Левин Борис Хаимович: другие произведения.

Триптих "Полюса человечности" ("А теперь скажи, зачем?", "А как же я?" и "Билет на человечность")

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
   Борис Левин
  
   Триптих
   "ПОЛЮСА ЧЕЛОВЕЧНОСТИ"
   ("А теперь скажи, зачем?", "А как же я?" и "Билет на человечность")
  
  
   А ТЕПЕРЬ СКАЖИ, ЗАЧЕМ?
  
  На автостоянке есть такой закуток у забора, где лучше машину не оставлять. Вечно какой-нибудь умник загородит выезд из этого гиблого ряда. Вот, и сейчас, когда в кои-то веки мне надо рано-рано выезжать, всё забито. Что делать? С этой проблемой иду к сторожу Коле.
  Не удивившись, он деловито достал связку автомобильных ключей, взглядом выбрал машину попроще. Вдвоём направились к жертве. "Жигуль" открылся с полуоборота. А вот, с другой половины оборота заводиться не стал. Даже руль разблокировать не пожелал.
  Ладно, не мытьём, так катаньем. Решили откатить "Жигуля" вручную. Но, вот, незадача: с неработающим рулём движется-то он только по прямой. Упёрся в следующий ряд, так и не освободив ни выезд, ни проезд. Что делать? Оставалось одно: развернуть "Жигулёнка" вручную.
  Теоретически делается это так. Упираясь в капот, давишь вниз - амортизаторы сжимаются. Отпускаешь - они разжимаются, толкая к небесам, стремясь оторвать от земли груду на мгновение ожившего металла. Уловив этот момент попытки полёта автомобиля над землёй, быстро и сильно толкаешь его в нужную тебе сторону.
  У нас с Колей хорошо получалась только первая часть процедуры, на остальное - "сильно" и "быстро" - нас не хватало. Миллиметр, за миллиметром...
  К нашему дружному, но не радостному трудовому коллективу неожиданно подключился крепкий мужичок. Он направлялся в автомастерскую, ловко лавируя среди машин. Судя по приветствиям между ним и сторожем, это был местный автослесарь. Без всякой просьбы, молча, он подключился к процессу кручения-верчения. Против сильного специалиста машина не устояла на месте, и резво, за пару качков, приняла удобообъезжаемое и проездоосвобождаемое положение.
  Увидев, что и я, и сторож тут же потеряли к изнасилованному автомобилю всякий интерес, удивился:
  - Коля, а зачем мы это делали?
  Вот, оно! Вот, оно - наше, родное! То, что даёт неожиданные победы и удивительные свершения. То, что ставит в тупик правильных и праведных изучателей душ человеческих. Вот она, та самая загадочная широта души, для разворачивания которой не нужны разумные обоснования, если требуется прийти на помощь точно такой же, человеческой, душе.
   19.03.2011
  
  
   А КАК ЖЕ Я?
  
  Дорога с нашей дачи идёт через посёлок. Улица заасфальтирована, но в низком месте после дождя вода собирается озерцом от края до края, оставляя узкий проход на одной её стороне в виде ряда небольших тротуарных плит. Они уложены заботливым хозяином так близко к своему забору, что ни влево, ни вправо...
  И вот, прошёл сильный дождь. Когда последние капли передали тёплый привет благодарной земле от быстрой тучи, мы с женой вышли с дачи. Следовало торопиться, пока прояснилось, тем паче количество сумок с плодами нашего труда точно соответствовало числу наших рук, и наличие зонтов в них не предусматривалось. Увидев впереди по улице рябь озерца, прижались к забору. Никогда по этой спасительной тропке не ходили, и вот, пришлось...
  Радостно бликовали на солнышке мутные волны, разбегаясь стройными, организованными рядами из-под колёс медленно проезжающего транспорта. Одна за одной они скромно и ласково выглядывали из-за края плитки, не смея касаться наших ног. Свободный от воды асфальт впереди призывно парил. Мелко дробя пространство, весело щебетали птички. Воздух был ещё чист, свеж и неопытен, и дрожал от нетерпеливого желания попасть нам в дыхательные пути...
  Но счастье, как известно, не бывает полным и долгим.
  Оказалось, что в самом конце узкой тропы, прямо посреди её, нагло занимая весь проход, выпер толстый бетонный телеграфный столб. За ним лужи не было. Но обойти столб возможно было только по "глубокой воде".
  На помощь не желающим мокнуть ногам пришёл разум, подсказав им, как выйти сухими из воды. И вот, поставив сумки, я обхватил столб руками и перенёс тело над лужей на большую землю. Жена передала мне поклажу, после чего я помог ей в почти альпинистской операции - слабой женщине самой, точно, не переправиться бы.
  А в это время...
  Когда мы только начали проделывать все эти замысловатые па вокруг столба, навстречу нам со стороны магазина подошёл на нетвёрдых ногах местный житель. Пошатываясь, мужчина внимательно наблюдал за нашими действиями, очевидно, пытаясь перенять передовой опыт преодоления застолблённой лужи. Ведь столб - первейший друг выпивохи, а тут вдруг оказалось, что он и не друг вовсе, и даже не так, а самый настоящий враг.
  Судя по раскоординированности телодвижений туземца, наш опыт не пошёл бы ему на пользу - мало по-дружески обхватить столб, надо и суметь оторваться от него, причём вовремя, когда тело будет на той стороне... А пьяный и столб - близнецы-братья: не только по разуму, а и сиамские.
  Очевидно, мужчина всё же осознавал своё бессилие перед тайною околостолбоверчения, потому как очень оживился, когда я переправил жену на свою сторону. Что-то щёлкнуло в его просветлившемся сознании, и он радостно затоптался возле меня, всем своим жалким видом показывая, что он тут давно, мол, ещё с утра занял очередь на переправу. По его преданному взгляду я отлично понял отведённую мне роль паромщика, но виду не подал...
  Когда же я решительно взял сумки в руки, он слегка удивился, даже, не в обиду столбу будь сказано, остолбенел. А когда мы с женой бодро зашагали прочь, нам в спину донеслось возмущённо-жалобное:
  - А как же я?!
  Мы невольно обернулись на глас, вопиющий от столба. Держась одной рукой за забор, и, тем не менее, вихляя телом, глаголющий другую по-ленински просительно протягивал к нам с таким жалостливым видом, изобразить который натурально могут лишь маленькие дети и пьяницы. Рядом с мужчиной безразлично стоял бездушный столб, вдали - мы. Но именно в нас, дальних, он видел ближних. У нас же было другое мнение.
  Грязная, никогда не мытая лапа, взывающая к помощи, лишь отталкивала. Почему мы, усталые от дачного труда, с тяжёлой ношей, смогли и придумать, и осуществить переход через лужу, аки по суху? Что мешает тебе, имевшему только что перед глазами доступный подражанию пример? Ах, ты пьян, и нетвёрдость твоего духа отражается на нетвёрдости твоей руки и ноги? Так лужа - всего-то по колено!
  - А как же я? - не так патетически, всё тише, и тише повторяла нам в спину говорящая особь человеческого вида мужского пола неопределённого возраста.
  Тут вновь закапал дождик, и мы ускорили шаг.
  А где-то там, о брег столбовой тропы, со злобным плёском забились тёмные волны, поднятые непритормозившей машиной.
   22-30.03.2011
  
  
   БИЛЕТ НА ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ
  
   Приятно возвращаться домой после ночной смены: общественный транспорт полупустой, и в спальные районы идёт быстро. Одна беда - сидя, можно задремать, а то и заснуть, и проехать свою остановку. Но не в этот раз...
   Коварную дрёму спугнул требовательно-просящий, развязный и громкий мужской голос:
   - Женщина, можно я без билета проеду? А то денег нету совсем - вот, из милиции только отпустили...
   Открыв глаза, увидел прямо перед собой только что вошедшего в среднюю дверь троллейбуса мужичка затрапезного вида, то есть в прямом смысле, как говорят, "после вчерашнего". Его организм откровенно требовал уже и сегодняшнего, но за отсутствием средств так его и не получил, и от того страдал не на показ. Это-то недомогание, отвлекая на себя все душевные силы безбилетника, по-видимому, и делало его столь удивительно искренним с кондуктором.
   А надо отметить, что уже один только внушительный вид женщины, чьи пышные формы не могла, да и не пыталась, скрыть официальная пёстрая форма с угрожающей надписью "Кондуктор-контролер", делал его просьбу проехать "зайцем" заранее невыполнимой.
   Похоже, потому он и обратился столь громко - заручиться нашим, пассажирским, молчанием как знаком согласия с его незаконным воззванием, чтобы оно приобрело соответствующий адресату вес.
   Но женщина-скала и не подумала источать сочувствие к безвыходному положению безбилетника, но прямо указала ему на выход:
   - На следующей остановке выходите.
   Пассажир стал канючить...
   - Выходите!
   Но, смягчившись, добавила:
   - Пересядите на следующий троллейбус - там нет кондуктора.
   Мужчина не сдавался, тщетно пытаясь нащупать слабую струнку под строгой формой.
   Женщину бальзаковского возраста можно было понять: может у неё дома такое же "счастье" после вчерашнего отсыпается? Но прозаичнее было бы предположить, что кондуктор просто опасается контролёров - на следующей остановке как раз располагалась контора, откуда они по утрам разъезжаются по маршрутам. Последний аргумент она и выложила козырем:
   - Зайдут контролёры: вам - ничего, а меня накажут.
   Казалось, конфликт исчерпан. Но тут за безбилетника вступилась сердобольная бабулька:
   - Как вам не стыдно, женщина! - раздалось за моей спиной. - Что, вам так трудно провезти человека? Вы же видите, ему плохо. Ему помочь надо, а вы гоните. Где ваша человечность?
   И - в том же духе...
   Всегда, когда кто-либо взывает к общечеловеческим духовным ценностям, у меня возникает сомнение: а сам-то взывающий соответствует своему призыву, имеет ли он право требовать? Насколько человечна сама бабка? Проверить это - проще простого.
   Она призывает кондуктора провезти пассажира как бы бесплатно, но на самом деле - за счёт то ли троллейбусного парка, то ли самого кондуктора (если нагрянут контролёры). А готова ли она провезти взятого под защиту бедолагу за свой собственный счёт? Проще говоря, оплатит ли бабуся билет постороннему человеку?
   С этим предложением я к ней и обратился:
   - А вы сами проявите человечность - оплатите за него билетик.
   Недоумённое молчание было мне ответом. Видимо, пенсионерке, воспитанной на советских принципах бесплатности всего и вся, установить связь между грубой материей и тонким чувством, то бишь оплатой и человечностью оказалось не по силам. А может, просто денег жалко было? Своих, собственных, кровных.
   Так и не ответив мне, бабка продолжила разглагольствовать про человечность.
   Наконец, на остановке необилеченный и неочеловеченный мужчина вынужден был покинуть временное пристанище на колёсах.
   Мир воцарился на оставленном им месте. Мир, но не покой. Во всяком случае, у меня. Что - кондуктор? Какая может быть человечность при исполнении служебных обязанностей? И с пожилой женщины - что взять: разве что эмоции. Подай её, мол, человечность в чистом виде, хоть лопни! Но я-то знал, как решить проблему... Без нарушения инструкций, без эмоций. И за смешные деньги.
   Но почему решать её должен был я?
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) С.Волкова "Не желай меня... "(Любовное фэнтези) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"