Левецкая Ольга Владимировна: другие произведения.

Эволюция женского сознания. Часть I.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эта часть была написана шесть лет назад, некоторые обороты в ней мне кажутся смешными и неточными, сейчас я бы многое сказала иначе. Но текст именно в таком виде разошелся по сети, так что менять его смысла не имеет, только стараться следующую часть сделать лучше.

  Другие женщины:
  эволюция женского начала.
  
  Предисловие.
  
   В предисловии к данной публикации, ориентируясь на последние комментарии моих рецензентов, считаю необходимым сделать следующие замечания:
  
  1. Нигде, ни в каком месте я не утверждаю о превосходстве женского над мужским и об их борьбе. Прямо напротив, речь идет о специфических чертах женского и о взаимодополнении дуальности, как единственной основе твердой реальности.
  2. Всюду где могу я подчеркиваю, что в любом человеке сосуществует мужское и женское, и если употребляю слово женщина вместо неудобного сочетания женское существо, то подразумеваю ее как колыбель женского начала, что не отрицает присутствия в ней и мужского духа в это же самое время. Тем не менее, в данном тексте меня интересует именно реализация женского начала в женщине и мире в целом.
  3. Практики для развития того или иного качества существуют и должны быть озвучены в свое время, однако было бы крайне неразумным практиковать актуализацию женского начала, не уяснив его природу и способ существования.
  4. Меня упрекают в идеализации женского начала и способах его проявления. Есть такое, не буду спорить.
  Несмотря на все вышесказанное, единственное, что меня по-настоящему волнует, это самоосознание женщинами самих себя как носителей тайного знания и сакральности его передачи, ибо только благодаря этой передаче от одной женщины к другой жизнь продолжает развиваться не как клубок борьбы и взаимного соревнования, но в той гармонии и красоте, которые обеспечиваются только любовью и состраданием.
  
   Работа, представляемая здесь в разных аспектах, есть единое стремление восстановить смысл утерянной женственности. Данный текст не претендует на совершенство, но лишь на пробуждение интереса к теме; если этот текст сможет послужить кому-то опорной базой для собственных размышлений, его предназначение уже будет выполнено.
  
  
  
  
  
  Введение
  
  1. Начиная эти короткие записи в день Св. Иоанна, равный дню Ивана Купала, в день летнего солнцестояния, когда мальчики и взрослые мужчины приветствуют его фейерверками и петардами, а женщины погружаются в тишину среди шума пальбы; когда женщины скользят в этой тишине, собирая травы, варя варенья, слыша пульсацию своей крови в безмолвии верхнего дня лета; когда мужчины начинают готовиться к отдыху, а женщины ищут сосредоточения, выходя в ночи смотреть на Луну; начиная эти записи, всеми силами своей души жажду расколоть безмолвие, которое окружает женщин посреди грохота медленно поворачивающегося мира.
  
   2. Среди множества книг, прочитанных мною за долгие годы, с должным терпением и прилежанием можно найти несколько важных, жизненно важных ответов на вопрос о том, как устроен этот мир и в чем смысл человеческой жизни. Среди этих же книг можно найти и ключи к тому, как мужчина может реализовать этот смысл, устремляясь стать подлинным человеческим существом.
   Однако нигде и никогда я не смогла встретить связный и правдивый рассказ о месте женщины в мире и о ее пути к человеческому совершенству.
  
   3.Я изучала математику, психологию, астрономию и астрологию, философию, алхимию и восточные школы мысли, оккультные науки и точные, а также кулинарию, траволечение и искусство любви. Изучала педагогику, официальную и альтернативную, поэзию и мантику, хотя ничто не изучала с таким прилежанием, как методологию мышления.
   Нигде, нигде и никогда я не встретила ответа на вопрос - Как женщина осуществляет себя в мире?, который удовлетворил бы меня полностью. Все, что написано мужчинами - очень мужской взгляд на женщину, все, что написано женщинами, за редчайшим исключением, полно недомолвок. Между сугубо животным, биологическим местом женщины и ее высшей реализацией, выходящей за пределы пола, существует несколько ступеней все увеличивающейся свободы, не описанных и не зафиксированных в форме явного знания.
   Так же, как и в случае другого пола, увеличение свободы женщины связано с увеличением обязанностей и ответственности. Совсем иначе, нежели у другого пола, реализуется женская свобода в социуме и отображается в городских мифах.
  
   4. Сколько раз мне приходилось наблюдать, когда груз этой ответственности в жизни той или другой женщины становится невыносимым. Общество не оплачивает труд женской души теми привилегиями, которыми оплачивается труд мужской воли и интеллекта.
   Охраняющее, питающее, заботящееся свойство женской души, поддерживающее мир в тишине и внутреннем сосредоточении, нуждается в любви и эмоциональном ответе со стороны мужского начала. Холодный интеллект и бесцеремонно проникающая воля совершают акт насилия, насилия с вынужденного согласия, подобного сексуальному акту в супружеской паре, в которой нет любви.
  
   5. У женщины, не получающей ответа за свой непрерывный душевный труд, на благо ли близких или дальних, возникает три возможных пути.
   Первый, это отвоевывать свою свободу мужским путем, предъявляя миру волю и интеллект - путь подавления женского начала в себе ради доминирования мужского. Второй, все более частый в европейских странах, душевная работа на истощение, без отдыха и восстановления, доводящая до нервных и психических кризисов - это путь эксплуатации женского начала, которое в этом случае просто выкачивают, как нефтянную скважину. Третий, терпеливый путь, связан с осознанным поиском дополняющего мужского начала, с правильным выбором и подготовкой партнера для себя и сестринским слиянием с другими похожими женщинами - это путь эволюции женского начала.
  
   6. Феминистскими движениями, в основном, современной североамериканской и североевропейской традицией, разработан первый путь, заключающийся в присоединении женщинами мужских качеств и прав. Исключительно плодотворный, этот путь дал множество новых степеней свободы, которые могут быть ошибочно понятными как окончательные.
   7. Нет, свобода для женщины не достигается только присоединением мужских качеств. Этот прекрасный поворот в истории обогатил женщин, но и, в силу своего замещающего свойства, отнял у них важные, сущностные принципы их существования. Можно сказать, что эти принципы были отняты еще две, или четыре тысячи лет назад, запретами для женщин на свободную любовь, невозможностью самой растить детей, недостатком и невозможностью всестороннего образования, которые за эти тысячелетия наложил отпечаток на всех женщин, из гениев делая талант, из таланта - посредственность, из посредственности - дурочек... Мы, однако, не можем отвечать за насилие, примененное к нам в начале современной цивилизации, наша работа и труд направлены в настоящее и ближайшее будущее.
  
   8. Нервные и психические расстройства у женщин, вкладывающих все свои силы в поддержание и заботу и не получающих эмоционального ответа со стороны общества, высмеивающего и унижающего в своих мифах множество проявлений женского начала, требуют отдельного исследования, которое будет проведено и издано в свое время.
  
   9. Наконец, труд по созданию женского сообщества, передача тайных знаний и взаимная поддержка, устремленность к счастью, которая является ключом к выживанию и осуществлению женского плодородия, не прекращались никогда. Хотя цепь передачи этого знания от матерей дочерям и была разорвана на уровне социума, внутренняя работа продолжает совершаться.
   В отличие от мужчин, которым необходим внешний толчок для пробуждения их способностей, женщина инициирована самой своей природой. Следуя ритмам своей изменчивости, женщина пробуждается в процессе своей эволюции неоднократно; улавливая отголоски скрытого знания, она пытается воссоздать одну или другую его часть.
   Этот труд, однако, редко приносит ей удовлетворение - слишком многое остается скрытым в форме неявного знания.
  
  10 Весь этот комплекс недосказанности, умолчания, искусственных или исторически сложившихся запретов, образует завесу безмолвия, окружающую женщину в современном - я имею в виду последние тысячелетия - обществе. Женское знание за это время превратилось в тайное знание; доступ к нему затруднен искажениями, которые культура наложила на само понятие женской работы и эволюции.
   Молчание, окружающее женщин, обрекает их на череду бесплодных попыток занять свое место и выполнить свое предназначение в мире; запрет на женское знание и низкая оценка женской работы делают почти невозможной их реализацию, условием которой является счастье и покой.
   Возможно, прежде чем предлагать новое или менять существующее положение вещей, следует изучить, с чем мы имеем дело. Совершенно необходимо сказать о существовании тайного женского знания и о формах его проявления в мире; между случайным характером этих проявлений, сходным с едва различимым воспоминанием или представлением о женской сущности, и связным описанием принципов женского существования лежит огромное пространство, полное лакун и безмолвия.
   Исключительно поэтому задуман этот труд, более направленный на размышления, чем на прокламации и декларации.
  
  
  NB. Тех, кто знаком с восточной традицией и ее описанием проявления женского принципа, прошу не торопиться с суждением; моей целью является рассмотреть проявление женского начала в традиции западной, которая в силу самой своей истории ставит акценты несколько иначе.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  0. Наивность.
  
   0.1 Не в порядке важности, а исключительно в своей событийной последовательности, начнем перечень черт глубинной женственности с того, что принято называть наивностью. Вместе со своими синонимами - невинность, неискушенность, доверчивость, безрассудное, чуждое расчетливости, ожидание чуда.
   Наивность является изначальной точкой отсчета женской эволюции; неискушенность является природной склонностью к естественному участию в естественном протекание жизни, доверчивость является отражением любви мира, предназначающего каждую женщину к творению и поддержанию жизни.
  
  0.2 Наивность противоположна искусственным построениям ума. Все, что является расширением существующего физического мира, конструкцией, основанной на изначальных измерениях и расчете, есть принадлежность созидательного мужского начала. Женское, в этом смысле, покоится в своей самости, как Природа, как Земля, его задачей не является создание новых форм и усложнение их, но поддержание искры жизни, мерцающей с момента сотворения мира. Удовольствие, которое доставляет женщинам той или иной эпохи овладение логикой, математикой и другими строительными науками, показывает, насколько эволюционировала женская часть общества той эпохи. Небольшое количество мужчин, получающее удовольствие от женских искусств, показывает, насколько сложнее мужчинам эволюционировать до всеобъемлющей полноты. Это, однако, тема для другого исследования.
   Будучи противоположной развитому в своих конструкторских возможностях уму, наивность может быть названа, недалеким общественным суждением, глупостью. В мифах общества, ориентированного на волю и интеллект, наивность прощается только молоденьким девушкам. Однако, именно в этом пункте легкости восприятия мира, не отягощенного размышлениями и сомнениями, женщина готова порвать с тесными рамками материального мира, совершить тот прыжок навстречу свободе, который является привилегией любого человеческого существа.
  
  0.3 Скованность физической необходимостью предполагает необходимость здравомыслия и практицизма, прямо противоположных доверчивой и бескорыстной наивности. Храня тайну женской природы, женщины не сговариваясь участвуют в этой игре. Не следует думать, что практические взаимоотношения с миром являются для подлинных женщин чем-то большим, чем игрой на чужом поле - впрочем, иногда сыгранной безупречно. Если бы это не было игрой и женщина находилась на позициях интеллектуального и волевого овладения миром всей своей душой, не скрывая в ее тайниках тайного знания о своем, ином, месте в мире, женщина превратилась бы в мужчину, забыв о своей врожденной способности направлять течение мира в нужную сторону безнасильственно, сливаясь с ним .
  
  0.4 Я стараюсь не дискутировать о мужчинах и особенностях их эволюции, поскольку не могу быть участником этого процесса, а лишь наблюдать его снаружи. Наблюдая его, могу лишь догадываться, что путь этой эволюции происходит другими способами и проходит через другие точки, в целом похожие, но не идентичные процессу женского роста и развития. Возможно, я не слишком ошибусь, если в параллель женской наивности и проистекающей из нее безрассудному доверию поставлю такое свойство мужской энергии, как интеллектуальное беспокойство.
  
  0.5 Не стоит ожидать, что все встреченные нами мужчины и женщины манифестируют исключительно мужские или женские качества человеческого духа, однако, тенденция такова, что любая женщина, имеющая счастье быть любимой, в детстве ли, в супружестве или, в целом, миром, сохраняет всю жизнь это ангельское качество незамутненности и безусловного доверия. Без безусловного доверия стало бы совершенно невозможным в нашем бренном мире такое исключительное явление, как безусловная любовь, поддерживающая супружество и материнство, и, опосредованно через эти два института, связующая все человеческое сообщество в противовес разрушительной силе соревновательности.
  
  
  0.6 Надо признать, наконец, что в европейском обществе интеллектуальное беспокойство и развитие поддерживается и одобряется, наивность же выставляется на смех и не приносит никаких благ. Сохраняя качество детского, открытого восприятия мира, избегая соблазна заменить непрерывное поддержание окружающего на игры умы и воли, женщина научилась скрываться за маской практицизма.
   Некоторые женщины оказываются настолько доверчивы, что сами верят в эту игру, маска приземленной практичности настолько прирастает к ним, что разглядеть ангелоподобное существо, ожидающее чудо, становится крайне сложно. Другие, те, кто сильнее дорожит богоданной свободой и привилегиями тонкого восприятия, не находя поддержки в социальном мире, периодически попадают в клетку безумия и нервных срывов. Большинство мигрирует между вымученной практичностью и невротизмом, ища то место из безвозвратного детства, когда их наивность принималась социальным миром.
  
  0.7 Именно это качество наивности и доверия, которым обладают женщины от рождения, позволяет жизни продолжать свое движение. Зная, что все заканчивается, женщины не боятся еще и еще раз инициировать глубокие отношения и умножать счастье, которое есть топливо и основа продолжения жизни. Зная, что все, порожденное ей, обреченно на смерть, каждая женщина готова продолжить акт творения жизни, веря в чудо бессмертия и непрерывности. Зная, что общество не благоволит к чудачествам неискушенности, женщины мимикрируют в сильных, умных, ловких животных, дожидаясь спокойно времени, когда можно выйти из подполья и вернуться в ангельское состояние бескорыстия и доверия, хотя бы по отношению к нескольким людям.
   Именно детское, наивное, не рассчитывающее доверие собственной природе как части природы универсальной, является одной из тех первичных сил, которая запускает в движение всю силу и благодать женского начала.
  
  
  
  
  
   1. Проявление.
  
  1.1 Те, кто сводят женскую реализацию к биологическому продолжению рода, очевидно, сводят и мужскую роль лишь к обслуживанию женщины и ее потомства. Такая скудость воображения коренится в узах физической необходимости, которая по той или иной причине для того или иного человека вдруг оказывается слишком тяжела. Вряд ли имеет смысл вкладывать слишком много сил в борьбу против узости и примитивности физического обуславливания предназначения человека; только планомерная работа против бедности и физических лишений позволит человеческому роду выйти на простор из тесноты катакомб.
  
  1.2 Трансцендентный выход женского существа за свои пределы имеет свою специфику и предназначение, слабо или никак не описанные в европейской культуре. Достижение единства с миром женщина осуществляет с легкостью, которую никогда не может постигнуть мужчина. Даже в условиях отсутствия информации, каждая женщина выстраивает свою систему понимания мира, в которой неизменно повторяются схожие сюжеты. Достижение состояния единства, являющееся предметом забот множества эзотерических и философских школ, развитое женское сознание осуществляет в силу своей природной предрасположенности.
  
  1.3 Женское свойство быть водой, быть любовью, текущей и обнимающей близкий и дальний мир, светом, предназначенным защищать свою семью, присуще повсеместно всем женщинам, пока в них не вытравлена способность к любви. Это способность женской души протекать через прочный мир, растворяя грубые и твердые препятствия, окутывая наиболее любимых людей защищающим покрывалом своей любви, поворачивать мир в сторону сочувствия жизни, сливаясь с ним и становясь единым, следовало бы назвать женской врожденной магией.
  
  
  1.4 Женская работа по изменению мира в корне отлична от мужской, и в своих целях и в методах. Женское мастерство следует признать родом магии, поскольку изменения в мир вносятся не через прямое физическое вмешательство, но опосредованно через эмоции, путем напряжения и концентрации Желания и Любви.
  
  1.4.1 Так же, как существует высший аспект человеческой деятельности, выражаемый через мысль и слово и не несущий отпечатка пола, существует и низший, биологический, направленный исключительно на поддержание физической жизни и так же не несущий отпечатка пола. В нем, хоть и присутствует разделение работ на мужскую и женскую по принципу физической силы и привязанности к дому и детям, любая работа может выполняться как мужским, так и женским существом.
  
  1.4.2 В промежутке, однако, находится обширная сфера деятельности, присущей исключительно мужскому или женскому началу. При специальных упражнениях или природной склонности, вследствие гормональных изменений или воспитания, мужчины могут присоединять женские черты и наоборот, что дает возможность полам проникнуть в таинства друг друга. Следует, однако, признать, что патриархальное общество, в котором существует человечество известный нам исторический отрезок, предоставило все ключи от мужской психики и специфики на всеобщее обозрение, в то время как женская специфичность была вытеснена из пространства озвученных дефиниций в скрытые слабопроявленные формы.
  
  1.5 Природным качеством женского начала, выраженного через льющееся сознание, является стремление к питающей любви. Любая женщина, бывшая матерью, меня поймет, если я скажу, что мать питает своих детей своей собственной душой и жизнью. Для мужчин, однако, это навсегда останется тайной, сложной для восприятия; впрочем, некоторые мужчины в силу собственных особенностей, присоединяют женские черты настолько, что становятся свидетелями и участниками этой тайны.
  
   1.6 Работа, совершаемая женским существом, имеет десятки, возможно, сотни и тысячи проявлений на уровне социального мира.
   Такие простые вещи, как приготовление еды и уход за больными, как бы не алгоритмизировал их интеллект, всегда сохраняют признаки магии, связанные со способностью человека-создателя придавать куску хлеба или горсти лечебной травы характер скрытого движения универсальной жизни.
   Более сложные вещи, связанные с психологией и мистикой, в руках, сердце и голове искусной женщины превращаются в заклинания роста.
  1.7 Это не означает, что каждая женщина может быть профессиональным психологом или кулинаром; качество женской магии распространяется только на людей, которых она любит и которые входят в ее ближний круг.
   Чем больше способность к любви, чем шире круг существ, который объемлет женщина своим внутренним безмолвным вниманием, тем выше ее способности к совершению женской работы, тем больше жизни она приносит в мир и способна поддержать.
  1.8 Бодхиссатвы и святые, посвящавшие годы работе над способностью к состраданию, достигают в результате уровня, который изначально имеют многие молодые чувствительные женщины. Размышляя об этом, становится понятно, почему в инициатические группы женщины допускались так избирательно и неохотно, особенно красивые и молодые; своим врожденным даром сострадания и всепонимания они невольно составляют конкуренцию людям менее чистым.
   Привлекательная молодая девушка, пока ее не испортила жизнь в грубом мире физической необходимости, зачастую начинает жизнь полная состраданию ко всему живущему на уровне, равном уровню бодхиссатв. То же происходит и с женщинами немолодыми, особенно одинокими, поскольку все силы их души уже готовы направиться на поддержание мира.
   Общество, однако, не только не готово воздать должное таким женщинам, но, наоборот, мифологизирует их глупость и никчемность, стремясь отвратить их от совершения предназначенной им работы.
  
  1.9 Следует сказать также несколько слов о том, как совершается работа женского начала по поддержанию и расцветанию жизни. Выше было сказано, что суть женской души есть льющаяся, водная, светоносная субстанция, так же, как суть мужской души есть яркий, согревающий и бегущий во все стороны огонь. Огонь также обладает качеством света, но это другой свет и другая история.
  1.10 Светоносная субстанция женской души, именуемая также Любовь, в высоких состояниях может быть отождествлена с мировой Любовью, что есть, собственно, одно из имен Б-га. В состояниях более скромных, локальных, эта субстанция принимает форму материнства и тантрического супружества, в еще более частных - форму обычной, бытовой любви по отношению к близким или возлюбленному.
   1.11 Именно посредством этого потока женщина, или, вернее сказать, женское существо, осуществляет всю свою работу по поддержанию близких и мира, осуществляя магию напряжением собственной души.
  1.12 Как это происходит, есть тайна, которую раскрывает сама для себя каждая женщина, входящая в подходящий для этого возраст. Все, что необходимо ей в этот момент - духовная близость с другим человеком, матерью, мужем или подругой, готовым принять и объяснить ей саму себя.
  
  
  2. Знание
  2.1 В архетипах социума существует образ Женщины Мудрости, однако знания, которые исходят от нее, не зафиксированы в общей культуре.
   Знание, необходимое для выполнения женской работы, по сути своей является тайным. Было бы соблазнительно связать эту тайну с преследованиями женского искусства инквизицией и, позже, официальной декартовской наукой; однако это не было бы верно. История сокрытого женского знания гораздо древнее. Уже в античной Греции мужчины занимались такими традиционно женскими делами, связанными с поддержанием жизни и мира, как траволечение и политика. Наследовав место женщин на общественной сцене, мужчины наследовали и тайное женское искусство, которое так и осталось тайным для них.
  2.2 Параллельно женское знание продолжает существовать в форме скрытого знания, но о нем практически ничего не известно тем, кто не посвящает себя специально его хранению и передаче; официальная культура накладывает печать молчания на все, связанное с этим типом знания.
   Архетипический образ Женщины Мудрости важен не столько сам по себе, сколько своей неясностью и чужеродностью в патриархальной культуре.
  
  2.3 По сути, такая женщина является Хранительницей тайного Знания, или, по существующей традиции, Suma Sacerdotisa.
  
  2.4 Важно понимать, что любая женщина в той или иной ситуации выступает как Suma Sacerdotisa по отношению к другой, ожидающей ее поддержки.
   Если представить себе группу женщин, связанную дружбой или родственными отношениями, каждая из них поочередно оказывает защитную функцию по отношению к другой. Эта взаимоподержка, которую оказывает одна женщина другой, всегда связана с предложением той части Тайного Знания, которое находится в ее распоряжении. Обмен тайным знанием составляет ритуальную и традиционную часть женского общения; только очень эгоистичные женщины не участвуют в этой цепи взаимоподержки. Фактически, этот обмен знанием является необходимым залогом продолжения существования высшего женского принципа. В свою очередь, существование этого принципа предохраняет человечество от падения в состояние дикости и агрессии, ибо высший принцип женского есть то, что объединяет людей - забота о себе подобных.
  
  2.5 Сложность хранения и передачи Тайного Знания связана с отсутствием в культуре общей этической системы, которая является ядром и образующим механизмом этого тайного знания. Авраамические религии, несмотря на то, что сходятся во многом, имеют, с этой позиции, одно важное отличие. Иудейская, наиболее древняя из трех, выражала принцип сосуществования дуальности, что отражено в каббалистической системе. Мусульманская, наиболее молодая, также несет черты такого дуального сосуществования, но, будучи порожденной в определенных исторических условиях, аппелирует к мужскому началу, выраженному в экспансии. Христианская религия изначально была религией женского начала, ибо она строилась на Универсальной Любви и объединении. Деформированная политическими амбициями церквей, она потеряла этот важнейший аспект, хотя христианские мистики всегда продолжали традицию слияния с Богом, воплощенного в Христе и понимаемого как любовь.
  
  2.6 Попытка демократических государств реализовать такую этическую систему только частично можно считать удачной, ибо она реализуется внутри мужской культуры и неотделима от мужских ценностей, в то время как именно женское знание хранит интуитивное и абсолютное понимание универсальной этической системы.
  
  
  2.7 Если мужское знание направлено на постижение истины и связано со стремлением дойти до границ обозримого мира, женское знание направлено на питание и поддержание порожденного ей. Важно помнить, что все, к чему прикасается подлинная женщина, несет отпечаток ее душевной работы, в этом смысле чем выше уровень посвящения женщины, тем шире круг ее порождений, пока в своем пределе мир мужского постижения не сливается с миром женского творения.
   Говоря о тайном знании мужского рода, мы говорим всегда о познании той части божественного, или метафизического, что связано с мужской эманацией творения мира, со светом, несущим ясность и не знающим предела.
   Говоря о тайном знании женского рода, мы говорим о реализации женской эманации творения, о защите и поддержания сотворенного мира.
   Чем выше уровень посвящения, или тайного знания, той или иной женщины, тем шире круг сотворенного ею мира, распространяясь от ее собственного тела и души до детей, порожденных ею, родителей и людей, которых она любила и которым посвящала напряжение своей душевной работы, далее через группу друзей, близких, единомышленников и единоверцев, нацию и все человечество.
  
  2.8 Роль Хранительницы тайного знания не является статусной позицией, женщина не получает дополнительных привилегий, обладая большим и большим знанием. Напротив, посвящение в большее знание несет большую и большую ответственность, ибо это знание связано с активным действием по поддержанию жизни, которое, в свою очередь, непрерывно требует еще большего и большего знания. Неотделимой функцией Хранительницы тайного знания является ее непрерывная передача, поскольку только эта передача может являться гарантией того, что жизнь будет продолжена.
  
  
  2.9 Возвращаясь к этической системе, без которого это знание остается поверхностным, надо сказать, что оно напрямую связано со способностью к сочувствию и любви, поскольку это знание связано не с устройством мира, что вторично, но с возможностью улучшить жизнь. Сакральным образом женщины тайного знания является Великая Мать, которая действует не раздумывая, но безупречно.
  
  2.10 Говоря о способности к сочувствию и любви, нельзя не упомянуть и о смелости, вернее сказать, силе духа, которая позволяет выстоять созерцание страдания. Знание того, что все, порожденное ей, обречено на страдание и гибель, либо отвращает женщину от материнства, либо придает ей силы по изменению мира в сторону его безопасности.
  
  2.11 Защищая, однако, своих детей от созерцания зла и угрозы, человечество ослабляет самое себя до полного вырождения.
  
  2.12 Женщина, не воспринявшая с детства этическую систему сострадания и любви, не готова к получению тайного знания; а, значит, эта женщина не готова ни к материнству, ни к поддержанию мира. Воспитанная в условиях полной безопасности, не видя угрозы тому, что она любит, женщина не включает механизм получения этого знания. Воспитанная в условиях непрерывной заботы о ней самой, защищенная от тайного знания, связанного со страданием и душевным напряжением, женщина может оказаться не готовой к получению его, внутренних сил такой женщины может не хватить для того, чтобы вынести роль Хранительницы и Suma Sacerdotisa. Такие женщины, кажется, никогда не взрослеют, даже став матерями биологически, не становятся ими до конца, оберегая себя от душевного потрясения, связанного с болью и скорбью и с необходимостью противостоять этим боли и скорби.
  2.13 Сталкиваясь со своей неспособностью совершить эту работу, или, напротив, в силу чрезвычайной чувствительности, с неспособностью выдержать шум мира, полного боли, находясь в отсутствии средств для выполнения этой работы, которые являются прямым средством презрения существующего общества к женской ипостаси божественного; находясь в любой из этих ловушек, женщина взрослеет медленнее, чем это заложено природой, не находя времени совершить заданный цикл и пройти собственную инициацию.
  2.14 Это не означает, что такая женщина не является подлинной, но лишь то, что она выпадает из общей цепи передачи, сокровенное женское знание доходит до нее в приглушенном, неявном виде и ей сложнее войти в состояние Suma Sacerdotisa. Люди, к которым она прикасается, не получают благословения, ее плодородие не пробуждено.
  
  2.15 Следует помнить, что социальная роль и социальные мифы совершают крайне двусмысленную работу - с одной стороны, обязывая женщину действовать так, как если бы она уже была просветленной Высшей ипостасью женственности, с другой - отказывая ей в знаниях, необходимых для выполнения этой роли.
  
  2.16 Сталкиваясь с этой проблемой, женщины исследуют способ мужской жизни, стремясь выстроить свои системы защиты тайного.
  
  3. Действие
  
   3.0 В отличии от созерцательной устремленности мужского начала, странным образом соединенной с его неудержимой тягой к экспансии, женское начало есть начало деятельное, странным образом соединенное с тягой к покою; возможно, именно эта противоположность центральных смыслов удерживает баланс их существования. Созерцательность без экспансии стремилась бы свернуться в точку и неподвижность, тогда как деятельность без покоя привела бы к расходу всех жизненных сил во внешнее пространство.
   Здесь мы в очередной раз видим, как переливаются смыслы и обмениваются силой между собой, как ничто не пребывает ни в бесконечном движении, ни в бесконечном покое. По сути, в подобной форме внутреннего круговорота оба начала достигают равновесия, благодаря которому становится возможным само существование мира. В свою очередь, между двумя этими началами также возникает взаимообмен и круговорот силы, но эту тему мы будем рассматривать позднее.
  
  3.1 Женщина, являясь сосредоточением деятельного женского начала, находиться в беспрерывном движении, выполняя множество мелких дел одновременно. Ее внутренний мир также находится в движении, осуществляя свою большую работу - надзор за продолжением жизни, сопротивление каждому нарушению прав жизни на осуществление.
  3.2 Выше мы говорили о том, что знание, сопровождающее женскую работу, является тайным, а цели - сакральными. Рядом с этим необходимо иметь в виду, что и знание и цели реализуются в ежедневной работе, которую осуществляет каждая женщина.
  3.3 Работа по поддержанию дома и воспитанию детей превращают жизнь семейной женщины в непрерывный труд, за который она далеко не всегда получает хотя бы частичное вознаграждение. Надо понимать, что настоящим вознаграждение для женщины может являться только перманентное состояние счастья; только счастливая женщина может войти в состояние покоя хотя бы ненадолго.
  3.4 Мужчина, которому не свойственно это состояние непрерывной деятельности, не способен оценить душевные и физические затраты, совершаемые женщиной ради процветания семьи, мира и рода человеческого; работа по дому для него сводится к набору физических действий, тогда как женщина знает, что за этими действиями стоит непрерывная внутренняя сосредоточенность. Эта сосредоточенность, свойственная деятельной женщине, не имеет ничего общего с обыденным вниманием и собранностью, но является ритуальной, магической, шаманской сосредоточенностью над главным ежедневным занятием женщины - заклинанием роста
  3.5 Работа по поддержанию дома - это всего лишь часть большей работы, которую женщина совершает ежедневно; здесь мы говорим о работе поддержания близких, дальних и мира.
   Работа по поддержанию мира - та самая большая работа и подлинное назначение женского начала, осуществляемое непрерывным внутренним напряжением, на обыденном уровне превращается в непрерывную обыденную деятельность.
  
  3.6 Для деятельных любящих женщин существует огромнейшая проблема по реализации себя в нашем обществе. Все, что они производят, касается ли это еды, эмоционального тепла или тех магических заклинаний роста, которыми любящая женщина окутывает бессознательно близких и дальних, потребляется немедленно и без остатка. Общество, в котором эта женская работа не имеет других коннотации, кроме иронических; общество, которое смеется над ограниченностью женского сознания, посвященного целиком благу и развитию, что на уровне обыденности превращается в работу по дому и склонность к мистике; общество, которое предлагает, в своих культурных моделях, мужчинам и детям не благодарить женщин за ее труд, но инкриминировать ей недостаточность ее усилий; - достойно ли это общество всего, что делают женщины для его процветания и спасения от собственных разрушительных тенденций?
   Не является ли такое общество неким подобием гнезда с подложенными кукушечьими яйцами, где обреченная на безостановочный труд Мать выкармливает чуждых ей существ, готовых в любой момент убить ее собственных детей?
  
  3.7 Огромнейшее количество одиноких женщин, с детьми и без, появляющихся сейчас во всем европейском сообществе, является точной реакцией на кризис общественного сознания, допустившего в отношении женщины убивающую ее небрежность. Женский непрерывный труд, не оцененный и высмеянный, оказывается, легче вести в одиночку, чем предлагая себя семье, которая ожидает одновременного выполнения мужской и женской ролей от одной и той же женщины, причем оценка происходит исключительно по мужскому труду, социально значимому.
  3.8 Чем престижней социальная работа женщины, чем больше она зарабатывает и больше вовлечена в социальные процессы, чем больше она преобразилась в мужчину, тем больше уважает ее собственная семья. Совершение же колдовской работы по увеличению счастья и успеха собственного мужчины и собственных детей отторгается и преследуется, отторгая и преследуя тем самым истинную женскую сущность.
  
  3.9 Известная фраза, что за каждым великим мужчиной стоит великая женщина, не доступна подлинному пониманию людей мелких. Обратная сторона мужского начала, ее негативные проявления, конкуренция и лень, делают невозможным для женщины осуществить ее алхимическое действие со своим мужчиной, ибо мужчина в своем низком состоянии борется не за собственный рост и развитие, а за сохранение стабильного эго и ничегонеделание.
   Следуя культурным штампам социума, мужчина, обладающий величием души и активным созидающим умом, также весьма часто недооценивает роль женщины в своей жизни; чем значительней этот мужчина, тем более скромное и обслуживающее положение занимает рядом с ним женщина; несмотря на то, что именно благодаря ее усилиям мужчина реализуется, редко кому приходит в голову благодарить свою женщину за это и компенсировать все затраченные силы.
  
  3.10 Попадая в ловушку мужского эго и соревновательности, женщина, сохраняя свою водную отражающую структуру, начинает присоединять мужские качества. Этот процесс длится настолько же давно, насколько длится вытеснение и унижение женщины и пренебрежение ее природными правами. Понятно, что в исламском мире, где роль женщины в семье, особенно роль матери, чрезвычайно высока, присоединение мужских качества женщинами происходит гораздо медленнее и в меньшем объеме; в европейском же и американском сообществе, где положение издавна является наихудшим, андрогинность женщин достигла наивысшего расцвета.
   Не теряя качеств непрерывной деятельности и заботы о сохранении мира, женщины начинают освоение и присоединение мужского начала.
  
   Итак, мы перечислили четыре черты глубинной женственности -
  Наивность;
  Инстинктивная забота о приумножении жизни;
  Тайное знание о способах заботы о приумножении жизни;
  Непрерывная деятельность, реализующая это знание.
  
  
  4. Воля
  
  
  4.1 Присоединение женщинами мужских качеств, принявшее уже повсеместный характер, является плодом сотен, если не тысячелетий, лет вытеснения и обесценивания женского начала.
  4.2 Чтобы понять это, рассмотрим пример христианства, изначально взывавшего к созданию единой этической системы и равенству прав всех человеческих существ; оставим пока что за скобками метафизический аспект веры. Созревание христианского общества до создания демократических институтов, декларации прав человека и систем государственной защиты - практическое воплощение коммунитарных идей раннего христианства - приходится на время угасания самого института, не по силе его воздействия на отдельных людей, но по значимости в общественной жизни в целом.
   Так, цветок распускается и усыхает, оставляя после себя завязь и плод; это произошло с христианством, идеи которого наследовались новыми этическими системами.
   То же самое происходит с патриархальной системой, которая разрушила сама себя, оставляя на месте своего увядания волнующий и неоднозначный плод женской андрогинности.
  
  4.3 К вопросу андрогинности, или совмещению черт мужского и женского начал, мы вернемся позже, отметив пока явный дисбаланс в сторону андрогинности именно женской: существование внутри патриархальной культуры вынуждает женщин мимикрировать под ее нормы и одновременно дает ей средства; наиболее способные женщины развивают в себе равновесие между такими чертами, как Любовь и Сострадание, с одной стороны, и Воля и Интеллект, с другой.
  4.4 Несмотря на то, что огромное количество женщин обладает лишь интеллектом, но не волей, как тысячи читающих, образованных, умных женщин, продолжающих традицию социальной пассивности, или только волю, без беспокойства созидающей мысли, как женщины, занимающиеся бизнесом либо устанавливающие авторитарные системы в своих семьях; несмотря на несовершенный и неотрегулированный до сих пор механизм женского развития в этом случае, женщины развиваются настолько быстро, что могут достичь равновесия задолго до старости. Важно заметить, что женщин, попирающих собственную природу и отказывающихся от принципа сострадания, так мало, что они не искажают общей картины; как бы цинична и практична не была женщина на поверхности, внутри она остается чувствительной к мировой боли.
  4.5 В противоположность этому, мужчины, присваивающие такие черты, как любовь и милосердие, а вместе с ними эмпатию, чувствительность и общую тонкость, весьма часто не удерживают базовые качества мужского начала, волю и интеллект, теряя вместе с ними конструктивное мышление, стремление к ясности, решительность и ответственность.
   Ни люди искусства, тонко чувствующие, ни растущее число трансформистов, би-гендеров и гомосексуалистов не образуют равновесного андрогинного сплава мужского и женского начал, эмоциональная составляющая из сознания, как правило, перевешивает ясность мысли и прямоту действия.
   Похоже, что случаи мужской андрогинности настолько же редки, насколько часты случаи андрогинности женской. Тем не менее, количество новых мужчин стремительно увеличивается; ниже мы затронем эту тему отдельно.
  
  4.6 Женщина, присваивающая мужские черты, тем более, воспитанная в ориентации на них, не чувствует себя странной и чуждой в европейском сообществе, ее положение в мире наиболее стабильно и безопасно. В хороших условиях, будучи любимой в детстве и успешной в более зрелом возрасте, женщина проявляет волю и интеллект как нечто само собой разумеющееся.
  
  4.7 Важно понимать, с какой проблемой сталкивается женщина на этом пути. Вернее сказать, существует две принципиальные проблемы. С одной стороны, общество продолжает быть настроено патриархально, и чтобы добиться признания, женщине приходиться совершить работу многократно большую, чем совершил бы мужчина в сходных условиях. С другой, собственная семья и особенно муж, провоцируя ее присвоить ответственность и принимать решения, перегружая на такую женщину и мужскую и женскую работу, не только не возмещают ей эти затраты, но и преследуют ее потребность в этом возмещении.
  4.8 Мужская работа, которую женщина совершает часто вынужденно, по необходимости, превращается в повод для ее преследования и унижения. Семья требует совершить эту работу по организации жизненного пространства применяя мягкие и любящие женские формы этой работы, что само по себе невозможно и противоречиво.
  4.9 В силу такой невозможности, и особенно в силу авторитета, которым общество по-прежнему награждает мужчину авансом, весьма и весьма часто незаслуженно, в разочарованных женщинах проявляются негативные качества мужской природы, агрессия и нетерпимость.
  
  4.10 Отдельно надо отметить сексуальную сторону растущей женской андрогинности, в которой женщина отказывается быть пассивным сексуальным объектом. Проблемы в достижении оргазма и сексуальной восприимчивости также связаны с привычкой и необходимостью контролировать ситуацию и отсутствием той расслабленности, которая характеризует свободно льющееся состояние открытой женственности.
  
  5. Абсолют
  
  5.1 Рассматривая в предыдущей главе вопрос женской андрогинии, а именно, развитых качеств мужского начала при сохранении начала женского, мы неизбежно должны перейти к вопросу выхода за рамки пола.
   Хотя под этим обычно понимаются явления физического порядка, от стиля "унисекс" до сексуальных девиаций, наиболее важным представляется тот выход в надмировое пространство чистого духа, где развитое человеческое сознание освобождается от признаков пола. Фактически, выход в это пространство связан с вопросами веры и просветленности, или, говоря языком обыденным, с постижением Абсолюта.
  
  5.2 Возможно, этот вопрос не был бы настолько важен для рассмотрения, если бы западная культура не была целиком противоположна культуре восточной, дуальной, тантрической.
  
  5.3 Достижение Абсолюта как вершины человеческого духа в нашем западном сообщество ориентировано не столько на дуальное слияние мужского и женского начал, но на самостоятельное, одиночное достижение высших состояний, традиционно являющейся прерогативой мужчин.
   Связано ли это с извращенным отношением к сексу, унаследованным христианским миром от европейских варваров, или с приматом воинственного мужчины с дубиной, стоящей у истоков европейской социальной традиции, или с неразвитостью западной женской культуры, вместе с отсутствием механизмов тонкого ее влияния на мужской духовный мир, что наблюдалось повсеместно в странах Востока, от Японии и Китая до Ближней Азии? Примем просто как факт, что при относительном внешнем благополучии своего положения, европейская женщина была лишена той доли почитания , которой располагали женщины Востока. Выигрыш в социальных правах обернулся для европейской женщины проигрышом в отношениях внутри семьи; семья не рассматривается как способ совместного достижения полноты человеческой реализации, но как социальный способ организации общества.
   В результате игнорирования дуальности в западной культуре сложилась традиция одиночного достижения Истины и Абсолюта, и необходимо исследовать, как это затронуло женское сообщество.
  
  
  5.4 Важно иметь в виду, что искателями Истины в западном мире традиционно были мужчины, монахи, алхимики, ученные и подвижники. Женские озарения запротоколированы крайне скупо, фактически, кроме откровений Св. Терезы и текстов госпожи Блаватской, не существует литературы генерального значения; в первом случае эти и похожие переживания имеют экстатический характер, близкий к сексуальной одержимости, но не к выходу за пределы пола, необходимое в этом случае для слияния с Богом. Во втором, а именно в учении Блаватской, знание представлено настолько несистемно, озарения настолько смешаны с вымыслом, а подлинная страсть к Высшему - с авантюрой, что воспринимать ее полностью всерьез представляется несколько затруднительно.
  
  5.5 Ловушка - или, напротив, объяснение - заключается в врожденной предрасположенности женщины к слиянию с миром. Расширяя это качество, эволюционирующая женщина переживает моменты видения Абсолюта как нечто само собой разумеющееся, что достигается без особых усилий и самоотречения, но как предельное расширение собственной природы.
   Женская природа, расширяясь до мистического слияния с миром, настолько легко выходит за собственные рамки, что большинство существующих практик ей кажутся избыточными; только испортив и деформиров ее, общество получает женщин, не обладающих этой спонтанной способностью к просветленности.
  5.6 Разумеется, мужское существо тоже расширяет свою природу, однако в ней нет сердечного, внутренне заданного состояния слияния с миром и Абсолютом, а интеллектуальное слияние, так характерное для развитого мужского ума, обладает разрушающем самое себя моментом критического сомнения, ибо склонно непрерывно проверять подлинность собственных переживаний. Усилие мужского сознания вынужденно быть в сотни раз сильнее для достижения того же результата и опираться на серьезные практики, будь то медитативные, интеллектуальные или сосредоточение воли. Женский дух, напротив, растекается, как океан, объемля вбирающим сознанием весь существующий мир, пока в пределе не сливается с тем ослепительным светом, имя которого непроизносимо.
  
  
  5.7 В идеальном случае, мужчина выстраивает внутри себя равновесное состояние между своим женским и мужским началом; женщине, однако, нет необходимости совершать это усилие.
  5.8 В то же время женщина, не овладевшая навыком мужского способа постижения, не всегда может перевести свои озарения на внятный язык, что вызывает в интеллектуально ориентированном обществе сомнение в подлинности ее переживания.
   Более того, женщина, переживающее подъем духа и не владеющая убедительным словом для передачи его, высмеивается и считается душевнобольной, что часто влечет за собой ее собственную убежденность в никчемности и болезненности самых ярких ее переживаний. В свою очередь, подобное неверие в себя делает невозможным для нее вернуться в высокое состояние духа.
  
  5.9 Те, кто скептически относится к способности женщины дойти до всеобъемлющей полноты за пределами пола, считают ли они, что легче мужчине присоединить черты женского духа, позволяющие постигнуть Абсолют не только умом, но и сердцем, чем женщине - мужского?
  
  5.10 В случаях наиболее позитивных, возвращаясь из этих состояний наивысшего духовного подъема, человеческое существо находит себя измененным, также, как находит измененным окружающий мир. Большая целостность и осмысленность своего внутреннего и внешнего несут тот покой и гармонию, которые считаются признаком просветленности.
   5.11 Важным следствием из этого переживания является способность его передачи, позволяющей в той или иной степени участвовать в развитии и эволюции всего человеческого рода.
  
  5.12 Фигура Иерофанта, представляющего Высшее существо в определенном ритуале, имеет двойную нагрузку - соединенность с Высшим смыслом универсального и человеческого существования и проявленность в социальном мире.
  5.13 Такими Учителями божественного происхождение (не рассматривая вопрос веры, но влияния на умы и души) в зафиксированной культуре , охватывающей последние два с половиной тысячелетия, всегда выступают мужчины. Мы знаем Будду, Христа и Магомета, Пифагора и Бодхидкарму, но нет ни одной настолько же значительной женской фигуры в истории современного человечества.
  5.14 Означает ли это, что женское существо не осуществляет передачу Высших Смыслов, идеи о Абсолюте и универсальном знании в обыденный мир с той же силой и яркостью, как существо мужское?
   Интуитивное знание нам говорит, что это так и не так в одно и то же время, различие существует, однако не в той форме, которая кажется явной беглому взгляду на историю человечества.
  
  
  
  5.15 Мне не хотелось бы вдаваться в исследование античной лексики и размышлять, как имена Верховного Демиурга смещались от женских терминов к мужским, таким, как употребляемое с гностических времен иносказательное Великий Архитектор или же Великий Гончар, употребляемое в суфийских кругах; в то же время древнейшее Элохим лингвистически представляет собой смесь мужского и женского рода, а исследование архетипов древнейших богинь, смещенных из своего демиургического положения, дает богатую пищу уму.
   Подобные исследования проводились неоднократно, а целью данного текста не является привлечение фактического материала, но размышление, которое приглашаю совместно совершить всех заинтересованных лиц.
  
  5.16 С большой долей уверенности можно сказать, что женское понимание Абсолюта является природной чертой развитых женщин, которые не владеют, однако, даром убедительного слова. Возможно, этот дар является избыточным их природе, владеющей даром звука и вибрации.
  5.17 Если мы можем пронаблюдать за женщинами, достигшими высокого положения в закрытых метафизических группах, часто можно заметить, что эти женщины невероятно скупы на слова и предпочитают говорить о вещах практических. Однако, нельзя не заметить, что в их присутствии пространство начинает вибрировать и время меняет свой ход. По сути, эти женщины являются Небесными Пряхами, так как меняют ткань бытия, соединяя небо и землю.
  
  5.18 Рассматривая тему Женщины-Демиурга, через образ, скажем, Небесной Пряхи, сплетающей и расплетающей пути и судьбы, мы можем понять, в чем заключается специфика ее проявления.
   Ее присутствие не освещает человеческое сознание светом Истины, а согревает человеческую жизнь теплотой Любви; она не столько учительствует, сколько защищает.
  5.19 Беспорно, что за пределами пола, в состоянии Высшего сознания, отличий между женским и мужским не существует, мы, однако, говорим сейчас о том, как женское существо поднимается и спускается из этого состояния; говоря языком обыденным, какова характеристика Женщины-Иерофанта, говорящего с окружающим миром устами Бога.
  5.20 Важнейшей характеристикой такой женщины является ее осознанность и точное знание своих действий; это, само по себе, не отличается от осознанности Иерофанта мужского пола.
   Отличие можно наблюдать в эфекте, которое оказывает участие Женщины-Иерофанта в той или другой жизни - все в этой жизни начинает вытраиваться и принимать наилучшие из возможных формы. Фактически, Женщина-Иерофант вдыхает жизнь не только в близких людей, но во все живое, до чего доходят волны ее души.
  
  5.21 На социальном уровне, однако, статус духовного лидера редко принадлежит женщине, по крайней мере, в наблюдаемой европейской истории. Исключением, возможно, являются настоятельницы монастырей, но по известной причине, этот феномен выпадает из поля нашего наблюдения и обсуждения.
  5.22 Харизматическая женская личность, оказывающая воздействие на окружающих и одновременно обеспечивая их защиту, в области духа не пользуется привилегиям и социальным вниманием, которыми пользуется мужчина в аналогичных условиях. Результатом этого является крайне узкий круг людей, могущих воспользоваться ее покровительством и развивающей поддержкой. Истинной легитимности женщины, чьими устами говорит Бог, так и не приобретают, что не умаляет их легитимность деятельностьyю, во имя проявления Абсолюта и универсальных законов в нашем бренном мире.
  5.23 Таким образом, мы вновь приходим к тому же внутреннему конфликту, преследующему множество духовно развитых женщин - или сходить с ума в одиночестве от избытка невостребованных и нереализованных сил, или отдавать все свои силы мужчине, пытаясь осуществить передачу своей части высшего знания через слияние дуальностей. Есть, впрочем и третий, на первый взгляд, эгоистичный, но самый продуктивный и чрезвычайно плодотворный путь; это путь счастья и сотворения новых жизней; о нем пока что мы не будем говорить.
  
   Рассмотрим подробнее путь дуального слияния, известный также как тантрический путь, или алхимия души в священном браке.
  
  
  
  
   6. Алхимия.
  
  6.1 Перечисляя высшие проявления, в которых реализуется женское начало, необходимо сказать о отношениях любовных, парных, брачных. Любовь к мужчине (в некоторых случаях, к женщине, но сейчас мы исследуем классический вариант), есть наиболее прямой и желанный способ реализовать всю полноту женственности, однако несчастливая деформация общественного сознания превратила его в некоторого рода миф, достаточно редко функционирующий в своей полноте.
  
  6.2 Я не говорю о влюбленности, которая часто бывает взаимной и счастливой, но именно о сакральных трансформирующих отношениях, называемые в восточной традиции тантрическим, а в западной - алхимическим браком.
  6.3 Трудно сказать, что происходит в то время, когда влюбленность по логике своего развития должна трансформироваться в любовь и реализоваться в брачных, то есть устойчивых, отношениях; опыт говорит нам, что эта трансформация не всегда оказывается успешной. С достаточной долей уверенности можно утверждать, что ни мужчины, ни женщины европейского сообщества не готовы к этой трансформации в силу порочной системы воспитания. Общество, которое возводит в культ только романтическую фазу любви, сиречь влюбленность, лишает само себя ее наиболее драгоценных плодов, подобно тому, как если бы фруктовые сады возделывали бы исключительно ради цветения, пренебрегая порой плодоношения.
  
  6.4 Алхимический, или сакральный, брак является уделом немногих счастливых пар, когда любовные отношения совершают свою преображающую работу стихийно, без сознательного построения их. В еще более редких случаях женщина обладает знанием, позволяющим ей провести эту работу осознанно и создать подлинные отношения. Мне крайне жаль разочаровывать тех, кто думает иначе, но от намерений мужчины в любовных отношениях вообще зависит только один штрих - способность сделать свою женщину счастливой; он, однако, не может сделать ее ни принимающей, ни актуализирующей, если только сама женщина не готова осуществить свою роль в любовных отношениях.
  6.5 Гораздо чаще, однако, происходит прямо наоборот - все силы женщины, которые она вкладывает в любовь, уходят в никуда, поскольку мужчина, в силу отсутствия правильного воспитания, имеет крайне деформированное представление о самом смысле сакрального брака.
  6.6 Женщины, интуитивно понимающие секрет и мистерию подлинных отношений, тем не менее, редко располагают прямым и ясным знанием о их построении; знающая женщина практически всегда реализует потенцию, заложенную в самых кратковременных или сложных отношениях.
  
  6.7 Чтобы внести ясность в этот тип знания, опишу его на уровне весьма базовом, космогоническом; многие женщины обладают инстинктивным его пониманием, которому, как это часто случается, не хватает перевода на язык реальности.
  
  
  6.8 Алхимический брак оперирует понятием Философского Камня - вещества, присутствие которого превращает в золото неблагородные металлы.
  6.9 Женщина, достигающая своей полноты, выступает в роли такого философского камня, актуализируя в своем партнере Солнечный принцип, богоподобие этого мужчины. Означает ли это большую осознанность, вдохновенность, позитивность, энергию или этичность, результатом такого богоподобия становится его плодородность; все, чего касается этот мужчина, дает плоды; удача ищет его; жизнь его становится насыщенней и быстрей.
  6.10 Условием и результатом для женщины, совершающей это алхимическое превращение со своим мужчиной, является состояние счастья. Только счастливая женщина способна выступать в преобразующей алхимической роли. Мужчина, не способный или не желающий сделать свою жену счастливой, не может ожидать от нее даже простого "быть хорошей женой", не говоря о поднятии брака на космогоническую высоту, где создаются новые миры и смыслы.
  
  6.11 Обычно об этом не говорится прямо, хотя в некоторых традициях и упоминается вскользь, но женщина при этом актуализирует собственный принцип богоподобия, порождающий творческий принцип, который в развитой женщине находится в состоянии постоянной готовности. Реализуясь в любви, то есть в глубину, женское самосознание не испытывает необходимости социальной реализации, вширь; за эту часть жизни женщины отвечает мужская часть ее сознания. Именно эта жажда к самоактуализации побуждает женщин искать глубоких любовных отношений и яростно защищаться их от искажений и деформаций.
  
  
  6.12 В силу непрерывного внимания к любви и одновременного ее воплощения, именно женщина обладает знанием о том, как расчищаются пути любви, чем она питается, что ее усиливает и что убивает.
  6.13 Являясь философским камнем, женщина одновременно является и алхимиком, представляя Демиурга и олицетворяя законы мира в алхимическом действии Преобразующей любви. Роль ее в любовных отношениях является ведущей и определяющей; в зависимости от того, как женщина формирует этот процесс, алхимический результат сплава женского и мужского начала будет достигнуто или останется незавершенным.
  
  
  6.14 Проблема, с которой мы можем здесь столкнуться, заключается в недостатке женского знания, которое обеспечивает правильное протекание процессов. Именно в силу внешней прерванности традиции, когда дочь не получает от матери передачу этого сакрального знания, женщины, особенно молодые и неопытные, часто ошибочно полагают, что алхимическая работа должна произойти сама собой. В другом случае, они ждут, что именно мужчина будет поддерживать огонь и следить за герметичностью реторты; на самом же деле, только женское существо может правильно произвести этот процесс.
  
  6.15 Наибольшей проблемой, однако, является подмена деформированным обществом идеи алхимического брака обычным чувством собственичества; эмоциональная зависимость является другой ловушкой, в которую попадают доверчивые женщины, ищущие самораскрытия и полноты.
  
  6.16 Я не могу винить женщин в этих двух грехах, хотя они уродуют любые отношения. С одной стороны, отсутствие наставлений и правильной ориентации в своей женской жизни; с другой, вольный или невольный обман, который совершает жаждущий экспансии мужчина в начале отношений. Наблюдая, как хаос взаимонепонимания поглощает их лучшие и сокровенные устремления, женщины выработали у себя склонность к самообману, который позволяет им не умереть от горя от недостатка любви и надежды на реализацию в любви.
  
  6.17 Результатом незнания женщины своей мощи и значимости становится огромное количество фиктивных браков и пустых отношений. Представление о сексуально обслуживающей роли женщины и о доминанте материнства сводит на нет всю потенцию, заложенную в женском начале у истоков времени.
  6.18 Женщины, не имеющие своей пары либо несчастливые в браке, поверхностному взгляду могут казаться неженственными или неуспешными в любви; я склоняюсь, однако, к мысли, что их женская сущность настолько тонка и правильна, что они неосознанно предпочитают одиночество пустым обесценивающим их женское существование отношениям.
  
  6.19 К счастью, знание о правильном формировании отношений усваивается женщинами с невероятной скоростью. Вооруженные им, женщины открывают в себе способность пробуждать полноту воплощения в своих мужчинах, как Изис собирала мертвого Осириса, находя его части, разбросанные по всей земле. Проделывая это вновь и вновь, женщина воплощается как богиня, всегда и неизменно получая свою долю счастья и силы. В другом месте и в другое время мы поговорим о этом знании подробней.
  
  
  6.20 Наконец, следует сказать, что система брака за последние четыре тысячи лет превратилась из священного союза в банальные взаимоотношения обоюдного рабства; женщины ускользают из него тысячами разных способов, малозаметных мужскому взгляду и практически непостижимому снаружи. Так, женский оргазм и сейчас является тайной непостижимой для множества мужчин, а в викторианской Англии считалось, что женского гомосексуализма не существует, (женщина не обладает пенисом, что делает сексуальный акт невозможным). Начиная с уровня простой физиологии, женщина становится все менее понятной и постижимой для мужчины; фактически, мужская культуры не знает, что есть женщина.
   Единственная подлинная глупость, которую совершают женщины - это доверие мужскому суждению относительно их самих и их сферах деятельности.
   Для возвращения к полноценному любовному союзу женщинам необходимо совершить определенную внутреннюю работу освобождения от излишней доверчивости; тайное знание, однако, хранит все ключи, необходимые для постижения мира женщиной; мистерия брака и участие женщины в нем является таким ключом.
  
  
  7. Свобода.
  
  
   7.1 Нет ничего, к чему человеческое существо стремилось бы с такой жаждой, как свобода.
   Зверь и птица стремятся освободиться из клетки, сковывающей их движение; это природное качество всякого живого существа. Человек стремится освободиться из уз, сковывающих его свободу духа; ни в чем так не проявляется отличие человека от остальных живых существ.
  
  7.2 Женщина нуждается в этой свободе также, как и мужчина; за тысячелетия ей пришлось, однако, забыть об этом. Прежде чем углубиться в размышления о свободной женщине, необходимо отметить один частный аспект этого вопроса.
  7.3 Если мужской дух нуждается в свободе разума, в свободе мысли для осуществления расширения этой мысли, женский дух нуждается в свободе эмоциональной.
  7.4 Привязанный к авторитетам, мужской дух, не обладающий свободой мысли, не смог бы подняться над ними, проходя свой собственный путь к постижению Высшего. Привязанный к отношениям, женский дух, эмоционально зависимый, не может совершить собственное постижение Высшего через слияние с ним, для которого необходим момент внутренней тишины и одиночества.
  
  7.5 Эта идея, туманно или ясно высвечиваясь в сознании людей, совершает порой злую шутку с ними - и тогда мужское существо, в стремлении избежать авторитетов, в отсутствии ориентиров, лишает себя всякой возможности отточить свой интеллект; тогда женское существо, избегающее эмоциональной зависимости, чуждается человеческих привязанностей, лишая себя возможности обучиться искусству растворения.
  
  7.6 Другой дурной шуткой оборачивается фольклорное мужское стремление к эмоциональной свободе, полный отказ от женской сливающейся любящей части своей души; это, однако, ничем не лучше, чем фольклорное же, мифицифированное женское стремление избежать интеллектуального напряжения и вместе с ним всех интеллектуальных задач и способности принимать решение.
  
  7.7 Впрочем, я привожу эти примеры не из удовольствия говорить о неразумном человеческом поведении, а чтобы меня не упрекали в экстремальном разделении женского и мужского; мне приходиться все время напоминать читателю, что в земном человеческом существе (а других я не знаю) всегда хранится его собственная половина, у мужчины - женская, у женщины - мужская. У одних она хранится в зачаточном состоянии, у других в пробужденном, у третьих в развитом. У одних мужская половина гармонично сочетается с женской, у других они борются между собой, деформирую и уродуя друг друга.
   Это положение хорошо известно и интуитивно ясно, мне приходится повторять его лишь как дань уважения этой смешанной природе человека.
   В данном исследовании, однако, меня интересует именно эволюция женского начала, помещенного, как в колыбель, в женское существо.
  
  
  7.8 Итак, говоря о условиях, в которых женщина превращается в Женщину, манифестирующую в мир сокровенные качества женского начала, мы должны уделить пристальное внимание вопросу свободы для этой женщины.
  
  7.9 При склонности к ограничению пространства, необходимого для безопасности своего рода, женщины демонстрируют внутреннюю тягу к несвободе. Что еще может объяснить ту радость, с которой женщины входят в глубокие отношения, связывая себя тысячью зависимостей и обязательств?
   Однако, я совершенно не уверена, является ли эта тяга к ограничению себя природной или воспитанной за последние тысячелетия. Женщины, которые познали внутреннюю свободу, не вынужденную, но вырванную у жизни и социума, повторят вместе со мной, что ни за что не хотят потерять ее вновь.
  
  7.10 В момент одиночества, возможно, женщина готова дать что угодно за избавление от него; возможно, по незнанию она не простраивает правильно начало новых отношений, кидаясь в них целиком; как море, заполняя собой все возможное пространство, разрешая мужчине войти в себя и заполнить себя полностью.
  7.11 Подобное взаиморастворение душ, внутри которого происходит алхимический процесс, описанный в предыдущей главе, суть благодать и радость небесная, - при условии, что женское начало производит его по внутреннему эмоциональному выбору, а не под гнетом необходимости. Женщина, входящая в отношения не от избытка сил, порожденных богоподобной свободой, а от недостатка их, приносит с собой лишь малую часть своей внутренней потенции и мощи. Более того, неопытные и незнающие женщины ждут, что этот недостаток сил восполнит мужчина, между тем, как секрет и тайна этого восполнения заключается в разбитии внутренних оков, освобождении своей внутренней силы.
  
  7.12 Разрыв старых, прекративших свою алхимическую работу, отношений, бывает чрезвычайно болезненным и даже вовсе невозможным по внешним причинам. В то же время состояние счастья, охватывающее женщину, решившуюся на такой разрыв и сумевшую провести его, не сравнимо ни с чем; вся ее водная эмоциональная структура, ограниченная ранее обстоятельствами и внутренней зависимостью, вырывается на волю, имя которой - бесконечность; весь мир лежит в этот момент у ее ног.
  7.13 Не важно, происходит ли этот разрыв с мужчиной, подругой или случайным человеком, сумевшим привязать на недолгое время к себе эту женщину; чувство бескрайней свободы тем сильнее, чем большие внутренние ограничения накладывало на нее ее собственное чувство ответственности.
  7.14 Чем холодней и рассудочней будет эта женщина, тем слабей и несущественней будут ее внутренние связи, тем меньше свободы будет получать она, избавившись от зависимости.
  7.15 Чем подлинней и глубже окажется женщина, тем глубже будут ее отношения с окружающим миром, чем больше доверяет она окружающим людям, тем больше вторгаются они в неприкосновенную часть ее внутреннего мира. Только совершив побег из этих ограничивающих ее стен, только познав триумф обретенной свободы, она может осознать полностью, каким внутренним богатством располагает и как незащищенно это богатство от внешних вторжений.
  
  7.16 В этом, однако, находится крайнее противоречие, свойственное в целом, женской природе. Вступая в новые полноценные отношения, особенно отношения любовные и преображающие, женщина находится в той же ситуации, как и в освобождении от отношений негодных - весь ее эмоциональный мир активизируется в космической вибрации, весь мир лежит у ее ног, вся ее потенция становится ей доступна.
  
  7.17 Обучаясь беречь эту свободу своего эмоционального расширения, женщина, в идеале, может достигнуть того состояния, при котором отношения, захватывающие ее полностью, не угнетают ее полной же внутренней свободы.
  
   7.18 Возможно, внешними, крайне прозаическими условиями для этого, может быть обычный социальный набор - экономическая, интеллектуальная и сексуальная независимость. Это не означает, что женщина непременно должна обеспечивать себя сама и менять сексуальных партнеров; речь здесь о независимости другого рода, связаной с применением тайного знания..
  7.19 Любая женщина знает, что есть миллионы внешних ситуаций, возвращающих ее к изначальной свободе; берег моря является, в этом смысле, местом силы для женщин. Знание этих ситуаций и мест, активизирующие саму память о свободе, также связано с применением тайного знания.
  7.20 Применение его, в каждом отдельном случае, требует исследования более конкретного. О этой конкретике речь пойдет в следующих главах.
  
  8. Сила.
  
  8.0 Так же, как существует таинство духа, существует и таинство плоти. Ошибались бы те, кто сводит плоть, человеческое тело, к простому набору физиологических реакций и потребностей.
  8.1 Ошибались бы те, кто сводит сексуальное желание к простому инстинкту физического размножения. Чего бы стоила вся наша культура и вся история человечества, если бы чувство сексуальной любви между двумя людьми, наряду с религиозностью, моралью и с философским беспокойством ума пробуждающее лучшее, что есть в человеческом существовании - его божественное подобие; чего бы стоила вся наша история, говорю я, если бы за этим чувством стоял бы простой биологический инстинкт размножения.
  
   8.2 Вселенная существует в виде непрерывной сексуальной вибрации.
   8.3 Появление Дуальности мы считаем началом сотворенного мира; не стоит же забывать, что появление Дуальности, проявленность женского и мужского принципа знаменует непрерывное соединение этих двух начал, ибо только в непрерывном синтезе противоположностей и движении проявляется жизнь.
  
  8.4 Все существование мира послушно этому закону соединения и разделения дуальностей, только внутри этого процесса возникает каждый раз новая жизнь, воплощенная в тысяче разных форм.
  
  8.5 Физически или ментально, любовное притяжение между двумя человеческими существами должно реализовать себя, ибо непрерывность и множественность этих реализаций является изначальным условием существования мира.
  8.6 Согласно представлению о политкорректности, следует рассмотреть и так называемый "путь одиночки", но мне не хотелось бы отвлекаться от центральной темы. Прежде всего в данном месте дóлжно исследовать природу сексуальности в жизни женщины, стремящейся реализовать свою свободу внутри пары; возможно, далее по тексту речь зайдет о женщинах, проживающих одиночную жизнь.
  
  8.7 Любой, кто имел возможность наблюдать сексуальную жизнь других людей, знает, что сексуальная реализация является источником силы.
  8.8 Любой, кто наблюдал, знает, что невозможность реализовать свою сексуальность накладывает бремя необходимости, непрерывную раздраженность, анемию жизненных сил, подобно недостатку еды, порождающему в жертвах голода некое вялое равнодушие к жизни. Это не касается осознанного отказа от сексуальных практик, речь идет о внешних ограничениях, превращающихся во внутренние табу.
  
  8.9 В культурных моделях нашего общества есть много уродливых и негармоничных феноменов, питаемых несвободой и невежеством. Самое уродливое из них, отрицающее изначальную гармонию бытия, есть попирание женского начала; попирание это начинается в запрете на женскую сексуальность.
  
  8.10 Общество, рассматривающая женщину как сексуальный объект, назначение которого - давать наслаждение мужчине, не заботясь о собственном; общество, обрекающее женщину на обслуживающую сексуальную роль; общество, насаждающее сексуальные мифы, не позволяющие женщине реализовывать свою сексуальность, но вынуждающую ее сплошь и рядом имитировать сексуальное желание, - такое общество не оставляет у женщин никакой надежды.
   Только хитростью и обманом, отдавая свое тело, но не вовлекая свой дух в такой извращенный сексуальный акт, спасается женщина в этих случаях от полного распада личности.
  
  8.11 Насколько многих мужчин в состоянии удовлетворить биологический, прокреативный сексуальный акт, настолько мало женщин, получающих удовлетворение в нем; эмоциональная женская природа нуждается в обмене чувствами и эротической игре. Чем больше эмоций вовлечено в эту игру, чем они ярче и полнее, тем полноценнее сексуальный акт для женского существа. Эмоционально насыщенная сексуальная игра есть эротизм; эротизм есть ключевое слово женской сексуальности.
  
  8.12 Механическое раздражение гениталий и эрогенных зон может довести женщину до возбуждения и оргазма, однако количество женщин, удовлетворяющегося таким механическим сексом, ничтожно мало. Напротив, неразумно много существует женщин, закрывших для себя сексуальную активность и мечтающую о встрече с прекрасным принцем, вызволяющих их из темницы сексуальной летаргии.
  8.13 Надежда совершенно тщетна; сексуальная пробужденность либо есть, либо задерживается в своем проявлении; чтобы разбудить спящую красавицу, одного поцелуя мало; мужчина для этого должен обладать пониманием.
  8.14 Понимание, однако, не является типичной мужской чертой, поэтому мечты эти разбиваются о реальность.
   Напротив, вырывая у жизни свободу, женщина может сама распоряжаться своей сексуальностью - закрывать ее и актуализировать тогда, когда ей самой это надо.
  
   8.15 Секрет реализации женской сексуальности хранится в скрытом женском знании; однако, если знание о продолжении жизни еще присутствует и передается от поколения к поколению, знание о собственном женском эротизме оказывается наиболее табуированной темой в нашем обществе. Табуированность его связана не столько с внешним течением событий, сколько с редкой возможностью применить его на практике; здесь я говорю о сакральном сексуальном акте, в котором мужчина обслуживает женщину.
  
   8.16 Сакральность такой игры заключена в самой постановке вопроса, ибо только почувствовав себя в центре данной ситуации, только ощущая себя не пассивным объектом чужих желаний, но активным желающим участником, женщина начинает брать себе ту долю энергии и силы, которая ей причитается соответственно всему мировому устройству.
  8.17 Идеальному гармоничному сексу с необходимостью предшествует осознание женщиной собственных сил и сексуальности; множество пар теряет богоданную возможность счастья именно из-за неготовности женщины к сексуальному наслаждению и незнанию мужчины о своей роли в нем.
  
  8.18 Тантрические, равновесные пары, существуют и существовали всегда; благодаря им мир продолжает вращаться а Великое Алхимическое Делание, соединение и разъединение дуальностей, не прекращается на человеческом уровне.
   8.19 Время их существования, однако, коротко - ровно столько, сколько длится влюбленность. Научиться за это время брать свою долю силы в сексуальном акте и ввести это в обыденную практику женщина может, если знает, на чем надо сосредоточить внимание. Потребность любящей женщины отдать всю себя любимому человеку сплошь и рядом смещает ее собственные потребности на периферию; необходимо, чтобы был кто-то, кто напоминал женщине, что не получая своей доли, она лишается постепенно силы. Хорошо, если этим кем-то является сам мужчина.
  8.20 Фактически, только искреннее желание мужчины видеть свою женщину счастливой запускает механизм женской благодати, которая возвращается к нему же. Сексуальный акт далеко не единственный способ включить этот механизм счастья, но наиболее прямой.
  
  8.21 Разумеется, существуют женщины, хранящие знание о том, как побудить мужчину к выполнению своей миссии, участию в дуальном соитии, заключенному для женщины в трех словах: - счастье-сила-благодать.
  8.22 Эта книга, однако, не является практическим руководством. Все, чего я хочу, это разбить молчание, погребающее женскую тайну как мертвого бога и скрывающую ее от них самих.
  
  
  
  9. Одиночество.
  
  9.1 Говорят, что подлинный рай есть единение со всем сущим; так же говорят, что подлинный ад есть полное одиночество.
  9.2 Для женщины невозможно обрести свободу, не узнав и не полюбив одиночество; одиночество есть наихудшее из того, что женщина в состоянии вытерпеть.
  9.3 Говорят, что мужчина становится воином, только пройдя через смерть и научившись ее не бояться; тысячи мужчин стали героями, потому что их учили не бояться смерти.
   Никто не знает, что женщина становится Богом, только научившись не бояться одиночества; тысячи женщин вместо этого сходят с ума от горя, потому что их не учат не бояться одиночества.
  
  9.4 Находясь в изоляции, женщина не может осуществить три жизненно важные для нее процесса - получение знаний, обмен эмоциями, поддержание других жизней. Получение знаний, тайных и весьма специфических, и эмоциональный метаболизм, залог счастья и силы, суть две привратные колоны; поддержание жизней суть Храм; только в этих трех ключах содержится скрытый смысл женского существования и способ этого существования; только задействовав эти три ключа, женщина приобретает покой и радость.
  
  9.5 Находясь в изоляции, женщина начинает искать любые источники, заменяющие живое взаимодействие.
  9.6 Что делает женщина, у которой нет никакой возможности узнать о себе? Она начинает читать женские журналы.
   Бесконечное и непостижимое чтение женских журналов означает инстинктивный поиск женского знания. Те, кто не может его получить правильным путем; те, кто не обладает ясным пониманием, какого рода это знание, те, кто отрезан от его источника, хватается за любое жалкое подобие его. Те, кто не понимает, никогда не поймут, что даже в самых нетребовательных женских журналах между строк зашифровано это знание, которое говорит такой отрезанной от женского сообщества женщине - будь счастлива, это закон.
  9.7 Женщина, у которой нет подруг и сестер, которая не включена в бесконечные ритуалы взаимообмена тайным знанием, никогда не чувствует себя защищенной
  до конца, она как путник, который совершает бесконечное путешествие в одиночку.
  9.8 Однако, это одиночество может быть побеждено, если женщина начинает искать и накапливать эти знания сама.
  
  
  9.9 Обмен эмоциями замещается с еще большим трудом, чем недостаток прямо переданного тайного знания. Бедная эмоциональная жизнь еще губительней для женского счастья и осуществления; водная женская природа требует свободы на своем пути, будучи прегражденной, она превращается в ядовитый источник нервных заболеваний и слабости. Недостаток любви смертелен для женского начала, это зима, когда силы жизни замирают, засыпают, ослабевают.
  9.10 Женщина, которую никто не любит, которая сама не знает, что такое подлинная любовь, к людям ли, зверям или птицам, к земле ли или небу, обречена на бесконечное одиночество; она никогда не чувствует себя счастливой и растворенной в мире.
  9.11 Однако, это одиночество может быть побеждено, если женщина начинает искать выход своей замкнутой любви; женщине необходимо время от времени направлять свою любовь на кого-то; если этот человек не возвращает положенную порцию эмоций, женщина начинает умирать. Она посылает все больше и больше люби, стремясь вызвать хоть какую-то реакцию, пока не умирает от полного истощения. После этого она оживает и говорит - смотри-ка! Я выжила! - и учиться искать объекты для своей привязанности более адекватные.
  9.12 Здесь я не пишу практическое руководство, но существуют способы для этого.
  
  9.13 Настоящее одиночество приходит только тогда, когда женщина никому не нужна. Когда труд ее души отвергается миром, и от ее прикосновения не расцветает жизнь, но остается равнодушной к ее присутствию в мире.
  9.14 Это одиночество, имя которому ад; это то одиночество, в котором нет ни полной самоценной любви, ни подлинной дружбы, ни принадлежности к женскому сообществу, ни боговдохновения.
  9.15 Внутри этих периодов полнейшей изоляции, когда, кажется, сам бог забывает о своих созданиях, есть тайна, которую по дьявольскому сговору скрывают все от всех. Женщине для полного и окончательного ее созревания необходимо это одиночество; оно необходимо, чтобы сконцентрироваться полностью на вынашивании новой жизни.
  9.16 Здесь я не говорю о физической беременности, но о той новой жизни, новой Вселенной, которая вызревает внутри нее во время этого одиночества. Так, во время гормональных изменений, во время пубертата или климакса, а также каждый лунный месяц, есть дни, а порой и недели, когда женщина выпадает из круговращения жизни. Это выпадение знакомо всем женщинам, но ни один мужчина не поймет, о чем я говорю; это время смены крови и подготовки к новому плодородию.
  9.17 Последнее большое выпадение происходит во время климакса; по множеству свидетельств, только после его окончания наступает ровное и безмятежное время непрерывного плодородия; так, в мусульманских текстах говорится, что мир держится на молитвах старых женщин.
  
  9.18 Если бы женщины знали, что время этого адского одиночества посвящено превращению ее в Бога; если бы знали, на чем сосредотачиваться в этот период и как копить силы, чтобы разбить это одиночество, когда придет срок; если бы только женщины знали, что все уже есть внутри нее самой и время остановки и безмолвия им дано для творения...
   В момент полной изоляции от себе подобных, женщина обладает возможностью создать свой собственный мир, где она будет нужна и любима. Иногда я думаю, что Бог создал мир, чтобы быть необходимым в нем. Так женщина, пробуя себя, начинает создавать новые и новые формы, новые и новые жизни, новые миры.
  
  
  
  10. Изменчивость.
  
  10.1 Все живое кружится, взаимообменивается, изменяется; остановка означает смерть, падение в изначальное ничто, нигде, никогда. Пока мир существует, он продолжает меняться непрерывно, это закон.
  10.2 Из всего, что доступно человеческому познанию, нет существа более переменчивого, чем женщина. Природное, психологическое и божественное соединенно в женщине так, что она непререрывно осуществляет перевод одного в другое.
  10.3 Природное, по праву непрерывной смены крови и изменению гормонального фона, согласно изменениям Луны и года, делает женщину чрезвычайно чувствительной уже на уровне тела. Психологически, по заложенному в ней инстинкту охранения жизней, женщина реагирует на все изменения, ибо ей необходимо подстраиваться под них и перестраиваться непрерывно. Изменчивость высшего состояния женского начала, космогонического ее представления, заключается в непрерывном порождающем цикле, состоящем из нескольких весьма различных фаз - восприимчивость, вынашивание, сам акт рождения, или творения переливаются и взаимопревращаются.
  
  10.4 Женское сознание есть непрерывный трепет, вибрация антенны, направленной на весь мир. Грустно ли ее подруге, болен ли ее ребенок, вспоминает ли она вдруг один день из своего детства, меняется ли цвет неба, доходит ли до нее эхо чужих жизней, все это наполняет и переполняет ее кипящее сознание, пытающееся вместить сразу все вибрации Вселенной.
  
  10.5 Чувствительность женского существа выше, чем мужского; чувствительность многих женщин так высока, что она нуждается в спутнике, защищающем ее от шума мира, экранирующего непрерывное воздействие мирового движения на чрезвычайно обостренное женское восприятие. В отсутствии такого экрана, одна или другая женщина начинает конструировать эти защиты сама - где-то умертвить, где-то обесточить; где-то приглушить или загнать в подземелье своего подсознания. Ограничить в целом свою чувствительность бывает единственной доступной возможностью спастись от безумия непрерывной изменчивости. Сохраняя стабильность, эта женщина проживает жизнь как в полусне, всегда только куколка, из которой никогда не вылупится ее многоцветная божественная сущность.
  10.6 Другие женщины, напротив, жертвуют своим покоем и стабильностью ради сохранения этой чувствительности, ведущей их к неминуемому нервному истощению. Далеко не всегда они успевают осуществить хоть что-то, разве что в начале своей жизни, пока еще есть силы и огонь желания; позже мир погребает их под бесконечной лавиной образов и эмоций. В силу высочайшей сохраненной чувствительности такие женщины порождают тысячи ответов на тысячи воздействий внешнего мира, мыслей, движений, слов и поступков; все они вместе, однако, не сплетаются в гладкую ткань, в узорчатый ковер; слова и поступки не достигают своего воплощения в рождении и становлении новой жизни; чрезмерно поспешная изменчивость такой женщины не дает им созреть, как если бы каждый сезон длился не три месяца, а три мгновения, цветы не успевали бы раскрыться, а фрукты приобрести сладость.
  
  10.7 Единственным спасением среди этой непрерывной изменчивость есть выбрать один ритм и следовать ему; выбрать ту окружающую нас изменчивость, которая является пульсацией божественного проявления и одновременно нашей колыбелью. Этим ритмом может быть только движение Природы; приходится, однако, остановиться на одном ее проявлении, достаточно мощном, чтобы защитить нашу жизнь, и одновременно сакральном, чтобы не обесценить ее. Такой проявленностью является природа нашей Земли.
  10.8 Женщина, следующая природному циклу смены времен года, обучается приравнивать свою изменчивость к природным же циклам. Все, что ей нужно, это научиться слышать, как дышит земля и начать дышать вместе с ней. Пусть линия ее изменчивости скользит, как змея, кусающая себя за хвост - годовой цикл движения земли.
  10.9 Пусть, внутри этого большого круга, вслед за законом крови, женщина будет согласна со своими лунными месячными изменениями; в них заложен тайна и специфичность женщины.
   Внутри этих кругов все согласно со всем, следуя за движениями светил, женщина не идет против своей собственной природы, не позволяет болезненным деформациям терзать свою душу.
  
  10.10 В мизогенно настроенном обществе высмеивается подвижность женской психики, связанная с лунными циклами; как бы сильна не была женщина в свои неплодные дни, физически она слаба, эмоционально она выпадает из привычной окружающим роли. Безжалостность к ее слабости преследует женщину; издевательство над ее чувствительностью заставляет поверить в собственную неполноценность. Чем выраженней в женщине женское начало, тем больше открыта она всем вибрациям мира и его непрерывной изменчивости, тем чувствительней и тоньше ее нервная система. Чем больше в женщине женского, тем разительней перемены, которые совершает все ее существо внутри вращения года, месяца и дня.
  10.11 Важно помнить и знать, что женская изменчивость не имеет ничего общего со спонтанным переходом из одного состояния в другое, но отражает глубинное вращение колеса Жизни, переход от одной фазы к другой.
  10.12 Только женщины, причастные к Великой Тайне женского существования, знают, как завершать одну фазу и как переходить к следующей; круговорот их месяцев и дней, таким образом, всегда остается плодороден; только женщины, умеющие слушать, как дышит Земля в один лад с Небом, знают, как вести круговорот года.
  
  
  10.13 Тайное женское знание, связанное с этими переменами, сообщает вовне только о частном аспекте этих циклов - о зачатии и вынашивании ребенка; этим практически ограничена его общая, видимая часть.
  10.14 Однако все мы знаем, сколько природной силы вложено в круговращение женских циклов, повторяющих цикличность природы. Тайное знание сообщает нам, как проходить эти циклы; ниже мы будем говорить о этом подробней.
  10.15 Мужское время линейно, оно идет вперед, вширь, во все стороны, подобно ищущему выйти за собственные пределы мужскому духу. Женское время циклично, оно повторяет само себя. Только соеденив их вместе, мы получаем спираль, верное восхождение вверх, в свое будущее, вырастающее из настоящего, как дерево, а не как сорная трава, занесенная случайными ветрами ни на нашу землю. Спиральное время является частью тайного женского знания, о котором женщины говорят только с себе подобными, интуитивно постигая основы собственного существования.
  
  10.16 Также мы знаем интуитивно, что изменчивость приобретает свой смысл в ее тетраде подготовка - восприятие - созревание - отдача, внутри специфически женской формы существования, физиологической и эмоциональной. Необходимо искать недостающие слова, не утерянные, но малоизвестные формулы и способы проживания этих изменчиво-повторяющихся круговоротов; вывести их из подчинения высмеивающей небрежности мужского сообщества, установить на верную, хранящую нас основу - Землю; вручить нашу тайную изменчивую природу такому же изменчивому светочу - Луне; оставляя Солнцу, вносящему ясность и дающему жизнь, общечеловеческую, надгендерную часть своей богоподобной сущности.
  
  
  
  
  11. Равновесие.
  
  11.1 Выше мы уже говорили о тайном женском знании, поддерживающем этическую систему всего человеческого сообщества.
  11.2 Стремясь понять смысл этого знания, мы должны пристально рассмотреть, какова его ось, что является скрепляющим стержнем и пусковым механизмом одновременно.
   11.3 Множество авторов указывают на феномен, в которой заключен этот механизм : Любовь есть Закон;
  11.4 Для людей, однако же, не желающих вникнуть в смысл этого, мистерия тайного знания не раскрывается, а женщины остаются в его глазах существами аморфными, без ясности и внутреннего стержня.
  
  
  11.5 Ясность женского существования суть лучшее, что в нем есть, признак его - невозмутимость; формула его - Любовь есть Закон.
  11.6 Женщина, достигающая этой невозмутимости, является опорой для всего женского сообщества; конкурентность никогда не была признаком женского начала; напротив, только содружество и взаимопонимание выражают женское взаимодействие с миром.
  11.7 Означает ли это, что женщина, достигшая невозмутимости, является воплощенной любовью? Нет, это два несвязанных между собой явления; важно это понять и пропустить через себя.
  11.8 Невозмутимость для женщины достигается созерцанием глубины мира; одного созерцания, однако, мало; эта женщина должна быть способна найти в недрах времен основу бытия, имя которой есть Любовь; далее, женщина должна быть способной связать между собой эту основу творения и мировой Закон; отсюда рождается глубокое понимание того, что Любовь есть Закон.
  11.9 Эта основа творения есть единственное, что обеспечивает взаимодействие всего со всем, только эта основа удерживает мир от распадения на части и от падения в Хаос; Любовь, как сила притяжения, по сути, есть закон гравитации в его высшем выражении.
  
  11.10 Будучи существом изменчивым, женщина всегда слышит изменения мира. Будучи существом охраняющим, женщина соотносит каждое изменение с основой и Законом; женщина осуществляет непрерывное суждение.
  11.11 На уровне спящего сознания это порождает сплетни; порождает злословие и смятение ума. Злоязычное суждение, которое осуществляет непробужденная женщина, есть низкое состояние женского начала. Любовь к сплетням, однако, не является низостью само по себе, это есть лишь следствие деформаций, которые, не желая того, накладывает деформированное патриархальное общество на женское существо.
  
  11.12 Если бы человек знал, как наилучшим образом исполнить то, что заложено в нем, если бы женщины могли обучаться правильному суждению, которое характеризуется непременным прощением - мир был бы лучше.
  11.13 Когда женщина причастна к знанию, она находит способ осуществлять непрерывное суждение наилучшим способом - уравновешивая все. Прощение заложено в этом равновесии изначально; даже то, что угрожает порожденному ей и поэтому должно быть изолировано, не осуждается такой женщиной; в христианстве этот идеал воплощает Дева Мария, в Греции - Афина Паллада, в Египте - богиня Истины Маат.
  
   11.14 Осуществляя суждение, такая женщина одновременно является заступницей; только развитая способность к любви вместе с причастностью к тайному знанию позволяет ей всматриваться в глубину человека, находя там истоки каждого его поступка. Такая женщина, олицетворяя Истину, судит поступки, не осуждая человека; такая женщина всему находит объяснение, поскольку она знает, что бытие скреплено любовью. Все, что делают люди, несет в себе поиск любви, никто и никогда не ищет полного одиночества, которое есть ад; напротив, все ищут занять свое место в общем рисунке бытия. На обыденном языке эта сила, связывающая мир, называется благом.
  11.15 Умение вглядываться в глубину человеческой природы является естественным женским качеством. Если бы способности женской природы не были скрыты в патриархальном обществе от самих женщин, этому обществу не понадобились бы психологи.
  11.16 Знание человеческой души, вместе с прихотливым путем этой души, невозмутимая женщина держит на ладони, как бабочку; взвешивая поступки на весах справедливости, такая женщина сама является стержнем этих весов; имя этого стержня - Истина, которая суть не осуждение, но Справедливость.
   Погружая свой взгляд в глубину человеческого существования, такая женщина узнает, что Справедливость есть право на прощение для всех; прощение означает возвращение к источнику нашего рождения, возвращение к тому, что в религии называют именем Бог.
  
  11.17 Суд такой женщины не имеет ничего общего со Страшным Судом, на котором грешники будут отделены от праведников. Суд женщины, представляющей Закон, имя которого - Любовь, спрашивает больше с тех, кому больше дано и сострадателен к человеческой слабости.
  
  11.18 Невозмутимая женщина внутренне пряма; ее невозмутимость является отражением закона, который впечатан в ее кровь - Любовь всегда права.
   Спящие женщины все несут в себе этот закон, общество, которое не дает им проснуться, однако, делает их пути извилистыми; они ищут оправдание тому, что не нуждается в оправдании - любви, которая цементирует мир.
  
  
  
  
  
  
  
  12. Инициация.
  
  12.1 В мужском фольклоре существует идея жертвы, которую приносит человек ради достижения знания и блага. Не побоюсь ошибиться, если скажу что все учителя и праведники проходили испытания, подобные испытанию Христа, Будды и кельтского Одина. Создается впечатление, что мужчине испытание необходимо для достижения высоких состояний ума и сердца.
  12.2 Не будучи мужчиной, я не могу судить, насколько это соответствует действительности. Возможно, непременность испытания - всего лишь дань культурной моде, возможно, это действительно необходимый атрибут инициации для мужчин. Для нас важно, однако, не подлинность этой концепции, но ее непреложность.
  
  12.3 Непреложность, заметим, в поле мужского развития и мужской инициации.
  
  12.4 Огромную ошибку делают женщины, применяющие эту идею к себе. Женщина вообще не должна ровнять себя по мужчине, теряя собственную значимость и тайну; в инициатическом же контексте особенно.
  12.5 Доминанта и повсеместность мужского прочтения жизни играет, в определенный раз, дурную шутку с доверчивыми женщинами. Культурные заготовки, можно сказать, руководства к действию, аппробированные столетиями и тысячелетиями, соблазняют к объединению под лозунгом общечеловеческого равенства в силу своей доступности.
  12.6 Есть, однако, области, где идея равенства несостоятельна. Ни одна женщина (здесь я не говорю о би-гендерах) не будет совершать половой акт, как мужчина. Имитация его возможна и может быть крайне весела и приятна, но такая фальсификация не приведет женщину к мужскому оргазму с эякуляцией и оплодотворением партнера. Вопросы пола разделены в своем физиологическом базисе, и это само по себе не есть плохо. Плохо может быть только то, что недостаток знания о женском развитии и женской актуализации имеет тенденцию к замещению знанием о мужских процессах: такая подмена вряд ли будет плодотворна.
  
  12.7 Возвращаясь к вопросу о принесении себя в жертву в процессе инициации, мы можем увидеть всю безбрежность различий между мужским и женским началом.
  12.8 Женщина, надо сказать, проходит инициацию собственной кровью многократно. Следование циклическим ритмам луны и поддержание собственного внутреннего цикла содержит весь спектр инициатического посвящения - смерть, разложение, очищение и воскрешение.
  12.9 Следом за луной, присутствие материального в женщине каждый месяц усиливается, а затем истончается, пока женщина не исчезает на мгновение из жизни, рождаясь на следующий день всегда новой.
  12.10 В течении месяца, следуя за созреванием своего внутреннего мира, женщина, подобно Луне, проявляется все ярче и ярче в мире материальном, пока не наступает фаза затухания. Идея о чрезмерной материалистичности женщины верна только частично; женщина устремляется к земному, плотному миру, как прилив к берегу, возвращаясь во время отлива к изначальному всеобщему центру, к первопричине и источнику тайны женского начала.
  
  12.11 Сохранившиеся в скрытом виде тайное знание требует, что женщина должна провести некоторое время регул лежа, в горизонтальном положении. Еще более тайное знание говорит вскользь о том, как в этот момент вселенная льется через женщину, наполняя ее сопричастностью творению.
  12.12 Что происходит с женщиной, непричастной этому знанию? Что происходит с миллионами женщин, которые не скользят с прибоем своей крови? Если они проходят с закрытыми глазами мимо своих циклических инициаций, стремясь сохранить стабильность и неизменчивость, сила прилива может сбить с ног, протащить по жесткому царапающему дну грубых форм, утащить на противофазу в глубину океана, в глубины подсознания.
  
  12.13 Рождение ребенка, само по себе являющееся мистерией, сопровождается нечеловеческой болью и нечеловеческой же радостью. Вынашивание и вскармливание ребенка связаны с непрерывной и радостной жертвой собственной жизнью ради проявления себя в жизни новой.
  12.14 Сакральный ритуал умирания и воскрешения ради собственной актуализации в иной жизни, в другом человеке, составляет глубинную сущность, смысл и способ бытия женского человеческого существа. В отличии от мужской инициации, женщина может в эти моменты находиться одна; однако присутствие другой женщины усиливает инициатический эффект неоднократно.
  12.15 Никто не может провести эту передачу так, как мать своей дочери; есть, однако, всеобщие матери. Они восполняют недостаток женского знания, воцаренный в деформированном патриархальном сообществе.
  
  12.16 Не всегда эта циклическая трансформация происходит на физическом плане и связана с рождением ребенка; посвящение себя любимому человеку, питание чужой жизни своей собственной имеет множество разных обличий.
  12.17 Цикличность женских привязанностей повторяет на уровне психическом и эмоциональном подготовку к зачатию и порождению; влюбчивость является неотъемлимым признаком свободно текущей женственности, не ограниченной ложными законами патриархальной морали. Именно эта подготовка позволяет провести процесс слияния и актуализации любимого существа без поглощения его, к чему склонна неразвитая женственность.
  
  
   Возьмем крайний случай женской неплодности в биологико-социальном ключе - бездетную лесбиянку, не имеющую постоянной пары; монашку или девственную жрицу любой религии; старую деву, мизантропически отворачивающуюся от мира и людей.
   Каждый из этих типажей имеет свои женские плодные благословенные коннотации - лесбиянка, изливающая свою нежность на любую женщину, готовую принять ее любовь, отдающая себя вся и без остатка благополучию своей любимой, являющейся для нее ее дитем и одновременно богиней-матерью; монашенка или жрица, молитвами которых, как говорят некоторые источники, держится мир; одинокая женщина, трагически привязанная к кошке или собаке.
  
  12.18 Посвящение себя любимому существу является для женщины следующим уровнем инициации, это еще не воскрешение для жизни вечной, но уже и не короткая легкая смерть, выпадение из жизни, сопутствующая женщинам во время их гормональных перестроек. Окончательная инициация происходит с первой смертью, переживаемой женщиной - разрывом отношений, смертью любимого существа или только пониманием того, что все, что порождено, подвержено исчезновению и угасанию.
  
  
  12.19 Непробужденная женщина проходит в полусне мимо всех этих инициаций, начиная с инициации крови. Лишенная знания о ритуалистическом смысле своих регул, она не относится с должным вниманием к цикличности событий своей жизни, больше тяготясь ими, чем участвуя осознанно в этом инициатическом цикле.
  12.20 Однако и пробужденные женщины, а вернее, те, кому становятся доступны части скрытого знания, не всегда умеют погружаться в инициатическую смерть как в отдых, что ведет к печальному истощению нервных сил огромного количества взрослых женщин.
  
  
  
  
  13. Смерть.
  
   13.1 Отношения мужчины и женщины со Смертью также различны в своей основе. Точно также, как и то немногое, о чем мы говорили выше, Смерть предстает по-разному в мужском и женском мире.
  13.2 Повторю в очередной раз, что не знаю с достоверностью, как мужское существо переживает само наличие Смерти в его вселенной. В отсутствии этого знания я могу ориентироваться лишь на отражение этого вопроса в культуре; культуре, надо добавить, созданной мужчинами соответственно мировоззрению их управителей.
  
  13.3 Отношение Женщины к Смерти несет одну важнейшую коннотацию, не отмеченную и не присущую, предположительно, миру мужского духа. В силу своей чувствительности и предрасположенности к внутреннему объединению, в просторечии называемому эмпатией, женщина переживает чужую смерть как свою собственную.
  
  13.4 Здесь мы не говорим о агонии тела и его боли; было бы слишком жестоко со стороны Творца, если таковой существует, награждать женщину чуствительностью еще и на этом уровне. Речь идет о несчастной для женщины, но спасительной для мира ее склонности сопровождать любимого человека в его последнем пути до последнего же предела, заглядывая по ту сторону реальности.
  
  13.5 Сама по себе та сторона реальности, вполне возможно, не так уж и плоха; с этой частью смерти как раз не сложно смириться. Возможно, именно в силу наблюдения этой потусторонней реальности сквозь вуаль смерти, женщины так стихийно верят в бессмертие души.
  13.6 Трагично в женской судьбе, однако, не это. Наиболее драматичным является соучастие, а, вернее, со-присутствие живой женщины при процессе умирания близкого человека. Вся боль порывания связей с этим миром ощущается ею, как собственная; горе женщины при лицезрении смерти и вынужденном проживании ее так глубоко, что этот рубец уже никогда не заживает в ее душе.
   Подобна ли смерть рождению? Выпадение из одного мира, сопровождаемого кровью и болью, для рождения в мире ином? Подобно ли участие женщины в смерти участию в рождении? Этого нам не дано знать; хотя интуитивное понимание говорит нам ДА, я не возьмусь продолжать эту параллель.
  
  
  13.7 Еще трагичней для женского существа количество смертей и страданий, которое женщина пропускает через себя.
   Без преувеличения, можно сказать что в жизни каждой чувствующей женщины возникают периоды особенной обостренности чувств, в которые мир обрушивает на нее бесконечное количество образов и звуков; ее воспоминания активизируется одновременно все, а эмпатия превышает человеческие пределы. Количество смертей и страдания, которое накопило человечество, не поддается исчислению, однако чувствующая женщина проходит моменты, когда все эти смерти и боль отдаются в ней эхом одновременно.
  
  13.8 Большинство женщин в отсутствии правильного знания и наставления вырабатывает в себе некий механизм глухоты, который поверхностному взгляду кажется эгоизмом и глупостью. Другие женщины реагируют на этот шум нервным срывом и истеризмом.
   Шутки про глупость блондинок и женщин в целом, являются губительными для всего человеческого сообщества; внушая женщинам мысль о их неполноценности, это глумление делает женщин бессильными.
  
  13.9 Иногда я думаю, что среди десяти эгоистичных или истеричных женщин на самом деле девять - всего лишь растерянные и испуганные существа; под маской цинизма и безразличия к чужой боли, в которых они пытаются уверить самих себя, можно разглядеть ужасающее бессилие перед лицом этой бесконечной вереницы смертей, пыток, боли и страданий. Напряжение их внутренних сил, тем не менее, отвечает содроганием на каждое новое известие о страданиях и смертях; сознание такой женщины мечется в замкнутом кругу мировой боли.
  13.10 Не обладая знанием, женщины не знают, какова их роль в смягчение этой мировой скорби; это бессилие изменить что-либо заставляет их засыпать либо обращаться к мужским механизмам влияния на мир и не заботиться о важной части себя.
   Только умение женщины слышать и переживать смерть чужого, как собственную, делает ее способной защищать жизнь своих детей с такой яростью; на уровне женщины более развитой, эта защита распространяется со своих детей на весь мир.
  
  13.11 Тема смерти, однако, весьма неоднозначна; в сокрытом женском знании есть представление о том, что женщина, потенциально готовая стать матерью, должна думать о жизни, а не о смерти. Поэтому это знание никогда не будет представлено вовне; женщины, постигнувшие его, хранят от него тех, кому еще не пришло время.
  
  13.12 С рождением связан и другой аспект смерти, присутствующий в жизни женщины. Великая Мать во всех метафизических системах, Кибела, Геката, Кали, Мара - одновременно является и олицетворенной смертью.
   Даря жизнь своему ребенку, мать одновременно обрекает его на смерть.
  
  13.13 Понимание этого настолько невыносимо, что для женщины существует только два выхода. Первый, путь слабости, вполне человеческой и понятной, диктует женщинам заблокировать свое сознание от этой мысли, кастрировать свое понимание мировых законов и впасть в некий вид глухоты. Второй, путь знания и силы, предлагает женщине устремить свое внутреннее напряжение на постижение изнанки реальности, ее основы и базиса. В прошлый раз мы говорили о Любви, как этой основе, скрепляющей реальность; теперь мы должны сказать о бессмертии, позволяющему никогда не затухать жизни.
  
  13.14 Единственное, что может противостоять Смерти и исчезновению, есть Жизнь. Страданию - сочувствие; деятельное сочувствие, о котором надо сказать отдельно.
   Женщина есть воплощение жизни; Ева, происшедшее из арамейского Хава, означает Жизнь.
  
  13.15 Та женщина, которая прошла через созерцание множества смертей, как через свои собственные, сохранив себя и укрепившись, ставит против них свое единственное оружие и щит - Жизнь; открыв для себя тайное знание, становится источником и проводником бессмертной жизни. Свойство порождать новое и актуализировать свернутое в потенции делает женское начало залогом непрерывности жизни в нашем универсуме; это есть главная тайна и предназначение женской сущности.
  
  13.16 Мы не можем знать о замыслах и планах Творения, они не постижимы внутри ограниченного земного сознания. Однако мы вольны помыслить об этом и всматриваться в бездну существования своим внутренним взглядом.
  
  13.17 Неоспоримо, что существование борется за само себя с небытием. Жизнь побеждает смерть, превращая ее только в форму изменчивости. Жизнь, которая утверждает свою бесконечность, равную бесконечности времени, противоположна смерти, утверждающей свое превосходство, равное точке, поставленной в конце каждого отрезка.
   Именно самоосознанное женское начало, воплощаясь в человеческих формах (другие воплощения мы попросту не знаем), выбирая сторону Жизни, позволяет ей длиться не прерываясь; именно женщина, не сломленная лицезрением смертей, находит в себе источник жизни, воды которого она направляет в мир.
  13.18 Такая женщина является не только жизнью, но и ее источником; сумма всех этих женщин гарантирует круговращение жизни и неугасание ее хотя бы в пределах существования человечества.
  
  13.19 Если, согласно Гегелю, бог создал человека, чтобы познать самого себя, то женское начало он создал, чтобы в косной материи постоянно поддерживалась вибрация жизни. Женщина, являясь колыбелью женского духа, знает о своем предназначении инстинктивно; стремление к защите жизни впечатано в саму ее основу.
  
  13.20 Эта вибрация обыгрывается в ритуале, который во все века проводились женщинами. Здесь мы говорим про круг ритуала Жизни, или, как он называется в шаманских племенах, ритуал солнца..
   Как бы и по какому дьявольскому замыслу не изничтожалось бы тайное женское знание, женщины возвращаются к основному своему ритуалу - созданию кругов, подобных старинному вождению хоровода, с определенным внутренним состоянием.
   Это состояние прямо противоположно трансу, это состояние высочайшей ясности и собранности. Создание целительских кругов известно в рэйки и викке, в шаманских и санторийских практиках. Не всегда и не обязательно в них участвуют только женщины, однако образование этих кругов - исконно женское занятие.
  
  13.21 Антропологическая идея, что эти круги символически повторяют солнце, лишний раз показывает, как деформированное патриархальное общество скрывает от женщин их место и предназначение.
  13.22 Разбивая молчание, я расскажу о ритуальных кругах, встречающихся в воспоминаниях или сознании разных женщин, хранящих эти визуализации как главнейшую тайну. Исключительно редко женщины говорят о этом воспоминании друг с другом; я могла бы сказать, они вспоминают это только при встрече с очень определенными женщинами, входя в специфическое состояние Ритуала Жизни.
  
  13.23 Воспоминание заключается в принципе создания кругов, означающих и функционирующих, как женское лоно. Такой круг является кубком, сосудом для идущей отовсюду энергии жизни; там она концентрируется и увеличивается многократно. Несколько раз я сталкивалась с воспоминанием, которое именуется семеро и одна; это означает круг, составленный из семи женщин с одной посредине. В разных воспоминаниях этим женщинам приписываются венки, или короны, семи различных цветов; центральная фигура носит корону, сплетенную из растений всех семи цветов радуги.
   Совершая свой ритуал в полдень, стоя по щиколотку в воде, наполняющей широкий плоский бассейн, под раскрытым куполом, центральная жрица совершает копуляцию с солнцем, наполняя свое тело энергией жизни. Дальше в определенной манере она передает эту энергию семи окружающим ее женщинам, передающим эту энергию жизни всем земному шару. Мужчины, которые участвуют в этих ритуалах, традиционно одеты в женскую одежду, как символ того, что они выполняют женскую работу.
  
  13.24 Достоверность этих визуализаций спорна лишь в той мере, в которой вообще можно доверять визуализациям; однако, этот ритуал коррелирует со многими практиками целительства и обновления духа земли. Множество женщин, слыша впервые о этом ритуале, говорит ДА не задумываясь ни на минуту; возникает ощущение, что это воспоминание хранится в свернутом спящем виде в женской хромосоме.
  
  13.25 Если бы общество не было однополюсно, женщина и женская энергия в нем никогда не уподоблялись бы смерти, а только источнику чистой энергии жизни.
  
  
  
  14. Равновесие. Часть 2.
  
  14.1 Будет исключительно полезно, если в настоящей главе мы сконцентрируем наше внимание больше обычного. Само слово Равновесие, так же как Гармония, настолько сладко и абстрактно, что разум становится непроницаемым для соответствующих понятий. Только глубокое размышление, сосредоточение, проведенное более внутренним чувством, чем внешним по отношению к нему интеллектом, приводит к Равновесию как к исходной точке постижения; сдвинься из нее - и все постигнутое окажется лишь плодом дрессированной мысли либо несоразмерной впечатлительности.
  
  14.2 Продолжая тему женской эволюции и взаимопревращений Смерти и Жизни, спустимся в нашу бренную реальность и исследуем, хотя бы и крайне поверхностно, как происходят эти трансформации.
   Возьму на себя смелость утверждать, что к женщине спящей ближе находится Смерть, а к женщине счастливой - Жизнь.
  14.3 Выше мы говорили о том, что в отсутствии возможностей реализовать свое женское начало и склонности - реализовать мужское; доверяя обществу, которое предлагает ей быть ничем, существом без души и высших ценностей; в отсутствии внешних или внутренних стимулов, женщина впадает в нечто, похожее на летаргию. Интересы ее в этом случае ограничиваются явлениями простыми и благополучием, весьма поверхностным, себя самой и собственной семьи. В такой летаргической, практически зомбированной, женщине качества женского начала приобретают свое наихудшее, низкое выражение - эгоизм, как порождение замкнутого пространства, глупость, как противоположность ясности мужского начала, смерть и лишение индивидуальности, как бессмысленное размывание водами своего подсознания своей и чужой жизней.
  14.4 Во множестве образцов мужской культуры, мужской мысли и онтологии женщина предстает именно в этой низкой, губительной и бесплодной ипостаси; изолируя женщину от знания, эта культура умерщвляет женское начало и дает дорогу смерти;
   может ли быть более абсурдной сама ситуация, когда общество обрекает женщину на бесплодное существование, угрожающее существованию и становлению самого человечества и мужского начала в нем?
   Общество, которое вычеркивает все лучшее и подлинное в женщине, может ли ожидать, что это лучшее и подлинное сохранится в его детях? Обрекая женщину на отсутствие самоосознания, не обрекает ли это общество само себя на смерть и вырождение?
  
  14.5 Ни одна женщина не остается вполне довольна этим положением вещей; не зная, но интуитивно догадываясь о более высоком своем предназначении, она начинает искать счастья. Счастья, напомним, которое есть инструмент и способ к выполнению животворящей миссии женского начала.
   Счастье женщины традиционно связывают с любовью и семьей; это не единственная, но наиболее доступная и распространенная его форма.
   14.6 Не имея возможности находиться в полноценных брачных отношениях, невероятно малое число женщин реализует другие пути счастья, подавляющее же большинство либо вступает в погоню за удовольствиями, долженствующими заменить подлинное счастье, либо переходит полностью на мужской тип существования. Мне неловко говорить о третьем типе женского осуществления, но сделать это необходимо.
  14.7 Третий путь, который не выбирает ни одна женщина в здравом уме, но по которому столько из нас вынужденно проходить без возможности сойти с него, есть страдание в браке.
   Страдание, не связанное с причудами любви, но с жестоким отношением. Легкость, с которой мужчина причиняет боль своей женщине, сравнима только с поведением невежественного ребенка, обрывающего лапки насекомым: этот ребенок не знает, что такое боль; никто не торопится сказать ему это; причинение боли слабым ненаказуемо в мире варварского деформированного патриархата.
  
  14.8 Измученные этой болью, унижением, высмеиванием, пренебрежением, невниманием, женщины в таких семьях не ждут своего законного счастья, но только покоя.
  14.9 Таким образом, извращается сама идея торжества Жизни, которая гласит: только счастливая женщина достигает подлинного плодородия.
  14.10 Ничто не делает ребенка таким сильным и реализованным, как счастливая мать; несчастная мать, недополучая супружеской любви, напротив, превращается в мать ограничивающую, убивая свободный дух развития. Трагедия одной женщины превращается в трагедию многих поколений, пока счастье в супружестве и гармония в семье не возродится вновь.
  
   14.11 Граница между Жизнью и Смертью подвижна и изменчива; имя ее - Равновесие, или Гармония.
  
  14.12 В предыдущей главе мы говорили о Смерти, или смертях, которые проживает чувствующая женщина. В египетском эпосе говорится, что Изис есть олицетворение космической скорби перед лицом неизбежного умирания. Существует только один способ для женщины противостоять этой энергии смерти, - быть счастливой. Только счастливая женщина в силах продолжать череду порождений жизни, вдыхать жизнь все в новые и новые явления, образы, ситуации, актуализировать жизнь в своих близких и дальних.
  14.13 Женщины в миллионах семей во всем мире, униженные и высмеянные, обобранные эмоционально и душевно (я не возьмусь винить в этом их мужей, мало кто из них умеет сострадать чужой боли, в деформированном обществе этому не учат), даже не подозревают, что их счастье есть залог сохранения жизни, что быть счастливой - обязанность и привилегия женщины, ибо только тогда могут реализоваться ее муж и дети.
  14.14 Мужчина, не ищущий сделать счастливой свою жену, вряд ли понимает, что тем самым он обкрадывает своих детей, которые не могут вырасти в равновесии, когда их мать лишена счастья.
  
  14.15 Алхимия дуальности такова, что только счастливая женщина становится восприимчивой и плодородной; отражая своего мужчину внутри себя, она позволяет лучшему в нем умножиться многократно; реализуя лучшее в нем, она сама реализуется во всей полноте. Алхимия, или трансформация, в паре становится невозможной, если женщина не будет счастлива; мужчина не получит свою долю благодати, детям, порожденные этой парой, не достанет их доли жизни.
  14.16 Быть счастливой для женщины есть ее обязанность и привилегия, хотя большинство женщин не догадываются о том, какую роль их личное счастье может сыграть в судьбах мира.
  
  
  14.17 Существует, однако, феномен соотношения мужского и женского, о котором надо сказать особо, прежде чем двигаться дальше. Мир и общество не располагает идеальным равновесием между мужским и женским началом. Все женщины стремятся к счастью, но далеко не все мужчины способны дать им это счастье; более того, количество таких мужчин ничтожно мало; не существует ни традиционного, героического типа мужчины, ни нового, андрогинного преображенного; толпы варваров пляшут на костях старых цивилизаций; толпы новых, эволюционирующих существ мужского пола не признаются обществом как носители новых веяний; в силу тех же причин, что и женщины, эти новые мужчины, тонкие и чувствующие, более способные к состраданию, творчеству, поиску и становлению, чем к конкуренции и агрессии, не имеют ни отдельной социальной ниши, ни знания о своих особенностях.
  
   14.18 Смешение проявлений мужского и женского духа значимо настолько, что мы должны особо сосредоточиться на этом пункте.
  14.18.1 До сих пор я писала о эволюции и проявлении исключительно женского начала; хотя мы и затронули тему присоединение мужских добродетелей женщиной, находящейся внутри фалоцентрированной культуры, но не говорили еще об этом подробно.
  14.18.2 Тот, кто имеет драгоценность, не захочет уже с ней расстаться; совершенно невозможно ожидать, чтобы женщины, познавшие, хотя бы вчерне, такие качества мужского проявления, как ясность мысли, способность принимать решения и социальную активность, откажутся от новых степеней свободы.
  14.18.3 Фактически, женщина, сочетающая качества мужского и женского духа, гораздо ближе к полноте человеческого воплощения, чем однополюсные женщины и мужчины; то же касается и мужчин, обладающих чертами женского льющегося сознания. Недостаток знания о ценности и роли женского начала является дьявольским тормозом на пути полноценного воплощения и социального приятия носителей этого духа; общество, ориентированное на изжившие себя образцы гендерных ролей, изначально ложных в мире деформированного патриархата, патриархата, заметим, варварского, а не героического, также не помогает эволюции человечества к свободе и счастью.
  
   14.19 Ложная идея о борьбе женского и мужского не может привести ни к чему, кроме новых и новых тоталитарных систем; матриархат или патриархат, все это не более, чем болезни роста человечества. Я не возьмусь гадать, каким должно быть будущее человечества, и каким оно может быть; тем не менее, наблюдение за лучшими его представителями сегодня дает огромную пищу для информации.
   (Говоря о лучших представителях, надо очень ясно понимать, что мы не можем рассматривать звезд и известных личностей; коммерциализация стирает реальность, заменяя ее фантазмами).
  14.20 Сочетание мужского и женского в современной женщине уже является ее неотъемлемой частью; размышляя о счастье и равновесии в жизни женщины, мы не можем упускать это из виду. Может ли мужчина старого типа, варварского, героического или философского, ограниченного только проявлением мужского начала, сделать счастливой женщину, несущую в себе присутствие обоих начал? Может ли женщина, доверяющая мифам старого общества, ожидать от новых мужчин, сочетающих мужское и женское, соответствие образцу мужчины старого типа?
   Эти вопросы я оставляю открытыми; никто не волен решать за человеческое существо, какие пути реализации он выбирает и как он достигает счастья и полноты.
  
  
  14.21 Равновесие, которого может достичь женщина внутри состояния счастья, не может остаться плодным и неизменным бесконечно. Такое равновесие, сравнимое с медовой рекой, незамутимой и непоколебимой, есть состояние духа, наилучшее для вынашивания новой жизни; пробужденная женщина вынашивает новое непрерывно, это является сокровенным смыслом ее природы и выражается в творческом, магическом преобразовании мира.
  14.22 Вынашивание, однако, должно завершиться родами, манифестацией в мир его результатов; спокойствие и равновесие тогда уступают место активной деятельности и беспокойству. К теме создания новых миров женщиной мы вернемся позже; пока что отметим только то, что касается практического проявления алхимической работы женского существа:
  1. Любовь есть закон; любовь есть смысл и способ существования женского начала.
  2. Жизнь есть щит, который противостоит смерти; любовь, как скрытая пружина и способ, позволяет женщине быть источником непрерывной жизни.
  3. Счастье есть условие, которое не дает угаснуть любви; в отсутствии счастья любовь для женщины превращается в яд.
  4. Женщина, обладающая счастьем, наполнена любовью. Воплощая любовь, счастливая женщина наполняет жизнью мир вокруг себя.
  
  14.23 Понимая, что состояние счастья не может быть присуще всем и всегда, мы должны задаться вопросом, каким образом женщина непременно возвращается к нему из худших моментов своей жизни.
  Следующие главы будут посвящены исключительно тому, как женщина, не получающая свою долю счастья в любви, обходит эту ситуацию, кровью, нервами, срывами и слезами реализуя свое плодородие и силу.
  
  
  
  
  
  15 Невротизим и разрушение
  
  15.1 Прежде, чем исследовать дальше эволюцию женского начала и ее пути, мы задержимся на инволюции, движении назад. Низкие качества женского, ведущие к деградации принципа Жизни, делают женщину бесплодной и мертвящей;
  деградация эта питается отсутствием счастья. Женская слабость заключается в зависимости собственного развития от счастья, которым наполнаяет ее или нет ее муж или любовник, обусловленность ее реализации их отношением к ней.
  
  15.2 Прежде, чем развить эту мысль, оговоримся, что существует все большее количество женщин, вырывающееся из тисков этой зависимости; присоединяя мужские аспекты и развивая женские, женщина достигает той полноты, когда источником счастья становится она сама. Плодородие развитой женщины выражается не только на биологическом уровне, существует особый класс женщин, помогающий другим реализовать себя и сосредоточенный только на этом.
  15.3 Важно понимать, что подобная полнота достигается в результате эволюции обоих начал, и невозможна при деформации их. Ошибаются те женщины, которые игнорируют потребности женского начала, когда они приносят им боль; этот род феминизма имеет декларативный характер и сомнительные результаты; однако иногда я думаю, что подобное поведение существует больше в легендах мужского эпоса, чем в реальности.
  
  15.4 Женщина, испытывающая боль в отсутствии счастливой наполненности, с большой вероятностью приходит к невротизму. Невротические реакции вообще характерны для чувствительной женской натуры; в зависимости от обстоятельств, они переходят или нет в пагубную привычку. Если женщина обладает знанием и поддержкой, этот невротизм, как бы тяжело он не переживался, может трансформироваться в поиск свободы и силы; в отсутствии внешних или внутренних стимулов, напротив, эмоциональный хаос становится источником разрушения.
  15.4.1 Женский невротизм, подобно женскому оргазму, есть одна из простейших функций женского организма и психики, подлинность которых не поддается проверке. Странным фактом является то, что мужчины склонны верить в подлинность женского оргазма и в искусственность женских невротических реакций; этот самообман можно объяснить только тем, что так удобней и приятней самим мужчинам.
  15.4.2 Я не случайно провожу параллель между этими двумя явлениями - по ощущениям женщины, они зеркально похожи и зеркально же противоположны. Напряжение накапливается и разряжается волнами, пока в своем апогее не достигает финального аккорда; однако, если оргазм актуализирует в женщине чувство полноты и ощущение жизни, невротические реакции ввергают женщину в мир хаоса и смерти. Вихрь небытия захватывает ее изнутри, чувство ужасающей пустоты появляется в солнечном сплетении и расширяется, захватывая всю область чувствования и психики, неся смятение и панику.
   15.4.3 Женщина, не достигающая финального оргазма в его полноте, не достигает в сексуальном акте и чувства полноты жизни; женщина, не достигающая пика своего невроза, подавляя его и загоняя вглубь подсознания, не проходит момент полной смерти, позволяющий вернуться к жизни; в этом случае падение в хаос становится непрерывным и длительным, приравниваясь к состоянию умирания.
   Под пиком невроза не обязательно подразумевается выплеск этого невроза наружу; зная природу этих процессов, женщина со временем обучается следить за ростом своей внутренней смерти в молчании, фактически в согласии со своей природой и своими внутренними процессами.
  
  
  15.4.4 Хаос является весьма специфической областью, с которой женщина должна уметь обращаться; сейчас мы не будем касаться этой темы, отметим только, что в творческих, экстатических или магических процессах такие погружения играют огромную роль. В отсутствии знания о взаимоотношениях с хаосом и соответствующего навыка, женщина не может реализовать важную часть себя. В условиях осуждения невротизма, женщина старается подавить в себе эти реакции, что имеет такие последствия, как истеризм или полный упадок сил.
  
  15.4.4 Мужское начало, долженствующее исследовать, организовывать и изменять бытие в сторону большей свободы человеческого существа, не всегда имеет собственную волю и активность для этого; мужское начало склонно к засыпанию и пренебрежению своими функциями. Именно тогда женщина, олицетворяющая женское начало, настаивает на его пробуждении и включении; этот процесс является священным в тантрической онтологии и правомерным в физике дуальности.
  15.4.5 Общество, пренебрегающее двойственным строением мира, социум, основанный на мужском праве и мужском эпосе и фольклоре, относится крайне негативно к подобному поведении женщины; существует тысячи унизительных фразеологизмов и мрачных шуток о женщинах, старающихся пробудить своего мужчину.
  15.4.6 Мужская пассивность, противоречащая самому принципу устройства мира, является одной из негативных колон, поддерживающих женский невротизм; другой колонной является недостаток любви.
  
  15.4.7 Результатом такого соотношения является то, что вместо поиска соответствующей области тайного знания, позволяющего ей использовать эти периоды мрака по их прямому назначению, женщина, как и в других случаях, начинает верить в собственную неполноценность и рассматривать естественные реакции своей природы как болезнь. Такое отношение к самой себе создает идеальную базу для хронической, разрушительной формы невротизма.
  
  15.5 Женщина в отсутствии счастья, проживая время невротизма и обособленности от мира, не обязательно становится агентом смерти, инстинкт толкает женщин искать счастье, как пчела нектар. Однако, чем доверчивей и преданней женщина идее любви, тем тяжелее она переживает предательство со стороны своего мужчины.
   Надо очень ясно понимать, что мужчин готовят к этому предательству с детства - идеи Дамы, Супруги-Сестры и Небесной Девы, фигурирующие в старинных текстах, общество, основанное варварами на разрушенных цивилизациях прошлого, заменило на право сильного по отношению к женщине.
   Мужчина, являясь животным более сильным, более эмоционально независимым, более свободным и социально более востребованным, по своему произволу отбирает у женщины супружеские привилегии, когда свежесть чувств у него притупляется.
   В нашем обществе не принято говорить об этом, но жизнь женщины в семье чересчур часто становится невыносима - безразличие и невнимание со стороны любимого человека являются прямым убийством женского духа.
  
  15.6 В условиях абсолютного запрета на женское знание в современной культуре, высмеивания и принижения его, женщины редко получают передачу знания от своих матерей; лишившись своей доли наследства, эти женщины не располагают ясным представлением ни о поддержании огня в очаге, ни о сохранении воды в чистоте.
  . Существует представление, что любовь сама по себе служит волшебным источником счастья; иллюзия эта, по закону существования всех иллюзий, заканчивается разочарованием. Получая все меньше внимания и любви со стороны своего партнера, женщина пытается сказать об этом прямым текстом, жалуется, неумело или умело манипулирует эмоциями, добивается временной передышки, но чаще и чаще встречая грубость и непонимание, отвечает вспышками разрушения.
  15.7 Доведенная до отчаяния от горя, в случаях наиболее грустных, женщина превращается в ведьму. В старинных инкунабулах ведьма представляется женщиной старой и безобразной, разрушающей жизнь из одного удовольствия мстить за свое безобразие.
  15.8 В реальности, прямо напротив, можно встретить женщин прекрасных и менее красивых, непременно уделяющих много внимания своей внешности; их голос сладок, а следы слез не видны посторонним. Их поведение, как правило, корректно, а слова и поступки разумны. Они могут быть замужними или одиноки, иметь детей или нет. Невроз может быть неприятным воспоминанием прошлого, гораздо реже он присутствует в настоящем, но тщательно скрывается. Они ничем не похожи на ведьм со средневековых картинок; они не хотят никому зла и всей душой жаждут счастья.
  15.9 Счастье, однако, не доступно им, как и покой; эти женщины становятся источником разрушения.
   Разрушение проистекает из них, как яд, это не активное разрушение окружающего мира, но патологическая бесплодность, невозможность актуализировать чужую жизнь, сколько бы сил в это не было вложено.
  
  15.10 Счастье в человеческой жизни - понятие крайне непостоянное, знание о том, как проживать периоды невротизма и отсутствия любви, весьма малодоступно в мире патриархальных деформаций. С уверенностью можно сказать, что практически все женщины проходят разрушительные периоды. Тем не менее, женщины святые, матери всего сущего, встречаются гораздо чаще женщин разрушительных, живого воплощения зла. Процент дьявольских женщин, женщин бесплодных, невротических или просто уставших, прямо показывает, каково отношение мужчин к своим женам в том или другом обществе. Состояние бесплодности редко приобретают патологическую форму; однако надо признать, что этот феномен существует.
  15.11 Наиболее склонны к такому бесплодию женщины, чьи матери не были счастливы в любви.
  
  15.12 Здесь мы касаемся самого сокровенного и трагического момента - несчастливые женщины порождают цепь несчастливых жизней.
  
  15.13 Однако и этот феномен имеет свое условие - только женщина, несчастливая в любви, но создающая образ благополучия, является источником смерти в отдаленном времени.
  
  15.14 Именно у таких матерей дочери не достигают женской реализации; в семьях у этих женщин тема женского счастья не обсуждается, либо обсуждается в терминах фальшивых и слабо пригодных к использованию. Воспитанные в отсутствии сокровенного знания о обязанности женщины быть счастливой в любви, лишенные инструментов построения этого счастья, дочери в таких семьях не выполняют свою женскую работу, не овладевают навыками женской силы и благодати.
  15.15 Фактически, они в состоянии искать только то, что восприняли от своих матерей - внешнего благополучия, они просто не знают о том, что может быть иначе.
  15.16 В семьях, где матери активно несчастны, где женщины не скрывают своего горя, раздражения, невротизма и недовольства, жизнь может превратиться в ад; тем не менее, дочери в таких семьях знают, что счастье существует и что его надо искать; их позиция может быть невротична и болезненна, но не бесплодна.
  
  15.17 Бесплодные женщины, дочери несчастливых матерей, с детства получают урок замещения: отсутствие счастья замещается получением удовольствий, вместо золота внутреннего, символически обозначающего Солнце и импульс жизни, они сосредотачиваются на поклонении золотому тельцу. Входя в это колесо потребления, они фиксируют прочную базу для непрерывного невротизма.
  
  15.18 Такое состояние души является полной инволюцией женского начала, вместо триады счастье-сила-благодать здесь действует триада отсутствие счастья-невротизм-разрушение.
  15.19 В чистом виде этот тип встречается исключительно редко; самая бесплодная земля в состоянии питать хотя бы немного жизни; женщины, по настоящему мертвые, воплощенные зло и смерть, встречаются только в средневековых легендах. Тем не менее, образ этот чрезвычайно устойчив в общественном сознании. Вместо благодати, которой наделено женское существо, патриархальный фольклор концентрируется на стяжательстве и эгоизме низких проявлений женского духа.
   15.20 Вопрос, который возникает при этом, по сути предполагает грустный ответ. Не является ли такая позиция мужской культуры отражением низкого мужского духа? Не заботясь о счастье собственной женщины, не заботясь о ее душевном здоровье и плодородии, могут ли ожидать мужчины увидеть рядом с собой сияющую, богоподобную, преображающую женщину? И, главное, хотят ли они быть рядом с такой женщиной, которая не даст заснуть их сознанию и впасть в варварство их душе?
  
  15.21 Повторяя мысль из предыдущей главы, скажем - все женщины хотят быть счастливы, но далеко не все мужчины могут сделать свою женщину счастливой; гораздо больше мужчин, которые провоцируют в женщине болезненные невротические реакции.
   Существует тайное знание, которое позволяет не допускать своего мужчину до подобной низости; также существует знание, позволяющее проходить эти невротические моменты плодотворно; в другой раз мы поговорим об этом.
  
  
  
  16. Заточение.
  
  16.1 Мужской дух путешествует вдаль, женский дух путешествует вглубь. Что происходит с женщиной, отрезанной от глубин своего женского начала, но продолжающей исполнять женскую роль? Она не может двинуться ни в горизонтали, ибо мужчиной не стала, ни в вертикаль, ибо женщина в ней закрыта; она оказывается замкнутой в материи, пойманной в ловушку мира, в котором отсутствует дух.
  16.2 Для мужчины ограничение физического мира также является ловушкой и кандалами несвободы, однако он прекрасно знает, как здесь можно развлечься; стремление мужского духа к строительству, к переделке пространства, к исследованию мира, в котором мы живем, является прекрасным способом скоротать время, дожидаясь возвращения к истоку своей души. Для женщины, напротив, материальный мир сам по себе пуст, это всего лишь вместилище; женское начало рассматривает материальный мир лишь как колыбель для духа; если дух ускользнул, потерян или умерщвлен, а колыбель пуста, что делать осиротевшей женщине в этом пустом мире?
  
  16.3 В этой точке женское начало ощущает себя в тюрьме. Наипростейшим примером служит домашняя работа, которую те или другие женщины выполняют автоматически, не имея выбора, продолжить ли или оставить этот нескончаемый, никем не оцененный, презираемый обществом труд.
  
  16.4 Выходя замуж, устраивая гнездо и рожая детей, всякая женщина счастлива и полна радости; однако не всякая сохраняет эту радость через год, через три, через пять. Замок превращается в темницу, прекрасный принц - в тюремщика или сокамерника. Скованная непрерывной домашней работой, как заклятием злой колдуньи, женщина не находит сил на социально полноценную жизнь, ее мужской аспект, стремящийся к движению и расширению границ, подчиняется диктату тряпки, метлы и кастрюли.
  16.5 Одни сбегают из этого рабства, другие перекладывают его на профессионалов - бытовую технику или домработниц. Возможность купить все приборы, от тостера до посудомоечной машины, также, как возможность нанять уборщицу, есть великое освобождение от рутиной работы, но не окончательное. В европейском сообществе мысль о том, что домашняя работа есть рабство, приняла форму общественного мнения.
  16.6 Тем не менее, всегда остается группа женщин - заметим, большая группа женщин - продолжающая свой ежедневный труд, вопреки всему и вся. Мало кто знает, что эта работа является ритуальной для женского духа; мало кто обладает знанием, чтобы обозначить периоды этой работы и точки ее изменения.
  
  16.7 Прежде чем мы опишем вкратце ритуальную часть монотонного женского труда, заметим, что этот ритуал могут выполнять не все и не всегда; общество, требующее подобной деятельности со стороны всех женщин, по сути, устанавливает законы рабства для этих женщин.
   Ритуальная часть женской работы заключается в трансовом самопогружении; множество женщин входит в этот транс, занимаясь обычными, на сторонний взгляд, домашними делами.
   Заметим еще и еще раз, что далеко не все женщины склоны к такой ритуальной медитации, для остальных домашняя работа является каторгой или необходимостью.
  
  16.8 Все мы знаем, что подобная работа ограничивает человеческую свободу женщины, было бы, однако, грубой ошибкой при этом назначать свободу и силу всем поголовно, как витамины зимой. Существует огромнейшая группа женщин, посвященных глубокому внутреннему созерцанию, растящие свои сады в безмолвии и в сокрытии их от мира. Работа этих женщин - одна из глубочайших мистерий, и мы не будем говорить о ней прилюдно; фактом является и то, что в отсутствии тайного знания сами женщины не всегда знают точно, что происходит под их напряженным внутренним взглядом.
  
  16.9 Фактически, они соглашаются на любую социальную роль, сносят унижение общественного мнения, клеймящего их глупостью, эгоизмом, пустотой и пассивностью. Все, что угодно, лишь бы их оставили в покое и не вторгались в святая святых, в их мир молчаливого созерцания и непрерывного сопереживания миру, направляющего, в силу магичности их работы, мир в строну жизни.
  
  16.10 Символически, работа по уходу за домом повторяет Великую Работу по уходу за миром. Дом женщины превращается в храм, в котором она совершает свою магическую работу. Вычищая его и распределяя вещи по своим местам, она, как и любой маг, совершает заклятие подобия - увеличение чистоты мира и уменьшение хаоса; готовя еду и ухаживая за растениями - совершает заклятие, которое увеличивает энергию жизни во всем мире.
   Ритуальность такой работы сопровождается особым состоянием самопогружения, транса, отключенного сознания и активного подсознания. Мысли и образы роятся первые минуты в голове медитативной женщины; это, однако, не является состоянием внутреннего диалога, от которого восточные школы советуют избавиться первым - а, скорее, похоже на настройку радио. Подстраиваясь к нужной волне, женщина совершает домашнюю работу как в полусне, плывя внутри своего сознания, как пчела в меду.
  
  16.11 Это состояние священной коровы, матери всего сущего, подвергается бесчисленным нападкам и глумлению со стороны деформированного мужского духа, требующего ясности и внешней активности как единственной ценности. Позиция глупости и эгоизма для таких сонных женщин является обыденным щитом, которым они могут оградить свой внутренний мир, пестующий человечество, от вторжения и насмешек. Ловушкой, как всегда, является легкость, с которой женщины верят в подлинность собственных глупости и эгоизма.
  16.12 Сакральное внутреннее безмолвие, олицетворение священной коровы, олицетворение Матери Мира, Изис или Шакти, сохраняется только у женщин счастливых; муж, семья, круг или общество которых оценивает и уважает их мистическую силу, вибрирующую вокруг них во время выполнения простых движений - приготовления еды, очищения дома, починки одежды. То, что она делает в доме, является ритуалом, дом ее - храмом. Смысл этого ритуала - в магии, накладывающей заклятие роста, чистоты и питания на весь мир. Совершая эти простые действия, женщина входит в некий вид транса, глубокое медитативное состояние.
  
  16.13 Медитативная женщина погружается в рутину женских дел, как в еще одно море; будь то ведение дома или светские обязанности; вытирая пыль или проходя по модным магазинам; готовя еду или принимая гостей; - она редко присутствует полностью в нашей реальности, часть ее сознания находится в других измерениях. Требование жить здесь и сейчас не вполне подходит таким женщинам, ибо они не готовы в этот момент осуществлять мужской принцип ясности и активности.
  
  16.14 К всеобщему несчастью, женщины в европейском обществе не готовы использовать эти периоды для выращивания своего внутреннего сада, а мужчины не всегда умеют оценить их усилия. Ничто так не омрачает замужнюю женщину, как агрессивный вопрос мужа - чем ты занималась целый день? Мужское существо выполняет домашнюю работу лишь в ее логической части, не осуществляя погруженности в тайну бытия; также, мужчина не выполняет попутно множества других дел; он не способен понять, что делает женщина и как; эта неспособность в обществе последних тысячелетий превратилась в откровенную вражду к женскому способу действия
  16.15 В отсутствии одобрения и эмоционального ответа со стороны семьи женщина теряет стимул, медитативная связь с внутренним миром прерывается, домашняя работа становится источником нервного напряжения и усталости.
   В этот период материальный мир ловит женщину в ловушку, где нет ни счастья, ни радости, ни связи со своим внутренним источником; в этот же период дом и его каторжное обслуживание превращается для женщины в тюрьму.
  
  16.16 Я хочу повторить эту мысль отдельно - чем больше увязает женщина в неодушевленном материальном мире, тем дальше она от одухотворяющего женского начала; тем менее похожим на храм становится ее дом, как бы не стремилась она его украсить.
  16.17 Вообще, надо сказать, что дом для женского существа всегда символизирует весь универсум; наблюдая за ее домом, можно разгадать загадку любой женщины; мир, который выстраивает женщина, не всегда распространяется наружу, но всегда исходит из ее жилища.
  
  16.18 Что происходит с женщиной, когда ее дом становится тюрьмой ее духа? Как ни странно, множество женщин начинают этот дом украшать. Отрезанные от собственного женского начала, оставленные наедине с пустым миром, как с разоренной колыбелью, они начинают отчаянно наполнять его всем, что попадается под руку.
   16.8.1 Осознание пустоты этого мира весьма болезненно. Однако, гораздо, гораздо хуже создания мнимого благополучия. Тенденция женщин к самообману скрывается в полном незнании себя самих и своей роли. В ситуации, когда их жизнь и окружение не дают им никакого стимула, когда реальность превращается в тюрьму, женщина кидается в колесо потребления. Создавая миф о благополучии своей жизни, женщина потребляет все - вещи, эмоции, чувства и отношения, музыку, книги и еще раз вещи.
   16.8.2 Все это уходит в некую космическую пустоту, не наполняя ее - не оплодотворенная духом, женщина остается бесплодной.
   16.8.3 Дом, семья и вся жизнь для такой женщины становятся тюрьмой, местом ее заточения, где она не может осуществить себя как женщина, порождая новые миры и актуализируя чужие жизни.
  
  16.19 Наконец, мы приходим к моменту самому тонкому и опасному: вольно или невольно, женщина разрушает эту тюрьму, будь это весь ее мир или только его часть; отношения, которые пережили самих себя или сложившийся набор привычек и вещей.
  16.20 Разрушить тюрьму, в этом смысле, означает потерю мнимого благополучия. Можно наблюдать бесконечное количество раз, как женщина, создающая вид счастья и образ прекрасной семьи, делает все, чтобы эта семья была разрушена. Часто она сама не осознает своих поступков, ее логика и здравый смысл не дали бы ей поступить подобным образом, она верит, что изо всех сил стремится сохранить эту мнимо счастливую, благополучную ситуацию.
  16.21 Тем не менее, все, что должно быть разрушено, разрушается в свой момент; чем сильнее женщина и женский дух в ней, тем активней ее подсознание борется с ее сознанием. Женщина слабая, возможно, доверяет голосу разума больше, чем голосу сердца; она никогда не выберется из этой ситуации тотального отсутствия счастья, но будет замещать его удовольствиями. Так или иначе, и это благополучие не вечно; все женщины знают это и именно потому так боятся дурного глаза; однако, мы никогда не знаем с достоверностью - является ли чужой глаз дурным или просто внимательным?
  
  16.22 Другой путь освобождения от тюрьмы, в которой отсутствуют свет и подлинное счастье - мужской путь наружу; такой путь ведет к активному, осознанному разрушению нетерпимой ситуации.
  16.23 Во всех случаях, важно понимать, что женщина не остается в тюрьме духа навсегда; так или иначе, она приходит к своему освобождению. Если бы тайное женское знание не было настолько закрытым, это освобождение не было бы настолько драматично и разрушительно для бесчисленного количества женщин; сохраненные в этой борьбе силы могли бы принести в наш мир больше счастья и покоя.
  
  
  
  
  17. Легкость.
  
  17.1 Существует одно из проявлений смерти, ограничивающее любую человеческую жизнь; оно является скованностью, невозможностью изменить свою жизнь и называется необходимостью. Необходимость - продолжение мира мертвой материи, непрерывно предъявляющий свои претензии на человеческое существование.
  17.2 Болезни, бедность, старость и отчаяние - вот знамена этого мира; как защититься от его натиска? У мужчин свои счеты с необходимостью, ограничивающей свободу их движения и мысли, отличные от проблемы женщин, видящих в тяжести земного бытия прямую угрозу жизни. В этом исследовании мы не можем задерживаться на мужском способе поиска свободы; отметим только, что технологии, созданные мужской мыслью, могли бы делать наше существование более свободным и радостным.
  17.3 Мужчина преодолевает необходимость за счет храбрости, которая позволяет ему двигаться и мыслить в экстремальных ситуациях; женщина преодолевает смертельное ограничение необходимости - легкостью, которая позволяет ей надеяться и продолжать жить. Мужчина испытывает страх, но в состоянии осмыслить ситуацию и подчинить ее контролю своего ума. Женщина периодически испытывает панику и неврозы, однако в моменты, свободные от них, в ней можно наблюдать качество, называемое легкостью.
  
  17.4 Отсутствие счастья принимает форму невротизма; мнимое благополучие признает догмат необходимости и следует ему; подлинное счастье, не придавая значение необходимости, в женщине проявляется в форме легкости. Синонимы этой легкости - вечная молодость и игра; эти концепции представлены в восточной философии, как признаки женственности. В культуре западной, напротив, философия вообще не занимается проявлениями женского начала, (разве что в негативном аспекте, как, например, у Шопенгауэра и Ницше), а игра, легкость и вечная молодость превращены в коммерческий продукт.
  17.5 Понимая, что легкость есть признак и принцип неувядаемой женственности, следует говорить о ней и лелеять ее, однако странным образом даже среди самых знающих женщин царит негласный запрет на это проявление женственности. Догмат необходимости и тяжести жизни получил чересчур широкое распространение; это, однако, можно понять, поскольку легкость нуждается в определенных условиях проявления; так, феи и эльфы, образцы вечной молодости и счастья, должны оставаться на своем острове под названием Авалон; внутри современной варварской культуры им не отведено места.
  
  17.6 Тем не менее, женское начало продолжает искать счастье и стремится выразить его в легкости; это явление необходимо исследовать, говоря о эволюции и развитии женщины.
  
  17.7 Легкость бытия вообще присуще подлинной женственности. Я хочу сказать очень ясно о том, что пока женщина существует, она ведома надеждой; что подлинная женщина не старится, поскольку часть ее души всегда остается неизменной. Циклические обновления обновляют не только ее кровь, но и дух; подобно Луне, подобно морю, женщина всегда изменчива, но природа ее неизменна.
  
  17.8 В любой женщине существует закрытая от всех область сознания, в которой эта женщина непрерывно мечтает; существует область духа, в которой женщина не подчиняется тяжести бытия, но сохраняет магическую легкость. Любая женщина всегда помнит саму себя в начале своей жизни; вечная юность и девственность, доброта и надежда всегда остаются неприкосновенными в глубине каждого женского существа. Только это качество свободы от мертвой материи делают женщину сосредоточием духа, ангельским существом, феей, небесной девой, скрытой под весьма земной оболочкой.
  17.9 Легкость, с которой женщина отрывается от земных забот, легкость, с которой ее душа вплетается в мир грез и воспоминаний; эта самая легкость перехода в другое состояние духа ясно показывает, что женщина, по своему внутреннему свойству, существо ангельское, между тем как ее тело и психика могут быть ревностно привязаны к материальному миру.
  
  17.10 Мы говорили выше, что единственным оружием против смерти для женщины является жизнь; теперь мы рассмотрим одно из конкретных проявлений этого. Чем счастливее женщина и спокойней, тем наполненей она жизнью, тем легче ее душа, тем меньше в ней напускной серьезности и поверхностных страхов; тем меньше на ее душу наложено цепей и заклятий.
  
  17.11 Матери, которые воспитывают дочерей, должны быть непрерывно внимательны к пульсации жизни и счастья в них. Дисциплина, серьезность и ответственность необходимы для выживания в нашем мире, однако чересчур часто суровое воспитание превращает эти качества в отравленные стрелы, распинающую душу на кресте необходимости. Необходимость является величайшей ложью, сковывающей все человечество дьявольской цепью; если бы ее ставили в один ряд с болезнями и стихийными бедствиям, родители учили бы своих детей преодолевать ее, а не приспосабливаться к ней.
  17.12 Женщина, избежавшая ловушки абсолютной веры в необходимость, обладает божественной легкостью. Ее смех, звук ее голоса, ее манера двигаться и смотреть, все отличается от манеры других людей, прибитых необходимостью к земле. Детское, юное, доброе и доверчивое есть непременные атрибуты этой легкости; в идеальном случае, к ним прибавляется мудрость и знание, чтобы уравновесить легкость на весах гармонии. Женщина, являющаяся одновременно юной и старой, радостной и знающей, - идеал и образец проявления женского начала; добавляя к юности и старости зрелость, плодородную и порождающую, мы получаем три лика богини, образ Великой Матери всего сущего.
  17.13 Говорят, что на таких женщинах лежит печать харизмы, однако это не совсем верно. Правильнее было бы сказать, что они отражают счастье в наш мир, нечто неуловимое, изменчивое, но захватывающее дух у всех, кто соприкасается с этим феноменом.
  
   17.14 Если бы родители понимали, что истинная ответственность перед миром их дочери заключается не в социальной корректности, а в собственном счастье, множество учебных заведений бы обезлюдело. Величайшим грехом является обучению девочек чувству долга вместо навыка счастья. Такое воспитание можно сравнить с воспитанием в бедных семьях - вместо навыка богатства, детей приучают к мысли о тяжести бедности; вырваться из этой ловушки получается далеко не у всех.
   17.15 Важно понимать, что сами родители далеко не всегда хорошо понимают , что есть счастье; находясь в изоляции от глубинных источников, мать не может предложить дочери ничего, кроме рефлекторной защиты; как может мать обеспечить своей дочери ее счастье и силу, если ей самой не была передана традиция женского счастья, если цепь передачи в ее семье прервана много веков назад?
  
  17.16 Возможно, поэтому в психологии так устойчив миф о расторжении внутренних связей с родителями; необходимость от освобождения от этих зависимостей приравнивается к возможности создать новую, более продуктивную личность. Есть разумное зерно в идее не следовать негативным программам, однако, в каждой женщине скрыта возможность легкости и тяга к счастью.
  17.17 Женщина, постигнувшая легкость, уже не доверяет необходимой серьезности и тяжести мира; на собственном опыте, объединяющем опыт всех душ, она знает, что гусеница и бабочка - это не одно и то же, ей не приходится отчуждаться от своего прошлого и семьи; напротив, она испытывает невыразимый восторг от созерцания этой мистерии, в которой необходимость уступает права свободе.
  17.18 Есть несколько ситуаций, способствующих обретению этой легкости - счастливая любовь и счастливое материнство; привычка наполнять жизнь явлениями легкими и прекрасными; чувствительное восприятие музыки, природы, поэзии и философии. Все лучшее, что может произойти в жизни женщины, само притягивается к женщине, обладающей этой легкостью.
  17.19 Вернее было бы сказать, счастье и радость, исходящие от женщины в этом состоянии, заряжают пространство вокруг нее, мир, как и всегда, отражающий только нас самих, возвращает ей ее собственную радость. Женщина в состоянии легкости обладает даром надежды; в этот период она сама становится надеждой для мира.
  17.20 Если раньше мы говорили о женщинах, хранящих тайное знание; о других женщинах, актуализирующих чужие жизни и жизнь мира в целом; о женщинах, в ритуальной невольной магии очищающих мир от хаоса, - теперь мы говорим о женщинах, в которых сосредоточено счастье мира.
  17.21 Важно понимать, что любая женщина хранит в себе все эти состояния, заданные в потенции. Возможно, это художественное преувеличение, а, может, и нет, но я возьмусь утверждать, что состояние счастья присуще женскому началу на некотором уровне генезиса, самого его строения. Я также возьмусь утверждать, что это состояние счастья является той питательной средой, в которой развивается новая жизнь, чтобы быть продолженной; это счастье является внешним, человеческим выражением закона любви, которая охраняет все сущее, как сила гравитации, от потери формы и обеспечивает взаимопритяжение.
  
  17.22 Состояние легкости является наивысшей манифестацией женского знания, как бы болезненно не было отсутствие слов и средств для его выражения. Это знание, говорящее о том, что мир устроен правильно, что мир основан на любви и ради продолжения жизни, является тайной женской религией всех времен и народов. Такая счастливая легкость сродни глубокому душевному здоровью. Неврозы и одиночество, через которые проходит практически каждая женщина, являются только моментами инициации в тайное знание, клапаном, который предохраняет женщин от животного состояния счастья, в которое так легко упасть при благоприятных условиях.
  
  17.23 Именно это состояние воздушного, невесомого парения противостоит тяжести земли, в которой оказывается женщина, теряющая саму себя. В следующей главе мы рассмотрим, как разрешается этот кризис перехода из одного состояния в другое.
  
  
  
  
  
  
  18. Магия
  
  18.1 Продолжая тему превращений, которые проходит каждое женское существо во время своей эволюции, тех превращений, во время которых женщина обучается слышать все голоса мира и понимать все живое, надо объяснить, чем отмечен каждый из этих переходов. Время изменений для женщин связано со слезами; плач женщины является не только жалобой, но и оплакиванием мира, полного страданий, оплакиванием жизней, которые заканчиваются смертями, оплакивание всех детей, своих и чужих, которые не смогут сохранять непрерывное счастье; оплакиванием всех горестей и печалей вместе.
  18.2 Кажется, что слезы размывают барьеры, отделяющие женщину от самой себя. Плач женщины означает, что она больше не может выносить того, что происходит с ней, и осознает свою слабость и незащищенность. Слабость вообще является очень человеческим качеством, так же, как страх и бессилие; признание их освобождает от ложной гордости и самодовольства. Удивительным образом, но следом за этим происходит трансформация; когда женщине самой кажется, что она повержена и разбита, в момент полной темноты и отчаяния, происходит поворот ее сознания и внутри него рождается спасительный выход.
  18.3 Не все женщины способны к освобождающему плачу и не всегда, иногда он заменяется на сухой жар, который похож на лихорадку; такое внутреннее жжение не приносит той легкости и успокоения, которую способны принести слезы, но выполняет ту же самую роль - меняет нечто важное внутри женщины, алхимически преображает ее в новое, более свободное существо.
   18.4 Это преображение совершается, когда женщина внезапно перестает плакать и начинает заниматься магией.
  
   Давайте рассмотрим это подробней.
  
  18.5 Женская магия отлична от мужской, и это интуитивно понятно всем женщинам. Однако, потеряв знание о самих себе за время патриархата, женщины забыли, что именно является ключом к женской магии. К счастью для всех, это знание настолько сильно впечатано в женскую генетику, что раскрывается само и совершенно неожиданно; к определенному возрасту практически все женщины постигают возможности собственной интуиции и мягкого влияния на мир.
  18.6 Тем не менее, диктат мужской мысли усложняет передачу знаний и техник женской магии; в настоящее время ее можно встретить скорее в в качество спонтанного проявления развитой женственности, чем в качестве закрепленной и осознанной традиции. Это несложно исправить; обмен знаниями между женщинами в последние десятилетия сильно ускорился; можно надеяться, что все женское сообщество начинает осознавать свою силу и потенциал.
  
  18.7 Чтобы понять особенность женской магии, вспомним разделение магии на эзотерическую, внутреннюю, и экзотерическую, внешнюю.
  18.8 Заниматься внешней магией могут практически все; заметьте, я не говорю, что эта магия дает результаты; изменения внешнего мира под управлением ритуалов такой магии редко соответствуют ожиданиям; здесь я говорю "редко", чтобы не говорить "никогда".
  18.9 В мире внешней магии, обращенном на исполнение желаний мага, вообще много путаницы, главная из которых связана с его нечетким разделением с понятием колдовства. Определение, по которому маг накладывает свою волю на окружающий мир, в то время как колдун является только проводником чужой воли, духов или эменталей, хоть и красиво, но весьма спорно. Не углубляясь сейчас в эту тему, отметим только принципиально мужской подход к этому типу магии: он оперирует такими понятиями, как воля, мысль, действие, спланированное изменение.
  18.10 Ритуалы и способы этой магии описаны неоднократно; их можно изучать и экспериментировать с ними. Средневековые гримуары были созданы мужской мыслью; по своему построению и логике они сродни научным трактатам.
  
  18.11 Другой вид магии, являющейся внутренней, эзотерической, недоступен интеллектуальному изучению; человек приходит к нему через серию инициаций, открывая сродство своего внутреннего микрокосма внешнему. В некоторых традициях это именуется подключением к собственному центру, в других - подключением к космическому каналу; эти названия употребимыми только в рамках собственных течений, стороннему уху их звучание кажется помпезным и несколько ограниченным.
  18.12 Важно, однако, не это, а сокровенный смысл внутренней, истинной магии. Он заключается в осознании человеком универсальных законов и планов творения; только пройдя этот этап, человек, становящийся подлинным магом, начинает проецировать эти законы на нашу реальность.
  18.13 Говоря проще, подлинный маг не ищет прямое сделать кривым, а кривое - выпрямить; подлинный маг, постигая подлинную меру и форму всех вещей, мягко подталкивает их к осуществлению собственной формы и смысла.
  18.14 Оставаясь человеком, подлинный маг продолжает иметь собственные желания и стремления; впрочем, перед лицезрением всеобщих законов эти желания меняются весьма сильно. Из всех путей, которые простираются перед его внутренним видением, из путей, заметим, которые не он придумал, но только прочел в линиях бытия, подлинный маг выбирает наиболее милые ему, чтобы активизировать их воплощение.
  
  18.15 Такой род магии не наносит вреда миру, поскольку не идет против его воли; такой маг не накладывает свою волю поверх чужой, но ищет осуществления тех потенций, которые уже существуют.
  
  18.16 Этот род магии следует признать женским. Подлинное женское существо, эволюционируя, становится все более восприимчивым и чувствительным к скрытым посланиям мира; постигая его смыслы, женское существо, в силу природной своей склонности, активизирует некоторые из этих вибраций. Думая о них, поддерживая или создавая особые ритуалы, женщина направляет мир в сторону заданных самим этим миром изменений.
  
  18.17 Возникает справедливый вопрос, - почему женская магия, если она настолько распространена, не проявляет своего присутствия в мире? Надо всегда иметь в виду, что женское существо наиболее магично по отношению к людям, которые для него или нее эмоционально важны. Подавляющее большинство женщин концентрирует свою силу для охраны и питания людей наиболее важных эмоционально, прежде всего собственных детей.
  18.8 Вытеснение женщин из социальной сферы и замыкание их на собственной семье фокусирует женскую магию исключительно на близком окружении женщины; на другом полюсе находятся монашенки, а в античности инициированные жрицы. Только последние сотню лет женщины в европейском обществе начинают выходить из скорлупы домашнего хозяйства; сейчас мы можем ожидать оформления женской магии в систему и распространение знаний о ней.
  
  
  
  18.9 Важно понимать, что такая внутренняя магия достигается изменением самого человека. Фактически, все магическое усилие направлено на прикосновение к своему внутреннему источнику, на слияние его с мировым океаном; в силу безусловного ощущения женщиной этой причастности всего ко всему, ей не приходится совершать большее усилие, чем войти в воды своей души.
  18.10 Мужское существо проделывает тот же самый путь для совершения внутренней магии; разница заключается в изначальной предрасположенности женского начала к слиянию и взаиморастворению, к навыку женщин, обладающих развитым женским духом, к вхождению в воды мирового океана, к чувству безопасности, сопровождающего женщину в ее обращении к своей льющейся природе.
  
  
  18.11 Каждый раз, когда женщина входит в период плача, это означает, что внутри нее начинают подготавливаться изменения. Я совершенно уверена, что всякая женщина, плача о собственной боли, одновременно оплакивает всю боль мира; плача от несправедливости или обиды, нанесенной ей, оплакивает все обиды, всю несправедливость мира. Являясь символом прямоты и праведности, тонкая женская чувствительность не позволяет ей забыть о том, что есть мировой закон. Уклонение с путей этого закона, нарушение равновесия мира каждый раз угрожает всему существованию.
  18.12 Женщина, охраняющая жизнь мира, как львица своих детенышей, выходит из себя, сталкиваясь с угрозой, которую несет жизни нарушение равновесия, иначе называемое несправедливостью.
  
  18.13 Оплакивая мир, оплакивая боль и страдания всех детей этого мира, женщина оплакивает и мертвого бога внутри самой себя.
   Чем больше она плачет, чем совершенней ее искусство плакальщицы, тем легче пробудиться этому мертвому богу. Скрытое имя этого бога - счастье и покой; когда этот бог просыпается и улыбается, женщина перестает плакать.
   Так, наступает момент, когда женщина вдруг перестает скорбеть и внутри нее загорается свет. В этот момент женщина переходит от оплакивания к деятельности, от скорби к магии.
  
  18.14 Все, что было написано выше о подлинной магии, закодировано в сознании развитой женщины. Хоть вспышкой, хоть отблеском понимания, но посреди самой черной скорби и горя наступает момент ясности, в которой женщине открывается вся сила ее могущества.
  18.15 Не смиряться с давлением мира, но преобразовывать его в сторону жизни, набирая свою силу в счастье и отчаянии, есть природное свойство женского существа. Если бы женщины не были так трагически разъединены и замурованы в безмолвие, если бы женщины обладали знанием о собственной магии, утоляющей боль, мир мог бы быть гораздо счастливее.
  
  
  
  19. Солнечная женщина.
  
  Один из распространенных мифов в истории культуры заключается в том, что Солнце является выражением мужского принципа.
   А вот хуй.
  
  
  19.1 На предыдущих страницах столько раз мы говорили о инстинкте охраны Жизни, который впечатан в сознание женского существа, что было бы просто невежливо закончить эту книгу, не посвятив отдельную главу пониманию Жизни женщинами.
  19.2 Прежде всего, надо упомянуть, что и у женщин и у мужчин присутствуют два одинаковых центра витальности, то есть жизненных центров - один в паховой области и один на уровне диафрагмы. Связано ли их помещение там со строением нервной системы, как объясняет физиология (или так, как я понимаю физиологию), или с распределением чакр, как говорит восточная энергетическая система, сейчас нас волновать не должно; примем просто допущение, что эти центры витальности существуют, что они расположены в этих двух областях и что они одинаково важны для мужчин и женщин.
  
  19.3 Будучи центрами витальности, они оживляют мертвую материю; я, однако, подозреваю, что подобные жизненные центры есть у любых животных; именно они позволяют с такой настойчивостью стремиться к размножению и к собственному выживанию.
   Понимание Жизни через эти низшие центры сводится к очень низкому ее уровню, поддерживающему количество живой массы в нашем мире, но не вполне отвечающему высшему предназначению человека.
  
  19.4 Третий центр жизни, сосредоточение высших помыслов и ценностей, у женщин и мужчин расположен по-разному. В философских и религиозных традициях этот высший центр уподобляют Солнцу; именно о солнечном отображении в человеческом существе мы будем говорить, как о наиболее важном принципе человеческого понимания Жизни.
  
  19.5 Я допускаю, что кто-то может со мной не согласиться и не вижу в этом ничего предосудительного; я излагаю не более чем те концепции, к которым я пришла в результате долгих лет исследования и пристального внимания к своеобразности женского начала.
   Возьму на себя смелость утверждать, что солнечный принцип в мужском существе проявляется в ясности животворящей мысли; иными словами, с интеллектуальным познанием; в восточной схеме этот центр называется шестой чакрой, аджной, и размещается в середине лба.
  
  19.6 Важно вспомнить, что в патриархальной культуре солнечный принцип считается мужским.
   Это, однако, крайне однобокая трактовка животворящего солнечного принципа;
  не всегда и не всюду она принята как догма.
  
  19.7 У женщины - когда мы говорим о женщине, как о колыбели женского начала, а не о ее социальной, деформированной в современном социуме, роли - солнечный центр расположен на уровне сердца, в plexos solar; в восточной системе чакр ему соответствует анахата.
   Солнечный принцип отображен в женском существе добротой; посвящение собственной жизни продолжению жизни всеобщей делает женщину носителем подлинной тайны бытия.
  
  19.8 Исследуя эволюцию женского начала в реальной, земной женщине мы должны сосредоточиться на понимании самого женского начала; знание и исполнение его принципов является тем самым путем, на котором женщина достигает полной гармонии и осуществления.
   Приятие в себя чужих жизней всегда было естественной склонностью развитых женщин; щедрость и самоотдача в их пестовании и поддержке проявляются, так или иначе, в любой женщине.
  
  19.9 Молчание, которым современная культура окутывает все, связанное с исполнением женского принципа; сведение женской роли до обслуживания собственной семьи и изоляция женщин от знания о самих себе делает крайне сложным эволюцию женщины.
  19.10 Такое положение похоже на слабо подтвержденные предположения о эпохе матриархата, когда обслуживающая роль выполнялась мужчинами. Рассказы о этнических группах, еще в 19 веке оставлявших новорожденных мальчиков в горах и содержавших своих мужчин в хлевах, подобно животным, весьма похожи на вымысел; само существование этих легенд, однако, показывает, насколько несовершенной, по человеческим критериям, является любая однополюсная система.
  19.11 Матриархат не был бы ничем лучше патриархата; отчуждение от себя своих сыновей, братьев и мужей не сопоставимо с солнечным принципом доброты женского начала; точно также, как отчуждение женского начала не сопоставимо с солнечным принципом ясности, глубокого понимания смысла бытия, присущего развитому мужскому духу.
  
  19.12 Слияние мужского и женского начал ведет к возникновению систем или существ более и более полных; внутри современной деформированной уже до абсурда культуре возникает вопрос, приводящий в тупик и ум и чувства - если в мужчине не культивировано то высшее, что несет в себе мужской дух, а в женщине запрещено к проявлению то высшее, чем обладает дух женский - соединение чего и с чем происходит? Низшее состояние мужчины и женщины объединяется для выполнения низших функций; совместное создание дома такими непробужденными женщиной и мужчиной мало чем отличается от создания логова животных.
  
  19.13 Безусловно, солнечные принцип ясности и доброты в своей потенции присущи любому человеческому существу;
   Есть, однако, одно существенное различие между тем, как эта потенция развивается в мужчинах и женщинах.
  19.14 Весьма сомнительно, чтобы мужчина в низшем состоянии нес в себе активное стремление к свету и разуму, что в одиночестве и темноте он в состоянии пробудить свой солнечный принцип. Мужской дух активизируется среди себе подобных; изначальное образование или нормы, заложенные в воспитании, необходимы для вызволения мужского существа из темноты неодушевленной жизни, где он бродит, подобно животному или пребывает в неподвижности, как гриб.
  19.15 Напротив, женщина в любом состоянии ощущает в себе свой солнечный принцип; ее потребность в любви и поддержании жизни дают о себе знать даже когда эта женщина живет в совершенно животном окружении.
  19.16 Я не хочу сказать, что женщина всегда ведет себя, как святая; было бы сильным преувеличением утверждать, что доброта и щедрость присущи всем женщинам и всегда; тем не менее, женщины беспробудно эгоистичные, безразличные ко всему, кроме себя самой, встречаются также редко, как мужчины с абсолютно ясным созидательным умом. Здоровая, хотя бы наполовину, женщина всегда обладает порывами щедрости и доброты, они как подземные ручьи, которые из ее подсознания стремятся вырваться наружу.
  
  19.17 Проявленная в своем животворящем принципе женщина по праву может быть названа солнечной.
  
  19.18 Не следует думать, что солнечной женщине легко осуществлять себя в мире. Труд ее доброты не вознаграждается социально; напротив, чем больше в ней проявлен солнечный принцип, тем больше ее щедрость и открытость эксплуатируется обществом .
  19.19 Чтобы получить все, что дает этот солнечный принцип, надо уметь его воспринимать. Было бы наивно думать, что доброта и щедрость солнечного принципа заключаются в угождении другим; сплошь и рядом истинные мотивы, мотивы заботы о жизни и ее развитии остаются незаметны.
  19.20 Такая женщина может казаться чрезмерной людям более мелким, чем она. Необходимость воспринимать зов жизни, передаваемый вселенной через такую солнечную женщину, может чрезвычайно раздражать мелкого человека.
  
  19.21 Наивысшей эволюцией и наибольшей проблемой для женщины, также как и для мужчины, становится актуализация обоих солнечных центров. Развитие женского духа, сострадания и доброты превращает ее солнечный центр в источник тепла, к которому непрерывно стремятся люди и звери. Присоединение мужских качеств, автоматически происходящее в европейской культуре, развитие мужского духа, заложенного в потенции в любой женщине - также, как в потенции в любом мужчине заложено женское сострадательное животворящее начало - обеспечивает женщине ясность и силу мышления.
  19.22 К такой мыслящей теплой женщине остальные люди притягиваются, как мотыльки к свету; однако ее труд и забота не остаются оплачены. Более того, общество, фактически, отвергает солнечную женщину, хотя предварительно и использует ее доброту.
  
  19.23 Среди реальных живых людей гораздо проще найти солнечных мужчин; солнечные женщины, если только не складывается удачно их социальная жизнь, как ни странно, часто бывают сломлены, усталы либо замаскированы.
  19.24 Почему это происходит - тема для отдельного исследования; однако это объясняет, почему в европейской культуре так мало встречается женщин, воплощающих идеал проявленности женского начала и одновременно всеобъемлющей полноты.
  
  
  
  
  20. Голос.
  
  
  20.1 В предыдущей главе мы рассмотрели, весьма и весьма в общих чертах, что является солнечным центром Жизни в женском существе; называя этот женский солнечный принцип добротой, мы подразумеваем, что это одно из имен
  женского начала, подобно тому, как Бог не имеет собственного имени, но только эпитеты, которые мы присваиваем ему.
   20.2 Доброта отличает женский дух от всего остального существования Вселенной; все, в чем присутствует хоть немного доброты, обладает тем самым определенным количеством женского начала.
  
  20.3 Доброта, однако, не может защитить сама себя.
  20.4 Вся известная нам история человечества похожа на развитие ребенка во взрослого человека - сначала под давлением внешнего мира он утрачивает себя, чтобы стать похожим на окружающую его действительность, потом весь остаток жизни ищет возвращения к самому себе.
  20.5 Можно предположить, что человечество в процессе своего развития сначала адаптировалось к окружающей его слабоодушевленной материи; становясь старше, оно начинает тосковать по своей изначальной чистой природе.
   20.6 Параллельно общему процессу, женщины проходят одновременно свой собственный. Этот процесс, происходящей с женской частью человечества, привел к глубокому сну, в который погрузился женский дух с социальной точки зрения; те немногие функции, которые присущи женщинам с точки зрения патриархальной культуры ни в коем случае не выражает всего разнообразия и потенции живой женщины.
  20.7 Мы находимся в том периоде, когда женщины уже вышли из этого сна, как из могилы, однако им еще требуется время, чтобы осознать самих себя; время это ни в коем случае не будет долгим, поскольку информация среди женского сообщества распространяется весьма быстро.
  
  20.8 В процессе борьбы за выживание доброта оказывалась излишней; вместе с ней женское существование было вытеснено на периферию общественной жизни. Феминизм, как бы много не сделал для освобождения женщины в ее правах, никогда не ставил в центр своих интересов утверждение доброты как главного принципа человеческого существования. Мне никогда не было понятно, почему борьба за возвращение женщины в социум основывалась не на ее наиболее сущностных чертах, но на исключительно поверхностных социальных аспектах существования.
  20.9 Это не означает, что женщины потеряли связь со своей глубинной женственностью. Так же это не означает, что глубинная женственность трактуется ими самими как слабость, соблазнение мужчины и украшение себя; такое представление является коммерческим продуктом и делает из женщины не более, чем товар. Те женщины, которые играют в эти игры взаимного потребления, в глубине души прекрасно знают о том, как устроен мир и для чего они в нем; эти игры являются лишь способом заполнить паузы между событиями действительно значимыми. К глубочайшему сожалению, современная жизнь устроена так, что множество женщин переживают такие значимые события весьма и весьма редко, некоторые - только раз или два за всю жизнь.
  
  20.10 Подлинная глубинная женственность выражается в тайном знании. Мы столько раз упоминали о этом знании, что перед окончанием этой книги, которая есть не более, чем набросок, совершенно необходимо остановиться на нем.
  
  20.11 Доброта есть центр женского существования и выражается в щедрости, с которой женщина отдает себя другим. Тайного знания доброты не существует и не может существовать, так как она равна самой женской природе.
  20.12 Знание, которым обладают женщины, касается не смысла жизни, а способов ее поддержания. Смысл жизни для женщины заключается в самой жизни; это есть мистерия, которую открывает для себя любой человек рано или поздно.
  20.13 Для огромнейшего большинства женщин этот смысл не нуждается в словах и именах, инстинктивное религиозное чувство приковывает их неусыпное внимание к любым проявлениям жизни.
  
  20.14 То, что нуждается в систематизации и облачении в слова, есть тайное знание о путях жизни; именно этим занимается каждая женщина все отведенное ей время.
  
  20.15 Это не значит, что у каждой женщины хорошо получается эта работа; проблемой является не столько природная способность или неспособность той или другой женщины, сколько доверие окружающих к подлинности ее тайного знания.
  20.16 Это исключительно важный момент, от которого зависит качество жизни всего человечества; хотя в разных культурах уважение к женскому знанию варьируется, в культуре западной оно минимально. В то же время именно западная культура, в силу своего технического и политического развития, контролирует жизнь всей человеческой цивилизации, - достигается ли это через видеоряды рекламных роликов или через политические коалиции, в контексте данного исследования нам безразлично. Важно отметить, что единственной культурой, полностью отторгающей женское начало, является культура христианских стран; это тем более удивительно, что идеалы добра и любви, то есть женской проявленности, выражены в христианизме, официальной религии западного мира, как ни в какой другой.
  20.17 Фактически, миром управляет сообщество, наиболее далекое от идей дуальности и ценности женской роли; тайное женское знание является более закодированным в нем, нежели в других этнических группах. В поиске этого знания женщины западной культуры обращаются к культурам других этносов, шаманским, тантрическим и таоистским идеям дуальности; это, однако, является не более чем побегом от реальности, от собственной западной цивилизации, которая умрет, если ее женщины не вдохнут в нее новую жизнь.
  
  20.18 Возрождение глубинных источников женского духа в западной культуре следует искать в большей, нежели в других этносах, рассудочности женщин; техногенная, мыслительная, просветительская деятельность западной культуры имеет свои коннотации в соответствующем ей женском тайном знании.
  
  20.19 Надо очень хорошо понимать, какую роль играет женщина в обучении своих детей и мужчин универсальным законам Вселенной; надо очень хорошо понимать, как именно делает это женщина в контексте ежедневных житейских дел; надо понимать, что только легитимировав свое тайное знание, западная женщина сможет обучать свою семью согласию и соответствию мировым законам на уровне таких простых ежедневных действий, как уборка мусора или правильная осанка. Пока это глубинное понимание всеобщей связи не получило своего признания в обществе, силы женщины уходят больше на то, чтобы ее голос достиг слуха ее детей и мужа, чем на саму организацию жизни и улучшение ее.
  20.20 Пока женщина сама интерпретирует свою привязанность к универсальному порядку и гармонии как фобии чистоты и невротические блокировки, вместо того, чтобы учиться и учить, взаимообмениваясь с другими женщинами тайным знанием, она доводит до болезненной обостренности конфликт между своим тайным ощущением правоты и покорным согласием с общественным мнением, высмеивающим и унижающем женскую сосредоточенность на создании собственного гнезда.
  
  20.21 Стремление создать собственную Вселенную в своем доме вообще очень глубокая тема; равенство женщины Богу в создании собственного мира вообще не является признанной функцией женского существа; только мужчина предполагается в своей потенции равным Богу. Между тем, если считанные мужчины, истинно просветленные, достигают этих высот сотворения собственного мира, практически каждая женщина, организуя свой дом, создает одновременно собственную Вселенную, повторяя с точностью законы Макрокосма, но варьируя его формы в зависимости от собственных вкусов.
  20.22 В следующей, последней, главе мы коснемся этой темы более подробно, сейчас мне хотелось бы вернуться к теме тайного женского знания, передаваемого ей в форме обучения своей семье при выполнении ежедневных дел по поддержанию дома.
  
  20.23 Говоря о тайности этого знания, мы не подразумеваем его намеренную скрытность; тайность его заключена только в том, что надо быть женщиной, с ее лунными циклами, чувствительностью, потенцией к порождению нового из собственного тела и крови и инстинктом охраны порожденной ею жизни, чтобы понять всю мистерию этого знания, касающегося изначального устройства мира и его отображения в нашей земной жизни.
  20.24 Информация, передаваемая женщинами во внешний мир, не всегда понятна прямой и логической мысли.
   Так, женщины, рассказывающие друг другу, как в их семье готовят суп, для постороннего уха являются не более, чем двумя пусторечивыми дурочками; мужчины просто не знают, сколько закодированной информации передается в этот момент. Отношения в семье, наследование традиций или разорванность их, легкость или тяжесть, обладание любовью и покоем или проживание тяжелого момента - все, о чем было написано в этой книге, одна женщина вычитывает из разговора с другой внутри диалогов о грубой прозе бытия.
  
  20.25 Точно таким же образом, женщина пытается передать своим близким знание о устройстве мира через символы земной жизни - обучая их тому как общаться с другими людьми, как следить за чистотой, как относиться к смене времен года и изменениям собственного тела, как мыть тарелки и закрывать двери, как не разбрасывать обувь и заправлять постель ежедневно, - все, чем наполнена ежедневная жизнь, является манифестацией высших законов порядка и равновесия.
  20.26 Фактически, в этот момент женщина говорит не от своего имени, но от того высшего, что манифестируется через нее; употребляя банальный контекст насущных необходимостей, она пытается вдохнуть смысл и цель в земное существование.
  
  20.27 Семьи, где женщина пользуется уважением и где есть доверие к ее знанию, порождают детей все более способных и свободных поколение за поколением; женщины в этих семьях проживают все более счастливую жизнь, а здоровье, психическое и ментальное, у членов этой семьи становится все крепче. Семьи, в которых к женщинам относятся с пренебрежением, вырождаются от поколения к поколению; это касается не только моральных качеств, но самого психического и эмоционального здоровья.
  20.28 Только там, где женщина уполномочена обучать своих детей правильным действиям, достигается достаточная гармония с жизнью, чтобы обеспечить выживание высшего в человеке; вопрос о тайном женском знании и его передаче, таким образом, становится центральной темой в возрождающемся женском самосознании.
  
  21. Творение.
  
  
  21.1 Мы не знаем с достоверностью, является ли наш Универсум сотворенным, или он возник случайно. Тем не менее, абсолютное большинство людей воодушевлено верой в изначальную причину творения мира; эта вера не всегда имеет четкие формы и совпадает с официальной, титульной или мировой религией. Религиозное чувство может не соглашаться с прямой трактовкой аврамических, шаманских, индуистских космогоний; символизм мифологии может ускользать от грубого и линейного восприятия. Однако, как бы не было ориентировано религиозное сознание человека, вера в творение духа, а не случайную композицию мертвой материи присуще человеческому существу, ищущему источник собственного происхождения.
  
  21.2 Сейчас нам совершенно не важно, как строятся отношения отдельного человека с теологией; в конце концов, вера и религиозное чувство - понятия сугубо личные, и никто не имеет право вторгаться в эту интимную область. Важным, в контексте заключения данной книги, является всеобщий аспект любого религиозного чувства, утверждающего подобие Бога и человека.
  21.3 Подобие это, или божественное начало, есть не что иное, как способность к творению. Стремление воспроизвести себя не только биологически, как животное, но и духовно, как высшее существо, вдыхая жизнь в бесконечное разнообразие форм, есть проявление человеческой природы; таким человек был создан и таким остается до сих пор.
  
  21.4 Мужчина и женщина и в этом аспекте проявляют себя различно; само по себе это кажется очевидным. Тайное знание, воплощенное в старинных, но сохранивших жизнеспособность, культах, говорит, что изначальный импульс творения не имел пола, только после того, как он разделился на Дуальность, на мужское и женское, началась история нашего мира.
  
  21.5 Мужской дух, стремясь к расширению бытия, стремится к изменению уже существующих форм.
   Вылепить горшок из глины или произвести электричество из воды - вот проявления мужского преобразующего начала. Оплодотворяя своей мыслью косную материю, мужское существо провоцирует ее преображение, именно в этом акте сравниваясь с Богом. Исследования и изучение окружающего мира, к которому устремлена мужская мысль (что не означает, что мысль такого рода появляется только в мужской голове), всегда направлена на расширение границ познания, позволяющее преобразовывать мир все более сложным способом.
  21.6 Общемировые законы исследуются мужским духом и копируются в его творениях, как гарантия наибольшего совершенства его деяний. Отраженные в обычных мирских делах, эти законы теряют свою внушительную мистичность и переходят в разряд практических приемов; мужчины, не сосредоточенные специально на изучении этих законов, легко забывает свое богоподобие и тогда выполняет свою работу не как богочеловек, но как человекоживотное или как механический неодушевленный автомат.
  21.7 Работа, лишающая человека такого богоподобия, отупляющая ум и чувства, превращающая человека всего лишь в неодушевленный механизм, является поистине дьявольской манифестацией несвободы материального мира. Человеческое общество будет весьма далеко от совершенства, пока существуют подобный вид работ, за которыми не стоит какой-либо идеи, пробуждающей в человеке его свободный дух творения.
  
  
  21.8 Женский дух проявляет свою богоподобие совершенно иначе; он стремится к созданию собственной Вселенной.
  21.9 Чтобы понять, как это происходит, достаточно посмотреть, как женщина обживает новое пространство. Купе поезда; кресло самолета; гостиничный номер; студенческое койко-место; снимаемая по бедности комната или купленный новый дом, - процесс всегда одинаков. Женщина, обживая новое для нее пространство, создает некий непроницаемый кокон вокруг него.
  21.10 Важно понять, что женщина склонна отмечать границы свей Вселенной в момент ее построения - обиталище женщины выполняет ту же функцию, что женское лоно; оно является неким сосудом, где космический дух, попадая туда в виде разнообразных энергий, может оплодотворить косную материю этой замкнутой Вселенной.
  21.11 Стремление мужчин отметить границы для женщины по меньшей мере странно, а по большой - глупо; только сама женщина может знать, где пролегают границы ее мира, будь то в сфере дома или социума; ей может не хватать уверенности в себе и она будет преуменьшать свой мир, но никогда не преувеличит его. Женщина не склона позволить своей Вселенной набрать больше энергии, чем она может выносить; эти процессы регулируются на каком-то внутреннем природном уровне; так, физически здоровая женщина рожает обычно одного ребенка, случаи близнецов встречаются гораздо реже; рождение пяти или шести детей одновременно, что не сочетается с энергетическим ее балансом - исключение абсолютное и редчайшее. Точно так же женщина не берет на себя больше творческой работы, чем сможет выполнить; строя свой мир, как отражение всеобщей Вселенной, она одушевляет только ту часть пространства, которая является натуральным продолжением ее самой.
  21.12 Проблемой, скорее, является нежелание множества женщин использовать свой потенциал богоподобия; вместо того, чтобы строить собственный мир, они всего лишь копируют страницы женских журналов; в условиях непонимания самих себя и собственных возможностей, женщины не задаются целью создать мир своих снов в собственном доме. Навык такого созидания у женщин отсутствует; в большей или меньшей степени женщины пытаются сделать это интуитивно, но ставят возможность создать мир своих снов в зависимость от своего бюджета.
  21.13 Европейская цивилизация, однако, дает все необходимое для того, чтобы практически каждая женщина могла создать себе такой мир; этот творческий акт требует мужества и свободы, но усилия его минимальны.
  
  21.14 Я не перестаю спрашивать себя, - если бы женщины обладали знанием не тайным, но явным, своего творческого потенциала создания миров; если бы эта работа оплачивалась и уважалась также как работа мужского духа по созданию новых технологий - сколько времени бы прошло, пока не возник бы проект совместного превращения нашей планеты в цветущий сад?
  21.15 До сих пор проявление этого творческого женского духа царит только в искусстве, более всего - в кино и на сцене; оно превращено в коммерческий продукт, как и другие проявления женского начала.
  
   21.16 Если бы создание гармоничной Вселенной на нашей планете было бы женским проектом, сколько времени продолжались бы войны, голод, бедность и невежество? Не захотели бы все женщины сообща создать мир своих грез, свободный от насилия и боли?
  21.17 Социальные проекты, направленные на улучшение мира, не функционировали бы гораздо эффективней, если бы были созданы женским духом, умеющим обустраивать миры, а не мужским, сконцентрированным на числах, социальном конструировании и распределении?
  21.18 Женское сознание, однако, не участвует в этих проектах в полную мощь; как и все остальное в нашей культуре, они являются порождением мужского сознания.
  21.19 Все напряжение женской души, посвященной непрерывному созданию и поддержанию миров, в которых их близкие и дальние могут находиться в относительной безопасности, не оплачивается и не признается обществом; счастье женщины, таким образом, довольствуется созданием Вселенных весьма небольших, едва лишь вмещающих ее собственную семью.
  21.20 Можно ли поверить, что женское начало не способно на творческую созидательную работу в больших масштабах? Замыкая женщину только на ее семье, не совершает ли общество собственного самоубийства?
  
  21.21 Как бы не выходила западная женщина на социальную сцену в последнем веке, вряд ли можно говорить о подлинном приятии обществом женского духа; скорее, мужская сторона женского сознания получила право на существование, женская же по-прежнему остается в тени или даже еще более заблокированной, чем раньше.
  21.22 Разговор о женском качестве сознания только начинается; множество женщин, уже говорящих об этом в отдельных, до сих пор изолированных группах, нуждаются в активном обмене женским знанием прямо сейчас.
  21.23 Кризис терпения женской части человечества дополняется тем фактом, что появляется огромное количество мужчин, активно проживающих такие женские качества сознания, как сочувствие, мягкость, отказ от насилия и компетенции и преданность любви. Являясь новыми, прогрессивными членами общества, они весьма часто оказываются в положении изгоев, поскольку не в силах совершать типично мужскую, номадическую работу мужского эго наложения собственной воли поверх воли мира; миролюбие и творческое преображение реальности в строну мира и всеобщего счастья объединяет этих мужчин с женщинами, несущими в себе подлинный женский дух.
  
  21.24 Как кооперируется женское начало с мужским, внутри ли одной личности, семьи, или внутри группы, мы оставим за пределами этой книги - невозможно говорить обо всем и сразу.
  21.25 Темы, которые мы подняли здесь, нуждаются в развитии и уточнениях практического свойства. Начав исследовать, что характерно для разных этапов женской эволюции, мы должны продолжить это тем, как женщина проходит эти этапы.
   21.26 Фактически, вся практическая часть, включающая особый женский язык и особое отношение с собственной чувствительностью, является прямой передачей тайного женского знания.
  
  21.27 Это, однако, уже является темой для другой книги.
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Н.Мор "Карт бланш во второй жизни"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) LitaWolf "Враг мой. Академия Блонвур 2"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис) К.О'меил "Свалилась, как снег на голову"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"