Левицкий Александр Владимирович: другие произведения.

Поиск слов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

  Притча о поиске слов
  
  Они сидели друг напротив друга. Человек и кто-то другой. Мимо пролетали века, извергались вулканы, рождались и умирали миры. Вокруг них пролетали древние созвездия. А они всё говорили о созидании и разрушении, о добре и зле, о чувствах и желаниях.
  Сперва человек просто молчал и слушал. Затем наступало время слушать того другого. Они оба были учтивы - создатель и созидатель. Они учились друг у друга. Они нуждались друг в друге. Их обоих объединила тяга к знаниям. И для того другого было пренебрежительно безразлична величина созданного человеком. Сам факт желания процесса созидания и радость от результата был для того другого куда более важным чем разница в размерах и временных отрезках.
  Они вместе постигали вселенную с той лишь разницей, что один из них постигал сущность вселенной изнутри, а второй - снаружи. Но смысл существования у обоих был один и тот же. Потому-то они и сидели друг напротив друг друга в надежде сохранить то главное, что нужно было сохранить. Не хватало лишь одного самого главного, самого сильного и вечного. Не хватало слова. Слова на серой стене мироздания.
  
  ***
  
  Жил-был дух. Не хороший и не плохой. Он не помнил, как он появился и зачем. Он просто скитался в дебрях вековых лесов. И была у духа одна особенность - звери, лишь завидев его, пугались и убегали со всех лап, хотя сам дух, сколько себя помнил, не сделал ничего плохого. Впрочем, он и не мог - тела ведь у него ведь не было. Время от времени, по ночам он пытался вселяться в спящих животных, чтобы попытаться подружиться хоть с кем-то. Но звери, почуяв чужой разум, пугались и опять убегали. Так и жил дух в древнем лесу. Года сменяли столетия, молодая поросль становилась огромными дубами и соснами, а дух так и оставался одинок.
  Однажды, гуляя по лесу, дух услышал странные звуки и последовал в их сторону.
  На берегу ручья, опершись о корни старой ивы, сидело маленькое существо. На лапках его не было меха, зато из головы росла длинная грива, как у дикой лошади. И ещё существо носило на себе вторую кожу - дивную, тонкую и белую, как снег, который иногда падает с неба где-то у северной границы вековых лесов.
  - Что ты за зверь и почему ты не убегаешь от меня?
  - Хмык... хмык.
  - Ты понимаешь меня, существо?
  Зверёк повернул голову и взглянул в сторону, где стоял дух, и произошло то, чего дух не ожидал - существо не испугалось. Лишь слегка склонило голову набок от удивления. Из больших глаз существа лились капли прозрачной жидкости.
  - Что ты такое? Не дух ли, раз не испугалось?
  - Меня звать Эстель... и я не существо, - тонкий голос звучал, как птичья трель. - И я не дух... хотя и близка к тому.
  - Назови свой вид существо - Эстель.
  - Мой народ звался - дети солнца. Мы жили ... далеко отсюда...
  - Звался... жили...
  - Моего народа уж нет. Он остался умирать тысячи лет тому.
  - Как же ты оказалось в этом лесу?
  Существо опустило голову и опять стало всхлипывать, а в ручей упали капли прозрачной жидкости.
  Дух не понимал, что делает существо. За сотни лет существования он никогда не видел плачущую эльфийскую девочку.
  - Ты ранена? Не думаю, что я смогу помочь, но я видел траву, что любят жевать волки после того как повреждают свою плоть.
  - Да... только трава тут не поможет. Нужно чудо. Прости, я не спросила - как тебя зовут.
  - Я не имею своего имени. Волки, почуяв меня, кричат - Умарат, а птицы... из тех, что громче, улетая, кричат - Амарат.
  - Я думала, что звери не могут говорить, лишь чувствовать и выражать чувства.
  - Быть может эти имена и есть выражение чувств.
  Только сейчас дух понял, что за последние пару минут он сказал больше, чем за предыдущие две сотни лет. Он не знал, как поступить. Когда-то давно, когда дух имел плоть и мог чувствовать, он обязательно что-то придумал бы. Убил бы это существо, или напротив - помог бы. Но он слишком долго был духом в мрачном лесу. И он ушёл. Растворился в утренней дымке и побрёл вглубь леса.
  Существо не пыталось остановить его. Оно осталось сидеть у ручья. Скоро существо умрёт. Ему доводилось видеть, как молодые особи отбивались от стаи и умирали, иногда молча, а иногда издавая звуки, похожие на те, что издавало существо у ручья. Оно было обречено. Существо, что не боялось духа. Существо, с которым дух общался почти как с равным. Существо с глазами... Когда-то давно дух видел подобных существ. Давно, чрезвычайно давно. У духа не было сердца. Он не чувствовал ничего. Лишь призрачным эхом мелькали в памяти картинки былой жизни. Бессвязные и далёкие - они не помогали, а лишь путали. Он слишком давно скитался здешними краями. Бессмысленно, с путаными мыслями, пугая животных, он был обречён существовать вечно. А то существо должно было скоро покинуть этот мир, если только не произойдёт чудо. И отчего-то ему хотелось, чтобы чудо произошло.
  
  ***
  
   Жил-был писатель. Совершенно никем не признанный перебивался он детскими сказками, что так любили слушать дети во всём королевстве. Но если сказки других авторов были добрыми, и в них всегда побеждало добро, сказки этого писателя были грустными, а иногда и страшными. Оттого его сказки и не имели успеха, а сам писатель был беден и одинок.
  Многие спрашивали его, - Почему ты пишешь такие грустные и страшные сказки? Пиши весёлые и мы будем покупать их. Пусть добро побеждает в них.
  Но он не мог.
  - Как? Как я могу писать о веселье, когда в мире столько грусти? Как я могу описывать победу добра, если вокруг нас постоянно побеждает зло. И на том он уходил грустить к себе и продолжал писать грустные сказки.
  Как-то вечером мимо закопченного от копоти свечей окна, ведущего в комнату, где жил писатель, пролетала фея. Ей стало жаль писателя, и она решила помочь. Взмахнула фея волшебным пером - именно пером, всё-таки писателя же околдовывала. И тот уснул прямо за рабочим столом, а фея, хихикнув, полетела дальше, давая лёгкий крен на правое крыло.
  Утром писатель проснулся отчего-то в чрезвычайно хорошем настроении. Пасмурное небо вчерашнего дня исчезло, а взамен его из-за крыш соседнего дома подымалось весеннее радостное солнце. И детский смех слышался отовсюду, и весёлая музыка лилась над мостовой. Как мог грустить писатель? Радость переполняла его. И он стал продолжать писать сказку о молодом человеке, спасающем королевство от злого дракона, прилетевшего из-за северных гор. Не смотря на не слишком весёлую завязку, сказка получилась на удивление весёлой и радостной, и главный герой спас королевство и дракон был побеждён, и была принцесса, и жили они в конце долго и счастливо. Как результат - новая сказка писателя была раскуплена огромным тиражом, а автор уже писал вторую сказку, параллельно придумывая сюжет для третьей. И всё складывалось замечательно... кроме одного.
  Та самая фея, что заворожила писателя, была тогда, хм, скажем так - слегка уставшей после встречи выпускников школы фей и несколько неточно прочитала заклинание. Да и перо в её руке было не из крыла волшебной птицы, а из её жо... в смысле из хвоста. В общем, и заклинание получилось соответствующее. Вместо того, чтобы меньше обращать внимание на проблемы бытия, писатель, сам того не ведая, занимался самообманом. Детский плачь - он путал со смехом, ненастную погоду - с солнечной, а стоны истязаемых людей, в соседней тюрьме были самой прекрасной музыкой для его ушей. И чтобы не происходило с ним, всё оканчивалось счастливо, и даже когда на глазах у писателя сбесившаяся лошадь затоптала ребёнка, он увидел, как малыш встал, отряхнув пыль мостовой и смеясь, побежал дальше. И писатель смеялся вместе с ним, а люди дивились невиданному - над окровавленным телом маленького ребёнка стоял мужчина и радостно смеялся даже не пытаясь помочь. Лишь громкий визг женщины, очевидно, матери ребёнка смог дотронуться до разума писателя. Крик отчаяния, словно взмах ладони, что выбивает нижнюю карту в карточном домике, порвал пелену в его голове. И он ужаснулся. Он вспомнил всё то, чему не так давно радовался - бедам чужим, страданиям и плачу. Он не мог вынести отчаяния и позора и стремглав бросился бежать из города.
  Писатель бежал так долго и отчаянно, что не заметил, как оказался у края леса, которого никогда ранее не видел. Город, в котором он жил был окружён бескрайними полями, на которых круглый год трудились крестьяне. Лесов же в их округе отродясь не было. Может, кто другой подумал бы об этом и постарался бы обойти этот странный лес стороной, но только не убитый стыдом писатель. Он вбежал в лес на последнем дыхании, пробежал ещё метров сто и без сил рухнул на зелёный ковёр из травы и опавших листьев. Не успело его тело коснуться земли, как разум его опутал волшебный сон.
  Ему снилась большая поляна, окружённая со всех сторон вековыми деревьями. В центре поляны было нечто, не похожее ни на что. Словно сгусток тумана, парящего в нескольких дюймах над кончиками травы. Этот туман говорил с ним, а он отвечал. Так они общались многие годы и даже столетия. О добре и зле, о чести и предательстве, о культуре и её отсутствии. Разумеется, то был всего лишь сон. Нельзя же человеку прожить несколько столетий, многим и одно не получается прожить.
  Проснулся писатель от того, что кто-то стал тормошить его ногу. Когда он с трудом встал, он увидел маленькую девочку, странно одетую с торчащими из-под спадающих, словно водопад волос, длинными ушами.
  - Привет, - сказал опешивший сказочник.
  - Привет. Меня зовут Эстель, - ответила девочка и кивнула.
  - Эээ, я...
  - Как ты попал в этот лес? Я думала, что в этот лес смертным нет пути.
  - П-прости, я сам н-не п-понимаю, к-как я...
  - Не спеши, - девочка присела на корточки, рассматривая странного заикающегося человека, - Ты боишься?
  В его взгляде читались одновременно страх и стыд.
  - С-себя. Я де-делал у...
  - Не нужно слов, - она подошла к нему и коснулась его руки.
  Лёгкий ветерок шевелил её волосы. Руки её дрожали, а слёзы катились по щекам.
  - П-прости.
  - Теперь я понимаю, почему он выбрал тебя. Ты видел обе стороны. Кому как не тебе запечатлеть слова не серой стене.
  - Какие?
  Девочка улыбнулась и пожала плечами, - Никто не знает. Но я верю, что ты что-нибудь придумаешь.
  - Не плачь. Прошу. Я не хотел..., - на удивление чётко произнёс сказочник.
  - Это ничего. Иногда плакать полезно. Если только не часто. Ты, кажется, придумываешь выдумки.
  - Я... пожалуй, можно и так сказать.
  - Придумай что-нибудь для меня.
  - Не думаю, что я смогу... все мои рассказы были либо честными и грустными, либо добрыми, но лживыми.
  Девочка улыбнулась, - ты боишься меня расстроить или обмануть?
  - ... И то и другое. И не только... Мне кажется... Нет, я уверен - в словах, особенно в придуманных есть сила. И я... я не могу поз-позволить этой силе...
  И опять девочка коснулась руки писателя, - Не бойся. Я помогу тебе сдержать эту силу. И они помогут, - из высокой травы вокруг сказочника стали появляться сперва уши, а затем мордашки молодняка. Зайцы, молодые косули и даже мордашка молодого волчонка - все с интересом смотрели на человека.
  - Пожалуйста, - девочка глядела на него с надеждой.
  - Хорошо... я попробую.
  И сказочник стал рассказывать сказку, которую никогда не слышал и не придумывал. Слова лились как горный ручей - стройно и неумолимо. Слова выстраивались в предложения. Предложения - в рассказ. И в нём хватало места для всего - добра и зла, любви и обману, и не было той сказке конца, потому что настоящая сказка никогда не кончается, просто сказитель её иногда приостанавливает, чтобы увидеть в лицах слушателей или читателей надежду на продолжение. А над всеми ними парил туман, также внимательно слушая автора.
  
  ***
  
  Рано или поздно он остановится, окинет взглядом слушателей и произнесёт те самые слова, что должен будет запечатлеть на великой стене мироздания. Но пока он рассказывал историю своим благодарным слушателям. И справа от него стоял дух правды бытия. И слева от него сидела девочка, в глазах которой была надежда и вера в добро. И голова его клонилась то в одну сторону, то в другую. И как только голова его отклонялась слишком сильно в одну из сторон, его маленькие слушатели клонили свои мордашки в противоположную сторону, заставляя автора плавно плыть меж двух берегов крайности. И история та рассказывается до сих пор, и будет рассказываться ещё какое-то время. А в какую сторону нам клонить наши головы - выбирать лишь нам, ожидая тех самых слов, что будут написаны на серой стене мироздания.
  
  Конец.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com  
  Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих" (ЛитРПГ) | | В.Кощеев "Некромант из криокамеры 3" (ЛитРПГ) | | М.Топоров "Однажды в Вавилоне" (Киберпанк) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | М.Лунёва "К тебе через Туманы" (Любовное фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | А.Лоев "Игра на Земле. Книга 2." (Научная фантастика) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | А.Емельянов "Мир Карика 7. Мир обмана" (ЛитРПГ) | |

Хиты на ProdaMan.ru Лили. Сезон первый. Анна ОрловаБожественное волшебство для синего дракона. Евгения ШагуроваЛюбовь со вкусом ванили. Ольга ГронМагия вне закона. Севастьянова ЕкатеринаСоветник. Готина ОльгаПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаРаса Солнца. Светлана ШпилькаАромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаНе смей меня касаться. Книга 3. Дмитриева МаринаОсвободительный поход. Александр Михайловский
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"