Левин Эдвард Борухович: другие произведения.

03-17 Деньги решают всё

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
  
   5. Россия . Апрель.
  
   Выработав общий план и тактику на ближайшее время, приятели приступили к реализации решений. Распределили обязанности. Самуил отвечал за работу в Америке и операцию "Абордаж", на нём же были и переговоры с чиновниками на предмет закупок того, что они добудут в море. Евгений отвечал за организацию наблюдения за противником, поставщиками грузов, а также сотрудничество с Тихоновым и создание предприятия в Гонконге.
   Бернштейн засадил своих специалистов за поиск в справочниках по США подходящего посредника-адвоката для начала судебного процесса и созданию компании-двойника обувной фабрики. Его племянник Зиновий, проживший два года в Штатах, начал просматривать материалы и подбирать прецеденты. Только тронув гигантские массивы информации, тут же наткнулся на целых шесть, вполне пригодных к применению в данных обстоятельствах, особенно одно, двадцатилетней давности, Верховного Суда страны об экстерриториальности решений судов Штатов и обязательности их исполнения всеми государственными структурами. Это давало возможность на законных основаниях реализовать их план.
   Кроме того, на сайте о продаже кораблей, он нашёл старенький сторожевик Береговой Охраны США, постройки конца 1944 года, водоизмещением 1740 тонн, типа "Дайвер", выведенный из состава флота двадцать лет назад. Его двойники продолжают службу и сегодня, но этот выкупил и отреставрировал чудак-любитель морской старины из Флориды. В юности он два года воевал на нём с японцами в Тихом океане, но затем
  
   0x01 graphic
   Сторожевик типа "Дайвер" на Аляске 2012 году, постройка 1944 год.
  
   разбогател, ушёл на покой, а узнав, что его боевую юность отправляют на металлолом, выкупил сторожевик по цене металла. Поставил в док верфи, где его построили полвека назад. Заменил всё, что было возможно, напичкал автоматикой и электроникой. В результате, получилась океанская яхта. Зарегистрировал своё детище как плавающий музей истории Второй Мировой войны. Получил разрешение регистра на выход в море. Сделал несколько выходов в Карибское море и прошёлся по островным государствам со своей экспозицией. Даже неплохо заработал.
   Огромным успехом, особенно у состоятельных дамочек, пользовалась стрельба боевыми снарядами из 127-милиметрового орудия в открытом море по надувным мишеням. Правда, любителям военных экстремальных приключений не говорилось, что к мишеням подвешивалось килограмм по 50 взрывчатки с дистанционным взрывателем и бочка солярки. Это гарантировало 100% попаданий в цель при стрельбе холостыми зарядами. В любом случае, грохота и дыма с пламенем было много, что доставляло туристкам огромное наслаждение.
   0x01 graphic
   Вот так они и горело, при "прямом" попадании.
  
   После его смерти от старости родственники и наследники решили избавлялись от дедушкиных игрушек. Корабль был в великолепном состоянии, со всем навигационным оборудованием, отремонтированным корпусом, машинами и неснятым вооружением. За антиквариат просили всего триста тысяч, что равнялось цене металла.
   Вишневецкий связался с Красным Полковником, изложил суть проблемы, возникшей в Польше. Заскучавший в Украине бывший полковник и отставной бандит с энтузиазмом схватился за возможность вволю пострелять из пистолета с глушителем по реальным целям в ночное время, гоняя по Европе машины. Тихонов гарантировал, что территорию "Географического понятия" ни одна фура ранее, чем через три дня после выезда из Лодзи, не покинет.*( Когда СССР напал на Польшу в 1939 году и поделил по-братски её земли,, на пресс-конференции министра иностранных дел СССР Молотова спросили. Что произошло в Польше. Он ответил, что такого государства не знает, Польша - это географическое понятие.). Встретиться лично решили через месяц в Гонконге. Там и обсудить все предложения о совместной работе. Отправил в Гуанчжоу Соснина и Ковалёва, где их ждал Смехов, пообещав прислать поддержку в течение двух дней. Перед этим позвонил в город Порту, где осели его знакомые. После десятого звонка, когда Вишневецкий хотел, было, дать отбой, до него донёсся недовольный сонный голос на фоне женского отдаленного ворчания.
   - Yes!
   - Привет!
   - Ты что ли, Витька, дуркуешь? - на русском, уже менее агрессивно спросил собеседник Евгения.
   - Нет, Сергей, это вы?
   - Сергей, это точно, а ты, мужик, кто?
   - Около года назад мы с вами и Виктором встречались, вы оставили визитку. Обещали помочь, если мне понадобятся услуги частных детективов.
   - В Пекине, на выставке? - после минутной задержки спросил бывший морской пехотинец балтийского флота СССР.
   - Да.
   - Господин, э... Евгений?
   - Верно, Вишневецкий Евгений Александрович.
   - Рад вас слышать! - бывший старший лейтенант окончательно проснулся и сообразил, что с ним говорит заказчик. - Чем могу?
   - Мне нужны два профессионала, следить и слушать, по мере необходимости. Встречаются несколько белых в Китае. Транспорт, переводчик, ещё один человек на подхвате уже на месте. Вам надо быть там через сутки.
   - У нас нет виз.
   - На пограничном переходе в Макао вас будет ждать человек с приглашением, он оформит месячную визу по прибытии.
   - Годится. Какой срок?
   - От семи дней до десяти.
   - Наши расценки помните?
   - Если вы продиктуете свои банковские реквизиты, а лучше сбросите смс на мой номер, то через четыре часа на вашем счёте будет 50 процентов аванса. Остальные деньги - по итогу работы. Номер на двоих в отеле пять звёзд. Завтрак уже оплачен, ужины тоже, машина в аренде. Пролёт эконом классом оплатит старший по факту прибытия. Переводчик работает круглосуточно. Мужчина.
   - Жаль.
   - Сочувствую.
   - Эксцессы?
   - Маловероятны, но всё быть может. По программе не предвидятся. Связь со мной по этому номеру по любым вопросам в любое время. Согласны?
   - Да.
   - Тогда вторая проблема. Мне нужно постоянное плотное наблюдение за двумя людьми в Тарту, где это, ещё помните? Фотосъёмка и звук, по-возможности.
   - Помню, будьте добры поподробнее.
   - Все перемещения по Европе и миру. Они мужчины, живут раздельно, семьи есть. Отношения с жёнами и женщинами нас не интересуют. Только бизнес. Одному - 36, второму - 60. Работа в течение не менее четырёх месяцев. Там сейчас два моих работника. На неделе их надо сменить. Визы, гражданство и прочие вещи им мешают работать.
   - Нет проблем. Утром всё решим в агентстве. Учтите, это будет стоить дорого.
   - Догадываюсь, хотелось бы, чтоб ваши коллеги отправились в Эстонию прямо сегодня.
   - Решаемо. Как на счёт оружия и у нас, и в Балтии?
   - Вам, однозначно, не нужно, и с провозом проблемы. В Тарту, по мне, и даром не требуется, но на всякий случай... Решать вам. Для самообороны, разве что, если засекут. Один из фигурантов - бывший боксёр, может полезть выяснять отношения. Вот аудио, видео и фото нужны. И там, и там.
   - Если мы, вернувшись из Китая, поедем в Эстонию, вы не будете возражать?
   - Нехорошая идея. В мае вы будете нужны на пару недель в Гонконге и в сентябре, при работе с прибалтийскими фигурантами, тоже. Можете случайно "засветиться". Кроме того, в промежутке, скорее всего, потребуется присмотреть за клиентами по Европе, с которыми будете работать в Гуанчжоу. Поискать к ним подходы.
   - Понятно, чем дальше, тем интереснее.
   - Выходя на связь, учтите, разница во времени - десять часов. У нас уже вечер, и банк закрылся. Перечислить аванс не получится. Извинитесь перед своей подругой, что испортил утренний сон.
   - Она у меня хорошая, с понятием, работа есть работа.
   - Кстати, вы с флота? С вами на диком западе никто из хороших штурманов не осел, старший механик с посудины 1000 тонн, или капитан?
   - Проект, какой?
   - Типа "Дайвер", постройка 1944 года.
   - Это американец? - голос был искренне удивленный. Через пару минут молчания:
   - Береговая охрана США, сняты с вооружения в начале 1990-х.
   - Нет, пара из них до сих пор в строю на Аляске.
   - Вообще-то, подзабыл классификации, но, кажется, он под две тысячи тонн. Большая "дура".
   - Может быть, и две, но в документах цифра начиналась с единицы.
   - Там экипаж - человек сто пятьдесят.
   - Это в боевой обстановке. Сейчас он отреставрирован, напичкан автоматикой и электроникой. Хватит и десяти человек.
   - Зачем он вам?
   - Океанская яхта - музей истории флота и второй мировой войны.
   - Так он же американец!
   - Сергей, ну ведь вы же сейчас португалец.
   - Вообще, да. Просто давно с соотечественниками дел не имел. Какое состояние и вооружение?
   - Штатное. Замки и наведение сняты, хранятся в сейфе. Техническое состоянием - полный капитальный ремонт на верфи, которая его спустила на воду. Приобретен легально. Порт приписки - Майами Бич. Базирование - Макао. Статус сегодня - прогулочная яхта и плавающий музей истории флота. Вооружение штатное. Флаг США, затворы, снаряды и прицелы в сейфе капитана. Аналоги до сих пор на вооружении в штатах.
   - Как любопытно.
   - Совершенно верно.
   - В какое интересное время мы живём. Подобрать людей можно будет за пару недель. Дополнительные требования?
   - Английский свободный, испанский или португальский - беглый разговорный и письменный. Русский и матерный можно со словарём. Потребность в деньгах. Неразговорчивость.
   - Максимум месяц, если кто окажется занят в это время. Разговор конкретный?
   - Вполне, но пока просто присмотритесь к людям. Без конкретики.
   - Понял, когда работаем? Сколько люди будут заняты?
   - Приемка - июль, перегон - август, работа - сентябрь и октябрь. Для офицеров работа может стать постоянной. Торпедисты, минёры, естественно, не нужны. Артиллерист пригодится.
   - Понял.
  
  
   Апрель. Эстония. Таллин.
  
   Последнее время Фёдор постоянно опаздывал на работу на час-полтора. Леонид с большим трудом сдерживал себя, чтобы не устроить надоевшему партнёру крупную выволочку. Конфликт в настоящий момент ему не выгоден. На Павлюка было слишком много завязано. Останавливало и то, что выглядел тот сильно уставшим, явно было не в порядке с давлением.
   Неделю назад, либо хвастаясь, либо жалуясь, признался, что в ходе китайской поездки у Оксаны проснулось бешенство матки. Она всё время требовала заниматься сексом. К своему удивлению, несмотря на годы, он пока в состоянии её удовлетворять, но очень тяжело. Кроме того, вроде, она беременна и они склоняются к мысли завести второго ребёнка.
   Что там у Оксаны проснулось, Леонида интересовало мало. Но весть о беременности очень не понравилась. Это грозило тем, что и его супруга, невероятно завистливая Надежда, также решит продолжить процесс размножения, а такое "удовольствие" совершенно не входило в его планы.
   Рано утром позвонил китаец с фабрики спортивной обуви, великолепно говоривший на русском. Это был приятель Смехова, о котором упоминал Вишневецкий. Китаец сообщил, что по рекомендации Виктора, с ним согласны поработать. Необходимо отправить сорок контейнеров обуви в Европу. Отгрузка в конце сентября. Кроме того, исходя из заказов, требуется пересортировка груза по цветам, фасонам, качеству и размерам, и затем доставка фурами по всей Европе. Цена контракта - около сорока миллионов долларов.
   Если к этому прибавить уведомление из Вэйхая, что с сентября они также планируют в два раза увеличить объём отгрузок разового инструментария на Европу, стоимость партии также возрастала до сорока миллионов.
   Это было то, за чем они охотились с Павлюком уже давно. Звонки его удивили, дальневосточники честно отрабатывали принятые на себя обязательства. Набранные ими объёмы позволяли загрузить все их суда и береговые службы уже сегодня, минимум, на четыре месяца в году. Скорее всего, Каганович прав. Вишневецкий и его команда в состоянии за год полностью раскрутить проект. Он стоит тех денег, что запросил. Как жаль, что техническое состояние флота и количество кораблей не позволяет им работать нормально.
   Их корабли на ладан дышит и не выдержит интенсивной эксплуатации более полугода. Впрочем, это ерунда. Проблема в их с Павлюком отношениях. На первый взгляд, было трудно заметить, какие страсти бушевали в душах обоих. Лютая ненависть, скрываемая обоими, делала совместное сотрудничество затруднительным. Необходимо расходиться, иначе они вцепятся друг другу в горло.
   Техническое состояние их совместного имущества было плачевным. Проблема не в обслуживании, а в том, что корабли и машины отслужили свой век уже дважды и сыпались от старости. Их надо менять. Ещё год-два и всё их движимое имущество можно будет реализовать за гроши только на металлолом. Оба это отлично понимали. Разделить всё пополам, тогда цена автоматически снизится раза в четыре. Или мощное вливание и какая-то афера, или стремительное обнищание. Получить инвестиции не удастся. Надо изобретать способ, как добыть деньги, опираясь на то, что хоть как то работает. Пока суда выходят в море, и есть заказы, можно взять под их залог кредит в несколько миллионов. Встанут корабли, кредит никто не даст. Оба точно понимали, что пока необходимо работать вместе, одной командой. Поодиночке не выплыть, дальше - как получится.
  
   0x01 graphic
  
   Появился Фёдор Павлюк. В глазах ненормальный блеск, белки приобрели розовый оттенок, как с перепоя, движения вялые - утомлённого человека.
   - Звонили из Китая. В сентябре у нас появится груз на сорок миллионов. А с вэйхайской поставкой, химией и электродами будет на все сто. Второго такого случая может не представиться, - сказал Самохин.
   - Надо брать кредит и начинать ремонт судов. К сентябрю как раз успеем, - согласился Павлюк. Они давно решили, что спасти их может только страховое мошенничество.
   - Подождём неделю, ещё раз переговорим с Дальним Востоком, ещё разок напряжем Кагановича, - проговорил Самохин. - Рискованное дело мы задумали, а тут как назло идёт нормальная работа. Не везёт!
   - Зачем тебе неделя? - спросил Павлюк.- Всё равно надо готовить для банка бизнес - план. Как раз неделя уйдёт.
   - Есть идея. Надо в Гданьск и Росток проскочить. С людьми переговорить. Проверить кое - что на месте, - задумчиво ответил Самохин.
  
  
  
   6. Гонконг. Апрель.
  
   Ху Джань У пребывал в сильном раздражении после разговора с президентом компании. В головной офис звонили с автомобильного завода и просили по гарантийному письму, выданному Ху, доплатить оставшиеся пятьдесят три миллиона юаней или почти семь миллионов долларов. Президент приказал финансистам выслать копии документов по аккредитиву, поворчал немного, что Ху опять ввязался в работу с русскими, да ещё и без предоплаты. Вроде бы к нему нет никаких претензий, но неприятный и тревожный осадок остался. Потом были ещё звонки на эту же тему с автозавода и от русских медиков.
   Больше сидеть и ничего не делать нельзя. Ситуация сама собой не выправится, надо посылать человека разбираться в том, что происходит в России. Кроме Клёпкина направить туда некого. Ху по внутренней связи вызвал переводчика. Тот поднялся на этаж шефа через пять минут и подсел в "зону размышлений и созерцания".
   Это была новая выдумка китайца. Он расширил помещение за счёт соседних комнат. Теперь в его кабинете было два наружных угла здания. Во втором углу он велел установить в форме полукруга, диаметром метров пять, изготовленные под заказ специальные широкие и высокие мягкие диваны, оббитые белой кожей. В центре небольшой столик с чайными принадлежностями из нетрадиционного для Китая дерева белых оттенков. К одной из несущих колон приставлен маленький алтарь. Сверху над диванами нависал купол, в виде половинки шара, матового хрустального стекла. С любой точки на диванах открывался завораживающий вид. Под ногами - центр Гонконга, если обратить взгляд вправо, посмотришь налево - Кунь Лунь, как на ладони, а по прямой прекрасно просматривался пролив до Ламы*(). Ху завёл порядок, что если он сидит в "зоне", вызванный сотрудник проходит и садится без дополнительного приглашения.
   - Андрей, я не понимаю, что происходит в России, - заговорил Ху после нескольких минут созерцания вод пролива, не взглянув на помощника и не отрывая взгляда от морских далей. - Вагоны с машинами вышли из Забайкальска полтора месяца назад, но до станции назначения не дошли. Там всегда происходят разные сбои, но не на месяц же! Аккредитив выставлен на 90 суток. Прошло уже семьдесят дней. Через три недели он вернётся назад. Русские врачи звонят на завод и к нам, пытаются узнать, где их техника. Железная дорога отвечает, что всё стоит на станции Сковородино больше месяца. "Рис Амура" требует дать им документы, без которых они не могут ни в чём разобраться. Завод в Чанчуне требует деньги за машины. Звонили в головной офис, у президента появились к нам вопросы. Все нервничают и ругаются.
   - Наверное, железнодорожники хотят получить взятку и поэтому держат состав, - предположил помощник.
   - В России может быть всё. Поезжай и разберись. Дай или пообещай деньги, смотри по ситуации. Если надо, подключи своих друзей из милиции, - сказал китаец, стараясь побороть раздражение.
   Клёпкин задумался, ехать не хотелось, он боялся встреч с обманутыми русскими бизнесменами. Встреча с Каталошвили несколько развеяла его страхи, но некоторые опасения все же оставались. Он понимал, что кроме него послать некого. Два года назад, до ухода компании из России, в ней работало более пятидесяти человек, и любую проблему "Ориент" мог очень легко и эффективно разрешить. Сейчас остался он один.
   - Мои друзья не из милиции, они военные, мало что могут сделать на железной дороге, - старался отказаться от поездки Андрей.
   - Найди других, - Ху жестом остановил возможные возражения друга. - Мы многих обидели, я это хорошо помню. Но не всех. Например, Евгений, он очень хитрый и ловкий человек, расстались без обид. Живет он недалеко. У него большие связи.
   Ху и "Ориент" разошлись с Вишневецким без обид и претензий, это верно. Но не он лично. Андрей вспомнил, как разорвал с Евгением шесть лет назад, когда понял, на чём контора делает деньги. Он громко, публично высказал всё, что думает о методах работы и моральном облике афериста-начальника, хлопнул дверью и ушёл. А ровно через два месяца, в сентябре, без малейших сомнений и колебаний принял аналогичное предложение от Ху, и служил ему верой и правдой все эти годы. Почему, он сам так до конца и не понял. Старался об этом не задумываться, отмахиваясь от неприятных мыслей, как от надоедливых мух. Сейчас не отмахнёшься, надо решать и отвечать шефу.
   Наверное, дело в том, что Вишневецкий по сравнению с "Ориентом" был мелок. Его уровень - сто тысяч долларов, повезёт - триста, полмиллиона было в одном случае, о котором ходили легенды. Ху, суммами меньше, чем три миллиона долларов не интересовался. Вишневецкий работал в России и ничего другого предложить не мог. Китаец же открывал перед ним весь мир, исполнялась его мечта уехать из страны навсегда.
   Тогда же Андрей потерял и любимую женщину. Как только она поняла, что он не может обеспечить ей роскошную жизнь дома или сытое спокойное благополучие за границей, собрала вещи, ребёнка и ушла от него, без скандалов, упрёков. Не претендуя на "Жигулёнок" и трёхкомнатную квартиру в хрущёбе. Наверное, никогда не любила, терпела в надежде на лучшее. Но ему-то от этого не легче, он боготворил её раньше, любит и сейчас.
   Первые три месяца было невероятно больно и обидно. Потом стало ещё хуже. Он случайно наткнулся в компьютере на почтовую папку жены. Она забыла или просто не посчитала нужным удалить её. Там хранилась переписка с десятками мужчин, живущими за границей, в основном в Англии и США, и ищущими жён в слаборазвитых странах. Наталья переписывалась в течение четырёх лет из пяти, которые они провели вместе. Он нашёл массу пикантных фотографий любимой, снимки их ребёнка. Трогательный рассказ о трагически погибшем муже. В свое время он по её просьбе, якобы для подруги, помогал переводить его на английский язык. Это был кошмар. Он чуть не спился с горя, два года не мог быть с другими женщинами. Близость с ними и сейчас давалась ему с трудом.
   Андрея не покидала мечта, что он сможет, не важно, каким способом, получить много денег. Наталья бросит американца, с которым живёт в Канаде, и вернётся к нему. Он всё простит. Нет, не простит, неверно. Зачеркнёт, забудет всё, только бы быть снова с ней.
   Теперь друг Ху посылал его назад в прошлую жизнь, с которой, как он надеялся, расстался навсегда.
   - С Вишневецким будешь договариваться сам. Узнай, где он, как дела, договорись о встрече. В Россию вылетай через Сеул. Завтра пусть тебе выкупят билеты, обратный - с открытой датой вылета, - отдавал распоряжения Ху.
   - Сделаю всё, что смогу, - ответил Андрей.
   - Спасибо, Андрей, я знал, что на тебя всегда можно рассчитывать, В России есть и второе дело. Помнишь, что твои милицейские друзья предложили очень интересный товар? Мы нашли на него покупателя, не как на металлолом, а как на товар.
   - Странно, кому нужны реакторы для лодок второго поколения, снятые с вооружения уже тридцать лет назад? На металл - да, несколько тонн мельхиора, это понятно, ниобиевые сплавы тоже понять можно, а как товар? Не понимаю.
   - России, США и Китаю они не нужны, но не забывай про Северную Корею, Иран. Да мало ли кто? Покупатель есть. Он хочет увидеть оборудование своими глазами, удостовериться, что изделия комплектны и не выведены из строя. Это раз, оговорить способ оплаты - это два, решить проблемы транспортировки, поработать с ценой - это три, - стал объяснять Ху.
   - Такие переговоры, если это не теоретические рассуждения, как прошлый раз, нельзя вести в России. О каких суммах идёт речь? - Андрей поневоле отвлекся от мыслей о недавнем прошлом.
   - Где ты предлагаешь говорить? В Южной Корее о продаже северянам реакторов? Или в Китае, в обход наших властей? В Штатах? Лучше не привлекать к себе лишнего внимания, разъезжая по миру. Если оборудование исправно, то за каждую единицу предлагают по пять миллионов долларов, и по одному - за комплект заготовок к валам с крепежом. Всего - двадцать четыре миллиона. Поторгуемся, может цена и возрастёт. Твои друзья за всё просили десять миллионов. Отдадут, думаю, дешевле.
   - Переговорю, - заверил Андрей.
  
   7. Россия. Хабаровский край. Апрель.
  
   Дергачёв, Буров и Романов собрались у Дорошенко на его новой квартире. Оперативная группа Дорошенко, созданная полковником Волковым, продолжала существовать и действовать, не смотря на увольнение из органов её создателей, и распадаться не собиралась. Так и не уволенный Дорошенко оставался лидером группы.
   - Действуем по плану, - сказал Пётр. - Ром, ты командируешь Мороза на три недельки на базу снабжения фронтовой авиации. Задача - разработка наркотрафика в частях. Степан, мой сейф вскрыли? Кому-то передали?
   - Нет, пока ты формально не уволен. В отпуске по состоянию здоровья. Никто в чужое дерьмо лезть не хочет. Мало ли как всё может повернуться, - ответил Степан.
   - Отлично, держи ключи. На нижней полке, пакет - 500 таблеток эфедрина, экстези и китамина по сотне доз. Это что мы перехватили у китайских курьеров, когда они несли "дурь" к Вагарову в казино. Во втором пакете гашишное масло. Всё это не оприходовано. Передашь Морозу, как отчёт о проделанной работе. Кроме того, он завалит руководство базы рапортами о плохом техническом состоянии объекта. В этой тетрадке мои заметки о нарушениях, когда я был на ней в последний раз. Вот тема рапортов, - пояснил Дорошенко.
   - Так он у нас быстро карьеру сделает, - усмехнулся Юрий.
   - Каждый день за два рейса он вывозит в кунге по 2 тонны покрытия. В боковых полках и под спальными местами. Канистры 50-литровые, всё сам проверял - по 20 штук за раз входит, и никто, сиди он даже в машине, ничего не заметит. Всё сконструировано для специальной аппаратуры, давно сломавшейся и демонтированной, - сказал Дорошенко.
   - Мудрим, командир, - прокомментировал Степан, - КамАЗ с прицепом, всё дёрнули за раз и с концами.
   - Пропуск на базу, накладная на вывоз, документы сопровождающим, что вывозим и куда. Там бедлам жуткий, но элементарные вещи соблюдают. Или с половиной базы договариваться, чтоб на всё глаза закрыли или всё сами. Укради мы тридцать тонн белой эмали, окна и двери дома красить, возможно, всё и сошло бы с рук. Вопрос в товаре. А уж этот точно искать будут, - сказал Дорошенко.
   - Так ведь мы и будем искать, - весело рассмеялся Дергачёв.
   - Мы надеемся, что будем расследовать дело сами. Но кроме тебя и Игоря есть Минаев, Петренко и Кобец. Мы рассчитываем, что сможем перехватить и заменить в деле результаты экспертизы. А если не сможем, тот же Кобец прочтёт их первым. Мы полагаем, что никто, кроме нас, не станет собирать объяснительные и рапорта со свидетелей. Мы подозреваем, что вокруг нас слепые и дурные, и никто ничего не заметит. Заметят и сложат два и два. Если придут к нам, решим проблему, а что если сразу в военную прокуратуру в территориальное ФСБ?
   - Волков бояться - в лес не ходить!
   - Бояться надо и ружьишко для них под рукой держать стоит. Мы все люди молодые, есть, что терять и ради чего жить.
   - Склад я снял, километрах в тридцати от базы. Там постоянно находится Ганжа, страхует Мороза. Я, по мере возможности, там же. Никто из вас там не появляется даже близко. Юра, ты вообще находишься в стороне. Ты - наши глаза и уши. Любая тревога, шевеление в руководстве, ты должен фиксировать. Максимально тесный контакт всех видов с канцелярией, машинистками. При любом раскладе, даже самом фантастически плохом, хоть один из нас должен остаться в системе.
   - Понял, справлюсь.
   - Степан прав с вероятностью 99 процентов, дело попадет к нам. Скорее всего, к тебе, Игорь, как к самому молодому. Не расслабляйся, всё делай не спеша, советуйся с капитаном. Контакты с Романом, в крайнем случае, звони мне в любое время суток. Канал мы отработали.
   - Понятно.
   - Обязательно Морозов должен подрядиться возить гарнизонных детишек в школу и обратно. Это даёт четыре легальные возможности каждый день без подозрения приезжать на базу и покидать её. При этом машина полна свидетелей. Лучшее алиби не придумать. Их командир уже третий год автобус пробивает, мамаши достали. Дети по семь километров через лес ходят. Непорядок!
   - Как по срокам действуем? - спросил Романов.
   - Тебе три дня, обеспечить прапоров командировкой и заданием. На той неделе они там. После Первомая, как всё вывезут назад, на девятое-десятое - праздничный салют. У нас в округе уже традиция десятый год существует. Апрель-май - склады горят. Нарушать нельзя.
  
   0x01 graphic
  
   Все грустно рассмеялись, слова майора были правдой. После пожаров следовали организационные выводы, командировки с проверками и прочая, никому не нужная суета.
   - Стёпа, ты ещё раз глянь, как бы так, чтоб пожар не в заведовании Наджиева возник, а к нему только перебросился, тогда вообще красиво выйдет.
   - Гляну, но не рассчитывайте на это, склад на бугре, ещё в советские времена построен, один бетон. Снаружи его только бомбой брать, да и то не каждая возьмёт.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"