Левицкий Геннадий Михайлович: другие произведения.

Преступление без наказания

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Есть повесть печальнее на свете...

   Преступление без наказания
  
   Есть повесть печальнее на свете...
  
   Чакаем Цябе, наш Ісус
   І молім: прыйдзі Ты да нас.
   Мы любім сваю Беларусь
   І хочам, каб Ты яе спас.
  
   Прыйдзі у яе Ты двары
   У вескі прыйдзі, гарады.
   Жыві ? яе сэрцы, Ісус.
   Чакае Цябе Беларусь.
  
   Засмучана моцна яна,
   Нялегкі даста?ся ей лёс.
   І колькі ?жо слёз праліла,
   Пацеш яе, любы Хрыстос.
  
   У грахах сваіх гіне народ,
   Няпра?да, як цемень, лягла.
   Знішчы Ісус гэты гнёт
   І выба? ад лютага зла.
  
   Як добра с Табою, Ісус,
   Як хораша там, дзе ты ёсць.
   Няхай Табе ?ся Беларусь
   Аддасць сваё сэрца і лёс.
   (Это слова песни. Не мои. На белорусском языке.)
  
   Сын
  
   Он рос непоседливым мальчиком. Его неуемная энергия очень часто приносила небольшие огорчения родителям. Едва наш Ромка научился ходить, посуда и стекло стали его пристрастием. Однажды маленький карапуз добрался до стола и сбросил на пол все чашки и тарелки, до которых смог дотянуться.
   С годами малыш крепчал, и в ход пошли оконные стекла, светильники и зеркала. Родители часто ругали сына и ставили в пример младшую сестричку Юлю. Они тогда не понимали, что мальчику нужно играть в футбол, а девочке шить наряды для кукол. А Рома сильно переживал, когда делал вред, и все спрашивал родителей: "Ну почему я такой невезучий?"
   Так и жила счастливая, в общем-то, семья. "Самые лучшие дни были на море. - Читаем в записной книжке Ромы. - Это было летом и мне было 6 лет..." Родители много работали, чтобы дети росли счастливыми и ни в чем не нуждались.
   Отец часто вспоминает, как светились радостью глаза сына, когда ему купили игрушечную машинку, о которой он давно мечтал. Рома умел быть счастливым, умел радоваться каждой мелочи, что нам взрослым, увы, недоступно. Но, глядя на счастливые искрящиеся глаза сына, и у родителей на душе становилось теплее и светлее.
   Однако у самих супругов отношения стали портиться. Всегда занятые работой они очень мало внимания уделяли друг другу, и, в конце концов, семейная жизнь дала трещину. Отец Ромы уехал жить в деревню к матери.
   И все же родители старались, чтобы разрыв их отношений как можно меньше отразился на детях. Рома и Юля приезжали к отцу каждую пятницу и уезжали в воскресенье вечером, они жили в деревне во время каникул и летом.
   Рома очень любил деревню, и каждый приезд к отцу и бабушке был для него праздником. В свои десять лет он стал настоящим помощником родным: помогал сушить сено, полол огород, пилил и колол дрова. Сын очень любил мастерить. Как только отец брал в руки молоток и пилу, Рома тут же был здесь. С помощью папы он построил себе просторный домик, сам сделал в нем полочки, стол, посадил в домике и вокруг него цветы.
   Сын очень любил цветы, растения, деревья. Однажды отец решил спилить ненужные суки у старых вишен. "Папа не надо пилить, - запротестовал Рома, - они же живые. Весной расцветут, а летом будет много ягод". Отец пытался объяснить, что эти сучки лишние, и они только мешают дереву нормально развиваться. Но сын был непреклонен, а для пущей убедительности уцепился в руку, державшую пилу. Пришлось оставить все как есть.
   Однажды бабушка принесла в дом ведро и тряпку, чтобы вымыть полы, и ушла по своим делам. Когда она вернулась домой, то с удивлением увидела, что полы во всех комнатах чисто вымыты. Рома деловито отжал тряпку и сказал: "Теперь, бабушка, у тебя будет одной работой меньше, и ты сможешь отдохнуть".
   Рома старался быть полезным всем своим родным. Однажды его мама приехала с работы, а на кухне ее ждала тарелка с пирогом.
   - Мама, это я сам испек для тебя, - объяснил радостный мальчик.
   - Как же ты его делал, кто тебе помогал?
   - Я сам, - гордо ответил сын, - я подсмотрел, как ты его делаешь, и вот...
   Пирог немного подгорел, но для мамы он был самым вкусным на свете.
   Несмотря на то, что родители развелись, Рома любил и маму и папу, и никогда о них не говорил ничего плохого. Бабушка видела, как мальчику нравится быть в деревне, и однажды спросила:
   - Рома, а где тебе лучше: в городе или в деревне?
   - А мне, бабушка, везде хорошо: и у папы, и у мамы...
   Как-то вечером папа с Ромой сидели на скамейке и увидели, как с неба упала звезда.
   - Эх, - с сожалением произнес Рома, - не успел загадать желание...
   - А какое у тебя желание, о чем ты мечтаешь?
   - Я хочу, чтобы мама купила новую машину, а то старая постоянно ломается и мама очень переживает.
   13 декабря у папы с бабушкой день рождения, и Юля задолго до этого по секрету сказала, что они с Ромой готовят подарки. И они привезли целую сумку подарков. Все, что купили дети, было нужное и полезное. Папа с бабушкой пользуются и до сих пор заварочным чайником (бабушкин накануне разбился), красивым расписным подносом, часами (и батарейки к ним не забыли купить в запас), зубными щетками, авторучками, ножницами (бабушка все хотела железные ножницы), набором отверток.
   - Где же вы взяли деньги, чтобы купить все это?
   - Насобирали...
   А позже Юля рассказала, что Рома в школе последние недели не ходил на обеды, а деньги, которые мама ему давала, откладывал на подарки.
   Но самыми лучшими подарками были рисунки Ромы. Он великолепно рисовал, занимался в художественном кружке, картины его должны были идти на выставку. На плечах Ромы была и классная стенгазета.
   Мама, зная как трудно получить "десятку" за четверть, пообещала дать десять тысяч тому из детей, кто ее получит. И Рома принес "десятку" по рисованию. А на полученные от мамы деньги купил большую гирлянду искусственных цветов и украсил свою комнату. В последнее время он всегда покупал что-то полезное: картины на стену (хотя его собственные были намного лучше купленных), энциклопедии (у него была целая библиотека книг).
   Когда папа спросил Рому, что ему купить на День защитника Отечества, сын ответил: "Ничего не нужно, папа, не трать напрасно деньги". Спасибо, Юля подсказала, что Рома давно мечтает купить энциклопедию "о жителях океанов и морей", но у него не хватает денег. А папе, среди прочего, сын подарил собственный великолепный пейзаж. Отец спросил:
   - Рома, ты очень хорошо рисуешь, а почему ходишь заниматься в кружок, а не в художественную школу?
   - В художественной школе нужно заниматься по субботам, и я не смогу приезжать к тебе, - ответил сын и добавил. - Не волнуйся, папа, в кружке тоже всему учат, и мне там нравится.
   Кроме того, Рома занимался в танцевальном кружке, ходил на карате и дзюдо, плавал в бассейне, а в последнее время увлекся выжиганием по дереву. Работоспособности, терпению, целеустремленности этого маленького человечка можно было только поражаться.
   И Роме нравилась такая жизнь; жизнь, которую он так любил. Да, наш сыночек почему-то очень боялся смерти. Как только слышал о какой-то новой болезни, сразу расспрашивал родителей, какая она и как от нее уберечься. Рома радовался, что ничем серьезным не болел и растет здоровым. Мы часто со смехом вспоминали, как он в возрасте пяти лет посмотрел рекламный ролик против СПИДА и долго просил купить ему рекламируемые средства защиты от него. Мы едва ему объяснили, что это болезнь взрослых и такие вещи ему не нужны.
   Рома очень переживал, что папа курил, и разными способами боролся с этой плохой его привычкой: часто рассказывал отцу о вреде никотина, рисовал с сестрой антитабачные плакаты и просто выбрасывал сигареты. Рома боялся, что отец умрет, если будет курить. Он хотел, чтобы тот жил долго-долго.
   Так было до февраля 2003 г., пока среди взрослых не произошла ссора. Помогли доброжелатели...
   "Самый худший день 10.02.03 г., - читаем в блокнотике Ромы. - Мне десять лет, и я уже не смогу ехать в деревню. Я не верю, что бабушка сказала плохо на маму. А мама обиделась и не разрешает нам с Юлей ехать в деревню. Может это соврали."
   Сын очень переживал и вскоре после этого позвонил отцу:
   - Папа, после работы приезжай к магазину, что около нашего дома ― я тебя буду ждать, - попросил он.
   - Может тебе что-нибудь привезти? Ты что-то хочешь? - спросил отец.
   - Нет, ничего не нужно, просто хочется увидеться с тобой.
   - Рома, на улице мороз больше двадцати градусов, ты замерзнешь, пока будешь меня ждать. Лучше на следующие выходные я приеду и поздравлю тебя с Днем защитника Отечества.
   - Хорошо, - вздохнул сын.
   Однажды весной сын, тайком от мамы, приехал в деревню на велосипеде. Можно было только представить, сколько трудов стоило десятилетнему мальчику на тяжелом складном велосипеде преодолеть одиннадцать километров пути.
   Папа с бабушкой, конечно же, обрадовались Роме, но тут же его отругали за такое путешествие по дороге, где идут машина за машиной.
   Приближалась пасха, и дети очень хотели поехать на праздник в деревню. И на этот раз все получилось, родные помирились между собой. Папа забрал детей 18 апреля в 9 часов вечера (Рома поздно занимался в секции карате). Времени, чтобы поговорить, было мало. Уже в кровати, засыпая, Рома произнес: "Папа, я счастливый..."
   Это были последние слова сына отцу. Утром папа уехал на работу.
   Перед отъездом отцу почему-то хотелось сказать: "Рома дождись меня!" Сын сладко спал. Про себя еще подумал: почему пришли на ум эти слова? Слишком поздно понял этот знак свыше.
   Рома после завтрака подмел весь двор, порезал ненужную поросль кустарника и спросил у бабушки разрешения поиграть с соседскими мальчиками.
  
   А в 15 часов 15 минут 19 апреля 2003 года Рому сбил трактор. 25 апреля, не приходя в сознание, Рома умер в детской больнице города Молодечно.
  
   Вот такой короткой оказалась жизнь маленького человека с большим сердцем. И папа старается быть похожим на своего сына, как раньше сын старался быть таким как отец. Для него и для всех родных Ромы наш малыш навсегда останется самым чистым и благородным человеком на земле.
  
  
  
   Можно ли было спасти Рому?
  
   Наезд произошел в деревне П., которая находится в 10 км от города Молодечно. Буквально через минуту была вызвана скорая помощь. Романа доставили в детскую больницу.
   Нам, родителям Ромы, сообщили, что предполагается перелом основания черепа. Так как предстояло сложная операция на мозге, а в Молодечно вообще не было специалистов по подобным операциям, то вызвали нейрохирургов из Минска. Они почему-то не приехали.
   Операцию проводили врачи Молодечненской детской больницы, постоянно получая, как они сказали, консультации по телефону из Минска. Позже мы спросили: почему же не отвезли Романа в Минск, где есть специалисты по операциям на мозге и соответствующая аппаратура. Нам ответили, что нужно было делать операцию как можно быстрее. Но ведь за два с половиной часа, которые прошли с момента аварии до начала операции, Ромку можно было доставить не только в Минск, но и в Москву. От Молодечно до Минска всего 70 километров.
   После операции нам, родителям Романа, сказали, какие нужны лекарства для сына, и 20 апреля мы, едва дождавшись открытия аптеки, купили все необходимое. Мы отвезли медикаменты в больницу, и тогда я впервые увидел Романа после всего произошедшего. Самого дорогого человечка невозможно было узнать. Голова его очень распухла, но все остальное не накрытое одеяльцем - худенькие плечики, длинные ручки - были такими, как и прежде.
   Верить в худшее не могли ни я, ни моя жена. Врачи говорили, что состояние тяжелое, и нужно ждать. Мы ждали и надеялись. Однако вопреки нашим надеждам, состояние сына ухудшалось с каждым днем. Еще на второй день наш сын был не в полной коме - зрачки реагировали на свет, но уже на третий день начало давать сбои сердце нашего Ромочки.
   Врачи потихоньку готовили нас к худшему. Мы с женой в панике метались от дома до больницы по многу-многу раз на день. Мы надеялись, если будем рядом с сыном, то наша любовь спасет Ромку, и часами сидели на скамейке во дворике больницы.
   Моя мама вдруг вспомнила, что у одной женщины из нашей деревни несколько лет назад сильно избили мужа. Была очень повреждена голова, и все говорили о близкой смерти, но он выжил.
   Нашли телефон этой женщины (теперь она живет в Молодечно) и позвонили. Оказалось, что ее мужа лечили в Молодечно, и врачи сказали, что шанс выжить один из ста. Тогда эта женщина каким-то образом перевезла мужа в Минск, и там его спасли.
   Мы также узнали, что в Минских клиниках делают компьютерный анализ мозга, что сделать в Молодечно совершенно невозможно из-за отсутствия таковой аппаратуры. Как-то приехал из Минска хирург осматривать нашего сына и подтвердил, что при сильном ударе могут образоваться гематомы внутри мозга, и в Минске возможно их удалить, но не в Молодечно. Если же этого не сделать, то человека ожидает смерть, или, в лучшем случае, нарушение функций мозга. При сильном ударе вполне вероятно, что могли образоваться гематомы внутри мозга. В Молодечненской больнице удалили только внешние гематомы - это все, что они могли сделать при наличии у них более чем скромного медицинского оборудования и при полном отсутствии специалистов по операциям на головном мозге.
   Мы с женой начали ездить по всем инстанциям с просьбами перевезти нашего сына в одну из Минских клиник, но наши круглосуточные старания не принесли никаких результатов. И в Минске и в Молодечно нам упорно отказывали в наших просьбах. Врачи говорили, что Роман не перенесет дороги и, между прочим, говорили, что его состояние становится безнадежным. Отчего же не попробовать использовать хотя бы малейший шанс для спасения? Один из врачей сказал, что у них другая степень ответственности, если больной умирает в пути. Так спокойнее, когда ребенок умирает на больничной койке. Никто не сможет предъявить никаких обвинений во врачебной ошибке - врачи сделали все, что могли. Скорее всего, врачи Молодечненской детской больницы сделали все возможное, вот только возможностей у них в силу отсутствия медицинского оборудования, необходимых лекарств и специалистов-нейрохирургов было немного.
   25 апреля 2003 года мы пришли в очередной раз навестить сына. Врач сказал, что у Ромы мозг практически мертв. Мы зашли в палату с младшей сестрой Романа Юлей. Наш сын прерывисто дышал. "Папа, смотри - у Ромы забрали приборчик!" - воскликнула дочь.
   Действительно, не было осциллографа, который контролировал биение сердца, дыхание, пульс. На мой вопрос: "Где он?", медсестры немного помялись, и одна из них ответила: "Понимаете, у нас есть еще один тяжелый ребенок, и мы подключаем его по очереди, то к нему, то к вашему сыну".
   Я понял, что мой сын предоставлен самому себе, и никто ему уже не подключит даже несчастный осциллограф. Позже напросился следующий вывод: если одновременно в реанимацию поступят два тяжелых больных, то одним придется пожертвовать из-за отсутствия контролирующей аппаратуры. Вот такая арифметика.
   А через семь минут после нашего ухода у нас не стало сына. Шесть суток Роман упорно боролся за жизнь.
  
   Он был сильным - наш сын. Роман больше всех мог отжаться в классе. В бассейне он мог донырнуть до дна в самом глубоком месте, что никак не удавалось маме. "Ты держись ближе к стенке, - учил сын, - там меньше сопротивление воды, и чаще работай руками". Временами ругал сына, что он выполняет работу, не предназначенную для его возраста, но Ромка так хотел быть взрослым.
   Вспоминается его визит к врачу в возрасте примерно пяти лет. Нужно было сдать кровь на анализ. Рома спросил: "А это больно?" "Немного будет больно, но надо потерпеть. Ты ведь мужчина, - ответили родители. - Если боишься, мы зайдем в кабинет с тобой". "Не надо, я пойду один", - заявил малыш. Через несколько минут он вышел от врача с гордым видом: "И ничуть не больно. Палец только продырявили. Жалко пальца".
  
   Шесть суток Роман боролся за жизнь, но никто ему не помог. После операции, сделанной в первый день, ему лишь вводили поддерживающие лекарства и смотрели, как угасает в его тельце жизнь. Мы хотели узнать, отчего умер сын, но в морге нам выдали бумажку, где в графе "Причина смерти" стояла расплывчатая неопределенная фраза: "Открытая черепно-мозговая травма".
   Я не хочу кого-то обвинять. Я не знаю, можно ли его было спасти при наличии всего необходимого для его спасения. Но я уверен, что не все сделано для спасения ребенка, в том числе и мной. Наши граждане, а тем более дети, должны получать квалифицированную медицинскую помощь, такую, чтобы ни у кого не возникало сомнений в правильности курса лечения. Получать не по блату или знакомству, а потому что в ней нуждаются. Я ведь тоже платил налоги и не малые... Был частным предпринимателем с 1992 г., года рождения сына и по 2003 г, пока свой оборотный капитал не похоронил вместе с сыном.
   Почему в городе со стотысячным населением (не считая региона) нет нейрохирургов и соответствующей аппаратуры, чтобы делать операции на мозге. Ведь еженедельно происходят аварии и несчастные случаи, и спасение жизни человека зависит порой от нескольких минут.
   Впрочем, что касается аппарата для компьютерной диагностики мозга, то один из лечащих Романа врачей сказал, что он очень дорогой, стоит десятки тысяч долларов, и оттого его невозможно купить.
   Недавно в Молодечно построили огромный красивый Дворец Культуры. Я всегда любовался им, когда ехал мимо. Теперь стараюсь не смотреть на это чрезвычайно дорогостоящее сооружение. Я ненавидел это здание, когда ехал навестить умирающего сына. Ребенка, лежащего в старенькой обшарпанной палате, не получившего всего, что могло сохранить его хрупкую жизнь.
   Изменилось ли что-нибудь за прошедшие со дня смерти сына полтора года. Честно признаться, не знаю, но недавно в местной газете прочитал статью возмущенной жительницы города о плачевном состоянии детской больницы, о том, что последние 50 лет она практически не ремонтировалась. Да с год назад прочитал сообщение: детская больница, чтобы выжить, сдала в аренду часть своих помещений под станцию технического обслуживания автомобилей.
  
  
  
   Как все произошло?
  
   Гроб с телом Ромы недолго стоял в городе, но попрощаться с нашим мальчиком пришли десятки и десятки людей. Пришли и близкие, и малознакомые люди, с которыми наша семья почти не общалась, пришли, чтобы выразить нам свое соболезнование.
   Вся комната Ромы была полна венков и цветов. Венки не помещались в комнате, и их ставили в коридоре.
   На следующий день сына перевезли в деревню, где так любил быть Рома, где он встретился со смертью, и где решили его похоронить.
   Приехали проводить Рому в последний путь его одноклассники: Даша, Вика, Оксана, Виталик. Еще четверо одноклассников: Дима, Алена, Сергей, Катя - пришли пешком за пять километров из соседней деревни. Спасибо вам, детки!
   Похоронили мы нашу надежду. 10 лет 8 месяцев и 17 дней прожил наш сын на этом свете - вот такой короткой оказалась жизнь нашего самого дорогого человечка.
   Он не стал знаменитым художником, хотя великолепно рисовал; ему не будут вручать медали на спортивных соревнованиях, хотя он серьезно занимался борьбой, был сильным, обладал необыкновенной силой воли и упорством. Он не будет любить, страдать, не станет нам опорой в старости, не будем мы держать на коленях детей Ромы. Мы вырастили сына для ржавого, добитого, доломанного колхозного трактора.
  
   Как же случилась трагедия - самая страшная, самая жестокая, несправедливая на земле?
  
   После того, как Рому доставили в больницу, врачи попросили узнать: переехал ли ребенка трактор, чтобы иметь представление о том, какие части тела наиболее пострадали. Сведения могли бы помочь оказать правильную и быструю медицинскую помощь.
   Тракторист Т., сбивший ребенка, заявил, что ничего не знает, и ничего не видел. Единственными свидетелями были первоклассник Ж. и семиклассник И., которые играли с Романом в мяч. Старший сказал: "Я ничего не видел". Младший сообщил, что Рома попал под самое последнее колесо прицепа трактора, которое проехало его по голове. На следующий день врачи сказали нам, что никакое колесо не переезжало Рому, а он получил только удары.
   После похорон мы (отец и мать погибшего ребенка) попытались выяснить: как произошла трагедия.
   От следов трагедии спустя неделю остались: пятно крови на левой обочине по ходу движения трактора (0,35 м до края проезжей части); и тормозной след. Начинался он на правой полосе движения, затем пересекал встречную полосу, обочину и заканчивался в кювете (общая длина тормозного следа до съезда с дороги составила по материалам Дела 17,65 м). Пятно крови и тормозной след исчезли лишь через две недели после наезда.
   Мы поехали к следователю, чтобы ознакомиться с результатами расследования. На рисованной схеме в материалах Дела обнаружили, что пятно крови перенесли с обочины на асфальт, а тормозной след изображен неправильно. Мы попросили следователя повторно выехать на место происшествия и исправить ошибки - след и пятно крови к тому времени были еще отчетливо видны. Выехали, исправили.
   Из показаний малолетних свидетелей произошло следующее.
   Дети втроем играли в мяч на зеленом газоне. Во время игры мяч выкатился на середину проезжей части и остановился. Двигавшийся по дороге трактор притормозил, когда на дороге появился мяч, за мячом побежал Роман... Когда Роман выбежал на дорогу, трактор внезапно снова набирает скорость. ( Из показаний свидетелей в Деле: "Трактор притормаживал, а потом, когда Роман выбежал на дорогу, трактор поехал быстрее." ). Мальчик ударил по мячу и перебежал дорогу.
   Трактор же, снова начинает тормозить. Руководствуясь непонятно какими соображениями, тракторист поворачивает влево, переезжает разделительную полосу, встречную полосу и... (по показаниям свидетеля Ж.) "Романа ударило на обочине дороги. Он ее уже перебежал."
   Таким образом, первым торможением тракторист, получается, спровоцировал ребенка побежать за мячом, а последующие действия Т. просто в голове не укладываются. Когда на суде свидетеля спросили: "Как вы думаете: почему тракторист снова поехал быстрее?", свидетель ответил: "Наверное, хотел переехать мяч".
   Мяч переехать не успел, съехал на противоположную обочину и убил ребенка. Может быть, переехать ребенка ему было интереснее?
  
   Однажды из разговора жителей деревни я услышал: "А ведь это уже второй ребенок на совести Т.". Оказалось, в детстве Т. играл с мальчиком на берегу ручья. Мальчик тот, каким-то образом, упал в ручей и утонул. Я понимаю: нельзя утверждать, что его толкнул Т., но последний не вышел на дорогу и не попросил помощи, хотя в нескольких метрах от трагедии проходит оживленная трасса. Нет, Т. спокойно пошел домой и лег спать. Лишь, когда люди начали искать пропавшего мальчика и вспомнили, что дети играли вместе, Т. рассказал о случившемся и показал место трагедии.
  
   Мой сын не мог попасть под прицеп.
   Во-первых, врачи выяснили, что никакого наезда не было.
   Во-вторых, при повороте трактора влево, прицеп должен пройти еще левее относительно тормозного следа трактора. То есть, прицеп должен пройти в нескольких метрах от места падения Романа. Сына никуда не могло тащить, так как на одежде и теле нет следов волочения.
   В-третьих, борта прицепа находятся выше головы ребенка, а резиновые колеса не могли быть причиной рваных ран на теле.
   Убийца направил трактор прямо на моего сына и сбил его правым передним колесом трактора. Рваные раны на теле нанесены болотником правого переднего колеса трактора. И если ребенок сбит правой стороной трактора, то его могло отбросить вправо, то есть, ближе к асфальту. Несомненно и другое: ребенок был сбит на обочине.
   Однако у убийцы полдеревни родственников, товарищи по работе... Кто для них наш Рома? Мальчик, приехавший из города погостить к бабушке. Показания свидетелей менялись, появлялись новые свидетели.
   Месяца через два после ДТП объявилась свидетельница, которая по собственной инициативе дала показания, что сын после наезда лежал на асфальте, а не на обочине. Она приходилась теткой жены убийцы. Надо же помочь родственнику. Бог оценил такую помощь - в день суда ее парализовало - лежит практически без движений. А так бегала за следователем, чтобы тот записал ее показания...
   Следствие затянулось на долгие месяцы, несмотря на то, что никаких действий не проводилось, чтобы выяснить обстоятельства наезда. Не было ни комплексной, ни трассологической экспертизы, чтобы установить: какой частью трактора был сбит Роман, и тем самым прекратить поток вранья на мертвого ребенка. Говорили - это для суда не важно.
   Спустя два месяца после ДТП, когда все следы исчезли, была проведена лишь автотехническая экспертиза. Она подтвердила неисправность трактора с прицепом, которая "заключается в неподключении тормозной системы прицепа к тормозной системе трактора и, следовательно, невозможности применения торможения прицепа трактора на ходу. Указанную неисправность водитель мог обнаружить непосредственно перед выездом путем осмотра".
   И еще один вывод автоэкспертизы: "В рассматриваемой ситуации, водитель Т. с момента обнаружения детей, располагал технической возможностью предотвратить наезд на Романа путем снижения скорости движения трактора до полной остановки путем наката при выключенной трансмиссии, даже без приведения в действие тормозной системы трактора".
   Через три месяца после трагедии 23 июля 2003 г. следствие приняло "Постановление о передаче уголовного дела прокурору для направления дела в суд".
   В постановлении говорилось (цитата):
   "Т., имея реальную возможность обнаружить неисправность тормозной системы прицепа с двухосным прицепом, заключающуюся в неподключении тормозной системы прицепа к тормозной системе трактора, невозможности применения торможения прицепа трактора на ходу, чем нарушил п.п. 27.1 Правил дорожного движения: "Техническое состояния... участвующих в дорожном движении транспортных средств в части, относящейся к безопасности дорожного движения... должно отвечать требованиям соответствующих стандартов, правил технической эксплуатации, инструкций предприятий-изготовителей, регистрационных документов...", 27.4 Правил дорожного движения: "Запрещается эксплуатация автомобилей... при наличии у них неисправностей и несоблюдении условий, указанных в приложении 1 к Правилам", и 27.6 Правил дорожного движения: "Запрещается дальнейшее движение транспортных средств с недействующей тормозной системой...", заблаговременно обнаружив игравших с мячом около проезжей части малолетних детей, проявил невнимательность и неосторожность, не обеспечил постоянного контроля за безопасным движением управляемого им трактора, не выбрал безопасной скорости движения для своего транспортного средства, не принял своевременных мер к снижению скорости вплоть до остановки, чем нарушил п.11.1 Правил дорожного движения (в редакции Правил дорожного движения 1996 года): "Водитель должен вести свое транспортное средство со скоростью, не превышающей установленных ограничений и обеспечивающей водителю постоянный контроль за безопасным движением своего транспортного средства. При этом он должен учитывать интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и перевозимого груза, дорожные и метеорологические условия (в частности видимости в направлении движения). При возникновении препятствия или опасности для движения, которые водитель в состоянии обнаружить, он должен немедленно принять меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства", а так же п.15.5 Правил дорожного движения : "Водитель транспортного средства должен быть в готовности снизить скорость или остановиться, чтобы исключить вероятность наезда на таких участников движения, как дети, инвалиды...", выехал за пределы проезжей части на правую обочину, и, двигаясь по ней, чем нарушил п.10.9 Правил дорожного движения: "Запрещается движение транспортных средств по обочинам...", совершил наезд на побежавшего за мячом малолетнего пешехода Р., после чего съехал в левый кювет."
  
  
  
   Владелец источника повышенной опасности.
  
   Страшнее трактора я не видел в жизни, и не только потому, что он убил моего сына. Весь корпус трактора ржавый, во вмятинах и прогнивших дырках.
   Кроме упоминавшейся неисправности тормозной системы, в Протоколе осмотра и проверки технического состояния ... после ДТП зафиксировано, что "два передних колеса имеют повышенный износ протектора беговой дорожки". А, проще говоря, колеса трактора были совершенно лысые.
   В тракторе не было спидометра, не работал тахометр, то есть скорость движения вообще определить невозможно.
   А хозяином этого металлолома-убийцы был СПК "Полочаны", а, по-простому, колхоз "Полочаны".
   Как отреагировали "Полочаны" на смерть ребенка с участием их транспортного средства?
   Да никак.
   Работники ГАИ забрали права у тракториста Т. после ДТП, но буквально на следующий день он выехал на том же тракторе (под ответственность колхоза). Ездит до сих пор, вот уже полтора года.
   На похороны сына колхоз обещал дать машину, но в день похорон отказали и в этой малости. Сказали, что машине надо куда-то срочно ехать - нашлось более важное дело, чем похороны ребенка, сбитого их трактором.
   Следователем СК МВД РБ по Минской области, который проводил расследование дела, 23 июля 2003 года было послано Представление председателю СПК "Полочаны". В нем, в частности, говорилось: "В ходе расследования установлено, что причиной дорожно-транспортного происшествия явилось грубое нарушение Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств со стороны водителя Т., и в его действиях усматривается состав преступления, предусматриваемый ст. 317. ч.2 УК РБ.
   Прошу рассмотреть данный факт происшествия в трудовом коллективе, провести занятия по усовершенствованию знаний ПДД с водителями, а так же усилить меры по недопущению выпуска тракторов с прицепами с неисправной тормозной системой.
   В соответствии со ст.199 УПК РБ о результатах рассмотрения и о принятых мерах, прошу сообщить в установленный законом месячный срок."
   Постановление находится в Деле, но вот ответа на него не пришло из "Полочан" ни в месячный, ни в какой-либо другой срок.
   Вместо предписываемого законом ответа в деле появился Протокол от 11 августа 2003 г. Собрания трудового коллектива механизаторов и водителей СПК "Полочаны" Молодечненского р-на. На повестке дня стоял единственный вопрос: "О разрешении вопроса о наказании Т. не связанного с лишением свободы".
   Решили:
   "1. Ходатайствовать перед судом ... о назначении Т. меры наказания, не связанной с лишением свободы.
   2. Коллектив просит суд оставить Т. в коллективе для перевоспитания.
   3. Направить Станевич Н.А., председателя профкома, в суде выступить в качестве защитника."
   С собранием вообще непонятно. Я разговаривал со многими механизаторами и водителями - они, как оказалось, не присутствовали на этом собрании и даже не слышали о нем. Их мнение было следующим: решать должен суд, никто не вправе брать на себя защиту убийцу ребенка.
   Не все, конечно, придерживались такого мнения. В Протоколе собрания записаны слова механизатора Сырокваша Н.П.: "Все мы держим руль, и может быть такое с каждым". Что ж, он прав, у нас в деревне каждые сто метров политы кровью людей. Убивать детей - это в порядке вещей. Как и в порядке вещей отмазывать убийц. К сожалению, предсказание и наплевательское отношение к жизни ребенка, коснутся и лично этого защитника. В мае 2006 г. сын Сырокваша Н.П. на автомобиле "Ауди-100" задавил насмерть 5-летнего мальчика. Очередная трагедия произошла всего в одном километре от места гибели моего сына; говорят, водитель легкового автомобиля летел на бешеной скорости. Смерть Романа никого ничему не научила и не могла научить, ― смерть ребенка у работников колхоза считается обычным явлением, несчастным случаем. Единственное, что по настоящему волнует этих людей: как отмазать очередного убийцу, и как избежать ответственности за допуск к эксплуатации неисправного трактора.
   Кто же такая защитница Станевич Н.А.? В недалеком социалистическом прошлом она возглавляла партийную организацию колхоза. Компартию ликвидировали, но Нина Александровна без работы не осталась. С ее связями и умением улаживать любую проблему всегда будешь нужной! Под нее даже придумали какую-то новую должность (зам. Председателя то ли по культуре, то ли по работе с населением), пока, наконец, не освободилось место председателя профкома.
   Богатый опыт у Станевич и в подобных делах. Лет пять назад ее дочь на автомобиле задавила насмерть двоих человек. Не на дороге или обочине, а на зеленой полосе. Не справилась с управлением. Ответственности не несла никакой, как ни пытались родственники погибших добиться справедливости. Точно не знаю, как было на самом деле, но говорят, что на время суда дочь Станевич Н.А. объявили психически ненормальной и положили в больницу. Сразу после суда "сумасшедшая" устроилась на работу в банк, в валютной кассе меняет доллары на рубли и обратно. Получила права, как ездила, так и ездит.
   Можно выпить стакан пива и лишиться прав на три года, но можно убить двоих человек, убить ребенка и продолжать оставаться за рулем. Можно и не обращать внимания на закон.
   А ведь мой сын был бы жив, если бы тормоза прицепа были подключены. И тракторный поезд с подобными неисправностями не должен, согласно Правил дорожного движения, выезжать из гаража.
   Есть и статья в Уголовном Кодексе Республики Беларусь за номером 318: Выпуск в эксплуатацию технически неисправного автодорожного транспортного средства либо незаконный допуск к управлению им. Наказание за подобное деяние светит лишением свободы на срок до пяти лет. Но видимо, эта статья написана не для колхоза и Станевич Н.А., не для убийцы ребенка.
   Плевать им на закон.
  
  
  
   Суд первый
  
   На суде убийца лгал в наглую. Лгал, вопреки показаниям свидетелей, зафиксированным в деле фактам, здравому смыслу, неоднократно менял собственные показания. Лгал заученно, словно читал с бумажки. Чувствуется, адвокат с ним поработала немало.
   Адвокат убийцы моральными принципами не была отягощена, но дело свое знала хорошо. Сейчас ее лишили адвокатской практики - попалась на взятке.
   Ребенка убийца упорно перекладывал на асфальт, несмотря на то, что свидетели показали, что сын лежал на обочине, что его привезли в больницу с полным ртом песка, что пятно крови было на обочине - на асфальте ни капли.
  
   Вопросы председательствующего обвиняемому (из материалов Дела):
   Вопрос: В каком месте произошло столкновение?
   Ответ: Столкновение произошло на левой стороне проезжей части дороги ближе к обочине. Ребенок уже почти перебежал дорогу.
   Вопрос: Вы его "догнали" на встречной полосе движения?
   Ответ: Да.
  
   Таким образом, ребенка "передвинули" с обочины на асфальт, но пока что на встречную полосу движения трактора. Пока что...
   Напомню, на асфальте остался тормозной след, зафиксированный в деле, общей длиной 17,65 м. Это предпочли не заметить, чтобы не возбуждать уголовное дело по статье 318 УК.
   Здесь убийца и вообще обнаглел. Когда речь зашла о торможении, он заявил: "Я сворачивал, и не тормозил".
   И далее (по материалам Дела):
  
   Вопрос: Почему в прицепе не работала тормозная система?
   Ответ: Эта общая практика в нашем хозяйстве, что в прицепе не работают тормоза. (Вот как, и наплевать на Правила дорожного движения).
   Вопрос: Как бы повлияла исправная тормозная система прицепа на исход ДТП.
   Ответ: Если бы в тракторе в прицепе были тормоза, я бы тормозил, но так как я знал, что их нет, то посчитал, что не успею затормозить, и решил свернуть.
  
   Натаскали убийцу: что и как говорить в суде. Да вот беда: запомнить все трудно, особенно если большим умом не отличаешься.
   Судья задал вопрос: - Произошел бы наезд, если бы в прицепе трактора работали тормоза?
   - Нет, не произошел бы, - ответил обвиняемый.
   Судья гневно посмотрел на обвиняемого и вновь спросил: - То есть, ребенок был бы жив, если бы тормоза прицепа были подключены?
   - Да, был бы жив.
   Тут уже ахнули родственники убийцы, сидевшие у него за спиной, представитель колхоза метала глазами гром и молнии.
   Не беда, судья Васюта предупредил: не все, что говорится на суде, войдет в протоколы. Записано будет то, что представляет интерес для суда. Последние же вопросы и ответы заносить в протокол интереса не было.
   Убийца запомнил твердо: ребенок был на асфальте, и он не тормозил. Что касается остального, то он не мог ответить даже на простейшие вопросы. Ответы подсказывали адвокат, помощник прокурора Терещенко и сам судья Васюта. Даже на вопрос: где он родился - обвиняемый назвал совершенно другую деревню. Через год посмотрели его паспорт - исправили.
   Этого тракториста из-за свойств его психики, заторможенности мышления, неспособности адекватно оценивать обстановку на дороге вообще нельзя подпускать к технике, а его посадили на тот же трактор на следующий день после наезда на ребенка. Оказывается он незаменимый механизатор, хлеб некому выращивать. Чтоб вы подавились, суки, вашим кровавым хлебом!
   Потерпевшего, отца ребенка, наоборот, все трое перебивали и не давали даже рта раскрыть. Давили и судья, и прокурор, и адвокат убийцы как хотели, и как могли. После судебного заседания состояние у меня было такое, как будто вчера похоронил сына.
   В первый день суда оправдать убийцу не решились. Отложили суд на месяц и постановили вызвать автоэксперта.
   Автоэксперт на все вопросы касательно наезда отвечал, что требуется комплексная и трассологическая экспертиза. Но суду совершенно не нужны были подробности гибели ребенка. Его ведь необходимо подложить под прицеп, хотя совершенно очевидно, что наезд был совершен передним колесом трактора.
   Поэтому назначили опять автотехническую экспертизу, несмотря на то, что в деле имелась такая экспертиза.
   Экспертизу откладывали еще несколько месяцев, и, наконец, назначили на 25 декабря 2003 г.
   В чем же она заключалась. Поставили ребенка на то место, где якобы стоял мой сын, и сказали ему добежать до асфальта. Время его движения замеряли по наручным часам - секундомера ни у кого не оказалось. Затем у убийцы спросили расстояние между трактором и перебегавшим дорогу Романом. Убийца назвал цифру - 5 метров. (Цифру эту он называл всегда разную, но сейчас ему захотелось сказать пять метров.)
   Я заметил, что от места, где стоял мой сын, до места, где он был сбит, расстояние 25 метров. Сын должен был пробежать расстояние в 25 м быстрее, чем трактор проедет 5 м со скоростью 35 км/ч.
   Я попросил учесть это, но помощник прокурора Терещенко сказал, что это к экспертизе не имеет никакого отношения.
   Расчеты проводились еще три месяца, хотя сосчитать можно было на калькуляторе за пять минут. Да и что считать, если данные брали со слов убийцы. Сына просто "перенесли" с противоположной обочины на полосу движения трактора. Это подтвердил на суде и вызванный эксперт Князев, производивший расчеты.
  
   Мой вопрос на суде эксперту: Можно ли было избежать наезда, если бы трактор двигался прямолинейно?
   Ответ: Мы и считали, что трактор двигался прямолинейно (по материалам Дела, стр. 303).
   Вопрос матери погибшего ребенка эксперту: Почему по данным, т.е. по итогам первой экспертизы, Т. мог избежать наезда?
   Ответ: Все зависит от исходных данных.
  
   Справедливости ради, следует заметить: суд поменял тактику. Потерпевшим давали слово, их почти не перебивали, но затем из протоколов убрали все лишнее. Я даже не мог подумать, что такая технология возможна в стране, которая желает быть правовой и демократической. Впрочем, приведенные выше ответы эксперта есть в Деле.
   О неисправных тормозах никто даже не вспомнил.
   Я заметил на суде, что данная экспертиза является самым настоящим подлогом, обыкновенной фальсификацией. Что-то дрогнуло у прокурора, и он объявил, что результаты экспертизы не следует принимать во внимание. Вот как! Полгода делали экспертизу и напрасно!
   Судья Васюта перенес объявление приговора на 5 апреля 2004 г. Видимо, четыре дня понадобилось, чтобы посоветоваться с кем-то "наверху".
   Наконец, через год после убийства сына, судья Васюта объявил приговор. Не побоялись все-таки сослаться на экспертизу, которая "перенесла" сына с противоположной обочины на полосу движения трактора. Видно сильная рука где-то есть. А протокол последнего заседания переделали - слова проявившего осторожность прокурора исчезли, как исчезло и все лишнее, что не вписывалось в нужную картину.
   Именем Республики Беларусь суд приговорил:
   "Т. признать невиновным по обвинению в преступлении, предусмотренном ч.2 ст.317 УК и оправдать за отсутствием в его действиях состава преступления".
   "В удовлетворении гражданского иска потерпевшим - отказать". Ну, это совсем не по закону, тем более, речь шла о сущих копейках - никто не собирал чеков на лекарства, когда сын лежал в больнице; чеков на продукты на похороны и поминки.
   Согласно статьи 952 ч.2 Гражданского Кодекса Республики Беларусь: "При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.
   Вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов на погребенье (статья 963 ГК РБ)".
   Но на закон никто уже не обращал внимания. Правосудие в небольшом белорусском городке Молодечно всемогуще. Оно может карать и миловать, не обращая внимания на закон и совесть. Оно может то, что шерифы Дикого Запада могли себе позволить лишь в ковбойских вестернах.
   Обращайтесь граждане убийцы к судье Васюте - он добрый, он вас отмажет. Не знаю только, чем вызвана его доброта. Почему-то мой компьютер постоянно пытается исправить фамилию Васюта на Валюта. Видать, компьютер что-то подозревает - умная все-таки вещь, хоть и железная.
  
  
  
   Суд второй
  
   Родители погибшего ребенка решили искать справедливости в вышестоящем суде.
   Подать кассационные жалобы оказалось делом непростым. Накануне "пропали" два наших адвоката - они не участвовали в последних заседаниях суда. Первая вроде бы заболела; вторая сказала, что у нее на эти дни назначены другие дела. В общем, остались без юридической помощи. Подозрительно вовремя...
   Приговор суда нам выдали на третий день, но прочитать можно было лишь первый лист. Остальные листы отпечатали так, что невозможно разобрать слова - все размазано.
   С делом ознакомиться не дали - сослались, что не подписаны протоколы последних судебных заседаний.
   Написали жалобы, как смогли - нужно было уложиться в десятидневный срок. Уложились.
   В Интернете нашел сайт администрации президента - написал письмо и по электронной почте послал туда. Ответа, конечно, не пришло. Не знаю, кто его читал, но неожиданно прокурор принес кассационный протест на приговор суда. Тоже написал, что считает приговор незаконным и подлежащим отмене.
   Видно помогло мое письмо. Что-то раньше не сильно суетилась прокуратура, когда отмазывали убийцу. С помощью помощника прокурора Терещенко С.Ф. и подложили моего сына прямо под трактор на автотехнической экспертизе. На судах Терещенко прямо из кожи лез, чтобы мне рот закрыть. А тут вдруг прозрел - увидел, что приговор незаконный.
   Дней через десять вернули обратно мою кассационную жалобу - судья Васюта нашел ошибку: неправильно написал адрес суда. Исправил - отнес в суд. Следом вернули жалобу матери Ромы. Исправила. Отфутболили и прокурорский протест. Те тоже написали новый.
   Бумажная волокита затянулась больше, чем на месяц, но, в конце концов, судье Васюте не осталось к чему придраться. Дело отправили в Минский областной суд.
   Областной суд нашел с десяток нарушений в судебном разбирательстве "доброго" судьи Васюты и пришел к выводу:
   "Суд Молодечненского района и г. Молодечно не дал оценки всем доказательствам, имеющимся в деле, не выяснил имеющиеся противоречия ряда доказательств, не привел мотивы, по которым принял одни доказательства и отверг другие."
   И, наконец, решили:
   "Приговор суда Молодечненского района и г. Молодечно от 5 апреля 2004 года в отношении Т. отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд Молодечненского района и г. Молодечно со стадии судебного разбирательства в ином составе судей."
  
   Кроме этого областной суд написал частное определение на помощника прокурора Терещенко С.Ф. Не помогло запоздалое служебное рвение с кассационным протестом. Единственный документ в деле, который я читал с чувством глубокого морального удовлетворения (как говаривал Леонид Ильич). Возможно, кому-то будет любопытно узнать: как следят у нас за соблюдением законности те, кому положено по должности. Не удержусь - немного процитирую:
   "Судебная коллегия по уголовным делам Минского областного суда...
   Установила:
   В ходе судебного разбирательства дела государственным обвинителем прокурором Терещенко С.Ф. заявлялось ходатайство согласно ч.5 ст.302 УПК о приостановлении производства по делу на 1 месяц для истребования дополнительных доказательств (проведение следственного эксперимента), удовлетворенное судом 25 сентября 2003 года.
   После возобновления производства по делу 28 октября 2003 года, государственным обвинителем вновь было заявлено ходатайство о приостановлении производства по делу на срок до 2-х месяцев, удовлетворенное судом.
   Однако за указанный период приостановления дела каких-либо действий по собиранию доказательств, подтверждающих обвинение, вообще не проводилось.
   Судом производство по делу было вновь возобновлено 10 декабря 2003 года, и судебное разбирательство было назначено на 26 декабря 2003 года.
   И лишь 24 декабря 2003 года был проведен следственный эксперимент по делу.
   В силу ч.1 ст.88 УПК доказательствами являются любые фактические данные, полученные в предусмотренном законом порядке.
   Между тем, как видно из протокола следственного эксперимента от 24 декабря 2003 года, данное следственное действие проводил следователь УСК по Минской области Подлеший А.А., не имеющий на это предусмотренных законом полномочий.
   В нарушение требований ч.1 ст.221 УПК и ч.1 ст.332 УПК, при проведении следственного эксперимента с участием несовершеннолетних Ж. 1995 года рождения и И. 1990 года рождения, не было обеспечено участие педагога или психолога.
   Кроме того, протокол следственного эксперимента от 24 декабря 2003 года практически не читаем.
   В данном протоколе следственного эксперимента имеется неоговоренное исправление в части указания времени движения несовершеннолетнего Левицкого Р.Г. с момента возникновения опасности для движения до момента наезда на него, что подвергает сомнению выводы экспертного исследования.
   После вынесения судом оправдательного приговора по делу государственный обвинитель Ивановский Д.А. участвовавший по делу в порядке замены Терещенко С.Ф., в кассационном протесте указывал, что исходные данные при проведении следственного эксперимента получены с нарушением установленного порядка, при этом вышеизложенные нарушения не получили вообще оценки.
   Тем самым стороной обвинения суду предоставлены недопустимые и недостоверные доказательства, а принесение протеста на оправдательный приговор является способом умалить и завуалировать ненадлежащее выполнение своих процессуальных обязанностей при производстве по данному уголовному делу, повлекших нарушение закона и отмену приговора по делу.
   Более того, первоначальный протест по делу был принесен в нарушении ч.3 ст.370 УПК помощником Молодечненского межрайпрокурора Терещенко С.Ф., который уже не участвовал в последующем рассмотрении дела в качестве государственного обвинителя.
   На основании изложенного и руководствуясь ч.4 ст.33 УПК Республики Беларусь, коллегия
   Определила:
   О выявленных кассационной коллегией нарушениях закона при производстве по уголовному делу по обвинению Т. по ч.2 ст.317 УК довести до сведения прокурора Минской области.
   О принятых мерах просьба сообщить Минскому областному суду в месячный срок."
  
   В общем, оправдательный приговор отменили, но это стоило нам, родным погибшего мальчика, три месяца нервов, здоровья, времени и денег.
   Спустя год и три месяца после смерти сына дело, изрядно растолстевшее, вернулось в исходную точку. Хождение по мукам продолжается.
  
  
  
   Интернет-то зачем?
  
   Пришлось рассчитаться за письмо, посланное по электронной почте в администрацию президента. Накануне очередных судов в конце июня 2004 года мне отключили Интернет.
   Беспарольник работал хуже некуда. Связь постоянно обрывалась. Однажды потратил всю ночь, чтобы забросить исторический роман на Самиздат. Но пропала и такая. Несколько дней понадобилось, чтобы убедиться, что связь не сама пропала, а ее отключили.
   Позвонил на узел связи г. Молодечно. Там сказали, что Интернет отключили потому, что компьютер не зарегистрирован и нет сертификата на модем.
   Нашел им сертификат, собрал документы, поехал регистрировать. В Республиканском унитарном предприятии электрической связи "Минскоблтелеком" очень удивились, когда я привез требуемые документы. Сказали, что мы Интернет по Беспарольнику никому не отключаем и никаких документов никогда не требовали.
   Так как я привез документы, составили официальный договор, в котором вышеуказанное предприятие связи обязалось предоставить мне услуги "...в том числе беспарольный доступ в сеть Интернет, Аудиотекст и прочие услуги". Договор заключен 12 июля 2004 года, содрали с меня за это дело немного денег.
   Доступа в Интернет так и не появилось. Через неделю начал опять звонить в Узел связи. Меня посылали с одного телефона на другой, я уже успел всем прилично надоесть. Наконец дали телефон начальника цеха - 7 -06-26 (в Молодечно). Тот сказал: разберемся. А спустя полчаса зазвонил мой телефон. Мужской голос объяснил ситуацию. Оказывается, Беспарольник мне отключили Специальные службы президента. Это, якобы, редкий случай, и в Молодечно мне помочь не могут. Посоветовали сидеть тихо и не дергаться, и лучше никуда не писать. (Точно так же мне однажды посоветовал помощник прокурора наедине после очередного судебного заседания).
   Мои знакомые засомневались - неужели спецслужбы президента будут заниматься ерундой, скорее всего местные начальники решили давить таким способом.
   Посоветовали еще один вариант пробиться в Интернет - купил несколько Интернет карт разных фирм, чтобы попробовать наладить связь через Минск. Ничего не вышло.
   Вот такая у Вас демократия Господин президент Республики Беларусь Александр Григорьевич Лукашенко. А ведь сайт Ваш вполне доступный, и письмо мог написать любой желающий. Но в Беларуси можно только детей убивать безнаказанно неисправным трактором, добивать в больнице, издеваться над родителями в судах годами, а если будут возмущаться - можно отключить Интернет.
   Плевать хотели Ваши чиновники, которые кормятся на народные деньги, и на Вас, и на законы, и на совесть.
   11 марта 2004 года Вы, Александр Григорьевич, приняли директиву ?1 "О мерах по укреплению общественной безопасности и дисциплины".
   В ней вы поручили: "Совету Министров Республики Беларусь, республиканским местным органам государственного управления, другим государственным органам и организациям:
   1.4 обеспечивать безусловное и немедленное расторжение контрактов с работниками за нарушение правил охраны труда и техники безопасности, повлекшее увечье или смерть."
   Спешу вам доложить, пока меня "не замочили", что с вашей директивой сходили в туалет судья Васюта, прокурор Терещенко, руководство СПК "Полочаны". Пользовалась вашей директивой не по назначению и общественный защитник Станевич Н.А., дочка которой двоих человек убила все так же безнаказанно.
   Убийца ребенка как работал, так и работает на том же ржавом, неисправном тракторе вот уже полтора года после убийства ребенка; живет в двухэтажном коттедже, построенном государством на деньги налогоплательщиков, в том числе и на налоги родителей убитого им сына.
   Вы, господин Президент, дали власть людям, лишенным абсолютно всех моральных ценностей, способным на поступки низкие и подлые, и пользующихся полной безнаказанностью. Как любил говорить Великий кормчий в далеком Китае: "Винтовка рождает власть!" Это власть животных, давно лишенных человеческих чувств, стремящихся подавить любого, чей голос звучит отлично от толпы, у кого нет длинной руки в Минске. Иногда, раздавить и уничтожить просто так - чтобы насладиться своей властью. Такое ощущение, что нормальный человек просто не смог бы работать на государственной должности.
   Я не знаю, господин Президент, давали ли Вы приказ убивать неугодных политиков, как утверждает оппозиция и западная пресса, но я знаю точно, что в вашей стране можно безнаказанно убивать детей, можно отключать Интернет в нарушение всех законов о правах человека.
   Ваша теле-радио-газетная пропаганда о хорошей жизни в Беларуси очень напоминает пропаганду Геббельса времен второй мировой войны: то же упорное оболванивание мозгов серого большинства. Объясните моему сыну Роману, который в 10 лет лежит в могиле: как хорошо жить в Беларуси. Не знаю, поймет ли он вас?
   По телевизору в последнее время идет рекламный ролик: каждые 5 дней на дорогах Беларуси погибает ребенок. Будут гибнуть и каждый день, если ваши суды будут продолжать отмазывать убийц.
   Топорные пропагандисты принялись искать плохое в Америке. Там оказывается, народ не живет, а мучается.
   Югославия, Афганистан, Ирак уже докаркались... А у нас все хвастаются: в Беларуси ж войны нет. Есть война: у меня убили сына, и полтора года я воюю с вашими чиновниками. А Америку я бы не стал трогать - не любит она этого. Если пьяному американскому солдату дадут по морде где-нибудь в латиноамериканской стране - вполне вероятно, что к берегам этой страны приблизится несколько авианосцев, и все правительство уйдет в отставку. Америка умеет защищать свои интересы и своих граждан. У нас предпочитают издеваться над собственными гражданами.
   От сына осталась великолепная картина: "Добро и зло". Готовил на выставку. Добро на картине побеждает зло. В жизни оказалось иначе. Остается только молиться: "Боже, спаси Беларусь!"
   Четыре месяца сижу без Интернета. Приходится ездить в город. В Интернет клубе было шесть компьютеров - сейчас осталось три. Стою в очереди. В последнее время Интернет работает раздражительно медленно. А на этой неделе и вообще на закрытых дверях клуба повесили табличку: "Нет выхода в Интернет"
   Посоветовался с юристами - сказали, что спецслужбы президента не будут заниматься такой ерундой. Это кто-то из местных начальников надо мной издевается. Написали официальное письмо в "Минскоблтелеком". Буквально на следующий день у меня объявился доступ в Интернет, которого не было полгода. Объяснили, что у них деталь какая-то сломалась на местной АТС.
  
  
  
  
   Суд третий
  
   Итак, дело опять передали в суд Молодечненского района и г. Молодечно.
   Судья был новый, как и положено по закону. Знакомые юристы сказали, что судья этот самый умный и хитрый среди коллег, ему, обычно, поручают самые скользкие и запутанные дела.
   А прокуратуру на суде представлял, тьфу-ты, все тот же Терещенко, который подложил моего сына под трактор на автоэкспертизе, и который приложил немало сил, чтобы убийце вынесли оправдательный приговор.
   Новый процесс начался 7 июля 2004 г. и длился три дня.
   Судья и впрямь не походил на прежнего Васюту, который бросался на меня, как бык на красную тряпку. Предельно корректен, вежлив. Впрочем, и он не стал разбираться: как погиб ребенок. Я довольно скоро понял, что, и это судебное разбирательство не будет "всесторонним, полным и объективным", как требует Уголовно-процессуальный кодекс. Другие цели были у нового судьи.
   Все пошло по новому кругу. Опять были вызваны свидетели - как будто семилетний мальчик спустя один год и три месяца после ДТП мог вспомнить что-то новое.
   Убийца, как и прежде, продолжал лгать и оскорблять память несчастного ребенка. Он упорно настаивал на том, что не тормозил накануне наезда. Суд также предпочел не заметить зафиксированный в деле тормозной след длиной 17,65 метра.
   И все же, иногда подсудимый вызывал недовольство суда и представителя колхоза своими показаниями. На странице 429 Дела записаны его слова: "Тормозная система прицепа трактора не работала года четыре - руководство колхоза знало, что в тракторе не работала тормозная система".
   Вину свою убийца признал частично. То есть, он признал все предъявленные ему нарушения Правил дорожного движения, за исключением п.10 ПДД. Касательно вышеуказанного пункта Правил имела место обычная ошибка. По этому поводу я подал в суд ходатайство следующего содержания:
   "Прошу суд принять меры для исправления ошибки в Постановлении о передаче уголовного дела прокурору для направления дела в суд от 23 июля 2003 года, которая заключается в том, что трактор с прицепом выезжал за пределы проезжей части на правую обочину. Это именно та часть обвинения, которую не признал обвиняемый.
   В действительности трактор с прицепом свернул влево, переехал встречную полосу движения, после чего, сбив моего сына, съехал в левый кювет.
   Я считаю эту ошибку в постановлении существенной, так как после исправления ее ничто не будет препятствовать подсудимому признать вину полностью."
   Казалось, чего проще: исправить ошибку в Постановлении, и нет никаких оснований для дальнейшей судебной волокиты.
   Согласно ксерокопии листа из специальной (служебной) литературы, который находится на стр. 376 Дела, "Можно считать, что опасность для движения возникла в тот момент, когда водитель обнаружил (мог реально обнаружить) на проезжей части или вблизи нее ребенка или группу детей".
   А группу детей, по результатам первой автотехнической экспертизы, Т. обнаружил за 327 метров.
   Если суд не собирается выяснять: как погиб ребенок, если он не назначает комплексной и трассологической экспертиз, то почему бы не исправить ошибку и не закрыть дело. Ведь достаточно ясно: у подсудимого были все возможности избежать наезда, убить ребенка более нелепо просто невозможно.
   Бесконечные суды отняли здоровье у всех родственников погибшего мальчика. Я заметил на суде, что мы испытываем стресс на каждом судебном заседании. На что помощник прокурора Терещенко лишь ухмыльнулся: "Да какой там стресс!" Похоже, ему доставляло удовольствие издеваться над убитыми горем людьми.
   Никто и не подумал исправить ошибку годичной давности, а если подсудимый признал свою вину не полностью, то суд опять должен был ее доказывать или опровергать - это уж как суду захочется.
   Опять назначили автотехническую экспертизу, уже третью по счету. Экспертиза была весьма проста: проехал трактор - замеряли скорость; пробежал ребенок-статист - замеряли скорость. Причем дети-свидетели даже не изолировались друг от друга во время следственного эксперимента: младшему только и надо было, что повторить слова и действия старшего брата. Где уж тут до объективности.
   Однако на эту простую экспертизу ушло еще два с половиной месяца. И вот, наконец, результаты:
   "Поскольку, в рассматриваемой дорожной ситуации водитель трактора "МТЗ-80" Т. располагал технической возможностью предотвратить наезд на пешехода, даже управляя тракторным поездом с неисправной тормозной системой прицепа, то при условии управления технически исправным тракторным поездом такая возможность у него имелась бы тем более.
   Следовательно, в рассматриваемой дорожной ситуации, неисправность тормозной системы прицепа тракторного поезда не находится в причинной связи с рассматриваемым происшествием."
   Вот зачем надо было над нами издеваться еще несколько месяцев! Надо же еще колхоз отмазать - ребенок ведь был сбит трактором, который с подобными неисправностями нельзя было эксплуатировать. Теперь судья, ссылаясь на результаты автотехнической экспертизы, мог не возбуждать уголовное дело по статье 318 УК: "Выпуск в эксплуатацию технически неисправного транспортного средства".
   До чего же умный судья: и колхоз отмазал и сам подстраховался.
   Приговор суда объявили 22 сентября 2004 г.
   Несколько цитат из приговора:
   "Не смотря на отрицание обвиняемым своей вины, его виновность в совершении преступления подтверждается собранными доказательствами".
   И здесь же:
   "Т. оказал ребенку необходимую помощь". (В чем, интересно, заключалась эта помощь? В том, что убийца отказался сообщить: переехал ли трактор ребенка, и врачи не знали с чего начинать лечение.)
   Суд не вникал в подробности. Ему просто надо было объяснить очень мягкий приговор для убийцы ребенка:
   "При избрании вида и меры наказания суд учел, что совершено менее тяжкое преступление, виновный исключительно положительно характеризуется, имеет на иждивении несовершеннолетнего малолетнего ребенка, трудовой коллектив ходатайствует о назначении виновному наказания, не связанного с лишением свободы, поскольку Т. зарекомендовал себя только с положительной стороны как добросовестный работник.
   Смягчает его ответственность чистосердечное раскаяние в содеянном и высказывание сострадания потерпевшим.
   С учетом содеянного обвиняемым, тяжести последствий, суд считает, что цели уголовной ответственности могут быть достигнуты путем назначения виновному наказания в виде ограничения свободы."
   И, наконец, "Суд приговорил:
   Признать Т. виновным в нарушении правил дорожного движения лицом, управляющим транспортным средством, повлекшим по неосторожности смерть человека, и по ч.2 ст.317 УК Республики Беларусь назначить наказание в виде трех лет ограничения свободы с лишением прав управления автодорожными транспортными средствами на 4 года."
   Вот так: за убийство ребенка не дали ни одного года лишения свободы, а ведь статья предусматривает до 5 лет тюрьмы. Я бы мог понять такую мягкость, если бы подсудимый действительно хотя бы попытался оказать какую-либо помощь для спасения ребенка. Если бы он честно рассказал: как произошло все на самом деле. Тогда можно понять - на дороге всякое случается. Но нет, убийца изворачивался и лгал, он откровенно плевал и на убитого ребенка и его родителей. Из-за его лжи полтора года мы были вынуждены ходить по судам, чтобы, в конце концов, убедиться, что жизнь нашего сына в этой стране ничего не стоит.
   Можно в Беларуси убивать детей почти безнаказанно, между делом можно поиздеваться над родителями, если те попытаются разобраться: как на самом деле погиб ребенок. А за убийство пенсионера, в таком случае, надо премию давать - ведь экономятся бюджетные деньги на пенсионное обеспечение?
   Да, вот еще, суд установил для отца моральную компенсацию в 1 миллион рублей - это получается 454 доллара США (объясняю для тех, кому сумма в 1 миллион показалась большой - рубли-то белорусские).
  
  
  
  
   Суд четвертый
  
   Родные погибшего мальчика не стали больше подавать кассационные жалобы на приговор, хотя и не считали его справедливым. Не было больше сил и здоровья бороться с огромной бюрократической машиной, насквозь пропитанной коррупцией и полностью лишенной каких-либо моральных принципов. Годы хождений по судебным коридорам убедили, что наши суды не то место, где следует искать справедливости.
   Видимо на это и рассчитывали чиновники от суда и прокуратуры, когда без видимых причин затягивали процесс на годы. Оправдать полностью убийцу не удалось, а что касается неисправного трактора, то пусть колхозники и дальше убивают друг друга. Они тоже гибнут и калечатся регулярно, но это уже не мое дело. Председатель профкома Станевич Н.А. всех убийц отмажет - работа такая.
   Но нет, не закончилось дело, как мы надеялись. Убийцам сына показалось, что приговор слишком суров.
   Подал жалобу СПК "Полочаны". В ней просьба взыскать моральный вред в пользу пострадавших не с колхоза, а с Т. Им мало того, что умный судья обошел статью закона, по которой отвечать за убийство ребенка надо было колхозу. Ведь именно отсутствие тормозов явилось причиной смерти моего сына.
   Сумма в 454 доллара не покрывает даже расходов на погребенье и поминальный стол - у меня нет никаких чеков на продукты и прочее. Мы 10 лет и 8 месяцев растили сына для того, чтобы его убили доломанным трактором.
   Теперь колхозу "Полочаны" захотелось продолжить издевательство над нашей семьей. Им надо, чтобы эти 454 доллара вычитывали каждый месяц из зарплаты убийцы еще 200 лет.
   Собственно, это требование СПК "Полочаны" совершенно незаконно. Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РБ от 28 сентября 2000 г. "Моральный вред причиненный жизни и здоровью гражданина источником повышенной опасности компенсируется владельцем источника повышенной опасности".
   Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РБ от 14 сентября 1995 г. "Не признается владельцем источника повышенной опасности и не несет ответственность за вред перед потерпевшим лицо, управляющее источником повышенной опасности в силу трудовых соглашений с владельцем этого источника (шофер, машинист, оператор и др.)".
   Таков закон, но я уже привык, что власть имущие давно не руководствуются буквой закона. И эти совершенно противозаконные требования СПК "Полочаны" суд Молодечненского района и г. Молодечно добросовестно направил в Минский областной суд.
   А следом подоспела и кассационная жалоба от адвоката убийцы. Этот "чистосердечно раскаявшийся" просит приговор отменить, и вообще не давать никакого наказания. Ссылается на вторую автотехническую экспертизу, которая подложила ребенка на полосу движения трактора и оправдала убийцу. Видать, немало денег стоила такая экспертиза - обидно, что напрасно выбросили.
   Подумаешь, ребенка убил на обочине. Это ж случайно, хотел всего лишь проехаться по мячу. А что тормоза не работали, так эта такая практика в колхозе. Так что не ограничивайте мне свободу - я ж такой хороший (читайте по приговору). Колхоз, кстати, после убийства ребенка ничего лучшего придумать не смог, как повесить фотографию Т. на доску почета.
   Спустя несколько дней после объявления приговора "высказывавший сострадание потерпевший" встретился с бабушкой убитого им внука. Не удержался от соблазна поиздеваться над старой больной женщиной. "Скоро вам всем будет конец, - кричал убийца, - скоро все умрете: и ты, и твой сын".
   Мать всю ночь пила лекарства и не могла уснуть. А на следующий день отнесла в прокуратуру заявление. Приехал работник милиции разбираться. Опрошенный по данному делу Т. пояснил, "что действительно встретился с Д. на пастбище вблизи д. Полочаны и что-то сказал ей, но что именно не помнит, так как находился в нетрезвом состоянии". Постановили: "В возбуждении уголовного дела отказать". Что с него взять - пьяный человек.
   2 ноября 2004 года поехали на очередной областной суд. Перед нами разбиралось дело молодого человека, который на мотоцикле сбил женщину. Та получила перелом ноги, а молодому человеку дали следующее наказание: три года ограничение свободы, 2 миллиона морального ущерба в пользу потерпевшей и обязали оплатить расходы, связанные с лечением.
   То есть, наказание такое же, как и в нашем случае. Так что учтите, граждане, детей в Беларуси можно безнаказанно убивать только колхозной техникой, но не личной. Впрочем, у всякого правила есть исключение: дочь Станевич Н.А. убила двоих человек и не несла ответственности. Но это другой случай - не у каждого за спиной мамка, которая может все.
   Наконец, слушается и наше дело. Впрочем, слушается - громко сказано. Накануне я послал в суд возражения на кассационные жалобы. Наверное, это сразу настроило судей против меня. Мне дали слово - начал говорить о нарушении закона, о несоответствии назначенного судом наказания тяжести преступления и личности обвиняемого... Меня довольно скоро перебили, как это очень хорошо умеют представители закона, и суд удалился в совещательную комнату.
   Совещались очень долго, видимо единодушия не было. Предыдущим делам хватало 5 минут, чтобы вынести решение, на наше дело потратили около получаса. От греха подальше, судьи не стали менять приговор. Его оставили в силе, а кассационные жалобы убийц без удовлетворения.
   После суда убийца продолжает ездить на тракторе, а колхоз как не платил несчастные копейки, что присудил суд, так, по-моему, и не собирается платить.
  
   Теперь я понимаю, почему никто не помог спасти сына, когда он шестеро суток умирал в больнице, лишенный квалифицированной медицинской помощи. Почему не было в больнице тракториста с родственниками, которых в суд пришло столько, что едва хватило скамеек. Почему не было представителей колхоза и Станевич Н.А. с ее огромными связями. Да просто всем им было выгодно, чтобы ребенок умер. Вдруг выживет и станет инвалидом, тогда придется платить ему пенсию. А возможно, не станет инвалидом - тогда расскажет: как было на самом деле. И уже не удастся уложить нашего Ромку с помощью обученного свидетеля под прицеп трактора.
   Обидно, очень обидно за сына! Ничего не стоит жизнь ребенка в Беларуси. Все постарались не заметить смерть десятилетнего мальчика, особенно те, кому следовало это сделать, хотя бы для того, чтобы подобное не повторялось.
   Месяца через два после нашей трагедии в ста метрах от этого места машина сбила насмерть мужчину. Водитель скрылся с места преступления. А неделю назад здесь же погибла под колесами женщина. Вот так тихо Беларусь сама себя и перебьет. И войны не надо.
   В сентябре в Молодечно, как и по всей Беларуси, прошли митинги протеста против терроризма, вызванные недавними событиями в Беслане. Дело правильное, если оно идет от души, а не делается для галочки, по указке сверху. Посмотрел я фотографии участников митингов - явно готовились люди позировать фотографу. Вот только сочувствие к бесланским жертвам я прочитал лишь на немногих лицах. Не верю я, что большинство народа на этих митингах вообще способна понять чужое горе. Не верю я в Беларусь.
   Погиб мой сын, мой друг и помощник, моя надежда и просто человек большой души - честный, благородный, всегда отвечающий добром на добро. Погиб нелепо. Погиб от рук сволочей, которые потом сделали все, чтобы вывалять его имя в грязи. Но не могу я этого позволить, потому и пишу.
   Возможно и не следовало бы выносить на общественный суд столь личное, но и в себе носить все это тяжело. Трудно писать - вся жизнь сына вновь прошла перед глазами; и молчать нельзя. Нельзя, чтобы детей убивали вот так - потихоньку, а потом годами издевались в судах над родителями и над памятью ребенка.
   Надо мной можно издеваться. Самая большая боль потери сына заглушает их мерзкое гавканье. Я чувствую огромную вину за смерть сына, но пока я винил себя, подонки делали все, чтобы реальный убийца не получил никакого наказания.
   Многие советуют: нужно простить, так было угодно Богу. Простить можно тем, кто понимает, хотя бы, что совершил. Но прощать тем, для кого убийство ребенка - это обыденность, досадная неприятность, повод поиздеваться над убитыми горем людьми - бесполезно. Не оценят они прощения. Такие Бога судили и отправили на Крест.
   А может быть, не такое уж это и личное. Я уверен, многие еще столкнутся с моими проблемами. И не стоит надеяться, что у нас права человека реально защищены законами и судебной системой. По-прежнему судит тот же Васюта, чей приговор областной суд отменил как незаконный. А за соблюдением законности следит Терещенко. В больницах вряд ли что изменилось. Правда, на недавних выборах очередной депутат обещал построить новую детскую больницу в Молодечно. Обещать-то все умеют.
   А может кто-то, прочитав мою печальную повесть, отложит самые неотложные дела, забудет проблемы, кажущиеся такими важными, и просто поиграет с сыном в его любимую игру, поможет дочери сшить платье для куклы. Поверьте, дети отблагодарят вас, и груз жизненных неурядиц не покажется таким тяжким, когда увидите счастливые глаза ребенка. Не нужно откладывать заботу о детях на потом - у нас с Ромой уже нет "потом". И теперь меня постоянно мучает, что не сумел сказать сыну: как я его люблю. Вспоминаются эпизоды, как когда-то обидел своего сына, не выполнил какую-то его небольшую просьбу, ссылаясь на занятость. Не сберег сына. Если бы хоть немного что-то изменить, и жив был бы сын, но время назад не отмотаешь. Нет Ромки, а мне осталось вечное чувство вины.
   А таким чистым, добрым, как сын, я уже не стану - не то время, не те люди. Невозможно это в нынешней Беларуси.
   Но надо жить, надо пройти весь путь, отмерянный Богом. Жить, чтобы хранить память о самом дорогом человеке, который был рядом со мной. Жить, чтобы не доставить радости своре подонков своей смертью.
  
  
   Все имена, фамилии, события подлинные.
  
   PS. Скорбный список жертв на дороге, забравшей жизнь моего сына, продолжается. Вот самые страшные из трагедий:
   27 ноября 2006 г. служебный автомобиль МАЗ врезается в автобусную остановку в деревне Тюрли. Итог: три женщины погибли на месте. 26-летний водитель МАЗа был в нетрезвом состоянии.
   12 января 2007 г. в городе Молодечно автомобиль "Додж Караван" на пешеходном переходе сбивает двух детей ― сестру и брата (1991 и 1992 года рождения). Они скончались на месте. 23-летний водитель скрылся с места происшествия, но спустя 20 минут был задержан сотрудниками милиции. Оказалось, он к этому времени был лишен водительских прав сроком на три года за управление автомобилем в нетрезвом состоянии. Но и после этого задерживался четыре раза за управление автомобилем без водительских прав.
   Смерть на дороге в нашем обществе воспринимается как несчастный случай (до тех пор, пока трагедия не придет в дом). Иногда они и являются таковыми, критические ситуации возникают перед каждым водителем. Не так давно перед моей машиной пьяный мужчина на велосипеде вдруг начал пересекать проезжую часть ― едва успел увернуться от этого велосипедиста. Но 2 вышеперечисленные трагедии вполне закономерны, ибо за рулем сидели потенциальные убийцы. И как назвать тракториста, который увидев на дороге мяч, вместо того, чтобы притормозить, добавил скорости, ― очень ему хотелось проехать колесом по мячу? Проехался по ребенку. Не беда ― судья Васюта отмазал.
   "За "дорожные" никого не садят", ― сказал мне один работник правоохранительных органов. Впрочем, бывают исключения: встречал человека, который получил 5 лет реального срока, но он имел неосторожность наехать на родственника какого-то начальника.
   Сообщения о гибели на дороге регулярно появляются в прессе в хронике происшествий. И ничего больше; что касается наказания виновных ― это закрытая тема. Много говорится о независимости судебной системы. Куда уж больше? Я столкнулся с таким судом, что независим даже от законов, которые для него писались.
   А вот над механизмом контроля этих независимых судей нужно подумать: хотя бы вместо секретарши с совершенно нечитаемым подчерком, записывающей лишь то, что угодно судье и прокурору, установить диктофоны или видеокамеры. Последние и зарплаты не просят и над людьми издеваться так уж откровенно не позволят.
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Е.Решетов "Ноэлит. Скиталец по мирам."(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Каг "Операция "Удержать Ветер""(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"