Левин Эдвард Борухович: другие произведения.

03-22деньги решают всё

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
   6. Май. Гонконг.
  
  
   Утром в 7:10 приземлился самолёт из Москвы. Прибыли трое. Александр Иванович и Павел Андреевич, их сопровождала дама за сорок лет, склонная к полноте блондинка. Ветлицкая Майя Сергеевна. Её представили, как работника Центрального Банка. Для банкирши Смехов организовал третий люкс. Это говорило о том, что она, скорее деловой партнёр, чем чья-то любовница. Их встретили и доставили в отель отдыхать. Решили отложить разговор о возникших проблемах до обеда. Очень тяжёлый перелёт, несмотря на комфорт бизнес-класса, измотал столичных жителей.
   В половине второго собрались в штабном номере, откуда по просьбе гостей администрация убрала кровати. У стены поставили небольшой диван, на котором, при случае, можно было поспать. К имевшимся креслам прибавили ещё шесть штук, принесли второй журнальный столик, вдоль стен расставили дополнительные стулья, завели второй телефон и установили компьютер на письменном столе. В мини-баре поставили двойной комплект рюмок, фужеров, чашек и блюдец. Функции организатора, распорядителя и главного по быту делегации взял на себя Смехов. Справлялся с ними он неплохо.
   Для совещания приготовили "Хеннеси", трое мужчин предпочитали этот напиток водке или виски, сухое красное "Бордо", коробка печенья, лимон, нарезанный тонкими ломтиками, тарелка ассорти из сыров и ваза фруктов. Чай, кофе, минеральная вода.
   Мужчины пришли в спортивных костюмах, в отеле было прохладно. Неделя дождей и туманов высосала из домов всё тепло, сырость проникла внутрь. Женщины позволить себе ходить, как удобно, не могли. Банкирша надела светло-серую удлиненную юбку мокрого шёлка стального цвета, и блузку с небольшой элегантным бантом вместо галстука из чёрного бархата с изумительной бриллиантовой заколкой. Ирина была в брючном костюме цвета морской волны из очень тонкой шерсти. Обе дамы, идя на деловую встречу друзей, надели умеренное количество украшений. Тот мизер, без которого выйти из дома приличной женщине просто совершенно невозможно.
   Евгений на правах хозяина взял бутылку коньяка, наполнил четыре рюмки, поднёс к пятой, предназначенной Ветлицкой, вопросительно взглянул на неё, она сделала отрицательный жест головой и попросила кофе. Обменялись дежурными фразами о дороге, как разместились, самочувствии и здоровье. Евгений держал паузу. Он хотел ещё раз перед принятием окончательного решения о долгосрочном участии в проекте посмотреть на москвичей. Сейчас, в спокойной обстановке, и через минуту, в условиях кризиса. Первым нарушил протокольную беседу Александр Иванович:
   - У меня на сотовом пропущенный звонок. От вас. Мы были на взлёте, и уже отключили телефоны. Что-то случилось? - Он подозрительно взглянул на Вишневецкого.
   - Хотел отменить ваш визит, - сказал Евгений, спокойно выдержав взгляд москвича.
   - Надеюсь, билеты назад вы не стали нам покупать? - спросила гостья с некоторой насмешкой.
   - Мы рассмотрели данный вариант и пришли к выводу, что это не имеет смысла. Факт вашего вылета уже состоялся, - как бы не замечая иронии, ответил Вишневецкий, наполняя опустевшие рюмки. - Готовя поездку, я захватил с собой двух детективов из Португалии. Их лицензии действуют в Макао, и власти Гонконга смотрят сквозь пальцы на появление соседей на своей территории. У них выпадало два свободных дня до вашего прилёта. Занять их было нечем, вот и послали посмотреть взглядом профессионала на наших оппонентов. Может, что интересное засекут. Всегда полезно знать карты противника. Посмотрели и обнаружили, как вчера вечером Клёпкин поехал в аэропорт и встретил там человека. Их проводили до отеля, установили личность. Оказывается, это майор военной контрразведки Пётр Дорошенко.
   В комнате повисла гробовая тишина. Пока москвичи переваривали услышанное, хозяин наполнил опустевшие рюмки, на этот раз все пять. Ирина внимательно следила за реакцией гостей, одновременно поигрывая бриллиантами колец. Гости испуганно переглядывались. Затянувшуюся паузу нарушил Марковцев: - Можно подробнее. - Подробностей пока почти нет. Срочно вызвал ещё четырех человек из России со специальной аппаратурой и двоих экспертов с Украины, как бы это выразиться деликатней, ...широкого профиля, если будут приняты жёсткие решения. Хотя я противник таких шагов. Мы установили, где поселился приехавший, оборудовали его номер "жучками". Зафиксировали встречу его с фигурантом в ресторане, разговор записали. К вечеру сможем слушать и писать, о чём говорится в кабинете Ху. - Извините мой сарказм, может нам действительно срочно вернуться домой? - спросила гостья. - Жаль, что вы не успели нас остановить! - Срочный отлёт не имеет смысла. Вы уже здесь, этим сказано всё, - ответила молчавшая до сих пор Ирина. - О появлении Дорошенко мы узнали за пять минут до того, как Женя пытался с вами связаться. Чистая случайность, что мы засекли его появление. - У кого утечка информации? - спросил финансист. - В этой истории самым смешным является то, что ни у кого. Для нас это несчастливое стечение обстоятельств. Чекист заранее планировал поездку в Гонконг на эти дни. Это стало ясно из записи разговоров в ресторане. Вот если бы мы не засекли их, тогда могла быть большая беда, - сказала Ирина. - Зачем он сюда припёрся? -раздражённо спросил Александр Иванович, опрокидывая в себя коллекционный коньяк, как водку. Евгений очередной раз наполнил рюмки. Майя Сергеевна не возражала. Медленно ответил, подбирая слова: - Задач три. Первая - поделить с Клёпкиным деньги за какую-то коммерческую операцию. Детали пока не ясны. Он продал оборудование из России в Корею через компанию Ху. Второе дело - получить ваши скальпы. Он собрался восстановить документы, которые перед увольнением уничтожил его шеф. Найти новые проводки за текущий период. Третье - по своим связям он проверил, что арест автомашин судебными приставами в России произошёл по вашей инициативе, и хочет поделиться этой информацией с господином Ху. Склонить его к сотрудничеству, с целью отомстить, и одновременно срубить денежек. - М-да, весело, - грустно сказал депутат. - Можно записи послушать?
   Евгений кивнул, подошёл к компьютеру и запустил запись. Слушали в полной тишине. Через полчаса хозяин остановил трансляцию:
   - Дальше - три часа пьяного бреда двух напившихся мужиков. Кому интересно, разумеется, берите и слушайте. Суть в этих тридцати минутах.
   - Вы что-то говорили о специалистах с Украины? Кстати, меня поражает ваш размах - Португалия, Украина, восток России. И предусмотрительность, - недоумевал Александр Иванович.
   - Спасибо за понимание. Специалисты очень широкого профиля прибудут ночью с пятницы на субботу. Задача им по силам. Однако, боюсь, подобное решение уже опоздало, и не имеет смысла. Слишком много людей в курсе - Дорошенко, Клёпкин, Ху, скорее всего, кто-нибудь из работников компании. Всех не успокоишь. - Что вы предлагаете делать в этой ситуации? - спросил Филимонов. - Похоже, нам опять придётся довериться вам и вашим людям. Кстати, а господин Бернштейн не приехал? - Сёма очень занят, через два часа приедет его дочь Валерия и с ней двое сотрудников Перелётова. Насчёт планов. Действуем по заранее намеченной программе, мы всё подготовили, как договаривались. Вы с утра едете на осмотр недвижимости. Я иду к Ху. Вы не в курсе, но он нанял меня разобраться с тем, что произошло с грузом. Объясню ему ситуацию, опережу Дорошенко. Сведу на нет эффект от его информации. Он скрывает, что его уволили из органов. Объясню это директору. Попробую убедить, что с проворовавшимися и уволенными чекистами лучше дел не иметь. Докажу, что война с Москвой бессмысленна. Действовать надо в судах, а от аферистов держаться подальше. Это всё завтра на встрече.
   - Разумно, а он вас услышит?
   - Должен. Если и не всё примет, а только часть, то уже неплохо.
   - Что потом?
   - Затем выясним, что именно они продали в Корею. Скорее всего, это будет что-то из армейского имущества и почти наверняка контрабанда или ворованные товары. Из записи разговора в ресторане следует, что намечается вторая продажа. На ней в России его и возьмём. Срок по максиму ему гарантирован. Здесь Ху, скорее всего, тоже понесёт убыток. В одиночку в драку не полезет. Клёпкин сам тоже ничего делать не стает, Нет у него хватки, навыков, жестокости и финансовых ресурсов. В России он под статьёй за мошенничество., Пока возврат украденного не произошёл, мы его не трогаем. Через полгода у него истекает срок действия паспорта. Придётся появиться по месту прописки. Тут люди Перелётова его и оприходуют, если будет надо. - Разумно, - подвёл итог заместитель министра. - Можно посмотреть, как ваши люди работают? - спросил вдруг бывший силовик, а ныне депутат Государственной думы. - Всю жизнь мечтал посмотреть на работу шпионов изнутри. - Организуем.
  
   7. Май. Гонконг.
  
   Ближе к вечеру появились Валерия Бернштейн и опера Перелётова. Они привезли объёмный чемодан с аппаратурой. Жутко ругались из-за проблем на русской таможне. Валерии пришлось подключать связи отца среди силовиков и администрации региона, чтобы их выпустили без лишних вопросов. Вернее, прекратили их задавать.
   0x01 graphic
  
   Аппаратура для снятия звука лазерным лучом.
  
   Вечером, когда все оперативники сопроводили своих подопечных по домам, Вишневецкий собрал второе совещание, на него пригласили Марковцева. Заслушали доклады.
   Ху Джань У, его пас Виктор, весь день находился в офисе, вечером посетил сауну с массажем, без секса, и вернулся домой. Клёпкин после обеда сбежал с работы и до 19 часов сидел в баре, пил со случайными посетителями, сильно набрался. На такси доехал до дома. С ним работал Галкин. Дорошенко достался Сергею. Пётр весь день мотался по банкам и регистрационным конторам, открывал счета и регистрировал компанию. В 19:00 вернулся в отель, поужинал, сейчас находится в номере. В его гостинице сняли номер на имя португальца, что аннулировало вопросы об их постоянных случайных встречах в гостинице. За прошедшие сутки объект наблюдения сделал три звонка в Россию. Дважды звонил жене и один раз неизвестному Марату по поводу второй поставки теплотехнического оборудования. Логинов с помощью Вячеслава на месяц арендовал офис в здании, о котором говорила Ирина. Оно стояло в 120-ти метрах от небоскрёба, где располагался противник. Комната была прямо напротив и под окнами кабинета директора филиала "Дунфана", метров на шестьдесят ниже. Аппаратура, привезенная Валерией, должна была достать. Между португальцами и Логиновым возник профессиональный спор, должен ли Евгений, когда будет у Ху Джань У, поставить "жучки" в кабинете, или хватит дистанционной аппаратуры. Леонид Дмитриевич считал, что есть риск случайного обнаружения "клопов", и это насторожит китайцев. Португальцы напирали на огромные размеры кабинета в полэтажа и сомневались в качестве записи по всему кабинету, хотя и признавали существование риска. Поспорив, стороны пришли к выводу - ставить надо, и чем больше, тем лучше. Валерия быстро вошла в курс дела и, естественно, была готова к самому активному участию в авантюре, мнение жениха никто не спрашивал. Хмелёв просто заявил, что за те командировочные, которые ему платят, он вообще готов заниматься чем угодно. Намекнув, что он согласен рвать врагов даже зубами, если понадобится. Ложку дёгтя в бочку мёда всеобщего энтузиазма влил Логинов, как-то сам собой став старшим в группе охранников. - Есть ещё один интересный аспект проблемы. Как власти Гонконга, их полиция и контрразведка Китая отнесутся к нашей бурной оперативно-розыскной деятельности на их территории? Если засекут, может выйти международный скандал. Двое из нас - действующие офицеры милиции соседнего государства. У остальных - лицензии Португалии и России на охрану. Плюс - три высокопоставленных чиновника России.
   - Согласен. Могу сказать только одно, - жёстко проговорил Марковцев, - надо работать так, чтобы комар носа не подточил. Тогда и проблем не будет.
  
   8. Май. Гонконг.
  
   - Дядя Женя, вылетали срочно, денег взяла мало. Отец сказал, вы дадите, - Валерия пришла в номер к Вишневецким, когда хозяин был один. Дочь Бернштейна старалась избегать Ирину, хотя знала её с детства. - Генку хочу приодеть.
   - Сколько надо? - спросил Вишневецкий, открывая сейф.
   Евгений привык видеть в лице Валерии ребёнка, не замечая, что она превратилась в молодую привлекательную женщину и грамотного специалиста. Приехала за границу с любовником, офицером милиции, которого собирается "приодеть". Рассматривая гостью с новой точки зрения, он увидел женщину среднего роста, с ярко выраженными национальными чертами, кучерявыми волосами цвета тёмной меди, объёмной грудью, тонкой талией, мощными бёдрами и стройными ногами. Осмотрев, пришёл к выводу, что ребёнок стал весьма сексапильной женщиной, хотя и не его типа.
   - Не знаю, папа сказал сколько нужно. Сколько можно? - Валерия с надеждой уставилась на "дядю Женю".
   - Пятьдесят тысяч хватит? - спросил Евгений, кладя на стол пять пачек долларов. - Не хватит, скажешь, дам ещё. С деньгами, редчайший случай, проблем нет.
   Валерия исходила из суммы в десять раз меньшей, взяла деньги, сложила их в сильно разбухшую сумочку. Она прекрасно видела, что у отца и его компаньона дела идут в гору. Деньги через их руки проходят большие. Но Самуил умело скрывал реальный размер своего состояния от всех, включая членов семьи. Не от скупости, а так повелось, так было принято в их доме. Доходы, и немалые, от адвокатской практики их компании дочь знала довольно точно. Но масштаб международной деятельности стала представлять, только приехав в Гонконг. Этот вопрос её очень интересовал.
   - Вы с отцом богаты? - неожиданно для самой себя выпалила она.
   - Вопрос сложный, у меня миллионов десять, сколько у Сёмы не знаю, спрашивай у него сама. Много это или мало, ответить трудно. У Абрамовича - миллиардов двадцать-тридцать, у наших гостей по двести миллионов на нос. Всё относительно.
   - Понятно, у отца, не меньше. Дядя Женя, я бы хотела работать в новой компании, которую вы здесь создаёте. Юристом, - сказала Валерия.
   Вишневецкий взглянул на гостью с любопытством, он никогда не смотрел на неё всерьёз, воспринимая как ребёнка, хотя она уже три года была ближайшей помощницей друга. Фактически его заместителем.
   - Так, понимаю, мы говорим серьёзно. Тогда встречный вопрос. Какие у тебя отношения с Геннадием, и, в связи с этим, планы на будущее? - спросил Евгений.
   - При чём здесь он? - женщина стала колючей. Подбирая слова, ответила. - Любовь у нас. Осенью поженимся. Он - человек надёжный, проверенный. Я не беременна. Ребёнок помехой не будет.
   - Извини, ты неправильно меня поняла. При достаточном материальном уровне жизни ребёнок действительно не помешает. Этого уровня ты достигла. И в надёжности Геннадия я не сомневаюсь. Но в ней-то и проблема. У него большое будущее. По нашим планам, через два месяца он получит майора и станет замом Перелётова, а ближе к зиме подполковником и займет место Пропеллера.
   - А дядя Витя куда?
   - Получает генерала и садится на область вместо Васильева. Его в Москву забирают.
   - Дядя Серёжа станет губернатором? А вы с отцом кем тогда станете?
   - Никем в государственных структурах. Будем дёргать за ниточки.
   - Прекрасно! Но нам-то, что с того?
   - Начальник юридического департамента гонконгского инвестиционного фонда должен жить в Гонконге. На меньшее для тебя отец не согласится, а я и не предложу. Начальник управления по борьбе с экономическими преступлениями области должен жить в России. Вот что я имел в виду. Муж, который обменял карьеру на семью, обычно через пять-шесть лет начинает запойно пить. Мужику тоже надо самовыражаться.
   - Что же нам делать? - растерялась Валерия. По молодости она не смотрела на ситуацию с подобной точки зрения.
   - Не знаю. Думайте. Вы дети уже большие, сами должны уметь решать. Кстати, твой Гена знает, что осенью ему дорога в ЗАГС уготована?
   - Знает.
   - Поговорите с ним всерьёз с отцом.
   После ухода женщины Евгений постоял в раздумье. Он не любил совать нос в чужие семейные дела, как и не пускал никого в свою жизнь. Но подумав, пришёл к заключению, что в данном случае речь идёт о бизнесе, а не о личных взаимоотношениях его коллег. В такой ситуации его вмешательство допустимо.
   Глянул на график дежурств охраны, не занят ли Геннадий, увидел, что капитан не на дежурстве. Подошёл к телефону, набрал комнату Валерии. Трубку взял Геннадий. Лера ещё не успела добраться до своего номера, сначала пошла на ресэпшн, поменять доллары США на гонконгскую валюту.
   - Гена, Вишневецкий беспокоит, будь добр, зайди ко мне на пару минут. Форма одежды обычная.
   Вызов к шефу был неожиданным.
   - Сейчас поднимусь, Евгений Александрович.
  
  
   9. Прошлый год, Россия.
  
   В середине прошлого года Геннадий начал планировать увольнение из органов. Служба стала его тяготить. Зарплата нищенская, начальство не жалует. Работа совершенно бессмысленная - беготня по рынкам и изъятие палёной водки из ларьков, хотя всем известно, где находится подпольный завод, и кому он принадлежит. Латать бюджет с помощью рэкета или "крышевания" не позволяло воспитание.
   Первое изменение произошло летом, когда он совершенно случайно попался на глаза полковнику Перелетову. Тот в бешеной спешке собирал оперов для срочного выезда и задержания каких-то приезжих и освобождения заложника. Сути произошедшего он тогда до конца не понял. В операции, кроме них, принимал участие и армейский спецназ. Им досталось на старом раздолбанном "жигулёнке" сопровождать четыре новеньких сотых внедорожника "Лэнд Круизер". В управлении он брал объяснения у залётных, оформлял добровольную сдачу незаконного оружия. Мельком видел, как освобождали заложника. Тогда же познакомился с Вишневецким.
   В день выдачи аванс был приятно удивлён, когда вместе с тремя другими сотрудниками получил премию в размере трёх прежних окладов за участие в операции по обезвреживанию вооруженной банды, и благодарность в приказе за проявленное мужество. Оружия в тот раз изъяли много и разного, включая автоматы, но риска не было никакого. Рисковал сам начальник и Вишневецкий, когда вдвоем пошли на переговоры. Рисковали спецназовцы, когда взяли банду без единого выстрела.
   С этого случая Геннадий проникся искренним уважением к Перелётову. В одиночку с табельным оружием пойти в логово банды - это настоящее мужество. Послать их или бойцов спецназа под пули - дело святое - на то он и начальник, но идти самому - сможет не каждый. Штатский был вообще без оружия.
   Тогда же он сблизился с капитаном Хмелёвым. После получения премии посидели за бутылочкой, поговорили. Аркадия в управлении не любили, называли холуём полковника. Он сказал на прощание:
   - Гена, ты парень приличный, таким или быструю карьеру делать, или уходить. Иначе уйдут, только со скандалом. Ты шефу понравился, держись его. Тогда и должности, и деньги будут, и не от "крышевания" бабок с семечками на базаре, а настоящие. Ты завтра загляни ко мне. Дам тебе один материал почитать. Учти, он для личного, а не служебного пользования. После прочтением съесть!
   На следующее утро коллега дал посмотреть документы годичной давности на Вишневецкого. Информация вызвала жгучий интерес. Бороться с такими, как штатский приятель Перелётова, вот настоящая работа!
   Осенью была командировка в Абакан и задержание банды Степана-Рыбьего глаза. Опять премия в три оклада. Как сказал Аркадий, такая такса у шефа. Сначала он сильно обиделся на приказ сидеть в засаде. Когда командовавший в Абакане Хмелёв объяснил, с кем будет отдыхать в Сибири, настроение резко улучшилось. И снова премия за каждый месяц, проведённый на выезде. Первоначальная обида сама собой улетучилась, сменившись на энтузиазм.
   Первые вопросы возникли у милиционера через месяц. Геннадий узнал от Валерии, что у неё есть доверенность на право управления счетами абаканской компании. Тогда он от всего отмахнулся и решил не портить себе и спутнице приятное времяпрепровождение. Жить вместе на съёмной квартире они стали в конце первой недели. Через месяц пришёл приказ на присвоение ему долгожданного старшего лейтенанта. Немного смущало, что его подруге о повышении было известно намного раньше, чем уведомили его.
   В конце сентября приезжал его потенциальный тесть Самуил Бернштейн, один из самых именитых и, соответственно, скандальных адвокатов на Дальнем Востоке России. Он поразительно спокойно отнёсся к его пребыванию в постели дочери. Пробурчал только:
   - Теперь очередному балбесу карьеру делай!
   От них тесть отправился к сердечному другу Вишневецкому в Гонконг, досье на которого милиционер помнил хорошо. Из разговоров отца и дочери он понял, что Вишневецкий и дядя Женя, часто упоминавшийся Лерой, одно и то же лицо.
   После отбытия Сёмы, Валерия именно так называла отца, он попробовал выяснить что-нибудь у подруги стремительно превратившейся в невесты. Объяснение прозвучало примерно так. Сёма (её отец), дядя Женя, дядя Витя (читай, полковник Перелётов, его непосредственный начальник) и дядя Серёжа (читай, первый вице-губернатор области) замутили что-то большое и денежное, в чём и они принимают участие. Разумеется, при разделе пирога их не забудут. Геннадий Гранадцкий определил для себя всё одним ёмким словом - коррупция.
   Подумав, решил. Пока он не нарушает ни один закон России, хотя всем давно известно - исполнение в ней её же законов совершенно не обязательно. От него никто и не требует нарушать их, скорее, призывают исполнять. С ним прекрасная женщина, интересная работа, отсутствие материальных проблем, как и обещал теперь уже приятель Аркадий Хмелёв. Приблизившись к "дяде Вите", он увеличил доход в четыре раза. Зачем рефлектировать? Надо расслабиться и получать удовольствие от жизни, если подвернулся такой шанс.
   Приятно проведя время в Абакане с любимой, вернулся домой в середине декабря. Сразу перебрался к невесте в её двухкомнатную квартиру. Начальство было приветливо, тесть и тёща приняли его спокойно, исходя из того, что если до сих пор не перегрызлись и не разбежались, то это надолго. Бернштейн только внёс вполне разумное предложение, принятое всеми - регистрацию отложить на полгода. Всякое бывает, не стоит документы зря портить. Его родители слегка ворчали, особенно по поводу национальности невесты. Для них происшедшее было неожиданностью. Они подозревали, что сын в Чечне, и скрывает это от них. Но помятуя еврейские корни отца, смирились.
   Сначала Геннадий пребывал при начальнике управления в качестве порученца по срочным вопросам. Друг Аркадий за абаканскую операцию получил должность начальника отдела. А в середине января началось. Перелётов посадил его за разбор материалов прослушки переговоров бандитских группировок города. Откуда он их достал, было неясно. Через две недели Гранадцкий понял, что готовится что-то очень крупное, серьёзное и невероятно секретное. То, о чём он мечтал, идя в милицию.
   О подготовке операции знали пять сотрудников их управления и, самое неожиданное, в курсе были его тесть и Вишневецкий. Участие двух последних было тайной для его коллег. Геннадий мотался между офисами тестя, Вишневецкого, вице-губернатора, перевозя планы и документы. Шло согласование деталей. На время их группу вывезли в Хабаровск, чтобы не допустить утечки информации.
   Он уже давно понял, надёжным сотрудникам плюс три оклада платил не бюджет, а его тесть и дядя Женя. Геннадий и сам не заметил, как стал так называть Вишневецкого вслед за Лерой. Не мог понять одного, зачем им нужно чистить город за свои деньги от всяческого отребья. На этой работе полностью раскрылся его талант аналитика.
   Зачистка города. Он увидел поразительную вещь, власть им не мешала, наоборот, только помогала. Милиция в кои-то веки получила свободу рук, полностью в рамках закона, на действия по уничтожению самого опасного преступного сообщества в регионе. Заслуженные награды и капитанская звёздочка.
   Он попал на хорошую заметку у прокурора области и начальника областного управления. При встречах его узнавал вице-губернатор, кивал, по-доброму улыбался. Потом был банкет в "Пикнике на ристалище", где они вдвоем с Аркадием обеспечивали безопасность московских "шишек". Тогда он понял, что, благодаря невесте, приобщился к высшему свету города. Состав присутствующих удивлял, здесь собрались почти все, кто имел отношение к милиции, адвокатуре, судам, прокуратуре и банкам. Здесь же присутствовал и "смотрящий" - старик Алекс. Тогда у него в голове определение происходящего с "коррупции" сменилось на термин "мафия".
   Два месяца сумасшедшего дома по оформлению дел задержанных. Ни одного срыва на подписку о невыезде, ни одного дела без полной доказательной базы. В промежутке - арест группы бывших военных, которые занимались незаконной прослушкой, как понял Геннадий, в интересах военной контрразведки. Это дело он вёл сам. Правда, Перелётов отдал приказ расследовать всё очень тщательно, но очень медленно. Приказ он выполнил. Уходить из милиции более не собирался.
   В середине мая поздно вечером шеф позвонил домой к Валерии и приказ собираться, он вылетает вместе с Аркадием в Гонконг, в распоряжение сопредседателя российско-китайской межправительственной комиссии по экономическим спорам. Вылет завтра. Через полчаса с Лерой по сотовому телефону связался тесть, она летит с ними старшей. Под утро звонок в дверь. Два добрых молодца привезли чемодан с электроникой. Его надо захватить с собой. Встреча в аэропорту с Аркадием, который понимает ещё меньше его. Скандал на таможне. Звонок дяде Серёже и проход через VIP-зал на посадку. Лера, знавшая не намного больше, чем они, сказала:
   - Отец говорит, что у дяди Жени проблемы, ему техническая помощь нужна.
   - А кто у нас дядя Женя? - спросил Хмелёв.
   - Вишневецкий Евгений Александрович, - ответила слегка удивлённому милиционеру Валерия. Геннадий ещё полгода назад перестал на многое обращать внимание и удивляться. - Он сопредседатель российско-китайской межправительственной комиссии по экономическим спорам.
   Хмелёв хмыкнул, взглянул на Геннадия, как бы ожидая подтверждения. Неопределенно пожал плечами и спросил:
   - Командировочные будут? У меня рубли и двести долларов.
   - Успокойся, капитан, всё будет, как в Абакане, - последовал ответ.
   Суета в Гонконге, слежка в чужой стране за бывшим, как ему объяснили, контрразведчиком, в котором он с удивлением опознал шефа своих фигурантов по делу о незаконной установке прослушки в России. Установление аппаратуры, что не менее противозаконно в Гонконге, чем на родине, в гостиничных номерах и офисах их противников. Охрана тех же самых чиновников из Москвы, с которыми познакомился на банкете в марте. С новыми коллегами он сошёлся легко и просто. В одном из сотрудников Евгения узнал человека, которого помогал спасать в прошлом году.
   С Вишневецким Геннадий вежливо здоровался, и не более того. В основном командовал Логинов - бывший опер, ныне сотрудник сыскного агентства "Снайпер", а непосредственно руководил отставной генерал, теперь депутат Государственной Думы, что было весьма забавно. Валерия залезла с головой в составление каких-то документов по заказу Вишневецкого.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"