Левин Эдвард Борухович: другие произведения.

03-10 Деньги решают всё

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Глава 3

  
   1. Март. Россия.
  
   Рубайло или кто-то из его владивостокских сотрудников два раза в месяц звонил в "Бизнесклассик". Задавали разные вопросы о поставках продуктов питания. Один раз говорили о рисе и гречке. Им вежливо отвечали, мол, крупами более не торгуем. Другой раз уточняли условия возврата долгов. Выясняли, когда можно встретиться с руководителем компании. Таким образом, отследили, что фирма сместилась с биржи в Дом профсоюзов. В декабре звонил сам Рубайло, напоролся на Смехова и имел с ним недолгую приятную беседу.
   После Нового года фигурант исчез. Телефоны компании замолчали. Временная жена Виктора Викторовича съехала со съёмной квартиры. Всё свидетельствовало о том, что работа афериста в этом регионе сворачивается. Истекал и срок неприкосновенности к его телу. В феврале, смотря телевизионные репортажи о разгроме группировки Коваля, в полковнике, стоящем за спиной генерала Васильева рядом с местным губернатором, Рубайло узнал своего летнего знакомого, представившегося Перелётовым, и понял, что у Смехова есть мощная милицейская крыша. Всё свидетельствовало о том, что надо ехать на Амур и брать мошенника, пока он не скрылся на просторах России.
   Рубайло отправился на север с двумя сотрудниками. Задача была проста - найти афериста целым и невредимым и привезти в Приморье. Судя по всему, тот являлся носителем очень интересной информации. Возможно, и деньги кое-какие завел. Тогда открывалась возможность хоть частично возместить убытки.
   Поиск, как и летом, начали с банка. И сразу сюрпризы! Компания не исчезла, а переехала в просторный офис на улице Горького. Активно работает и сворачивать свою деятельность не собирается. Люди все те же, только Виктора Смехова не видно.
   Право подписи на банковских документах было у троих. Мелкие и хозяйственные платежи оформлял Самусенко. Серьезную работу вёл некто Мурашов. Третья подпись принадлежала Смехову как генеральному директору и единственному акционеру. Своим правом он воспользовался только один раз в конце декабря. Перегонялась сумма пятнадцать миллионов рублей за какой-то сомнительный вексель. Это походило на снятие денег наличными.
  
   Проверили, кому принадлежит офис, в который переехала компания Смехова. После длительных поисков всплыло имя дальней престарелой родственницы второго летнего знакомого Рубайло господина Вишневецкого. О нем удалось узнать много любопытного. После милицейской зачистки города его называли "смотрящим" и едва ли не вором в законе. Его авторитет среди "чёрных" был беспрекословен, а в среде коммерсантов он слыл человеком ловким, редчайшим проходимцем, с которым категорически не рекомендовалось конфликтовать. Это походило на правду на фоне его дружбы с Перелётовым, но не соответствовало тому впечатлению, которое он произвёл на Рубайло летом. Тогда Евгений больше смахивал на московского высокопоставленного чиновника, что подтверждало поведение Перелётова, подчинявшегося ему.
   В январе временная жена Смехова, получив расчет и премию, уехала в неизвестном направлении. Зная отношение фигуранта к женщинам, заниматься её поисками не имело смысла. На все вопросы о месте нахождения хозяина по телефону отвечали: уехал в Грузию в начале января, более на связь не выходил.
   Складывалось впечатление, что Смехов, выполнив работу и получив расчет, отбыл из региона. Его компанию со всеми кадрами присвоил Вишневецкий. С Мурашовым встретиться также не получилось. Он проживал в городе, имел семью, что снимало вопрос о фиктивности, но в настоящий момент находился в Охотском море, недалеко от Камчатки. Подключив старые милицейские связи, установили, что 7 января Смехов через Москву вылетел в Тбилиси и более на территорию России не въезжал. Ещё через два дня пришли данные из Грузии, пробыв там десять дней, он отправился в Стамбул, где его следы потерялись окончательно.
   Рубайло загрустил - мошенника они упустили. Но интуиция профессиональной ищейки подсказывала, какой-то след все же есть. Оставалось единственное, чего они не делали, памятуя летние события - не говорили с людьми, работавшими на Смехова. Присмотревшись к сотрудникам компании, Рубайло признал Самусенко и Сашу Большого непригодными для вербовки. Мальчик менеджер был новенький, как и секретарша. Седых координировал работу конторы со стороны Вишневецкого, трогать такого - себе дороже. Когда Мурашов вернётся с Камчатки, неясно. Оставались два джигита. Они выглядели не очень довольными и сытыми. Появлялись на работе по свободному графику.
   С ними шеф охраны и решил познакомиться поближе. Мирно, ласково, без угроз и наездов. Даже заплатить можно, но в разумных пределах. Через дорогу от офиса на улице Горького открылся вполне приличный ресторан. В нём Рубайло и решил провести встречу. Позвонил секретарше и попросил дать номер сотового Эльдара, который тут же получил.
   - Эльдар, добрый день! Мы встречались в прошлом году. У меня есть несколько вопросов и деловых предложений. Хотелось бы с вами увидеться и переговорить, - начал Рубайло.
   - Всегда рад! Но не помню ваш голос и номер незнаком. Кто вы? - осторожно сказал Эльдар.
   - Мы виделись мельком, - пояснил Рубайло.
   - Подходите к нам в офис.
   - Моё предложение лучше. Напротив вашего офиса есть ресторан "Катерина". Дело близится к обеду. Приглашаю вас покушать с нами. Там и обсудим все вопросы, - любезно предложил начальник охраны.
  
  
  
   - Спасибо, только я буду с партнёром, - быстро ответил Эльдар.
   - Разумеется, - согласился Рубайло, - Ждем вас через полчаса.
   В это время в заведении посетителей практически не было.
  
   2.Март. Россия.
  
   - Товарищи офицеры, вы свободны, а майора Дорошенко прошу задержаться, - полковник Волков закончил совещание и распустил сотрудников своего отдела. Когда они стались вдвоём с помощником, спросил:
   - Петя, как дела по Вишневецкому, подбору кадров и нашим кредиторам?
   - Я присмотрелся к нему, как вы просили. Деньги там есть и немалые. Но единственный подход - через Ковалева, который сейчас в командировке в Китае, а когда вернётся, не известно. По слухам, не раньше конца месяца. Здесь быстро ничего не взять. Со службой химической защиты поработал, но выход минимален. От силы червонец долларами наберут.
   - Плохо, что ещё?
   - Подобрал кадры для работы с Москвой. Восемь кандидатур. Четверо из нашей системы, пара - добровольные помощники*, остальные повязаны на компромате, -доложил Дорошенко.
   - Отлично, - одобрил полковник.
   - По-хорошему, их бы в паре операций притереть между собой, а потом брать в серьёзное дело.
   - Их личные дела ко мне. Сам гляну, - распорядился Волков. - Что у Папаши Мюллера?
   - Милиция задержала всех. Взяли с поличным. Папаша сначала попытался ссылаться на контору. Там дельный опер попался, потребовал телефон куратора, служебное удостоверение. Спросил, где инвентарные номера на аппаратуре, почему в нашей конторе пользуются самоделками. Кто дал распоряжение военным разрабатывать штатских бандитов. Тридцать-сорок вопросов в таком духе, и всё под протокол. А как спросил, почему Мюллер оперативную информацию хранил дома и в коммерческом банке, добил того окончательно. Папаша скис и замолчал. Тогда опер предложил писать новый протокол с объяснениями, как они с Длинным решили подзаработать шантажом Если Папаше очень хочется, то опер согласен, что инициатором выступит Длинный, а он пойдёт, как исполнитель. Артёму, вроде, всё равно. Папаша тут же согласился, мы нигде не упоминаемся, - сказал Дорошенко, взглянув на начальника.
   - Любопытный опер. Кто он? Они там что, в политкорректность играют? Нас зацепить боятся? - недоумевал полковник.
   - Геннадий Гранадский, капитан. Числится в организационно-методическом секторе при начальнике управления Перелётове. Окончил Омскую школу милиции и юридический факультет университета. Холост, потомственный юрист. Просто им лишняя головная боль, такая как связываться с нами, ему не нужна.
   - Кто следователь и дознаватель? - спросил Волков.
   - Дознаватель - Сазонов, ни во что не лезет. Судя по всему, получил приказ руководства - не мешать Гранадскому. Следователь - Ольга Смирнова. С материалами дела не знакомилась. Занята работой по водочному заводу Коваля. Пока не закончит с водкой, ничем другим заниматься не будет. Но, похоже, всю работу за неё сделает капитан, - четко докладывал майор.
   - Думаешь, наше вмешательство не требуется?
   - Скорее всего, нет. Что за Мюллером стоим мы, милиция знает, но ворошить это не хочет или не получила на это санкции от своего руководства. Через пару месяцев, когда из фигурантов выжмут всё, что они знают о криминальных структурах, дело передадут в управление "К" по поднадзорности. Там всё спустят на тормозах. Папаше дадут три-четыре года условно, остальные отделаются лёгким испугом. На том всё и кончится, - сказал майор.
   - Надеюсь, ты прав, - с сомнением протянул Волков.
   - Теперь по ситуации с Длинным,- сменил тему полковник. - Пока он жив. Врач говорит, если сразу не умер, то есть шанс выкарабкаться. Но нам он сегодня живой и говорящий совершенно не нужен, мало ли что придёт ему в голову. Так что присмотрись к ситуации повнимательней.
   - Понял, - сказал Пётр.
   - Но без крайней нужды не светись, - предупредил полковник.
   - Не беспокойтесь, попробую найти решение через врачей, - заверил Дорошенко.- Аппаратура нужна другим более перспективным больным.
   - Держи вопрос на контроле.
   Помолчав, Волков внимательно взглянул на Дорошенко и сказал:
   - И еще менее приятное. Сегодня опять звонил Вагаров, намекал, что пора возвращать долг.
   - Жлоб! - возмутился майор.
   - Ты его заведение прорабатывал? - спросил полковник.
   - Конечно. Нашелся и там добровольный помощник. "Шестёрка", но что творится в казино, знает хорошо. Передал много интересного по структуре управления, статусу людей. Я поднял нашу информацию, сравнил данные. Разобрался в оперативной обстановке, отношениях в семье. Через три дня представлю план оперативных мероприятий, которые должны полностью решить проблему. Но нам вдвоём не справиться, потребуется ещё пять-шесть помощников, - сказал Дорошенко.
   - Ты хотел "обкатать" людей перед работой в Москве, вот и представился подходящий случай. Подумай, кого из них можно привлечь для операции.
   - Для реализации наработок из восьми годятся максимум четверо, - подумав, сказал Дорошенко. - Есть некоторые неоднозначные моменты.
   - Хорошо, неси их личные дела и быстрее завершай подготовку - отдал распоряжение Волков.
   - Слушаюсь, - козырнул Пётр.
  
   3. Март. Китай, Далянь -Санья.
  
   Виктор Викторович возлежал на удобном кожаном диване в люксе "Хилтона". Красный атласный халат на голое тело приятно холодил кожу. Стакан натурального, только что выжатого яблочного сока, стоял на журнальном столике. Расслабляющая нега переполняла. Лирические стихи сами собой возникали в голове. Не более пяти минут назад номер покинула массажистка, китаянка Сонечка, сносно владеющая русским языком. Её китайское имя он так и не запомнил. Девушка была большим специалистом по части эротического массажа. Её постоянные визиты снимали потребность в поиске женщин в официально пуританском Китае, тем более, что, несмотря на обилие проституток в портовом Даляне, искать их без переводчика было затруднительно.
   Круглая башня гостиницы, когда-то едва ли не самое высокое здание города Даляня*(), терялось на фоне новых небоскрёбов. Но класс номеров и их размеры не изменились. Все комнаты, подчиняясь внешним параметрам здания, имели одну полукруглую стену, остекленную от пола до потолка. Изумляли декоративные растения у входа. Это была капуста белого и фиолетового цвета, высаженная в виде замысловато переплетающихся полос. На вкус капуста слегка горчила. Ресторан "Хилтона" оставался лучшим в городе. Свободные деньги и безопасность постепенно приучили Виктора Викторовича к роскоши. Если уж приходится жить в гостинице, то только в люксе пятизвёздочного отеля. Тем более, как он понял, за комфорт платили клиенты.
   В Даляне Смехов находился вторую неделю - получал годичную визу, дающую право легально трудиться в Китае. Работать, в общепринятом понимании, он не собирался ни в России, ни в КНР, ни где бы то ни было ещё. Виза позволяла весь год не выезжать из страны. Все трудности у Виктора были позади: анализы, приглашения, справки, письма, медкомиссии, фотографии. Через три дня выдадут паспорт с годичной визой формы "Z". Город ему нравился, хотя и надоел, приелся. До любимого Гонконга ему далеко. Китайцы клянутся, что превратят его во второй "город орлов" и немало делают в этом направлении. Но до исполнения запланированного путь неблизкий. Телефонный звонок вывел Смехова из расслабленного состояния.
   - Слушаю вас!
   - Виктор, добрый день! - звонил Ван Бао Дзин.
   - Учитель! Всегда рад вас слышать! Как ваше здоровье, как дела? - с улыбкой спросил Виктор, будто Ван мог его увидеть.
   - Неплохо, идут помаленьку. На самочувствие тоже не жалуюсь, - Старик, когда говорил на русском, постоянно пытался вводить в речь обороты, свойственные только носителям языка. Эта привычка осталась у него с тех пор, когда он разъезжал по России под видом удэгейца. Подобная манера не раз выручала его при встречах с милицией и пограничниками. - Как у вас? Новенького ничего не написали?
   - Увы! Нет свободной минуты. Всё время занимает работа, - притворно вздохнул Смехов.
   - Работы много - это хорошо, но о своей карме и любимых занятиях забывать нельзя, - наставительно сказал китаец.
   - Разумеется, учитель, но пока достаточно сил, приходится вкалывать до седьмого пота, как говорят в России. При нашей с вами профессии государство о нас в старости не позаботится, - усмехнулся Виктор.
   - Вы правы, от казенной заботы лучше держаться подальше, здоровее будем, - согласился Ван.
   - Как ваши прекрасные спутницы? - поинтересовался Смехов.
   - Цветут и радуют старика, - довольно промурлыкал китаец.
   - Низкий поклон и пожелания им счастья. Чем могу помочь, учитель?
   - Где вы сейчас? Продаёте воздух? Вы мне нужны в Китае. Та же работа, что и в прошлом году.
   - Лестное предложение. Когда я вам нужен? - Смехов вспомнил, как ещё в январе, перед отъездом в Китай, Евгений предупреждал его о возможности получения подобного приглашения. Тогда Вишневецкий был категорически против продолжения сотрудничества и приготовил легенду для старика, к которой он и прибег. - Второй месяц живу в Киеве, большая и серьёзная работа.
   - Плохо! Вы мне нужны через десять дней, примерно на месяц, - сказал китаец сухо.
   - Мне необходимо переговорить с нанимателем. Не знаю всех деталей его плана. Смогу дать ответ только завтра, - Виктора позабавила такая настойчивость старика.
   - Перезвоню в это же время, надеюсь на вас. Хотелось бы, чтобы вы приехали с тем же переводчиком. Очень хороший молодой человек, - более мягко проговорил Ван.
   - Степана запрашивать надо, переводчик - это его кадр, - Смехов и не думал уступать. - Я не видел Вячеслава полгода, с тех пор как вернулись в Россию. Позвоните в Абакан.
   - У нас с Рыбьим Глазом возникли некоторые разногласия, приходится менять схему доставки. С поляками тоже проблемы. Именно поэтому я так заинтересован в вашем участии, - уже просящим тоном стал убеждать китаец.
   - Тогда, кто мне будет платить и сколько? - задал прямой вопрос мошенник.
   - Я нанимаю - я плачу, - засмеялся Ван.
   - Ну что ж, отлично, до связи! - довольно сказал Смехов.
  
   Душа Виктора Викторовича рвалась ввысь. Великий Учитель Ван оценил его и звал работать в команде. Это величайшая честь. Всё равно, как если бы игрока из районной футбольной команды пригласили в сборную страны. Или даже в условную сборную Европы против сборной Южной Америки. Вишневецкий и Бернштейн признают, что класс у старика выше, чем у них. Прошлогоднюю победу объясняли тем, что напали неожиданно, из-за угла. Они считают, что второй раз так успешно сработать не получится. Нет! Выйдет еще лучше! Старик сам подставляется, зовёт в команду. И сделает дело на этот раз он, Смехов, и делить прибыль будет тоже он. Корифей приглашает его работать. Он признан равным среди великих аферистов. Стоп, тут-то и проблема. Задачи-то у них со стариком разные. Ван Бао Дцин зовёт работать в его команде, а задача Смехова - украсть у старика всё, что есть. Для этого надо войти в коллектив, выяснить детали и схему работы, забрать деньги и безнаказанно уйти. С пунктами один и два вопросов нет, но вот как действовать для выполнения пунктов три и четыре, он не представлял. Как они во главе с Вишневецким смогли взять всё в прошлый раз, Виктор так и не разобрался, даже проработав полгода. Понимал только, что в безопасность его и остальных членов команды Вишневецкий вложил сотни тысяч долларов. Непонятные, раздражающие и, как казалось тогда, бессмысленные затраты осенью, сегодня полностью окупилось. Он и Вячеслав вне подозрений.
   В прошлом году на подготовке операции работали десять сотрудников-евреев. Очень грамотных специалистов. У него таких кадров нет. Три-четыре подручных, не имеющих опыта работы за границей. Сегодня Виктор уже не тот, кем был год назад. Ему вспомнилось, как в прошлом году именно в эти дни он въезжал на поезде в новый город на новые гастроли. Теперь он знает намного больше и понимает, что без мощной команды и больших связей не обойтись. Зачем ломать голову напрасно?
   "Перезвоню Евгению и выясню, как брать старика на этот раз, - размышлял Смехов. - Опять проклятые жиды. Без них никуда!".
   Виктор резко встал, отхлебнул из стакана сока. Нервно заходил по просторной комнате вдоль огромного полукруглого окна.
   "Что делать? Рассказывать о разговоре Вишневецкому или промолчать? Знал бы сам, как обобрать учителя, промолчал бы. Идей никаких. Придётся звонить деться некуда, самому не справиться", - размышлял Смехов, стоя рядом с телефоном. - Позвонить или прыгнуть в аферу самостоятельно, и будь, что будет!
   - Евгений, добрый вечер! Поговорить надо! - начал он.
   - Слушаю, Виктор Викторович. Проблемы с визой? - спросил Вишневецкий.
   - Нет, с визой порядок, спасибо. Вопрос другой. Только что звонил Ван Бао Дцин,
   - Что хочет?
   - Через десять дней я ему нужен в Китае, просит привезти Славку. На месяц. Работа та же, что и в прошлом году.
   -Что ещё сказал? - спросил Вишневецкий.
   -Поссорился с Абаканом и поляками, меняет все схемы. Без меня никак не обойтись, - не удержался от хвастовства Смехов.
   - Перебьется! Что вы ему ответили? - снова спросил Евгений.
   - Как договаривались: нахожусь в Киеве, большая и серьёзная работа. Переговорю с нанимателем, могу ли я на полтора месяца отлучиться. Завтра будет звонить, - доложил Виктор.
   - Хорошо, молодец. Отказывайтесь, говорите, что наниматель не отпускает, что визу новую получать надо, - наставлял Евгений.
   - Нельзя упускать такой шанс, - испугался Смехов. - Другого раза может и не быть!
   - Ван сам виноват, раньше надо было заказывать великого специалиста. Насчёт шансов не беспокойтесь - организуем. Сейчас туда лезть нельзя, слишком горячо, - успокоил Виктора Вишневецкий.
   - Надо брать старика, а то ведь и помереть может, - привёл последний аргумент мошенник. - Могу сам рискнуть, в одиночку.
   - Да не нужен риск!
   - Я справлюсь!
   - Нет! - стоял на своей позиции Вишневецкий.
   - Почему?! - не унимался Виктор.
   - Вы совершенно уверены, что в Гуанчжоу вас не ждёт пяток подручных старика с паяльниками и намерением сменить вам пол и сексуальную ориентацию с помощью электронагревательных приборов и прочих подручных средств за маленькое изъятие денежных средств, осуществлённое с вашей помощью осенью? При встрече напомните, расскажу о специфике и национальных особенностях процедуры в Поднебесной. Наши шалости, что приморские, что сибирские - просто детские забавы, по сравнению с ними. Азиаты, что тут поделаешь! - усмехнулся Евгений.
   - Непременно напомню, - Смехова насторожили слова Вишневецкого. Слишком близко он подходил к опасной черте в прошлом году. Знания же собеседника в этой области были глубоки и обширны. Не верить ему не было оснований.
   - После прошлогоднего провала они должны изменить способ и маршрут перевозки. Новую схему вы узнаете дня за три до отгрузки. Как в неё влезть? В прошлом году на это ушло четыре месяца, работало десять исполнителей. У вас будет четыре дня и ни одного помощника, - продолжал Евгений. - Я людей на убой не пошлю. Допустим, сорвали деньги или товар. Как безнаказанно скрыться с прикупом? Кто на этот раз украл, ясно, кого искать и карать тоже. В Россию вам в ближайшее время пути нет. Что делать будете? Найдут - выпотрошат, отберут то, что возьмёте сейчас, и за прошлогодние дела спросят. Сначала разберутся с вами, а потом и до нас дойдут.
   - Вы предлагаете просто стоять и спокойно смотреть, как миллионы проплывают мимо? - Смехов в душе понимал, что Вишневецкий прав, но это понимание злило его ещё больше.
   - Просто стоять не будем. Мы посмотрим, что они делают, бросим пару наживок, хорошо подготовимся, а осенью возьмём всё.
   - Что мне говорить старику, когда он со мной свяжется? - спокойная уверенность Вишневецкого несколько остудила пыл, успокоила Виктора .
   - Через две недели в Киеве начинается финальная стадия операции. Без вас обойтись нельзя. Не менее месяца будете заняты. А осень вы резервируете для него, если старик подтверждает приглашение. За это время найдёте переводчика. Чтобы не раздумал вас приглашать, скажите следующее: у вас есть очень хороший канал морской перевозки. Дёшево. Быстро. Надёжно.
   - Вы говорите о "Сириусе"? - уточнил Виктор.
   - Да. Информацию дайте подробную, пусть проверят, - продолжал Вишневецкий. - Прибалты имеют свои фуры для доставки товара по странам Европы. Готовы комплектовать заказы не за долю от украденного, а делать нормальную работу. Компания чистая и ничего о кражах не знает, и не должна знать, в отличие от поляков, во главе со Станиславом. Вторая приманка: у вас есть оптовый покупатель с большими деньгам. Будет брать не меньше, чем англичане. С такими наживками он осенью прибежит к вам.
   - Любопытно, Вана это заинтересует, - после паузы согласился Смехов.
   - Через неделю туда приедут два человека, вы их не знаете. Подъезжайте и вы для координации и консультирования. Их задача - наблюдение, проверка ситуации, чтоб на паяльники не нарваться, к новой схеме присмотреться. Наверное, пошлю и Соснина с Романом, - подытожил Евгений.
  
   4. Март. Россия.
  
   - Жень, привет, ты как?
   - Нормально, что-то случилось? - Перелётов сам редко звонил Вишневецкому, старался не афишировать их связь.
   - Помнишь прошлогодних гастролёров из Приморья? - спросил силовик.
   - Да,
   - Я тогда на КП поставил маячок на их джипы в районе въезда в область. Так, на всякий случай, и сам про это забыл. Сегодня, представляешь, ГАИ передало информацию, - Перелётов был явно взволнован. - Одна из этих машин два дня назад засветилась. Интересно?
   - Очень. Кто именно пожаловал? Где базируются?
   - Литр белого, литр красного! - услышал Евгений привычную шутку, - Уже пробили. Гостиница "Невада", заняли два номера. Сам Рубайло и два орла из тех, что были летом.
   - Посмотреть за ними есть возможность?
   - Пришлось изыскать. Грохнут нашего ябедку раньше срока, себе дороже будет! - со смехом ответил милиционер. - Что делали вчера и сегодня утром, не знаю. Мы их только после обеда установили. Один поехал в БТИ, два других с обеда крутятся на машине по улице Горького вокруг старого офиса.
   Бернштейн и Вишневецкий рассказали полковнику о том, что Смехов пытался жаловаться Сёме на грубость и цинизм Евгения. Полковник юмор оценил. Теперь для подстраховки Смехов, чтобы не смог пойти к "чёрным", был оформлен у Перелётова в качестве агента под псевдонимом "Ябеда".
   - Понятно, за ним приехали. Я думал, немного раньше пожалуют, - сказал Евгений.
   - Если что интересное появится, перезвоню. Вряд ли они после летнего приема будут делать резкие движения.
   - Спасибо, Вить, попроси ребят снимать Рубайло с элементами зимнего пейзажа. Чтоб не было сомнений, что фотографии современные. Хочу Ябедке показать, а то больно самостоятелен стал, - усмехнулся Евгений.
   - Сделаем, - заверил полковник.
  
   Через три дня на стол Вишневецкого лёг пакет с фотографиями и отчётом наружного наблюдения. Особого интереса снимки и маршруты перемещения не представляли. Нормальная методичная работа по поиску фигуранта и проверке его окружения. Лишь последние фото, сделанные в день отъезда гостей, привлекли внимание Евгения. На них была зафиксирована встреча Рубайло с Эльдаром и Рустамом. В ресторан заходит Рубайло, через десять минут - работники Смехова. Два снимка в ресторане, на одном - оживленная беседа, на втором - Эльдар что-то берёт у Рубайло. Гости покидают ресторан. Азербайджанцы, очень довольные, идут в контору. Последний снимок сделан на улице на входе в офис, Эльдар и Рустам что-то делят. Похоже, деньги.
   Евгений задумался. Что от предателей необходимо избавиться, это понятно. Убить, закатать в бетон, отправить на дно реки с камнем на ногах? Выдворить из города и пусть живут, как хотят? Но зачем? Смехову этим не поможешь. Всё, что эта парочка знала, она отдала Рубайло. Какую пользу можно извлечь из ситуации? В городе его считают очень крутым бандитом. Это плохо. Такой имидж ему не нужен. Опровергать такие слухи бесполезно. Чем больше он будет это отрицать, тем меньше его словам будут верить. Прописная истина. Значит, из своего сегодняшнего статуса, нравится ему или нет, надо извлечь максимальную пользу.
   Вишневецкий позвонил Самуилу, рассказал о новостях.
   - Плохо, - сделал вывод адвокат. - Наши дела требуют гробовой тишины. Эти двое предали Смехова. Другие тоже могут предать, но уже нас. Наш бизнес стоит десятки миллионов, акции москвичей - уже сотни. Будут утечки информации, с нами побоятся работать.
   - Ты предлагаешь их убить? - прямо спросил Евгений. - Провести публичную акцию устрашения?
   - Все наши сотрудники должны знать - мы за своих людей горло порвём, - убежденно проговорил Бернштейн.
   - Отрубание голов, публичное, под памятником Ленину на центральной площади? - толи шутя, толи всерьёз спросил Вишневецкий.
   - На площади не надо. Собрать десятка два твоих и моих людей, кто из новеньких, и устроить представление с допросом джигитов. Чтоб каждый знал, что произойдёт с ним, если предаст, - последовал ответ.
   - Но потом придётся этих двух кретинов грохнуть, а оно нам надо? Тем более, публично? - усмехнулся Евгений.
   - Зачем? Приговор оглашать не будем. Увели, и с концами! Избить до полусмерти и вышвырнуть из города. Тем более, Рустам живёт в России нелегально. Пусть свидетели сами додумывают, что произойдёт дальше. Через неделю твоей машине с Ириной за рулём начнут отдавать честь все гаишники, - проговорил адвокат.
   - Не смешно! Ирка узнает - убьёт! - Евгений представил реакцию жены.
   - А труп куда денет? - ехидно спросил друг детства.
   - Ладно, давай попробуем! Завтра на Горького в тринадцать часов, - подумав, согласился Евгений.
   - Я своих человек пять подгоню, а ты Ромку не забудь прислать, ему будет полезно поприсутствовать, - довольно произнес Самуил. - Что б иллюзий не было, коли без него обойтись не можем.
   - Хорошо, но Ирине ни слова!
   - Могила! - пообещал Бернштейн.
   Ещё раз обдумав идею, оценив возможные риски и последствия, Евгений позвонил Алексу, попросил разрешения привлечь к работе Сову и Ствола с парой их громил. В ответ услышал:
   - Ты в городе хозяин, как скажешь, так и будет.
   - Дядя Лёша, кончай дурака валять! За коим лешим ты пускаешь слухи про мою коронацию? Мне ваша суета и даром не нужна, - возмутился Евгений.
   На том конце провода раздалось довольное хихиканье:
   - Маленькая месть тебе. За то, как ты меня и всё "чёрное" дело в городе отымел по-конски.
   - Ну, вот и делай людям добро после этого, - усмехнулся аферист.
   - Зря смеёшься! Зря! Предложение в силе. Со стариками переговорил. Многие тебя поддержат. Подумай всерьёз. Нашему делу такие люди, как ты, ох как нужны. А то из Грузии отморозки и придурки лезут. Спасу нет. Или наш молодняк без царя и понятий в голове. Всем очень понравилось, как ты в городе ситуацию разрулил. Старик я, смена нужна, - вздохнул Алекс.
   - Ствола двигай, а мы поможем! - стараясь не обидеть старика, отказался от лестного предложения Евгений.
   После разговора с вором задумался, меряя шагами комнату. Эта привычка появилась с тех пор, как на полгода попал в тюрьму. Движение будто стимулировало мыслительный процесс. Вот и сейчас, походив из угла в угол, он принял решение. Вызвав Седых, сказал:
   - Звони Самусенко, объявляем общий сбор трудового коллектива. Завтра в час дня у него в офисе. Давить предателей будем.
   - Может, не всё так страшно, можно поправить? - неуверенно начал Седых.
   - Сергей, страха вообще-то нет, тем более у нас. Виктору надо бояться. Ему ещё долго придётся отсиживаться за границей, а это деньги. Поправить? А что можно сделать, когда информация ушла? Кстати, и твоя вина в этом есть. Я ещё осенью говорил, что с этой парочкой надо расставаться. Понятно было, что на нас работать они не будут. Только на себя, в меру собственного понимания, - сказал Евгений.
   - Я тоже предлагал Сашке, но он был против, говорит, они люди Смехова. Виктор Викторович их принимал на работу, ему и выгонять, - оправдывался Седых. - Да и повода не было.
   - Ты курируешь работу отдела. Последнее слово за тобой. Ладно, проехали. Чего сейчас кулаками махать? Сами виноваты. Смехов по широте душевной и безалаберности брал всех, кто бы ни пришёл, Саша проявил интеллигентскую мягкотелость, ты не додавил реализацию принятого решения, я поленился проверить и настоять на своём приказе. Все хороши. В итоге, хоть дерьмовому, но человеку, грозит кастрация без анестезии. Перед этим из него вытряхнут всё, что знает, а информации у него много. На будущее будет нам наука, - огорченно заключил Вишневецкий.
  
   5. Март . Россия.
  
   - Пётр, ты сошёл с ума! Это конченая уголовщина! - полковник с раздражением бросил на стол листы, на которых майор изложил свои предложения по разрешению их финансовых проблем. - Неужели ты не смог ничего найти на Вагарова?
   - Дайте мне полгода на разработку и троих-четверых помощников. Расковыряем всё. Через год отберём весь бизнес со стопроцентной гарантией. За две недели в одиночку я ничего иного разработать не смог. Кроме того, еще и условие, что отдать долг надо в объёме полумиллиона долларов и не позднее, чем через месяц, - оправдывался Дорошенко.
   - Нет у нас полугода, через девять м есяцев казино закроют как все прочие в стране. Криминальная часть бизнеса Вагарова не будет стоить ничего!
   - Проклятые московские бараны! Ни себе , не людям!- выругался Дорошенко.
   - Мне надо подумать. Зайди ко мне сразу поле обеда, наработки оставь, - распорядился Волков.
   Оставшись один, полковник сложил разбросанные листы в аккуратную стопку. Суть понятна, детали не имеют большого значения. Позднее их можно доработать. Кроме того, он полностью доверял Дорошенко. Если майор положил ему на стол разработанную схему оперативных мероприятий, значит, она исполнима. Наверное, Пётр прав, ничего иного в их положении придумать нельзя. Вина за то, что они оказались в цейтноте и под давлением кредитора, лежит на нём самом. Слишком долго медлили, готовились, планировали. Вот и дождались момента, когда необходимо действовать, не задумываясь ни об остатках морали, ни о последствиях.
   Перед ним один вопрос: или утвердить и исполнить программу помощника, или продать дачу, свой джип, машину жены, драгоценности, выгрести всё, что отложено на "чёрный" день, и кое-как рассчитаться с долгами.
   Смыслом его существования, радостью и счастьем стала вторая жена. Ярко синие глаза под длиннющими ресницами, копна светло-русых волос, осиная талия и стройные ноги постоянно представали перед ним. Две недели назад она сообщила, что беременна. Полковник прекрасно понимал, что двадцатилетняя девчонка может быть до некоторой степени увлечена романтикой его работы, десятком боевых наград и силой личности мужчины, вдвое её старше. Но основа - возможность в ближайшее время стать генеральшей и высокий уровень материального положения, который он ей обеспечивал. Не будет денег, не будет и Алёнки. Значит, нечего колебаться, реализуем предложения Дорошенко, сколь бы жёсткими они не казались. Его задача - удержать подчиненных от лишней жестокости.
  
   6. Март. Китай. Далянь и Санья
  
   Старик перезвонил через сутки, как и договаривались. Выслушав Смехова, сильно расстроился и не скрывал этого:
   - Понимаю, Виктор, сам виноват. Специалисты вашего класса - на вес золота, товар штучный. Можно немного подробней о морском перевозчике?
   Аферист рассказал о компании "Сириус", её владельцах и их жёнах, умолчав, правда, о привычке бить этих самых жён. Подробно остановился на их имущественном положении и структуре бизнеса. Справку обо всех этих деталях утром ему прислали из России по факсу. Подчеркнув, что работа по сортировке и доставке машинами грузов в Европу - как раз то, к чему стремятся руководители фирмы, особо выделил перечень компаний заказчиков и характер грузов, перевозимых из Китая.
   - Спасибо, это действительно, то, что нам требуется. У вас поразительно обширная информация об этих людях, - обрадовался Ван. - Откуда она?
   - Учитель, это служебные сведения, необходимые для моей работы, - скромно сказал Виктор.
   - Понимаю, понимаю! Всё время забываю о вашей профессии продавца воздуха! Но, в таком случае, осведомленность вас и ваших коллег наводит на неприятные мысли. Будет ли эта компания существовать осенью после завершения вашей акции? - спросил китаец.
   - Будет. Они успешно преодолели трудности ещё зимой, - заверил Смехов.
   - Рад это слышать. В этот раз мы не сможем сотрудничать с вашими протеже, нет времени всё менять, а вот осенью начнём непременно. Ваши отношения с руководителями не испорчены?
   - Нет, ровные и дружественные.
   - Отлично. Кто новый покупатель?
   - Бандит из России. Сбежал в Украину с большими деньгами, теперь не знает, куда их приложить, склоняется к идее торговли спортивной одеждой, - сказал Виктор.
   - Не люблю бандитов, - нахмурился старик.
   - Это приличный человек, под пятьдесят лет, хорошее образование, бывший полковник советской армии, - возразил Смехов. - В общем, не бандит, а нормальный бизнесмен и джентльмен. Термин "бандит" я употребил для простоты и понятности ситуации. Он планирует в начале лета посетить вас. Мне резервировать время на осень?
   - В любое время готов принять вашего друга, - заверил Ван. - Жду вас с середины августа до конца октября.
  
   7. Март. Россия.
  
   - Установлено, что через Руслана Вагарова ведется скупка оружия и боеприпасов. Идёт поток денег для финансирования бандформирований. Его сын Зураб замешан в наркотрафике, - Дорошенко делал подробный доклад на очередной планёрке в кабинете полковника Волкова о разработанной его сектором операции.
   Участие сотрудников военной контрразведки в планируемой Петром акции должно быть хорошо залегендировано для руководства управления. Требуется следить за Зурабом, его отцом, знать, что они предпринимают. Для этого необходимо участие других сотрудников управления, нужна официальная санкция руководства. На втором этапе они задействуют своих надёжных людей, но для их сбора из армейских подразделений и временного подчинения майору Дорошенко нужен приказ руководства. Для его получения надо придумать достоверную историю. Необходимо привлечение сотрудников разных подразделений под руководством Волкова для прикрытия действий группы Дорошенко. И здесь также требуется санкция начальства. Кроме того, необходимо скрыть факт близкого знакомства чекистов с владельцем казино, их личную материальную заинтересованность в происходящих событиях. Для этого майор и соткал свою паутину, замешанную на правде и лжи.
   - План мероприятий предусматривает перехват и исчезновение эфедрина, предназначенного Вагарову-младшему для реализации в казино. Это создаст напряженность в отношениях Руслана и китайцев. Зная характер Сун Хай Дэ, и стиль его работы, можно предположить, что произойдёт крупный конфликт, где китайцы будут считать себя обиженными. Далее наиболее вероятен захват Зураба с последующим требованием выкупа и погашением долга с процентами от Руслана Вагарова. По такой схеме он уже дважды разрешал свои проблемы. В окружение владельца казино внедрён агент. После того как Вагаров-старший убедится, что своими силами он не справится и найти сына не может, агент выведет отца на связь с нами. Отец в обмен на освобождение сына живым и здоровым отдаст каналы хищения и транспортировки оружия, направления финансовых потоков. Таким образом, попутно мы ликвидируем китайский канал поставки наркотиков, - Дорошенко сел, завершив доклад.
   В кабинете полковника находились ещё пять руководителей секторов отдела.
   - Вопросы есть? - спросил Волков после минутного ожидания.
   - Есть, товарищ полковник, - сказал капитан Петренко. - У Вагарова с китайцами много общих дел. Сун через казино Руслана прогоняет половину туристов, приезжающих к нам в регион. У них хорошие отношения. Могут попробовать договориться без войны.
   - Резонно, что скажешь, майор? - спросил Волков.
   - Нами предусмотрен комплекс из пяти информационных мероприятий и трёх, связанных с действиями, которые за неделю превратят их в лютых врагов, сделают переговоры невозможными, - ответил Дорошенко.
   - Разрешите? - поднялся ветеран отдела майор Кобец. Он в своё время разрабатывал Вагарова. - У Руслана все сотрудники подобраны из родственников или по национальному признаку. Его соотечественники весьма ненадёжны. Вы уверены в своём агенте? Без информации из ближайшего окружения Вагарова можем провалить операцию.
   - Учли и это. Никаких иллюзий относительно надёжности агента мы не испытываем. Он нисколько не лучше других. Но операция займёт не более двух-трёх недель. Подобные агенты ненадёжны в длительной перспективе. При вербовке же и сразу после неё на их данные полагаться можно. Кроме того, он будет не предавать хозяина, а помогать ему, вытаскивать из беды наследника, а это разные вещи. У него в настоящий момент серьёзные проблемы с милицией, которые мы обещаем разрешить. Наконец, в течение суток после начала активной фазы операции задействуем ещё один источник информации с высокой степенью надёжности, из долгосрочных и проверенных, - успокоил коллегу Дорошенко.
   - Если больше вопросов и возражений нет, то подведём итог. Санкция руководства на разработку Вагарова есть. Приказом по управлению создана специальная группа, старшим назначен майор Дорошенко. Получено разрешение, по мере необходимости, если своих сил не хватит, привлекать сотрудников из других подразделений. Напоминаю всем, что готовятся учения в масштабах управления по плану "антитеррор" с выездом на полигон и боевыми стрельбами. Все сотрудники должны быть в курсе и готовы к вызову на это мероприятие в любое время суток, - заключил полковник Волков.
  
   8. Март. Россия.
  
   В северной, самой большой комнате, используемой как переговорная, собрались оба Александра, секретарша Марина Костенко, менеджер Сахно, юрист Фёдор Липский, Эльдар и Рустам. Шесть новичков из коллегии адвокатов. Роман Ковалёв и трое новых сотрудников из головного офиса с улицы Горной. Во главе стола сидели Вишневецкий, Бернштейн и Седых. Сергею всё происходящее было очень не по душе. Евгений в последнее время бывал здесь редко, вся работа замыкалась на него. В бывшем кабинете Вишневецкого, теперь формально занимаемым Смеховым, за хорошо заваренным чаем с печеньем коротали время Сова, Ствол и двое его парней, участвовавших в расправе с Артёмом.
   - У нас в коллективе ЧП, - начал Евгений. - Произошло то, за что закатывают в бетон. У нас появились предатели. Иуды, в прямом смысле этого слова, сдавшие всех за тридцать серебреников .
   Благодаря слухам о "коронации" Вишневецкого в воры, ходившим по городу,, его рассуждения об укладке тел в дорожное покрытие воспринимались всеми совершенно серьёзно. Даже Сергей, знавший шефа более десяти лет, не совсем понимал, где в истории с "короной" правда, а где начинается народная фантазия. Уточнять самому как-то не хотелось. Вдруг всё окажется правдой. Седых нравилась новая должность, хорошая зарплата, одномоментно возросшая в три раза, большая самостоятельность, предоставленная ему шефом. Жена постепенно налаживала разваленный Смеховым бизнес. Седых не хотел, чтобы сытая и комфортная жизнь прервалась из-за уголовных наклонностей начальника.
   - Ну, Эльдар, рассказывай. Сам будешь говорить или с посторонней помощью? - начал Евгений.
   - Что? Я ничего не знаю! - азербайджанец вызывающе смотрел по сторонам.
   - Ты, Рустам, тоже ни при делах? - спросил Евгений.
   - Э... я. Я... это ...так, не знаю... - сказал, заикаясь, Рустам.
   - Мне, собственно, от вас, парни, ничего и не нужно. Всё и так известно, - Вишневецкий обвёл взглядом присутствующих. Уже обращаясь к ним, продолжил:
   - Эта парочка приняла приглашение пообедать в ресторане "Катерина", через дорогу от нас. Приглашение исходило от начальника охраны приморской компании "ТРС-95" господина Рубайло. Некоторые из вас, в том числе и эти двое, пережили налёт на офис в здании биржи. То есть, незнания или непонимания, что перед вами враги, нет. Для тех, кто не в курсе прошлогодних событий. Год назад Рубайло и группа его сотрудников ворвалась в офис компании, похитила господина Смехова с целью изувечить его. Правоохранительные органы их задерживали. Сейчас они приехали снова. Как за всеми врагами корпорации, за ними при въезде в регион установили наблюдение, которое выявило факт встречи приморцев с этой парочкой. Вот фото - вы входите в ресторан, ваше застолье и уход. А здесь Эльдар с Рустамом делят тридцать сребреников. Какие будут комментарии? Эльдар, что скажешь?
   Бывший пограничник с видом оскорбленной добродетели сидел молча, даже не отвёл взгляда. Отвечать он явно не собирался.
   - Рустам, тебе слово, - обратился к другому Вишневецкий.
   - Встречались, - еле слышно ответил парень.
   - Сам знаю, что встречались. Что именно рассказали?
   - Ну, что Виктор в Китае прячется, что компанией руководите вы. Деньги большие крутятся, - пробормотал Рустам.
   - Ещё что?
   - У Виктора виза кончается скоро.
   - Сколько вам заплатили? - спросил Евгений.
   - Пятьсот баксов, - Рустам низко опустил голову.
   - За эти копейки вы подставили человека под мучительную смерть, - с укором проговорил Евгений.
   - Эльдар, ты говорил, Виктор тебе друг. Твои долги погасил, кормил, поил. Как ты мог?
   В ответ тишина.
   - Рустам, тебе он дал средства на начало бизнеса, не просил вернуть долг. Подарил деньги и немалые. С жильём помог и документы выправил. А ты его продал. Да совесть у вас есть или нет?
   Рустам сидел, потупив глаза, Эльдар с поднятой головой уставился в окно, глядя поверх голов присутствующих.
   - Понимаю, кто-то другой, кто не знает Виктора, ничем ему не обязан, наконец, его враг, предал бы его за приличные деньги, но не за пятьсот же долларов! - продолжал Евгений. - Или не знал бы кто такой Рубайло и зачем он ищет человека. Тоже пойму. Но вы-то знали, что с ним пытались сделать. Для чего ищут - тоже. Умышленно продали.
   - Не подумали. Деньги нужны были, - промямлил Рустам.
   - Ты, Эльдар, что молчишь?
   Евгений тяжело вздохнул и сказал:
   - Мне этот лепет надоел! Саша, пригласи мальчиков!
   Самусенко на ватных ногах прошёл в кабинет шефов и кивнул Сове, которого признал главным. Четверо громил вошли в комнату, встали за спинами приятелей. Вишневецкий выждал минутную паузу и торжественно изрёк:
   - Забирайте их, парни.
   Рустам встал и пошёл сам, Эльдар попытался упираться, но был выдворен с помощью нескольких пинков и тычков.
   - Господа! Всем понятно, что распускание языка крайне вредит здоровью и продолжительности жизни? - обратился к присутствующим Бернштейн. - Надеюсь, нам никогда более не придётся собираться по такому поводу. Запомните, мы своих людей в трудную минуту не бросаем, но и врагам не стоит рассчитывать на жалость.
   Вишневецкий и Седых вышли первыми. Самуил с дочерью задержались. Притихшие люди расходились, стараясь не смотреть друг другу в глаза. Бернштейн поймал за рукав Ковалёва, когда тот проходил мимо. Роман возвышался на две головы над маленьким кругленьким адвокатом. Контраст ещё более подчёркивала Валерия, стоявшая рядом с отцом. Декольте на пределе приличия приоткрывало пышную грудь, а кудри, цвета меди, обрамляли лицо с типичными семитскими чертами. Она сожалела, что Геннадий Гранадский не присутствовал на сегодняшнем собрании. Жениху было бы полезно видеть всё происшедшее.
   - Рома, твой шеф - святой человек. Он простил тебе грехи, взял назад, доверил большое дело, - сказал Бернштейн.
   - Самуил Владимирович, да я за шефа! Он мне как отец родной! - с чувством воскликнул Роман.
   - Не плети паутину. Не в суде. Пока... - Самуил сделал выразительную паузу. - Но не дай Бог! Надеюсь, ты понимаешь, что сейчас не то, что было два года назад. Сил у нас хватит любому шею свернуть. И насчёт денег - ты один из немногих, кто знает реальное положение вещей. Думай. Надеюсь, мне никогда не доведется увидеть тебя на месте этих двух балбесов.
   Самуил выразительно посмотрел на Романа. У Ковалёва мгновенно пересохло во рту, на лбу выступили крупные капли пота, тело бросило в озноб, пальцы рук непроизвольно тряслись. Он стал белым, как полотно. Глаза помимо его воли сфокусировались на великолепной груди дочери адвоката. Не было сил отвести взгляд.
   - Мальчик, я знаю, за что таких заключённых, как ты, держат в комфорте и безопасности "тихого корпуса". И что они при этом подписывают, - ласково продолжал Самуил, но интонация его голоса не обещала ничего хорошего.
   Роман испугался по-настоящему, до потери здравого смысла и человеческого облика. Он более не мог контролировать свои слова и поступки. Отчётливо вспомнилось, как два года назад следователь Соколов за пять минут расколол его с помощью гниды Тургенева.
   - Ко мне никто не подходил. К жене на работу два раза приходил майор Дорошенко из военной контрразведки. Он раньше капитаном был. Я тогда в командировки уезжал - сначала в Грузию, потом в Китай, - начал оправдываться Роман.
   - Любопытно. Почему молчал? - притворно удивился Бернштейн.
   - Меня заставили подписать, - пролепетал Ковалёв.
   - Тебя никто и ничего не заставлял делать, - возразил Самуил. - Всё сам. Лишнюю пайку баланды и свидание отрабатывал!
   Роман отрешённо кивнул, признавая правоту адвоката.
   - Завтра всё расскажешь шефу о контактах жены! Смотри, сучонок, я обета "не убий", как Евгений, не принимал. Покаюсь, свечку поставлю, мне Он всё по-родственному простит. Понял? - пригрозил Бернштейн.
   - Да, - испуганно ответил Роман.
   - Тогда пошёл вон! - резко бросил адвокат.
   Когда молодой человек ушёл, Самуил спросил у дочери:
   - Как тебе фрукт?
   - Красивый парень! Хороший самец! - с улыбкой ответил Валерия.
   Бернштейн недоуменно посмотрел на дочь. Та ответила невинным взглядом.
  
   Когда ехали назад на Горную, Сергей, очень обеспокоенный всем увиденным, спросил:
   - Шеф, что с ними будет?
   - Ничего особенно плохого. Изобьют, посадят дней на десять в контейнер, потом, в зависимости от физического состояния, или отлупят ещё раз, или без этого обойдутся. Билет в общий вагон до Свердловска, как там его теперь называют... Екатеринбурга. Въезд в русскую Азию им запрещён. Не послушают, появятся здесь, тогда будет худо по-настоящему, поркой и контейнером не отделаются, - сказал Евгений.
   - М-м-м...
   - На тебе покупка билетов и отправка за пределы нашей территории.
   - Да, шеф - кивнул Сергей.
   - Но с условием, что ты на нормальном русском языке передашь им мой запрет въезда на азиатскую территорию страны, - подчеркивая каждое слово, проговорил Вишневецкий.
   - А что произойдет, если заедут?
   - Послание всей "братве" и "смотрящим", если эти субчики на их землях появятся, мочить незваных гостей. За что от всего сообщества будет благодарность и признание, - пояснил Евгений.
   - Ещё вопрос можно? - Сергей замялся.
   - Нет, нельзя. В воры идти не собираюсь и не собирался, хотя и предлагали. Если ты об этом, - ответил Вишневецкий, которому порядком надоела дотошность Сергея.
   - Почему? - не унимался тот.
   - Да не нужно оно мне. Наверное, мало. Сегодня я имею много больше. Скучно и не интересно, - Сергей понял, что больше вопросов задавать не следует.
  
   9. Март. Китай, провинция Дзилинь, столица Чанчунь.
  
   Смехов приехал на завод в Чанчуне заранее, за пять дней до прибытия основного состава приёмной комиссии в Китай. Город ему понравился, хоть и небольшой, по китайским меркам, всего пара миллионов жителей. Столицей провинции стал четверть века назад. Раньше провинцию называли Гирин, как и её столицу. Город закладывали русские в 90-х годах XIX века как железнодорожную станцию на КВЖД*().(Квантунская железная дорога, основная ветка Транссиба, оканчивалась в городе Порт-Артур, ныне Ляошунь, на Квантунском полуострове) китайцы переименовали его на свой лад в Дзилинь.
  

   В сотне километров от Дзилиня (Гирина) построили новый город, названный Чанчунем. В городе сохранился исторический центр в виде небольшого комплекса зданий, где располагались администрация и личные покои императора Пу И, властителя государства Маньчжоу-Го, созданного Японией между мировыми войнами на севере Китая. Реальный статус императора соответствовал положению президента Южной Осетии после российско-грузинской войны 2008 года.
  

  
  
   Прямые широкие проспекты, проведённые проектировщиками под линейку. Множество парков и скверов. В центральной части города совсем нет трущоб, явления, к сожалению, типичного для других китайских городов, и небольшой их объём на окраинах.
   Самая новая и бурно развивающаяся (из 33-х) свободная экономическая зона Китая расположилась на юге города. Она срослась с Чанчунем, развернула современные заводские корпуса на двадцати квадратных километрах. Заводы поражают чистотой и ухоженностью.
   Проехав ещё километров тридцать на юг, можно попасть в великолепную зону отдыха, раскинувшуюся на пятнадцати квадратных километрах. Её создали японцы лет восемьдесят назад, как базу релаксации офицеров Квантунской императорской армии. В центре парка большое искусственное озеро с чистейшей водой, изобилующее рыбой. По сторонам плотины дома отдыха и кемпинги. На озере небольшой песчаный пляж. Деревья в два-три обхвата. Прекрасный островок дикой природы, выживший, благодаря кирпичной стене и вышкам охраны, возведенным по периметру парка ещё в период оккупации. Отличные асфальтированные дороги тянутся кругами на десятки километров вокруг озера и разбегаются по узким лесным ущельям от одного кемпинга до другого, где можно остановиться на ночь или на день, кому как удобней. Из-за очередного поворота на высоком холме или в глубоком распадке неожиданно появляется поляна с рестораном и пунктом проката туристического инвентаря. А вокруг вековой лес, пение птиц, чистейший воздух и асфальтовое шоссе по всей территории.
   В западной части города раскинулся гигант автопрома страны - Чанчуньский автозавод. заложенный ещё Советским Союзом. Затем в его развитие дважды вкладывал деньги "Форд", по паре миллиардов за раз. В 80-х годах двадцатого века здесь установили линию сборки джипов "Чероки" - проект провалился. В Китае той эпохи их некому было покупать. Второй раз линию перевооружили на границе веков. В принципе, этот проект тоже был провальным. Но с помощью правительства задумка американцев с огромными пробуксовками и сбоями постепенно начала давать отдачу.
   Если взять линейку и провести по карте прямую линию между Харбином и Циндао, то она пересечет города Чанчунь, Шэньян, Далянь и Янтай. Расстояние между каждым из них - 200-300 километров. Население по 2-5 миллионов жителей. Уровень промышленного развития одинаковый. В пяти из шести городов международная жизнь бьёт ключом. Циндао, Янтай и Далянь - порты, и активность иностранцев в них понятна. Три других мегаполиса - столицы провинций. В них обстановка отличается коренным образом.
   Европейцев в Чанчуне немного. В районе местного университета можно встретить молодых людей из России и США. В свободной экономической зоне они также изредка попадаются, по большей части в шестисотых "Мерседесах". В начале 1990-х годов правительство провинции и руководители Приморского края России подписали соглашение об открытии прямого авиасообщения между двумя соседними регионами. Рейс включили в расписание. Но ввиду полного отсутствия спроса, самолёты по маршруту не летали.
   Из России в соседний Харбин выполнялось 6-7 рейсов в неделю. Из Японии, Республики Корея, Гонконга прибывало самолётов не меньше. То же самое в Шэньяне и Даляне. Международные рейсы по 3-4 в день прибывали ежедневно. Провинция Дзилинь из сферы интересов соседей выпала. Никакие ухищрения не помогали - ни бесплатное проживание в отелях или бесплатный проезд до Чанчуня в период ярмарки, ни именные приглашения на встречи бизнесменов за подписью губернатора. Халявой пользовались охотно, а сами не ехали. Не только русские, но и корейцы с японцами, да и американцы с монголами тоже.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"