Леви Геннадий: другие произведения.

Загадка

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Детектив

  Несколько лет тому назад я отдыхал в городке Тверия, расположенном в живописной местности на берегу озера Кинерет. Был конец марта и по моим расчетам погода должна была быть отменной поскольку весна в Израиле самое лучшее время года: расцветают сады, зеленеет трава, без умолка щебечут птицы, а солнце такое же ласковое и нежное, как прикосновение рук любимого человека. Или как поется в песни песней: "зима прошла, дождь миновал, пришло время пения и голос горлицы слышен в нашем краю, смоковница выпускает незрелые фиги и цветы виноградных лоз издают благоухание..."
   Однако я просчитался - после засушливой и долгой зимы вдруг грянули дожди, этакие сильные проливные дожди с грозами и ураганным ветром, небо занавесилось черными тучами и великолепное озеро как-то постепенно растаяло и скрылось в промозглом и сером воздухе. Даже обычная, в таких случаях, радуга тоже куда-то исчезла. В общем, надо сказать - мне крупно не повезло.
   Чтобы не тратить время попусту я стал проводить его в небольшом баре-ресторанчике под названием Биг Бэн, в том, что рядом с набережной. Несмотря на свой неприглядный вид , бар имел невероятное количество разнообразных напитков, от именитых шотландских виски, таких как Гленфиддик и Боумор, до американского бурбона, до популярных марок французских коньяков. Моей задачей стала неспешная дегустация различных ликеро-водочных изделий с целью определения наиболее достойного из них, или, говоря на языке диалектического материализма, на то, чтобы превратить количество в качество. Вот тут-то я и познакомился с человеком по имени Рон. Вернее, не совсем так.
   Говорят, и вы должно быть слышали такую поговорку: рыбак рыбака... Так вот - все правильно. У нас случилось тоже самое: мы почти одновременно заметили, что смакуем одинаковые бренды. Сперва смакует он, потом я. Или наоборот - сперва я, а потом он. Ну и естественно - мы разговорились. О виски, конечно. Вначале.
  Затем уже, обсудив достоинства и недостатки каждого из них и убедившись, что наши вкусы совпадают, мы переключились на другие темы.
  Разрешите мне в нескольких словах описать моего собеседника. Выглядел он как обычный израильтянин: неопрятно одетый невысокого роста крепыш в фирменных дорогостоящих солнечных очках и с большим семитским носом. Округленный животик и налысо выбритая голова дополняли его портрет. Говорил он громко, постоянно ковырял в носу, размахивал руками и прерывал меня при каждом моем слове, не давая мне закончить свою мысль. В общем, как я сказал, типичный израильтянин.
  Однако разговорившись с ним я понял, что немного ошибся: Рон оказался исключительно начитанным собеседником, разбирался как в математике так и в классической музыке, имел представление о шахматах и о теории информации, следил за международными событиями, чуть-чуть даже знал русский язык (по крайней мере алфавит), да и вообще, производил впечатление совсем не того человека, каким он показался мне с первого взгляда. Еще одной интересной его особенностью было то, что (как он заявил) он был уже на пенсии, хотя на вид ему было не больше пятидесяти.
  "Кому дают пенсию в таком раннем возрасте?" - спросил я у него, но он уклонился ответа.
  Зато несказанно оживился, когда узнал, что я по-профессии писатель.
  "Писатель? Ох, как интересно", сказал он, "я давно хотел познакомиться с писателем. Я ведь сам тоже когда-то попытался написать книгу, но у меня ничего не получилось и мне интересно узнать, каким образом это получается у других."
  "Я мало чем могу вам помочь", ответил ему я, "секретов тут никаких нет. Во-первых нужно иметь талант, хоть какой-нибудь. Без таланта - никак. Потом нужно знать аудиторию. Написать-то напишешь, а кто будет читать? Ну и конечно иметь в голове идею, сюжет..."
  "Насчет сюжета проблем у меня нет..."
  "Персонажи..."
  "Насчет персонажей тоже. Я встречал в своей жизни столько странных людей... На сто книг не хватит."
  "Ну, не то, чтобы они должны были быть странными... Необычными скорее."
  "Такие тоже встречались. Например, я был знаком с одной женщиной. Куда уж необычнее. Удивительное создание. Просто, удивительное. Знаете - что? Я вам про нее расскажу, а вы ее опишите в своем романе. Хорошо?"
  "Э-э..."
   "Звали ее... ну, скажем, Мири. Ей было уже за шестьдесят, когда я ее первый раз встретил, а мне еще не было и тридцати. Представляете? Но я, конечо, не знал, сколько ей лет. Думал - сорок, не больше. Правда, волосы у нее были уже седые, вьющиеся, мягкие и седые. Зато у нее была еще дольно стройная фигура, короткая юбка и ужасно аппетитные ножки. И еще у нее были очень умные серые глаза. Да, именно такие: умные. Ну и улыбка... Что вам сказать? Такие улыбки можно увидеть только на фотографиях девушек рекламирующих зубную пасту. Как же ей можно было дать больше сорока? Никак. Волосы? А что волосы? Седые волосы были тогда в моде. Многие женщины специально их подкрашивали. К тому же серый цвет ей ужасно шел - под цвет ее глаз. Нет, ей никак нельзя было дать больше сорока. Ни в коем случае. И на стол она села, запрыгнув на него как молодая девушка, оперлась подошвами вьетнамок о края, раздвинула свои сексуальные ножки и кокетливо улыбнулась. А? Ну, а что вы на это скажете? Я чуть не опупел. Почувствовал, что с меня льется пот. Я вам так скажу: поставили бы тогда передо мной кого угодно, ну, скажем Бар-Рафаэли, или еще кого-то и ее и я бы ни на секунду не задумася, кого мне выбрать. Я прямо-таки весь дрожал, как в лихорадке. А она, увидев, что я впился глазами в ее ноги - говорит: я вижу вам нравятся мои ножки. Можете их поцеловать. Но только один раз, первый и последний.."
   "Хм, гм..."
   "Что хм, гм? Только-только я прикоснулся губами к ее лодыжке, как она тут же ее отдернула. Все, говорит, хорошего понемножку, а то мой муж еще заревнует. Знал бы я тогда, что ей за шестьдесят! "
   "Н-да. Поведение у нее действительно было не совсем обычное..."
   "А муж у нее был марроканц", продолжал Рон, не обращая внимания на мою реплику, - "Толстый и лысый. Странная культура у этих марроканцев. Он ел руками; вылавливал куски мяса, чем пожирнее, из тарелки с рисом и совал их себе в рот. Как-то, при мне, Мири подошла к нему и говорит: а Бобику? Он взял кусок мяса и сунул ей прямо в открытый ротик. А потом дал облизать свои пальцы."
  "Н-да, действительно... необычно... хотя бывают женщины..."
  "А однажды, на собрании, во время серьезного разговора, она вдруг залезла на стол, встала раком и говорит: ну, кто хочет дать мне по попке?"
   "Зачем он мне это все рассказывает?" подумал я, "ну, какая-то, по-видимому немного помешанная на сексе женщина, с приветом - ну и что? Что в ней есть такого, что могло бы меня заинтересовать и сделать ее героиней литературного произведения? Ничего. Неужели он сам не понимает?"
   ""Я вижу я вас не очень убедил своим рассказом, сказал Рон, заметив кислое выражение на моем лице, Жаль. Очень жаль. Экстравагантная женщина. Неповторимая. Очень жаль.""
   Я хотел ему сказать, что хотя вела она себя, и я согласен, довольно неординарно, далеко не так, как все, ее поведение скорее можно было бы охарактеризовать как вульгарное, нежели экстравагантное. Да, конечно, она выглядела довольно эксцентричной, или даже, может быть, сумасбродной, но этого было недостаточно. Во всяком случае, недостаточно для того, чтобы стать героиней какой-нибудь книги, на это она явно не тянула. Но я не высказал Рону своего мнения: мне не хотелсь затевать с ним ненужный спор. Поэтому я попытался перевести нашу беседу в другое русло.
   "Возможно она могла бы стать персонажем в какой-нибудь из моих книг", сказал я ему, "но я, к сожалению, не пишу романтических рассказов."
   "Да? А что вы пишите?" полюбопытствовал Рон.
  "Детективы."
  "Детективы?" Еще больше оживился Рон, "детективы - это мой любимый жанр. Я очень люблю детективы. Правда, через какое-то время они начинают приедаться. Не то что бы даже приедаться, а можно сказать, повторяются. Я слышал, что большинство писателей детективов пишет по заранее обозначенной схеме: загадочное убийство и проницательный сыщик, который в конце концов убеждает и читателя и своего помощника, насколько те были глупы, потому что не смогли догадаться сами. Правда, для этого писатель закручивает сюжет так, что порой и он сам не знает как из него выбраться."
  "А что же вы хотите? Все, что можно было придумать, уже придумано. После Эдгара По вряд ли кто-то изобрел что-нибудь новое в этом жанре..."
   "Я согласен - ничего лучше первых детективов Эдгара По я, наверное, не читал. Даже Агата Кристи и Мегрэ не могут с ним сравниться. Я не хочу вас обижать, но что вы сами об этом думаете?"
  "Мне тоже нравится По. Но главное это то, что он внес что-то совершенно новое в литературу. Причем, процесс разгадки преступления у него строится исключительно с точки зрения логики. В этом отношении характерен его рассказ о золотом жуке. Ну, там где герой сумел расшифровать письмо пиратов и по нему найти сокровище. Помните? Хотя это и не совсем детектив..."
  "Ну нет, вы не правы, я с вами категорически несогласен. Это настоящий детектив, хотя там и нет никакого убийства. Да, именно, детектив. Загадка и разгадка. Дешифровка тайнописи. Эдгар По обьясняет в рассказе читателю, как это делается. Хотя в настоящеее время, код, которым воспользовались пираты, считается примитивным. Дешифровка его базируется на, так называемом, частотном принципе. Дело в том, что в нормальном человеческом языке не все буквы встречаются с одинаковой периодичностью: одни чаще, другие реже. И поэтому, если в шифровальном коде подменить каждую букву на определенный знак, то в письме этот знак будет встречаться с той же частотой, что и буква. Определенные сочетания букв также имют разную вероятность. Другими словами, подсчитав количество разных знаков и проанализировав их последовательность, можно довольно легко расшивровать зашиврованное письмо. Что и сделал герой рассказа. "
  "А разве есть способы, чтобы поменять частоту..."
  "Есть. Теперь придумывают разные уловки, для того, чтобы сделать распределение знаков в тексте равномерным и равновероятным, потому что их неравномерное распределение сразу же выдает автора как разумное существо, а текст, как зашифрованное послание. Возможно, что и в генетическом коде ДНК тоже найдут неравномерное распределение составляющих его элементов, и это будет доказательством того, что генетический код не случаен."
  "Это все очень интересно. Я давно хотел написать рассказ, что-то наподобие золотого жука, о дешифровке таинственного кода, или скажем, надписи на древнем языке майя. Но с какими-нибудь новыми, современными элементами: создать как бы альтернативу рассказу По, но ничего не сумел придумать."
  "Да, теперь писателям намного труднее придумывать, чем раньше. Я уже об этом говорил. Сочинить что-то новое, не похожее на то, что было сочинено когда-то и кем-то ... Трудная задача. Я вам не завидую. Впрочем - знаете что? Если хотите я могу вам дать сюжет для интересного драматического детектива. Насчет разгадки шифра. Но только с условием: доход от его продажи поделим поровну."
  Рон закинул ногу за ногу и закурил сигару, наполнив едким дымом маленький бар.
  "Что это за сюжет?" поинтересовался я
  "Вы хотите, чтобы я вам открыл его без вашего обещания?"
  "Н-нет. Но как я могу обещать? Вы хотите, чтобы мы составили контракт, позвали адвокатов, подписали..."
  "Нет, ничего такого я не хочу. Есть вариант попроще. Давайте условимся так: я вам представлю этот сюжет только в начальной форме, как загадку, например. Так, как всегда начинаются все детективные истории. Понимаете? Если вы отгадаете, то закончите эту историю сами и возьмете все деньги себе. Хорошо? Ну если не отгадаете, то придете за концом этой истории ко мне. И принесете заодно мой гонорар в сумме, скажем..."
  (И он назвал довольно внушительную цифру)
   "Договорились?"
  Сумма была действительно существенной и она меня смущала. Я не был уверен, что я смогу заполучить такую сумму за свой рассказ. Каким бы он не был..
  "Соглашайтесь. За мой сюжет вам заплатят больше. Так что кое-что и вам достанется."
  "Что же это за загадка такая?" подумал я, "Почему он так уверен, что я ее не отгадаю? А что, если отгадаю? Попытка, не пытка."
  "Ладно я согласен", сказал я ему, "ну, так что же это за история?"
  "Одну секунду."
  Только после того, как он записал на огрызке бумаги условия нашего договора и я его подписал, он продолжил:
  "Скажем так. Одна женщина... ну, неважно. Зовут ее, например, Мири. Она работает в одной фирме... В организации занимающейся сбором информации - скажем так. И вот эта Мири получает задание - направиться в определенную страну, неважно какую, с определенным заданием, тоже неважно каким. Все понятно?"
  "Не то, чтобы да..."
  "Это не имеет значения. Вы сейчас сами убедитесь. В конце концов, примените свою писательскую фантазию. Вы ведь писатель. Что, где, когда... Это на ваше усмотрение. Суть не в этом."
  "А..."
  "Перед тем как уехать ее босс провел с ней инструктаж. Вся операция исключительно секретная, сказал он. Никакая информация не должна передаваться открытым текстом. Ни в коем случае. Для ее шифровки мы применим следующую схему кодирования. (Я, для вашего удобства, обьяню все на примере русского языка). Вы видите в моих руках маленькую книжку? - спросил босс ее. Это телефонная книга абонементов из города... Неважно какого. Не имеет значения. Из города куда она едет. В этом городе полно точно таких же книг. Сейчас я открою ее на совершенно случайной странице. Вот... Я открыл. Страница номер 26. Номер страницы вам нужно запомнить. Теперь смотрите, как происходит шифровка. Нам нужно зашифровать, например, слово "шифр". Открываем страницу 26. Первый телефонный номер на этой странице начинается со следующих цифр: 5085. Смотрим в алфавит. Буква Ш стоит (если считать, начиная от буквы "а") под номером 26. Видите? Прибавляем к нему цифру 5. Получаем 31. Под номером 31 стоит буква Э. Следующая буква И, у нее номер 10. Ничего не прибавляем. Следующая буква Ф, у нее номер 22. Прибавляем 8 и получаем 30, букву Ь. И последняя буква - буква Р. Делаем с ней тоже самое, приобавляем, получаем букву Х. Значит после шифрования вместо слова "шифр" у нас получится слово "ЭИЬХ". Понятно?
  Для того, чтобы прочитать кем-то другим зашифрованное письмо, делаем все в обратном направлении. Поскльку номера в телефонной книге случайны, распределение букв тоже будет случайным. Даже сверхскоростному компютеру понадобятся недели, если не месяцы, чтобы расшивровать запись. Без знания номеров телефонов в телефонной книжке сделать это практически невозможно."
  "И что случилось дальше?"
  "А дальше случилось непредвиденное. Оказалось, что такой книжки в городе, куда Мири приехала - нет. Оказалось, что после ее публикации пару лет назад, в ней нашли кучу неточностей и книжку изьяли и вместо нее выпустили другую, с другими страницами и с другими телефонными номерами. Что делать? Мири туда-сюда, попробовала заполучить книжку из архивов, давала обьявления... Но все напрасно, все неудачно. А тут, как назло, пришла шифровка. А прочитать ее без кода невозможно. Что же делать? А? Ну, что вы думаете? Как вы бы поступили на месте Мири?"
  "Не знаю."
  "Ладно. Я вам сейчас скажу то, чего я не должен был бы вам говорить, а именно: Мири прочитала шифрованную записку."
  "Как? Каким образом?"
  "А вот это уж вы сами должны догадаться. Вы только недавно утверждали, что Мири, как человек, не представляет из себя ничего особенного. Докажите. Она смогла прочитать. А вы? Если вы тоже сумеете, значит действительно может быть ничего особенного в ней не было. Ну, а если не сумеете..."
  "Что я должен прочитать?"
  "Я вам сейчас напишу короткий текст, русскими буквами, так, как я делал раньше. Для вашего удобства. А телефонные номера я возьму из моего мобильника. И вы его прочитаете. Готовы?"
  И он записал на салфетке следующий текст:
  "ОБЩЬЦГЯЕЙНУАВШРРЫКОГАЛХПЕЕЦСНКОЖФАЙТБДЕРЕ"
  "Прочтете?"
  "Я попытаюсь. А что вы тут написали?"
  "Секретную информацию. Не для всех. Прочтете - узнаете. Хотя вот что... Я дам вам задачу полегче. Даже если вы не сумеете прочесть, но обьясните мне каким образом Мири смогла это сделать, я буду считать вашу задачу выполненной. Понимаете? И я сам дам вам ответ, чтобы вы смогли опубликовать ваш рассказ. Правда, в отношении интеллекта вы с Мири сравниться все-таки, в таком случае, не сможете, но концовку рассказа вы, считайте, заслужили."
  "Ну, тогда я могу вам хоть и сейчас сказать. Она, наверное, захватила с собой копию телефонной книги."
  "Нет. Зачем? Ее босс был уверен, что она сможет приобрести ее на месте. Он просчитался."
  "Где-то нашла."
  "Где?"
  "Не знаю."
  "Ну, это не ответ."
  "У кого-то осталась старая телефонная книжка."
  "У кого?"
  "Ну, у кого-то она должна была остаться."
  "Не выдумывайте, я же вам уже сказал - Мири обыскала все на свете, но ее везде ждала неудача. Ни у кого не было этой книжки. Ну, кроме ее босса, разумеется"
  "Возможно она сообщила своему боссу о том, что книги нет?"
  "Каким это образом? Открытым текстом было запрещено что-либо пересылать, а шифра у нее не было."
  "Нашла сообщника."
  "Какого? Нет, не нашла."
  "Ну, тогда мне нужно подумать."
  "Думайте. Еще раз повторю: она сумела прочитать шифр. Вот мой телефон. Когда додумаетесь - позвоните."
  Вскоре после этого разговора мы расстались: у меня окончился отпуск, да и Рон куда-то запропастился, возможно перепробовал все алкогольные наименования в баре.
  Какое-то время я пытался прочитать текст, но потом появились другие заботы, другие важные дела и я отложил эту миссию на более поздний срок. Может быть со временем, в отпуске, когда будет нечего делать...
  И вот, совсем недавно, я прочел в газете "исраель гаём" некролог в котором сообщалось, что такой-то и такой-то, геройски погиб во время исполнения государственного задания и рядом с сообщением я увидел фотография Рона.
  Ах вот оно что оказывается - он был шпионом!
  Вот так то. А запись так и осталась нерасшифрованной. Я все думал: ну, понадобиться, позвоню в конце концов Рону, узнаю. А теперь некому звонить: нету Рона. Теперь вряд ли кто-либо ее прочтет. Может быть попробовать отыскать Мири? Да, но кто знает, кто она такая. Наверное тоже шпионка. К тому же неизвестно жива ли она. Или даже то, что ее зовут Мири. В общем - ушло с концами.
  Впрочем, я беру свои слова обратно. Для того-то я и публикую сейчас этот очерк, чтобы читатели помогли мне узнать, что же все-таки этот Рон написал, какую секретную информацию он поведал? И если не прочитать, то, по крайней мере понять, каким образом эта таинственная Мири с ее повышенными сексуальными отклонениями смогла сделать? Ведь не может быть, чтобы какая-то вульгарная и сумасбродная женщина могла это сделать и никто другой- не смог бы.
  В общем, я обращаюсь к вам, читатель. Возможно среди вас найдется человек, который сумеет расшифровать эту надпись или, по крайней мере, обьяснить как это можно было сделать без знания номеров телефонов.
   Пишите, я жду ваших советов.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"