Левин Георгий: другие произведения.

Кольцо Арана

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Последний АРАН, последний "Бесмертный", последний из расы РАЛОТОВ встречает свой последний рассвет от него остаётся кольцо, генераторы защиты и перемещения, через века, руки других людей оно начинает свой путь к наследнику...

   КОЛЬЦО АРАНА
  
  Книга первая. НАСЛЕДСТВО РАЛОТОВ
  Часть первая: Последний РАЛОТ
  Смена дня и ночи..., это завораживающее зрелище не может оставить равнодушным любого человека. Оно символизирует в миниатюре саму жизнь. Рассвет, это рождение нового человека, дальнейшее, это этапы его жизни. Молодость пора созидания и стремлений, пора мечтаний и надежд. Любой день кончается, для солнца, это закат, а для человека наступает старость, пора раздумий, подведение итога прожитой жизни. Угасание дня, угасание жизни. Скоротечность жизни. Рассвет и закат....
  Правильно ли это сравнение? А если принять его? То самым чарующим зрелищем из этих двух, по моему мнению, является рассвет. Рождение дня, рождение жизни. Мрак и туман, вечной жизни обман...
  Многие художники пытались передать эту красоту в своих картинах, но сложно выразить эти переходы времени красками, а словами? Наверно это зависит от таланта того кто берётся за это дело, но есть ещё одно. Ощущение увиденного очень индивидуально и зависит от самого зрителя, его настроения, мироощущения, его фантазии. Ведь воспринимаем мы всё не одинаково, совсем одинаковых ощущений не бывает, как и одинаковых людей. Слишком мы разные. Живущий в городе, среди зданий из стекла и бетона, среди ежедневной суеты стремительно летящей жизни и человек, живущий там, где ещё не изгнана природа, где течёт размеренная, неторопливая жизнь. Это совершенно разные люди, живущие не только в разных условиях нашего бытия, наших реалий жизни, но естественно, они также всё видят и воспринимают совершенно иначе. Это понятно всем. На этом и остановимся...
  
  ... Мрак ночи окутывал всё вокруг, поглощая очертания всех предметов и растений. Трава, кустарники, деревья, камни, горы. Всё в этом пейзаже, окружавшем эту долину в предгорье, были скрыто, окутано этим мраком. Только на чёрном фоне неба светили яркие звёзды, но их свет не мог разогнать этот мрак. Однообразная, скучная картина, лишённая жизни. Черное небо, усеянное яркими звёздами, только подчёркивало этот унылое зрелище. Диск далёкого ночного светила, не мешал этой темноте властвовать над всем. Казалось, так будет вечно. Но в какое-то мгновение, эта мрачная картина начала изменяться. Медленно, робко, но неукоснительно, эта перемена, с каждым мгновением ускоряясь, становилась всё заметней и заметней. Чернота ночи отступала, меркли звёзды, утрачивая свою яркость, небо становилось серым, постепенно светлело. И тогда из тьмы начали выступать очертания предметов и растительности покрывавшей окружающую местность. Дальше этот процесс превращения набирал скорость, изменяя вид окружающего мира, даря ему объёмность и изменяя краски, предметов в округе. Серый сумеречный свет рассвета медленно отступал. Небо набиралось голубизны, становилось всё выше и выше. Лёгкий туман стлался над землёй, опускаясь всё ниже. Исчезли звёзды, голубизна небосвода переходила в бездонную синеву, горизонт на востоке окрасился алыми лучами восходящего солнца, зарево разгоралось, но спустя какой-то миг оно начало блекнуть, поглощаемое золотыми лучами солнца. Это преображение каждое мгновение ускорялось, и вот золотой диск показался над горизонтом, его лучи залили всё вокруг своим золотым сиянием. Туман опал каплями росы на траве, как изумруды они сверкали на травинках в этом золотом сиянии. Солнечные лучи, поднимающегося золотого диска, заливали всё вокруг ярким золотым светом и теплом, они съедали эти переливающиеся на траве камни, пробуждая всё вокруг. Воздух наполнился жужжанием деловито снующих летающих насекомых и птиц, не отставали от них и сородичи в траве. Новый день начался, колесо повседневной жизни завертелось, время устремилось вперёд. День победил ночь, свет победил тьму, родился новый день! Новая жизнь, не похожая на жизнь вчерашнюю, забурлила вокруг.
  КАНМАР стоял и любовался этой картиной рождающегося дня. Вот уже 12 лет он предавался этому занятию ежедневно, наблюдение за наступлением рассвета стало его привычкой. Все эти годы он провёл на планете Земля, где нёс службу в должности АРАНА, наблюдателя и хранителя богатства её недр, посланник расы РАЛОТОВ, владык и хозяев планет этого мира. Именно там, на Земле, пребывая в полном одиночестве, роботы были просто неодушевлёнными слугами, он и пристрастился к своим утренним наблюдениям за рождением нового дня. Сейчас он был не на Земле, так сложились обстоятельства. Трагические обстоятельства. На эту планету он попал впервые, но привычки своей не изменил, тем более что природные условия этой планеты и Земли были похожи. Должность АРАНА была учреждена более тысячи лет тому назад. Недра планет, которые занимала развивающаяся технологическая раса РАЛОТОВ, были давно выработаны, запасы недр необитаемых планет находившихся поблизости тоже были выработаны на 2/3, высокотехнологической расе требовалось много полезных ископаемых, содержавшихся в составе недр планет. Вот и опустошали их. Могучая раса давно освоила космос, космические полёты были привычным, рутинным делом. Внутри планетные и межпланетные перемещения освоенного космоса осуществлялись через переходные порталы, но на окраинах сектора имелись станции, где базировались космические корабли-разведчики. Отправляясь в полёты по Галактике, они искали не братьев по разуму, не новые миры, для проживания, они искали планеты с недрами богатыми на необходимые расе ресурсы. Значения не имело, обитаемые эти миры или нет, при необходимости зарождающуюся или существующую жизнь можно было и уничтожить. Во имя добычи ресурсов это было обычной практикой высокоразвитой расы, свои интересы она ставила выше жизни низших существ, пусть и наделённых разумом. Эта доктрина была незыблемой и сомнениям не подвергалась. Так и действовали. Экспедиции находили, исследовали планеты. Если находили планету с залежами нужных ресурсов, то на ней устанавливали маяк для переходного портала, затем на планету высылалась команда во главе с хранителем. Команда состояла из РОЛАТА-АРАНА и роботов, имеющих разные назначения. Задача АРАНА, хранителя, была в том, чтобы не допускать разработки недр планеты местными аборигенами, то есть любыми средствами тормозить прогресс на планете. Понятие этичности и человеколюбия, при выборе средств торможения значения не имело, главным был результат. В силу этого требования, в хранители брали тех, кто не менее 30 лет отслужил в рядах "Неуязвимых", так назывались военные формирования расы. Бывшие "Неуязвимые" сентиментальностью не страдали, уничтожали всё и всех. Они это делали постоянно, таково было их предназначенье. Жестокость была их сущностью жизни. Вся их служба это были постоянные зачистки, устранения разумной жизни на планетах. КАНМАР прошёл весь этот путь, стал АРАНОМ и получил назначение на планету Земля, где и провёл 12 лет. Здесь, на планете Лемуре, он оказался случайно, так ему выпало. Но привели его сюда не любопытство, а трагические обстоятельства.
  Дело в том, что полгода назад одна из экспедиций обнаружила планету в созвездии Коры. Это стало сенсацией, незаселённая планета обладала атмосферой, биосферой, растительным миром пригодным для жизни разумной расы, но главное это было то, что недра планеты были кладовыми руд содержащих большой процент очень редких металлов. Таких богатых недр не встречали никогда. Радость находки затмила несколько абзацев отчёта. В них исследователи высказали, своё непонимание мира планеты. Флора на планете была, а фауна отсутствовала. Не было обнаружено ни одного представителя мира живых существ, ни в какой-либо форме. Увы! На это внимания не обратили. Этим не озаботились, не удивились, не насторожились. Радость от найденных богатых недр затмила всё. По всем сетям шли ролики с видами планеты, результатами зондирования недр. Выступали учённые, они рассказывали о грандиозных перспективах. Не отставали и политики. В этой эйфории радости шли дни.
  Как и положено, после возвращения из экспедиции все её участники прошли трёхмесячный карантин на космической станции, в полной изоляции. Постоянные медицинские наблюдения не выявили никаких отклонений в их организмах. Никаких микробов обнаружено не было. Карантин закончился, все члены экспедиции были отпущены на планету-базу, им разрешили посещать остальные планеты обитания расы без ограничений. Через внутренние порталы они и перемещались по другим планетам. Прошёл месяц, затем начались первые странности. Люди начали умирать от непонятной болезни. Кровь в венах густела и забивала сосуды. Медицина была на высоте, но она оказалась бессильной. Не удалось найти ни возбудителя, ни того, как передаётся эта болезнь. Бросив все свои занятия и исследования, все учённые искали лекарство от этой болезни. Испробовали все варианты. Пробовали полностью менять кровь, использовали различные средства для уменьшения плотности крови, но найти ничего не удавалось, а болезнь распространялась с ужасающей скоростью, унося миллионы жизней. Это была странная болезнь. Буквально за 3-4 дня кровь заболевшего человека меняла свой состав, её температура повышалась, а затем она мгновенно отвердевала. Человек умирал на начальной стадии, а процесс продолжался. Остановить эпидемию решили радикальными средствами, применять жёсткие меры не стеснялись. Сжигали тела умерших, от отчаяния аннигилировали десятки планет вместе с поражёнными этой болезнью жителями, спасая остальные, но это болезнь не остановило. Она продолжала расползаться по планетам расы всё быстрее. Тогда стало ясно, что раса обречена. Когда это осознали и приняли, как неизбежное, решили создать хранилища знаний и научных достижений расы. Для кого? Зачем? Понятно, для тех, кто придёт им на смену, жизнь бесконечна и бессмертна. Вот и хотели сохранить память о себе. Это было хоть какое-то дело, которое отвлекало от огромных, постоянно растущих цифр умирающих людей. Бесстрастные компьютеры вели учёт отключающихся браслетов состояния жизнедеятельности организмов в связи со смертью их носителей. На эти данные внимания уже не обращали. Торопились выполнить своё решение, сохранить историю и достижения своей расы. Хранилища решили создавать на планетах с разумной жизнью стоящей не на высокой ступени развития. Честолюбие великой расы жаждало признания и восхищения, тех, кто найдёт их наследство. По таким критериям отбирались планеты для хранилищ, среде них была и планета Лемур, которая подходила для этих целей, а планета Земля была самой ближайшей к ней, но под место для хранилища не подходила. Слишком быстро развивалась на ней разумная жизнь, вот человек и мог не оценить величия расы РАЛОТОВ. Поэтому Землю и исключили из числа планет пригодных для хранилища знаний расы.
  Здесь и вмешался случай, изменивший жизнь КАНМАРА, приведший его на планету ЛЕМУР. Эпидемия распространялась очень быстро, собрать и перебросить на планету Лемур команду для устройства хранилища времени не было, вот и решили перебросить на планету Лемур команду АРАНА с планеты Земля. Она была ближайшим соседом и базировавшаяся там команда, теперь была не востребована, в спешных работах она не была задействована. Это решение было оптимальным, так и поступили. Приказ был отдан.
  Так КАНМАР оказался на планете Лемур. Под его руководством роботы в горном кряже выплавили пещеру, где должно было разместиться хранилище. Место он выбрал в скальной гряде, которая частично ограждала плато, на котором раскинулся горный луг. Близлежащая местность была безлюдной, дикая природа была здесь единственным хозяином. Её покой нарушался очень редко. Иногда на это плато пригоняли стада местных животных пастухи из далёкого поселения, но в тот момент их здесь не было. Вот КАНМАР и посчитал это место пустым, не посещаемым местными жителями. Да если бы и узнал это? Вряд ли что-то изменил бы, времени для поиска другого место уже не было, вот он и остановился на этом месте, посчитав его подходящим для выполнения поставленной перед ним задачи. Работы шли круглосуточно, спешили. Роботы усталости не знали, отдыха им не требовалось. На расчищенной от камней площадке установили маяк для переходного портала, через него поступали упакованные рукописи, книги, предметы обихода, среди направленных сюда реликвий были меч и копьё одного из первых правителей расы. Это был первый образец энергетического оружия большой мощности, созданный древними учёнными их расы. Тогда ещё толком не понимали опасности использования неуправляемой мощной энергии и создали это оружие. Позже разобрались, правда, эти познания дорого стоили расе, две планеты с 7 миллиардами жителей просто исчезли, испарились. Этот урок усвоили. Прошло несколько сотен лет, овладев контролем над энергией, учённые понизили мощность реликвий, но и теперь они были опасны. Об этом предупреждали записи-предупреждения упакованные вместе с ними. Загрузка хранилища должна была быть произведена за девять дней, но уже пять дней из портала ничего не поступало, на запросы по связи никто не отвечал. Кроме того КАНМАР обнаружил у себя признаки начавшейся болезни, которая уничтожила его расу. Браслет контроля состояния его организма показал повышение температуры крови. Это был первый признак начала заболевания. Наблюдения за течением болезни у миллионов людей расы, умирающим от неё, позволили описать историю и скорость её развития. КАНМАР имел и инструкцию, как действовать в этом случае. Он выполнил её. Маяк переходного портала был уничтожен, роботы подготовили и обработали камень, которым должны были заделать отверстие входа в хранилище. По всем признакам протекания болезни сегодня, максимум завтра, КАНМАР должен был умереть. Но мучительной смерти он ждать не собирался. КАНМАР был из когорты "Неуязвимых", они были не только неуязвимыми для любого оружия, а были и владыками своей жизни, её могли прервать сами, в любой момент. Так их готовили, как и все РАЛОТЫ, они жили реалиями. Сомнения, стенания, были не ведомы РАЛОТАМ, а "Неуязвимые" были элитой расы. Решение он уже принял и стоял перед входом в грот, встречая свой последний рассвет. Любуясь красотой зарождающегося дня, он вспоминал всю свою жизнь, прощаясь с ней. Этой жизни сегодня предстояло оборваться, все его воспоминания умрут вместе с ним. Они всегда уходят вместе с жизнью. Когда говорят, что человек ушёл, а память о нём осталась, это не совсем точно. Память и личные воспоминания, это разные вещи, общее у них только одно. Они не долговечны и уходят быстро. КАНМАР об этом не думал, просто его прожитая жизнь проходила перед его мысленным взором, он снова проживал её, но в ускоренном темпе....
  ... Он не помнил своих родителей, точнее не знал их. Понятие семьи у их расы отсутствовало. После рождения ребёнка, мать возвращалась к своей деятельности, а ребёнком занималось государство. Так было для всех, кроме детей правителей, должность была наследственной и детей правителей растили отдельно. КАНМАР рос как все. До 7 лет в садике-интернате, затем школа-интернат и тест на профессиональную пригодность. Рассмотрев результаты теста, комиссия решила, что мальчик соответствует стандартам пригодности для обучения воина. Так КАНМАР попал в школу подготовки воинов расы, "Неуязвимых". Вначале была обычная учёба с элементами усиленной физической подготовки. Четыре года прошли, ничем выдающимся не отложившись в памяти. Четыре года и несколько слов...
  Обычная жизнь так и проходит обычно у всех, если они не становятся великими, которым положено массовое поклонение. Вот тогда и возникает жизнь великого человека. В этих скучных и однообразных годах находят много признаков будущей знаменитости, как окажется, они были видны всем уже тогда. Но КАНМАР знаменитостью не стал, поэтому эти годы пролетели мимо, ничем не запомнившись. Остальные шесть лет он помнил не подробно, а по этапам, запомнил только потому, что это были годы его становления как воина из когорты "Неуязвимых".
  Первый этап длился два года. Уже окрепшие юноши постигали воинскую науку с азов. На этом этапе они использовали древнее оружие, атомарные мечи и энергетические копья. Первые полгода запомнились, как один долгий день, когда утром нужно найти силы встать с ложа, а вечером доползти до него, не свалившись по пути. Остальной день проходил в беге, прыжках, построениях и схватках с условным противником. Так с рассвета до темноты, с короткими перерывами на еду. От такой жизни любое разумное существо просто тупеет, не замечая идущего времени, пролетающей жизни. Именно поэтому день, когда им объявили, что завтра их ждёт испытание, все встретили, как праздник, как конец тупому однообразию. Занятия закончились и после обеда наставники объяснили им программу следующего дня. Группу через портал забросят на планету-полигон, где искусственно созданы условия дикой планеты с биологическими роботами, запрограммированными программой воинственных и диких обитателей планет, это касалось и людей, и животных, находившихся планете-полигоне. Всё будет, как в действительности. Острые зубы, мощные челюсти, скорость перемещения, коварство. Человекоподобные роботы имеют и оружие, мечи, луки, копья, могущее убить будущего воина, если он будет не осторожен или слаб, или не проявит необходимых навыков. Никто из наставников не говорил, что именно тогда юноши и столкнуться с действительностью жизни, когда может погибнуть любой из них. Нападения будут следовать днём и ночью. Жалости враг не проявит. Это был естественный отбор, будущий воин должен уметь идти навстречу опасности, умереть, если так сложатся обстоятельства или увидеть и пережить смерть товарища, который только что шёл рядом, говорил, смеялся, жил. Будущий воин должен был стать жестоким и безразличным, иначе он был не нужен. Следующий день КАНМАР и запомнил именно таким, страшным и кровавым. Он его пережил, но 11 парней, с которыми только что он разговаривал, остались лежать на земле окровавленными, обезображенными трупами. А произошло всё так...
  ... Их группа, из 50 учеников, быстро прошла через портал. За спиной у каждого был мешок с провизией и личными вещами. На поясе весел меч, на левую руку был надет щит, а в правой руке было копьё. Голову закрывал шлем с защитным экраном. Пройдя портал, все выстроились колонной для движения по опасной местности. Как положено впереди шёл головной дозор, боковое охранение и тыловой дозор. Всё вроде бы было по правилам и канонам, которым их учили, но теория это не опыт, а его заочно не постичь. Молодые воины не умели слушать тишину, не знали, как реагирует животный мир на присутствие посторонних. Подсказать им было некому, наставников с ними не было. Таковы были условия этого испытания. Настороженности хватило только на первый десяток километров, а затем расслабились. Опасность показалась нереальной, а надуманной, повели себя соответственно. Щит повесили на грудь или спину, копьё пристроили на плече. Шли толпой, разговаривали, смеялись, некоторые в последний раз, но об этом никто из идущих воинов, не знал. Будущее скрыто во времени, судьба у каждого своя. КАНМАР нагнулся поправить завязки на брюках, это и спасло его. Стрела пролетела над головой, нашла другое тело и поразила его. Об этом свидетельствовал полный боли крик, но он этого не понял. Страх парализовал его тело и разум. Гулко стучало сердце в груди, пытаясь вырваться из своего телесного плена прочь. Левая рука, управляемая инстинктом, схватила щит. Тело попыталось укрыться за этой спасительной защитой, но он был для этого мал. Разум забился куда-то вглубь тела, сжавшись от охватившего тело страха, он молчал, оставаясь парализованный им. Развивающиеся события не стояли на месте. В его щит ударились несколько стрел и брошенное копьё. Не имея сил пробить щит, эти посланники смерти, сумели только нанести ощутимые удары, передавшиеся левой руке, державшей его. Рука непроизвольно дёрнулась в сторону, вылетевшее из кустов копьё вскользь задело левое предплечье, тёплая жидкость побежала по нему. Резкая боль прогнала оцепенение. Тело действовало автоматически. Упав, он откатился в сторону. Полгода изнурительных тренировок не прошли даром. Вскочив на ноги, закрывшись щитом, выставив копьё, он занял своё место в оборонном построении боевой группы. Замкнув кольца, боевого построения все на мгновение замерли, приходя в себя. Первый ряд, укрывшись за щитами, выставил копья. На плечи воинов, стоявших в первом ряду, легли копья воинов, стоявших в третьем ряду. Свои щиты они, сомкнув вместе, подняли над головой, создав защиту от сыпавшихся сверху стрел и копий. Второй ряд взялся за луки. Стрелы полетели на врагов. Теперь стоявшие в боевом построении были защищены, от разящих стрел и копий противника. Но так повезло не всем. Пятеро тел лежали неподвижно, ещё двое катались по земле, крича от боли. Увы, помочь им в этот момент не могли. Противник старался выдавить их на открытое место, разорвать их строй. Деревья и кусты мешали нападавшим роботам, разбить ощетинившийся копьями строй и добраться до противников. Молодые воины не отступали, знали, чем это может, закончится для них. Недосягаемые для стрел и копий, они упорно держали строй. Программа нападавших роботов вела их вперёд, невзирая ни на что, они бросились в атаку из невыгодного положения. Инстинкта самосохранения программа не предусматривала. Часть из роботов напоролась на выставленные копья. Острые наконечники пробили их тела, уничтожив их, но следующие за поражёнными копьями пробились к воинам первого круга, он распался, началась схватка на мечах.
  КАНМАР выпустил из правой руки увязшее в теле робота копьё, выхватил меч. Удар меча, выскочившего из куста противника, он принял на щит и рубанул в ответ. Как его учили, в свой удар он вложил и вес своего тела. Меч опустился на шею робота, голова робота упала на землю, из обрубка шеи ударил фонтан розовой жидкости. Но любоваться поверженным врагом было некогда, на него набросились двое новых противников. Пришлось уходить от ударов их мечей, отражать их и ухитряться атаковать самому. Давалось это нелегко. Мечи нападавших жалили его тело, к счастью не нанося серьёзных ран, но эти мелкие раны кровоточили и вместе с кровью уходили силы, наваливалась усталость. КАНМАР старался не поддаваться ей, он прекрасно осознавал, что эта усталость играет на руку противнику и может стоить ему жизни. Пока ему везло. Один из противников не рассчитал замах для удара и на мгновение открылся. Меч КАНМАРА тут же ударил его в открытый участок тела. Удар достиг цели. Отрубленное предплечье правой руки с зажатым в ней мечом упало на землю, из обрубка хлынула розовая жидкость. Вскрикнув, робот упал на землю и начал качаться по ней. Рассматривать поверженного врага было недосуг, меч второго противника ударил по шлему КАНМАРА, сознание помутилось, в голове звучал звон. Но КАНМАР сумел отпрянуть в сторону, сохранив расстояние, между собой и мечём, нападавшего на него врага. Этого было мало. Нужно было ещё продержаться некоторое время, пока не уйдёт гул из головы и не исчезнет пелена перед глазами. Он это сумел сделать, оправившись от полученного удара, снова атаковал противника. Роботы были уязвимы так же, как и люди. Шансы имели равные, мечи, стрелы и копья были смертельно опасны для них, как и для людей. Бой продолжался. Противник КАНМАРУ достался умелый и опытный, они кружились в танце поединка, изредка обмениваясь не достигающими цели ударами.
  Сколько длился этот бой? КАНМАР не знал. Казалось, что бесконечно. Наваливалась усталость, ею наливались мышцы измученного тела. Он отрешённо подумал:
  "Ну, вот и всё! Ещё немного и сил защищаться уже не будет. Тогда меч проклятого робота отберёт мою жизнь. Но как ни странно, мне это безразлично. Странное состояние!"
  За всё прошедшее время, как оказалось их учили не поддаваться усталости и не сдаваться ей. Не смотря, на такие мысли, тело продолжало уклоняться от ударов, левая рука отражала их щитом, а меч в правой руке продолжал наносить удары, выискивая брешь в обороне противника. Вот щит принял очередной удар меча противника, увернувшись, КАНМАР ушёл в сторону, немного опустил щит и приготовился нанести удар, но..., противника перед ним не было. Оставшиеся на ногах молодые воины быстро сбились в круг, боевого построения и приготовились отразить новую атаку. Но из кустов не летели стрелы и копья, не выскакивали противники. Всё было тихо. Ещё некоторое время воины сохраняли построение боевых кругов, пока робкая мысль, что всё закончилось, не переросла в уверенность. Только тогда круг распался, и они осмотрели поле боя. Картина была нерадостной. Семеро из их команды лежали неподвижно, они были мертвы, ещё четверо также неподвижно лежали на земле, но ещё были живы, хотя и получили тяжёлые раны. Шестнадцать изрубленных роботов дополняли картину сражения.
  Считать это победой? Было очень трудно, усталость и апатия овладела всеми. Мелкие раны украшали тела всех без исключения. Каждый занялся собой.
  Чувства товарищества, любви, сострадания и преданности другим были чужды их расе. У них не было семей, на планетах не встречалось стариков, больных, калек. Если человек не мог обслуживать себя сам, он просто уходил из жизни, самостоятельно прерывая её. Этому искусству, отключения сознания и деятельности жизненно важных органов учили с детства всех. Если не было сил сделать это самостоятельно? Помочь ему сделать это, должен был любой, кто в данный момент находился рядом. Это считалось обязанностью всех представителей расы. Актом милосердия.
  Трое тяжелораненых справились с ритуалом сами. Они сумели собрать остатки сил и через мгновение их безжизненные, остывающие тела были тем, что осталось от них. Четвёртый находился без сознания и ему помогли. Одиннадцать тел, завёрнутых в накидки, лежали под деревьями. Мечами вырыли неглубокую общую могилу, сложили в неё эти одиннадцать тел и засыпали её. Вообще-то полагалось тела сжечь, но это требовало много времени, а его не было. Поэтому обошлись упрощённой процедурой погребения. Впереди предстоял длинный и тяжёлый путь, новые бои. Понятно, будут новые погибшие, но таков был жизненный путь воинов великой расы РАЛОТОВ. Его не выбирали, им просто шли, получая блага и платя за них своими жизнями. Бесплатных благ не бывает. Эту доктрину усваивали с детства, смерти не боялись, относились к ней, как к спутнице всегда идущей рядом.
  Как уже говорилось, никто не имел чувств, присущих даже зверям. Только голод может заставить зверя напасть на более слабого себе подобного, добить и съесть раненого. Ибо чувство привязанности, верности виду, заменяет им сострадание, сочувствие и дружбу. РАЛОТЫ были более бессердечны, чем звери. На планетах, где жили РАЛОТЫ, не было стариков, больных, калек. Тот, кто не мог позаботиться о себе, был расе не нужен. Он и умирал, изгоняя жизнь из своего тела сам или с чужой помощью. Это стало обычным отношением между РАЛОТАМИ. Десятки поколений жили по этой доктрине и считали её нормальной. Прах ушедших из жизни был просто частью неодушевлённой природы не достойной внимания. Поэтому на планетах не было кладбищ и захоронений, не было памяти и скорби по погибшим. Зарыли, сожгли тела и всё, для всех, оставшихся в живых, жизнь просто продолжается. На выполнение поставленных задач не могло повлиять ничто, их требовалось выполнять.
  Гибель одиннадцати человек осложнила путь для остальных. По условиям поставленной задачи, группа должна была вынести всё снаряжение и оружие. Ноша всех увеличилась, стала объёмней и тяжелей. Тела, снаряжение и оружие уничтоженных роботов было оставлено на месте боя. Уменьшившаяся группа воинов, не оглядываясь на место боя и погребения своих погибших, углубилась в лес. Впереди был долгий путь. На нём их ждали засады, дикие звери и другие трудности. Эти трудности были понятны, хотя звери и противники были искусственными интеллектами, но они имели крепкие челюсти, сильные лапы, крепкие тела, настоящее оружие и программы нападения, плюс к этому их искусственный разум умел анализировать обстановку и принимать самое лучшее решение. Он умел многое, кроме жалости. Поэтому дальнейший путь был опасен и труден.
  Тогда они прошли его. Но заплатили и свою плату, ещё четверо воинов из группы заняли свои могилы, среди лесов и долин. Но к переходному порталу, через пять декад, вышли 35 воинов, уже умеющих встречать опасности, сражаться и побеждать. Они дорого заплатили за эту науку, зато теперь могли обнаружить противника заранее. Природа реагирует на присутствие в ней посторонних, нужно только научиться слушать и понимать её. 35 воинов были живы, это значило, что они этому научились. Кроме того они обрели понимание, что трудности в учёбе нужно преодолевать несмотря на все тяжести. Приобретённое умение это шанс остаться живым, если благоприятно сложатся обстоятельства. Постигнув эту истину, они вернулись в свои казармы, после похода получили два дня отдыха и обучение продолжилось.
  Шли дни учёбы. Теперь все поняли, что от прилежной учёбы зависит их жизнь, учились теперь усердно, с полной отдачей. Скучать было некогда. После каждых трёх месяцев обучения группа уходила на полигон. Снова были бои, нападения хищников. Но они набирались опыта и могли противостоять этому. До окончания двух годичного курса обучения, группа потеряла ещё троих воинов. Это было не много. Обычно к концу обучения потери в группах достигали половины личного состава. Группа КАНМАРА окончила обучение, насчитывая 32 воина. Отличный результат!
  Об окончании обучения и допуске к сдаче экзамена им объявили солнечным утром. Самой большой радостью для всех в этом известии было то, что им предоставили три дня отдыха! Их тоже проводили в учебном центре, но можно было эти дни жить в гостинице, а не в казарме, посещать бары, питаться в ресторанах, а главное посещать дискотеки, там были представительницы противоположного пола. При существующей свободе отношений, время можно было провести прекрасно. КАНМАР этим всем воспользовался полностью. Эти дни он провёл с МЕНГИ, смуглой, весёлой девушкой с длинными чёрными волосами и зелёными глазами. Дни отдыха пролетели быстро. Больше он с ней никогда не встречался, но сожаления не испытывал. Истинный сын своей расы обладал всеми чертами присущими ей. Привязанности среди них не было. Просто встретились, хорошо провели время и расстались. Навсегда. Если судьбе не будет угодно свести их снова, на жизненном пути. Но судьбе КАНМАРА это было не угодно. Вот они и не встретились больше никогда.
  Об условиях и месте проведения экзамена им не сообщали. В назначенный день их подняли утром, выдали снаряжение и оружие. Проверив снаряжение, группа двинулась к установленному переходному порталу. Куда он их приведёт? Об этом не было ни разговоров, ни мыслей, они уже постигли воинскую мудрость:
  "Воин идёт туда, куда его посылают, и выполняет порученное ему дело".
  То, что под словом "дело" подразумевается убивать кого-то и умирать самим, было понятно, но такова участь и предназначение воина, для этого его учат, содержат. Никаких протестов это не вызывало, за всё нужно платить. Цену этой платы определяют не они. Руководствуясь этими постулатами, воины спокойно входили в портал. Это был второй эпизод из двух лет обучения, который запомнился КАНМАРУ. Куда их вывел переходной портал? Что они сделали там? Ответ на эти вопросы он узнал позже. А пока...
  КАНМАР вышёл из портала предельно собранным, с оружием наготове. Там куда он попал, день был в разгаре. На зеленоватом небосводе сверкало солнце, а за их спиной росли деревья. Шаровидные кроны их состояли из мелких заостренных листьев голубого цвета. Такого же цвета трава устилала луг перед ним, а дальше белели домики с пологой серого цвета крышей. Рассматривать местность времени не было. Назначенный командир их группы ставил задачи перед выходившими из переходного портала воинами. КАНМАР попал в головной дозор и занял указанное ему место. Проход группы через портал много времени не занял. Выстроившись, укрывшись щитами, основная группа двинулась к поселению. Задача была простой. В поселении был противник, которого нужно было уничтожить. Над этим никто из идущих воинов, не задумывался. Им было всё равно, кто их враг, они просто шли убивать, чтобы не быть убитыми. Главное это было быстро и с малыми потерями выполнить эту задачу. КАНМАР скользил впереди, внимательно осматривая местность. Он был глазами и ушами идущей колоны, должен был уберечь её от неожиданного нападения врагов, это и делал. Враг был беспечен или не ожидал нападения. Колона без приключений подошла к поселению. Воины бросились на снующих между домами существ.
  КАНМАР рассмотрел одно. Широкое тело, одетое в зелёный балахон с круглой головой и тонкими длинными руками. На лице, если так можно было назвать эту часть головы, выпуклые пуговки глаз, широкий рот и ..., два уса, отростка. На человека, в понимании расы КАНМАРА, это существо не походило. Увидев КАНМАРА, существо замерло и что-то защебетало. Дальше рассматривать его воин не мог, он выполнял поставленную перед ним задачу. Короткий взмах меча, и брызгая синей жидкостью, разрубленное тело существа упало на устланную камнями дорогу. КАНМАР ринулся вперёд к следующим существам. Слева и справа от него мелькали мечи воинов подошедшей основной группы. Тела существ разных размеров падали на землю перед домами, дорожки и широкую мощенную камнями дорогу. Пока сопротивления воины не встречали. Но это их не останавливало, они рубили и рубили странных существ.
  Так продолжалось ещё некоторое время, а затем всё начало меняться. Существа в балахонах тревожно пища бросились от них прочь, а дорогу им преградили другие существа в коричневой броне с мечами, копьями, щитами. Вот тогда и начался настоящий бой. Противник драться умел. Воинам расы пришлось напрячься. КАНМАРУ тоже пришлось не сладко, сразу трое противников набросились на него. Но КАНМАР уже не был тем неопытным воином, каким он был почти полтора года назад. Он был выше, сильнее этих воинов, имел более тяжёлый и более длинный, чем у противников меч. Да и щит его был крепче. Бросившись навстречу одному из противников, он резко опустил на его свой меч. Противник успел закрыться своим щитом, но это ему не помогло, КАНМАР разрубил его вместе с его щитом. Двое других, поражённые этим зрелищем, на мгновение застыли. КАНМАР не останавливаясь, ударил одного своим щитом, а второго разрубил своим мечом. Замах был короче и такого эффектного удара, как первый раз не получилось, но голову противника он срубил. Добить противника, оглушенного ударом щита, было делом несложным. Расправившись с этой троицей, КАНМАР ринулся вперёд. Дальнейший бой он не запомнил, всё было однообразно. Отбил меч противника, рубанул его своим мечом, перешагнул упавшее тело и повторил все эти действия снова. Впав в транс, он действовал, как автомат. Остановился только тогда, когда осознал, что перед ним никого нет, а он машет мечом, рубая воздух. Тогда и осмотрелся. Всё пространство перед домами было завалено разрубленными телами существ, отдельные воины его группы бродили между домами, заходили в них, приканчивая уцелевших существ. КАНМАР вытер свой меч и щит, обильно залитый синей жидкостью, вложил его в ножны и пошёл к воинам своей группы. Они были заняты делом. Из-под тел существ вытаскивали тела воинов их группы и сносили их на очищенное место. Потери были. Некоторым не повезло. Существа дрались отчаянно, а их оружие тоже несло смерть. Шестеро воинов были изрублены, трое были в сознании, ещё дышали, но их раны были смертельны. Ещё один с разрубленной головой дышал, но был без сознания. Трое простились с остальными воинами и остановили свои сердца, отключив сознания сами. Последнему помогли умереть. В бою досталось всем, но больше смертельных ран не имел никто. КАНМАР тоже имел пять неглубоких ран. Он залепил их регенерационным пластырем и выпил восстанавливающий напиток из специальной емкости. Тут же почувствовал себя лучше. Усталость и боль покинули его тело, он снова был готов к походу и бою. В этот раз в их снаряжение входили термические зажигалки. Небольшой шарик нужно было освободить от защитной оболочки, сжать пальцами и бросить на то, что предназначено для сжигания. Через мгновение жаркий огонь уничтожал всё. Вместе с остальными воинами группы КАНМАР ходил и разбрасывал эти шарики. Жаркое пламя поглотило всё дома, животных, тела существ и тела погибших воинов расы. Это значения не имело, очищающий огонь был равным для всех. Разобрав оружие и снаряжение погибших воинов, поредевшая группа быстрым шагом направилась к поляне, на которой находился переходной портал. Свою задачу воины группы выполнили, экзамен они сдали успешно.
  Уже гораздо позже КАНМАР узнал, что они выполняли задачу по зачистке планеты с богатыми недрами. Она была определена для разработки нужных расе руд. Зачистку планеты проводили "Неуязвимые", а несколько поселений были выделены под зачистку воинам проходившим обучение и ещё не носили этого высокого звания. Это было испытание, экзамен на зрелость, кандидатам в когорту великих воинов расы. Его тогда они и сдавали. Едва выполнившие свою задачу воины скрылись в переходных порталах, как маяки сработали снова, из открывшихся больших порталов выползали самоходные комплексы добычи и переработки. Они расползались по планете, вгрызались в её землю. Роботы-перевозчики забирали из их бункеров, периодически выползавших на поверхность из проложенных шахт готовую обогащённую руду. Они доставляли её через порталы к автоматическим заводам. Перерабатывалось всё. Земля, строения, растения, животные, мёртвые тела и утварь убитых аборигенов. Вскоре эта планета была полностью выпотрошена перерабатывающими комплексами. Она всего на несколько лет пережила своих разумных аборигенов. Но узнав это, КАНМАР не смутился, он был истинным сыном своей расы и сострадания, жалости, не знал. Вот и не страдал. Спал и жил спокойно....
  ... Группа вернулась в учебный центр, вычистила и сдала оружие. Впереди была целая декада отдыха. В этот раз им предоставили места на курортных планетах, где они могли отдохнуть так, как и не мечтали. Там к их услугам было всё, ласковое море, золотой песок, бары, рестораны, дансинги и представительницы противоположного пола, тоже отдыхающие по полной программе. Этому он и отдался со всем усердием. Было здорово! Хотя из этого "здорово" в его воспоминаниях не осталось ничего, кроме воспоминаний об утренней головной боли и неприятных ощущений во всём организме. Эти ощущения проходили после тяжёлого принятия первой дозы, её приходилось заталкивать в себя силком, а затем ..., всё становилось хорошо, вновь наступало беспамятство.
  В себя КАНМАР пришёл только на четвёртый день в казарме. Точнее он вернул себе обычную свою физическую форму, но это далось тремя днями мук, когда чувствовал себя как новобранец первого года обучения. Вот и промелькнули воспоминания о том отдыхе, оставив нерадостные ощущения. Дальше начались занятия.
  От прошлых лет они очень отличались.
  Во-первых, им выдали новое современное оружие. Винтовки с вертикальными стволами. Верхний ствол был стволом лазерной винтовки, нижний ствол был стволом плазменной. Сбоку находился рычаг, переключавший винтовку с одного режима стрельбы на другой. Дополнял вооружение старый знакомый меч, но и он был другим. Это был меч с атомарной заточкой лезвия, противостоять ему не мог ни камень, ни метал. Насчёт щитов, объяснили, что их выдадут через год. Почему? Не объяснили, но так обычно и было всегда. Вопросы уделом воинов расы не были. Да и не до них было. Освоить новое оружие было не просто, а требовалось действовать им на уровне инстинкта. Давалось обучение нелегко. Хорошо хоть заряды и мощность меча были ослаблены в десятки раз, но ожоги и порезы украшали всех. Регенерационные пластыри восстанавливали повреждения, не оставляя шрамов и отметин на коже. Это было благом, иначе все ходили бы украшенные рубцами от ожогов и шрамами от рассеченной мечами кожи. Тогда, даже самый внимательный исследователь не смог бы найти на теле любого из воинов клочка целой кожи. Наука давалась нелегко, но её постигали.
  Этот год пролетел быстро. Они участвовали в зачистках, новое оружие показало свои сильные и слабые стороны. На открытой местности, в поселениях оно было безупречно. Местные аборигены со своими дубинами, копьями, луками и мечами противостоять им не могли. Их группа сметала их, как насекомых сметает вода, ничего не оставляя за собой. Длинные плащи с капюшонами из композитных чешуек надёжно защищали воинов от оружия аборигенов. Но когда остатки, аборигенов укрылись в лесах, начались проблемы. Сырые деревья и кустарник делали бессильными их винтовки. Лучи лазеров испаряющаяся влага отклоняла, цель поразить было невозможно. Такие же проблемы возникли с плазменными зарядами. Остались только мечи, но здесь аборигены превосходили их численно и имели луки, копья, это давало им возможность поражать воинов на расстоянии. Вначале от потерь группу воинов спасали плащи. Но, увы, носить их не снимая, не выдерживал никто. В результате этого из трёх рейдов не вернулись ещё семеро воинов, их группа уменьшилась до 18 человек.
  КАНМАР не помнил их лиц, имён. Погибли и погибли. Точно также если бы погиб он, его тоже не вспомнил бы никто. Такое отношение друг к другу, заложенное в каждом с детства, было благом только в одном, никто не скорбел, не переживал о погибших. Были и вот, их не стало, переживаний нет, а оставшиеся в живых спокойно идут своей дорогой. Пока не пришёл их черёд. Думать об этом никто не собирался, смерть, жизнь, своя и чужая никого не интересовали. Даже сейчас вспоминая то время, КАНМАР был спокоен, на его жизненном пути так исчезали многие из тех, кто был рядом. Это было всё, чем запомнился ему тот год.
  Второй год этого периода обучения был знаменным, всем им выдали генераторы защитного поля и регенерации. Внешне это было тонкое кольцо, из покрытого чернением серебра с площадкой, миниатюрной половиной щита с вытесненной на нём головой орлана, повёрнутой клювом к краю боковой кромки щита. Генератор действовал в режиме внешнего управления и автономно. Мысленная команда запускала его, вокруг тела возникало силовое поле, преодолеть его было невозможно никаким из имеющегося оружия. Оно отражало луч лазера, плазменный заряд, даже меч с атомарной заточкой лезвия не мог преодолеть его. Воин, укрытый этим полем, мог пройти через раскалённую лаву без ущерба для себя. Но если генератор не получал мысленного приказа запуска, а тело получало повреждения тканей, он запускался автоматически. Силовое поле обволакивало важные для жизни тела органы, обеспечивало их функционирование, а затем начинало регенерацию пострадавшего участка тела. И самое главное, генератор накапливал отрицательную энергию нарушавшую функционирование организма, находил источник помех и менял атомную структуру источника и всего в радиусе 500 метров вокруг него, создавая неподвижное соединение. Проще говоря, всё вокруг и сам источник превращались в камень. Но если самому отключить собственный разум, то тогда генератор отключался, переходя в режим ожидания. Это было вершиной воплощённой технической мысли расы, главным оружием "Неуязвимых".
  Два оставшиеся года, этого последнего курса обучения, они учились пользоваться этим оружием. Молодость это пора любопытства и необдуманных решений. Четверо из их группы решились опробовать все функции этого генератора. Они уединились и прошли все стадии. Наносили себе и друг другу раны, с удивлением следили за процессом регенерации, но на этом не остановились. Испробовать решили последнюю функцию, отключили своё сознание. Их окоченевшие тела нашли через несколько дней. Вернуть к жизни их было не возможно, исполняя обычный ритуал, их тела сожгли. Оставшиеся 14 воинов, окончили курс обучения и стали полноценными "Неуязвимыми". После короткого отдыха они были направлены к местам дальнейшей службы. Гарнизоны "Неуязвимых" были разбросаны по многим планетам. Тогда КАНМАР и узнал тайну "Неуязвимых", об этом никогда не говорили, но оказалось, что "Неуязвимые" тоже смертны и постоянное пополнение едва покрывает их потери. Да и если учесть, что из их начальной группы в 50 человек, до конца курса обучения дошло только 14, это было не удивительно. Ещё он узнал, что их группа была самой удачной, обычно от группы оставалось 6-7 воинов.
  После окончания обучения КАНМАР узнал и истинное назначение "Неуязвимых". Они выполняли множество функций, входили в состав разведывательных экспедиций по поиску новых планет, охраняли планеты, где жили избранные члены их расы, вели борьбу с пиратами, подавляли бунты на планетах расы, осуществляли зачистки планет, предназначенных для разработки. О последней функции он знал и до этого, но остальное было для него новым.
  Отношения между членами его расы были непростые. Общее безразличие к отдельной личности и своеобразные отношения между представителями расы, разрушали единство расы. В ней были избранные, для которых создавали все блага остальные. Они жили на планетах с самими лучшими природными условиями, остальные жили намного хуже, это рождало чувство зависти и ненависти к кучке избранных. Отсюда вытекало пиратство, бунты и другие акты неповиновения. Раса не была единой, сплочённой. Только "Неуязвимые" сдерживали её, сохраняя видимость благоденствия и мира, но это удавалось им, дорогой ценой, несмотря на их оружие и защитные устройства, они и несли те потери, которые восполнялись с трудом. Ибо жёсткая подготовка новых воинов забирала немало жизней. КАНМАР воспринял всё, как устоявшийся закон жизни их общества и включился в эту жизнь.
  Текли годы, менялись гарнизоны. Он прошёл все виды службы "Неуязвимых". Ему повезло, он остался жив в отличие от многих других сослуживцев. Бои с пиратами, зачистки, подавления бунтов ничем не отличались от того чем он занимался в годы подготовки. Эти события не оставили ощутимого следа и в воспоминаниях пролетали, как обычные будни. Тридцать лет жизни были одним серым днём, о котором даже вспомнить нечего. Прошли и прошли. Вспоминался только тот день, когда его вызвал распорядитель и сообщил, что он переходит на новую службу. Тогда и выяснилось, что только походный мешок был всем, что он нажил за эти годы. Пустой итог прожитой жизни. Но это опечалило его ненадолго. Изменить ничего ведь не мог, с этим просто смирился. В назначенное время, ветеран "Неуязвимых" переступил дверь кабинета департамента управления, здесь он был впервые. Принявший его чиновник вручил ему предписание и тут же забыл о нём, занявшись изучением каких-то бумаг. У них не было интереса к жизни и судьбе друг друга, они холодно расстались. КАНМАР вышёл в большой зал терминалов, подошёл к одному из них и вставил в щель приёмника полученный чип. По экрану побежали знаки и символы, они были понятны, но неожиданны, оказалось, что он назначен на новую службу в департамент хранителей-наблюдателей ресурсных планет и должен пройти обучение.
  Дел никаких не было, тянуть с отбытием в учебный центр ни смысла, ни желания не было. Поэтому, долго не раздумывая, КАНМАР двинулся к ближайшему порталу. Через несколько мгновений он стоял перед учебно-административным зданием центра обучения. Оформление много времени не заняло. Небольшая комната со скромной обстановкой стала его пристанищем на учебный год. Привыкшему не обращать внимания на условия быта воину, имеющееся жильё было вполне комфортным. Главное были крыша и стены, что в его жизни было не часто, палатки или жизнь под открытым небом научила его ценить это благо. Остальное тоже было приемлемым. На следующий день начались занятия. Вот тогда КАНМАР и узнал трудности. Его учёба была в далёком прошлом, пролетевшее после неё время изменило его. Трудно было высидеть восемь часов занятий, внимательно слушая и вникая в суть того, что им излагали. Клонило в сон, многое пролетало мимо сознания. КАНМАР наблюдал за остальными и видел, что им нелегче, чем ему. 25-30 лет проведенные в рядах "Неуязвимых" наложили свой отпечаток на всех. Там не требовалось думать, был приказ, было задание, твоя жизнь зависела совсем от других обстоятельств. Это стало привычным образом жизни, а теперь всё это приходилось ломать. Самым гадким было то, что записать требуемые знания или их основы на подкорку мозга было невозможно. В своё время, обучая их искусству воина, именно так им записывали данные о тактико-технических особенностях оружия и ведению боя. Увы! АРАНЫ работали на разных планетах, в разных условиях, с разными жителями планет, поэтому никакого общего стереотипа не было, приходилось получать необходимые знания самостоятельно, слушая лекции действующих АРАНОВ. Это было трудно. Но никто из проходивших обучение не знал, что только после экзаменов и проверок будет определена их пригодность к работе АРАНА. Из групп обучавшихся, численностью в 30 претендентов, как правило, отбор проходили всего 4-5, остальные отсеивались. Почему так происходило? Какие были критерии? КАНМАР не знал и над этим вопросом никогда не думал. Как и другие, он жил по принципу, присущему всей расе. Куда направили? Туда и иду. О желаниях никто не думал. Так их воспитывали, так они и жили.
  Дни тянулись и тянулись. КАНМАР покорился обстоятельствам и жил тоскливой жизнью ожидания счастливого дня окончания учёбы. Вспоминать было не о чём. Прошли полгода и им объявили о том, что их направляют на стажировку на планеты, где работали АРАНЫ. В первое мгновение он не поверил тому, что услышал. Затем осознал услышанное им, радостное настроение охватило его. Даже хмурый день стал прекрасным. Этот день счастья он запомнил хорошо. Сразу после обеда, в числе первых он бежал в зал порталов, едва не танцуя от счастья. Это было не позволительным проявлением эмоций, не присущим для любого члена его расы. Но он об этом и не думал.
  КАНМАРУ досталась планета АМОЛА, окраинная планета мира расы с аборигенами, едва поднявшимися на ступень развития раннего государственного строения жизни. Он вышёл из портала и осмотрелся.
  Маяк портала находился на скальном плато. Портал открылся прямо перед входом в пещеру, возле которого застыл робот-охранник. Второй робот-охранник парил над скальной грядой, ощетинившись стволами импульсных, лазерных и плазменных орудий. Перед открытием портала происходит изменение структуры пространства, это служит сигналом воспринимаемым роботами. Они извещают о его поступлении своего старшего, дальше действуют по его указанию или самостоятельно принимают решения, в случае отсутствия старшего. Но в данном случае они на сигнал отреагировали, только сообщив своему старшему. Перед открытием портал передал им кодовый сигнал безопасности. Хотя ни одна из известных разумных рас не обладала техникой переходных порталов, меры безопасности соблюдались строго. В программе роботов было заложено уничтожать всё, что появляется из портала без кода безопасности. В этот раз всё было нормально. Поэтому роботы на его появление не реагировали. На переданный ими сигнал из пещеры вышёл АРАН. Чёрный плащ из мелких чешуек укрывал его тело, капюшон был накинут на голову. КАНМАР был одет так же. Их одинаковая одежда объяснялась тем, что это были обычные защитные боевые доспехи, они выдерживали любые тепловые и ударные воздействия, любого оружия, мгновенно меняя свою кристаллическую структуру. Хотя угрозы нападения не было, бдительные роботы несли охрану, обеспечивая безопасность, но была соответствующая инструкция, её и выполняли все неукоснительно. Защитные плащи носили все, выходя на открытое пространство. АРАН остановился перед КАНМАРОМ. Как и было принято среди представителей их расы, их встреча была сухой, без эмоций. Они делали то, что им было предписано, не более того. Выставленные перед собой руки, с раскрытыми ладошками и отброшенный капюшон плаща, боевых доспехов, означали приветствие. Выполнив ритуал встречи, они стояли и смотрели друг на друга. Им предстояло прожить вместе три месяца, но и этот интерес был простой вежливостью, других чувств они не испытывали. На пальце правой руки АРАНА было кольцо, оно было подобно тому, которое носил на пальце правой руки и КАНМАР, но было массивней, ибо состояло из двух половин. Вторая половина была копией первой, только это была правая часть половины щита, с головой орлана повёрнутой вправо. Сливающиеся ободки и половинки создавали вид целого. КАНМАР знал, что кольцо АРАНА имеет два генератора. Первый, как и у него, был генератором защитно-регенерационного поля, а второй был генератором перемещения сознания. Для работы АРАНА на планетах, где жили разумные существа, отличающиеся внешним видом от внешнего вида представителей их расы, это было необходимо.
  Генератор перемещения тоже, как и генератор защитно-регенерационного поля имел два режима работы. Первый режим управлялся сознанием АРАНА, он подселял разум его в сознание аборигена, при этом подселённый разум доминировал. Так АРАН убирал неугодных владык, учённых, всех кто двигал прогресс и мог начать разрабатывать ресурсы планеты, которые АРАН поставлен охранять. Направляемый убийца убивал намеченную жертву, разум АРАНА покидал его сознание, и тот попадал в руки охраны, не понимая, как он мог решиться совершить это убийство. Для переселения в сознание использовались маяки, они были вмонтированы в кольца с площадкой, на которой была изображена повёрнутая вправо голова орлана. Кольца эти доставлялись выбранным аборигенам охранными роботами. Укрытые отражающим полем те проникали куда угодно и подкладывали кольцо-маяк. Так как кольца делались из металла имевшего ценность для жителей этой планеты, то понятно, что их не выбрасывали, носили и берегли. Но был у генератора перемещения ещё один режим работы. Его генератор запускал сам, убирая разум из повреждённого тела и вселяя в здоровое тело. Этот режим никогда не использовался, и о нём помнили немногие. Именно такое кольцо украшало палец правой руки местного АРАНА, встретившего КАНМАРА у входа в пещеру. Жители этой планеты внешне отличались, от внешнего вида представителей расы РАЛОТОВ и АРАНУ приходилось использовать подселение своего разума в их сознание, использовать их тела для выполнения своих обязанностей, беречь недра планеты, тормозить развитие прогресса. Дел у него было много. Прибытие практиканта было не ко времени, хозяин этого не скрывал, прямо заявив об этом прибывшему практиканту.
  Торжественная встреча тут же закончилась, они прошли в пещеру, где АРАН оставил его на попечении одного из роботов. КАНМАР с интересом осмотрелся. Жилище АРАНА было просторным и комфортным. Небольшой коридор вёл в большой зал. Справа, вдоль стены, в нём были размещены экраны терминалов, куда выводилась видео и звуковая информация с камер наблюдения и с камер охранных роботов. Здесь же размещалась вся команда АРАНА за исключением двух охранных роботов, которые остались на страже у входа в пещеру.
  За время учёбы КАНМАР узнал многое о работе АРАНА, составе их команд. Сейчас он видел всю команду перед собой. Это была штатная команда и состояла она из девяти роботов:
  Двух охранников, разведчика, оператора, трёх многопрофильных роботов обслуживания, медика и робота-синтезатора.
  Все роботы управлялись мысленными командами АРАНА и были связаны с его сознанием. Если сознание АРАНА отключалось, у роботов запускалась программа уничтожения. Она была много уровневой. Стиралась память, а затем запускался процесс изменения кристаллической решётки компонентов их корпусов и внутренностей, по его окончанию робот принимал форму и состав камня.
  Тогда КАНМАР над этим не задумывался, а просто принимал как само собой разумеющееся. Но через пять лет, сам уже став АРАНОМ он над этими вопросами задумался и попытался найти ответы. Действительно было странным, почему представителей расы всех без исключения учат управлять своим сознанием, отключать его, убивая себя? Почему все роботы и другие системы управления имеют устройства самоуничтожения?
  Подходящих ответов он нашёл только два. Очевидно, когда-то существовала раса враждебная его расе, и главное было не дать ей узнать свои тайны, овладеть имеющимися механизмами и знаниями. Но этот ответ был не очень логичным. Во-первых, раса врагов должна была по знаниям и силе быть им равной, иначе уничтожить её было не сложно, так привычно для расы РАЛОТОВ решив эту проблему. Гораздо логичнее был другой ответ. Страшная гибель другой расы, свидетелями которой стали его далёкие предки, заставила их пойти этим путём. Имея доступ ко всем архивам расы, как АРАН, КАНМАР почти два года искал подтверждение своему предположению. Увы! Он так ничего и не нашёл. Толи все сведения по этой теме были уничтожены, толи затеряны за давностью лет. Только теперь, когда их раса гибла, он понял, что правильным был второй ответ. Но это уже был день сегодняшний и КАНМАР снова вернулся к воспоминаниям о тех давно минувших днях его жизни...
  ... Он снова вернулся к тому моменту, когда АРАН совершил несложный ритуал приветствия и провёл его в большой зал пещеры. Указав рукой на одного робота, произнёс:
  - ХАТИМ покажет и объяснит тебе всё. Можешь обращаться и к остальным. Осматривайся сам, у меня много дел, уделять тебе время не могу! Я тебе уже говорил об этом.
  Это он произносил на ходу, подходя к роботу-медику, который уже трансформировался в кресло. АРАН сел в него, расслабился и замер неподвижно. КАНМАР знал, что сейчас разум АРАНА переместился на сигнал одного из маяков в сознание аборигена. Планета была охвачена очередной войной, смысл которой был задержать развитие этого общества и уничтожить тех, кто двигал прогресс. Это была работа АРАНА, его долг, пренебречь им он не мог. Каждый год все АРАНЫ отчитывались лично перед комиссией департамента охраны ресурсов, если комиссия находила в их работе недостатки, то такой АРАН отстранялся от работы. Это было позором, тот, кто был отстранён от должности АРАНА, отключал своё сознание, убивал себя, таким путём уходил от общего осуждения. Так были воспитаны все представители их расы, позор и бесчестие для них были неприемлемы. Вот и выбирали смерть.
  АРАН работал, а КАНМАР был предоставлен сам себе. В его распоряжении были все помещения пещеры, записи всех действий АРАНА, терминалы наблюдения, роботы команды АРАНА и целых три месяца. Терять время на долгие раздумья и эмоции он был не обучен, поэтому начал знакомиться с пещерой.
  Из большого зала, кроме отверстия главного входа выходили ещё три отверстия проходов вглубь пещеры, они вели в другие помещения этого жилища стража планеты. КАНМАР двинулся к ближайшему проходу, расположенному прямо напротив него. Этот проход привёл его в небольшую пещеру, по объяснению робота ХАТИМА это был рабочий кабинет, который служил и жилищем АРАНА. КАНМАР, остановился, окинул этот проход взглядом и пошёл дальше, к следующему отверстию, пропустив первый вход. За ним была территория личной жизни, лезть в чужую жизнь было не прилично и не интересно. Поэтому он входить в эту пещеру и не стал.
  Следующий проход привёл его в небольшую пещеру. Там стояла кровать, за пологом были комнаты для личной гигиены, под стеной стоял стол, четыре стула. Прямо от входа возле стены стояли шкафы с оружием и доспехами. Очевидно, этот блок предназначался для проживания АРАНА, но тот обосновался в рабочем кабинете и этим помещением не пользовался. ХАТИМ подтвердил мысли КАНМАРА, предложив ему располагаться в этом отсеке. Больше здесь ничего интересного не было, и они покинули его, вернувшись в большой зал пещеры. Оставался третий проход. Никаких сюрпризов там быть не должно было. В быту представители расы ценили функциональность и простоту, изысканность и комфорт не понимали. Все жилища были скромными и не прихотливыми. КАНМАР в жилище АРАНА был впервые, вот и шёл для ознакомления с его образом жизни, ничего особенного увидеть не ожидал.
  За отверстием входа скрывался коридор метров 20 в длину и из него вели четыре входа в другие помещения. Он зашёл в ближайший вход и застыл поражённый тем, что увидел. В квадратной пещере вдоль стен стояли стеклянные стенды, а в них ..., стояли аборигены в полном воинском облачении с примитивным оружием. Он подошёл ближе и внимательно осмотрел первый стенд. Вначале было непонятно, стоявший абориген имел все черты живого существа. Сколько трудов стоило сделать такой муляж? Это могло вызвать восхищение, если бы не подробные объяснения, которые изложил робот-гид. Они были интересные и исчерпывающие. АРАН был изобретательным индивидуумом и это восхищало. Тогда робот на заданный ему вопрос:
  - Кто и как это сделал?
  Ответил с присущей роботам непосредственностью:
  - Объект 2-17 это муляж, изготовленный 27 лет назад из захваченного местного сапера путём обезвоживания и изменения структуры клеток ткани его тела. Тогда ещё не применялся метод лучевой прожарки и деструктивного изменения ткани. Процесс был долгий, некоторые экземпляры, получались некачественными, их приходилось утилизировать. Теперь это устранено. Объект просто обездвиживают, процесс протекает быстро, отходов почти нет.
  Во время этого объяснения, КАНМАР шёл вдоль стендов и рассматривал коллекцию. Из объяснения робота он понял весь цикл. Живого аборигена раньше приходилось привязывать и обезвоживать клетки его тканей, а затем менять саму структуру клеток. Теперь с этим покончено. Его просто погружают в статическое поле и прожаривают. Это было здорово! Действительно последние экземпляры выглядели, как живые, даже румянец и загар сохранился на их лицах!
  Следующая пещера была уставлена стеллажами со свитками. ХАТИМ объяснил, что они тоже обрабатываются и покрываются составом, который предохраняет их от разрушения временем. В третьей пещере были собраны разные изделия из металлов, здесь были различные украшения, оружие. В свете разноцветных световых шаров это всё блестело и сверкало. Зрелище было великолепное. Четвёртая пещера была завалена ещё не отсортированными экспонатами. В ней стояли и клетки, в которых находились местные аборигены. Весь процесс изготовления мумий производился здесь же. Несмотря на мощную вентиляцию, запах в этой пещере стоял очень неприятный. ХАТИМ объяснил, что сейчас АРАН очень занят, вот и скопился не обработанный материал. Это было не интересно, КАНМАР окинув это помещение беглым взглядом, покинул его. Он понял главное, в свободное время АРАН имел увлечение, которое помогало ему сохранять память об этой культуре и глубже знакомиться с жизнью аборигенов. Знакомство с пещерой было закончено, началась обычная рядовая жизнь.
  Он смотрел записи войн, устранений, насланных болезней. Это всё обогащало его знания о работе АРАНА. Когда уставал от этих просмотров, то просто бродил по окрестностям. Роботы-охранники уничтожали всех аборигенов, которые осмеливались пересекать невидимую границу, очерченную АРАНОМ. Это было разумной мерой предосторожности, КАНМАР её одобрял.
  Так пролетали дни, того первого знакомства с жизнью АРАНА. КАНМАР знал, что впереди его ожидает такая же жизнь и старался почерпнуть всё, что могло подготовить его к выполнению функций АРАНА, стража ресурсов планеты. Единственное, что тогда удивило его, было увиденная им на экранах мониторов жизнь аборигенов. Они жили семьями, проявляли множество странных эмоций, плакали, смеялись, играли с детьми, общались со стариками. В их поселениях жили старики и калеки! Их не убивали, а кормили и ухаживали за ними. Раненых лечили. Это было не понятно и чуждо. Он старался об этих странностях не думать, не обращать на них внимания, но это слишком бросалось в глаза и увиденное оставалось в его памяти. Говорить об этом он ни с кем не мог, вот и таил всё в себе. Эти три месяца были самым счастливым временем из года учёбы на АРАНА. Даже сейчас он вспоминал их с грустью, странным чувством, приобретённым им за годы работы АРАНА.
  В назначенный день открылся переходной портал и КАНМАР покинул эту планету. АРАН был занят и до входа в портал его проводил ХАТИМ. Робот так и продолжал опекать его всё это время. Других команд от своего АРАНА он не получал, вот и выполнял возложенное на него поручение. Робот и КАНМАР были оба холодны, не имели чувств и эмоций, отличались только тем, что один был искусственным организмом, а второй живым. Это и было единственным различием между ними. Но КАНМАР тогда об этом не думал. Эмоциями не обладал.
  Вернувшись в учебный центр, он доложил о своём прибытии и отправился в свою комнату. Три месяца отсутствия не изменили ничего, временное жильё оно и есть временное. Равнодушно осмотрев комнату, он прошёл и лёг на кровать, вроде бы не устал, но глаза сомкнулись и он провалился в глубокий сон. Тогда впервые увидел сон, ему снились фигуры воинов-аборигенов стоявшие в герметичных стендах. Именно в этом сне он ощутил стыд, ему было стыдно перед этими воинами принявшими такую мучительную смерть. Они были воинами и такой участи не заслужили. Это был первый сон за всю прожитую им жизнь и был он не радостный.
  Едва рассвет прогнал ночь, как он вскочил и отправился на пробежку. Пролетевшие годы изменили его. Если раньше он спокойно пробегал 20 лиг, не запыхавшись, то теперь одолел только половину. Дальше закололо в боку, сбилось дыхание, с бега он перешёл на шаг. Так шагом и вернулся в свою комнату. Принял душ, почувствовал себя легче, оделся и отправился в столовую. Проглотил завтрак, не замечая вкуса пищи и пошёл в административный корпус. Там получил распоряжение идти в лабораторию и получить кольцо АРАНА. Оставшиеся три месяца предстояло учиться пользоваться генератором перемещения сознания. Это было очень не просто, малейшее невнимание и сознание могло просто заблудиться, не вернуться. Такое случалось. Тогда ненужное тело умертвляли, убогим не было места в их обществе. Странно, но всегда вспоминая об этом времени, он вспоминал именно свой поход в лабораторию и встречу с седым изготовителем-программистом колец АРАНА. Та встреча и тот разговор врезался в его память навсегда. Вот и сейчас он отчётливо видел всё и помнил каждое слово. Удивительно? Но объяснить причину этого он никогда не мог. Просто помнил и всё.
  Подошедший к нему хозяин лаборатории с уважением посмотрел на кольцо воина когорты "Неуязвимых" и сказал:
  - Ну, снимайте его, сейчас будем стыковать его с кольцом АРАНА. Одно дополнит другое, лишним не будет.
  КАНМАР снял и протянул ему своё кольцо. Больше 30 лет он никогда не снимал его, сняв, чувствовал себя неловко. Кольцо срослось с ним, давало уверенность и защищённость. Без него было страшно. Хозяин лаборатории взял его кольцо в руки, повертел, внимательно рассматривая, заметил взгляд КАНМАРА, которым тот смотрел на своё кольцо в чужих руках, усмехнулся:
  - Три чеки? 30 лет в когорте "Неуязвимых"? Это редкость! Понятно, "Неуязвимые" это только миф, они тоже гибнут, но об этих реалиях стараются не говорить. Ветеран с таким сроком службы и живой? Это редкость. Ты последний, кому кольцо АРАНА делаю я. Уже дрожат руки, нечётко вижу. Прошение об отставке я уже подал, остались положенные две декады, и я уйду в другой мир нашей расы. Пора! Сделаю это на рассвете, дождусь восхода солнца и уйду. Ты замечал, как прекрасен восход солнца и рождение нового дня? Нет? Значит, твоё время ещё не пришло! Вот и будешь носить моё последнее творение. У нашей расы не принято помнить об ушедших, но это запомнит моя последняя работа, твоё кольцо, оно ведь не подвластно времени, существовать будет вечно, даже когда уйдёшь ты. Вот так! Ладно, жди!
  И он ушёл, забрав кольцо КАНМАРА. Потянулись минуты, как часы. Тревога и неуверенность КАНМАРА растягивали их. Приходилось сдерживать себя, уговаривать, что всё будет нормально, беспокоиться не о чём. Так борясь с собой, он не заметил, как открылась дверь, это вернулся хозяин лаборатории и положил на стол перед ним кольцо. Увидев его, КАНМАР вскочил и срывающимся шёпотом произнёс:
  - Это что? Моё кольцо? Куда его одеть? Оно ведь ни на один палец не налезет! Отдайте моё кольцо!
  Действительно, лежавшее перед ним кольцо не налезет на мизинец годовалого ребёнка, а его мизинец был в ширину, как три пальца годовалого ребёнка. Это было видно и понятно любому, но хозяин лаборатории только рассмеялся:
  - Не волнуйся! Успокойся! Это твоё кольцо, соединённое с кольцом АРАНА, только в него встроен ещё один генератор, реагирующий на твою суть. Никто никогда не сможет одеть, это кольцо, если не обладает твоей сутью. С детства тебя воспитывали, как воина, теперь это твоя суть, твой образ жизни, твои мироощущения. Возьми кольцо в левую руку, и ты всё увидишь. Ну, смелее! Отбрось сомнения!
  Понятно, КАНМАР ему не поверил, но выполнил указание и тут едва не вскрикнул, едва не выронил кольцо. Кольцо начало увеличиваться. Овладев собой, переборов своё изумление, он поднёс его к большому пальцу правой руки. Кольцо свободно оделось на него, заняв привычное место. Теперь он рассмотрел его. Двойной ободок, накладка в форме щита с головами двух орланов смотрящих в разные стороны, вправо и влево. Хозяин лаборатории взял его правую руку в свою левую ладонь, а пальцами своей правой руки ухватив кольцо, попытался его снять. Кольцо сидело на пальце плотно и на его усилия не реагировало, как он не старался. Оставив бесполезные усилия, хозяин лаборатории отпустил руку КАНМАРА. Тот с удивлением смотря на свою руку, что-то пробормотал и покинул лабораторию. Благодарность была чужда их расе. Каждый делал свою работу, выполнял свои обязанности и только. Так они и расстались, каждый пошёл дальше своей дорогой, когда-нибудь их пути могут пересечься вновь, в том другом мире их расы, куда уходят все РАЛОТЫ, завершая свой путь.
  Три месяца КАНМАР тренировался управлять генератором переноса сознания. Вместе с совмещенным кольцом АРАНА он получил два десятка колец-маяков. Они были изготовлены из золота, серебра и только одно было изготовлено из серебра с чернением и было копией половины его кольца. Генератор этого кольца-копии был самым мощным и мог самостоятельно взаимодействовать с кольцом АРАНА. Это был прощальный подарок хозяина лаборатории, его шедевр. Самым сложным делом было обнаруживать сигналы маяков. Они все передавались в определённом спектре частот, но на мощность сигнала влияли окружающие условия, они вносили свои помехи и глушили сигнал. Главной опасностью было отправить своё сознание не на сигнал маяка, оно могло и не вернуться в своё тело, потеряться, тогда пустая оболочка была никому не нужна. Такие случаи были не редки, случались они даже с АРАНАМИ, имевшими большой опыт работы. Об этом предупреждали всех обучавшихся, пугали их, требуя внимания и добросовестного отношения к тренировкам. В их группе таких случаев было пять. Но теперь, после прошедших лет, он начал сомневаться в случайности этих происшествий, все пятеро потерявших свой разум были не успешными учениками и вряд ли справились бы с работой АРАНА. Вывод напрашивался сам. Их просто устранили за непригодностью, использовали эти устранения в назидание остальным. Отставные "Неуязвимые" для работы АРАНА оказались непригодны, как воины они уже тоже изжили себя, вот и стали ненужными. Но это было понимание о событиях давно ушедших лет и оно не затрагивало его. Было и было. Тогда напуганный этими случаями он упорно трудился, со страхом отправляя своё сознание на сигнал маяка, постоянно ожидая, что оно может потеряться и не вернуться. Со временем этот страх прошёл, он делал всё автоматически, об ошибке уже не думал.
  И вот пришёл день распределения, тогда это был день горького разочарования. Получив чип с назначением, он вставил его в считыватель, посмотрел на экран, прочёл то, что высветилось на нём и едва смог удержать себя в руках. Понять его было не трудно, ибо его направили на смену АРАНУ планеты Земля, захудалой, окраинной планеты ресурсную ценность представляла не сама планета, а планеты, входившие в её созвездие. Но они все были необитаемы, и только Земля в этом созвездии была обитаема. По имеющимся данным зондирования её недр, он увидел полную несуразность нахождения хранителя на этой планете. Её ресурсы были не очень богаты, а аборигены находились на ступени развития очень далекой от космических перемещений. Смысл нахождения на ней АРАНА был непонятен, можно было предположить, что это просто ошибка, если бы не небольшое примечание. Оно имело ссылку на закрытые файлы, доступа к ним статус КАНМАРА не давал в этот момент. Но даже в эти последние мгновения своей жизни КАНМАР признавал, что так и не смог решить, эту загадку, к тем файлам доступа он так и не получил. Теперь эта тайна так и уйдёт с его умирающей расой навсегда. Странно, он умирал, а знать ответ хотел. Зачем он ему нужен? Какое дело ему, умирающему АРАНУ, к неразгаданной тайне этой планеты? Точно пребывание на Земле дурно повлияло на него. Он обрёл эмоции не присущие его расе, любопытство и желание всё познать. Это ведь тоже заразно? Отбросив эти рассуждения, он вновь углубился в воспоминания...
  Как и все АРАНЫ, ежегодно, он представал с отчётом обо всём сделанном им за прошедшее время перед комиссией департамента. Члены комиссии просматривали записи, проверяли его отчёты, оценивали его работу, указывали на недостатки, хвалили за хорошо сделанную работу. Его браслет, контроля состояния функционирования его организма, был и местом для отметок доблестной работы, вот его и украсила золотая пластина лучшего АРАНА, что было полной бессмысленностью. Но эти крамольные мысли он хранил в себе, никогда не высказывая их никому. Истинное своё отношение к исполнению возложенных на него обязанностей, знал только он. Основывалось это всё на его эмоциях. Начальный шок и обида за это назначение покинули его нескоро. Тогда, в первый раз, он вышёл из портала, обуреваемый этими чувствами и осмотрелся. Местный АРАН расположился в пещере горы, как и АРАН планеты, где он провёл три месяца в период обучения. Скалистая площадка обрывалась крутой пропастью, а внизу раскинулся лес. Высокие зелёные деревья сплошным ковром уходили к горизонту. Голубое небо, с плывущими белыми облаками и золотым диском солнца на нём, накрывало окружающий пейзаж своим светом и теплом. Возле входа в пещеру стоял АРАН, которого он должен был сменить. Седой, сгорбленный с потухшим взглядом. Такого старого представителя своей расы КАНМАР видел впервые. Он знал, что этот АРАН отправил прошение об отставке и через две декады перейдёт в мир ушедших представителей их расы, но знал и то, что в прошении этого АРАНА была странная просьба. Он просил сжечь очищающим огнём его бренные останки на этой планете, где он прослужил 32 года. Эта просьба была удовлетворена, соответствующие указания КАНМАР получил, хотя и не понял желание этого АРАНА. Какое значение имело то, где сожгут твои бренные останки? Останкам это было безразлично, как безразлично было это и отключённому сознанию, и окружающему миру. Мир всё равно ничего этого не заметит, он будет продолжать свой путь.
  Приветствия много времени не заняли, они были холодны и сдержаны, эмоции чужды были им обоим. Сразу перешли к знакомству с обстановкой и передаче дел. АРАН показал свою пещеру. Она состояла из большого зала и маленькой комнаты, жилища АРАНА. Стандартная команда из девяти роботов, оборудование наблюдения. Здесь всё было скромнее и проще, чем то, что увидел КАНМАР на стажировке. Каждый АРАН жил своей жизнью и своими интересами, ему было безразлично, что подумают и скажут о нём. Обсуждению это не подлежало. Полторы декады ушло на перенастройку роботов и знакомство с местной обстановкой. За это время КАНМАР понял, что старый АРАН показал и передаёт ему пещеру, которая была официальным местом его нахождения, но он имеет и тайное место или места, где находится то, чем он занимался для себя. Просто, личную жизнь и свои интересы, он оставил личным для себя, никого не допуская к своим истинным чувствам и интересам. Это было его право и его выбор. Так и пришёл последний день второй декады. Наступил день ухода старого АРАНА. Утром он обратился к КАНМАРУ с просьбой:
  - Ты вправе мне оказать, но я прошу тебя, когда я уйду, моё тело бросить в жерло вулкана. Он здесь недалеко. Робот-разведчик знает его координаты, мы с ним часто там бывали. Если решишь выполнить эту мою просьбу, то прими мою благодарность, а теперь прощай АРАН планеты Земля!
  КАНМАР застыл поражённый услышанным. Представители их расы никогда не благодарили друг друга, никогда не обращались с просьбами друг к другу. Они холодно прощались, уходивший из жизни, просто молча, уходил в укромное место, где и совершал ритуал. Он был отрешён и безразличен к окружающему миру, к продолжающим жить представителям расы.
  Тогда он в ответ просто кивнул головой, слов не нашёл. Уже не АРАН планеты, окинул взглядом пещеру, бывшую все эти долгие годы его пристанищем, тоскливо вздохнул и вышёл из неё. КАНМАР шёл за ним, остановившись возле входа в пещеру, он провожал взглядом удалявшуюся фигуру уходящего АРАНА. Тот вышёл на выступ скалы и сел на камень, устремив взгляд к горизонту. Так он и просидел до заката солнца. КАНМАР простоял всё это время у входа, в его груди что-то щемило, это было новое не известное ощущение. Заходящее солнце окрасило небосвод красным светом, тогда, сидевший на скальном выступе АРАН, встал, поднял руки и вновь сел. КАНМАР ушёл в пещеру, он понял, что наступил момент последнего действия, отключение сознания. Это был очень личный миг и совершался он без посторонних, если были силы совершить это самому, не требовалась помощь. Эту ночь сознание проведёт возле покинутого им тела, прощаясь со своим долголетним вместилищем. Мешать этому, было не принято.
  С первыми лучами восходящего солнца, КАНМАР направился к скальному выступу, на котором находилось уже оставленное жизнью тело. Расстелив возле выступа плащ, он уложил на него тело и подозвал робота-разведчика. Тот подошёл, открыл створки капсулы на своём корпусе и положил в нишу завёрнутое в плащ тело своего бывшего хозяина. Створки закрылись. Мысленный приказ нового АРАНА и робот взлетел. КАНМАР смотрел ему вслед и думал:
  "Я не согласен с тобой мой предшественник! Уходить из жизни нужно на рассвете, в последний раз увидев рождение нового дня. Закат это такая же смерть и любоваться им можно, но не в последний раз. Я так и поступлю, когда придёт этот момент для меня!"
  Вернувшийся робот-разведчик продемонстрировал запись дальнейших действий. До действующего вулкана лететь было недалеко. Внизу вулкана располагался город с каменными постройками зданий. Вулкан едва курился, но когда робот завис над ним, стало видно красную магму, кипящую в глубине его жерла. Створки кабины робота-разведчика раскрылись, и тело полетело вниз, в объятия жаркого огня магмы, прошло мгновение, а затем яркая вспышка известила о том, что обряд сожжения тела выполнен.
  КАНМАР приказал роботу стереть эту запись, он выполнил своё обещание, суть старого АРАНА, его пепел остались на планете, где прошли долгие годы его одинокой жизни. Много позже КАНМАР понял это решение АРАНА. Эта планета заменила ему его родной мир, который стал для него чужим, вот он и принял такое решение. Умирает ли разум вместе с телом? Или он вливается в общий подиум планеты? Этого никто не знал, а гадать можно до бесконечности. Если предположить, что правильно последнее предположение? То АРАН должен быть доволен. Пепел от его праха и его разум остались там, где он хотел. На окраинной планете созвездия..., планете с тщательно оберегаемой тайной.
  Эти события остались в памяти АРАНА КАНМАРА и часто будоражили его разум. Но главным было выполнение порученной ему работы. Два года он отдавался ей целиком. С его помощью полыхали войны, уничтожавшие целые народы, государства, города. Покушения и убийства местных владык и царей, тогда казались необходимыми действиями во благо процветания его расы. Сейчас он вспоминал всё это с неохотой, мимолётом, на душе был горький осадок от этой деятельности.
  После двух лет такой бурной деятельности, он устал и тогда вспомнил пещеру АРАНА, где был в период учёбы и решил заняться таким же коллекционированием. За эти годы в капсуле робота-разведчика он облетел всю планету, изучил её. У него появились и любимые места. Особенно он полюбил отдыхать на острове, лежащем среди синих волн моря. Мягкий, тёплый климат этого места, тёплые солёные воды омывавшие остров вносили покой и умиротворённость в его разум. Часто прилетая сюда, искупавшись в водах тёплого моря, он садился на скалистом выступе и подолгу смотрел на море. Любоваться им не уставал при любой погоде. Когда море гневалось и бросало на берег тяжёлые чёрные волны, он восхищался его гневом, силой и неукротимостью.
  Вторым, любимым местом стал горный кряж, отделявший полуостров на большом материке. С его вершин открывался вид на море и цветущие долины с городами аборигенов, а за спиной высились горы с вершинами покрытыми снегом. Были и другие красивые места, но там он бывал не часто. Когда вспомнил о той, увиденной тогда коллекции АРАНА, о выборе места для его тайных пещер вопрос не стоял. Оба любимых места подходили для этих целей, вот и решил сделать там хранилища своих коллекций. Для этого направил в эти места по паре многофункциональных роботов. Получив задания, они за две декады подготовили там пещеры, ещё одну декаду изготавливали и устанавливали нужное оборудование, стенды, стеллажи. Держать роботов-охранников у этих пещер он не мог, вот и пошёл другим путём. Роботы установили на горных платах солнечные батареи, внешне это были обычные камни с особым высокопрочным покрытием, не отличавшимся по цвету от окружающих гор. Провели линии передачи от них в пещеры, установили там освещение, генераторы защитного поля и жёсткого излучения. Пройти через эту защиту мог только обладатель кольца АРАНА и незатейливого кольца-маяка с чернёным покрытием. Излучаемые их генераторами сигналы отключали защиту пещер. Зачем он сделал вторым ключом именно это кольцо-маяк? КАНМАР объяснить бы не смог, не то, что кому-то, а даже себе. Удовлетворялся простым объяснением. Обе пещеры находились в разных местах, снять своё кольцо и отдать роботам для настройки систем защиты он не мог. Это было всё равно, как отдать свои доспехи и незащищённым предстать среди вооружённых врагов. Кольцо-маяк управлялось его кольцом, воспринимало его излучения, было совместимо с ним, вот и придумал такой выход. А выбрал это кольцо случайно. Так получилось, что сложившиеся обстоятельства потребовали принятия такого решения.
  Работа роботов требовала внимания и контроля, вот он и забросил свои дела по насаждению вражды и устранению владык аборигенов. Когда закончил работы и вспомнил о своих прямых обязанностях, с удивлением обнаружил, что его двухмесячное невыполнение своих обязанностей никак не повлияло на окружающую жизнь. Аборигены всё делали сами. Они успешно разжигали войны, истребляли друг друга, убивали своих владык и всех, кто попадал им под руку. Практически не затихающие войны уничтожали государства и целые народы. В его вмешательстве в этот процесс необходимости не было. Они сами зверствовали так, как он не мог и придумать. Оказаться не нужным? Это очень сильный удар, но КАНМАР уже устал от интриг и рек крови, поэтому своё открытие принял спокойно, вплотную занялся коллекционированием и изучением окружающего мира. Только с некоторым отклонением от тех коллекций воинского вооружения, которые он видел тогда у того АРАНА. Изготавливать мумии аборигенов он не стал, просто роботы делали манекены, а затем одевали на них, доспехи и оружие разных аборигенов. На взгляд КАНМАРА выглядело это не хуже. Ещё он собирал разные украшения, монеты, свитки. Одиночество не угнетало его, это чувство было неизвестно представителям его расы, просто он нашёл себе очень интересное занятие, ему и отдавался полностью, забросив свои непосредственные занятия АРАНА.
  Увлечение захватило его полностью, вот он и потерял ощущение времени. А оно имеет свойство не останавливаться и безудержно бежать. К действительности его вернуло напоминание о назначенном дне отчёта за прошедший год. Это было, как удар грома и молнии при ясном небе солнечным днём. Сказать, что он пережил страх? Это всё равно, что не сказать ничего, ибо охватившая его паника описанию не поддавалась. Он метался и искал выход, но ничего придумать не смог. Тогда от отчаяния собрал все записи с терминалов слежения, покорившись судьбе, шагнул в развернувшийся в назначенное время переходной портал. У него даже не возникало мысли сказать правду, что он ничего не делал, как АРАН, а занимался своими делами. Это было бы страшным преступлением, халатность не прощалась, оставалась одна надежда, как-нибудь выйти из создавшегося положения. Увы! Было и одно большое но. Дело в том, что взятые для отчёта записи он сам не видел. Просмотреть их не успел. С замирающим сердцем он передал записи роботу, обслуживавшему терминалы просмотра, покоряясь судьбе, занял своё место перед комиссией. Робот заправил записи в проектор и включил его. Сердце КАНМАРА рухнуло куда-то вниз, он закрыл глаз и приготовился к самому худшему. Первым признаком его провала должны были стать возмущенные выкрики членов комиссии, но стояла тишина. КАНМАР уже был далеко не мальчиком, долго сидеть, сжавшись с закрытым глазом, он уже не мог, поэтому осторожно открыл глаз и посмотрел на сидящих перед ним членов комиссии. Те заинтересованно смотрели на экраны своих дисплеев. Не понимая, что их заинтересовало, он опустил взгляд на свой дисплей и едва не вскрикнул. На дисплее демонстрировалась картина кровавой битвы. На берегу моря стоял окружённый высокими стенами большой город, весь берег перед ним был усеян примитивными кораблями аборигенов его планеты. Часть аборигенов, как муравьи, покинув корабли, укрывшись щитами, лезли по приставленным к защитным стенам города лестницам. Другая часть обстреливала город и стены из луков и катапульт, тучи стрел и камней летели на город и его защитников, но и те не отставали. Из города камни и стрелы летели, на воинов, напавших на город, доставали и их корабли. Оставленный КАНМАРОМ без присмотра робот-наблюдатель развлекался, как мог. Крупным планом он записывал рухнувшие лестницы с летящими во все стороны воинами, их падение на землю и брызгающие во все стороны кровь и мозги. Вот прилетевшая из города каменная глыба, обрушилась на обслугу одной катапульты, окровавленные части тел разлетелись в разные стороны. Подробно показывались падения воинов, пронзённых стрелами. Тела, окровавленные части тел, валялись всюду, песок и земля были буквально залиты кровью. Аналогичными были и записи из города. Безликий механический голос комментировал события.
  "Это атака на город-царство, объединённых войск греческих царей. Город-царство владел рудниками металлов, золота и серебра, ценимого аборигенами. Усиленная его добыча, нарушала сохранение недр. После проведения соответствующей работы, была организована эта война. В результате боёв, город пал, царство было уничтожено, нападавшие войска местных царей, тоже потеряли почти половину своих воинов. Сохранность недр в этом регионе была обеспечена..."
  КАНМАР знал, что роботы, как и их хозяева, были беспристрастны и эмоциями не обладали, но он заподозрил, что его робот-наблюдатель начал сбоить. Ещё десяток записей сопровождались подобными комментариями, слово в слово. Робот шутил? Поверить в такое было невозможно. К счастью члены комиссии на эти совпадения внимания не обратили, слишком были захвачены демонстрируемыми событиями. После просмотра действия АРАНА получили высокую оценку. Слушая выводы главы комиссии, КАНМАР не верил своим ушам. Едва его отпустили, он тут же умчался к переходному порталу. Все расценили это, как его рвение, но это было не так. Он просто спешил вычитать робота-наблюдателя, пригрозив ему полностью перегрузить программу. Робот выслушал его и поинтересовался:
  - Уважаемый АРАН! Это сделать с вами вам пообещали члены комиссии?
  С удивлением КАНМАР улыбнулся и подумал:
  "Он прав! Я тоже дефектный! Вот проявляю эмоции!"
  Больше к роботу он не приставал и тот создавал свои шедевры и комментировал их, как хотел, а КАНМАР спокойно занимался своими занятиями. Теперь отчёты он сдавал спокойно, хотя так же ничего как АРАН не делал. Но, не смотря на это, на пятом году он получил опаловое ожерелье, высшую награду АРАНА, в дополнение к ранее полученной золотой пластине на браслет. Отнёсся к этому безразлично, как истинный сын расы РАЛОТОВ, не обладающей эмоциями.
  Шли годы, пополнялись его коллекции, тогда он нашёл и новое занятие. Целыми днями слушал монотонный голос переводчика, читавшему ему записи со свитков его коллекции. Из них он узнавал многое о жизни аборигенов своей планеты, а однажды услышал описание событий, участником которых был лично. Они не соответствовали истине, тогда он понял, что многое из написанного аборигенами это вымысел, извращённая ложь. Один пример и такие выводы?
  Переводчик читал "Одиссею" Гомера 9-ю песню. В оде повествовалось о путешествии царя Итаки Одиссея. Во время плавания его корабль пристал к острову, на котором жил великан-людоед циклоп ПОЛИФЕН.
  ......
  Быстро достигли мы близко лежащего края циклопов.
  С самого боку высокую мы увидали пещеру
  Близко от моря, над нею - деревья лавровые. Много
  Там на ночевку сходилось и коз и овец. Вкруг пещеры
  Двор простирался высокий с оградой из вкопанных камней,
  190. Сосен больших и дубов, покрытых густою листвою.
  Муж великанского роста в пещере той жил. Одиноко
  Пас вдалеке от других он барашков и коз. Не водился
  С прочими. Был нелюдим, никакого не ведал закона.
  Выглядел чудом каким-то чудовищным он и несходен
  195. Был с человеком, вкушающим хлеб, а казался вершиной
  Лесом поросшей горы, высоко над другими стоящей.
  Прочим спутникам верным моим приказал я на берег
  Вытащить быстрый корабль и там близ него оставаться.
  Сам же, выбрав двенадцать товарищей самых надежных,
  200. В путь с ними двинулся. Козий мы мех захватили с собою
  С красным сладким вином. Марон ЕВАНФИД его дал нам,
  Жрец Аполлона владыки, который ИСМАР охраняет, -
  Дал нам за то, что его пощадили с женой мы и сыном
  Из уваженья к нему. В АПОЛОНОВОЙ роще тенистой
  205. Жрец обитал. Даров он блистательных дал мне немало:
  Золота семь подарил мне талантов в искусных издельях,
  Серебролитный кратер подарил, а потом еще также
  Целых двенадцать амфор мне наполнил вином превосходным,
  Сладким и чистым, напитком божественным. Ни из служанок,
  210. Ни из рабов о вине том никто в его доме не ведал,
  Кроме его самого, супруги и ключницы верной.
  Если кто, пить, собираясь, один наполнял только кубок
  Красным вином этим сладким и двадцать примешивал кубков
  С чистой водою к вину, то сладчайший, чудеснейший запах
  215. Шел от кратера. Не мог тут никто от питья воздержаться.
  Мех большой с тем вином захватил я с собой и мешок с ним
  Кожаный с пищею. Дух мой отважный мгновенно почуял,
  Что человека я встречу, большой облеченного силой,
  Дикого духом, ни прав не хотящего знать, ни законов.
  220. Быстро в пещеру вошли мы, но в ней не застали циклопа.
  Жирных коз и овец он пас на лугу недалеком.
  Все внимательно мы оглядели, вошедши в пещеру.
  Полны были корзины сыров; ягнята, козлята
  В стойлах теснились; по возрасту он разместил их отдельно:
  225. Старших со старшими, средних со средними, новорожденных
  С новорожденными; сывороткой были полны все сосуды,
  Там же подойники, ведра стояли, готовые к дойке.
  Спутники тотчас меня горячо уговаривать стали,
  Взявши сыров, удалиться, потом же, как можно скорее,
  230. Выгнав козлят и барашков из стойл, на корабль быстроходный
  Их погрузить и пуститься в дорогу соленою влагой.
  Я не послушался их, а намного б то выгодней было!
  Видеть его мне хотелось - не даст ли чего мне в подарок.
  Но не радушным ему предстояло явиться пред нами!
  235. Тут мы костер развели, и жертву свершили, и сами,
  Сыра забравши, поели и, сидя в глубокой пещере,
  Ждали, покуда со стадом пришел он. Огромную тяжесть
  Леса сухого он нес, чтобы ужин на нем приготовить.
  Сбросил внутри он пещеры дрова с оглушительным шумом.
  240. Сильный испуг охватил нас, мы все по углам разбежались.
  Жирных коз и овец загнал великан тот в пещеру -
  Всех, которых доят: самцов же, козлов и баранов -
  Их он снаружи оставил, в высокой дворовой ограде.
  Поднял огромнейший камень и вход заградил им в пещеру -
  245. Тяжким, которого с места никак не сумели бы сдвинуть
  Двадцать две телеги четырехколесных добротных.
  Вот какою скалою высокою вход заложил он!
  Коз и овец подоил, как у всех это принято делать,
  И подложил сосунка после этого к каждой из маток.
  250. Белого взял молока половину, мгновенно заквасил,
  Тут же отжал и сложил в сплетенные прочно корзины,
  А половину другую оставил в сосудах, чтоб мог он
  Взять и попить молока, чтоб ему оно было на ужин.
  Все дела, наконец, переделав свои со стараньем,
  255. Яркий костер он разжег - и нас увидал, и спросил нас:
   - Странники, кто вы? Откуда плывете дорогою влажной?
  Едете ль вы по делам иль блуждаете в море без цели,
  Как поступают обычно разбойники, рыская всюду,
  Жизнью играя своею и беды неся чужеземцам? -
  260. Так говорил он. Разбилось у нас тогда милое сердце.
  Грубый голос и облик чудовища в ужас привел нас.
  Но, несмотря и на это, ему отвечая, сказал я:
   - Мы - ахейцы. Плывем из-под Трои. Различные ветры
  Сбили далеко с пути нас над бездной великою моря.
  265. Едем домой. Но другими путями, другою дорогой
  Плыть нам пришлось. Таково, очевидно, решение Зевса.
  Вождь наш - АТРИД Агамемнон: по праву мы хвалимся этим.
  Славой сейчас он высокой покрылся по всей поднебесной,
  Город великий разрушив, и много народу избивши.
  270. Мы же, прибывши сюда, к коленям твоим припадаем,
  Молим, - прими, угости нас радушно, иль, может, иначе:
  Дай нам гостинец, как это в обычае делать с гостями.
  Ты же бессмертных почти: умоляем ведь мы о защите.
  Гостеприимец же Зевс - покровитель гостей и молящих.
  275. Зевс сопутствует гостю. И гости достойны почтенья. -
   Так я сказал. Свирепо взглянувши, циклоп мне ответил:
   - Глуп же ты, странник, иль очень пришел к нам сюда издалека,
  Если меня убеждаешь богов почитать и бояться.
  Нет нам дела, циклопам, до Зевса-эгидодержавца
  280. И до блаженных богов: мы сами намного их лучше!
  Не пощажу ни тебя я из страха КРОНИДОВА гнева,
  Ни остальных, если собственный дух мне того не прикажет.
  Вот что, однако, скажи мне: к какому вы месту пристали
  На корабле своем - близко ль, далеко ль отсюда, чтоб знать мне.
  285. Так он выпытывал. Был я достаточно опытен, понял
  Сразу его и хитро отвечал ему речью такою:
   - Мой уничтожил корабль Посейдон, сотрясающий землю,
  Бросив его возле вашей земли о прибрежные скалы
  Мыса крутого. Сюда занесло к вам
  290. Мне же вот с этими вместе от смерти спастись удалося. -
   Так я сказал. Он свирепо взглянул, ничего не ответив,
  Быстро вскочил, протянул к товарищам мощные руки
  И, ухвативши двоих, как щенков, их ударил о землю.
  По полу мозг заструился, всю землю вокруг увлажняя,
  295. Он же, рассекши обоих на части, поужинал ими, -
  Все без остатка сожрал, как лев, горами вскормленный,
  Мясо, и внутренность всю, и мозгами богатые кости.
  Горько рыдая, мы руки вздымали к родителю Зевсу,
  Глядя на страшное дело, и что предпринять нам не знали.
  300. После того как циклоп огромное брюхо наполнил
  Мясом людским, молоком неразбавленным ужин запил он
  И посредине пещеры меж овцами лег, растянувшись.
   В духе отважном своем такое я принял решенье:
  Близко к нему подойти и, острый свой меч обнаживши,
  305. В грудь ударить, где печень лежит в грудобрюшной преграде,
  Место рукою нащупав. Но мысль удержала другая:
  Здесь же на месте постигла б и нас неизбежная гибель;
  Мы не смогли бы никак от высокого входа руками
  Прочь отодвинуть огромный циклопом положенный камень.
  310. Так мы в стенаниях частых священной зари дожидались.
  Рано рожденная вышла из тьмы розоперстая Эос.
  Встал он, огонь разложил: как обычно все делают, маток
  Всех подоив, подложил сосунка после этого к каждой.
  Все дела наконец переделав с великим стараньем,
  315. Снова товарищей двух он схватил и позавтракал ими.
  Завтрак окончивши, стадо свое он погнал из пещеры,
  Камень очень легко отодвинув от входа и тотчас
  Вход им снова закрыв, как покрышкой колчан закрывают;
  С криком и свистом погнал циклоп свое жирное стадо
  320. В горы. Оставшись в пещере, я стал размышлять, не удастся ль
  Мне как-нибудь отомстить, не даст ли мне славу Афина.
  Вот наилучшим какое решение мне показалось:
  Подле закуты лежала большая дубина циклопа -
  Свежий оливковый ствол: ее он срубил и оставил
  325. Сохнуть, чтоб с нею ходить. Она показалась нам схожей
  С мачтою на корабле чернобоком двадцативесельном,
  Груз развозящем торговый по бездне великого моря.
  Вот какой толщины и длины была та дубина.
  К ней подойдя, от нее отрубил я сажень маховую,
  330. Спутникам отдал обрубок, его приказавши очистить.
  Сделали кол они гладким. Его на конце заострил я
  Взял и, сунув в костер, обжег на углях раскаленных,
  Тщательно после того запрятав в навозе, который
  Кучей огромной лежал назади, в углубленьи пещеры.
  335. Тем, кто остался в живых, предложил я решить жеребьевкой,
  Кто бы осмелился кол заостренный, со мною поднявши,
  В глаз циклопу вонзить, как только им сон овладеет.
  Жребий выпал на тех, которых как раз и желал я;
  Было их четверо; сам я меж ними без жребия - пятый.
  340. К вечеру он подошел, гоня густорунное стадо.
  Жирное стадо в пещеру пространную тотчас загнал он
  Все целиком - никого на высоком дворе не оставил,
  Либо предчувствуя что, либо бог его так надоумил.
  Поднял огромный он камень и вход заградил им в пещеру,
  345. Коз и овец подоил, как у всех это принято делать,
  И подложил сосунка после этого к каждой из маток.
  Все дела, наконец, переделав свои со стараньем,
  Снова товарищей двух он схватил и поужинал ими.
  Близко тогда подошел я к циклопу и так ему молвил,
  350. Полную черным вином поднося деревянную чашу:
   - Выпей вина, о циклоп, человечьего мяса поевши,
  Чтобы узнал ты, какой в нашем судне напиток хранился.
  Я в подношенье его тебе вез, чтоб меня пожалел ты,
  Чтобы отправил домой. Но свирепствуешь ты нестерпимо.
  355. Кто же тебя, нечестивец, вперед посетит из живущих
  Многих людей, если так беззаконно со мной поступил ты? -
   Так говорил я. Он принял и выпил. Понравился страшно
  Сладкий напиток ему. Второй он потребовал чаши:
   - Ну-ка, пожалуйста, дай мне еще и теперь же скажи мне
  360. Имя твое, чтобы мог я порадовать гостя подарком.
  Также циклопам в обилье дает плодородная почва
  В гроздьях тяжелых вино, и дождь наполняет их соком;
  Это ж вино, что поднес ты, - Амвросия, нектар чистейший! -
   Молвил, и снова вина искрометного я ему подал.
  365. Трижды ему подносил я, и трижды, дурак, выпивал он.
  После того как вино затуманило ум у циклопа,
  С мягкой и вкрадчивой речью такой я к нему обратился:
   - Хочешь, циклоп, ты узнать мое знаменитое имя?
  Я назову его. Ты же обещанный дай мне подарок.
  370. Я называюсь Никто. Мне такое название дали
  Мать и отец; и товарищи все меня так величают. -
   Так говорил я. Свирепо взглянувши, циклоп мне ответил:
   - Самым последним из всех я съем Никого. Перед этим
  Будут товарищи все его съедены. Вот мой подарок! -
  375. Так он сказал, покачнулся и, навзничь свалился, и, набок
  Мощную шею свернувши, лежал. Овладел им тотчас же
  Всепокоряющий сон. Через глотку вино изрыгнул он
  И человечьего мяса куски. Рвало его спьяну.
  Тут я обрубок дубины в горящие уголья всунул,
  380. Чтоб накалился конец. А спутников всех я словами
  Стал ободрять, чтобы кто, убоясь, не отлынул от дела.
  Вскоре конец у дубины оливковой стал разгораться,
  Хоть и сырая была. И весь он зарделся ужасно.
  Ближе к циклопу его из огня подтащил я. Кругом же
  385. Стали товарищи. Бог великую дерзость вдохнул в них.
  Взяли обрубок из дикой оливы с концом заостренным,
  В глаз вонзили циклопу. А я, упираяся сверху,
  Начал обрубок вертеть, как в бревне корабельном вращает
  Плотник сверло, а другие ремнем его двигают снизу,
  390. Взявшись с обеих сторон; и вертится оно непрерывно.
  Так мы в глазу великана обрубок с концом раскаленным
  Быстро вертели. Ворочался глаз, обливаемый кровью:
  Жаром спалило ему целиком и ресницы и брови;
  Лопнуло яблоко, влага его под огнем зашипела.
  395. Так же, как если кузнец топор иль большую секиру
  Сунет в холодную воду, они же шипят, закаляясь,
  И от холодной воды становится крепче железо, -
  Так зашипел его глаз вкруг оливковой этой дубины.
  Страшно и громко завыл он, завыла ответно пещера.
  400. В ужасе бросились в стороны мы от циклопа. Из глаза
  Быстро он вырвал обрубок, облитый обильною кровью,
  В бешенстве прочь от себя отшвырнул его мощной рукою
  И завопил, призывая циклопов, которые жили
  С ним по соседству средь горных лесистых вершин по пещерам.
  405. Громкие вопли услышав, сбежались они отовсюду,
  Вход обступили в пещеру и спрашивать начали, что с ним:
   - Что за беда приключилась с тобой, ПОЛИФФЕМ, что кричишь ты
  Чрез амвросийную ночь и сладкого сна нас лишаешь?
  Иль кто из смертных людей насильно угнал твое стадо?
  ПОЛИФЕН - циклоп. Сын Посейдона и нимфы ФООСЫ.
  410. Иль самого тебя кто-нибудь губит обманом иль силой? -
   Им из пещеры в ответ закричал ПОЛИФЕМ многомощный:
   - Други, Никто! Не насилье меня убивает, а хитрость! -
  Те, отвечая, к нему обратились со словом крылатым:
   - Раз ты один и насилья никто над тобой не свершает,
  415. Кто тебя может спасти от болезни великого Зевса?
  Тут уж родителю только молись, Посейдону-владыке! -
  Так сказавши, ушли. И мое рассмеялося сердце,
  Как обманули его мое имя и тонкая хитрость.
  Охая тяжко и корчась от боли, обшарил руками
  420. Стены циклоп, отодвинул от входа скалу, в середине
  Входа в пещеру уселся и руки расставил, надеясь
  Тех из нас изловить, кто б со стадом уйти попытался.
  Вот каким дураком в своих меня мыслях считал он!
  Я же обдумывал, как бы всего это лучше устроить,
  425. Чтоб избавленье от смерти найти как товарищам милым,
  Так и себе; тут и планов и хитростей ткал я немало.
  Дело ведь шло о душе. Беда надвигалася близко.
  Вот наилучшим какое решение мне показалось.
  Было немало баранов кругом, густорунных и жирных,
  430. Очень больших и прекрасных, с фиалково-темною шерстью.
  Их потихоньку связал я искусно сплетенной лозою,
  Взяв из охапки ее, где спал великан нечестивый.
  По три барана связал я; товарища нес под собою
  Средний; другие же оба его со сторон прикрывали.
  435. Трое баранов несли товарища каждого. Я же...
  Был в этом стаде баран, меж всех остальных наилучший.
  За спину взявшись его, соскользнул я барану под брюхо
  И на руках там повис и, в чудесную шерсть его крепко
  Пальцами впившись, висел, отважным исполненный духом.
  440. Тяжко вздыхая, прихода божественной Эос мы ждали.
  Рано рожденная вышла из тьмы розоперстая Эос.
  Стал на пастбище он козлов выгонять и баранов.
  Матки ж в закутах, еще недоенные, громко блеяли, -
  Вздулося вымя у них. Хозяин, терзаемый злою
  445. Болью, ощупывал сверху у всех пробегавших баранов
  Пышноволнистые спины. Совсем он, глупец, не заметил,
  Что привязано было под грудью баранов шерстистых.
  Самым последним баран мой наружу пошел, отягченный
  Шерстью густою и мною, исполнившим замысел хитрый.
  450. Спину ощупав его, сказал ПОЛИФЕН многомощный:
   - Ты ли, любимец мой милый? Последним сегодня пещеру
  Ты покидаешь; обычно не сзади других ты выходишь:
  Первым из всех, величаво шагая, вступаешь на луг ты,
  Нежно цветущий, и первым к теченьям реки подбегаешь;
  455. Первым с пастбища также спешишь и домой возвратиться
  Вечером. Нынче ж - последний меж всеми. Иль ждешь ты, тоскуя,
  Глаза хозяйского? Злой человек его начисто выжег,
  С помощью спутников жалких, мне чувства вином отуманив.
  Имя злодею - Никто. И смерти ему не избегнуть!
  460. Если бы чувствовать мог ты со мною и мог бы сказать мне,
  Где от гнева ему моего удается укрыться,
  Я бы о землю ударил его и пещеру повсюду
  Мозгом его бы обрызгал. Тогда бы нашло облегченье
  Сердце мое от беды, что негодный Никто причинил мне. -
  465. Так произнес он и выпустил вон из пещеры барана.
  Я недалеко от входа в пещеру и внешней ограды
  Первым на ноги стал и, товарищей всех отвязавши,
  С ними поспешно погнал тонконогое жирное стадо
  Длинным обходным путем, пока мы судна не достигли.
  470. Радостно встретили нас товарищи милые наши, -
  Тех, кто смерти избег; о погибших же плакали горько.
  Плакать, однако, я им не позволил, мигнувши бровями,
  Но повелел поскорей, погрузив тонкорунное стадо
  Все целиком на корабль, пуститься соленою влагой.
  475. Все они быстро взошли на корабль, и к уключинам сели
  Следом один за другим, и ударили веслами море.
  Столько, однако, отплывши, за сколько кричавшего мужа
  Можно услышать, насмешливо я закричал ПОЛИФЕНУ:
   - Что же, циклоп? Не у так уж бессильного мужа, как видно,
  480. В полой пещере своей пожрал ты товарищей милых!
  Так и должно было, гнусный злодей, приключиться с тобою,
  Если ты в доме своем гостей поедать не страшишься.
  Это - возмездье тебе от Зевса и прочих бессмертных! -
   Так я сказал. Охватила его еще большая злоба.
  485. Быстро вершину высокой горы оторвал он и бросил.
  Пред кораблем черноносым с огромною силою камень
  Грянулся в воду так близко, что чуть не разбил его носа.
  Море высоко вскипело от камня, упавшего в воду.
  Как от морского прибоя, большая волна поднялася,
  490. И подхватила корабль, и к суше назад погнала нас.
  Шест длиннейший я в руки схватил и, упершись, корабль наш
  В сторону прочь оттолкнул: ободряя товарищей, молча
  Им головою кивнул, на весла налечь призывая,
  Чтобы спастись нам. Нагнулись они и ударили в весла.
  495. Только лишь вдвое настолько ж от острова мы удалились,
  Снова циклопу собрался я крикнуть. Товарищи в страхе
  Наперерыв меня стали удерживать мягкою речью:
   - Дерзкий! Зачем раздражаешь ты этого дикого мужа?
  В море швырнувши утес, обратно погнал он корабль наш
  500. К суше, и думали мы, что уж гибели нам не избегнуть.
  Если теперь он чей голос иль слово какое услышит, -
  И корабельные бревна и головы нам раздробит он,
  Мрамор швырнув остробокий: добросить до нас он сумеет. -
  Но не могли убедить моего они смелого духа.
  505 Злобой неистовой в сердце горя, я ответил циклопу:
   - Если, циклоп, из смертных людей кто-нибудь тебя спросит,
  Кто так позорно тебя ослепил, то ему ты ответишь:
  То Одиссей, городов разрушитель, выколол глаз мне,
  Сын он ЛАЭРТА, имеющий дом на Итаке скалистой. -
  510. Так я сказал. Заревел он от злости и громко воскликнул:
   - Горе! Сбылось надо мной предсказание древнее нынче!
  Был здесь один предсказатель, прекрасный на вид и высокий,
  Сын ЕВРИМА Телам, знаменитейший в людях провидец.
  Жил и состарился он, прорицая циклопам в земле их.
  515 Он предсказал мне, что это как раз и случится со мною, -
  Что от руки Одиссея я зренье свое потеряю.
  Ждал я все время, однако: придет и большой и прекрасный
  Муж к нам какой-то сюда, облеченный великою силой.
  Вместо того малорослый урод, человечишко хилый,
  520. Зренье отнял у меня, вином перед этим смиривши!
  Что ж, Одиссей, воротись, чтоб мог тебе дать я подарок
  И упросить ЗЕМЛЕДЕРЖЦА послать тебе путь безопасный.
  Сыном ему прихожусь я, и хвалится он, что отец мне.
  Он лишь один излечить меня мог бы, когда захотел бы:
  525. Кроме него же никто из блаженных богов или смертных. -
   Так циклоп говорил. Но, ему возражая, сказал я:
   - О, если б мог я, лишивши тебя и дыханья и жизни,
  Так же верно тебя к Аиду отправить, как верно
  То, что уж глаза тебе даже сам Посейдон не излечит! -
  530. Так я ответил. Тогда Посейдону он начал молиться,
  Обе руки простирая наверх, к многозвездному небу.....
  .....
  На этом месте КАНМАР остановил чтение текста свитка роботом-переводчиком, что-то ему показалось в прочитанном тексте знакомым. Создавалось впечатление, что он был знаком с этим сюжетом, кое-что из этого текста он знал, именно в это мгновение пришло понимание. Описание циклопа ПОЛИФЕНА было ему знакомым! Это было несколько извращенное описание ..., ЕГО. Как и все представители расы РАЛОТОВ, он имел рост более 3,5 метров, имел один глаз и смутное сходство очертаниями тела с телами аборигенов этой планеты. С этим он разобрался, в свитке рассказывалось о встрече аборигенов с представителем его расы. Но дальнейшее повествование было сплошной чушью. На этой планете он был единственным представителем своей расы, никогда не пас коз и баранов, не доил их, не пил никакого вина, его метаболизм не позволял делать этого. Его тело состояло из совершенно других клеток, да и компоненты его крови, делал это невозможным, так же как он не мог говорить с ним по двум причинам. Первая это незнание их языка, а вторая это то, что издаваемые им звуки лежали в диапазоне ниже порога восприятия аборигенов. Но самым главным это было то, что его глаз сейчас находился на своём месте, был цел и невредим. Тогда КАНМАР убрал лживый свиток, упаковал его в плёнку-контейнер и больше никогда к нему не возвращался. Хотя многие свитки робот читал для него по несколько раз. Слушать рассказ лгуна, КАНМАРУ не хотелось. Все представители его расы были прямолинейны и честны, по крайней мере, в описании событий или своих рассказах..., ну да! КАНМАР ничего не делал, как АРАН, представлял записи и комментарии робота-наблюдателя, как результат своей проделанной работы. Да это не соответствовало истине, но он не замарал себя ложью! Его не спрашивали, он ли это спровоцировал или не он? Он сам ничего не говорил. Значит и ложью себя не запятнал!
  Даже в эти последние мгновения своей жизни, вспоминая о действительно произошедшей когда-то встрече с аборигенами, КАНМАР не мог удержаться от улыбки, выражения эмоции, которому он научился у аборигенов той планеты.
  Предметы и свитки для своей коллекции он собирал чужими руками. Подселяя свой разум в тела аборигенов, носителей колец-маяков, он передавал им команды отнести понравившуюся ему вещь или свиток в определённое место. Робот-разведчик получал координаты этого места и вместе с АРАНОМ вылетал туда. Пока АРАН прогуливался, осматривая окрестности, робот-разведчик забирал всё принесенное туда управляемыми аборигенами. Закончив сбор, он отрывал КАНМАРА от созерцания окрестностей, забирал его в свою капсулу, и они летели к пещере-хранилищу. Там робот занимался делом, он паковал в вакуумную плёнку все привезенные экспонаты. Эта плёнка защищала все вещи и свитки от воздействия воздуха и среды, делая их не подвластным текущему времени. При этом плёнка попадая под прямые солнечные лучи, мгновенно разрушалась не оставляя следов на изделиях и свитках. Пока робот работал, КАНМАР наслаждался созерцанием красот природы или отдыхал, дремал. Так было и в тот день.
  Робот работал в пещере, находившейся на любимом острове. КАНМАР усевшись на обломок скалы, нависавший над покрытым белым песком морским берегом, смотрел на море и грезил. Из этого блаженного состояния его извлёк лёгкий укол. Вообще-то его кожа была достаточно прочной, в состав её клеток входил кремний, уколоть его было довольно трудно. Именно это тогда и удивило КАНМАРА. Очнувшись от дрёмы, он опустил взгляд и увидел у своих ног десяток аборигенов в медных шлемах и защитных пластинах с кожаной подложкой на груди и спинах. Четверо целились в него стрелами, натянув тетивы луков, пятеро махали копьями, а один стоял у его ноги, размахивая коротким мечом, что-то вещал. Легким движением ноги, он отшвырнул наглеца с мечом, встал на ноги, послав мысленный приказ роботу-разведчику прибыть к нему. Робот имел внешний вид присущий расе КАНМАРА, только размерами был в три раза больше. В его верхней части, напоминающей голову, находился вращающийся красный фотоэлемент. На зов он прибыл мгновенно. Отброшенный КАНМАРОМ абориген отлетел на десяток метров, сбив по пути ещё пятерых. Появление робота добыло аборигенов, бросая оружие, шлемы они бросились прочь. Робот дважды выстрелил им вслед из плазменной пушки, подхватил КАНМАРА и бросился за убегающими аборигенами. Преследование продолжалось до бухты за мысом. Двое отстали от основной группы, плазменный заряд испепелил их тела. Спохватившись, КАНМАР отдал приказ роботу не убивать аборигенов, исполняя его приказ, робот в дальнейшем только пугал их, подгоняя. В бухте стояло их небольшое судно. Увидев погоню, находившиеся на судне, не ожидая бегущих к ним аборигенов, сели на вёсла и устремились прочь. Увиденная картина добавила сил беглецам, бросившись в воду, они вплавь погнались за уплывающим судном. На удивление КАНМАРА, сумели догнать судно и влезть на борт. Робот ещё несколько раз выстрелил, плазменные заряды, попадая в воду, поднимали фонтаны брызг и столбы пара. Вскоре судно скрылось в море.
  Робот вернулся к месту стычки и собрал трофеи. На одном шлеме имелась надпись. Позднее переводчик перевёл её, "Одиссей, царь Итаки". Так закончилась та встреча. А теперь этот Гомер рассказывал ложь о герое Одиссее. После этого КАНМАР прекратил собирать рукописи, он понял, что правды в них нет, одни выдумки. Прагматизм был сильной чертой расы, о фантастике они не знали, считая её просто ложью. Добытые трофеи заняли своё место на стеллажах пещеры. Но позднее, сменив гнев на милость, КАНМАР иногда прослушивал записи переводчика 9 песни "Одиссеи". Теперь прослушивая её, он всегда улыбался и мечтал о новой встрече с этим Одиссеем или лжецом Гомером, но этого не случилось.
  Чередуясь, проходили годы. Ежегодные отчёты о деятельности теперь не пугали и стали рутиной. Робот-наблюдатель получил полную свободу своим действиям. Он сам делал и отбирал записи для комиссии. Посмотрев их, комиссия всегда ставила высокую оценку деятельности КАНМАРА. Во время предпоследнего отчёта ему даже сделали предложение стать преподавателем на курсах по обучению АРАНОВ. Время подумать дали до следующего отчёта. На этот последний отчёт КАНМАР прибыл, волнуясь как новичок. Быть АРАНОМ Земли ему нравилось, менять ничего не хотелось, но как отказаться от предложенной должности преподавателя на курсах подготовки АРАНОВ? Он не знал. Шёл как на казнь, не замечая суеты вокруг себе. Вместо комиссии он предстал перед начальником департамента охраны ресурсов планет. Тогда и узнал то, что пропустил из новостей жизни расы. Новостей было много, об эпидемии неизвестной болезни, взорванных планетах, массовых отключениях сознания, по существу это была гибель его расы. Именно тогда он очевидно и подцепил этот вирус, который теперь заставлял его отключить своё сознание, избежав, таким образом, страшных мучений. Но тогда он ещё был здоров и получил задание устроить хранилище знаний расы на планете Лемур. Туда перебрасывался весь его отряд роботов с планеты Земля. Он и сделал всё в кратчайшие сроки, хранилище было выплавлено в горе обширного кряжа обхватывающего долину с горными лугами. Доложил о готовности хранилища и сразу же из портала стали прибывать рукописи и реликвии, но он успел принять только несколько партий груза и переходной портал исчез, исчезла и связь по ИК каналам. Что это значило? КАНМАР знал. На его руке полыхал ярко красным светом браслет контроля состояния тела. Температура его крови была критической, она густела, с трудом перемещаясь по сосудам. Это был конец его жизни. Приближалась черта, за которой следовала мучительная смерть последнего представителя расы РАЛОТОВ. Это он понял сразу, едва пропала связь. О том, что он тоже заражен неизвестным вирусом, КАНМАР понял по меняющемуся цвету свечения браслета контроля уже декаду назад. Симптомы начала болезни были известны всем. Именно тогда, по ещё работающей связи, КАНМАР передал сигнал активации устройств уничтожения центра АРАНА на Земле. Хранилища, где находились его коллекции, имели только системы ограничения доступа, систем уничтожения они не имели. Да и если говорить честно, КАНМАР не знал, смог бы он активировать их и уничтожить то, чем жил все последние годы? Вряд ли. По крайней мере, он был рад, что решать этот вопрос ему не было нужно. Жалел только об одном. Его меч остался в пещере АРАНА на Земле, он не мог, как положено воину из когорты "Неуязвимых", умереть с мечом в руке. Но это была мгновенная мысль, её тут же заменила другая:
  "А какая разница? С мечом или нет, будут его останки, останки последнего из расы РАЛОТОВ".
  И ему, и расе это было безразлично. Эта здравая мысль успокоила его. Сорвав и отбросив прочь полыхающий красным светом браслет, он повернулся и вошёл в пещеру. Солнце прошло по небосводу только половину пути до полуденной точки. Всего несколько часов потребовалось КАНМАРУ, чтобы вспомнить и вновь прожить 63 года ушедшей жизни. Но об этом он уже не думал. Ноги с трудом несли мгновенно отяжелевшее тело.
  Роботы-охранники зашли в пещеру вслед за ним. Все команды были уже отданы. Многофункциональные роботы обслуживания закрыли подогнанным по размерам и конфигурации камнем вход в пещеру. Они же включили свои прожектора, их свет разогнал возникшую темноту. Робот-медик приблизился к КАНМАРУ и трансформировался в кресло. С трудом опустившись в него, КАНМАР вздохнул, откинулся и отключил сознание. Последнего из расы РАЛОТОВ не стало. Он ушёл сам, опередив смерть, как и подобает РАЛОТУ. Едва отключилось его сознание, сработали системы изменения кристаллической решётки молекул роботов. Восемь роботов, как и их хозяин, превращались в камень, только робот-синтезатор остался без изменений, системы уничтожения он не имел, ибо был простым механизмом, не имевшим разума. Погасли прожектора и чёрная темнота, как траурное покрывало, окутала пещеру. Последнее пристанище, последнего РАЛОТА погрузилось во мглу забвения...
  
  Часть вторая: ЛОТЕНЫ, хранители наследства РАЛОТОВ.
  
  Планета Лемур имела один большой материк, расположенный по обе стороны от экватора в правом её полушарии. Этот материк имел форму вытянутого овала с неправильными краями. В левом полушарии планеты, располагались два протянувшихся от северного полюса до южного полюса материка. Они соединялись узким перешейком из островов, каждый из тех материков, имел форму вытянутых треугольников с неровными краями. Это образное сравнение, оно не очень соответствует истине, ибо форма материков омываемых водной гладью, намного сложнее и не имеет правильных геометрических форм. Для общего представления это самая удобная форма описания этих материков, дающая хотя бы приблизительное представление о них. Такое расположение материков говорит о том, что условия проживания на них отличаются, следовательно, жизнь на них биологических особей, их развитие, происходит не одинаково. Самыми лучшими климатическими условиями обладал большой материк правого полушария. Мягкий, тёплый климат, реки, озёра, горные кряжи в северной и северо-восточной части материка, защищали земли от холодных северных ветров, обильная растительность, плодородная земля. Благодатные условия для развития жизни. Не воспользоваться этим природа не могла. В силу этих обстоятельств и оказался этот материк обильно заселён жизнью, в отличие от двух материков левого полушария планеты. Там суровые условия делали жизнь не простой. Соответственно благодатный материк был густо заселён людьми, и развивалось их общество быстрее, движение по пути прогресса было более стремительным. Населённый отдельными племенами большой материк, прошёл все стадии исторического развития. Войны, возникновения государств, войны между ними, покорение одних другими. Этот кровавый период проходил как раз тогда, когда на северо-востоке в горах последний из расы РАЛОТОВ нашёл своё последнее пристанище.
  С этого времени прошло более тысячи лет. Аборигены большого материка развивались, шли своим путём. В результате движения по этому пути, так и сложилось, что на большом материке возникло высокоразвитое единое, стабильное государство. Вначале своего пути оно процветало, стремительно развивалось. Техническое совершенство несло облегчение и больший комфорт для жизни его обитателей. Так было более трёх столетий. А затем началась не очень приятная стадия. Может это и звучит странно, но прогресс и развитие имеют одну не очень лицеприятную сторону. Чем выше уровень жизни, чем стабильней и устойчивей жизнь, тем меньше рождаемость. Обычно семьи если имели детей, то только одного ребёнка или не имели их совсем. Так возникло уменьшение численности людей, оно прогрессировало. С другой стороны, отсутствие роста населения позволяет удовлетворяться имеющимися землями и ресурсами. Как и всякая монета, жизнь имеет две стороны. Единое государство испытывало это на себе, но это никого не заботило. Жили и жили.
  В тоже время на материках левого полушария жители боролись за выживание, трудностей было много и по сравнению с жителями большого материка правого полушария они были варварами, стоявшими на очень низкой ступени развития. Контакты между материками полушарий не поддерживались. Одним это было не нужно, морских кораблей они не имели, вторым было не до этого, да и имеющиеся у них технические средства передвижения по воде были примитивны. На плоту или утлом челне далеко не уплывёшь. Такая была жизнь на планете в это время.
  Дальнейшие события будут развиваться на большом, благодатном материке правого полушария. Понятно, что в любом развитом обществе, занимающем большие жизненные просторы, нет однородной жизни. Где-то она комфортней, где-то более проста и примитивна. Обычно в столицах, больших городах, густонаселённых местах, благ цивилизации больше. Живут там более обеспеченные и более грамотные. Равенство это утопия, его не может быть в природе. Жители северной и северо-восточной части материка в основном занимались животноводством, их образ жизни был суров и прост. Горная местность диктовала свои особенности и свои требования к жизни всех в этой местности. Основой жизни здесь было животноводство, разводили овец, коз, коров. Большие горные луга давали обильный прокорм именно этим животным. Лесисто-гористая местность была заселена редко, огромные просторы позволяли жить привольно. Только на востоке, где горные кряжи переходили в обширные леса, было небольшое поселение, раскинувшееся вокруг старого замка. Это поместье принадлежало ВИЕНУ ЛОТЕНУ, когда-то ЛОТЕНЫ принадлежали к старинному герцогскому роду, а теперь ВИЕН ЛОТЕН был главой отдела лингвистики научного центра ЭПИЛИИ и в его замке разместился этот отдел. Уединённое место давало возможность сосредоточиться, не поддаваться соблазнам жизни, именно поэтому оно и подходило для их работы по изучению древних языков и чтению древних рукописей. В составе отдела была и химическая лаборатория, необходимая для восстановления материалов, найденных археологами, определению их возраста и состава материалов рукописей и других древних археологических находок. Учёные, работники отдела центра жили здесь семьями. Одни жили в замковых пристройках, другие в поселении, в современных домах. Хотя, только сам замок оставался не тронутым, стоял, как памятник ушедшим временам, а все остальные пристройки, где размещались лаборатории и жилые комнаты, были переделаны и располагали всеми благами цивилизации. Но где жить? Каждый решал для себя сам. Размеренная жизнь, девственная природа, свежий воздух приятно отличали это место от больших, густонаселённых жителями, городов юга, запада и центра материка.
  ВИЕН ЛОТЕН был крепким стариком 74 лет, вместе с ним работал его единственный сын ТАР ЛОТЕН, крепкий мужчина 48 лет. Члены их семей, не только жили здесь же, они так же вместе с ними работали. Это были их жёны и дочь ТАРА, только в этом году закончившая обучение в университете столицы их государства, городе Гале. В государстве так сложилось, что дети занимались тем же, чем занимались их родители. Рождались династии во всех профессиях, но никого это не угнетало. Дело в том, что любой при желании, мог и нарушить это правило, избрав для себя другое занятие или деятельность. Это не возбранялось, но имело место очень редко. Установившийся уклад жизни был приемлем большинству людей. Продукты поставлялись жителями нескольких поселений разбросанных на обширных просторах. Замок был единственным местом, куда местные жители могли сбывать свою продукцию. Основную массу своей продукции они сдавали прилетавшим агентам фирм по переработке и продаже, появлялись они раз в два месяца. Брали всё по устанавливаемым ими же ценам. А в замок два раза в декаду прилетала грузопассажирская платформа, она привозила почту, разные товары для жизни, которые продавались в большом магазине, расположенном в замковых пристройках. По существу замок был политическим и административным центром этого края, удалённого от остальной цивилизации их государства. Размеренная и сонная жизнь текла спокойно, без потрясений и стрессов пока..., в замок не прискакал гонец, посланный татом одного горного селения. Привезенное им сообщение всколыхнуло всех и о забытом крае заговорили даже в столице...
  Нет ничего не подвластного разрушению, стремительно бегущим временем. Исчезают города, государства, народы, поглощённые им. Разрушаются строения и даже камни гор. Перепады температур, тающие снега, дожди, ветры разрушают всё, сметая горы, превращая каменные твердыни в осыпь мелких камешков.
  Пригнавшие, на горное пастбище овец этой весной пастухи увидели отверстие в горе, образовавшееся после весеннего оползня. Любопытство заставило пастухов заглянуть в него, но царивший там мрак не позволил им ничего рассмотреть. Узкое отверстие не позволяло влезть вовнутрь, да и страх сдерживал от необдуманных шагов. На страшных сказках о духах гор выросло не одно поколение, поэтому поступили осторожно. В отверстие вбросили два горящих факела и приникли к нему. Факелы разгораясь, осветили пещеру и снедаемые любопытством пастухи заглянули внутрь. Они увидели большую и страшную каменную статую, а рассмотрев её, переглянулись и в ужасе бежали в селение, бросив овец. Выслушав их сбивчивый рассказ, тат решил его проверить, ну и проверил. Увиденного ему хватило и он решил не испытывать судьбу, а послал гонца в замок. Прогресс в этих забытых местах особо не отметился. Средство передвижения было тоже, что и сотни лет назад. Омры для верховой езды и собственные ноги. К замку от селения вела дорога, поэтому гонец получил верхового мора и приказ особо его не гнать. По стечению обстоятельств, гонцом назначили одного из пастухов, заглянувшего в отверстие, поэтому приказ "не гнать" он не выполнил и на взмыленном животном остановился только у замковых ворот. Его бессвязный рассказ выслушали многие, но так как он каждый раз вспоминал всё новые подробности, никто его не понял. Последним выслушал гонца ВИЕН ЛОТЕН. Попробовал задавать вопросы, но гонец только и говорил о статуе с одним глазом на лбу. Оставив гонца в покое, ВИЕН взял ТАРА и ещё двух сотрудников, они сели в четырёх местный фар и вылетели на место. Мощные фонари осветили каменную статую в пещере, ТАР сделал несколько фотографий и они вернулись в замок. По электронной связи сообщения и фотографии ушли в столицу в научный центр ЭПИЛИИ. Дальше начался переполох. О находке твердили по всем каналам, демонстрировали присланные снимки. Любопытных всегда хватало, к месту находки устремились тысячи желающих посмотреть всё лично. Правитель отреагировал мгновенно, к горе были переброшены войска и полиция. Порядок наводить пришлось жёстко, но навели. Из центра прибыла комиссия из самых известных учённых, её цель была изучение находки пастухов. ВИЕН и ТАР были включены в состав комиссии. Вместе с комиссией прибыла строительная техника и рабочие. Вначале занялись возведением жилых модулей для членов комиссии. Это заняло декаду и только затем, после долгих споров приступили к вскрытию пещеры.
  Комиссия на своём заседании обсудила вопрос возможности нахождения в пещере неизвестных микробов, могущих представлять опасность для организмов их вида людей, так же была высказана мысль, что в пещере могли быть опасные ловушки, защищающие от посторонних её содержание. Рисковать жизнью светил науки было неразумно. Решение приняли единогласно, поручить вскрытие и осмотр пещеры, её содержимого молодым учённым. Их жизнями можно было рискнуть без ущерба для науки. Так как это был их долг перед нацией! С каждым учённым прибыло 3-4 ученика, вопроса об исследователях не возникло, общее руководство группой риска решили поручить ТАРУ ЛОТЕНУ, кроме его отца, остальные это решение приняли единогласно. В административном модуле установили большой экран, на него с камер, укреплённых на фонарях исследователей, передавалась вся информация, члены комиссии могли наблюдать за всем происходившим в пещере и видеть все находки, находясь на безопасном расстоянии.
  Вход в пещеру вскрыли быстро. Взяли пробы воздуха, провели исследования. Никаких микроорганизмов опасных для здоровья людей не обнаружили, но порядок работ не изменили. Во-первых, имеющиеся приборы могли не выявить опасных микробов, а во-вторых, могли быть и другие опасности. Рисковать было неразумно. Именно по этому, после обработки проб воздуха в пещеру первым вступил ТАР, ему как руководителю работ доверили эту почётную миссию.
  Луч мощного фонаря оббежал зал пещеры, в дальнем её углу чернел зев прохода. ТАР не спешил. Вначале он решил осмотреть этот зал. Стены, свод пещеры и пол, были идеально ровными. Было непонятно, какими инструментами или механизмами они были обработаны, то, что эта пещера имела искусственное происхождение, он не сомневался. Смущали только семь каменных глыб разных форм, но приличных размеров, они лежали у стен зала и перед входом. У дальней стены стоял странный металлический ящик с выступом и одним отверстием ближе к верхнему краю. Но главное его внимание привлекла каменная статуя в нескольких метрах от входа в зал этой пещеры. На каменном кресле сидела большая фигура, облачённая в широкий плащ из мелких чешуек. Он скрывал все контуры тела, оставляя открытой голову и кисти рук. Левая рука статуи была согнута в локте и лежала на подлокотнике кресла, а её правая рука свисала с кресла, немного не доставая до пола пещеры. Вскрытое отверстие входа находилось несколько в стороне, установленные там прожектора осветить всю огромную внутренность пещеры не могли, поэтому ОТАР пользовался мощным переносным фонарём. Ему приходилось освещать эту пещеру частями, размеры её были довольно внушительными. Что это было? Пещерный храм, далёких предков его народа? Или он принадлежал какому-то вымершему народу? Ему приходилось присутствовать на многих раскопках, встречались и пещерные храмы со статуями идолов. Но там было видно, что пещеры были естественного происхождения. Те древние люди не имели инструментов могущих обтёсывать камень. Статуи были в основном грубо вырублены из деревянных колод, примитивно отёсанные. С этим вопросом он решил определиться в первую очередь, поэтому и начал с осмотра статуи, надеясь понять, чей это храм или чьё это святилище. Подойдя к статуе, он направил луч фонаря на её голову. Посмотрел на неё и застыл, то, что увидел, поразило и озадачило.
  Вытянутый череп, уши, нос, рот, широкий подбородок и единственный глаз в центре лба, над переносицей. Шею скрывали складки отброшенного капюшона плаща. Но все черты этого странного лица были идеально вырезаны и отчётливы, создавалось впечатление, что это было окаменевшее, когда-то живое лицо. Даже современными инструментами было невозможно так обработать камень. Получалось, что когда-то живший народ имел инструменты и мог обрабатывать камень так, как не умели и они, живущие сегодня? Только это объясняло идеально ровные стены, купол и пол пещеры. Но такое было невероятно! Это противоречило развитию людей его страны, внешний вид статуи был неизвестным и никогда не встречался нигде. Других нестыковок и странностей тоже хватало.
  Даже сидящая статуя более чем на метр возвышалась над ним, хотя ТАР и считался довольно крупным мужчиной, но достать до головы сидевшей фигуры и потрогать её он не мог. Рядом была лежавшая на подлокотнике кресла левая рука, он начал осматривать и ощупывать её. Четырёхпалая ладонь была идеально гладкой, по размеру она в 5-6 раз превосходила его ладонь, но самым удивительным было то, что все четыре пальца охватывали подлокотник кресла и были отдельными, на них были выпуклости жил и плоские ногти. Рукав плаща из чешуек закрывал остальную часть руки, каждая чешуйка была отчётливо видна, но они создавали образ цельного покрытия. Обойдя кресло, он осмотрел правую, вытянутую руку статуи, находившуюся в кромешной тьме. Сейчас её отгонял луч его фонаря. Длинная ладонь, запястье и четыре пальца имели правильные очертания. Ногти, фаланги были большими, соответствуя общим размерам самой статуи. Отчётливые формы были удивительны для этих вытесанных, каким-либо инструментом из твёрдого камня, но решить, эту загадку он не мог, будучи учёным-лингвистом. О скульптурном искусстве имел очень смутное представление. Свет фонаря упал на подножие у кресла статуи под правой, свешивающейся рукой и там что-то блеснуло. ТАР нагнувшись, осветил пол, прямо под свешивающейся рукой статуи лежало кольцо небольшого размера, оно выглядело здесь чужеродным. Он поднял и осмотрел его.
  Двойной ободок с разделительной полосой, овальная площадка с головами двух неизвестных птиц, с повёрнутыми в разные стороны клювами. Для пальца руки статуи оно было мало, но отверстие было не больше самого толстого пальца ТАРА. Это он выяснил, примерив, найденное кольцо на свои пальцы. Примеряя его, ТАР почувствовал легкое головокружение и боль в груди. Неприятные ощущения заставили его прекратить эти эксперименты. Простенькое кольцо не имело следов коррозии, даже в этой сухой пещере время должно было оставить на нём свои следы, но этого не произошло. Находка только добавила вопросов. Как это кольцо попало сюда? Почему время пощадило его? Почему, примеряя его, он ощущал головокружение и боль? Этих "почему" можно было задавать много. Только ответить на них было некому. Вот он и прекратил задавать их себе. Простенькое колечко по меркам его народа ценности не представляло, ТАР колебался недолго, сунув кольцо в карман комбинезона, он просто прекратил свои размышления и колебания. Камера его защитного шлема была направлена на статую и этот момент она пропустила.
  Следующим осмотру подвёргся металлический ящик у стены. Отверстие и лоток, были единственными на его цельной поверхности. Больше никаких следов соединений или креплений на нём ТАР не увидел. Ящик был длиной три метра, высотой метр сорок и шириной метр тридцать. Сдвинуть его с места он не смог, оставив свои бесполезные попытки, ТАР пошёл к отверстию в дальней стене пещеры. Небольшой коридор привёл его в следующий зал. Этот зал был уставлен стеллажами. Большая часть их была пуста, но в дальнем конце на стеллажах лежали упакованные в прочные прозрачные пакеты из какого-то материала книги, рукописи и несколько предметов. ТАР ничего не трогал, он только смотрел. Из упакованных предметов узнал меч и копьё. Это древнее оружие имело большие размеры и ассоциировалось с размерами статуи. Именно ей такого размера оружие было бы впору. Больше в этом храме-пещере ничего не было. ТАР покинул пещеру, вернувшись к отверстию вскрытого входа.
  Когда он вошёл в большую палатку, где разместилась комиссия, там кипел жаркий спор. Решали, что делать с находкой. Это был трудный вопрос. Нужно было подчеркнуть своё уважение правителю и не обидеть науку. Первое было особо важным, вот и старались. Но общий план дальнейших действий был понятен. Разведчик вернулся живым, опасностей не встретил, значит, медлить смысла не было, найденные находки нужно было изымать. Рабочие расширили вход, в пещере установили прожектора и начали выносить и сортировать всё подряд. Пока одни работали, комиссия делила находки. Их тут же отправляли по назначению. Меч, копьё и часть предметов, по определению комиссии представлявших материальную ценность, отправили в столицу в сокровищницу правителя. Книги, рукописи, странный ящик и неказистые предметы отправили в замок, где размещался отдел лингвистики. Последней из пещеры извлекли статую, её отправили в музей научного центра ЭПИЛИИ. Вскоре здесь осталась только пустая пещера. Вывезли всё до грамма. Теперь её начала заселять разная мелкая живность, иногда использовали её и пастухи. В непогоду они загоняли туда скот и прятались в ней сами. О находке быстро забыли, размеренная жизнь вернулась в своё спокойное русло, время продолжило свой бег...
  А у отдела лингвистов появилась загадка, которую они принялись решать. Кольцо, найденное ТАРОМ, стало личной семейной реликвией рода ЛОТЕНОВ. В опись находок оно не попало. Вначале ТАР просто забыл о нём, потом нашёл, но отдавать его было жалко, да и объявить о своём поступке, не мог. Поступил некрасиво, присвоив себе находку. Успокоил себя тем, что кольцо невзрачно и ценности не представляет, кроме того со всеми остальными находками это небольшое кольцо не стыковалось по размерам. Так и появилась эта семейная реликвия. Ценность кольца была невелика, но им очень дорожил ТАР. После смерти ВИЕНА он стал начальником отдела и главой рода. Так случилось, что ТАР был первым, кто сумел прочитать найденные рукописи. На это он потратил всю свою жизнь. Узнал он всё о мече и копье. Это было очень опасное энергетическое оружие древней расы. Даже они, создав его, так до конца и не смогли изучить последствия его применения. К счастью той расы оно никогда не было применено, но предостережение об опасности его применения были вложены в упаковку и находились в найденных в пещере свитках и книгах.
  ТАР направил полученный им перевод предупреждающих текстов тогдашнему правителю их государства. Тот, ознакомившись с ним, приказал копьё и меч поместить в арсенал и хранить в отдельном свинцовом сейфе. Будучи осторожным и осмотрительным, он не хотел рисковать, да и сильных врагов их государство не имело. Имеющееся огнестрельное оружие было достаточным для их мира. Остальные государства левого полушария не имели ничего подобного, обычный меч, лук, копьё, составляли вооружение их отрядов. На большой материк им хода не было, вот и воевали они только между собой. Уже внук ТАРА, названный в честь отца ТАРА ВИЕНОМ, используя знания языка исчезнувшей расы, расшифрованного его дедом, нашёл описание кольца АРАНА, ставшего их семейной реликвией. Не объясняя никому причины, он составил завещание, точнее руководство. В нём указал, что носить это кольцо может только воин, воспитанный воином с детства, имеющий сознание воина. Это странное завещание передавалось по наследству. К сожалению, их род занимался наукой, поэтому это кольцо не мог одеть никто. Так прошло почти два столетия.
  Но в реальной жизни не может быть ни одного благополучного государства. Сама система власти губит его, ибо власть всегда привлекает и за обладание ею идёт постоянная война. Устранить её предопределённость не смог никто, ни один правитель не смог создать династию, которая правила бы вечно. Даже если народ живёт хорошо, за власть борются отдельные люди ради себя, своих благ. Народ это просто довесок к этой власти, много его не нужно. Так было, так есть, так будет.
  Одним из условий правления государством династии есть постоянное наличие наследника именно этой династии и жёсткая последовательная линия устранения всех угроз вечного её правления. Жизнь это очень сложный и непредсказуемый процесс. Опыт ушедших поколений игнорировать глупо, это осознавали все. Поэтому, не смотря на общее уменьшение количества детей в семьях, каждый правитель имел двух сыновей, чего бы это ему не стоило. За прошедшие столетия часто исчезали правящие династии, имевшие только одного наследника. Несчастный случай, болезнь, не говоря уж об отравлениях и убийствах, подстерегают наследника. Самым оптимальным страховым вариантом было иметь резервного наследника, второго сына. Но это имело и свои проблемы. Второй наследник мог захотеть стать первым, тем более что внушить ему эту мысль желающих всегда хватало. Но это уже была головная боль династий придворных и чиновников. Если они хотели, а не хотеть не могли, оставаться при власти, то должны были сами беречь первого наследника, которого приучали к своему присутствию с детства. Понятно, что они это понимали и осознавали, но иногда ситуация зависела не от них. Тогда наследник второго плана садился на престол и в государстве возникали перемены.
  Престарелый правитель материкового государства, как и положено, имел двух сыновей. Сесть на трон должен был старший сын, его с детства держали в столице, во дворце возле правителя. Запасной наследник жил другой жизнью. С двенадцати лет он отдавался в обучение военному делу. В двадцать лет получил должность наместника западных территорий. Это были самые беспокойные территории. С материков левого полушария любопытные дикари, несмотря на трудности и опасности, приплывали на благодатный материк правого полушария планеты. Вот их и приходилось всё время уничтожать. Безропотно мириться с этим они не хотели, несмотря на своё примитивное оружие, дрались отчаянно. В силу этих обстоятельств на юго-западе, западе и северо-западе материка, располагались воинские заставы, гарнизоны, немногочисленные корабли береговой охраны, практически все воинские формирования государства. Исключение составляли только полк дворцовой гвардии, татем охраны дворца правителя и части столичного гарнизона. По численности они составляли малую часть всех воинских сил государства. Второй наследник уже десять лет занимал должность наместника западных территорий. Правитель часто болел, помочь ему покинуть этот мир никто не хотел, наследник понимал, что создавать прецедент очень опасно для своей дальнейшей жизни, лучше терпеливо ждать. Придворные и чиновники тоже не спешили. К наследнику они уже приспособились, а кто сидит на троне их не волновало. Все спокойно ждали естественной кончины правителя. Так бы и было, но всегда есть недовольные, жаждущие славы, богатств и власти. Вокруг второго наследника собрались свои придворные и чиновники из таких недовольных, жаждущих для себя перемен, смерть старого правителя не открывала им путь к власти и благам, вытекающим из занимаемого положения. Хлебные места были заняты и уже поделены, а им тоже хотелось обрести власть, выход был один. Вот они и решили рискнуть, начались нашёптывания и интриги. Второй наследник и сам мечтал стать первым, ему помогли сжиться с этой мыслью и начали помогать ему в осуществлении изменения наследования. Зрел мятеж. Известие о смерти старого правителя запустило весь механизм.
  Делить государство на два было невыгодно. Вся промышленность и большинство плодородных земель находилось в центральной части материка, большая часть городов и населения занимали запад, центр и юг материка. Выход у обеих сторон был один, уничтожить противника и казнить предводителя с его окружением. Так и решили поступить. Обе стороны провели мобилизацию, открыли арсеналы и вооружили ополчение. Здесь и выяснилось, что у каждой из сторон есть свой сильный аргумент. В западном арсенале хранился меч, а в дворцовом арсенале хранилось копьё из находки в пещере-храме. В их сущность не вникали, предостережениями пренебрегли. Это было какое-то мощное древнее оружие, оно могло послужить достижению нужной цели, разбить армию противника. Это и было главным. Через два месяца после начала мятежа обе армии расположились на равнине, друг против друга, в центральной части материка.
  Был чудесный тёплый вечер, солнце опустилось за горизонт, окрасив его багровыми тонами. Небо темнело. На нём всё ярче проступали звёзды. Тысячи костров осветили лагеря противостоящих войск. Битва была назначена на рассвете и сейчас, каждый имел возможность насладиться жизнью, может быть в последний раз. Но думать о таком не хотелось, все гнали эти мысли прочь. Южная ночь проходит быстро, наступил рассвет следующего дня, дня битвы. О том, что это может быть рассвет ссудного дня, вряд ли кто-то предполагал. Об этом узнали позже те немногие, кто выжил.
  Взошедшие лучи солнца осветили позиции окопавшихся армий. В защитных капонирах разместились оба брата со своими советниками и сподвижниками. В этой битве мог быть только один победитель, на карту была поставлена власть. Стоила ли она миллионов жизней, которые будут отданы за победу? За этот приз? Ответить правду не захочет никто. Тех, кто будет умирать, отдавая свои жизни, понятно, никто ни спрашивать, ни слушать не будет. Первые выстрелы разорвали тишину. Выбор был сделан.
  У мятежников было больше обученных солдат, они и начали теснить ополчение и парадные части законного наследника. Через два часа стало ясно, кому достанется победа, кому достанется трон и власть. Тогда наследник и приказал приметить энергетическое оружие, копьё. Как его активировать? Разобрались, благодаря расшифрованным найденным рукописям. Предостережение, значившееся там же, уже значения не имело. Поражение в битве тоже несло смерть, умереть дважды невозможно, а умереть и утянуть в объятья смерти своего врага, это здорово!
  Копьё было активировано, один из операторов сдвинул красный бегунок на широкой ручке копья. Вначале ничего не произошло. Успели даже высказать предположение, что древнее оружие пришло в негодность от старости. И вдруг, с наконечника копья сорвались несколько молний, почти незаметных в ярком свете солнечных лучей зарождающегося дня... и всё! Ещё мгновение ничего не происходило. Мятежники увидели молнии, поняли их значение и активировали меч. Битва прекратилась, стихли выстрелы, все замерли, ожидая дальнейших событий. Хотя и ждали чего-то необычного, но то, что началось? Было неожиданным для всех. Увы! Осознать увиденное не смог никто, с неба, со всех сторон ударили снопы жаркого пламени, мгновенно испепелив всё и всех. Уже не кому было видеть, как дыбилась, испарялась вода рек, как испарялась земля, деревья, камни и образовывался широкий провал, он разрывал материк. В этот широкий провал хлынула вода морей омывавших материк. Разорванный материк содрогнулся, уцелевшие, не попавшие в разлом города, заводы, селения тряхнуло с такой силой, что все здания и сооружения рассыпались, как песчаные домики, похоронив под своими обломками миллионы людей. Женщин, стариков, детей, всех тех, кого не призвали под знамёна противоборствующие стороны. Большое государство и его народ исчезли. Ещё два дня тряслась земля, сильные порывы ветра ломали всё на своём пути. Затем земля и ветер успокоились, пошёл сильный дождь. Потоки воды довершали разрушения, стирая все следы деятельности человека. Сутки лил дождь, и вновь на голубом небосводе засверкало солнце. Оно осветило ужасную картину разрушений.
  Средняя часть материка исчезла. На её месте плескались волны мутной воды, она простиралась на тысячи миль, отделяя два образовавшихся материка, западный материк в форме срезанного овала от большего восточного своим контуром, напоминавшим обрубленный щит, с неправильными краями. Части материков вдоль разлома были вздыблены, земля смешалась с камнями и изломанными деревьями. На западном материке почти не осталось деревьев, он был голым и безжизненным. Восточный материк был больше раз в 10, северо-восточная, восточная и юго-восточная часть его почти не пострадала. Горы, озёра, реки, леса уцелели. Уцелели и находившиеся в них поселения вместе с жителями и скотом. Замок ЛОТАРОВ и его пристройки, где находился отдел лингвистики, остался единственным каменным зданием на всём материке. Южную часть этого материка образовали обширные песчаные пляжи, переходившие в возвышенность. Эти пляжи оканчивались закрытой обширной бухтой, с двумя скалистыми мысами. Всем людям и животным, оставшимся в живых, предстояло выживать, начав жизнь сначала, почти с нуля. Но с этим приходилось мириться. Узнали об этом, благо не сразу. Надежда жила ещё долгие годы. Надежду сменило отчаяние, а его сменила борьба за выживание, так шли годы. Жизнь не останавливается, даже потеряв большую часть своих носителей. Пробел всегда восполняется.
  Прошло полсотни лет. Исковерканную землю покрыла трава, леса, кустарники. Первыми появились птицы. Они и заселили пустой материк. Вслед за ними появились люди. Суровый климат материков левого полушария, любопытство и отсутствие сдерживающих факторов, привели их утлые корабли к этому материку. Его мягкий климат был благодатным для проживания. Плодородная земля могла кормить, люди селились здесь, завозили живность. Возникали поселения, города, государства. Дальше шёл обычный круговорот жизни. Войны, объединения и снова войны. Толи так устроена природа, толи люди иначе жить не могут. За полторы сотни лет западный материк преобразился, и ничто уже не напоминало о произошедшей здесь трагедии. Восточный материк начал заселяться позже. Немногие из оставшихся на нём жителей жили в северо-восточной и восточной части покрытой горами и лесами. Эти дикие края пришельцев не интересовали. Они осваивали северо-западную, западную, юго-западную, южную и юго-восточную часть материка. Там строили порты, города, поселения. Возникли сотни мелких государств, они и занимались движением прогресса, поглощая друг друга, завоёвывая и присоединяя. Заброшенный северо-восток жил сам по себе, медленно дичая.
  Отдел лингвистики прекратил своё существование. ЛОТАРЫ снова стали удельными князьями. Пристройки к замку разрушились, оставшиеся разобрали. Теперь прилепившийся к горе замок окружала десяти метровая стена из каменных глыб. Со временем она обросла мхом и кустарником и полностью слилась с горой, как и стены замка. Стена была сплошной, не имела ворот и проходов. Выйти за неё можно было только через подземные ходы. Жили в замки ЛОТАРЫ, несколько семей бывших работников отдела и десяток их слуг. Они из поколения в поколение жили здесь, став по существу одной семьёй. Но это случилось позже, а вначале были трудности выживания уцелевшего осколка сгинувшей цивилизации. Это было очень трудное время, его сумели пережить не все. Нет, они не умерли, они просто ушли жить в поселения пастухов и земледельцев. В замке остались немногие...
  Бурные страсти, борьба за власть братьев, назревающая битва, были далеко от их глуши и особых тревог не вызывали. Для любой власти нужен был отдел лингвистов, поэтому о дальнейшей своей судьбе никто не задумывался. Тем более что положенная поставка продуктов и горючего для двух гравитационных платформ было произведено вовремя и в нужном количестве. Чего же было тревожиться? А через два дня разразилась стихия. Землетрясение, ливень. Но вот всё успокоилось, вновь ласковое солнце заняло своё привычное место на чистом бездонном небосводе. Тогда и начались первые проблемы. Пропала связь. Вообще пропала. Ни на одной частоте не было ни одной станции. Молчание эфира беспокоило и пугало. Тогда и приняли решение послать гравитационную платформу с двумя работниками отдела на разведку. Платформа была не предназначена для дальних полётов, но ничего другого у них не было. Для дальнего полёта требовались частые посадки и заправка. Большую часть энергетических кристаллов пришлось отдать улетавшим, но и другого выхода не было. Неизвестность угнетала, неопределённость давила на сознание, плохие мысли не способствовали жизни в поселении и замке. Оставалась надежда, что просто их передатчик или приёмник сломались и улетающие привезут новый комплект, решив эту проблему. Платформу провожали напутствиями и радостно махали ей вслед, пока она не скрылась из вида.
  Прошла неделя, полная тревог и самых нелепых предположений. Благо погода стояла тихая, спокойная, солнечная, поэтому трагических сценариев не рассматривалось. Каждый день с рассвета до темноты три человека наблюдали за далёким горизонтом. Они ждали возвращение платформы с разведчиками с юга, где в столице, на побережье, находился их научный центр, но платформа прилетела с севера. Осунувшиеся разведчики, молча, протянули встречавшим их людям фотографии. Их осмотрели внимательно. Вопросов не было. Уменьшившиеся размеры материка, незнакомая линия побережья, перемешанные обломки деревьев с камнями и землёй, нигде ни одного города, ни одного здания, ничего даже отдалённо не напоминало человеческого жилья. Всё исчезло, поглощённое мутной, грязной водой. Этого не хотелось признавать, но они остались одни. Их привычный мир жизни исчез, как исчезла и сама жизнь в тех местах.
  Имеющихся запасов продуктов хватило на четыре месяца урезанных паек. Раньше можно было приобретать продукты в селениях пастухов и земледельцев, но теперь платёжная система исчезла, деньги стали ненужной бумагой и металлом. Приходилось думать, как выжить. Эти четыре месяца отвлекали себя от этих мыслей работой. Разбирали ненужные пристройки к замку и строили стену вокруг открытых сторон замка. Новые реалии заставляли заботиться о собственной безопасности доступными мерами. Но стена была закончена, и прятаться от реальностей стало невозможно. Тогда начали искать решение, делать это было трудно. Оторванные от реалий жизни, учённые и технические работники отдела добывать себе пропитание, не умели. Уже многие их поколения жили на всём поставляемом или приобретаемом за деньги. Тогда и начался отток. Большая часть людей ушла жить в поселения, надеясь как-то выжить там. Остались только энтузиасты науки, так себя называли те, кто отбросить все свои знания, прожитую жизнь и жить, ежедневно борясь за выживание, в суровых условиях простой жизни не мог, просто не имел сил и желания. Это были старики, дети и те, кто не хотел покинуть своих близких родственников, сохраняя понятие семьи. Понять их можно. Суровые условия выживания не щадили никого и ничего. Многое приходилось забыть, через многое переступить. Так поступить могли не все.
  Оставшиеся в замке шанса выжить не имели, они были обречены. Здесь на помощь им пришли обстоятельства. Селения жили в этой глуши и до этого дня обособленно, от остальной цивилизации. Скот, поля, огороды кормили этих людей, но строительные материалы, ткани, мебель и многое другое им завозилось. Гибель государства поставила перед ними все эти проблемы. Можно было, как в глубокой древности жить в землянках, ходить в одеждах из шкур, отказаться от посуды, мебели, тканей. Но вкусив благ, лишаться их не хотелось. Люди оставшиеся жить в замке получили предложение о товарообмене. Поселяне сами забирали всё, что им нужно, а взамен поставляли продовольствие. Для жителей замка это было спасением. Перебравшись в верхний этаж, где когда-то проживали слуги, заняв башню замка под лабораторию, два этажа замка, подвал и окружающую территорию отдали поселенцам под разграбление. За два года те и справились. Они очистили территорию, вывезли все разобранные пристройки, подвал и два этажа замка очистили полностью, сняли даже окна, заложив оставшиеся от них проёмы камнями. Полученная отсрочка пошла во благо людям, оставшимся жить в замке, времени они не теряли. Пока поселяне очищали замок от имущества, делать было нечего. Вопрос о пропитании был решён, вот они и вернулись к своим прерванным занятиям. Лингвисты продолжили изучать рукописи и книги, древней находки в пещере-храме. Делать это было не сложно, язык, которым было всё написано, был расшифрован уже давно. Среди обработанных и переведенных материалов было и описание найденного тогда железного ящика. Теперь узнали, что это синтезатор, который может производить питательную массу, обеспечивающую все потребности организма. Требовалось его освоить, навсегда сняв проблему добычи пищи. Этим и занялись. Долго пришлось возиться с настройками. Синтезатор был настроен на производство питательной массы, но для метаболизма людей она была не пригодна. Химики сумели создать нужную формулу питательной массы пригодной для употребления, её заложили в синтезатор. Но идеальной питательной массы для человеческого организма создать не получилось. Синтезатор некоторые соединения не воспринимал, полученная питательная масса немного отличалась, совсем незначительно и с этим смирились. Создатели массы испробовали её на себе. Наблюдения за их организмами, общим состоянием, отклонений не обнаружило. Колебались недолго, да и обстоятельства поджимали. Поселяне уже вычистили весь замок и двор, дать им больше было нечего, и они известили о прекращении поставок продуктов. Откладывать решение о переходе всех на питание массой из синтезатора, стало невозможно. Вот и перешли. С тех пор, три раза в день все живущие в замке получали тарелку зеленовато-серой массы. О том, к чему привело то "незначительное отклонение" в полученном составе они узнали через пять лет. Но уже ничего изменить не могли, приняли всё как есть. Познакомиться с полученным жителями замка результатом, вскоре ознакомились и жители поселений. Это знание им радости не принесло, а результатом его стало то, что окрестности на десятки лиг вокруг замка стали запретной зоной. Они зарастали, дичали, становились убежищем для зверей и птиц, на которых в других местах усердно охотились. Никто из жителей поселений, никогда не переступал этой невидимой границы. Сотни лет, передаваемые знания о замке и его обитателях заставляло всех остальных людей обходить эти места стороной. Но находились смельчаки, не верившие преданиям и входившим в запретную зону, такое периодически случалось, тогда их мгновенно поседевшие волосы, заикания и потеря разума, подтверждали статус зоны. Так и жили. Истину знали только обитатели замка. Его жители теперь были двух видов. Уменьшавшаяся популяция людей и матричная оболочка разумов умерших, которую жители поселений называли "приведениями". Началось это так...
  После перехода на питание массой из синтезатора, в замке проживало 29 человек, которые составлял 11 семей. Это были люди разных полов и возрастов. По сложившейся традиции семейство ЛОРАН, представитель которого был руководителем отдела, теперь занял место главы их общины. Замок был собственностью их рода и эта традиция сохранилась. Самым старшим из оставшихся жить в замке людей, был КОТАН МИТО, ему исполнилось тогда 69 лет. Он был химиком. Решив вопрос питания, обитатели замка, уже не обременённые этой проблемой, продолжали вести привычную для них жизнь исследователей. Знания передавались детям, с детства их обучали всему, что знали старшие.
  Прошли пять лет, время жизни всегда имеет начало и конец, этот круговорот природы никто отменить не может. Однажды утром КОТАН не вышёл к общему завтраку. Его нашли в его комнатушке, лежавшим в постели. Точнее, нашли его уже остывшее тело. В новом исчислении жизни их маленькой общины это была первая смерть, но к ней отнеслись философски. Образованные люди понимали законы времени и природы. В дальнем конце территории замка, ограждённой замковой стеной, появилась первая могила. В ней упокоилось тело усопшего. Прошло девять дней. Комната, где жил КОТАН, осталась пустой. Когда-то, когда замок ещё был родовым гнездом ЛОРАНОВ, здесь на третьем этаже замка жило больше сотни слуг, для живших здесь теперь 29 человек комнат было много. Поэтому комнату почившего КОТАНА, просто закрыли, как ненужную. По соседству с ним жила его дочь с мужем. Ночью после девятого дня, после его смерти, они услышали странный звук из закрытой комнаты. Взяв горящую свечу, они вдвоём пошли в комнату почившего. Через несколько мгновений крик дочери КОТАНА поднял всех. К комнате почившего сбежались все, включая детей. То, что они увидели в комнате, поразило всех. За столом сидел прозрачный силуэт с чертами лица КОТАНА и что-то бормотал, смотря на лежащие перед ним на столе листы бумаги. Затем, посмотрев на дочь, раскрывая рот на прозрачном лице, он произнёс:
  - А как мне переворачивать листы?
  Обычный человек, увидев и услышав такое, может потерять сознание, впасть в истерику, но здесь были люди науки, они предпочитали не пугаться, а познавать. Через мгновение растерянный прозрачный силуэт КОТАНА с трудом успевал отвечать, на сыпавшиеся со всех сторон на него вопросы. Спать никто уже не ложился, вместе с силуэтом, все проследовали в лабораторию в башне замка. Тогда ещё оставались работоспособными некоторые приборы, которым не требовалось электропитание, все погрузились в работу. Силуэт с чертами прозрачного лица похожими на КОТАНА, тоже принимал участие в работе и обсуждениях. Понадобилось ещё три года исследований, пока не было найдено объяснение этому явлению. Единогласно сошлись во мнении, что это есть результат того "незначительного отклонения" в формуле питательной массы, которая составляла их рацион. Выводы были сенсацией! После смерти тела, разум не уходил в общий подиум, а заключался в индивидуальную матрицу электронных частиц, сохраняющих черты облика умершего человека и способность общаться, создавать звуковые колебания. Этой темы хватило для исследования на сотни лет. Количество матриц с разумами возрастало. Кладбище в дальнем конце у замковой стены разрасталось. Обитатели замка привыкли к матрицам с разумом, они их видели с рождения. Так жили и работали рядом, бок обок люди и прозрачные силуэты их умерших предков. Матрицы сознаний за стены замка не выходили, но по территории ограждённой стеной передвигались и днём и ночью. Для смельчаков из поселений замок был наводнён приведениями. Страшное место посещать было запрещено. Об участи тех, кто нарушал это "табу" было рассказано выше...
  
  Часть третья: Семья наследника кольца АРАНА.
  
  ... С момента катастрофы, вызванной амбициями и глупостью двух человек, боровшихся за трон, прошло более четырёхсот лет. Переселенцы с других материков возродили жизнь на этом материке. Появились города, государства, кипели войны. Одни государства расширялись, за счёт захватов и династических браков поглощая территории других. Общество развивалось, идя по пути прогресса. Только густые леса северо-востока материка так и остались малонаселёнными местами. Несколько поселений пастухов-земледельцев и всё. Со временем эти территории вошли в состав ВИНЗОРА, самой большой империи этого материка. За них никогда не возникало войн, мест для жизни более комфортных на материке хватало. Люди заселяли земли западной, южной части материка и частично северной части за горами. Восточная часть материка тоже была покрыта лесом и небольшими горами с обширными долинами и плоскогорьем. В этих местах находилось родовое поместье АРИТОВ, рода владык ВИНЗОРА. С этих территорий начался путь тех, кто создал и теперь правил большой страной, диктующей свои правила жизни не только для государств-соседей на своём материке, но и влияющих на государства другого меньшего материка, расположенного в их полушарии на западе. Кроме этого государства была ещё одна сила, которая мечтала о власти, которой мешал Владыка ВИНЗОРА. Это была гильдия купцов ПАГУРА и ОВАТА, так назывались новые материки правого полушария планеты ЛЕМУР. Гильдия давала в долг деньги многим правителям, опутывала их долгами и влияла на жизнь этих государств. ВИНЗОР занимал большую территорию и его владыки гильдии противостояли, проводя свою политику. Этот конфликт тлел, но до открытых столкновений не доходило. Обе стороны понимали, что в открытом конфликте победителей не бывает, теряют силу обе враждующие стороны. Набравшись терпения, купеческая гильдия ждала, когда на трон владыки ВЕНЗОРА сядет нужный ей человек, которого можно будет прибрать к рукам. Пока ей не везло и приходилось жить по правилам, диктуемым владыкой ВИНЗОРА, но время идёт, остановить его нельзя и всякое могло случиться. Кое-что гильдия предпринимала, но чужими руками. Правда эти потуги разбивались охранной Владыки удачно и результатов гильдии не приносили, кроме затрат и страха разоблачения. Так сохранялся статус КВО. Видимость мирного сосуществования...
  К этому периоду времени в замке ЛОРАНОВ жили трое, людей и несколько сотен матриц. Многие старые матрицы изменялись. Разум утрачивал связь с реальностью и деградировал. Такие сгустки материи бесцельно бродили тёмными углами и переходами, ветшающего, зарастающего мхом и ползучими растениями замка. В этих же местах плодилась живность, любящая сырость и мрак. Улитки, слизняки, сороконожки. Камень стен, полов и перекрытий терял свою форму, разрушался. Деревянные части, которые не были демонтированы, сгнили, своими остатками питая этих новых жильцов замка. Жизнь в замке умирала вместе с ним.
  За прошедшие столетия проявилась ещё одна закономерность, срок жизни людей, питавшихся питательной массой из синтезатора, неуклонно сокращался. Сейчас он достиг 40 лет, но мог и уменьшиться. Матрицы, ещё сохранившие разум и последние два химика упорно искали состав эликсира могущего продлить жизнь тела, но основной их работой была работа над мечтой, обретения матрицами разума живых тел, пусть и ненадолго. Кое-какие успехи были достигнуты. Был найден состав, позволяющий матрицам разума обрести твёрдую оболочку. Пока удерживалась эта оболочка до 30 часов, а принимать это снадобье можно было не чаще раза в год. Установить это удалось, только заплатив, дорогую цену. Десятки матриц разума нейтрализовались, испытывая снадобье. Но надежда была, над этим проектом и работали все. Из людей это был 37 летний ФАДИЙ и 18 летний ДАДИН. Третьим человеком в общине была 19 летняя ЗАРИКА ЛОРАН последняя из рода ЛОРАНОВ. Она была лингвистом и занималась чтением старых рукописей. Как раз сейчас ей попали в руки заметки одного из её предков изучавшего материалы по кольцу АРАНА. Эта реликвия была найдена ТАРОМ ЛОРАНОМ в пещере горы около горного луга. Она передавалась в их роду, как реликвия. По завещанию внука ТАРА, названного в честь деда ВИЕНОМ, кольцо должно быть отдано только воину по духу и воспитанию. Таковых в их роду до этого времени не было. Да и какой воин мог быть воспитан и обучен учёнными, да призрачными матрицами разума? Она осталась последней представительницей их рода. Семейные пары в их замкнувшемся обществе складывались только из обитателей замка, ибо других людей поблизости не было, а в поселениях скотоводов и земледельцев замок пользовался дурной славой, его обитателей боялись до дрожи. Понятно, что никого из этих поселений в замок затащить было не возможно, да и обитатели замка к контактам с этими соседями не стремились. Они безропотно приняли сложившуюся ситуацию и к убыли своей численности относились философски. Если ничего сделать не можешь? То просто покорись тому неизбежному злу. Осколок вымирающей расы, с этим фактом смирился. Так и сложилось, что на этот момент, она была единственной представительницей женского пола, а мужской пол был представлен более многочисленно, целыми двумя представителями! Выбор она имела огромный!
  ФАДИЙ по меркам их жизни, был глубоким стариком. Он им и выглядел. Сгорбленный, с шаркающей походкой, постоянно задыхающийся, он работал в лаборатории, не покидая её. Спешил использовать, всё оставшееся у него временя с пользой. Оставался ДАДИН. Здесь было не всё просто. Честолюбивый, скрытный, жестокий, он был противен ей. Возможно, она была не совсем объективна. Предопределённость выбора, собственное предназначение пугали её, да и понимание о бессмысленности поддержания угасающей жизни, тоже накладывали свой отпечаток на её отношение к парню. Он был ей противен. Представить себя рядом с ним? Их близость и то, что она должна стать матерью его ребёнка, вызывало у неё тошнотворное чувство. Перебороть его она не могла и не хотела. Сбрасывать со счетов интуицию женщин, тоже нельзя. Подлость, гнилость в человеке они чувствуют очень хорошо, если не ослеплены придуманной для себя любовью. Тогда они глухи и слепы. Но она не была больна любовью к этому парню и своим чувствам, своей интуиции доверяла. Спасаясь от встреч с ним, она уходила в лес и бродила по нему целыми днями. Чтобы не возвращаться в замок на обед, ела ягоды, выбирая те, которые ели птицы. Это разнообразило её рацион и как выяснилось позже, влияло на метаболизм её тела. Питательная масса с синтезатора, которой пользовались многие поколения обитателей замка, изменяла клетки их тела, но у неё этот процесс был теперь замедлен, старение организма протекало медленнее. Ещё в начале своих прогулок, она выяснила одну странную вещь. Обитатели леса используют обоняние, как главное чувство. Зрение и слух в густом, девственном лесу, не могут обеспечить полной информации о присутствии посторонней жизни в окружающей среде. Только обоняние даёт полную информацию и позволяет не только добывать пропитание для себя, но и даёт возможность избежать опасности, сохранить свою жизнь. Одной из опасностей подстерегающей человека в глухом лесу являются местные хищники, они живут в своей среде, поэтому для не вооружённого человека очень опасны. Ибо он для них просто добыча, пища. А что говорить о безоружной одинокой девушке, избравшей рискованные прогулки в их среде обитания? Долго ли она проживёт в этой среде? Ответ на этот вопрос один и он ясен каждому мыслящему существу. Но как оказалось в жизни не всё так однозначно и понятно. Для хищных обитателей леса, как это не странно девушка была запретной пищей и даже представляла опасность. Очевидно, это были последствия питания пищевой искусственной субстанцией, они изменяли гормоны её тела, как следствие этого менялся её запах. Это также мог быть запах, исходивший от её одежды. Экспериментов она не проводила, искать решения этого вопроса не собиралась, просто находилась под этой защитой. Учуяв её, хищник мгновенно бежал прочь, забывая обо всём, сметая на пути бегства все препятствия, даже не думая о получаемых увечьях. Это открытие помогло ЗАРИКЕ чувствовать себя в лесу в безопасности, она просто пользовалась этим открытием, совершая дальние прогулки. Жители замка от синтезатора получали не только питание, он снабжал их и одеждой. Она была однообразна и неприхотлива, но другой не было, вот многие поколения и использовали её. Девушка привыкла к ней с детства, постоянно видела только её и даже не представляла, что может быть другая одежда. Поэтому носила рубаху, шаровары, короткие сапоги, сверху этого она надевала длинный плащ с капюшоном. Рубаха и шаровары были из мягкой, эластичной ткани сохранявшей тепло, а сапоги и плащ состояли из чешуек. Этот материал был очень прочным, но в тоже время эластичным. Ещё эта одежда обладала замечательными свойствами, была не только прочной оболочкой, но также не мешала дышать телу и грязь, запах не пропитывали её. Другими словами, в уходе одежда не нуждалась, в ней можно было спать, как в тёплом коконе, она не мялась и не рвалась. Прогулки девушки удлинялись, она пропадала из замка на несколько дней, на её отсутствие внимания не обращали. Здесь каждый жил сам по себе, не обращая внимания на остальных.
  Почти год ЗАРИКА путешествовала без приключений, она привыкла к лесу и чувствовала себя в нём комфортно. За всё это время ей ни разу не встретились люди. Дикий лес простирался вокруг, он жил своей древней жизнью, человеку в ней не было места. Любопытство уводило ЗАРИКУ всё дальше и дальше от замка. Но даже дикий лес не бывает бесконечным. Люди обживали материк, росла их численность и они теснили природу, для жизни требовалось пространство. Да и человек устроен так, что его притягивает новое неизведанное. В силу этих обстоятельств, встреча ЗАРИКИ с новыми хозяевами материка была неизбежна. Или она, или люди должны были создать условия для этой встречи. Но здесь преуспела она, создала их сама девушка. В своих прогулках по бескрайнему лесу она близко подошла к тому месту леса, к которому примыкали земли родового владения владык ВИЗОРА. Именно с этого некогда небольшого государства АРТЫ выросло государство ВИНЗОР, самое сильное, занимающее большие территории этого материка. Остальные 27 государств были карликами, которых постепенно поглощал ВИНЗОР. Но о своём родовом поместье владыки помнили и заботились. Особенно его любил наследник, 21 летний ОРАТ, главный легат когорты "ролов", это было название когорты элитных воинов ВИНЗОРА. Несмотря на свою молодость, он должность их командира занимал уже два года, занимал её не по своей принадлежности к роду владык, а как лучший стратег государства, искусный воин. С детства постигавший науку воина, он теперь постигал науку управлять государством, вот это давалось ему нелегко. С мечом в руках, верхом на отаре, он чувствовал себя комфортней, но долг обязывал его и он его исполнял. Единственное, что угнетало его, это был поиск Владыкой ВИНЗОРА невесты для своего наследника. Династический брак должен был увеличить размеры государства, включить в свой состав земли государства невесты. На материке уже более ста лет не велись внутренние войны, главную опасность представляли государства трёх других материков. Цветущий, богатый ВИНЗОР был лакомым куском и их армии часто атаковали его. Их целью не было захватить и покорить ВИНЗОР, они просто шли его пограбить, но богатый сосед имел сильную армию и флот, он успешно давал отпор грабителям. Элитные воины когорты "ролов" всегда были на острие войск отражавшим набеги врага. После таких схваток ОРАТ уезжал в их родовое имение и отдыхал там декаду. Его отдых состоял в охоте, девственный лес примыкал к землям имения, он был полон разной дичи. Именно здесь ОРАТ прятался от смотрин, которые устраивала по поручению Владыки старшая сестра наследника ДАКАТА. Свой долг она уже выполнила, выйдя замуж за корсака УГАРИИ одного из государств материка. Земли этого государства и его жители вошли в состав ВИНЗОРА. Корсак пополнил совет Владыки, став обычным придворным. По древним законам государства женщина могла занять трон Владыки, только как регент, в случае гибели или отсутствия наследника мужского пола. Сидеть на нём она могла до достижения совершеннолетия, 25 лет, мужским представителем рода, это мог быть и её сын. ДАКАТУ первая часть этого закона не устраивала, со второй частью она была согласна, у неё был пятилетний сын, вот она и мечтала о том, что он станет Владыкой. Но пока, боясь отца, о своих стремлениях и желаниях не говорила никому. Подчиняясь обстоятельствам, плыла по течению. Порученную ей задачу, найти невесту младшему брату-наследнику выполняла своеобразно.
  Отец дал ей указания, какие государства его интересуют, оставив выбор за ней. Брат этой темой не интересовался, он был обречён на династический брак своим положением и понимал, что этот брак решает интересы государства, а не его личные чувства, вот и бегал от этого вопроса. Сестре был признателен за то, что она оттягивала этот процесс. Он даже подумать не мог, что она это делает, преследуя свои личные цели. А именно они руководили ей. Невесту она подбирала, исследуя родословную претенденток, именно на эти исследования и уходило время. ДАКАТЕ нужна была невеста, которая должна была родить не наследника, а девочку. Это открывало ей путь к регентству, а её сыну к престолу. Ведь брат, даже заняв престол, не был бессмертным. Главное было, чтобы его жена родила дочь, а уж дождаться второго ребёнка, она бы ему не дала, с ним могло случиться всё что угодно. Главным был бы смертельный исход, с этим она бы справилась, не оплошала бы. Уже то, что выбор невесты был поручен ей, было перстом судьбы. Её мать умерла при родах брата, повторный брак для Владыки, при наличии наследника, был запрещён законом. Разве это не сама судьба вела её к престолу? Она думала, что да! Вот и шла этим путём. Пока это были мечты, но ..., если на твоей стороне судьба? То могло и получиться!
  Эта подспудная возня сестры обходила наследника пока стороной. Он жил, наслаждаясь жизнью и свободой. Вот и сейчас, после одержанной победы над врагами, он приехал отдохнуть в родовое поместье, находившее в лесной глуши. Назавтра была назначена охота, его егеря выследили семью секача из четырёх особ двух взрослых и двух подсвинков. По словам егерей, секач был очень крупным, это добавляло адреналина в кровь. Опасность пленила и привлекала молодого воина, как хмельное вино. Вместе с ним приехали его друзья из когорты "ролов", они вместе ужинали, радостно обсуждая пир, который закатят после удачной охоты. Вечер переходил в ночь, спать отправились сразу после ужина, завтра предстоял ранний подъём и напряжённый день. Угомонились быстро.
  Едва ночь отступила и начало рассветать, все были на ногах. Лёгкий завтрак и суета сборов охватила дворец родового поместья. Бывалые воины умели собираться быстро, но сборы на охоту требовали внимательной подготовки. Секач был с семейством, а это увеличивало опасность охоты на него. С ним и так были шутки плохи, а защищая своё семейство, он был смертельно опасен, это понимали и знали все. На верхового отара нужно было надеть защитную сбрую, сбить его и разорвать своими клыками, секач мог очень быстро. Говорить об охотнике вообще не стоило. Разве можно сравнить его с этим зверем? Весивший более двухсот килограммов секач, был быстр, вынослив. Выстоять против него, было очень трудно. А справиться с ним, завалить его? В одиночку шансов не было. Поэтому охотников страховали егеря, в отличие от охотников они имели луки, толстые длинные копья с широкими лезвиями, тяжёлые мечи и защитные доспехи. Охотник имел укороченное копьё и лёгкий меч. Считалось, что это уравнивает его шансы с секачом и позволяет проявить сноровку, силу, доблесть. Наконец сборы закончили, так снаряжённые охотники и егеря покинули территорию дворца. Плотной группой охотники выезжали через ворота. Они ехали, молча, лес шума не терпит.
  Ехать было недалеко. Сам лес вплотную подступал к территории поместья, вскоре вся группа скрылась в нём. Лесные дебри поглотили их. Охота началась. Зверь и человек вступили в борьбу, на кон были поставлены их жизни. Отсчёт времени до их встречи уже начался.
  Существует мнение, что секач существо примитивное. С этим не поспоришь, но природа уравновесила шансы человека и зверя, наделив его инстинктом, свирепостью и массой. Может ли разум противостоять инстинкту зверя, находящегося в своей среде? Человек думает, что может! Наверно это так, но когда азарт подавляет разум, то шансы уравниваются. При этом шанс на победу у зверя возрастает, ибо азарт ему неведом. Инстинкт и привычная среда теперь на его стороне. Из того, на кого охотятся, из положенного на заклание существа, зверь превращается в охотника и начинает свою охоту, уже за охотником. Теперь жертва он!
  Сохраняя строй, охотники выехали к пастбищу семейства секача, а дальше началось ..., то, что позже назовут сложившимися обстоятельствами.
  Секач выполнил часть своего назначения, два подсвинка были продолжением жизни его вида, теперь ему предстояло защитить их. Это была вторая часть его предназначения, он выполнял её, ставя на кон свою жизнь. Делал он это, не колеблясь, не раздумывая, во всём повинуясь своему многовековому инстинкту. Именно инстинкт заставил семейство разделиться. Самка с подсвинками бежала в болотистую низину, там верховому было не проехать, но за ними никто не гнался. Они добычей для настоящего охотника не были, а здесь собрались настоящие охотники и им нужен был риск и азарт борьбы. Поэтому все устремились за секачом, а он руководимый этим инстинктом уводил охотников в лесные дебри. Это была его родная стихия, среда обитания, и в ней он был ведущим, нёсся напролом, сметая всё на своём пути.
  Первыми, предложенного секачом темпа, не выдержали тяжеловооружённые егеря. От охотников их отличало не только наличие тяжёлого оружия, мешков с припасами, а и отсутствие азарта. Это была их работа, они и делали её, собой не рискуя, сильно не напрягаясь. Что касается риска? То он был большим. Секач нёсся не по гладкой дороге, кусты, ямки, выступающие корни деревьев, промоины, в изобилии были на этом пути. Отар имел четыре ноги, при скачке ему требовалась опора для всех их. Можно ли было это гарантировать ему на таком пересечённом пути? Может ли уцелеть человек, упав вовремя такой скачки по препятствиям, с крупа, споткнувшегося верхового животного, подгоняемого охваченного азартом охоты наездником?
  На первый вопрос ответа нет. Зато на второй вопрос ответить можно. Да, может уцелеть, если от него не отвернётся удача. А то, что это очень капризная дама? Знают все! Знали это и все участники охоты, которым азарт погони не затмил разум, отключив инстинкт самосохранения. Вначале таких охотников, с отключённым инстинктом, оказалось двое. Это был ОРАТ и один из его друзей, они и оторвались от остальных, оставив их далеко позади, продолжив опасную погоню. Но так продолжалось не долго. Отар друга ОРАТА споткнулся, с трудом удержавшись в седле, всадник решил не рисковать и прекратил безумную погоню. Теперь секача преследовал один ОРАТ, азарт ещё руководил им, удача пока не отвернулась от него и его отара. Они и продолжили погоню.
  Уже говорили, что удача капризна. Первым в этом убедил отар. Его правая передняя нога зацепилась за выступающий корень дерева. Животное сбилось с ритма синхронного бега, споткнулось, вскинув круп. ОРАТ перелетел через голову животного и продолжил полёт в неизвестность, выронив из руки копьё. Приземлившись, он понял, что удача не покинула его. Отделался он только ушибом левой ноги. Но даже этот инцидент, не остудил его азарта. Вскочив, он подхватил копьё и продолжил погоню за секачом. Через несколько мгновений деревья расступились, ОРАТ выскочил на небольшую полянку, освещённую солнцем. Она была прекрасна! Сочная зелень травы покрывала её, солнечные лучи золотили лепестки жёлтых и белых цветов, украшавших её. А над всем этим простиралось бездонное небо, оно радовало взгляд своей глубокой синевой, до этого момента его скрывали кроны деревьев. По инерции ОРАТ пробежал ещё десяток шагов. Он оказался в центре прекрасной поляны, но ему было не до красоты, окружавшей природы. Удача покинула его. Это осознал мгновенно. На противоположном краю поляны стоял секач. Перестав убегать, огромное животное смотрело на своего преследователя налитыми кровью глазами. До секача было около десятка сажен, но налитые кровью, горящие ненавистью глаза, ОРАТ видел отчётливо. Это был конец. Короткое копьё и малый меч против этой горы мышц, пропитанного жаждой убийства животного, были слабой защитой. Практически никакой. Ситуация была безвыходной. Убежать от секача, он не мог, так же, как не мог и рассчитывать, одержать над ним верх. Будучи воином, ОРАТ это понимал. Всё что он мог сделать, это принять бой, стоя к зверю лицом, умереть в этом бою, оставаясь воином, а не быть убитым и растерзанным, убегая. Выбрав первый путь, ОРАТ удобней перехватил копьё и замер, следя за зверем. Зато тот не раздумывал и не медлил, он бросился на человека, набирая скорость. Это был большой камень, выпущенный с мощной осадной катапульты. Ни увернуться, ни противостоять ему человек не мог, да ОРАТ об этом и не думал. Он просто жил свои последние мгновения.
  Копье сломалось, нанеся не смертельную рану секачу. Он дёрнулся, немного отвернув в сторону. ОРАТ успел отпрыгнуть, выхватить меч и отбежать ещё около сажени к спасительным деревьям, росшим на краю поляны. Это была небольшая отсрочка от смерти, и она уже закончилась, описавший круг, ещё больше разъярённый полученной раной секач вновь набросился на него. Малый меч был очень слабым подспорьем человеку, твёрдую кожу секача разрубить он не мог и выскочил из руки, отлетев в сторону. Сам ОРАТ отлетел в другую сторону. Спастись он мог, только забравшись на дерево, но это было невыполнимо, хотя огромное дерево было недалеко. Секач, описав круг, снова устремился на поверженного врага, он собирался добить ОРАТА, это было понятно обоим. ОРАТ перевернувшись на живот, безразлично наблюдал за несущимся на него секачом. Со своей смертью он уже смирился и просто ждал её. Она неуклонно приближалась.
  Но именно в этот момент в эту схватку вмешался третий участник. От деревьев метнулась темная тень и встала перед несущимся секачом. Всё, что успел заметить ОРАТ, было для него не утешительно. На стоявшем, перед несущимся на него секачом, человеке был плащ, его руки были скрыты под ним, и никакого оружия видно не было. ОРАТ ещё успел подумать:
  "Ещё один самоубийца! Или просто безумный?"
  Дальше думать он уже не мог, ибо то, что видели его глаза, разум не воспринимал. И это было неудивительно. На стоявшего человека секач реагировал странно. Его уши и пятак носа зашевелились, раздался резкий визг, он попытался остановиться, но набранное ускорение огромной массы несло его вперёд, на стоящего перед ним человека. Всё, что секач смог сделать, это отвернуть вправо. Это ему удалось, но не спасло. Своим пятаком он с большой силой врезался в дерево, на котором ОРАТ рассчитывал найти спасение. От удара он отлетел назад, завалился на бок, дёрнулся и затих. Стоявший человек, отбросил капюшон своего плаща и повернулся. ОРАТ смотрел на него снизу вверх. Увидел лицо человека и широко открыл глаза. Светлые, коротко остриженные волосы, обрамляли миловидное лицо с мягкими чертами, но это заметил мельком. На этом лице привлекали взгляд большие глаза, синие и бездонные, в них ОРАТ и утонул. Единственное, что смог выдавить из себя, было глупостью, но она вырвалась:
  - Вы девушка?
  Улыбка осветило лицо, ещё больше усилив очарование глаз:
  - А что, я похожа на мальчика?
  ОРАТ покраснел и закачал головой:
  - Нет, нет! Что Вы! Это просто так, вырвалось. Простите!
  Девушка рассмеялась. Её смех напомнил ему перезвон серебряных колокольчиков из далёкого детства.
  - Вы шах? Это только они, согласно древним рукописям принимали посетителей, возлегая на ложе. У Вас ложе заменяет трава поляны? Или всё-таки встанете? Так говорить легче. По моим наблюдениям, ран в этой схватке Вы не получили. Я не ошибаюсь?
  ОРАТ покраснел ещё больше, если такое было возможно, он вскочил. Девушка была на голову ниже его, даже широкий плащ не скрывал её хрупкой фигуры. Удивительно, как у неё хватило мужества встать на пути разъярённого секача? Смог ли бы он поступить так? Поставил себя на её место, ответить так и не смог. Себя обманывать не хотелось. Но эту мысль он тут же отбросил. В голове крутились совсем другие мысли. Им он и отдался, осматривая странный материал, из которого был сделан плащ девушки. Он состоял из крупных чёрных чешуек, похожих на чешую рыб. Под ним, на ногах девушки были одеты короткие сапоги, изготовленные из таких же чешуек, как и плащ. Странно, но на одежде девушки не было видно ни следов от клейких листьев растений, ни паутины, вообще ничего. Такой же чистотой блистали и сапоги. Складывалось впечатление, что девушка шла не по лесу, с густыми зарослями кустов и растений, ни по влажной лесной земле, а шла по мощённой, старательно вымытой дороге. О своей одежде и сапогах сказать такого он не мог. Одежду украшала паутина, сок листьев, а сапоги лесная грязь. Они стояли, молча, рассматривая друг друга.
  Из леса раздались крики, это отставшие охотники шли по проложенной секачом, через кусты и заросли, просеке. Они звали наследника, беспокоясь о нём. С ним могло случиться всё, что угодно. Мог упасть с верхового отара и расшибиться, на такой местности это было не удивительно. Удивительным было избежать этого. Да и встреча с секачом, один на один, шансов уцелеть не давала. Если с наследником что-то случиться? Об этом боялись и думать. Крутой нрав Властелина ВИНЗОРА знали хорошо. Беспокоились о наследнике, а боялись за себя. Это естественно. Властелин не помилует, не простит.
  Услышав крики множества людей, девушка среагировала первой. Чёрная тень метнулась с открытой местности поляны, нырнула в лес и растворилась в нём. Только в этот момент до ОРАТА дошло, что он не знает ни её имени, ни откуда она. Получилась, мимолётна встреча, без продолжения. Странно звучит, но он этого не хотел, впервые за все годы прожитой им жизни. Хотел броситься за ней в лес, догнать, всё выяснить, а ещё больше хотел, чтобы она осталась рядом. Но выполнить даже первую часть уже не мог, на поляну выскочили охотники, они обступили его и старательно ощупывали, смотрели на обломки копья, валяющийся в стороне меч и лежащую под деревом неподвижную тушу секача. Только сейчас все рассмотрели истинные размеры зверя. Понять, что здесь произошло, не могли, но поняли главное для себя. Наследник был жив и практически цел, опасаться гнева властелина уже не стоило, пронесло! Этому были очень рады. Победа наследника была очевидна, вот все дружно славили его, восхищались им. А он был хмур и молчалив, совсем не реагировал на их слова, не замечал их. Ломать голову над этим было не интересно, вот и занялись делом. Начали рубить деревья, обтёсывать их. Транспортировать поверженного секача было не просто. Такую тушу взвалить на верхового отара, было невозможно. Во-первых, отар от запаха зверя начинал метаться, во-вторых, такой вес ему был не по силам. Сделать волокуши? Было не трудно, но тащить их по лесным зарослям было невозможно. Оставалось одно. Тащить секача на себе. Это был единственный вариант, его и приняли. Когда это решение принимали, даже не представляли, как это будет трудно. Секач завёл их далеко от поместья и им предстоял долгий обратный путь. Но делать было нечего. Вздохнули и отправились в дорогу.
  Нести тушу на жердях вчетвером, не получилось, огромная туша секача весила изрядно, пришлось нести восьмерым, периодически меняя носильщиков. Увильнуть от участия в этом процессе не удалось никому. Тащили все и благородные господа, и егеря. Про себя проклиная того, кто нашёл такого громадного секача. Из леса вышли, когда уже начало темнеть. Возле леса их ждала телега, запряжённая волами. Посланный гонец с порученным ему делом, справился. Взвалив тушу на телегу, облегчённо вздохнули, вскочили в сёдла и помчались в поместье. А там уже кипела работа. Во дворе, перед домом стояли столы, на них громоздились блюда с едой. Посреди двора, перед столами, пылал костёр, по бокам костра уже стояли подпорки для вертела. Слуги откупоривали бочонки с вином. Опустилась ночь, но пир откладывать не собирались.
  Пока телега с тушей доползла до поместья, пока слуги свежевали тушу, одевали на вертел и подвешивали над костром, времени не теряли. Целый день, проведенный в лесу, нелёгкий коллективный труд, затраченный на переноску туши, утомил всех. Хотелось просто упасть и расслабиться, о еде и не думали, но это оказалось просто фикцией. Едва увидев столы, ломившиеся от блюд, услышав соблазнительные запахи, увидев открываемые бочонки с вином, об усталости тут же забыли. Наскоро умывшись прямо возле столов, все дружно набросились на еду и вино. Вначале стояла тишина, каждый усердно работал челюстями, но вскоре голод утолили и заработали языками. Так, как каждый старался перекричать других, то поднялся такой шум, что крутившиеся у стола псы сбежали прочь. Один наследник лениво ковырялся в своей тарелке и был задумчив, но остальные на него внимания не обращали. Все были заняты рассказами и воспоминаниями об охоте, переноске туши секача. Каждый рассказывал о своих ощущениях, не слушая других и стараясь убедить всех слушать именно себя...., потому что он самый лучший рассказчик. Ещё больше шума возникло, когда тушу секача, одели на вертел и подвесили над огнём. Все сразу превратились в кухарей, советы сыпались, опережая друг друга, иногда возникали споры, которые пытались решить кулаками. Так продолжалось всю ночь, угомонились только с рассветом, когда слуги разнесли по комнатам, остатки упорных, пирующих охотников, уснувших за столами и под ними. Наследник этого не видел, он ушёл из-за стола, когда пир был в разгаре, его ухода не заметили, не до того было.
  Уже днём, немного протрезвев, вспомнили, что наследник носил отметины от схватки с секачом. Сразу три лекаря обследовали его. Лечить владык, наследников и членов их семейства дело опасное и трудное, правда, доходное. Лекари были опытными. Каждую царапину, ссадину, они осмотрели в несколько этапов, затем провели консилиум и снова осмотрели. Плечо и бок замотали, намазали мазями, приготовили десяток микстур и приписали наследнику..., две декады постельного режима. Обычно с наследником постоянно приходилось бороться. К диагнозам и рекомендациям лекарей он относился скептически, выполнять их отказывался. Но в этот раз, занятый своими мыслями, он лекарям осматривать себя, мазать и бинтовать не мешал, а рекомендациям, о постельном режиме даже обрадовался. Ему не нужно было уезжать с родового поместья! Он мог отыскать незнакомку! Говорить об этой истинной причине своей покладистости, сговорчивости, он не стал. Просто со всем согласился. Через час из поместья выехал гонец к Владыке с вестью о состоянии здоровья наследника и о том, что он будет вынужден задержаться в родовом поместье..., ещё на три декады. Как минимум! Таков был вердикт лекарей. Целых два дня наследник выполнял все предписания лекарей. Большая часть охотников за эти дни разъехались, остались только свои. Тогда наследник прогнал лекарей, пригрозив им отрубить головы, если будут жаловаться Владыке. Характер наследника знали, понятно, что он был сыном своего отца, а на одном дереве тогда ещё росли только одни плоды, человек ещё над природой не издевался, вот и хранили тишину. Сам наследник вставал рано утром, и целый день носился по окрестностям в поисках места проживания незнакомки. Слуги, сопровождающие его, постоянно менялись, ежедневные верховые поездки с раннего утра допоздна, пока темнота не прерывала эти поиски, выдержать было трудно, но одержимый своим стремлением найти девушку наследник трудностей, усталости не чувствовал. Поиски не прекращал ни на один день. Увы! Пока результата не было. Глухой, дикий лес хранил эту тайну. Ни одного поселения, где жила бы, подходившая под описание девушка или кто-то, что-то слышал о ней, или слышали о неизвестном поселении, за всю декаду поисков так и не нашли. В этой, малонаселённой людьми местности, поселений было не так и много, посетили все. Наследник пребывал в унынии. Он сам нашёл себе новое занятие, ежедневно отправлялся на поляну, где девушка спасла его от свирепого секача, там проводил целый день в одиночестве. Слуги располагались в стороне и его не беспокоили. Все мысли наследника были заняты девушкой, он вспоминал каждую черту её лица, все сказанные ей слова. Тоска и печаль поселились в его душе. Гонцы сообщали Властителю, что наследник ещё слаб и нуждается в отдыхе, уходе лекарей. Из лекарей, двое были придворными, а третий жил в поместье в сытости и достатке. Лишаться своего места никто из них не хотел. Состояние наследника они поняли, вот и слали гонцов с удобными для наследника известиями. Так проходили дни...
  Тоскующий наследник даже представить не мог, что из густых зарослей кустарника за ним наблюдают синие глаза той, которую он искал. С ЗАРИКОЙ творилось что-то непонятное ей. Та встреча на лесной поляне не выходила у неё из головы, снилась даже ночами. Беспомощно лежавший на траве, уже приготовившийся умереть юноша, всё время стоял у неё перед глазами. Растерянный, робкий, он требовал её защиты, так объясняла она себе эти свои видения. А тут ещё ДАДИН, как будто узнал о её тайне и не давал ей прохода, постоянно приставал с разными предложениями. В такие моменты она свирепела, её глаза наполнялись гневом. Это пугало ДАДИНА и он отступал. Но пугало это состояние не только его, сама ЗАРИКА пугалась этого состояния не меньше его. Носить всё это в себе было очень тяжело. Решившись спросить совета, девушка отправилась на поиски матрицы разума своей бабушки. Она видела, что с матрицами происходят странные вещи. Многие старые матрицы разрушаются, но больше всего было матриц, которые утратили связь с существующим вокруг них миром. Они ничего не понимали, не воспринимали речь, если к ним обращались, бесцельно бродили тёмными местами и переходами разрушающегося замка. Матрицы ещё не впавшие в такое состояние, неустанно работали в лаборатории, одержимые идеей найти средство материализоваться на длительное время, обрести плоть. За последние полсотни лет начала проявляться ещё одна странность. Приём снадобья, обеспечивающей материализацию матрицы до 30 дней, раз в год соблюдался строго. Но матрица после тридцати приёмов снадобья для материализации, начинала воспринимать последующие порции с изменениями, с каждым приёмом новой порции, матрица материализовалась усечено. У неё постепенно исчезала целость, начиналось это с нижней части тела и поднималось всё выше. Изменение состава снадобья давало много побочных результатов, но процесс не останавливало. Теперь можно было встретить в лабораториях замка и неполные тела, и одни головы. К этому зрелищу немногочисленные обитатели замка привыкли, но смириться не хотели. Они упорно работали, искали новое снадобье, способное устранить это явления. Матрица разума матери ЗАРИКИ была главой этих одержимых, говорить с ней о чём-то другом было бесполезно. Матрица бабушки была единственной из старых матриц, которая помогала ЗАРИКЕ в её работе. Она была выдающимся лингвистом, в совершенстве изучила язык расы, которой принадлежали найденные когда-то рукописи. Целыми днями она находилась в библиотеке замка, где хранились эти рукописи. ЗАРИКА постоянно контактировала с ней, вот и выбрала её в советчицы.
  Отделавшись в очередной раз от домогательств ДАДИНА, она шла к матрице разума бабушки. Бабушка 19 дней назад приняла очередной раз снадобье материализации, в этот раз она обрела часть тела по пояс, но главным для неё были руки, дававшие возможность работать со свитками и книгами. Её внешний вид не шокировал девушку, как и остальные она привыкла видеть разные материализации матриц. Да и ей нужен был собеседник-советчик, внешность роли не играла. Нашла она бабушку там, где и предполагала, в библиотеке, оторвав её от чтения книги, начала свой рассказ. Обычно ей в любом разговоре удавалось придерживаться хронологии и логики повествования, но в этот раз она сбивалась, теряла нить рассказа. Это ещё больше озадачило её. Обычно такое состояние она сама наблюдала у тех из обитателей замка, разум которых готовился покинуть тело и войти в матрицу. Но этому состоянию предшествовали другие симптомы умирания тела. Человек переставал двигаться, есть. У неё этого не было. Она носилась везде, была полна сил, ела всё подряд и ненавидела ДАДИНА. С этим тоже предстояло разобраться, но позже. Главным был первый вопрос, о нём и говорила.
  Бабушка слушала девушку и улыбалась. ЗАРИКА было последней представительницей их угасающего рода. Она достигла поры зрелости и познала чувство любви. Её разум это понял, но как объяснить это ЗАРИКЕ? Она не знала. Выход нашла. Протянув девушке один из свитков, погладила её волосы и сказала:
  - Прочти это. Здесь ты найдёшь ответ на свой вопрос. Его искали всегда. Эта исчезнувшая раса тоже когда-то знала, что такое чувства, но со временем это знание утратила. Возможно, что утратив понятие чувств, она и обрекла себя на гибель. Неизвестный вирус, только ускорил этот процесс. Думаю, что разумное существо без чувств существовать не может. Таким разум создала природа. Только чувствами он и живёт. Лишившись их, разум медленно умирает, ибо лишается смысла жизни. Чувства подразумевают многое, функцию продолжения жизни в том числе. Это сейчас и тревожит тебя. Пришло твоё время выполнить то, что заложено в твоих генах природой. Можно назвать это и инстинктом продолжения рода человеческого.
  ЗАРИКА ничего не поняв из сказанного, взяла ей свиток, а бабушка вернулась к прерванной работе и погрузилась в чтение. Вздохнув, девушка развернула свиток и начала читать.
   "Ода о любви.
  Когда твоя пора настанет
  Когда любовь свою найдёшь
  Тогда о муках ты узнаешь
  И сладость их тогда поймёшь.
  Нет чувств, прекраснее на свете
  О них всегда мечтаем мы..."
  
  ЗАРИКА свернула свиток, с недоумением посмотрела на него, затем перевела свой взгляд на матрицу разума бабушки. Если бабушка и считала это ответом? То он ей был не понятен. Разве это ответ на её сны и мысли? Какие-то стихи, о какой-то любви и чувствах. Ей нужно конкретное объяснение, но судя по всему дать его ей, не собирались. Находить ответы на свои вопросы, она привыкла самостоятельно. Вот и начала искать, приходя на поляну и наблюдая за постоянно приезжавшим сюда парнем.
  Может ли такое наблюдение со стороны продолжаться вечно? Кто сможет ответить на этот вопрос? Да и есть ли однозначный ответ? Это сказать трудно. Наверно многое зависит от темперамента наблюдателя, его характера, среды, где он рос. Что касается ЗАРИКИ, то она была импульсивна, непосредственна, а росла среди матриц разума, занятых своими проблемами. Вот и поступила соответственно. В один из дней вышла из леса и присела рядом с парнем. Тот, заметив её рядом, продолжал сидеть, молча, боялся шевельнуться. ОРАТ не верил своим глазам. Ему казалось, что сидящая рядом девушка это плод его воображения. Стоит ему шевельнуться или сказать слово, и она тут же исчезнет. Пережить это он бы не смог. Вот и сидел, застыв.
  Сколько времени они сидели так? Никто из них не знал, но наконец, решившись, ОРАТ взял девушку за руку:
  - Это действительно ты или это плод моего воображения?
  ЗАРИКА молчала, но свою руку освободить не пыталась. Её сердце громко стучало, пытаясь вырваться из груди, воздуха не хватало. Он стал тяжёлым, она не могла его вдохнуть. Но по его руке струилась какая-то энергия, она вливалась в её тело, она слышала, как стучит его сердце. Это было так сладко и незнакомо!
  ОРАТ встал, не выпуская руки девушки, он поднял её, подхватил на руки, донёс её, до стоявшего на поляне верхового отара, посадил в седло. Сам вскочил на круп отара и не спеша поехал к поместью. Он готов был ехать так на край материка, девушка из снов была рядом, он чувствовал её тело под тканью плаща. А ЗАРИКА? Она замерла, отдавшись странным ощущениям. Непонятным, но очень приятным. Так они доехали до поместья. Сопровождавшие наследника слуги, ехали за ним, не приближаясь к нему. В поместье ОРАТ снял девушку с седла, на руках занёс во дворец. В каминном зале они сидели, молча, забыв о времени.
  Внезапно ЗАРИКА очнулась от оцепенения, ощутив сильный голод. С замка она ушла с рассветом, по дороге съела немного ягод. С присущей ей непосредственностью он сказала об этом. На дворе стояла ночь, но это не могло остановить ОРАТА. Через несколько мгновений все слуги поместья были на ногах. Суетясь, они накрывали стол. Вскоре огромный стол был уставлен блюдами, всего, стоящего на столе, хватило бы накормить сотню человек. ЗАРИКА такого количества пищи не видела никогда и с удивлением смотрела на стол:
  - Это что? Нам двоим? Это всё нужно съесть?
  ОРАТ ответил:
  - Ага!
  Отправив всех слуг досыпать, он начал ухаживать за девушкой, подставляя ей блюда. Но она решила разбираться с едой самостоятельно, отвергнув его помощь. Тогда ОРАТ и вспомнил, что он тоже ничего не ел. Попытался вспомнить, когда ел последний раз? Проводить это исследование до конца не стал. Перед ним стояла еда, молодой организм требовал её, вот он и не стеснялся, оставив девушку в покое. ЗАРИКА с трудом разбиралась с невиданной едой. Её частые и дальние прогулки в лесу, отучили её от пищевой массы синтезатора. Ягоды, грибы, плоды лесных деревьев были её пищей. На зверей и птиц она не охотилась. Во-первых, не умела это делать, во-вторых, не знала, что их мясо можно есть, не говоря о том, что и готовить его она не умела. Восполняя эти пробелы, она ходила вокруг большого стола, пробуя разные блюда. Так постигала блага цивилизации, которых была всегда лишена. ОРАТ ел всё, что было под рукой, не замечая, что ест. Его взгляд неотрывно следовал за девушкой, он боялся не то, что отвести его на мгновение, он боялся, моргнуть. Его преследовала одна мысль. Вот он отведёт взгляд или моргнёт и девушка исчезнет. Пережить это он не сможет. Это знал точно.
  Такая идиллия продолжалась три дня. Они говорили или молчали, смотря друг на друга. Жизнь есть жизнь. Бывают моменты, когда мужчины и женщины вынуждены расставаться, но даже эти короткие расставания вызывали взаимное негодование, старательно терпели до последнего момента. Ночи ОРАТ проводил в кресле у кровати, спящей девушки, держа её за руку. На присутствие посторонних реагировали раздражительно. Слуги старались не нарушать их уединения. Они говорили обо всё и ни о чём, но это осталось их тайной. Увы, счастье и идиллия не длятся вечно, реальная жизнь, вмешиваясь, требует внимание к существующей реальности, разрушая всё мешающее ей. Этот покой и существующую идиллию нарушил прибывший на четвёртый день гонец от Владыки. Тот требовал немедленного прибытия наследника в столицу, во дворец. По секрету гонец сообщил всем причину вызова. Прибыли послы государства КАМОР и с ними прибыла их принцесса. Официально, её пригласила дочь Владыки ДАКАТА, но было понятно, что она прибыла, как невеста для наследника. Желающих услужить наследнику хватало и это стало ему известно. В этот вечер ОРАТ был задумчив. Свою невесту он уже нашёл, другой ему было не нужно. Предстоял тяжёлый разговор с отцом. Для наследника Владыки интересы государства должны главенствовать над всем. Он не мог позволить себе жить своими чувствами, но приносить их в жертву своего предназначения ОРАТ тоже уже не хотел. Оставалось одно, нарушить сложившийся порядок, пойти против воли Владыки. Последствия такого шага были для него очень не простые. Но это его не останавливало, жизнь без ЗАРИКИ ему была не нужна. Принятое решение успокоило его. ЗАРИКА ничего не знала и продолжала пребывать в состоянии счастливой отрешённости. Утром следующего дня они выехали в столицу ВИНЗОРА. ОРАТ сопровождал карету, в которой ехала ЗАРИКА. В дорогу девушка одела, свой плащ и сапожки, к платьям, туфлям, которые её заставлял, одевать ОРАТ, она ещё не привыкла.
  Дорога шла через города и поселения ВИНЗОРА. ЗАРИКА впервые видела столько много домов и людей, она с интересом смотрела по сторонам дороги. Была радостна и весела, а ОРАТ мрачнел, с каждой лигой пути, он приближался к неминуемому скандалу. Главное это было то, что последствия этого скандала могли быть очень неприятными для него. Путь до столицы занял три дня. Во-первых, государство ВИНЗОР было большим, во-вторых, он как мог, оттягивал момент встречи с отцом. Ничего хорошего от неё не ожидал.
  Поздно вечером третьего дня пути они въехали в городские ворота ИТАВА столицы ВИНЗОРА. Ворота были специально открыты перед наследником, обычно на ночь они запирались. ОРАТ очень жалел, что для него сделали это исключение, оттянуть разговор с отцом он был бы рад. Хотя прекрасно осознавал, что это глупость. Отсрочка в несколько часов ничего не решала и от гнева отца не спасала. С такими мыслями он въехал в открывшиеся перед ним ворота замка Владыки.
  Столицы ВИНЗОРА опасаться было нечего. Даже собравшиеся все вместе армии всех остальных государств этого материка, не равнялись численности армии ВИНЗОРА. Но существовал закон, требующий запирать городские ворота и ворота замка с наступлением темноты до утра. Его и выполняли неукоснительно, исключение составляли только приезды Владыки, его наследника или гонцов. Всем остальным въезд в город и замок в ночное время был запрещён. Сейчас ОРАТ завидовал всем, кому этот закон въезд в ночное время запрещал.
  Но уже два года он вёл жизнь воина. Эта жизнь подразумевала не парады и балы, а бои и баталии. В них он смотрел в лицо смерти, подвергал жизнь опасности, это формировало его характер, закаляло. Переборов мимолётную слабость, страх перед предстоящим разговором с отцом, ОРАТ решил его не откладывать. Разместив ЗАРИКУ в своих апартаментах, не переодевшись с дороги, он направился в апартаменты Владыки, знал привычку отца работать до поздней ночи.
  Владыка встретил наследника без удивления, они не виделись почти пять декад и он посчитал желание сына увидеться нормальным явлением. Ему уже донесли, что сын приехал с женщиной, но он этому значения не придал. Молодой парень мог иметь связи, он был не женат и даже соблюдения видимости приличий, от него не требовалось, в обществе царили свободные нравы. Просто эту тему предпочитали не затрагивать. Руководствуясь существующими правилами приличия, Владыка спросил сына о состоянии его здоровья, пожурил о проявленной им неосторожности на охоте. Наследник отвечал односложно, но это Владыку не остановило, не насторожило, его мысли были заняты государственными проблемами круглые сутки, большое государство свободного времени не оставляло.
  Соблюдая приличия, ОРАТ поддержал этот разговор, но он затягивался, пора было ставить точку, вздохнув, ОРАТ обратился к Владыке официально:
  - Ваше величество, я знаю, зачем вы вызвали меня. Но вынужден Вам сообщить, что жениться на выбранной вами принцессе я не собираюсь. У меня уже есть невеста, женюсь только на ней!
  Владыка, вынырнув из мыслей о государстве, удивлённо посмотрел на сына:
  - Это что? Бунт? Как это не женюсь? Ты забыл кто ты и какой твой долг? Мы государи и прав на чувства не имеем. Или ты забыл, в чём состоит твой долг? Его выполняли все твои предки, выполнил и я. Какое ты имеешь право даже думать иначе? Иди! Думай до утра. Реши кто ты? Обычный гражданин или наследник трона. Иди, иди! Сейчас мне некогда вытирать тебе нос, главный легат когорты "ролов"! Свободен!
  ОРАТ знал нрав Владыки. Дав время наследнику на размышления, он эту тему закрывал до назначенного им срока, спорить с ним несмел никто, даже собственный сын, в такие минуты он был не сыном, а одним из подданных государства Владыки. Выполняя его приказ, ОРАТ покинул кабинет. Менять своё решение он не собирался, но повиноваться приказу Владыки покинуть его кабинет был обязан.
  Путь в апартаменты много времени не занял. В обеденной зале стоял нетронутый, накрытый стол. Устав, после долгой дороги и массы новых впечатлений от всего увиденного, ЗАРИКА пристроилась на кушетке и сладко спала, свернувшись клубком. С нежностью посмотрев на неё, ОТАР подошёл к столу, налил в кубок вина и медленно выпил его. Есть не хотелось, назначенный срок ничего не менял, он только откладывал гнев Владыки. В том, что тот ему это своеволие не простит, ОРАТ не сомневался и был готов принять любое решение отца безропотно. Ему с детства внушали, что его жизнь принадлежит делу укрепления их государства. Он не имеет права ни на чувства, ни на привязанность, ни на эмоции. Интересы государства превыше всего человеческого, теперь недоступного ему. Родившись в семье Владыки, он принял на себя эту ношу, отказавшись от всего, правда, его согласия на это никто не спрашивал. Теперь он отбрасывал то, что устанавливалось веками, шёл против своего предназначения, против своего рода и род вправе отказаться от него. Что наказание будет суровым? Он не сомневался и уже принял его. Так и просидел всю ночь, не сомкнув глаз. Он сел на кушетку к ЗАРИКЕ, она почувствовала его присутствие, подкатилась ему под бок, согрелась и продолжила безмятежно спать, не подозревая о кипевших вокруг неё страстях. Огромное государство ОРАТ обменял на свои чувства. Он сделал то, что доступно простому человеку. Достойный обмен? Кто сможет ответить? Ему ответ был ясен.
  Лучи южного солнца осветили белые стены дворца Владыки. Выпуклые, разноцветные стёкла окон заиграли в их свете. Цветы на клумбах вокруг дворца повернули свои разноцветные чашечки к светилу, в этот ранний час дарующему ласковое тепло. В саду запели сотни птиц, приветствуя взошедшее солнце. Зарождался новый день.
  Для ОРАТА он начался со стука в дверь, затем она отворилась, в обеденный зал вошёл слуга. Он передал приказ Владыки, тот ждал наследника в тронном зале дворца. Это было плохим признаком, обычно сына правитель принимал в кабинете. Впрочем, ОРАТ другого и не ожидал. Осторожно отодвинув ЗАРИКУ, он встал и пошёл за слугой. Они шли по ещё пустым переходам дворца, на их пути встречались только стражи, несущие службу по охране дворца. У внутренней двери, ведущей в тронный зал, стоял легат манипулы личной охраны Владыки, ещё три офицера этой же манипулы, стояли возле первой двери входа в коридор, ведущий к внутренней двери в тронный зал. Это было ещё одним подтверждением, что всё плохо. Легат манипулы личной охраны был высокородным, он носил золотой перстень рода многие века служившего роду Владык. Владыка не мог иметь друзей, товарищей, он мог иметь только слуг. Род ИРОВ был родом преданных высших слуг Владык. Должность легата манипулы личной охраны была наследственной. Сегодняшний легат АРК, с восьми лет был всегда рядом с Владыкой, они вместе учились в военных учебных манипулах, вместе участвовали в боях и сражениях. Сейчас старший сын АРКА выполнял те же функции при ОРАТЕ. ОРАТ знал, что прикажи Владыка АРКУ, убить наследника и тот не раздумывая, этот приказ выполнит. Обычно, именно он убивал приговоренных Владыкой к смерти членов совета Владыки, убивал их здесь в коридоре, ведущем к тронному залу, где так же заседал и совет Владыки. Обычно приговоренного к казни, Владыка задерживал, отпуская остальных членов совета. В это время стражников перед дверью коридора ведущего в тронный зал, сменяли офицеры манипулы личной охраны Владыки. Выходивший из тронного зала последним, приговорённый член совета, просто исчезал. Судить их и подвергать публичной казни было непринято. Члены совета Владыки были безупречны и не подсудны! Понятно, для народа государства. Всё это ОРАТ знал, он видел, кто стоит у всех дверей, но ни один мускул не дрогнул на его лице. Размеренным шагом, он вошёл в открытые перед ним двери тронного зала. Толстые двери закрылись за его спиной.
  Владыка сидел на троне, больше никого в тронном зале не было. ОРАТ всё понял, здесь не было отца и сына, Владыка ВИНЗОРА принимал своего подданного. Провинившегося подданного, которому был представлен последний шанс, просить Владыку его помиловать. Только отступать от своего решения ОРАТ не собирался. Строго по этикету, он подошёл к трону, остановился в пяти шагах от него и отвесил глубокий поклон, на этом, об этикете он забыл. Выпрямившись, он посмотрел в глаза Владыки. Молча, они смотрели в глаза друг другу. Говорить было не о чём, всё было ясно и так. Владыка ответ понял и отвёл свой взгляд. Несколько минут стояла гнетущая тишина, затем осипшим голосом Владыка произнёс:
  - Иди к себе и жди моего решения!
  Это могло значить что угодно. Удар меча АРКА, заточение в подземелье дворца в самом лучшем случае. Но это его уже не пугало, он сам выбрал это. Жизнь без ЗАРИКИ ему была не нужна. Отвесив поклон Владыке, он повернулся и покинул тронный зал. К его огромному удивлению, он без приключений вернулся в свои покои. Только перед их дверью, смог вдохнуть воздух полной грудью. Гадать, что ждёт его? Он не стал. Самым главным было то, что за дверью его ждала ЗАРИКА. Ему было даровано, по крайней мере, ещё раз увидеть её и за этот дар он был благодарен отцу.
  Натянув на своё лицо маску спокойной беспечности, ОРАТ толкнул дверь и вошёл в обеденный зал. ЗАРИКА ждала его, стоя у окна. Он вошёл, и она бросилась к нему, обняла, прижалась к груди. Напускное спокойствие сменилось тёплым и нежным чувством к этой девушке. Все неприятности ушли на задний план, его лицо расцвело, засветилось счастьем. ОРАТ не представлял, что ему так немного нужно для счастья, просто обнимать это хрупкое тело. Сели за накрытый стол. В весёлой болтовне пролетел завтрак. ЗАРИКА ела мало, новая непривычная пища была слишком калорийной и разнообразной, а ОРАТУ кусок не лез в горло. Быстро закончив завтрак, ОРАТ повёл ЗАРИКУ в экскурсию по дворцу. Большой дворец был целым городом, очень красивым городом шедевров, но они дошли только до библиотеки, там ЗАРИКА и застряла. В библиотеке их встретили хранитель библиотеки и наставник-учитель ОРАТА. Это был самый уважаемый философ, мыслитель их государства. Не менее знаменит был и хранитель. К удивлению ОРАТА девушка смело вступила с ними в разговор, обрывки его он слышал, увы, понимал не всё. Но выражение лиц учителя и хранителя, менялось на глазах. На их лицах проступало удивление, уважение и внимание к собеседнице. За много лет общения с этими людьми, он такими их лица видел очень редко. Но ему в библиотеке было скучно, это была не его стихия, хотя он и был одним из высокообразованных людей государства. Для наследника Владыки это было обязательным условием воспитания и обучения. Но уйти, оставить ЗАРИКУ? Такой мысли даже не возникало. Вот и скучал.
  Время приближалось к полудню. В открывшиеся двери библиотеки вошёл слуга, это был уже знакомый ему утренний вестник. Занятая спором троица, этого вторжения не заметила. ОРАТ мгновенно подобравшись, встал с кресла и пошел к слуге. Они не обменялись ни одним словом, всё было понятно и так. Пропустив наследника, слуга вышел из библиотеки вслед за ним, закрыв за собой двери, он пошёл впереди, пригласив ОРАТА следовать за собой. Спрашивать куда именно они идут? ОРАТ не стал, всё ему было ясно и так, широкие переходы дворца вели только в одно место, в тронный зал дворца Владыки ВИНЗОРА. Неизвестность не давила на сознание ОРАТА, внешне он выглядел спокойным, шёл неспешным, размашистым шагом. Закончились переходы, за следующим поворотом начинался коридор, ведущий к входу в тронный зал. Прошли и его. Перед дверью прохода, ведущего к двери входа в тронный зал, на страже стояли стражники дворцовой стражи. Такие же стражники стояли и у двери входа в тронный зал. ОРАТ мог расслабиться, это означало, что его ждало любое другое наказание, кроме смертной казни. Палача Владыки для высокородных господ, легата АРКА здесь не было. Теперь главным было не потерять лицо, принять любое наказание с гордо поднятой головой и невозмутимым выражением лица. Право на выражение эмоций и чувств имеют только простолюдины. ОРАТ прошёл в открытую дверь тронного зала и она, как и утром, закрылась за ним. Это было символично. В тронный зал он вошёл наследником престола Владык государства ВИНЗОР. Кем он выйдет отсюда? Узником дворцового подземелья? Или кем-то другим? ОРАТ даже не стал гадать, всё равно угадать было не возможно, слишком много вариантов наказания было в распоряжении Владыки. Поэтому самым разумным было просто дождаться его вердикта, а не ломать голову, выбирая самому себе наказание. ОРАТ так и поступил.
  Замедлив шаг, он осмотрелся. Владыка в парадном облачении сидел на троне. За его спиной стоял легат манипулы личной охраны Владыки, по обе стороны от него стояли, с каждой стороны, по два офицера его манипулы. Остальные охранники с оголёнными мечами застыли за их спинами, полукругом охватив трон. С боков трона в креслах сидели члены совета Владыки и ДАКАТА, его сестра. Её присутствие удивило ОРАТА, но он невозмутимо отвесив поклон Владыке, смотрел только на него. Жестом руки, Владыка приказал ОРАТУ встать перед троном. Как только ОРАТ занял указанное ему место, от стены тронного зала отделился чиновник, глас Владыки, развернув свиток, который держал в руках, он начал читать:
  
   "Указ его высочества Владыки ВИНЗОРА от второго дня, третьей декады месяца солнца, года 317 правления династии АРИТОВ.
   Сим повелеваю:
  С сего дня лишаю моего сына ОРАТА АРИТА звания "наследник престола". Повелеваю ему убыть в когорту восточной арии государства ВИНЗОР. Запрещаю ему посещение столицы государства и дворца Владык. Оставляю ему родовое поместье АРИТОВ и земли входящие в его состав.
  Наследником престола Владык государства ВИНЗОРА, объявляю моего внука КАМИТА. В случае моей смерти, до достижения наследником совершеннолетия его опекуном, регентом, назначаю ДАКАТУ АРИТУ, мою дочь.
  Любое нарушение или не надлежащее исполнение моего указа карать отсечением головы, не зависимо от занимаемого положения в епархии власти государства ВИНЗОР.
   Записано по велению Владыки ВИНЗОРА личным писцом Владыки, с приложением его именного перстня".
  
  В тронном зале царила тишина. В указе не было ни слова о причине, вызвавшей такое наказание. За всю историю правления АРИТОВ это было первое лишение наследника права наследовать престол Владык ВИНЗОРА. Члены совета переваривали новость, гадали о причине такого решения Владыки, прикидывали своё дальнейшее поведения и могущие открыться для них перспективы. Одна ДАКАТА с трудом сдерживала волну радости заливавшей её. Она искала пути, придумывала варианты, чтобы отстранить брата от трона и вот всё произошло само собой именно так, как она мечтала. Ей приходилось прятать свой взгляд, ибо сверкавшая в нём радость была очень заметна.
  ОРАТ остался невозмутимым, он стоял и спокойно смотрел в стену над троном Владыки. Понять не мог одного. Почему ему было определено такое мягкое наказание? Это было не похоже на Владыку. Понять, почему тот так решил, он не мог. Знал точно, что окажись сам на месте Владыки, он бы такого мягкого решения не принял. Открытое неповиновение вело к смуте, а это допустить было нельзя. Государственные интересы были превыше всего. Неужели он ошибался, считая отца жестоким, неспособным на чувства?
  Но здесь ОРАТ ошибался, решение Владыки не было результатом любви к сыну. За ним лежал точный расчёт, оценка создавшегося положения и устранение возможных последствий жёсткого решения. ОРАТ был молод и многие возможные последствия строгого наказания, предвидеть просто не мог.
  Как отец, Владыка любил сына и гордился им. Сын был хорошим смелым воином, удачливым и мудрым полководцем, но всё это не помешало бы Владыке принять жёсткое решение и казнить его. Интересы государства стояли выше отцовских чувств. Но было и то, что не позволяло Владыке поступить так, как требовала логика. Вся проблема состояла в том, что сын был главным легатом "ролов", самой сильной элитной части армии государства. По существу, "ролы" были отдельным кланом, живущим по своим законам. Когорта "ролов" была малочисленным подразделением тяжёлой кавалерии, преданной Владыке, но с внутренними законами, неподвластными ему. Пять тысяч "высокородных", каждый воин имел родовой золотой перстень, составляли пять манипул. Можно было бы считать это мелочью, даже исходя из того, что каждый воин был высококлассным бойцом, виртуозно владевший оружием. В бою один стоил десяти, но это было не всё. Каждый из "ролов" имел за спиной два десятка воинов, лучников, мечников, копейщиков, оруженосцев и эти воины в бою немногим уступали своим хозяевам. Получался стотысячный отряд лучших воинов. Вся армия государства насчитывала около шестисот тысяч воинов, но все знали, что "ролы" разгромят всю эту армию без усилий. В ВИНЗОРЕ поклонялись разным богам. В восточной провинции это были лесные Боги. В южной провинции это был Бог моря. В западной провинции чтили Богиню земли. В северной провинции чтили Бога гор. Но во всех этих верованиях "ролы" были детьми этих Богов, а после своей гибели или смерти, они попадал в свиту этих Богов, в зависимости от того в кого верили.
  История независимости "ролов" началась с АРИТА VI, прозванного "Завоеватель". Именно он начал мечом создавать государство ВИНЗОР. В государстве АРИТА "ролы" были дружиной из "высокородных", остальную часть армии АРИТА "ЗАВОЕВАТЕЛЯ" составляли наёмники и ополчение. Первые же походы на соседние государства, с целью их покорения и захвата, показали слабость наёмников и ополчения, тогда только "ролы" спасли государство от завоевания соседями, практически разбивших армию "Завоевателя". Бой был отчаянный, наёмники, ополченцы бежали с поля боя, бросив "Завоевателя" с небольшой горсткой телохранителей и дружиной "высокородных". Этот день стал днём скорби и славы "ролов". Они не отступили, дрались до конца. Больше половины из пятисот "ролов" и десяти тысячи их вассалов, полегли в том бою, но враг бежал, испуганный неукротимостью и презрением к смерти этих воинов. АРИТ VI высоко оценил их мужество, он даровал им право выбирать самим своих легатов, самим судить и наказывать своих сослуживцев за совершённые ими проступки. Никто из правителей и чиновников в будущем, не имел права вмешиваться в решения ими своих внутренних проблем, они получали право жить по своим законам. Никто, не принадлежащий к их кругу, просто не имел права голоса, в их среде. Так же был установлен срок службы "ролов" в двадцать лет. После этого срока, "рол" со своими вассалами возвращался в дарованное ему Владыкой поместье и переходил в состав ополчения "высокородных", но фактически, он там и оставался "ролом", готовым выполнить любой приказ легата "ролов". Наследники престола, поэтому же указу отныне должны были не менее пяти лет отслужить в тогда всего лишь манипуле "ролов". Росло государство ВИНЗОР, росла численность "ролов", росла также численность отставных "ролов". Их право самим выбирать своих командиров, жить по своим законам, осталось неизменным, как и структура. Только бывшие тогда дружинниками вассалы каждого "высокородного", количеством двадцать человек теперь сохранив туже численность, стали мечниками, лучниками, копейщиками, оруженосцами. В это время, о котором идёт рассказ, манипула "ролов" выросла уже в когорту "ролов". Она состояла из пять тысяч "высокородных" и сто тысяч их мечников, лучников, копейщиков, оруженосцев. Всё остальное у них осталось неизменным. Они были над властью, над государством и своими привилегиями, независимостью от Владык и власти, очень дорожили. Сам, сейчас правивший Владыка, служил в рядах "ролов", но смог дослужиться только до легата манипулы, так и не продвинувшись дальше. ОРАТ был вторым из их династии носившим звание главного легата когорты "ролов", первым главой "ролов" был выбран АРИТ "Завоеватель", дравшийся в их рядах в том бою. Система выбора у "ролов" была сложной. Сначала выбирали десятников в манипулах, затем десятники выбирали легатов манипулы, легаты манипулы выбирали старшего легата манипулы, старшие легаты манипул выбирали главного легата когорты. Выборы были тайными, в шлемы претендентов каждый избиратель клал белый или чёрный камешек. Белый камешек означал "за", чёрный понятно "нет". После окончания голосования, претендент сам в присутствии наблюдателей считал камешки в своём шлеме. ОРАТ этим никогда не хвастался, но пройдя все ступени выборов, от десятника манипулы до главного легата когорты, он получил всего пять чёрных камешков за время этих всех выборов. Владыка об этом знал. Казнить главного легата всех "ролов", служивших в когорте и находящихся в отставке? Выбранного ими самими вождя? Было очень рискованно. Чего можно ожидать от них? Этого сказать не мог никто. Ясно было одно, просто так это они не проглотят. Ведь казнён будет их ими же признанный вождь! Лишить ОРАТА звания главного легата "ролов" Владыка не мог, это было не в его власти, это он тоже знал. По этим же причинам Владыка не мог и заточить его в подземелье. Исходя из всего этого он, лишив его звания наследника, сослал ОРАТА в самое захолустное место государства, восточный округ. Наказание было выбрано не из-за любви или жалости, а согласно сложившимся обстоятельствам, именно во благо государства ВИНЗОР. Все "ролы" к дворцовым регалиям, постам и должностям относились безразлично, они к ним не стремились и их не признавали. Когорта "ролов" была раздроблена. По одной манипуле стояло в каждом округе, последняя манипула входила в состав столичного гарнизона, но службу во дворце Владыки не несла. Главный легат когорты мог, находится в любом месте, где располагалась манипула "ролов". В восточном округе казармы манипулы "ролов" располагались возле родового поместья АРИТОВ. В силу этого направляя ОРАТА в ссылку, Владыка ничем не ущемлял "ролов". Это мудрое решение удовлетворяло всех. Лишённый права наследовать трон ОРАТ был отправлен в глушь, далеко от дворца и столицы. Главный легат когорты "ролов" не был ничем ущемлён, их гнева можно было не опасаться, ОРАТ избежал династического брака и мог быть с любимой, ДУКАТА приблизилась к престолу, была официально провозглашена регентшей, как и мечтала. На этом заседания совета Владыки ВИНЗОРА было закончено. ОРАТ покинул тронный зал первым, он спешил покинуть дворец Владыки, где теперь был нежеланным гостем. Но ему и самому больше не хотелось находиться здесь, воздух дворца давил на него и был неприятен.
  ЗАРИКУ он нашёл там, где и оставил. Спор между тремя находившимися в библиотеке людьми, то затухал, то разгорался. Самая молодая среди них, да ещё принадлежавшая к слабому полу девушка, почему-то смущённой и обескураженной не была. Судя по её гордому и торжественному виду, в спорах побеждала она, выражение лиц её оппонентов, подтверждали этот напрашивавшийся вывод. ОРАТ спас их от полного поражения, он забрал ЗАРИКУ, коротко сказав ей:
  - Прощайся! Идём! Владыка разрешил нам уехать в моё родовое поместье и жить там. Сейчас уезжаем, пока он не передумал.
  Для ЗАРИКИ это была приятная весть, большое скопление людей во дворце Владыки утомляло её, только с библиотекой и этими двумя стариками, ей расставаться, было жаль. Она нашла выход, пригласив их приезжать к ней, пообещав показать им, старинные книги и свитки, о которых они никогда не слышали. Все они принадлежали исчезнувшим расам, одной чужой и одной жившей здесь до них. То, что девушка им рассказывала, было удивительным и новым, поэтому только воспитанность, удержала их от того, чтобы уехать с ней в родовое поместье АРИТОВ сразу.
  Карета выехала из ворот столичного града и понеслась прочь. ОРАТ мерно покачиваясь в седле, скакал рядом с ней и думал о том, что произошло. ЗАРИКА ему не мешала. На прощание она выпросила десяток свитков у хранителя замковой библиотеки, пообещав их вернуть ему при встрече. Теперь она погрузилась в чтение и летящего времени не замечала. Истина о том, что путь к дому всегда короче, подтвердилась. Через двое суток они въехали в ворота родового поместья, теперь это был их дом. Потекла размеренная жизнь. ОРАТ утром уезжал в лагерь манипулы "ролов", там проводил целый день, возвращался вечером, и они всё оставшееся время проводили вместе, расставаясь только на ночь. Венчание в местном храме Бога леса, было назначено через 12 декад, так велел обычай. Всё было предопределено и их чувство стало ровнее, исчез страх разлуки. Днём, когда ОРАТ занимался делами, ЗАРИКА осваивала верховую езду. Через четыре декады она уже уверенно держалась в седле и отважилась на первую поездку в замок ЛОТЕНОВ. В лесу она знала все тропинки и через четыре часа входила в разрушаемый временем замок. Теперь, увидев величественные замки, полные жизни, она смогла понять, как жалко выглядит зарастающий мхом, оплывающий, разрушаемый ветрами, дождями, морозами её родовой замок. Окружающие горы, к которым он прижался, поглощали его, уничтожая следы творения рук человека. Камень замка, как бы оплывал, сливаясь с камнем горы. Разрушались стрельчатые окна, дверные проёмы, осыпаясь, они становились обычными камнями, пополняя общий пейзаж горных осыпей.
  ЗАРИКА быстро прошла два, давно заброшенных этажа и зашла на разваливающийся третий, где раньше жила и где теплились остатки жизни их расы, расы, которая раньше владела этим, тогда ещё целым материком. Увы, её ждали не радостные вести. ФАДИЙ лишился тела и стал матрицей разума, самой свежей, но ещё с растерянным разумом, не привыкшему к своему новому состоянию. В лаборатории теперь хозяйничал ДАДИН. С невинным видом, он сообщил ЗАРИКЕ, что начался какой-то сбой. Матрицы стали ускоренно разрушаться. Он ничего сделать не мог, как не старался. Среди разрушившихся матриц были матрицы матери и бабушки ЗАРИКИ. ЗАРИКА была честным, наивным человеком, о подлости не имела представления, поэтому тогда поверила ему, правду узнала..., то об этом позже. В тот момент известие о разрушении матриц близких ей людей, точнее их разумов, ошеломило её, она заплакала. Как ни странно это звучит, но она привыкла к матрицам, как к живым людям и вот их не стало. Не стало навсегда, а она даже не простилась с ними, в это время она предавалась своим чувствам, купалась в лучах счастья. Слёзы ещё сильнее побежали по её лицу. Больше в родовом замке её ничего не держало, она направилась в библиотеку. По дороге стала свидетельницей аннигиляции матрицы разума проплывавшей по коридору. В какое-то мгновение она стала светиться ярче и мгновенно мигнув, исчезла. Увиденное дошло до сознания ЗАРИКИ, в этот момент она поняла, что проститься с матрицами бабушки и матери она просто не могла. Осознав это, ЗАРИКА несколько успокоилась, горечь осталась, но она остаётся всегда, когда кого-то теряем. Войдя в библиотеку, ЗАРИКА начала собирать книги и свитки, укладывая их в мешок, она решила перевезти их в родовой замок ОРАТА, который станет теперь и её домом. Это был решённый вопрос, книги и свитки были её наследством, она и решила забрать их. В этот раз смогла забрать только два мешка, верховой отар много увезти не мог, ему приходилось нести ещё и её по лесным тропинкам, точнее по бездорожью дикого леса. Кольцо, найденное её предком в пещере, где нашли статую, оружие, уничтожившее людей и часть их материка, книги, свитки исчезнувшей расы РАЛОТОВ, она всегда носила с собой. Оно висело на цепочке, охватывающей её шею и ниспадавшей на грудь. О кольце АРАНА она знала теперь всё, исполняя завещание своего далёкого предка, ЗАРИКА берегла его для наследника-воина. Она не знала, когда появится он в её роду, и появится ли вообще, но слепо следовала завещанию, а пока перевозила всё из библиотеки своего родового замка в библиотеку дворца родового поместья АРИТОВ, ставшего теперь и её домом.
  Декаду она совершала ежедневные поездки. Привезенные мешки, не разбирала, а складывала в библиотеке дворца, разбирать их времени не было. Это она оставляла на более позднее время. Всё шло хорошо. Пакуя в мешки книги и свитки, она не обратила внимания на то, что они несколько изменяли свой цвет, в конце декады ей стали попадаться влажные экземпляры. Тогда ЗАРИКА встревожилась, зажгла сразу несколько факелов, осветив часть помещения библиотеки, увиденное ей зрелище, повергло в шок. Сырость и влажность разрушающегося замка добралась до этой комнаты, её порождение, плесень, слизкая и другая живность хозяйничала среди книг и свитков, поглощая их. Осмотр дал неутешительные результаты. Большая часть содержимого библиотеки была безнадёжно испорчена. Слёзы бессилия, горечи утраты, градом катились из её глаз. С удвоенной силой она бросилась спасать то, что ещё можно было спасти. В разрушенный временем замок ЛОРАНОВ она никого не могла привести. По нему ещё бродили немногочисленные остатки матриц, для любого человека это было ужасающее зрелище, поэтому замок остался на ней. Мобилизованные слуги дворца родового поместья, теперь разбирали, протирали и сушили то, что привозила она. Здесь ей повезло! Во дворец приехали гости. Это был главный хранитель библиотеки дворца Владыки и бывший учитель ОРАТА, старики не утерпели и приехали ознакомиться с библиотекой ЗАРИКИ. Они и возглавили работы по спасению пострадавших книг и свитков, сняв эту заботу с неё. Дело пошло веселее, но теперь ЗАРИКА с большим трудом за раз набирала всё меньше и меньше книг, свитков, многие превратились в перемешанную, расползающуюся массу. За этими заботами она не заметила, когда из разрушенного замка исчез ДАДИН, да это её не интересовало, они давно уже не общались. Почти пять декад длился этот бой за спасение книг и рукописей, но наступил день, когда она вернулась всего с одной подпорченной книгой. Больше в библиотеке замка ничего пригодного не осталось, прошедшее время уничтожило всё.
  Теперь ЗАРИКА подключилась к работам по спасению, это занимало всё её время. Наполненные работой дни летели быстро, она и не заметила, как пришёл день, назначенный жрецом храма лесного Бога для освящения её брака с ОРАТОМ. В связи с этим пришлось отложить текущие дела.
  Ни Владыка, ни ДУКАТА на эти торжества не приехали. Только местные "высокородные" и легаты манипулы "ролов" праздновали этот день вместе с ними, но это не смутило молодых. Теперь они были семьёй, это для них было главным. Оба одиноких старика, хранитель библиотеки Владыки и учитель ОРАТА, так и остались жить во дворце родового поместья. Праздники прошли, начались обычные будни. ОРАТ целые дни проводил в лагере "ролов". ЗАРИКА со стариками не выходила из библиотеки и только ночами они оставались вдвоём. О чём они говорили? О чём они мечтали? Это было только их тайной, ибо это был их мир, мир счастья и любви. За него ОРАТ заплатил, дорогую цену. Лишился права наследовать трон Владык ВИНЗОРА, был отправлен в изгнание. По понятиям придворных это была очень большая жертва, не стоившая этого счастья, но сам ОРАТ так не думал, он был просто счастлив. А что говорить о ЗАРИКЕ? Она ничего не потеряла, ни от ничего не отказалась. Затворничество в разрушающемся замке, отсутствие окружения других людей? Такое потерей назвать очень трудно. Рядом был любимый, вот это и было счастьем, теперь она поняла то, о чём говорила ей матрица разума бабушки.
  Проходили заполненные работой в библиотеке дни. Втроём сортировали то, что удалось спасти из библиотеки замка ЛОРАНОВ. Книги и свитки РАЛОТОВ заняли отдельные полки. Здесь были многолетние записи наблюдений за Вселенной, сведения о геологии далёких планет, истории расы, медицинские атласы, описание разных болезней, составы лекарств. Развитая древняя раса обладала колоссальными знаниями, но её представители имели совершенно другое строение тел, другое расположение важных органов, другой состав крови другой метаболизм, отличающий их от людей, заселяющих мир планеты ЛЕМУР. Все книги исчезнувшей расы РАЛОТОВ хранили сведения не пригодные для людей и обладали чисто познавательными знаниями об этой расе. Они и стояли отдельно от нужных и полезных книг, свитков расы почти уничтожившей себя и едва не уничтожившей свой прекрасный материк. Книги с полок хранивших наследие РАЛОТОВ, брал в основном старый учитель, иногда их брал и хранитель библиотеки. ЗАРИКА забрала из них только одну книгу, в ней рассказывалось об АРАНАХ и их кольце, его свойствах. Эту книгу она не давала никому, хранила её в своём сундуке с драгоценными украшениями, подаренными ей ОРАТОМ. ЗАРИКА к ним была равнодушна, в заброшенных комнатах разрушающегося замка ЛОРАНОВ, их валялось много. Женщины всегда оставались женщинами, пока не утратили к дорогим безделушкам интерес, став матрицами, хранилищами своего разума. Последняя девушка, из женского поколения обитателей замка, ЗАРИТА о них не имела понятия. Теперь ей приходилось к ним и ко многому другому привыкать заново. Она это делала с трудом.
  Большую практическую ценность представляли книги и свитки жившей на этом материке погибшей в огне войны расы. Та раса стояла на значительно высшей ступени, чем ныне живущие на этой части, материка люди. Собранные за много веков книги, содержали, в том числе знания и наблюдения по медицине. В них были описаны симптомы разных болезней, составы лекарств, против них, методики лечения. Так как те люди, как и современные жители материка, обладали одинаковыми организмами, были подвержены одним и тем же болезням эти книги были бесценны. Также большую ценность представляли и сведения по геологии, астрономии, биологии, мореходству, имевшим место катаклизмам, природным предвестникам к возникновению этих явлений природы. Эти книги и свитки пополняли знания ЗАРИКИ. Через четыре месяца все эти знания очень пригодились ей, она поняла, что носит ребёнка. Тогда и возник страх. ЗАРИКА знала, что употребление пищевой массы из синтезатора её предками и ей изменили её метаболизм, кровь её организма. Как это скажется на их ребёнке? Она не знала. Просиживая целыми днями над свитками, книгами, изучая свои анализы, она пыталась найти ответ. Эти поиски оторвали её от действительности и о том, что он станет отцом, ОРАТ узнал с большим запозданием. Но на его радость это не повлияло, она была бурной и имела последствия. Теперь он лично следил за соблюдением ЗАРИКОЙ режима дня, её питанием. Опыта он не имел и поэтому своими приставаниями, только раздражал ЗАРИКУ, отрывая её от её исследований. О своих тревогах она ему ничего не говорила, как впрочем, она ничего не говорила никому и о своей прошлой жизни, и о месте нахождения разваливающегося замка ЛОРАНОВ. Это было её тайной, она полагала, что несчастным матрицам разума нужно дать покой, им и так было несладко. В душе она подозревала, что участь матрицы уготована и ей. Вот поэтому она и хотела оставить место, где в покое будет находиться её матрица. Такие скорбные мысли иногда посещали её, радости они не приносили, она гнала их прочь, переключаясь на житейские проблемы. Их находить умела, как и любая женщина, готовившаяся стать матерью.
  По мере приближения этого момента, её переживания возрастали. Хотя лекарь, да и она сама никаких тревожных симптомов не находили. От этих мыслей её отвлекала работа с книгами и свитками в библиотеке, текущее время обогащало её разум новыми знаниями. За этими занятиями, заботами и тревогами время проходило быстро. Страшный день наступил...
  Не смотря, на все её страхи, роды прошли легко, в их семье появился АРЕТ, наследник АРИТОВ и ЛОРАНОВ. Две ветви родов сошлись в одном комочке человеческой плоти. Это был здоровый мальчик, спокойный и молчаливый, чем отличался от своих сверстников. С ним почти не было хлопот. Первый год его жизни ЗАРИКА не исследовала его, она просто боялась. Но понимала, что сделать это должна для собственного успокоения, неизвестность рождала страх и тревоги. Хотя причин для них пока не было. Ребёнок рос, развивался нормально. По крайней мере, внешне, да и лекарь подтверждал это. Но к этому времени, знания ЗАРИКИ в медицине, во много раз превосходили его знания. Она имела багаж знаний, которые её погибшая раса копила на протяжении многих столетий. Эти знания она использовала, лечила обитателей дворца и родового поместья. Старинные рецепты лекарств, атлас растений, открывали перед ней большие возможности. Так сложилось, что постепенно к ней обращалось всё больше людей. Вначале это были простые слуги и работный люд, но вскоре и "высокородные" признали её. Но самым главным это было то, что за её помощью начали обращаться и суровые "ролы". Как ОРАТ был их вождём, так и его жена стала для них спасительницей от разных болезней. Слава, о её таланте лекаря расходилась по всему ВИНЗОРУ. Ради получения её советов и консультаций многие лекари приезжали в родовое поместье АРИТОВ и декадами ждали приёма у неё. ЗАРИКА не отказывала никому. Со временем она организовала школу лекарей, попасть в неё было мечтой многих. Захолустный восточный округ ВИНЗОРА превращался в центр лекарей ВИНЗОРА. Сюда везли самых безнадёжных больных со всего материка. Понятно, что это были домочадцы самых богатых "высокородных", денег те не жалели. Многие вылечившиеся боготворили свою спасительницу. Слава не изменила ЗАРИКУ, она осталась прежней доброй, отзывчивой, бескорыстной.
  Не смотря на своё признание и завоёванный авторитет, ЗАРИКА взяв кровь сына для анализа, изрядно волновалась, ей было страшно. Превозмогая себя, она провела проверку. Результаты анализов крови, своей и ОРАТА, она имела, сравнить было с чем. К её радости, состав крови сына только несколько отличался от состава крови отца и значительно отличался от состава её крови. Накопленные веками её предками изменения крови из-за питания пищевой массой из синтезатора чужой расы РАЛАТОВ, на крови их ребёнка практически не сказались. Некоторые отклонения были, но каково будет их влияние на организм ребёнка? Она не знала. Аналогов такого состава крови в свитках и книгах погибшей расы не было. Ей оставалось одно, наблюдать это на собственном сыне. Это было страшно и нелегко, но ЗАРИКА понимала, что это необходимо ради его же блага. Пересилив себя, она завела дневник наблюдения за ним. Вела его усердно. Раз в двенадцать декад брала его кровь на исследование, сравнивала результаты, следила за его общим развитием. О том, что она это делает, с какой целью занимается этим и почему, никому не говорила. Этот дневник хранился в её личном сундучке, запертом на сложный замок. Ключ от него она носила на цепочке, надетой на шее, единственного носимого ей украшения. Этот ключ весел рядом с кольцом АРАНА, реликвией её рода, ожидавшей своего наследника, цепочку она не снимала никогда.
  Рождение внука не изменило отношение Владыки к своевольному сыну. Он никак не отреагировал на это событие. Сын и его семья были вычеркнуты из его жизни, так и осталось. ОРАТ на отчуждение отца, тоже не реагировал, к существующему положению относился спокойно. Он был счастлив, теперь он имел двух дорогих ему людей, этого ему было достаточно. Размеренная спокойная жизнь в восточном округе ВИНЗОРА, его не тяготила. В отличие от их округа в южном и западном было не спокойно, там периодически происходили бои с вторгающимися желающими поживиться богатствами ВИНЗОРА, а здесь проходили только учебные бои манипулы "ролов" с условным противником. Этим противником были те, кому выпадал этот жребий из манипулы "ролов" и воины гарнизона. Такие учебные схватки были не опасными боями с реальным противником, ЗАРИКА за жизнь ОРАТА не переживала. Так спокойно и размерено шла жизнь их семьи. Рос сын. О чём ещё можно мечтать? Вот они и не мечтали, просто наслаждаясь доставшейся им жизнью. Окружающие их люди и государство тоже жило своими проблемами и заботами, это жизнь и она у всех своя.
  Подрастающему мальчику, досталась не лёгкая жизнь, полная любви и забот, но и со своими трудностями. Эти трудности имели свои имена, назвать их было не сложно. ОРАТ, ЗАРИКА, ХОТОР, учитель ОРАТА, МАТИЛ, хранитель библиотеки Владыки. Они все безумно любили его, но когда ему исполнилось 5 лет, они стали для него кошмаром, отбирающим счастливое, беззаботное детство. Это было действительно так, достаточно рассказать о распорядке дня пятилетнего АРЕТА. Отец поднимал сына с рассветом и заставлял бегать, отжиматься, махать мечом. Сначала это было интересно, но быстро надоело. Любящего отца это мало интересовало, он был настойчив и добавил занятия в вечернее время. Остальные изверги от него тоже не отставали, сменяя друг друга, они учили его разным премудростям. Время на игры не оставалось, да и сил тоже. Слёзы и стенания на мучителей не действовали. Они были упрямы и настойчивы, ему приходилось уступать им. Вот как достаётся бедным детям! Они беззащитны и слабы..., перед любовью и заботой других людей, которые безумно любят их. Но это понимают дети только став взрослыми...
  
  Глава четвёртая: Путь к тайной власти
  
   "Врагами не рождаются, ими становятся по капризу судьбы".
  
  Жить в разрушающемся замке, среди снующих везде призрачных матриц, видеть мокрые оплывающие стены, зарастающие мохом и заселённые колониями мокриц, питаться безвкусной пищевой массой с синтезатора, очень трудно. Для этого нужно быть фанатом, преданным какой-то идее. ДАДИН такую жизнь ненавидел с детства. Едва научившись читать, он прятался от этой жизни, пропадая всё время в библиотеке. Так получилось, что одной из первых ему попалась книга, рассказывающая о жизни людей в большом городе. Это описание красочной жизни очень отличалось от окружающей его серости и разрухи. Он завидовал тем, кому досталась такая светлая, радостная жизнь. Позже он узнал, что этой жизни уже нет. Война и страшное оружие чужой расы уничтожило ту жизнь, тех людей. Но это новое знание не остановило интереса ДАДИНА к таким книгам. Теперь он выискивал их, читал, перечитывал по много раз. Далее действовала логика. Он знал, что в окружающих лесах и предгорьях сохранились поселения пастухов и земледельцев, это означало, что могли сохраниться и города, а значит и сохранилась эта красивая жизнь. Ему оставалось только уйти с этого унылого умирающего, пристанища плесени и надоевших матриц разума замка, и он сможет вкусить ту жизнь, жить среди нормальных людей. Эта мысль засела в его голове намертво, она стала целью его жизни. Такие мысли, мечты и формировали его характер. Он был скрытным, злопамятным, жестоким человеком, готовым идти к своей мечте по трупам, не считая их и не оглядываясь. Одержимая работа в лаборатории ФАДИЯ и матриц по поиску снадобья для материализации матриц разума, вызывала в нём ненависть и презрение. С годами эти чувства только крепли. Так он жил.
  Вначале он только мечтал вырваться из замкнутого круга своей жизни в мир большой жизни. Другой цели у него не было, но однажды ему попалась книга с большими буквами и красочными рисунками. В ней рассказывалось о человеке, носившем странное имя "Чёрный колдун". Он был заточён Властелином их государства в подземелье замка, но при аресте у него сохранилось зелье. Благодаря этому зелью он подчинил себе своих тюремщиков, сделав их своими слугами. С их помощью "Чёрный колдун" пробрался в покои Властелина и влил ему в рот своё зелье. После этого Властелин стал его слугой. Поселившийся в замке Властелина, "Чёрный колдун" стал править всем государствам, его власть над этим государством была безгранична, все вкусившие его зелье становились его слугами. Но со временем он расслабился, перестал поить Властелина и придворных своим зельем. Освободившись от его чар, молодой наследник Властелина, двенадцати летний мальчик, сумел ночью пробраться в комнату "Чёрного колдуна", выкрасть зелье и связать его. Очнувшиеся от воздействия зелья, придворные и Властелин, заковали "Чёрного колдуна" в цепи и замуровали в подземелье замка. Так мужественный мальчик спас государство и его жителей от "Чёрного колдуна"!
  Красочные картинки сопровождали весь этот рассказ. Человек в плаще с наброшенным на голову капюшоном, крался по переходам замка, вливал зелье в рот спящего Властелина и тому подобное. Последнюю картинку, где закованного в цепи, плачущего "Чёрного колдуна", замуровывают в нишу подземелья замка, ДАДИН невзлюбил. Эту последнюю картинку он вырвал из книги и порвал. "Чёрный колдун" стал его кумиром, он решил пойти его путём, но такого конца не допустить, избежать допущенной тем ошибки. Для этого он имел знания, работа в лаборатории многому научила его. К сожалению, в этом рассказе не было даже намёка на состав зелья, но библиотека была обширна, а одержимый идеей парень препятствий не боялся. Поиски начались.
  ДАДИНУ никто не объяснил, что это была детская книжка. Описанные в ней события были сказкой, предназначенной для маленьких детей. А если бы и объяснили? Вряд ли ДАДИН поверил бы кому-то, эта сказка подсказала ему путь в светлую жизнь, наполненную его безграничной властью. Теперь он не только хотел попасть в большую жизнь, теперь он хотел и власти над этой придуманной красивой жизнью. В библиотеке рылся уже целенаправленно, он искал рецепт зелья, которое подарит ему власть над всеми людьми. В том, что он сумеет его изготовить? Он не сомневался ни на мгновение.
  Давно известно, что тем, кто вынашивает злые намерения, на определённом этапе везёт. Невольно согласишься с тем утверждением, что злые силы помогают своим ставленникам. Вот и ДАДИНУ повезло. Вместо сказки, в старых свитках, он наткнулся на записи о жрецах храма Тьмы. Они противостояли всем Богам, ведя с ними борьбу за власть над людьми. Это были записи храмовых стражей Бога леса и Бога земли, которые вели допросы пойманных жрецов Тьмы. В этих свитках были описаны и пытки, которые использовали для получения сведений от жрецов. Добиться их признаний было не просто, пытали изощрённо, но ДАДИН эти кровавые подробности пропустил. Его интересовали только сами признания пытаемых жрецов, особенно те места, где были описаны составы зелья и воздействия их на человека, его организм, где были описаны признаки действия зелья. ДАДИН собирал эти рецепты, обдумывал их. В основе всех рецептов лежали растения, корни, листья и другие компоненты органического происхождения. В библиотеке нашёлся и атлас растений с подробным описанием. Восточная часть материка от той войны не пострадала и растения в этой местности за прошедшие столетия не изменились. Но искать и собирать растения ДАДИН не собирался, растительную и органическую составляющую снадобий он заменил, используя в своих рецептах их химические аналоги. Кое-что смог испытать на матрицах разума, которых после опытов уничтожил, но большинство снадобий так и осталось годными теоретически, испытать их было не на ком. Именно тогда он нашёл странное овальное блюдо из непонятного материала. Оно было очень лёгким, а взяв его в руки, ДАДИН ощутил, что от него исходит какая-то энергия. Находка заинтересовала ДАДИНА. Блюдо было завёрнуто в жёлто-серебристую ткань с нанесенными на неё странными знаками. Вместе с блюдом в этой ткани был завёрнут и свиток. Над ним ДАДИН просидел три дня, перечитал его десятки раз.
  
   Допросный лист главного адепта храма Тьмы жрецом храма Бога гор АРОКОМ 7 дня, полудня, месяца холодов, года 506 от дня постройки храма.
   Захваченный стражами храма во время ночёвки странник, оказал им сопротивление. Применил сглаз, наслал ветер и обрушил камни, но оберег Бога гор, отвёл его наветы и помог стражам спеленать его усмирительной тканью, с плаща Бога гор. При страннике была найдена котомка. В ней находилось это блюдо, мешочки с травами и пузырьки со снадобьями. Говорить он отказывался. По велению старшего жреца храма, его подвергли давлению камня, жара горного огня и воды ледников вершин. Камень раздробил его руки и ноги, горный огонь сжёг кожу, вода ледников заморозила его до половины, только тогда он заговорил. За обещание быстрой смерти он согласился ответить на вопросы. Его рассказ и записан мной здесь.
   Странник назвался адептом храма Тьмы, посланным доставить блюдо смотра главному жрецу храма, находящегося в главном городе государства РОБОРОВ детей Бога гор. Если на это блюдо капнуть кровь человека опоенного зельем подчинения, то возникает его клон для внушения и воздействия. Говорить о составе зелья пытаемый вначале оказался. После проведения повторного воздействия давлением камня и жаром горного огня, он сообщил составы зелья. Его запись приложена.
  Более ничего сообщить он не мог. Повторно проведенные воздействия привели его к смерти. Обещание дарования смерти ему было исполнено, жрецом ВАРОНОМ. Останки адепта храма Тьмы были брошены в горный огонь.
  Изъятые у него предметы завёрнуты в покрытую защитными рунами ткань из плаща Бога гор и переданы в хранилище храма Бога гор....
  
  За многие прошедшие годы, травы в мешочках, лежавших в этом же полотнище, обратились в труху, но в описанных составах они были названы. Это было первой находкой предмета непонятного назначения. Испытать его было не на ком. ДАДИН просто отнёс завёрнутое в полотно блюдо и найденные с ним бумаги в свою комнату. Затем продолжил уже целенаправленные поиски в библиотеке. Так шли дни.
  Когда ДАДИНУ исполнилось 16 лет, он решил начать поиск дороги к городам, где была жизнь, о которой он мечтал. В библиотеке нашёлся и атлас дорог старого материка. В нём ДАДИНА интересовала только их местность. Идти наобум в большом лесном массиве занятие рискованное. Понятно, что та война и время разрушили города и дороги, но в этой нетронутой части материка, дороги разрушало только время. Исчезало разрушающееся дорожное покрытие, зарастало травой, кустарником и деревьями, но среди векового леса эти молодые просеки можно было обнаружить. ДАДИН боялся сразу покинуть замок, для него важно было иметь возможность вернуться в него, ибо он не знал как примет его тот мир мечты. Реальность могла оказаться разной. Согласно картам из атласа дорог к замку когда-то вела широкая дорога, являясь местом размещения отдела научного центра ЭПИЛИИ, он не был оторван от жизни государства. Эта дорога вела к реке, на которой раскинулся большой город, она проходила через самую узкую часть лесного массива. Это подходило ДАДИНУ, он отправился на разведку, впервые за все годы своей прожитой жизни, покинув замок. Решиться на такой шаг было страшно, но он переборол себя. В один из дней через обрушившуюся стену ушёл в лес. Когда-то замок покидали через подземный ход, но время разрушило замковую стену, она частично обвалилась и больше не препятствовала свободному доступу к замку. Местность за стеной заросла кустарником, ДАДИНУ пришлось преодолевать его густые заросли. Справившись с этой задачей, он вступил под сень деревьев старого леса, постоял немного, осматриваясь, затем двинулся вправо по полукругу, обходя примыкающий к горе замок. Его предположение оказалось правильным, бывшая дорога была разрушена временем и заросла деревьями, кустарником, но на фоне старого леса эта просека выделялась отчётливо. Молодые деревья, выросшие на месте дороги, ещё не достигли размеров старых деревьев, отличие было хорошо видно. Преодолев свой страх, он двинулся в путь.
  Идти пришлось целый день, но ДАДИН к этому был готов. В его заплечном мешке были две ёмкости, одна с питательной смесью, вторая с водой. Но идя лесом, по краю разрушившейся дороги, он встречал лесные ручьи. Тащить с собой воду было не нужно. Это запомнил на дальнейшее. Уже темнело, когда он вышёл к реке. На её берегу и решил переночевать. Укутавшись в широкий плащ, одежду, которую многие поколения жителей замка носили всегда, он уснул. Ночь прошла спокойно. Встав с первыми лучами восходящего солнца, ДАДИН вышёл на высокий берег реки и осмотрелся. Города и моста через реку, как было указанно на старой карте, в указанном месте не было. Время разрушило всё, скрыв следы пребывания человека, но по реке плыли большие лодки под парусами. Их изображение он видел на картинках в старых книгах. Противоположный берег был более низким равнинным, редкие рощицы деревьев и кустарников, чередовались с заросшими травой лугами, пологие берега реки спускались в воду россыпями жёлтого песка. Справа, он увидел какие-то строения, до них было недалеко. Придерживаясь русла реки, ДАДИН направился к ним. Высокий берег реки стал понижаться, но с его стороны лес подступал к берегу реки вплотную.
  К полудню ДАДАН уже мог отчётливо рассмотреть дома, пристани со стоящими возле них лодками, на противоположном берегу реки. Это было большое поселение, разместившееся ниже поглощённого времен города, но для ДАДИНА это был огромный город его мечты. Радость охватила его, но в этом состоянии он оставался недолго, запах дыма донёсся до него. Это был сигнал опасности. ДАДИН остановился, затем пригнувшись, прячась за кустами, двинулся вперёд. Запах дыма усилился. Осторожно раздвинув ветки куста, он увидел поляну среди расступившегося леса. Она, постепенно понижаясь, полого спускалась к реке, проходя между двумя возвышающимися по сторонам высокими обрывами берега, заросшими лесом. ДАДИН смотрел на эту ложбину сверху. В ней стояли пять домов и хозяйственные постройки. Материалом для них служили отёсанные брёвна. Возле домов были сложены печи, вокруг них хлопотали женщины. Из печных труб и шёл дым, запах которого почувствовал он. Возле хозяйственных построек суетились мужчины, они выгоняли из них каких-то животных. ДАДИН таких животных, да и вообще животных и такое количество людей видел впервые. Большие тела животных имели по четыре ноги, головы украшали рога, животные вызвали его интерес и он наблюдал за ними. Издавая громкие звуки, они шли на заросшую травой часть поляны, останавливались там и ели траву!
  Целый день ДАДИН наблюдал за людьми и животными. Животные бродили по лугу, жевали траву, лежали на ней. Смотреть на это быстро надоело, зато было интересно наблюдать за людьми, они суетились целый день. Женщины возились на клочках земли возле домов, возле плит, вскоре к ним добавились дети. Мужчины работали в лесу. Они рубили деревья, очищали стволы от веток и сучьев, затем привязывали к готовым брёвнам животных из числа пасшихся на лугу, те тащили брёвна к реке. Так все крутились весь день.
  За этот день ДАДИН узнал много полезного, он понимал язык, на котором говорили эти люди, узнал об их жизни, а главное выяснил, что на своих лодках эти люди переправляются через реку в город, стоящий на противоположном берегу. Именно туда они отвозили свой товар, свои изделия. Опустившиеся сумерки прервали его знакомство с жизнью этих людей. Вернувшись на место своей ночёвки, он устроился на ночь. Утром с рассветом отправился в обратный путь к замку. К вечеру был на месте. После увиденной жизни поселения, унылый замок был ещё более противен, а жизнь в нём вызывала раздражение. Теперь ДАДИН периодически отправлялся к поселению, наблюдал за жизнью людей, слушал их разговоры. Это помогало ему адаптироваться к людям, узнать особенности их жизни, привыкнуть к тому, что вокруг живые тела, а не прозрачные матрицы разума. Так он готовился уйти в мир жизни, мир людей, обладающих живой плотью.
  Но уйти он хотел не сам. ЗАРИКУ он давно считал своей собственностью. В замке только они были молодыми людьми, их было двое и по установившемуся образу жизни обладающих плотью обитателей замка, они должны были жить вместе, семьёй. Но ЗАРИКА этому противилась. Она одаривала его презрительным взглядом, в ответ на его попытки сблизиться с ней. ДАДИН надеялся, что это пройдёт, но она не сдавалась, избегала встреч с ним. А последнее время начала уходить из замка, отсутствуя по несколько дней. Это злило ДАДИНА, его обожание девушки отступало, уходило, а взамен этих чувств, в его разуме поселялась ненависть. Дошло до того, что он решил испытать на ней действие своих снадобий, но ЗАРИКЕ повезло! Именно в этот момент она исчезла, встретившись с ОРАТОМ. Свою ненависть ДАДИН обратил на матрицы разума.
  Руки ему развязала смерть ФАДИЯ. После своего очередного трёх дневного отсутствия, вернувшись в замок ДАДИН зашёл в лабораторию. Тело ФАДИЯ лежало на полу, возле скамьи, на которой он иногда отдыхал, а его матрица разума спорила с другими матрицами столпившимся у стола с пробирками. ДАДИН вытащил тело и бросил его в подвал, хоронить его он не собирался.
  Осуществить свою месть ДАДИНУ никто не мешал. Как это сделать он уже придумал, откладывать не стал. В имеющееся снадобье, принимаемое матрицами разума для материализации, добавил несколько компонентов и объявил, что нашёл новый состав снадобья. По его словам, принимать его можно было чаще, чем раз в год и его действие длилось три месяца. Матрицы разума не ожидали никакого подвоха от своего потомка. Первыми снадобье опробовали "одержимые". Действительно материализация была более устойчивой и плотной, они подтвердили слова ДАДИНА, последователей их хватало, тем более что свежая матрица разума ФАДИЯ тоже материализовалась. Радость длилась недолго, через три дня первые из принявших снадобье матриц разума аннигилировались с громким хлопком. Гибнущий разум выбрасывал в окружающее пространство сгусток боли, его удар ощущала каждая матрица разума. От болевого шока она глохла, слепла, теряла ориентацию. ДАДИН отложил свой уход с замка на пол декады, чтобы полюбоваться этим зрелищем и уничтожить всех предков ЗАРИКИ. Это была его месть строптивой девушки, куда-то исчезнувшей. ДАДИН надеялся, что она исчезла навсегда. Утолив свою жажду мести, он начал сборы в дорогу. Для начала прошёлся по пустым комнатам и собрал валявшиеся там драгоценности. Кольца, цепочки, колье, браслеты, он разложил по двум мешочкам из прочной ткани, похожей по составу на ткань его плаща. Одно самое простое колечко и две цепочки, он положил в свою поясную сумку. Аккуратно запакованные рукописи, книги, отобранные им, не забыл и блюдо жреца Тьмы. Всё это уложил в заплечный мешок. Надев его на плечо, плотно поев питательной массы, он покинул замок. Шёл прочь, не оглядывалась, сожаления прожитая жизнь не вызывала, он бежал от неё. Короткую дорогу к поселению лесорубов, он нашёл давно. Через два часа после полудня ДАДИН стоял на лугу, где паслись животные. До этого момента в лесу, в дупле старого, приметного дерева он спрятал свёрток с книгами, свитками, блюдом и пузырьками с зельями, а под ним закопал больший мешочек с драгоценностями. Меньший мешочек остался в его мешке. Сейчас он стоял на лугу, мучимый сомнениями. Идти в новую неведомую жизнь было страшно, но путь назад был отрезан. Возвращаться в разрушенный замок и жить в одиночестве? Ему не хотелось, решившись, ДАДИН направился к избам, возле которых суетились женщины и дети. Мужчины работали в лесу, распорядок дня жизни поселения не менялся долгие годы.
  Пришельца встретили настороженно. Его необычная одежда привлекла внимание женщин и детей, но они старались скрыть свой интерес, угрозы незнакомец не представлял. Питательная смесь поддерживала работу организма, но питаясь ей набрать мышечной массы? Было невозможно. Выглядел он как обычный подросток 13-14 лет, худобу тела скрывал плащ, но открытое лицо позволяло это видеть. Даже для женщин такой заморыш был не опасен, они это видели и понимали. Никем не остановленный, ДАДИН прошёл к причалу, встав на нём, он зачарованно смотрел на город, расположенный на другом берегу реки и представлял, как войдёт в него, как начнётся его новая жизнь. Для него это был большой город, полный людей. Он не знал, что на том берегу реки расположился малюсенький городишка, выросший вокруг поместья местного "высокородного" из небольшого поселения земледельцев, когда-то осевших на этой земле. Судоходство по реке разрасталось, на этих пристанях ремонтировали суда, меняли гребцов. Городок не служил перевалочным пунктом товаров, большие дороги не проходили через него, поэтому он и был невелик, но ДАДИН этого не знал, он просто ждал встречи со своей мечтой. До неё было рукой подать, ждать не очень хотелось, но это от него не зависело, вот с этим и нужно было смириться.
  Раздавшиеся по брёвнам причала тяжёлые шаги, вырвали его из мира грёз, он обернулся. На причал взошёл крепкий старик, в просторной рубашке, подвязанной поясом, широких штанах, заправленных в грубые тяжёлые сапоги, остановившись перед ДАДИНОМ, он окинул его взглядом и спросил:
  - Что привело тебя к нам? Это поселение моего рода. Ты ещё юн и на путешественника не тянешь. Кто ты и откуда?
  Легенду для себя ДАДИН придумал давно, начитанный парень ждал таких вопросов, ответы на них заготовил, сейчас требовалось проверить их на этом старике.
  - Зовут меня ДАДИН, я сирота из поселения пастухов. Обвал в горах накрыл нас, когда мы перегоняли стадо. Все погибли, а я уцелел. Жить в поселении мне очень тяжело, воспоминания тревожат, не дают спать. Вот я и ушёл из поселения, решил пойти в город, поступить в ученики и начать новую жизнь.
  Старик задумался. В молодости он тоже искал своё место в этой жизни, покинув семью и родное селение, ушёл в большой мир, пока не осел здесь. О том, что где-то далеко за лесом есть поселения, слышал. Слова паренька подтверждала его худоба и необычная одежда. Да и какое ему дело до этого паренька? Хочет найти для себя другую жизнь, а не жизнь пастуха? Это его право! Чего ломать себе голову?
  - Завтра в город мы повезём уголь, уже нажгли его много, вот и переправим тебя в город. Ночь переночуешь у меня в сарае, кусок хлеба и мыску похлёбки тебе дадим. Пошли, покажу тебе место для ночлега.
  Повернувшись, старик направился к избам поселения. ДАДИН шёл за ним. Был ещё один вопрос, который он хотел проверить немедленно. Это и сделал, обратившись к старику:
  - Спасибо Вам! Но я заплачу вам за ваше гостеприимство и переправу. У меня вот есть цепочка, осталась от матери. Возьмите!
  Достав из поясной сумки самую маленькую цепочку, он протянул её старику. Тот остановился, взял цепочку и осмотрел её.
  - Красивая вещь! Золото. Старинная работа. Гостеприимство и переправу я тебе уже предложил, но деньги тебе действительно понадобятся. В городе народ разный, могут и обидеть сироту. Могу купить у тебя эту цепочку. У меня внучка невеста, вот и будет для неё подарок. Много тебе за неё не дам. Два серебряных и четыре медяка тебя устроят? Добавлю ещё продуктов и чего-нибудь из одежды, твоя в городе будет в глаза бросаться. Идёт?
  ДАДИН не знал, что такое серебряный и медяк. Это предстояло узнать в городе, но он выяснил главное, забранные им из замка украшения имели ценность и немалую. На предложение старика он кивнул, соглашаясь. Первый шаг был сделан. Он познавал новую жизнь, шёл искать в ней своё место. Мечта была, теперь он знал, что у него есть и средства достичь своей мечты. Радостный и весёлый, он шёл за стариком. Вскоре они подошли к большой избе из круглых брёвен. Рядом с избой стояло низкое и длинное строение, собранное из таких же круглых брёвен, как и изба, но без окон. ДАДИН видел, как из таких строений выгоняли утром животных. Быстро сообразив, что это и есть "сарай" предложенный ему для ночлега, он направился к нему, но старик придержал его, коснувшись руки:
  - Постой! Пошли в избу. Места тебе хватит, там и поедим, и рассчитаемся.
  ДАДИН послушно последовал за ним. На крыльце из обтесанных брёвен старик начал снимать свои сапоги. ДАДИН последовал его примеру и быстро снял свои сапожки, оставшись босиком. Его сапожки имели толстую тёплую подкладку, нога в них не потела, мягкая, тёплая подкладка не пропускала влагу и холод. В сыром замке, он носил их, не снимая, целыми днями, но сейчас оставшись босиком, чувствовал себя неуютно. Старик прекратил снимать свои сапоги, посмотрел на его голые ноги и сказал:
  - Иди в избу! Я сейчас приду!
  ДАДИН толкнув тяжёлую дверь, вошёл в избу и осмотрелся. Он был в просторной горнице. Посредине её стоял стол, возле него стояли широкие лавки. Ещё одна лавка стояла у входа. На ней стоял бочонок с водой, рядом с ним стола глиняная чаша. Часть горницы занимала печь с лежанкой, она уходила в глухую перегородку из отесанных брёвен, в ней была дверь, ведущая вглубь избы. Широкое окно, с мутным стеклом занимало часть боковой стены. Над дверью висел фонарь, такой же стоял на столе. На полу лежали сшитые пушистые шкуры каких-то зверей. Окинув всё это взглядом, ДАДИН прошёл и сел на лавку возле стола. Скучать долго не пришлось, вскоре послышались шаги, в горницу вошёл старик. Его руки были заняты, принесенное он положил на лавку, рядом с парнем.
  - Меряй! Должно подойти.
  Сказал он, усаживаясь на лавку с другой стороны стола. ДАДИН принялся разбирать и мерить, принесенные стариком вещи. Прежде всего, одел на ноги, короткие чулки из толстой грубой ткани, увидел, что на ноги старика были одеты такие же. Грубые старые сапоги свободно налезли на них и почти не болтались. Старый выгоревший плащ из толстой ткани мерить он не стал, не подойти он не мог по определению, размера не имел. Штаны и свитку, мерить не стал. Покроем и внешним видом, они мало чем отличались от его рубашки и шаровар, обычной одежды обитателей замка. Поэтому принесенные стариком, штаны и свитку просто отодвинул в сторону. Взял данные ему грубые сапоги, вынес их на крыльцо, поставил рядом с сапогами старика, свои сапоги забрал. Вернувшись в горницу, свои сапоги и плащ уложил в заплечный мешок. Старика в горнице не было, он ушёл на другую часть избы за перегородкой и ДАДИНУ никто не мешал. Он успел уложить свой мешок и занять своё место за столом. Едва сел, как дверь в перегородке открылась, в горницу вернулся старик. Подойдя к столу, он положил перед ДАДИНОМ два тусклых кружочка с выбитыми на них какими-то знаками, рядом с ними положил четыре красноватых кружка меньшего размера, тоже с выбитыми на них значками.
  - Вот, спрячь, как договаривались! А сейчас пошли, поедим. Мы ложимся спать рано, ибо встаём с рассветом. Ну да тебе не привыкать, дома ведь жил также? Работа долго спящих людей не любит. Свой мешок оставь здесь. Спать будешь в этой горнице на лавке. Кушаем мы во дворе.
  Сказав это, старик поднялся и пошёл к двери выхода из избы. ДАДИН не спеша, по одной брал со стола монеты, рассматривал их и прятал в свою поясную сумку. Это были первые деньги, которые он видел, но о которых читал в книгах. Их цену ему ещё предстояло узнать, но это могло подождать. Сейчас его мучил другой вопрос. Его позвали за стол, вот здесь и таилась опасность. Как его организм воспримет их пищу? Прожив всю жизнь на питательно массе, сможет ли он принять то, что он должен есть? Долго раздумывать возможности не было. ДАДИН решил быть осторожным, стараться есть растительную пищу и немного. Ему всё равно предстояло переходить на пищу этих людей, вот и начнёт сегодня.
  Положив свой мешок под лавку, он вышёл из избы. За большим столом сидели мужчины. Три женщины ставили на стол большие глиняные мыски с едой, мужчины брали из них и клали еду в небольшие глиняные мыски, стоявшие перед каждым, ели деревянными ложками. Дети и подростки сидели за другим столом. Эту картину трапезы рода ДАДИН наблюдал не однократно, когда следил за селением. Подойдя к столу, он поздоровался и сел на указанное ему стариком место. К еде приступил осторожно, выбирая только растительную пищу, ел понемногу, прислушиваясь к своим ощущениям. Ему никто не мешал, каждый был занят собой. Но вот старик отодвинул свою мыску, положил в неё ложку и встал. Вслед за ним вставали остальные, покидая стол, они расходились по своим домам. Завтра им предстоял тяжёлый труд, такова была их жизнь. ДАДИНА она не прельщала, он ни за что не остался бы в этом селении. Хотелось большего, к нему и стремился. В след за стариком, он отправился в его избу. Одна из женщин уже постелила на лавке шкуру зверя, поверх положила кусок толстой ткани. ДАДИН лёг на это ложе, пристроив под голову свой мешок. Волнение дня утомило и его, вскоре он уснул. Твёрдое ложе его не пугало, в замке он спал не в лучших условиях...
  ... Проснулся с рассветом. Прислушался к своим ощущениям. Чувствовал себя нормально, растительную пищу, организм принял и переработал. Выйдя из избы, он прошёл к низкому зданию из тонких веток и убедился в том, что организм переработал не всё. Селение уже проснулось. Мужчины садились за стол, ели и приступали к работе. Две лодки они загружали коробами с обожжёнными кусками дерева, со слов старика ДАДИН знал, что это древесный уголь, который они поставляют в город. Быстро съев, отваренный клубень, ДАДИН забрал свой мешок и присоединился, к снующим у лодок мужчинам. Старик сел в первую лодку на нос, указав место ДАДИНУ, другой мужчина сел на корму, взяв в руки строганные доски, которые они называли "вёсла" они оттолкнулись от пристани.
  ДАДИН впервые плыл в лодке по реке и его охватил страх. Вцепившись руками в борт лодки, он закрыл глаза, легче от этого не стало. Качание лодки и плеск воды, о её борта вызывал чувство тошноты. Он как мог, боролся с ним. Это борьба немного отвлекла его, заставив забить о страхе, но легче ему от этого не стало. Одно плохое чувство, сменилось другим, не менее гадким. Каких сил ему стоило вынести это путешествие? Сказать он не мог, когда лодка глухо стукнулась бортом о деревянный причал, он узнал что такое безмерная радость, а выскочив из лодки на твёрдый настил причала, узнал что такое безмерное счастье. Раньше читал о таких чувствах, теперь познал. На причале их уже ждали покупатели. Старику было не до него. Наскоро поблагодарив его и простившись, ДАДИН ушёл в город, едва не забыв узелок с едой, собранной ему женщиной утром по указанию старика. Он шёл к своей мечте и радостно крутил головой по сторонам, знакомясь с видом города. Одно, двух этажные дома из дерева, сменили двух, трёх этажные дома из камня, на холме в центре города стоял небольшой дворец местного "высокородного" господина, хозяина этих мест. Небольшой городок, небольшое поместье, но для ДАДИНА это был огромный прекрасный город полный людей, живых людей, а не прозрачных матриц разума, так опостылевших ему. Он наслаждался шумом, снующими людьми, людьми, едущими на телегах, запряжённых разными животными. За полтора часа он успел дважды пересечь город и теперь уже ходил по центру, изучая вывески на домах.
  Центром городка была площадь. Вся она и дорога к дворцу "высокородного" была выложена отшлифованными камнями, вокруг площади стояли три десятка каменных домов, стояли они двумя рядами вперемешку. Одно, двух и пять больших трёхэтажных дома мирно соседствовали друг с другом. За ними стояли дома с каменными нижними этажами и деревянным верхним. Дороги между ними были вымощены деревянными колодами, дальше шли деревянные дома с грунтовыми дорогами, а на окраине ютились лачуги, три больших подворья с кузницами и постоялый двор. Неказистое покосившееся длинное здание, на первом этаже его размещался трактир, за стеной которого содержалась разная живность. Этот постоялый двор и трактир служил для нужд городской бедноты. Более обеспеченные жители городка в эту часть города не заходили. Интересного здесь ДАДАН не нашёл ничего и поэтому переместился в центр, на площадь. Вот теперь и бродил по нему.
  Одно, самое большое трёхэтажное здание, было постоялым двором, как и положено, при нём был трактир. Уже по одному внешнему виду ухоженного здания было понятно, что предназначено это заведения для небедных людей. Полюбовавшись им, он пошёл дальше. Следующее трёхэтажное здание было не менее помпезно, вывеска на нём гласила, что здесь разместилось представительство объединённой купеческой гильдии ПАРУГИ и ОВАТА. Это ни о чём ему не говорило, и он пошёл дальше. Следующее трехэтажное здание было скромнее, чем предыдущие здания, вывеска на нём извещала, что здесь разместилась служба городского наместника, городская стража и судья. Рядом с ним стояло трёх этажное здание, без таблички, но возле входа стоял слуга в ливрее. Он и прогнал ДАДИНА, сообщив ему, что это дом городского наместника. Последний трёх этажный дом был домом лекаря, судя по дому, он не бедствовал. Это был врач богатых, но таких подробностей ДАДИН ещё не понимал. Он просто отметил этот дом для себя. По составленному им плану, ему нужно было поступить в ученики к лекарю, а через 5-6 декад проявив свои знания, затмить учителя и начать путь к славе, власти. Наивность парня может удивить, если не знать условий, в которых он жил, оторванный от людей. Остальные дома из камня были жилыми домами, за исключением трёх двухэтажных и одного одноэтажного дома. В этих двухэтажных домах на первых этажах размещались лавки купцов, вторые этажи заняты были под жильё для семьи купцов, в пристройках к этим домам жили приказчики купцов, эту последнюю часть он узнал позже. Лавки торговали разными товарами, конкуренции не было. Лавку, где продавались съестные товары и вторую, торговавшую материей, он прошёл, зато третья лавка вызвала у него интерес. В ней продавали ювелирные украшения, при лавке была и мастерская золотых дел мастера. ДАДИН вошёл в неё, чтобы узнать примерную цену своим сокровищам, забранным из замка, но до витрин не дошёл. Здоровый приказчик, внимательно осмотрел его с головы до ног, затем больно ухватив за плечо, молча, выставил за дверь, столкнув с крыльца. Слетев с крыльца, ДАДИН больно приземлился на колоды дороги. Благоразумно отказавшись от повторной попытки, он встал на ноги и пошёл дальше. Последним вызвавшим его внимание домом, был домом лекаря, но лекаря малообеспеченных людей. Это ДАДИН понял, увидев сидящих возле него пациентов. Такой лекарь в его планы не входил, вот он и прошёл мимо этого дома, потеряв к нему интерес. Теперь предстояло найти себе место для ночлега, по его расчётам, ему предстояло перебиться только эту ночь. Утром он решил посетить первого лекаря и предложить ему свои услуги. По его представлению, лекарь тут же возьмёт его, понятно с проживанием и столованием. Долго не думая, он направился к шикарному постоялому двору. Дошёл быстро, но войти передумал сразу, едва увидев лицо, стоявшего у входной двери крепкого слуги. Он учился быстро, совершить ещё раз полёт с приземлением на выложенную камнем площадь. По каменным полам замка, на которые приходилось падать, знал, что это больно. Проверять и сравнивать, желания у него не было. Предпочёл уйти сам. Это разумное решение обрекло его направиться к тому, захудалому постоялому двору, утешил себя только одним, хуже, чем в замке условий быть не могло. С этим его утверждением не согласиться было невозможно. Обстановку в замке забыть было невозможно, слишком свежи были его воспоминания. Затхлый запах мокрых стен, слизняки, мокрицы и вечная сырость. Ужасно!
  Предаваясь этим воспоминаниям, ДАДИН шёл к постоялому двору. Здесь у входа не было слуги, толкнув просевшую дверь, он вошёл в трактир. За широкой стойкой стоял дородный мужчина, поверх несвежей рубахи был одет грязный фартук. Две женщины в таких же грязных одеждах забирали со стойки кувшины и глиняные мыски с какой-то едой, всё это они относили на длинные деревянные столы, за которыми на лавках сидели люди. Одежда сидевших мало чем отличалась от одежды этих троих. Стоящий шум и гам, поглощал любые звуки. ДАДИН подошёл к стойке, перекрикивая этот гул, он обратился к трактирщику:
  - Мне нужно переночевать.
  Трактирщик посмотрел на него и прокричал в ответ:
  - Два медяка за топчан с ужином и завтраком за ночь. Один серебряный и 12 медяков за декаду.
  ДАДИН был уверен, что завтра он получит место и кров, поэтому, не колеблясь, вынул и положил на стойку два медных кружка. Смахнув их в руку, трактирщик показал ему на стол у двери:
  - Садись! Ужин тебе сейчас принесут. Сейчас поешь, потом служанка покажет тебе твой топчан.
  ДАДИН направился к указанному столу. Вскоре одна из женщин принесла ему две миски и деревянную ложку. В одной мыске были два варённых клубня, кусок хлеба и кусок рыбы, во второй мыске была налита какая-то похлёбка. За день он проголодался, днём подкрепился из данного ему в дорогу узелка, но это уже забылось. Его организм привык к определённым компонентам пищевой массы и теперь вырабатывал их из получаемой пищи. Отходов было много, в этом парень успел убедиться не однократно. Уже особо не остерегаясь, он ел всё подряд. О том, что это неправильно? Он узнал позже. Опорожнив мыски, ДАДИН снова подошёл к стойке. Трактирщик позвал одну из женщин и отдал ей распоряжение. Женщина повернулась к ДАДИНУ и взмахом руки, предложила ему следовать за собой, направилась к лестнице в углу зала трактира. Следуя за ней, ДАДИН поднялся на второй этаж. В короткий коридор выходило пять дверей. Женщина пошла к дальней двери, открыла её и они зашли в длинную комнату, в ней вдоль стен стояли десятка два топчанов. На каждом лежал большой мешок набитый соломой. Женщина указала ему на один из них и сказала:
  - Располагайся! Утром к пяти будь за столом. Получишь завтрак.
  Оставив ДАДИНА в комнате, она ушла. Люди проедали и пропивали добытое за день, у неё было много работы. Оставшись один, он положил под голову свой мешок и уснул. Часа через четыре наступило время узнать, что есть всё подряд это опрометчиво. Выбегая из комнаты, он чисто автоматически хватал свой мешок. Это спасло его от ещё одной неприятности, но не от бессонной ночи. Утром завтракать он не решился, покинув постоялый двор, направился на берег реки. В этой жизни он уже начал разбираться и понимал, что наниматься к лекарю с рассветом идти не стоит. Устроившись в ложбинке на песке, нагревшись в лучах восходящего солнца, уснул, крепко обняв руками свой мешок.
  Солнце грело всё сильнее. Через два часа он проснулся. Умывшись водой из реки, перекусил остатками запасов из узелка и направился к особняку первого лекаря. Дорога много времени не заняла, вскоре он стоял перед дверью особняка. Скоро этот дом приютит его, станет ступенью к исполнению мечты. В таком приподнятом настроении, толкнув дверь, он вошёл в небольшой коридор, в который выходило три двери, ведущие вглубь особняка. Здесь стоял парень 14-15 лет в чистой белой рубашке. Окинув ДАДИНА взглядом, он спросил:
  - Ты по какому вопросу?
  ДАДИН гордо сообщил, что пришёл наниматься в ученики к лекарю и хочет поговорить с ним. В глазах парня мелькнули весёлые искорки, но ДАДИН их не заметил. Парень указал ему на стоявшую лавку:
  - Присядьте! Я пойду, доложу лекарю. Он уже встал, сейчас завтракает. Вы пришли очень вовремя!
  ДАДИН важно кивнув, присел на лавку. Парень повернувшись, быстро подошёл к одной из дверей, открыв её, он скрылся за ней. Ждать ДАДИНУ пришлось не долго. Дверь, за которой исчез парень, стремительно распахнулась, из неё вышёл крепкий мужчина и быстрым шагом направился к ДАДИНУ. Едва дверь начала открываться, ДАДИН вскочил. Это и позволило ему избежать некоторых неприятностей. Едва увидев выражение лица мужчины, он стремительно бросился прочь из дома. Учился быстро, что последует дальше, чего ждать от человека с таким выражением на лице, уже усвоил. В очередной раз вылететь на камни площади желания ДАДИН не имел. Знал, что приземляться на них больно. Выскочив из дома, он понёсся прочь.
  Чисто автоматически ноги принесли его к дому второго лекаря. Здесь часть пациентов из более бедного сословия, ждали приёма лекаря на улице, более обеспеченные пациенты проходили внутрь, там была комната ожидания для них. У входной двери дома стоял худой замотанный парень лет 17, он пропускал и сортировал пациентов, собирая деньги за приём. Получивший горький опыт первого общения, ДАДИН не ринулся к нему сразу, а вначале стоя в стороне, наблюдал за ним. Парень вёл себя спокойно, ни над кем не насмехался. Решившись, ДАДИН подошёл к нему, поздоровался и спросил:
  - Вот хочу поступить в ученики к лекарю, как это сделать? Какие условия для учеников? Если можно, расскажи!
  Парень посмотрел на него, вздохнул:
  - Учеников лекарь берёт, только с условием. Первый год работаешь на него бесплатно, моешь, убираешь, работаешь по хозяйству. Ни жилья, ни питания на весь период, а это три года он не представляет. Живут и столуются у него только его помощники. Да и им небольшие деньги он начинает платить только через год. Я уже два года его ученик. В общем, не сладко. Мой отец приказчик у купца в лавке, отдал меня лекарю в обучение, а старшего брата взял в ученики к себе. Мне повезло быть младшим в семье. А ты не из нашего города, я тебя раньше не видел, народа у нас немного, все друг друга знаем. Ты лучше спустись вниз по реке, там большой город, жить в нём легче, да и учеником пристроиться легче. А здесь тебе ничего не светит. Вздохнув ещё раз, он отвернулся, занялся подошедшим пациентом. ДАДИН задумался. Все его мечты, оказались неисполнимы. Здесь он был чужим, не имел ни знакомых, ни родственников. Идти в другой город и попытаться пристроиться там? Но где гарантия, что это удастся? Его книги и остальные сокровища были спрятаны на другом берегу реки. Оставлять их, он не хотел. Плюнуть на всё и вернуться в замок? Это он отбросил сразу. Оставалось одно. Кое-какие зелья у него были, ему нужно было найти способ дать их местным богачам, обрести влияние на них. Для этого нужно было попасть в их дома. Как это сделать? Он не знал, но честолюбия и упрямства ему было не занимать. Оставался единственный выход, расспросить этого словоохотливого парня. Он местный житель, может что-то и подскажет. Приняв такое решение, ДАДИН дождался, когда парень освободится и продолжил разговор с ним.
  - Послушай! Я сирота из далёкого лесного поселения. Подскажи, где можно найти работу или пропитание здесь? Домой вернуться я не могу, далеко и денег нет. Помоги советом!
  Парень проникся его проблемами, подумав, сказал:
  - В городе всегда нужны водоносы. Это тяжёлая работа, но в богатых домах постоянно нужна вода, она нужна везде. Обычно её набирают из реки в бочки и возят к домам, наполняя там большие ёмкости. В каждом богатом доме нужны для этого люди. Ещё можешь попробовать устроиться разносчиком продуктов в продуктовую лавку. На такой работе не разбогатеешь, но крыша над головой и кусок хлеба иметь будешь. Другого ничего не подскажу.
  Поблагодарив парня, ДАДИН снова пошёл на берег реки. Там можно было всё обдумать. То, что сказал ему парень, его устраивало. Он оставался здесь и получал доступ в дома богатых, получал возможность использовать свои снадобья. Что-то из этих снадобий сработает, даст ему власть над этими людьми. Вот тогда он и отомстит всем этим людям, за их отношение к нему. Приняв такое решение, доев остатки своих запасов, он вновь отправился в город. Теперь он искал место слуги, был согласен на любые условия.
  Здесь ему снова повезло. Очевидно, тьма на него имела свои виды и покровительствовала ему. Свои мысли скрыть от других можно, но изучая свитки с записями о действиях жрецов тьмы, он невольно стал их последователем, зло обрело в нём нового жреца и покровительствовало ему. Вечером он уже имел свой топчан, стол и два медяка в неделю. Так он вошёл в дом купца, державшего лавку по продаже ювелирных украшений и мастерскую с золотых дел ремесленниками. Кроме этого этот купец был главой местного представительства купеческой гильдии.
  Так начались тяжёлые будни. В доме он выполнял чёрную работу. Убирал в конюшне, топил печь на кухне, чистил чаны, мыл посуду, носил воду, убирал в лавке и мастерской. Гоняли его усердно с рассвета и до заката, но он ждал своего момента и сносил всё, даже подзатыльники других слуг, охотно эксплуатировавших его. Ненависть придавала ему сил, а мечты рисовали картины тех унижений, которым он подвергнет всех, достигнув желаемого, власти над ними. Так шли дни. Девять декад ДАДИН присматривался к распорядку жизни, привычкам купца. Можно только удивляться, где он брал силы для этого тяжёлого труда? Как бы там не было, но он добился своего, стал незаметным приложением хозяйства дома купца и получил доступ во все помещения. Теперь ДАДИН мог начать осуществлять свои планы, оставалось дождаться подходящего момента. Вскоре такой момент представился. В большой горнице дома на столе постоянно стоял кувшин с вином. Выбрав момент, ДАДИН влил в этот кувшин с вином несколько капель снадобья из одного своего пузырька. Теперь оставалось только запастись терпением и ждать. Он наизусть, помнил всё описанное в тех свитках, все этапы действия снадобья и терпеливо ждал результата. Это был его первый опыт, его первая жертва.
  Если бы тогда, столкнувшись с трудностями жизни в этом городке, он сдался, отказался от своих планов и вернулся в замок? Наверно его бы жизнь, и жизнь других людей сложилась бы иначе. Но тогда и не было бы этого рассказа о кольце АРАНА, наследстве расы РАЛОТОВ, о пути кольца к своему наследнику, о том, как кольцо ответило на нападение на своего нового хозяина. Да много ещё чего могло бы не произойти, но так не случилось и всё шло своим чередом, приближаясь к развязке этой истории...
  
   Конец первой книги.
  
  
  P.S. В книге использован отрывок 9 песни "Одиссеи" Гомера и другие материалы из ВИКИПЕДИИ, разрешённые к свободному, копированию.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"