Левин Эдвард Борухович: другие произведения.

03-13 Деньги решают всё

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение второго романа цикла


   20. Март. Россия.
  
   На следующий день в казино произошла встреча Вагарова и Волкова. Дорошенко с ними не было.
   - Ты несдержан, Руслан, и неоткровенен, это породило проблемы, - проговорил чекист.
   - Извини, не выдержал, - бизнесмен уже вышел из состояния шока и был в состоянии контролировать свои поступки. - Насколько большие проблемы? У твоего майора неприятности?
   - Если ты имеешь в виду парня, которого ты пристрелил, то это, возможно, и к лучшему. Вопрос разрешили, -усмехнулся офицер. - Убит при попытке к бегству, с тебя ещё десять "штук", по две каждому из присутствовавших. Дело в другом.
   - Не понял, ты о чём? - забеспокоился Вагаров, почувствовав, что что-то не так.
   - Нанимая нас, ты забыл предупредить, что Зураб торговал наркотиками, из-за чего у него и начались неприятности, - сказал Волков, пристально посмотрев на Вагарова.
   - Какая разница, из-за чего их похитили? Тебе не всё равно? Он ничего не крал и никого не обманывал. Чистый наезд и предлог, - кипятился бизнесмен.
   - Мне плевать, чем он балуется, хотя торговать эфедрином считаю недостойным занятием. Ещё меньше меня волнует, "кинул" он китайцев или нет. Вопрос не в этом. Всё перечисленное - эмоции и чепуха, - сказал чекист.
   - Тогда чём дело? - не понял Вагаров.
   - Операция проведена официально с санкции руководства. Сейчас вышла наружу история с наркотиками и роль Зураба в ней. Мы задержали двух китайцев. Организаторов. Русского в тайге, который звонил тебе. Они много чего интересного рассказывают. Мы обязаны передать их милиции. Не наша вотчина. Значит, вылезет, что твой сын - активный наркоторговец с многолетним стажем. Всё происшедшее - разборка между дилерами, дерущимися за рынок. Наши китайцы попытались захватить территорию Сунн Хай Де и стравить тебя с ним. Всё произошло из-за того, чьи наркотики будут продаваться в твоём казино. А наше ведомство предстаёт, как один из активных участников войны наркодельцов, - сказал Волков.
   - Ты это серьёзно? - до Вагарова стало медленно доходить сказанное полковником.
   - Нет, смеюсь! Предупреди ты нас с самого начала, мы бы всё делали по-другому. Для начала, не задерживали бы китайцев в общежитии, и много ещё чего делали бы иначе, - сказал офицер.
   - Что теперь? - растерянно спросил Вагаров.
   - Не знаю! Мы-то оправдаемся. А ты у нас теперь - крупный наркодиллер, а твое казино - притон. Зураба надо брать, допрашивать и "закрывать" лет на десять. Трое дали на него показания. Но это вопрос к Госнаркоконтролю. Вот такие пироги, - полковник замолчал, давая Руслану переварить информацию. Затем неожиданно спросил - Как сын и Роза?
   - Плохо, у него тяжёлое сотрясение мозга, сломаны ребра. Недели три будет лежать. К тому же депрессия. Девочка лучше. Её почти не били, так, несколько синяков. В шоке тоже. С Зурабом нянчится, не отходит от него.
   - Повезло парню, - заметил полковник.
   - Да, хорошая девочка. Что мне-то делать? - спросил бизнесмен.
   - Не знаю.
   - Думай, предложи денег, кому надо, - совсем отчаялся Вагаров.
   - В том то и проблема, что руководство в курсе. Отправь сына месяца на три за границу лечиться, сотрясение мозга и депрессия, психологический шок. Любой врач выпишет нужное направление. Время пройдёт, новые дела навалятся, будет не до этого. Меня представили на зама управления. Если утвердят, смогу замять дело, устрою так, чтоб никуда не предавали. В конторе в архив сдадим. Если не пройду, тогда не знаю. Переговорю со следователем, может, что подскажет. Такие дела стоят недёшево. Беда в том, что все знают - у тебя есть деньги. Это сразу поднимает планку цен, - с сочувствием проговорил Волков.
   - Спасибо, ты постарайся, полковник, -бизнесмен несколько успокоился и с благодарностью посмотрел на чекиста.
   Открыв ящик стола, он начал выкладывать доллары, которые тут же отправлялись в объёмный портфель Волкова.
   Полковник, забирая полновесные пачки, с теплотой вспомнил своего ученика и помощника. Прекрасную операцию он разработал и осуществил. Растёт парень. Интересно, сколько они смогут "доить" этого бедолагу. Ещё не менее сотни тысяч за спасение Зураба от милиции он с него поимеет, это точно. Смешно другое, никто не задержан, никаких показаний нет. Вот видеозапись, как Вагаров убивает наркомана в ангаре, у них есть. Труп так и остался там валяться с пулями, выпущенными из оружия Нурбека. Когда-нибудь его найдут и заведут уголовное дело. У их отношений большие перспективы. Молодец майор!
  
   21. Март. Россия. Приморский край.
  
   В просторном кабинете генерального директора Акционерного Общества Открытого типа "ТРС-95" Володина Афанасия Владимировича собралось заседание совета директоров. Начальник охраны докладывал о результатах поездки на север. За прошедший год генеральный директор сильно сдал. И сердце шалило, и акционеры третировали, и дела шли вяло. Дыра, пробитая Смеховым в бюджете компании, вынудила Володина продать часть акций, что, в свою очередь, сказалось на расстановке сил и составе совета директоров. Из формального органа он превратился в реальную силу. Власть в компании постепенно уходила из рук Афанасия Владимировича.
  
   0x01 graphic
  
   В прошлом году, выслушав честный доклад начальника охраны о событиях в пионерском лагере на берегу Амура, он понял, что они столкнулись с силой, победить которую, можно, но цена победы будет заведомо намного выше полученной прибыли. Приказал аккуратно приглядывать за Смеховым со стороны. Активных действий не предпринимать.
   Новый состав совета директоров настоял на возращении к этой теме. Акционеров справедливо бесило, что вор обнаружен, но не наказан, украденное не возвращено. Более всех требовал этого первый заместитель шефа Евстигнеев. Его ввели в состав директоров сразу после Нового года. Он более всех раздражал генерального директора, тем, что даже не скрывал, что собирается занять место престарелого шефа.
   - Смехов в конце декабря получил свою долю от той операции, в которой был задействован в прошлом году. Это не менее пятнадцати миллионов рублей, хотя, чем он был занят, совершенно не ясно, - сказал начальник охраны.
   - Это сколько же они прихватили, если такие деньги отвалили исполнителю! Выходит, что он в состоянии возместить нам убытки и вернуть украденное. Где он сейчас? - заволновался Евстигнеев.С
   - Девятого января он пересёк границу Грузии. Десять дней отдыхал на побережье, прогулки, проститутки, шикарный отель. Напоминаю важную особенность. Этот человек вообще спиртное не употребляет, - сказал охранник.
   - Извращенец, - раздался комментарий.
   - И не курит. Далее. 20 января вылетел в Стамбул. В Россию не въезжал. Фирма, принадлежащая ему, продолжает активно работать. Обороты большие, торговля с Китаем. Фактически, ею руководит некто Вишневецкий, местный авторитет, тесно связанный с властями и милицией. В городе говорят, что он принял "корону" вора. Но, похоже, это слухи, если учесть то, что он сам приехал отбирать у нас Смехова в компании с двумя полковниками, милицейским и армейским, когда мы захватили его в прошлом году, - пояснил начальник охраны.
   - Подходы к нему есть? Можно предъявить и потребовать Смехова и компенсацию, - спросил новый заместитель генерального директора, человек приблатнённый, полагавший, что знает "понятия" и может по ним жить, навязывая окружающим этот стиль поведения.
   - Предъявить можно, только кто посмеет это сделать. Я пас. Главное, кто на "стрелке" вывезет "базар" с таким волчарой. Если вы, пожалуйста, я подожду с труповозкой в паре кварталов. Погребение за счёт профсоюза. Нам ему предъявить нечего.
   Евстигнеев недовольно замолчал.
   - Связаны Вишневецкий и Смехов общими делами или нет, сегодня неизвестно.
   - То есть, ушёл? - спросил финансовый директор Павлов.
   - Не совсем. Мы присмотрелись к его сотрудникам. Нашли двух джигитов, недовольных новыми порядками в конторе после исчезновения Смехова. Заплатили им пятьсот баксов. Узнали следующее. Он в Китае, перелетел туда из Турции в январе. Что делает, не ясно. Но через месяц у него кончается годичная виза. Придётся приехать назад.
   - Необязательно, визу можно продлить и там, - возразил генеральный директор.
   - Можно, но сложно. Главное, что он не сменил документы и нигде не осел постоянно с новым именем и гражданством. Надеется пересидеть в Китае, пока ищем, потом вернуться на родину. Мы нашли его последнюю пассию. Та за сотню долларов вспомнила его китайский сотовый. Она на всякий случай протрясла его карманы, нашла телефон и списала номер. Мы его пока не проверяли, чтоб не спугнуть товарища звонком из России. Паспорт у него новый, год, как выдали. При необходимости, его можно отследить в Китае. Вывозить мерзавца в Россию я не берусь. Однозначно пуганём, он побежит, сможем ещё раз отследить или нет, сказать трудно, - сказал начальник охраны.
   - Родные, близкие у него есть? - спросил новый президент компании Жаров.
   - В городе осталась жена. Они не разведены, но не живут вместе больше двенадцати лет. Сыну лет пятнадцать. Прожив с ними в одном городе почти год, не встречался с сыном, денег не даёт. На этом его не взять. Летом мы его пощупали, мерзавец конченый, - доложил охранник.
   - Что ещё? - спросил Володин.
   - Одна интересная деталь. Мы проследили его работу в пяти городах за последние два года. Везде действовал по одной схеме. Сплошные стереотипы. Всё под копирку. Три-четыре месяца, срывает, что может, и бежит, оставив кучу долгов. В этот раз проработал в городе десять месяцев. Собрал, как везде, много денег и товаров на реализацию. Но, в итоге, или выполнил обязательства, или вернул авансы. Отчего сотрудники, которые его сдали в бешенстве. Они рассчитывали принять участие в дележе наворованного, как в Приморье. Он, похоже, хорошо заработал и без скандала ушёл, - усмехнулся Рубайло.
   - Действительно, интересно получается, - согласился Володин.
   - Сегодня мне из Екатеринбурга позвонил один из двух джигитов, у которых мы купили информацию. Рассказал, что за нашей группой следили с момента прибытия в область. Я слежку не заметил. Нашу встречу с работниками Смехова зафиксировали и устроили образцово-показательное судилище. Затем этих людей жестоко избили, продержали пять дней в контейнере, ещё раз избили, отобрали всё, что было, и отправили за Урал, предупредив, что если они пересекут хребет, убьют. Больше на их помощь рассчитывать нельзя, - сказал Рубайло.
   - Жаль, потеряли информатора. Как же вы слежку просмотрели? - ядовито спросил Евстигнеев. - Какие ваши предложения?
   - Возможности мои и моих сотрудников исчерпаны. Если мы попадаем под наблюдение, въехав в город, работать нам не дадут. Дальнейшей разработкой Смехова на севере должны заниматься другие, "незасвеченные" люди, - сказал начальник охраны.
   - Вопрос в том, какие задачи им ставить, - сказал Евстигнеев.
   - Ещё раз попытаться разобраться в том, чем занимался Смехов в прошлом году, не подставляя людей, проработать его связи. Хорошо присмотреться к его компании, через охрану банка это исполнимо, в его связях. Вишневецкий - наш фигурант. Найти болевые точки Смехова, они у всех есть. Выяснить, где он отсиживается в Китае. Не исключено, что он вернется в страну, если узнает, что его местонахождение известно. Собрав эту информацию, можно решать, что делать дальше, - сказал охранник.
   - Грамотно, толково, - похвалил президент. - Кому поручим?
   - Могу порекомендовать "Союз содействия правоохранительным органам". Бывшие офицеры силовых ведомств. Профессионалы. Обширные связи, - предложил Рубайло.
   - Бывших милиционеров и чекистов не бывает! - резко сказал Евстигнеев. - Их запускать в нашу кухню нельзя. Категорически против.
   У других членов совета директоров кандидатур не было. Тем более, что Рубайло взял самоотвод. Милицию в секреты фирмы никто посвящать не хотел. В этом вопросе все были согласны с Евстигнеевым. Выдержав паузу, он продолжил:
   - Прошу решение этой проблемы доверить мне. Есть небольшая группа специалистов, которая под моим руководством справится с этой задачей
   Совет директоров такое решение одобрил единогласно. Рубайло молча ликовал, вспоминая своё знакомство с Перелётовым, Вишневецким, операми и армейской разведкой, их предельно слаженную оперативную работу. Жаль, он не увидит, как будут давить и топить, как слепых котят, "небольшую группу надёжных специалистов".
   Видел он этих специалистов. Недоучившийся вечный студент юрфака, пара неплохих водителей - по совместительству охранников, - хакер-самоучка, отвечающий за техническое обеспечение, два откровенных уголовника. Ещё пяток сомнительного вида парней крутились на подхвате в надежде попасть в штат. Всё это называлось аппаратом при генеральном директоре. Руководит этим отребьем племянник Евстигнеева, неприятный молодой человек, имеющий диплом юриста и мутную трудовую биографию. Хотя, на этапе сбора информации они могут сработать эффективно, так как их никто не будет воспринимать всерьёз. Зато потом, когда аборигены разберутся, что к чему, мало залётным не будет. Его размышления прервал генеральный, попросил задержаться после собрания.
   - Что ты об этом думаешь? - спросил директор.
   - Глупость и авантюра. Закончится провалом и огромным скандалом. Необходимо прикрыть собственные задницы, - хмыкнул Рубайло.
   - А "Союз", который ты предлагал, справится с задачами? - уточнил директор.
   - Со сбором информации, скорее всего, да, но с этим и люди Евстигнеева справятся. Но иннформация нужна не для написания мемуаров, а для получения денег. Ни "Союз", ни этот детский сад ничего не добьются. Но сотрудники "Союза" не допустят скандала, вовремя отойдут. Эти же будут давить, пока их не придушат, в прямом смысле. Потом прилетит сдача, - сказал начальник охраны.
   - Уверен? - спросил директор.
   - На все сто, - заверил Рубайло.
   - Объясни ещё раз подробно, - гендиректор откинулся в кресле и приготовился слушать.
   - Видел аборигенов в деле, - начал охранник. - По телевизору любовался полковником, который громил нас летом, а зимой устроил зачистку в областном центре. Слежка за мной, скорее всего, началась с момента прибытия в город. Как только моя машина прошла КП ГАИ. Очень грамотно водили, мы ничего не заметили. Летом Вишневецкий не позволил армейцам и милиции нас просто перебить. Он руководил операцией. Сейчас моих информаторов не пустили под лёд. Избили и выгнали. Значит, они предпочитают действовать по легальным каналам, через силовиков. Не будет братков и понятий. Приедут следователи по уголовному делу о похищении, вымогательстве и прочем. Смехов юридически чист. Мы не подавали ни иск в арбитраж, ни заявление о мошенничестве в милицию, нет долговых расписок. По бухгалтерии у нас чисто, товар был левым, убытка нет. Любая попытка выбить из него деньги - уголовное преступление. Его можно просто убить или искалечить, как мы хотели летом. Смехов не боится сотрудничать с силовиками или его заставили пойти на контакт с ними. Нам это всё равно. В условиях, когда его одновременно прикрывает и милиция, и "чёрные", наезд на него - самоубийство. По нашим данным, он скрывается за границей. Сейчас подумал, вспомнил прошлый год и пришёл к выводу, скорее всего, не прячется. Как и летом, открыто живёт и работает по специальности. Евстигнеев ставит людям задачу не только вернуть похищенное, он требует разобраться в совместных делах чёрных и местной милиции. Потребовать от его приятелей деньги, которые к нашей истории отношения не имеют, это не по понятиям. За такое наказывают и "чёрные", и "красные". Последний аргумент. Виктору за работу отстегнули минимум, это то, что мы засекли - полмиллиона долларов. Но каковы их силы и возможности? Сколько они взяли? Десять-двадцать миллионов?
   - Мы стоим не меньше, - бросил директор.
   - Мы стоим? Да, наверное, даже больше. Причалы, склады, краны, здания, спорткомплекс и детский сад. Они имею чистые наличные. Это только одна их операция, которую мы выявили. Сколько их было? Работали они в Китае, Смехов там всю осень сидел, и сейчас там. Перед российским законом они чисты. За этот бок их тоже не укусишь, - сказал Рубайло.
   - Убедил. Что предлагаешь? - спросил директор.
   - Собираете новое собрание, ведёте протокол, как положено, и аудиозапись. Ещё раз обсуждаете проблему. Выносите постановление поручить задачу и её разрешение Евстигнееву, определяете ему в помощники члена ревизионной комиссии господина Ревуна, - объяснил Рубайло.
   - Они приятели из одной шайки! - возразил директор.
   - Ну да. Легче работать будет, молодым у нас дорога. Поручить им изучение правовых аспектов проблемы, подготовить материалы для арбитража и МВД. Оценить, через какой канал разумнее действовать. Провести переговоры с противной стороной для поиска консенсуса и выхода из кризиса. Для сбора информации, её обработки, анализа, как у нас, так и на севере, привлечь специалистов отдела аппарата дирекции. Подбор кадров и конкретное руководство возложить непосредственно на Евстигнеева. По мере необходимости они могут привлекать работников договорно-правового отдела. Столько, сколько потребуется по их усмотрению без дополнительных согласований. Выделить три единицы автотранспорта, прочее необходимое оборудование и ресурсы, - изложил свою точку зрения начальник охраны.
   - А зачем им транспорт?
   - Чтобы было проще найти автора комбинации, - разъяснил Рубайло.
   - Красиво. С судом и милицией связываться не будет, переговоры вести - тоже. К юристам не пойдёт. Соберёт информацию, и в драку. На разборе полётов выяснится, что делали совершенно не то, что приказано. Сами наломали дров, сами и ответят. Компания не при делах. Ревизионная комиссия следила, значит и её надо почистить. Молодец, действительно красиво! - одобрил директор.
   - Ничего делать не надо, сами в петлю лезут, даже табуретку выбивать не придётся.
   - Как со Смеховым поступим? - спросил бизнесмен.
   - Три варианта. Запускаем официальные процедуры, убиваем, или просто ничего не дделаем, -сказал охранник.
   - Давай подробнее.
   - После того, что натворят люди Евстигнеева, первый вариант снимается. Убить можно, но кроме морального удовлетворения и дополнительного риска и расходов ничего не даёт, - сказал Рубайло.
   - Чтоб все знали - нас кидать нельзя! - зло усмехнулся директор.
   - Он обокрал такое количество людей, что никто не разберется, чья это работа. Но мы всё-равно пойдём первым номером в качестве подозреваемых. Оно нам надо? - усмехнулся охранник.
   - То есть, ничего. Обидно! - с досадой воскликнул бизнесмен.
   - Утешайтесь шкурами Евстигнеева и Ревуна, которые вам преподнесут вместо смеховской. Подождём, мир тесен, ещё пересечемся, кто знает чей верх будет в следующий раз! - заключил Рубайло.
  
  
   22. Март. Россия.
  
   Волков с папкой документов, вошёл в кабинет к генералу Никонову.
   - Что у тебя? - начальник управления изучал очередные противоречивые директивы, присланные из главка, пытаясь уловить скрытый смысл прочитанного. Бумага была составлена в лучших традициях бюрократии и напоминала головоломку: "Казнить нельзя помиловать".
   - По графику провели плановые учения. Захват объекта, занятого террористами, и освобождение заложников с эвакуацией раненых. Условно. Отработка взаимодействия различных подразделений. Акт на списание боеприпасов, топлива, материалов и разукомплектованного УАЗика с хранения, - доложил Волков.
   - Как прошло?
   - Неплохо, слаженность хромает, а так нормально. Если гонять людей раз в квартал, а не раз в три года, то вообще будет все прекрасно.
   - Ого, сколько настреляли! - присвистнул генерал, просматривая акт. - Вертушки двенадцать часов налетали.
   - Хоть раз в год люди должны вволю пострелять. Иначе в реальной боевой обстановке плохо будет. Не раз на эти грабли наступали, - сказал офицер.
   - Смотрю, ты всерьёз всё организовал. Молодец, - с этими словами генерал утвердил все представленные ему документы, включая подробный сценарий учений. - Как вербовка Вагарова?
   - Прошла отлично, - полковник положил перед шефом вторую, принесённую им папку. - Отдал нам пять человек в частях, продающих боеприпасы и оружие. Сдал курьера и получателя денег в Москве, кому идёт дань с бизнеса. Ждём очередного срока, чтоб забрать с поличным. Вдобавок, группу торговцев наркотиками, промышлявшими у него в казино, ну, и ещё по мелочёвке. В рапорте всё написано.
   - Хорошо сработали, нестандартно. Составь список отличившихся на премию, и кого отметить в приказе, - распорядился генерал.
   - Слушаюсь. У меня просьба. В Северском гарнизоне есть толковый капитан. Я пару раз привлекал его к участию в наших разработках. Перевести бы его в мой отдел. Капитан Дергачёв. Закиснет там парень. У меня майор Кобец скоро пойдёт на пенсию, надо готовить замену. В управлении тыла лейтенант Буров. Его бы тоже ко мне.
   - Пиши представления. Перевод согласую, - ответил генерал.
  
   23. Март. Россия.
  
   Вести, которые принес один из добровольных помощников, были неприятные. Подруга информатора работала медицинской сестрой в больнице, где лежал, Артем. Была близко знакома с его женой. У врачей возникла надежда, что отставной майор поправится. Появились первые реакции организма на внешние раздражители. С этой информацией Дорошенко незамедлительно направился к шефу.
   - Хорошего мало, - задумчиво проговорил полковник. - Но горячку пороть не стоит. Собственно, что он знает важного на данный момент?
   - Сверх серьёзного ничего, но проблемы создать может, - сказал майор.
   - Например? - Волков вопросительно взглянул на майора.
   - У Папаши Мюллера вся защита строится на том, что инициатором незаконных действий был Артем, - сказал Дорошенко.
   - Напрямую нас это не касается. Когда Папаша нас слил, милиция в нашу сторону сразу рыть не стала. Не обратит внимание и теперь. Ещё один стукач прибавится, не всё ли равно,- сказал полковник.
   - Он полностью в курсе наших китайских контактов, и по москвичам много знает, - настаивал майор.
   - Ещё что-то есть? - поморщился Волков.
   - Если Артем подозревает, что за нападением на него стоим мы, может начать говорить. Наша роль в истории с Красным Полковником нехорошо смотрится - это когда мы провоцировали Вишневецкого убрать агента в его окружении. Сдали имя сотрудника объекту разработки. Каждый эпизод в отдельности - чепуха, но всё вместе создаёт нехороший фон, - сокрушенно сказал Дорошенко.
   - Плохо, лучше б он не приходил в себя, - согласился полковник.
   - Поработать в этом направлении? - спросил майор.
   - Посмотри внимательно, что там делается. Дай предложения. Подумать надо. Ошибаться нам сейчас нельзя, - полковнику не нравилось, что существует угроза их спокойной жизни, но связываться с убийством без крайней необходимости не хотелось. - На неделю ухожу в отгулы с выездом из города. Будешь меня замещать. Приеду, переговорим.
   Дорошенко кивнул. Затем они оговорили, что надо сделать в отсутствие полковника по другим делам.
   Пётр вернулся к себе в дурном расположении духа. Шеф всё больше начинал раздражать. Его нерешительность, излишняя осторожность, как казалось майору, вредила их общему делу. Он всё больше сомневался, что, став заместителем начальника управления, тот рискнёт атаковать москвичей, а станет ждать, пока генерал Никонов пойдёт на повышение или пенсию. Вот тогда и развернётся.
   Не прошла обида на грандиозную выволочку, которую устроил ему Волков, когда узнал, что при проведении операции "Сынок" были жертвы среди гражданских
   "Что он дурака валяет? - злился в мыслях майор. - Не понимает, что убедить Вагарова другим способом было невозможно?". Он и так сделал всю грязную работу. Из-за пары-тройки паршивых китайских наркоторговцев и свихнувшегося от эфедрина наркомана орал и угрожал ему. Чистоплюй!
   Пётр, а не полковник, создал боевую группу из надёжных сотрудников. Если их не загружать работой и не платить им, люди разбегутся, найдут другие кормушки. Хорошо, что он не отдал шефу информацию по реакторам. Он её реализует сам. Волков достиг своего потолка, больше никуда не стремится. Перед пенсией ему дадут генерала, о большем он и не мечтает. Далее их пути должны разойтись.
   "Или у шефа хватит смелости и жадности начать работать по Москве, или расходимся. Но коммерческие операции нужно разделить уже сейчас - размышлял Дорошенко". С Артемом он решит вопрос. Не через неделю, а в течение семи дней.
  
   Майор Дорошенко временно заменял полковника Волкова, и на законном основании занял его кабинет. Коллеги отнеслись к этому нормально. Ни для кого не было секретом, что в Москве лежат документы на утверждение полковника в качестве заместителя начальника управления. После чего майор вполне заслуженно займёт место шефа.
   Пётр вызвал к себе недавно переведённого в отдел капитана Дергачева. Степан знал, что на переводе настоял майор после его участия в операции "Сынок". Был благодарен новому шефу.
   -Проходи, присаживайся. Как устроился на новом месте? Проблемы, просьбы, - начал Дорошенко.
   - Спасибо, всё нормально, с жильём вот только... Снимать приходится, дороговато, - посетовал капитан.
   - Это поправимо. Думаю, к зиме сможешь купить себе что-нибудь, - заверил Пётр.
   - С моей зарплатой это весьма проблематично, во всяком случае не так быстро, - улыбнулся Дергачев.
   - Бывают операции с неплохим премиальным фондом, - майор внимательно посмотрел на капитана.
   - Как прошлый раз? - спросил тот.
   - Да. Потому и вызвал, одна такая на подходе. Есть желание поучаствовать? - Каков фонд? - спросил Дергачев.
   - Триста тысяч рублей на двоих, ты - старший, - последовал ответ.
   - Годится, - согласился капитан. - Что делать?
   - В городской больнице в палате 412, интенсивная терапия, четвёртый месяц мучится наш бывший коллега. Майор Длинный. В декабре сильно пострадал, либо сам упал с лестницы, либо помогли. Милиция считает, что сам. Им, главное, не истина, а процент раскрываемости. Живёт он на искусственных органах. Мозг не работает. Без сознания с декабря. Ему и его семье нужно помочь. Все устали. Шансов, что придет в себя, нет, - сказал Дорошенко.
   Капитан и майор замолчали, понимающе глядя друг на друга.
   - Сбой в работе искусственных органов? - спросил Дергачев.
   - Наверное. По ситуации, чем проще, тем лучше, - ответил майор.
   - Кто напарник?
   - Прапорщик Ганжа. На нём вскрытие дверей. Страхует тебя водитель. Что ему следует знать, что нет, решай сам.
  
   24. Март. Россия, пригород Владивостока.
  
   Команда Евстигнеева-младшего и двое наиболее сообразительных внештатников собрались в кабинете отдела. Чинно сидели на стульях, расставленных вдоль стен. Столов в отделе было четыре. Большой, без единой бумажки, Роберта. Второй, не меньших размеров, заваленный железками, паяльниками, платами, с прибором и компьютером, Эдика - их компьютерного гения. За третьим, небольшого размера, расположился Фёдор - правая рука начальника аппарата, со стареньким ноутбуком. Стол украшали несколько книг по юриспруденции. Четвёртый исполнял функцию хозяйственного стола, на нём стоял чайник, кружки, тарелки и прочие кухонные принадлежности. На появление Леонида Сергеевича отреагировали одобрительным гомоном. Они ждали его почти два часа, и это всем сильно надоело.
   - Значит так, - начал свою речь Евстигнеев-старший. - По моей рекомендации вам доверили сверхважное и ответственное дело. Сейчас оговорю суть, детали позднее.Козёл, по фамилии Смехов, в прошлом году выставил нашу контору на два "ляма" "зелени". Рубайло его упустил, и он с баблом ушёл из города. Летом мы его нашли, но Рубайло опять не смог его наказать. Гад скрылся в Китае. В декабре появился в России, снял ещё "полляма", Рубайло его опять просмотрел. В начале месяца я настоял, чтобы послать людей снова искать Смехова. Они поехали, засветили двух осведомителей, которые работали на нас в его конторе, - Евстигнеев сделал выразительную паузу.
   - Странно, Рубайло на лоха не похож, - заметил Чуприн, водитель и охранник. Его тяготила обстановка в отделе и он хотел перейти к Рубайло. - Почему же такие проблемы?
   - Пожарные они отставные, вот почему. Идей нет. Сегодня мы имеем адрес его жены и ребёнка, номер сотового, которым он пользуется, местонахождения в начале месяца - Далянь. Некоторые сведения о подельниках. Знаем, что виза в Китай кончается через пару месяцев, и ему придётся вернуться. Есть информация о любовнице, с которой он жил до января, почти год. Немного, но есть за, что зацепится, - зам генерального строил рассказ так, будто вся собранная информация - полностью его заслуга, а провалы - на совести охраны. В итоге, его сотрудники получили картину, внешне похожую на существующую, но совершенно не соответствовавшую реальному положению вещей.
   - Что мы должны делать? - спросил Фёдор, студент-юрист, выгнанный за подделку документов с четвёртого курса института.
   Леонид Сергеевич достал записи, сделанные на совете директоров и зачитал их, как свои наработки:
   - Выяснить, чем занимался Смехов в прошлом году. Походить по городу, поговорить с коммерсантами, похоже, он, как и у нас, торговал рисом. Возможно, кто-то что-нибудь знает. Ещё раз, не подставляя людей, проработать его связи. Хорошо присмотреться к компании. Лучше всего устроиться на работу в эту компанию.
   - Как это сделать? - спросил племянник, опасаясь, что не справится с работой.
   - Элементарно, Ватсон! Выпишем направление на практику студенту-юристу. Скажет, что Смехов договорился об этом с нашим институтом год назад. Федя, печати деканата, за которые тебя попёрли, остались? Кто от халявы откажется! Потом надо проверить все их платежи, движение денег и деловые связи. У нас есть человек в банке, обслуживающем компанию Смехова. Он поможет, - пояснял Леонид Сергеевич. - Очень важно разобраться в связях афериста с местным криминальным авторитетом Вишневецким. С братвой пообщаться, с людьми поговорить. Найти нору в Китае, где Смехов осел. Это работа для Эдика - по телефону выяснить точное местонахождение. Съездить, посмотреть на месте. Отработать жену и любовницу, маршруты передвижения, связи. Не исключено, что он въедет в страну в ближайший месяц. Тогда брать и сюда, целого и в полной сохранности. Если в России не объявится, поедем мы к нему. Собрав информацию, найдём болевые точки. Они у всех есть. Тогда и будем решать, что делать дальше. Понятно? Вопросы?
   - Это займёт много времени и денег, - заметил племянник.
   - Финансирование открыто, выделено три машины. Но учтите, это первый этап работы. Для второго необходимо арендовать жильё, гаражные боксы и иметь достаточно средств связи, купленных на чужие имена. Главное, не слежка и сбор информации. Нам необходимо возвратить украденные деньги и покарать вора. Это раз. Задача два - выяснить, чем заняты его компаньоны. Заставить их поделиться деньгами. Напоминаю, речь идёт о миллионах, и отнюдь не рублей. Для исполнения этих задач, необходимо всё хранить в глубочайшей тайне. От этого зависит успех! - заключил Леонид Сергеевич.
  
  
   25. Март. КНР, Ляонин.
  
   Виктор Викторович из Даляня перебрался на двести километров севернее в столицу провинции Ляонин, город Шэньян, где должен был встретиться с коллегами, приехавшими из России.
   Смехов, Роман Ковалёв и Вячеслав Стрельников встретились в аэропорту. Виктор Викторович, увидев коллег, искренне обрадовался. Шёл третий месяц его китайской эмиграции. Будучи человеком общительным и разговорчивым, он сильно страдал без возможности говорить на родном языке, завидовал своим молодым коллегам, имеющим жён и возможность круглосуточного общения, не пропуская, при случае, и случайных красоток, за границей.
   Тоска всё больше угнетала Смехова, хотя он периодически встречался с коллегами, его душа поэта требовала полёта, гитары, восхищённых слушательниц. Изучение английского застопорилось после отъезда из Гонконга. Стало утомлять мотание по Китаю. Одно дело ездить, не имея родного угла, когда за тобой гонятся враги. Совсем иначе всё смотрится, когда есть отличный угол. С расстояния трёх километров на него можно посмотреть, но жить там нельзя, больно короткой может оказаться эта жизнь.
   Вот и сейчас приехали двое коллег, недельку здесь и домой в Россию, к жёнам и любовницам.
   "Почему все рвутся уехать за границу? Помотались бы вместо меня, поняли бы, что здесь не сахар. Хорошо хоть деньги есть, а без них тут вообще делать нечего", - думал Смехов.
   Немного отвёл душу на ярмарке в Циндао и Чанчуне на приемке автомашин. Но оба мероприятия быстро завершились. От попыток говорить на русском с проститутками отказался давно. Клёпкин, ВИАГРА и проститутки в течение месяца страшно надоели. Да и мечту любого подростка мужского пола переспать со всеми длинноногими красотками в радиусе километра от отеля, стоящего в центре квартала красных фонарей,он исполнил.
   Пребывая в одиночестве за границей месяцами, осознал, что секс ему необходим, но ещё нужнее возможность общения с очередной женой, её вера в него, благодарность, почтение. Выходило, что Виктор заводил временных жён, гастролируя по России, не из-за того, что для мошенника это прекрасное прикрытие. Не из-за сексуальных услуг, которые они ему оказывали. Он интуитивно построил схему работы на выезде так, чтобы иметь возможность, придя домой, получать положительные эмоции от общения с молодой влюблённой в него женщиной.
   Разместились в "Глория Плаза", приличном отеле в центре города, в трёх отдельных номерах. На правах старожила, Смехов повёл коллег в свой, ставший любимым, ресторан "Утка по-Пекински". Он старался посещать рестораны этой системы во всех городах, где бывал. Говорил, почти не замолкая.
   Роман - ярчайший представитель типа мужчин группа "Б"*() - бабник, был по натуре человеком, не очень добрым к представителям мужского пола, поэтому никогда не упускал случая сказать гадость ближнему. Видя, как старший товарищ соскучился по общению, сходу заявил:
   - Вить, шеф просил передать, что сидеть тебе здесь ещё не менее полугода. По твои яйца ходоки были, рано возвращаться. Дело, конечно, хозяйское. Решать тебе, но он не рекомендует.
   Виктор Викторович приуныл, так пойдёт, очередь за его скальпом скоро и в Китае станет не меньше, чем в России. Куда тогда подаваться прикажете?
   - Ты не расстраивайся! Здесь всё равно лучше, чем в тюрьме или инвалидной коляске, - утешил добродушный Слава. За год работы в компании он, не зная всех деталей, сообразил, что то, чем они заняты, не совсем чисто. - Тебе второй паспорт делают под шенгенскую визу, в Европу поедешь.
   - А я в Россию, домой хочу, я так давно не видел маму! - вдруг с тоской напел аферист. - Ладно, парни, хватит о грустном. Делать-то что будем?
   Вопрос относился к Роману. В данный момент он был старшим, отвечал за организацию работ в Шэньяне.
   - Расклад здесь такой, сидит в этом городишке организация главная экспортно-импортная компания провинции Ляонин "Золотой дракон". В Харбине филиал. Фирма старая. Существует лет пятнадцать. Специализируется, в основном, на торговле с Россией. Они не то, что бы кидают, как "Ориент". Пересортицей балуются. Натолкнулся на них Седых, когда готовил в суд дело Закопяна. Мы с тобой по нему в Грузии работали, - уточнил Роман, обращаясь к Смехову. - Они по мелочам выставили областной "Потребсоюз" на шесть миллионов за шесть лет. С ними будем работать. У тебя и Славы задача - прийти завтра к ним в офис, провести переговоры, выйти на контракт. Примерный список тем готов, выберете сами. Задача обычная - проверить кто из старых кадров на месте, кого нет, где они теперь, как компания чувствует себя по денежкам. Печати сменили или нет. Выяснить, в чём компания заинтересована. Те же цели в филиале Харбина. Потом, в зависимости от итогов вашей разведки, работаю я.
   - Все как всегда, - прокомментировал переводчик.
   - Ром, как с Грузией, получилось? - спросил Смехов.
   - Отлично сработали и мы, и люди Бернштейна в России. Нам с тобой премия. В суде два мировых соглашения. В конце января подписали. С налоговиками никаких проблем, вопрос снят. Грузия иск проиграла, в удовлетворении требований отказано. Неделю назад пришло решение. Закопян в восторге, собирает остальные свои материалы, - довольно сказал Роман.
   - Хорошо, что нормально сработали. Как машины?
   - По плану. Уже стоят. Ждём, когда аккредитив вернётся. Переписка между всеми участниками, по десятку факсов в день туда и обратно, - ответил Вячеслав. - Китайцы ещё не поняли, что попали. На железную дорогу наезжают.
   - Что ещё нового? -Смехов наслаждался общением.
   - Шеф с Бернштейном что-то очень большое замутили. Евгений всё время у Сёмы. Ирина в одиночку в Грузию ездила. Помнишь, мы в январе полковника отставного искали? К нему она и поехала, - продолжал Роман. - В городе прошла большая зачистка "чёрных бригад". Такое впечатление, что без евреев не обошлось. Спокойно стало, тачки почти не угоняют, по голове вечерами бьют, но изредка.
   - Порядок, это ненадолго, - хмыкнул Вячеслав.
   - "Чёрные" своё возьмут, - согласился Роман.
   - Меня шеф прощупывал, как отношения с женой, что, если года на три за границу, и так далее, без деталей, общий план, - дополнил картину Вячеслав. - Ты прав, шеф готовит большое дело. Не в России, в Китае.
   - Ясно, будем надеяться, нас не забудут - протянул Смехов. - Когда работать начинаем?
   - Три дня здесь. Среда - поедем в Харбин. Суббота, по плану, домой, - ответил Роман. - Если не будет сбоев. Кстати, Витя, ты через пару недель опять нужен в Гонконге. Туда едет Ирина с СССР и Славкой. Зачем, не знаю, просили предупредить.
   - По личным делам или как? - спросил заинтригованный Смехов. К Гонконгу он привык, город изучил, там ему нравилось, и съездить туда лишний раз был всегда рад.
   - Точно не знаю. У Вишневецких есть правило - по личным делам работников компании почти никогда не привлекают. Нанимают на месте аборигенов. Так что, наверное, поездка по делу, - ответил Роман, лучше всех знавший повадки руководства.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"