не хочу, но клятвенно обещаю пообедать, - приложив руку к груди в районе сердца, торжественно ответил я, заработав недовольный взгляд Андрея. Олег только довольно хмыкнул, заработав и на свою долю еще более недовольный взгляд. Понять бы только, чему он радовался. Я ж его кулинарный шедевр проигнорировал.
  - Ладно, - неожиданно быстро согласился Андрей, - только учти, что я заеду и проверю. Во сколько у тебя обеденный перерыв?
  - В двенадцать, - машинально ответил я, наблюдая как эти двое общаются без слов. У Андрея на лице крупными буквами было написано "получи, фашист, гранату", Олег же практически задыхался от возмущения. У меня сложилось впечатление, что то, что между ними происходит, какой-то непонятный вид дуэли. И причина этой дуэли - я. Но если поведение Олега хоть как-то можно было объяснить, то зачем все это Андрею? Я же ему и даром не нужен. Или как?
  - Отлично, - еще больше расцвел Андрей. И мне показалось, что не от моих слов, а от вида Олега, - поехали.
  Физически ощутимое напряжение не схлынуло, как я надеялся, когда за на нами закрылась дверь. Я тяжело вздохнул. Андрей выглядел уж слишком серьезным и задумчивым. Мой вопрос о том, что это был за спектакль, он то ли не услышал, то ли проигнорировал. Садясь в автомобиль, я машинально поднял голову и посмотрел на окна нашей с Олегом квартиры. Олег стоял у окна, уткнувшись лицом в пушистую шерсть кошки, которую держал на руках. Мне, вдруг, стало его так жалко. Я чувствовал себя виноватым из-за того, что позволил Андрею разыграть этот спектакль. Очень хотелось вернуться домой, обнять и утешить Олега.
  - Даже и не думай, - охладил мое желание строгий окрик Андрея. - Садись в машину. Я не для того полчаса перед ним распинался, чтобы ты сейчас все испортил.
  - Зачем вообще тебе нужен этот спектакль? - обреченно спросил я, устраиваясь на переднем сиденье. Андрей не ответил. Мы так и ехали молча всю дорогу до офиса.
  - Я, наверное, не успею ровно к двенадцати. Подождешь меня немного, - попросил Андрей, остановив машину. Я даже опешил. Мне казалось про обед он говорил исключительно назло Олегу, а оказалось, серьезно решил со мной пообедать. Резкая смена поведения Андрея выбивала меня из колеи и очень мне не нравилась, но прежде чем я успел ответить хоть что-то, Андрей уехал, оставив меня растерянно смотреть вслед его машине.
  Офисная суета поглотила меня с головой. Если поначалу я еще отвлекался на мысли об Андрее и Олеге, то вскоре позабыл обо всем, зарывшись в огромный ворох бумаг, моментально потеряв счет времени. Как всегда в последний момент выяснилось, что осталось достаточно много мелких, но требующих немедленного устранения недоделок и неточностей в документации. Вроде бы ничего особенного но на каждую мелочь требовалось время. Естественно к началу обеденного перерыва я напрочь забыл о том, что обещал пообедать. Собственно, я и не заметил, что офис практически опустел, а от столов немногих оставшихся время от времени доносилось звяканье ложек о стенки чашек, шорохи разрываемых оберток и шум закипающего чайника.
  Из рабочего транса меня вывел настойчивый звонок телефона.
  - Леш, спускайся. Я уже подъезжаю, - донеслось из трубки. За время, понадобившееся мне, чтобы понять с кем я разговариваю и вспомнить о том, что обедать я должен был не один, Андрей успел не только повесить трубку, не дождавшись ответа, но и, наверное, к офису подъехать. Пришлось в срочном порядке бросать все и спускаться вниз, на ходу соображая, где поблизости можно пообедать, поскольку обед я чаще всего игнорирую. В тех редких случаях, когда этого не происходит, довольствуясь в лучшем случае бутербродом, который Олег время от времени подсовывал мне в сумку, в худшем - заварной вермишелью. Мысли об Олеге больно кольнули где-то слева в районе груди, и я в очередной раз решил постараться не думать о нем.
  Проблему с местом обеда решил Андрей, приведя меня в небольшое уютное кафе всего в пяти минутах ходьбы от офиса. Раньше я даже не подозревал о его существовании. Несмотря на понравившуюся мне атмосферу, аппетит у меня так и не появился. Я вяло ковырялся в своей тарелке, почти не обращая внимания на жизнерадостный треп Андрея ни о чем. Я чувствовал себя так, будто нахожусь на свидании. Андрей пытался поднять мне настроение шутками, постоянно суетился, то и дело касался моей руки и пытался заглянуть в глаза, спрашивая, как я себя чувствую, как прошел мой рабочий день. Мысли лихорадочно метались между утренним знакомством Олега с Андреем и недоделанной работой. И то и другое было для меня важно, но думать не хотелось ни о работе, ни, тем более, об Олеге. Единственное, чего мне сейчас хотелось, чтобы меня оставили в покое, и лучше если на несколько дней, чтобы было время отдохнуть и разобраться в себе. Но судя по всему, в ближайшее время мне такая роскошь не светит. В такой ситуации оставалось думать разве что о странном поведении Андрея, которое не нравилось мне все больше и больше.
  - Объясни мне, что происходит, - наконец не выдержал я.
  - А что происходит, Леш? - он смотрел на меня так, будто действительно не понимал, о чем я спрашиваю. И еще это его "Леша" как будто из другого мира и слишком уж... мне сложно было подобрать правильное определение, ласково что ли. Наверное в другой ситуации мне даже польстило бы такое отношение Андрея, но сейчас это только раздражало, усложняя и без того непростое мое положение.
  - Это ты мне скажи, - я с трудом сдерживался, чтобы не повысить на него голос. Все-таки мы в общественном месте находимся. - Что за комедию ты сейчас здесь разыгрываешь? И для кого? Олега поблизости точно нет.
  - Может быть и нет, но я бы на твоем месте не был бы так в этом уверен, - усмехнулся Андрей.
  - Ты его совсем не знаешь, потому так думаешь, - возразил я, - Олег не станет следить за мной, даже если приревновал к тебе. Так что можешь прекратить этот цирк. И вообще мне это все не нравится. Он мог подумать, что между нами что-то было.
  - Он так и подумал, - спокойно ответил Андрей, - а потом я сказал ему, что дальше поцелуев мы не зашли... пока.
  - Что значит "пока"?- опешил я, - и зачем вообще было делать вид, что между нами что-то есть, а потом говорить ему как оно было на самом деле?
  - Во-первых, это не все, что я ему сказал, - проигнорировав первый вопрос стал объяснять Андрей, - во-вторых, должен же он понять, что поклонники могут быть не только у него, но и у тебя, ну, и в-третьих, я хотел понять насколько ты ему нужен. И с этим, кажется, таки облажался. Его не поймешь, то ли он и правда любит, то ли просто жуткий собственник.
  - И что еще ты ему наговорил? - насторожился я.
  - Что не остановлюсь на достигнутом, потому что хочу тебя, - все так же безмятежно ответил Андрей, и, встретившись со мной взглядом, спросил, - что?
  - Зачем?! Он же подумал, что ты это всерьез! Он же не знает, что у тебя есть Алан, что я тебе нужен, как зайцу стоп-сигнал.
  - Да я вроде четко дал понять, что ты мне друг и хочу я тебя только в постели, а не в качестве спутника жизни, - пожал плечами Андрей. - В любом случае, ему не помешает задуматься о том, что если ты даже не бросишь его из-за измены, то тебя вполне могут увести. Теперь он стоит перед выбором: попытаться вернуть тебя или отпустить. И поверь мне, второй вариант его однозначно не устраивает.
  То, что Олег не хочет меня так просто отпускать, я и сам видел. Но я не хочу быть с ним в качестве замены Вали, Этьена или кого-то другого. Лучше оборвать все сейчас, когда я уже практически готов к этому, а не дожидаться момента, когда Валентин объявился или Этьен разведется, или найдется кто-то еще, удовлетворяющий Олега в постели не хуже этих двоих. Если я сейчас не брошу Олега то либо всю жизнь пробуду "хоть какой-то заменой" или в один далеко не прекрасный день все равно останусь один. Единственный шанс Олега остановить меня - доказать, что он меня любит. А этого он сделать не сможет. Так что Андрей зря надеется, что его попытки заставить Олега ревновать принесут хоть какой-нибудь результат. Разве что только лишний раз причинят боль Олегу. Причем совсем не ту боль, к которой он так стремится.
  - Андрей, давай договоримся, что с этими показательными выступлениями мы закончили, - попросил я. - Олег в любом случае не сможет сделать то единственное, что могло бы заставить меня остаться с ним. Нет смысла лишний раз его дразнить.
  - Ты меня совсем не слышишь? - Андрей в очередной раз накрыл мою ладонь своей и в этот раз отпускать явно не собирался, ничуть не смущаясь, что на нас уже половина посетителей благодаря его нескромному поведению обращают слишком уж много внимания. - Нет и не было никаких выступлений. Олегу я сказал чистую правду. Тебе, кстати, тоже.
  - Ничего не понимаю, - я чувствовал себя полным идиотом, - сначала ты делаешь вид, что приударил за мной, чтобы Олег приревновал, а теперь говоришь, что никакого спектакля не было. При этом продолжаешь...
  - Я всего лишь пытаюсь за тобой ухаживать, - перебил Андрей.
  - Зачем?
  - Леш, - теперь обе мои руки оказались под его ладонями, - в школе я был до одури влюблен в тебя, но так и не решился даже намекнуть на свои чувства. И то, что мы сейчас встретились... это как второй шанс. И его я не собираюсь упускать. Подожди, - заторопился он, видя, что я собираюсь возражать, - я знаю, что ты хочешь сказать - Алан. Да, я люблю его. И уеду к нему как только закончу все дела тут. Но те чувства, которые я сейчас испытываю к тебе... они что-то такое, чего я и сам не могу объяснить. Не банальная похоть. Это похоже отголосок той почти детской влюбленности... какая-то странная нежность. Мне хочется ухаживать за тобой, делать тебе подарки, заниматься с тобой сексом. Я знаю, что тебе сейчас нужен не я и не временные отношения. Не могу предложить тебе любовь, но все остальное... дружба, поддержка, нежность, отличный (смею надеяться) секс - все, что в моих силах, - он сильнее сжал мои ладони. - Не отказывайся. Я не собираюсь на тебя давить, я только предлагаю. Просто разреши мне за тобой ухаживать. В любом случае решать, будет что-то большее между нами или нет, только тебе.
  Таких слов от Андрея я не ожидал. После того, как он все это выложил у меня было чувство нереальности происходящего. Ну, просто не могло со мной такого происходить. Не мог я вызывать у кого-то такие чувства. Но несмотря на это, Андрею невозможно было не поверить. Только вот, что ему на это ответить? В голову как назло ничего не приходило. У меня и без всего этого в последнее время полный бардак в голове. В тот момент я понимал только одно, этот разговор нужно срочно закончить.
  - Мне пора возвращаться на работу, - все, что смог сказать я, одновременно пытаясь освободить хотя бы одну свою руку.
  - Я слишком много тебе наговорил? - немного грустно улыбнулся Андрей, - не отвечай сейчас. У тебя есть куча времени, чтобы обдумать мои слова и решить, как поступить. Обещай, что подумаешь.
  - Ладно, я подумаю, - все еще растерянно ответил я, и Андрей, наконец, отпустил мои ладони, - только вряд ли из этого что-то получится.
  - В любом случае, мы останемся друзьями, - уверенно заключил Андрей, прежде чем подозвать официантку, чтобы расплатиться за наш обед. Мне бы его уверенность. Очень уж не хотелось терять только что найденного друга.
  Признание Андрея окончательно выбило меня из колеи. Его слова ни как не шли у меня из головы. Глупо было бы врать самому себе. Слова Андрея мне польстили, и сам он мне нравился. Его предложение было слишком заманчивым. Он предлагал именно то, чего мне все последнее время так не хватало: внимание, заботу. И не важно, что это все временно. Мне бы хватило и пары недель спокойной жизни рядом с человеком, готовым обо мне позаботиться, чтобы прийти в себя и найти, наконец, силы разобраться в той ситуации, которая у на с Олегом сложилась. В общем аргументов "за" оказалось слишком много, а "против" только один - чем я буду отличаться от Олега, если я приму предложение Андрея?
  В тот момент, когда я уходил на обед, мне казалось, что, вернувшись, я закончу оставшуюся работу часа за полтора максимум. Но из-за того, что я все время отвлекался на мысли об Олеге и Андрее, мне пришлось даже немного задержаться после окончания рабочего дня. Когда я закончил с работой и вышел из офиса, машина Андрея стояла почти у самой двери. Я и подумать не мог, что брошенное им вместо прощания "до вечера", было сказано всерьез и означало, что он заедет за мной после работы. Интересно, это означает, что мое время на раздумья закончилось?
  - Подвезти? - поинтересовался Андрей, открыв дверцу.
  - Решил подработать моим личным водителем? - попытался пошутить я, - утром - на работу, вечером - с работы. Я так себя олигархом скоро почувствую.
  - Вообще то, я собирался пригласить тебя на свидание, - вполне серьезно ответил Андрей, - но пока ждал, передумал. Мне кажется, раз уж ты так задержался, то скорее всего слишком устал для подобного мероприятия. Или я ошибаюсь?
  - Ты с пяти меня здесь ждешь? - удивился я. На часах было без десяти семь. - Позвонил бы.
  - Не хотел тебя отвлекать, - отмахнулся он, - садись.
  Как только я сел в машину, Андрей завел двигатель и вырулил на дорогу.
  - И все-таки, куда едем?
  - Домой, - вздохнул я, и уточнил на всякий случай, - ко мне домой.
  Видеться с Олегом мне не хотелось, но и оставаться наедине с Андреем я тоже был сейчас не в состоянии. Если он и дальше будет так настойчив, то я быстро сдамся. А дома, по крайней мере, две комнаты, в одной из которых можно спрятаться ото всех и, наконец, отдохнуть. Конечно, рациональнее было бы попытаться разобраться в себе и решить, как быть дальше, но после напряжения последних дней хотелось только отдыха в одиночестве. И вероятность того, что Олег не станет доставать меня разговорами гораздо больше, чем то, что так же поступит Андрей.
  Андрей, упрямо не замечая мое нежелание разговаривать, не замолкал всю дорогу. Я не запомнил ни слова из его длинного монолога. Он припарковался почти у самого подъезда, но прежде, чем я успел выйти из машины, он опять взял меня за руку. К этому моменту мне его ухаживания до чертиков надоели, и я сразу же высвободил свою руку. Наверное, это получилось слишком резко.
  - Я только хотел сказать, что ты всегда можешь на меня рассчитывать, - немного обижено произнес Андрей, - звони или приезжай, если вдруг захочешь. У тебя же есть мой номер телефона?
  - Есть, - ответил я, выбираясь из машины, - увидимся еще как-нибудь. Спасибо, что подвез.
  Я поспешно захлопнул за собой дверцу, пока Андрей не придумал еще что-нибудь, чтобы удержать меня рядом, и, подняв голову, посмотрел на окна квартиры. В тех, что выходили на эту сторону дома, света не было. Значит Олег в спальне или вообще не дома.
  В квартире было темно и тихо. Я включил свет только в прихожей и пошел на кухню.
  - Алекс? - донеслось из комнаты и заставило меня остановиться.
  - Ты ждал кого-то другого? - не удержался, чтобы не съязвить я, заходя в комнату. Олег сидел в кресле с любимой кошкой на коленях. Не похоже было, что он спал до моего прихода. - Надеюсь, я не помешал твоим планам на вечер.
  - Никого не ждал, - спокойно ответил Олег. А следующие его слова немного отдавали упреком. - Я думал, что ты и сегодня останешься ночевать у Андрея.
  - А я думал, что у меня сегодня получится отдохнуть от нравоучений и настойчивых ухаживаний, - вздохнул я, усаживаясь на диван. - Хочется побыть одному, но найти квартиру оказалось не так легко, как я думал.
  - Я же говорил, живи здесь, пока не найдешь. Квартира же двухкомнатная. Куда ты торопишься? - в голосе Олега было не меньше заботы, чем в словах Андрея.
  Почему каждый из них пытается обо мне заботиться, но при этом даже и не думает сначала понять, что мне нужно на самом деле? Кажется, Олег действительно не представляет, как мне тяжело находиться рядом с ним после всего, что было. А Андрей не хочет понять, что мне нужна разве что дружеская поддержка, но ни как не временная интрижка. День был слишком тяжелый. И слова Олега стали последней каплей. Я сорвался. Я кричал на Олега, не задумываясь о том, что нас могут услышать соседи, и что они при этом подумают. Мне уже было все равно.
  - Как у тебя все просто! - вскочив с дивана, я заметался по комнате, - Я не хочу здесь жить! Ты не понимаешь, что мне больно?! - После первых же моих криков, Мышь зашипела и сбежала, а Олег все так же продолжал с безмятежным видом сидеть в кресле, внимательно слушая мои упреки. - Или ты думаешь, что любовь вот так сразу испарилась, когда я увидел тебя с Этьеном, и теперь я могу пожелать тебе счастья и со спокойной душой стать твоим другом?! Я не хочу видеть тебя каждый день! Смотреть, как ты ведешь себя так, будто ничего не случилось. Будто все так и должно быть: ты с Этьеном, я с Андреем. И все счастливы?!
  - А ты теперь с Андреем? - хоть что-то в моих словах заставило появиться напряжению в его голосе. Но к этому моменту я выдохся, и устало плюхнулся обратно на диван.
  - Нет, я не с Андреем, - язвительно произнес я, - только он, кажется, иногда об этом забывает.
  - А я не с Этьеном, - подытожил Олег.
  - Это только потому, что он не хочет быть с тобой, - ляпнул я и испугался. Я ведь не должен этого знать. Олег почти не рассказывал мне об Этьене. Все, что я знал, было из его дневников. Хотелось срочно отмотать время назад и никогда не произносить этих слов.
  - Это потому, что мы оба любим других людей. Он - свою жену, я - тебя.
  Зря я боялся. Кажется Олег даже не заметил, что я знаю что-то лишнее. Вместо страха снова накатило глухое раздражение.
  - Ой, вот только не надо этого бреда! Любил бы, не стал бы трахаться с другим, как только я за порог квартиры вышел.
  - А ты не думал, - кажется, мне удалось вывести Олега из себя, - что у меня могли быть причины для такого поступка?
  - Какие? - вот мы кажется и дошли до обсуждения корня всех проблем. Только время не слишком подходящее. Я "на взводе" и адекватно реагировать просто не могу. - Я тебя не удовлетворял в постели? Мог бы сказать. Мы бы вместе попытались это как-то решить.
  - Я не хотел тебя впутывать в проблемы, с которыми ты все равно не смог бы мне помочь, - нехотя ответил Олег. Кажется, он уже сам не рад, что затронул эту тему. А меня его ответ только сильнее разозлил. Его слова повернули ситуацию так, будто я во всем виноват. Не заметил вовремя проблемы, не расспросил, не попытался помочь. Может, оно все и так, но Олег же молчал, как партизан, а я мысли читать не умею.
  - Ты обещал мне, что у тебя не будет от меня тайн, - обижено припомнил я, - рассказал бы все, вместе бы справились. Не такой уж я беспомощный, как тебе кажется.
  - Я не говорил, что ты беспомощный, - все так же спокойно возразил Олег, - просто...
  - Ага, - хмыкнул я, - и не скрывать ничего ты мне тоже не обещал.
  - Обещал, - нехотя согласился он, - но это слишком... - Олег долго пытался подобрать подходящее слово, и когда мое терпение уже было на исходе, выдал, - личное.
  В этот момент мне захотелось его ударить. Кулаком. В лицо. Так, чтобы он упал. А потом еще добить. Желательно ногами. Очень сильно хотелось. Руки сами сжались в кулаки, да так, что костяшки побелели. Я чувствовал, что вполне способен сейчас убить Олега. Мне самому стало страшно от этой вспышки ярости. Страх слегка отрезвил. Я медленно выдохнул и осторожно разжал кулаки. Поднялся и подошел к Олегу. Наклонился над ним, опираясь руками о подлокотники кресла.
  - Личное? - переспросил я почему-то шепотом. - И со мной этим делиться не надо? Я настолько чужой тебе? Ты прожил со мной пять лет, а личное доверяешь не мне, а человеку, который живет на другом краю мира! Как после этого ты смеешь говорить, что любишь меня? Что я нужен тебе? Зачем, Олежка? Разве можно любить и не доверять? Мы не сможем вместе. Не важно, что я люблю тебя. Ты просто отпусти меня, ладно? Нам обоим станет легче.
  - Солнце мое, - выдохнул Олег, обвивая меня руками за шею, вынуждая наклониться ниже. Коснулся губами губ. Сначала осторожно, а потом смелее, превращая поцелуй во что-то невообразимое. Страстное. Одновременно и нежное и грубое. Я и опомниться не успел, как начал раздевать его, жадно шаря руками по обнаженному телу. Как же я оказывается по нему соскучился. Что бы я не говорил, что бы не думал, а Олег мне нужен. Прямо сейчас. Сию минуту. И плевать на отсутствие смазки в пределах вытянутой руки, потому что отойти сейчас хоть на метр абсолютно невозможно. Поцелуи Олега, стоны, каждое его движение сильнее распаляет, доводя до одержимости, до безумной жажды обладания. Выключая разум. Оставляя только одно желание. Взять. Доказать, что мой. Себе. Ему. Всему миру. Я грубо, практически за шкирку, вытащил его из кресла, заставив повернуться и наклониться, опираясь о все то же кресло. Собственно он и не сопротивлялся. Наоборот. Выгнул спину, совершенно бесстыдно подставляя зад, нетерпеливо подаваясь навстречу, повернул голову, глядя на меня сквозь челку мутными от желания глазами... И от этого взгляда меня как ледяной водой окатило. Я сейчас ведусь на его стонадцатую или какую там по счету провокацию. Наивно введусь, как в первый наш раз. И совсем не важно сознательно он это делает или нет. Результат будет один: сейчас я его трахну, а потом все пойдет по кругу. Только в этот раз круг будет короче пяти лет, и окажемся мы в том же тупике гораздо раньше.
  - Ну же, - я тупо смотрел как Олег с трудом выталкивает из себя слова, облизывает пересохшие губы. Как после нескольких минут моего бездействия муть в его глазах сменяется недоумением. А потом, осознав, что все еще держу его, отстраняюсь. Убираю руки, словно обжегшись.
  - Хочешь трахаться? - произношу беззлобно, вообще без каких либо эмоций в голосе, вдруг понимая, как же я на самом деле устал, - иди к Этьену. Или сними кого-нибудь или... я не знаю. Обойдись как-нибудь без меня. Я не хочу бежать по кругу, как ослик за морковкой.
  Выходя из комнаты, я еще краем глаза успел заметить, как Олег забрался в кресло с ногами, натягивая на себя плед, до того мирно лежавший на подлокотнике. Как улитка в раковину. А через секунду после того, как я вышел за дверь мне вслед полетела тяжелая лампа, с громким треском разбившаяся об эту самую дверь. У меня аж мороз по шкуре прошел, до того я испугался. Не за себя. За Олега. Что бы ни было между нами, что бы не случалось в его жизни, Олег всегда был сильным. Даже когда ему было очень плохо, он этого никому не показывал. А теперь вдруг этот поступок с стиле истеричной барышни начала прошлого века.
  Я вернулся в комнату. Олег все так же сидел в кресле по уши завернутый в плед и мрачно смотрел на осколки. Это была старая, тяжелая лампа, с керамическим основанием и стеклянным абажуром. Жутко неудобная, но его любимая.
  - Иди куда шел, - Олег едва удостоил меня взглядом, - обойдусь без твоей жалости.
  По большому счету причин оставаться не было. Кажется, с Олегом все в порядке настолько, насколько это вообще может быть в такой ситуации. Просто перенервничал. А кто бы остался спокойным после того, что только что произошло? Но оставлять его одного почему-то было страшно. Вдруг он еще что-нибудь с собой сделает. Я присел на корточки, поднял пару осколков. Острые. Такими вполне можно воспользоваться как ножом. Особенно если уже была одна попытка суицида.
  - Порежешься, - мрачно произнес Олег, - иди уже. Я сам уберу.
  Его слова прозвучали как-то так, что я еще больше уверился в том, что лучше убрать эти осколки. А заодно и все режущие предметы в доме. Не знаю, что там творится в голове у людей, которые собираются покончить с собой и как они перед этим себя ведут, но мне почему-то в тот момент казалось, что Олег именно это и собирается сделать, как только я уберусь из комнаты. Мне бы очень хотелось ошибаться в своих предположениях. Но если я прав, и он попытается, то я себе этого никогда не смогу простить.
  Как смог быстро я сходил на кухню за ведром, совком и веником. К тому моменту, когда я вернулся и принялся за уборку, Олег все еще гипнотизировал взглядом осколки. Тщательно собрав все остатки лампы в ведро и проверив не залетел ли какой из них под диван или еще в какой неприметный уголок, я отнес ведро на кухню, сунул его под мойку и, поразмышляв немного, все же убрал подставку с ножами со стола в один из шкафчиков.
  - Там в ванной лезвия для бритвы, а в спальне, в тумбочке с моей стороны, в нижнем ящике опасная бритва, - раздалось за спиной. Олег стоял в дверях, насмешливо глядя на меня. Не было в этой насмешке ни капли злобы, только горечь. Как-то сразу стало понятно, что ничего такого он делать с собой не планирует. Мне даже стыдно стало за свои подозрения.
  - Я...
  - Расслабься, Солнце. Ничего я с собой не сделаю.
  - Извини, - еще больше потупился я, чувствуя себя полным идиотом.
  - Брось. После того, как я вены резал, Машка полгода все режущие предметы подальше от меня убирала. Вот она тогда права была. Я мог и повторить. Глупый мальчишка - идеалист. А сейчас это просто была истерика. Уже все в порядке. Можешь не волноваться. - Он посторонился освобождая проход. - Иди. Ты же собирался к Андрею?
  А вот это его предположение меня почему-то обидело.
  - Вообще то я собирался в душ и спать. Вторые сутки без сна. И неделька у меня выдалась не легкая, - нахохлился я, - но если ты хочешь, чтобы я ушел, то я могу позвонить Андрею. Он с радостью согласится заехать и забрать меня.
  Я даже телефон из кармана достал в подтверждение своих слов, хотя и решил для себя, что сегодня я ночую здесь или в самом крайнем случае у родителей.
  - Прими ванну вместо душа. Она лучше расслабляет, - посоветовал Олег вполне обычным своим тоном и вернулся в комнату. Через минуту стало слышно, что заработал телевизор.
  Как ни странно, я решил последовать совету Олега. Только дверь в ванную оставил приоткрытой. Для окончательного успокоения совести. Мало ли что. Горячая вода действительно неплохо расслабляла и я сам не заметил как заснул прямо в ванной.
  - Солнце, ты с ума сошел, в ванне спать? - просыпаться и без того было мокро и холодно. А уж строгий выговор Олега и вовсе не оставлял места для хоть каких-нибудь приятных эмоций.
  - Не ори, - поморщился я открывая глаза, - сам же советовал...
  - Дурак, - продолжил возмущаться Олег, подавая мне полотенце и совершенно не обращая внимания на мое недовольство, - так же захлебнуться можно.
  - Не дождешься, - беззлобно бросил я, вылезая из ванны и заворачиваясь в полотенце. Пререкаться сил не было. Зверски хотелось спать. Так, в полотенце и толком и не вытершись, я дотопал до спальни и упал на кровать. Единственное, что я почувствовал перед тем как окончательно отрубиться, как Олег накрыл меня одеялом.
  То ли ванна действительно так хорошо расслабила, то ли сказалась усталость, а может и то и другое, в любом случае в эту ночь спал я отлично и проспал бы еще наверное очень долго, если бы меня не разбудили скрип дверцы шкафа и приглушенные ругательства. Я нехотя разлепил глаза. Олег копался в шкафу, по всей видимости не находя того, что искал. Периодически из шкафа что-то выпадало, и он, тихо ругаясь, засовывал выпавшую одежду на место. Рядом с ним стояла уже наполовину заполненная сумка.
  Пока я пытался сообразить, что происходит, Олег то ли почувствовав мой взгляд, то ли по другой какой причине обернулся.
  - Извини, - немного виновато произнес он, - не хотел тебя будить.
  - Куда-то собираешься? - спросил я и без того очевидное.
  - Опаздываю, - вздохнул он. - Самолет через два часа, а я еще не все вещи собрал.
  Уточнять, куда он летит, я не стал Хотел бы сказать, сказал бы сам. Скорее всего к Этьену или с Этьеном, что в общем то практически одно и то же. Если разобраться, это ведь теперь не мое дело. Он свободный человек. Хотя то, что он собирался исчезнуть, не поставив меня в известность, было обидно.
  - Надолго? - Хоть это то я имею право знать? Олег пожал плечами.
  - Как получится. Скорее всего на месяц.
  Сон с меня как рукой сняло.
  - Хоть бы предупредил, - буркнул я. - Не проснулся бы вовремя, так бы и гадал, куда ты исчез.
  - Я собирался записку оставить, - попытался оправдаться Олег и сразу же сменил тему, - кстати, Мышь я забираю с собой.
  - Делай что хочешь, - обижено буркнул я, отвернувшись и накрываясь одеялом с головой. Дожился. Теперь он мне даже кошку свою не доверяет. Вот и хорошо. Не надо будет с этой тварью общаться и таблетки глотать. И вообще, мне радоваться надо. У меня теперь есть целый месяц, чтобы найти квартиру. Целый месяц без Олега. Не впервой. Только ежедневных звонков теперь не будет. И вообще с Олегом у меня больше ничего не будет. Надо начинать привыкать к этому. Еще около часа после того, как за Олегом закрылась дверь, я так и лежал, укрывшись одеялом с головой. Потом все же заставил себя встать. Нужно было начинать новую жизнь. И первое, что я сделал, отключил телефон. У меня будет минимум неделя полноценного отпуска - отдых от всех. А потом я найду квартиру. И это станет окончательной и очень жирной точкой в моих отношениях с Олегом.
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Троицкая "Церребрум"(Антиутопия) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"