Левин Георгий: другие произведения.

Активация Кольца Арана

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В семье ЛОРАНОВ найденное кольцо передаётся на протяжении веков, согласно завещания далёкого предка оно должно быть вручено воину из наследников рода, но ..., среди наследников его нет. И вот сын ЗАРИКИ, АРЕТ, воин по воспитанию при трагических обстоятельствах получает это кольцо от матери. Кольцо признаёт воина в новом владельце и активируется. АРЕТ становится воскрешным "Неуязвимым" ...

   АКТИВАЦИЯ КОЛЬЦА АРАНА
  Книга вторая. Противостояние
  "Спите спокойно граждане великого, богатого и могущественного ВИНЗОРА! Да даруют наши Боги здоровья и долгих годов правления Владыке великого ВИНЗОРА! Спите ..."
  Звук колотушки и эти крики сторожей, бродивших тёмными улочками городов ВИНЗОРА, должны были отпугнуть воров и злоумышленников от посягательства на имущество спящих граждан. Было ли это действенной мерой? Сказать трудно. Воры воровали, граждане спали, сторожа кричали. Так жили везде, не понимая истины. Богатые государства всегда имеют завистников и врагов. Все жаждут богатств соседа. Но явные враги это самые неопасные, как показывает опыт жизни многих поколений, самый опасный враг - это тайный враг. У ВИНЗОРА был такой враг - объединённая гильдия купцов материков ПАРУГИ и ОВАТА. К этому времени, о котором идёт рассказ, гильдия стала могущественной, богатой, многолюдной и сильной. Её политика была, как и положено двойной. Одна открытая, на виду. Во всех городах ВИНЗОРА имелись представительства гильдии, денежные и залоговые дома, при них были постоялые дворы для купцов. Везде впервые прибывший в ВИНЗОР или постоянно торгующий в нём купец находил кров, защиту и помощь. В приёмном покое представительства гильдии на столе лежал свиток-путеводитель по ВИНЗОРУ:
   Выписка из атласа материков ПАРУГИ и ОВАТА, изданного объединённой купеческой гильдией этих материков в помощь купцам, членам гильдии.
  
  Материк ОВАТ расположен в южных широтах, правого полушария планеты ЛЕМУР. Благодатный, тёплый климат, плодородные земли, обширные леса и горы. Самым большим государством на этом материке является ВИНЗОР, которым уже 329 лет управляет династия АРИДОВ. Создано было это государство АРИТОМ VI начавшим объединять под своей дланью отдельные малые государства. Его наследники продолжили этот процесс, путём династических браков, они практически поглотили все остальные государства, увеличив территорию ВИНЗОРА. Сегодня земли государства ВИНЗОР занимают 2/3 всего материка. Остальные земли материка, это лежащие за горами севера равнины и небольшой выступ северо-западной части материка занимают 17 государств. По сравнению с землями ВИНЗОРА это захудалые скалистые земли, открытые северным ветрам, от которых ВИНЗОР закрывает горный кряж. ВИНЗОР постоянно поглощает другие государства за исключением очень бедных и неперспективных.
  Земли ВИНЗОРА разделены на пять административных округов, не равных по размерам своих территорий. Самую большую территорию имеет восточный округ, но он и самый малонаселённый. Большая часть его земель покрыта густыми лесами. Пять десятков поселений и три десятка городов раскинулось на этих огромных просторах. Сети дорог нет, сообщение идёт по рекам, на берегах которых и расположены все города. Исключение составляет город ИЛАР столица округа и родовое гнездо АРИДОВ, династии Владык. Этот город связан дорогой с южным и центральным округами. Выходов к большим водам, омывающим материк ОВАТ, восточный округ не имеет. Побережье в этих местах скалистое и обрывистое, все подходы к побережью в этой части усеяны рифами и подводными скалами. Ни ремесленных, кузнечных производств, ни рудников в восточном округе нет.
  Второй такой же малозасёленный округ это северный, но в отличие от восточного округа он находится возле гор и здесь расположены богатые рудники, более сотни поселений, около полусотни городов, имеется сеть дорог. Добыча руд и скотоводство основное занятие местных жителей.
   Западный округ значительно богаче и многолюднее, ранее перечисленных округов. Он имеет три порта, остальная часть побережья такая же, как и в восточном округе, но это округ земледельцев. Плодородная равнина, пересечённая реками, две сотни поселений, около сотни малых и больших городов. Западный и центральный округа это житницы ВИНЗОРА. По численности населения, каждый из этих округов, превосходит в несколько раз численность жителей восточного и северного округа вместе взятых. В них же размещаются все производственные мощности государства. Здесь изготавливаются ткани, оружие, экипажи, находятся фермы разведения всех видов скота и домашней птицы. Отсюда всё это и расходится по всей территории государства ВИНЗОР. Последний округ это южный. Это округ сад. Благодатный климат позволяет выращивать здесь все виды фруктов, овощей, ягод. Южный округ имеет удобную для захода судов бухту, да и само окружающее округ побережье полого и удобно. По его берегам раскинулось около полусотни поселений рыбаков, тёплые воды богаты рыбой. Это самый густонаселённый округ, покрытый густой сетью дорог, здесь расположились более сотни городов, больших и малых. Здесь же на берегу внутренней бухты раскинулась столица ВИНЗОРА, дворец Владыки ВИНЗОРА, дворцы членов совета Владыки, высших сановников ВИНЗОРА и дома самых богатых граждан государства. На берегах бухты расположен большой порт. Южный округ это жемчужина ВИНЗОРА его сокровищница. Здесь проживает самое большое количество богатых граждан ВИНЗОРА. Во всех городах ВИНЗОРА имеются представительства объединённой купеческой гильдии и денежные дома или их отделения. Любой член гильдии может пользоваться их услугами и консультациями в любое время. Там же можно получить все консультации по налогам и сборам казны государства ВИНЗОР.
  
  Но кроме этой открытой деятельности, представительства гильдии проводили и другую деятельность, о которой знали только доверенные чиновники и исполнители. Они следили, подкупали, организовывали выступления недовольных граждан, подстрекали их к бунту, неповиновению. Тайну этой деятельности хранили бдительно. Раз в три декады, каждый глава представительства, направлял сообщения председателю совета гильдии, вот одно из них:
  
  Председателю совета объединённой купеческой гильдии ПАРУГА и ОВАТА от главы представительства объединённой купеческой гильдии аттестованного при дворе Владыки ВИНЗОРА РАХОТА УЛЛА.
  
  Выполняя Ваше указание, я пытаюсь уменьшить фискальную нагрузку на гильдию. Моими усилиями удалось добиться благосклонности к гильдии большей части членов совета Владыки. Многие из них стали заёмщиками наших денежных домов, но повлиять на решение вопроса не могут. Владыка налоги контролирует и утверждает лично. В данный момент наметилась возможность изменения, а в перспективе решить его положительно. Владыка отстранил от правонаследования престола своего сына, назначив наследником престола своего внука, а регентом до его совершеннолетия назначена его дочь ДАКАТА. Она и её муж наши заёмщики, что позволяет надеяться на положительное решение наших вопросов. Сам Владыка слаб здоровьем, его лекари служат гильдии и могут решить любой вопрос, по Вашему указанию. Если Вы решите принять радикальные меры? Я готов их провести в любое время. Жду указаний. Шифр меняю по присланной Вами схеме через каждую декаду.
   Ваш верный слуга.
  
   Это тайное противостояние набирало обороты, гильдия имела большой ресурс и должна была использовать его. Раньше или позже ..., а пока тайная борьба продолжалась, а жителей богатого, могучего и счастливого ВИНЗОРА призывали спать спокойно...
  
  Глава первая: Путь к тайной власти. Продолжение...
  
  ... ДАДИН, едва ему удавалось выкроить время, внимательно наблюдал за купцом. Проходили дни, декады. Только в конце третьей декады он заметил признаки действия данного тому снадобья и вздохнул с облегчением. Купец временами становился задумчив, мог часа сидеть, уставившись в пустоту. Это соответствовало описанному в старинных свитках состоянию человека, попавшему под воздействия принятого им снадобья. В этих свитках, о таком состоянии говорилось, что объект готов к подчинению, но не имеет поставленной ему его хозяином задачи и просто теряется. Долго держать человека в таком состоянии не рекомендовалось, требовалось быстрее поставить ему задачу, иначе его мозг не выдержит этой пустоты и погибнет.
  ДАДИН тянул время, он просто боялся идти дальше. Нет, ему не было жаль купца, он не чувствовал к нему сострадания, просто боялся неудачи, краха своей мечты, своих честолюбивых планов, хотя и понимал, что тянуть дальше, откладывать осуществление следующего этапа нельзя. И он решился. Выждав удобный момент, когда задумчивый купец был в одиночестве, подошёл к нему и начал давать установку, строго соблюдая все указания, изложенные в свитках жрецов:
  - Смотри на меня. Я сын купца, твоего компаньона из города ТАГУТА в северном округе ВИНЗОРА. Сбежал из дома, решил попутешествовать. Эту весть и описание мальчика тебе передаст гонец гильдии. Тебе нужно выждать два дня и узнать меня. Уступая просьбе своего компаньона, ты мне не будешь говорить ничего, просто возьмёшь меня к себе младшим приказчиком. Иди и занимайся своими делами.
  Сердце ДАДИНА отчаянно колотилось в его груди, он смотрел на купца со страхом и надеждой. Получилось или нет? Это решалось именно в это мгновение. Купец внимательно слушал его, получив команду "идти", бодро повернулся и пошёл в лавку. Он был собран, двигался уверенно. Кукла получила указание кукловода, обрела хозяина, его растерянность улетучила, он стал вести себя как обычно. Но тревога ДАДИНА не улеглась, ему предстояло ждать дальнейшего выполнения купцом поставленной перед ним задачи. Сомнения первопроходца мучили его. Мучительно тянулись минуты, они были бесконечны, как часы. Но оказалось, что ДАДИН переживал напрасно. Через два дня купец наткнулся на него, внимательно осмотрел и довольно улыбнувшись, прошёл в лавку. ДАДИН в это время таскал воду из бочки в большой домашний бак, своё занятие прерывать не решился, подзатыльников от старшего слуги получать не хотелось, вот и работал усердно. От этой тяжёлой работы его оторвал прибежавший за ним приказчик купца. Накричав на остальных водоносов, он приказал ДАДИНУ следовать за собой, хозяин срочно требовал парня к себе. Бросив вёдра, парень последовал за приказчиком, тот славился драчливым характером и мог избить любого просто так. Но приказчик был на удивление вежлив. ДАДИН шёл за ним и торжествовал. Получилось! Купец был в его власти! Но осторожность взяла верх, и он тщательно скрывал свою радость. Осторожно, боком он вошёл в лавку, посреди которой стоял купец. Увидев парня, тот улыбнулся, ласково потрепал его по плечу и произнёс:
  - Ну, мой лучший работник! Смелей проходи! Давно смотрю за тобой, работаешь усердно, пора тебя к делу пристроить! Мы с тобой никогда не встречались? Что-то лицо мне твоё знакомо или ты похож на кого-то знакомого мне? Ну, не тушуйся! Я пошутил! Похоже один из нас путешественник? Ладно, оставим этот разговор, вижу тебе он, неприятен. Позвал тебя я по делу. Беру тебя младшим приказчиком, будешь учиться ремеслу купца. Иди, переоденься! Приказчик покажет тебе твой топчан и введёт тебя в курс твоих новых обязанностей.
  В течение этого монолога купец ласково, с хитринкой смотрел на ДАДИНА. А сердце ДАДИНА ликовало и пело. Старые свитки не соврали, жрецы Тьмы действительно были! Была и их власть над людьми! Теперь он знает их тайны и владеет их силой! Дорога к власти над людьми в его руках и он сумеет использовать их знания и силу. Даже не подозревая, ДАДИН вернул к жизни то зло, против которого боролись его далёкие предки. Последний представитель мужского пола расы уничтожившей себя, использовавшей оружие другой древней расы, привёл в этот мир забытое зло. Чем оно отплатит ему? Этот вопрос он себе не задавал...
  Для ДАДИНА началась новая жизнь. Теперь он делил комнату на третьем этаже купеческого дома с двумя приказчиками, имел место за столом в трапезной для старших слуг и получал два серебряных за декаду. Круг обязанностей его был не большим. Он следил за работой слуги, убиравшим в лавке, раскладывал товар и относил покупки именитым покупателям.
  Челядь купца вначале недоумевала. Зачем прижимистому, расчётливому купцу, понадобился младший приказчик с таким кругом обязанностей? До этого с этим всем справлялись и имеющиеся приказчики, парень явно был не нужен. Но прислуга умеет подстраиваться под хозяина, оберегая своё благополучие. Руководствуясь этим знанием, все старались не сориться, с неожиданно возвысившимся фаворитом и ДАДИН откровенно бездельничал или занимался своими делами. Через три дня работы в новой должности, он, посидев час в лавке, исчез до обеда. У него было срочное дело, нужно было забрать свои вещи из тайника в дупле дерева и мешочек с драгоценностями, закопанный между его корнями. Деньги были, нанять лодку и переправиться на тот берег, а затем вернуться обратно, труда не составляло. Отпрашиваться у кого-то он не собирался, хозяин был в его власти и выполнял все его установки, поэтому он и ушёл из лавки, не поставив никого в известность.
  Придя на берег, ДАДИН неспешно принялся осматривать стоящие лодки. Ему предстояло повторить подвиг, подробности и ощущения от той первой переправы через реку, не смотря на прошедшее время, были очень отчётливы. Вот он и выбирал лодку как можно шире и больше, здраво рассудив, что на большей лодке неприятных ощущений будет меньше. Лодочники наперебой предлагали свои услуги, понижая цену. Но странный, прилично одетый парень, на них внимания не обращал. Он выбрал большой барк, с двумя гребцами, решительно взошёл на него, пообещав заплатить одну серебряную монету за наём. Это были большие деньги! Обрадованный хозяин барка помог щедрому нанимателю сесть на мешки с сеном, служившие сиденьем и начал подгонять гребцов. Переправа не заняла много времени. Вскоре барк пристал к пустынному берегу, ниже поселения лесорубов. ДАДИН не хотел встречаться ни с кем. Покинув барк, он вскарабкался на крутой береговой откос и лесом отправился к заветному дереву. Свои вещи извлёк быстро. У него с собой был заплечный мешок, набитый тряпками. Выбросив их из мешка, ДАДИН уложил всё извлечённое из тайников в него, обложив содержимое частью тряпок, придал мешку прежний вид. Ненужные тряпки засунул в дупло дерева и направился назад к берегу. Управился быстро, барк отправился в обратный путь. Того, что его могут ограбить, ДАДИН не опасался по нескольким причинам. Во-первых, насчёт переправы в обе стороны он договаривался при свидетелях, остальные лодочники слышали весь разговор, щедрую плату он пообещал умышленно. Если он не вернётся, то из зависти, остальные лодочники донесут на хозяина барка. Стража быстро прижмёт хозяина и расправится с ним. В городке со злодеями не церемонились. Во-вторых, под одеждой ДАДИН прятал острый, длинный нож. За прошедшее время он управляться с ним обучился. Но самым важным было третье. Едва они отплыли, он угостил хозяина барка и гребцов вином из своей баклажки. Вино было с добавлением снадобья, оно уже действовало, ДАДИН выдел все признаки воздействия снадобья на своих спутников, они преданно смотрели на него, своего нового господина. Поэтому он, положив свой мешок у ног, сидел спокойно. После полудня барк подошёл к причалу на левом берегу реки, от которого отчалил утром. ДАДИН спрыгнул на причал, принял из рук хозяина барка свой мешок, закинул его за спину, достал из поясной сумки серебряную монету и отдал её хозяину барка. Слов благодарности он не слушал, эти трое пополнили ряды его преданных слуг, обратного пути для них не было. Повернувшись спиной к кланяющемуся хозяину барка, ДАДИН направился к дому купца. Теперь все его вещи были при нём, настало время продолжить свой путь к заветной цели.
  Вражда объединённой купеческой гильдии с Владыкой ВИНЗОРА основывалась на денежных интересах. Владыка с купцов брал налог на право торговли, заставляя их приобретать патент, кроме того он взимал налог не только с каждой проданной единицы товара, но и с каждой изготовленной ими вещи. Это уменьшало доходы купцов, естественно они меньше платили и взносов в казну гильдии. В других государствах гильдия путём опутывания долговыми обязательствами и займами правителей этих государств, заставляла устанавливать их налоги выгодные для купцов и гильдии. С Владыкой ВИНЗОРА это не проходило, он займы не брал, долговых обязательств не имел. Государство ВИНЗОР было богато и обширно, гильдия и купцы от такого лакомого куска отказаться не могли, вот поэтому, скрепя зубами, вынуждены были подчиняться правилам диктуемым Владыкой. Но подчиняться, это не значило смириться, лазейки искали постоянно и находили. Никакое общество, никакое государство не бывает однородным. В нём всегда есть взяточники, злодеи, просто люди не желающие проливать пот за кусок хлеба, вот именно они и давали дополнительный тайных доход купцам и гильдии. Работала эта схема просто. При денежных домах, имевшихся в каждом представительстве гильдии, были залоговые конторы. Для знающих людей это были и скупки всего краденного. В них за полцены скупали украденные вещи, ставили на них новое клеймо и продавали по документам товара налог, за который был уже оплачен казне Владыки. Делалось это осторожно. Украденный товар переправляли далеко от места кражи, чтобы его хозяин не мог увидеть и узнать его. Полученная маржа делилась пополам между купцом и гильдией. Купцы, получая прибыль, ещё были и преступниками, нарушавшими законы государства. Ещё одним доходом была контрабанда товаров. Их доставляли в порты государств, где гильдия была хозяином, а правители её марионетками. Далее товар тайными тропами переправляли через горы в ВИНЗОР. Затем этот ввезенный контрабандой товар расходился по ВИНЗОРУ по документам ввезенного официально товара. Это тоже давала прибыль и купцам, и гильдии. Эти тайны купцы берегли строго, ибо по законам ВИНЗОРА за эту деятельность можно было поплатиться головой. Гильдия тоже была в таком же щекотливом положении и следила за соблюдением этих тайн не менее внимательно и усердно. Едва кто-то развязывал язык, его тут же находили безмолвным телом, с отрезанным языком. Красноречивое предупреждение всем!
  ДАДИН за время работы в доме купца, об этой деятельности узнал и решил её использовать для себя. Так можно было сбыть драгоценности, взятые им из замка. Вырученные деньги нужны были ему для осуществления дальнейших планов, а они уже вырисовывались.
  Купец получил от тайного гонца мешочек с драгоценностями и устные указания. Он должен был оценить драгоценности, заклеймить их, открыть счёт в денежном доме своего представительства, отправить большую часть драгоценностей другим купцам в разные города, произвести все расчёты за оставленные себе драгоценности. Если смотреть со стороны, то всё основывалось на честности и порядочности купца. Но купец прекрасно знал, что поступающие ценности посчитаны, оценены и описаны. Никто на его честность и порядочность не полагается. Гильдия имела свою службу приставов и легатов, которые контролировали всё это, а также следили друг за другом. Малейший промах и с любым из этой цепочки расправятся мгновенно, ни родственные связи, ни богатство, ни былые заслуги не спасут, не защитят провинившегося человека. Оказанное ему доверие он воспринимал, как очередную проверку и предпочитал поступать честно. Гонец за час получил счёт в денежном доме. Счёт состоял из группы цифр и букв, записанных на трёх лоскутах материи. Только сложив их вместе и добавив секретное слово можно было получить с него деньги. Если в течение 10 лет, счётом не пользовались, то все деньги с него переходили в казну гильдии. Многие подозревали, что те же легаты тайно способствовали пропаже владельцев таких счетов. Но это были очень опасные подозрения, ими предпочитали не делиться ни с кем. Жить хотелось всем. Гонец убыл, получив лоскутки материи в запечатанном мешочке. За целость печатей он отвечал своей жизнью.
  Наверно не нужно говорить, что за гонца купец принимал ДАДИНА? Хотя и готов был отдать свою жизнь, утверждая, что он видел и беседовал с совершенно другим человеком, известным ему гонцом представительства гильдии города МИУРА.
  Дальше купец оценил драгоценности, доверенный ремесленник заклеймил их. Оставив некоторые из драгоценностей для продажи в своей лавке, остальные купец отправил в другие города. Вместе с драгоценностями ушёл и код счёта, на который все должны были перечислить в своих денежных домах половину стоимости полученных ими драгоценностей. За оставленные себе, он деньги на тот счёт внёс сразу. После продажи драгоценностей от оставшейся половины стоимости он часть внесёт на счёт гильдии. Декаду купец ждал возможного вердикта, но его не последовало, он и успокоился. Проверку прошёл, замечаний не имел. Хорошо быть честным купцом!
  Но купец был не только честным, он был ещё и добрым. Из комнаты, где жил ДАДИН, выселил приказчиков, им досталась бывшая кладовая, в которую с трудом втиснули два топчана. Теперь ДАДИН расположился вольготно. У окна поставил большой стол, на нём и полках появившихся сбоку стола на стене, разместил свои пузырьки, блюдо, реактивы, книги и свитки. Комнату теперь закрывал на замок, ключ от которого носил всегда при себе. Челядь купца это восприняла уже спокойно, только шёпотом обсуждалась одна новость. Кто-то объяснил такое отношение купца к парню. Он был незаконнорожденным сыном купца и тот опекал его. Но вслух такое говорить опасались. Купец был крут и злопамятен, за такие разговоры мог и жестоко наказать. Положение ДАДИНА упрочилось, он продолжил свои опыты. Благо материала пока хватало. Оставалось проверить, как работает блюдо.
  ДАДИН не забыл, как его когда-то обидел помощник лекаря для богатых, выбросив на мостовую. Отомстить ему было благим делом, заодно можно было проверить и блюдо. ДАДИН начал подготовку мести. Помощник лекаря раз в декаду посещал трактир большого постоялого двора. Подкупленный ДАДИНОМ слуга поставил на стол помощника лекаря кувшин с вином, куда было добавлено уже испытанное зелье. Помощник лекаря, здоровый мужик, с кувшином вина расправился быстро. ДАДИН с усмешкой наблюдал за ним, первый шаг был сделан, оставалось добыть его кровь. Это теперь было несложной задачей. Помощник лекаря сам взял у себя кровь и пузырёк с ней передал ДАДИНУ. Сделал он это утром и ДАДИН решил не откладывать дальнейших своих действий. Он заперся в своей комнате, развернул свиток и начал перечитывать его, вспоминая как активировать блюдо и как работать с ним. Нет, он ничего не забыл, но допустить ошибку боялся, вот и проверял себя. С этим делом покончил быстро и приступил. Протёр поверхность блюда, подогрел и капнул на поверхность блюда четыре капли снадобья и две капли крови помощника лекаря. Капли смешиваясь, растекались по поверхности блюда тонкой плёнкой. ДАДИН с интересом наблюдал за процессом, первый раз всё интересно и познавательно. Поверхность блюда начала мутнеть и на мгновение над ней возникла тонкая пелена тумана и тут же разошлась. А взамен..., ДАДИН протёр глаза. На поверхности блюда проступил контур человеческого тела с разноцветными свечениями внутри. Только спустя некоторое время, ДАДИН понял, что это светятся вены, по которым течёт кровь, сердце, мозг, печень, почки, желудок и лёгкие. Всё сжималось, разжималось, меняя свои очертания, эта картина работающего организма поразила его, в настоящее время он был первый и единственный человек, который видел вживую такое. Некоторое время он с интересом наблюдал её, ничего не предпринимая. Но долго любоваться времени не было, ДАДИН не знал, сколько времени будет сохраняться эта картинка, как он понял, это была связь с организмом помощника лекаря. В свитках об этом не говорилось, там говорилось, что он может наносить раны настоящему телу, коля, поражая любые органы и кожу. Но можно было воздействовать на всё это не твёрдыми предметами, а каплями различных снадобий. Некоторые у него были. Вот он и начал. Взял один пузырёк, откупорил его и капнул одну каплю на светящиеся лёгкие. Прошло мгновение и низ правого лёгкого, куда попала капля, дрогнул и потемнел. Прошло ещё мгновение и картинка на блюде начала бледнеть, терять свои очертания и исчезла. ДАДИН смотрел на вернувшую свой первоначальный вид поверхность блюда, не мог отвести взгляд. Может ему всё привиделось? На идеально чистой поверхности не было никаких следов или потёков от капель крови и зелья. Так было или нет? Долго мучиться этим вопросом он не стал. Закупорив пузырьки, поставил их на полки, блюдо накрыл куском мягкой ткани, встав из-за стола, решительно направился к выходу из своей комнаты. Закрыв замок на двери, он покинул дом. Дом лекаря был рядом.
  Помощник лекаря сидел на крыльце дома. На него было страшно смотреть. Красное с проступающей синевой лицо, широко открытый рот ловил воздух, тело сотрясалось от глубокого кашля. ДАДИН упивался этим зрелищем, картиной своей мести. Несчастный сидел, привалившись к стене дома, посетители обходили его. Ещё несколько раз дёрнувшись, тело помощника лекаря сползло на камни мостовой, дёрнулось и затихло, из уголка рта потекла алая струйка крови. Тогда в доме засуетились. Из двери выскочил лекарь и двое слуг. Лекарь бегло осмотрел лежащее тело, посмотрел по сторонам и что-то приказал слугам. Вместе с ними он ушёл в дом, а возле дома начали собираться зеваки. Близко не приближаясь к лежащему телу, они оживлённо обсуждали что-то. Для лекаря это было плохой рекламой, он это понимал, выбежавшие слуги унесли тело и начали замывать натёкшую кровь. ДАДИН был счастлив! Он наказал того, кто когда-то унизил его. Наказал, безжалостно отобрав у него жизнь.
  В течение года он экспериментировал. Двадцать семь человек умерли мучительной смертью только за то, что когда-то не так посмотрели, не то сказали, в общем, они умерли за то, что ДАДИН посчитал их своими врагами. Кроме расправ, ДАДИН занимался и превращение в своих слуг всех значимых людей в городке и путешествиями. Выше городка находилось ещё три таких же небольших городка, ещё один похожий городок располагался ниже по реке. ДАДИНА ни один из них не заинтересовал. Зато в пяти часах сплава, ниже по реке находился большой город, кроме водной магистрали, через него проходили десятки дорог ведущих в густонаселённые округа ВИНЗОРА, южный и центральный. Этот город ДАДИНУ понравился, в своих планах на будущее он отвёл ему место следующего места своего утверждения, тем более что от этого города до столицы ВИНЗОРА было девять часов неспешной езды.
  Определившись с городом, он начал составлять себе легенду, для появления в нём, остальное вроде бы было. Счёт в денежном доме купеческой гильдии был приличным, взяв заёмные письма, он мог получить эти деньги в любом городе на обоих материках. Но денег много не бывает и ДАДИН наведался в замок ЛОРАНОВ.
  Выехав рано утром, он переправился через реку, в поселении лесорубов взял напрокат верхового отара, путь к замку занял ещё шесть часов по найденной им короткой дороге. Подъехав к месту, где располагался замок, он озадаченно остановился. За два года местность разительно изменилась. На месте замковой стены и пристроек шумел густой, заросший кустами молодой лес. Фасад замка обвалился и лес поглотил эти камни. Уцелела только башня замка и задняя часть замка, примыкающая к горе, но увидеть эти останки он смог только потому, что знал куда смотреть и где они находились раньше. Мох и побеги ползущих растений полностью укутали все останки замка, скрыв их от глаз. Теперь он слился с горой горного кряжа, растворившись в ней. Осторожно преодолевая каменные завалы, ДАДИН с трудом добрался до лестницы, ведущей в башню и на третий этаж замка. Когда-то этой лестницей пользовались только слуги, большая центральная лестница, раньше позволявшая сразу попасть в коридор башни, была засыпана полностью камнями обвалившегося фасада и залов замка. Как это не звучит, удивительно, но башня сохранилась хорошо, только стены заросли мхом, а зал башни, где была лаборатория, выглядел вообще идеально. В камине лежал древесный уголь, факела располагались в своих подставках, на большом столе стояли штативы и реторты, а через заросшие вьюном окна, в неё проникал свет. Стекла в окнах были целыми. Долго задерживаться в зале башни ДАДИН не стал, у него были другие дела, он и занялся ими, пошёл в коридор, ведущий к комнатам. Увы, здесь его ждало разочарование, попасть смог только в девять комнат, остальные комнаты просто развалились, исчезли. Но того, что он нашёл в этих уцелевших комнатах, было немало. Две большие комнаты когда-то занимали ЛОРАНЫ, в них лежали остатки фамильных ценностей рода, золотые кубки и посуда. ДАДИН набил приличных размеров мешок, тащить его через завалы было нелегко, приходилось расчищать проходы через завалы. Упорно трудясь над этой проблемой, он внезапно осознал, что за всё время не встретил ни одной матрицы разума. Значит они, не вечны? Вот незадача! А он терял время, уничтожая их! Но наслаждаться этой мыслью и досадовать на свои напрасные старания, было некогда, таскать камни труд нелёгкий.
  ДАДИН рассчитывал вернуться в город, в дом купца, к вечеру, но из развалин замка со своей ношей выбрался уже в сумерках. В лесу темнеет рано, а ехать по лесу ночью? Нужно быть героем или ...., ДАДИН не был ни тем, ни другим. Вернуться и переночевать в замке, точнее в его развалинах? Желания не было, чувствовал себя неловко. Ещё не очерствел до конца. Он бросил в нём на произвол судьбы матрицы своих предков, а теперь ещё и ограбил мёртвых, свою память о них. Горестно вздохнув, он начал искать место для ночлега. На это ушёл остаток времени, когда ещё что-то можно было видеть.
  Ночная прохлада и сырость его телу не грозили. ДАДИН путешествовал, одевая в дорогу свою старую одежду, в которой ушёл более двух лет назад из замка. Рубашка, шаровары, плащ и сапоги, создавали кокон вокруг его тела. Дневная жара и ночная прохлада не могли пробраться через него к его телу. Кокон создавал комфортные условия для тела, но за эти годы ДАДИН отвык спать на голой земле или твёрдом ложе. Всегда и везде его ложе покрывал матрац, набитый мягкой шерстью. Теперь его не было, умоститься на лесной земле не удавалось. Так и промучился всю ночь. Едва рассвело, он продолжил свой путь и вскоре въехал в поселение лесорубов. Теперь в поселение въехал господин из города, а не бедный сирота из далёкого поселения скотоводов, встречали соответственно. Глава поселения стоял перед ДАДИНОМ, отвесив низкий поклон, он переминался с ноги на ногу, ожидая распоряжений. Господин дал ему серебряный, заказал завтрак. Барка, привёзшая его сюда, стояла наготове, но раннее утро позволяло не спешить. Неспешно позавтракав, ДАДИН не заметил, как задремал, сидя за столом. Сказывалась бессонная ночь. Будить его не посмели, вот он сладко и продремал около трёх часов. В хорошем настроении, сытный завтрак и отдых прогнали воспоминания о дурно проведенной ночи, ДАДИН сел в барку. Мешок с добычей на барку тащили гребцы. Переправа прошла удачно, ДАДИН этого времени и не заметил. Устроившись на мягком матрасе, под тентом он снова задремал.
  Гребцы за четыре медяка донесли мешок до дома купца, где жил ДАДИН. Дальше всё шло по накатанной схеме. Купца вызвал прибывший гонец, он передал ему мешок с золотыми кубками, блюдами и разными украшениями. Устные распоряжения купец выслушал, срочные тут же выполнил и приступил к работе. В этот раз заниматься клеймением пришлось и ему, и приказчикам, ремесленники переработать такое количество не могли. Купец рассматривал изделия, но красота их, его не пленяла, он подсчитывал свою долю барыша, сумма получалась очень внушительная. Это радовало!
  ДАДИН получил ещё один счёт, открытый в денежном доме представительства купеческой гильдии города ИРСА, города, куда он решил перебраться. Теперь его планам не мешало ничего, средствами он располагал, но он не спешил. Появление в том городе требовало подготовки. Две недели спустя после возвращения из замка, он уехал в город ИРС.
  Рекомендательное письмо от главы представительства купеческой гильдии его городка и вексель денежного дома открыли ему путь в представительство купеческой гильдии ИРСА. Уважаемого клиента, лекаря ДАРОНА приняли с почтением и оказали помощь. Помогли приобрести большой дом в центре города, обставить его, нанять слуг и помощников. В городе были свои лекари, новому собрату они не обрадовались, но за ним стояла купеческая гильдия, поэтому козни делать никто не решился. Смирились, как с неизбежным злом. ДАДИН изменил своё имя, на более благозвучное имя ДАРОН, так ему захотелось. Он приехал со всеми своими пожитками, их было немного, вместились в один сундук. Вселившись в свой дом, начал реализовывать свой план, который продумал заранее.
  Лекарь это тот, кто лечит недуги, возникающие в теле человека. Занятие это сложное, трудное и имеет множество подводных камней. Заниматься этим ДАРОН не собирался, его мечты, планы и амбиции остались прежними. В отличие от лекаря он мог сам создавать болезни человеку и главное это то, что эти болезни кроме него никто вылечить не сможет. Но и это было не всё. Он мог на расстоянии убивать, убирая зажившихся, мешающим наследникам людей. Стать именно таким, нужным всем повелителем жизни он и намеривался. В деньгах стеснён не был, сострадания, жалости не знал, любил только себя. Говоря проще никаких препятствий на этом пути для него не было. Вот и приступил к делу, но не сразу. Вначале выяснил всё, о верхушке городской элиты. Это заняло время и дало отсрочку людям, которым предстояло стать ступенями к его могуществу. Они были не безгрешны, за прожитую жизнь сгубили многих людей, пролили много крови и заставили других людей пролить море слёз. Заслужили ли они своими деяниями уготованной им ДАДИНОМ-ДАРОНОМ участи? Ответить однозначно не возможно, точек зрения будет много. Любой путь к богатству и власти, праведным не бывает, в основе лежит обман, кровь и ложь. Честным трудом и честной жизнью много не наживёшь. Кто это может опровергнуть? Но эти мысли ДАРОНА не посещали, не мучили.
  Через 12 декад он начал действовать.
  Городской наместник, как и положено ему был богат, своеволен, жесток и жаден. Город он держал в руках крепко вместе с представительством купеческой гильдии, с ней предпочитал не сориться, ибо имел свою долю в разных делах купцов, членов купеческой гильдии. Всё было прекрасно до того момента, пока он прогуливаясь по обширному залу своего дворца внезапно ощутил боль в правой ноге и споткнувшись упал. Набежавшие слуги подняли своего господина и отнесли на кушетку, тут же послали за лекарем. Осмотрев больного, тот назначил компрессы и примочки. Увы, боль в ноге не проходила. Грозный, богатый чиновник был не рад ничему, ни своему, богатству, ни разносолам стоящих на столе, ни своим, услужливым слугам. Боль терзала его, за избавление от неё он был согласен отдать всё, что имел, как и любой человек в такой момент. Понятно, пока боль не пройдёт. Такие блага он обещал своему спасителю. Все городские лекари сбежались в его дворец. Отталкивая друг друга, они предлагали свои услуги, обещая исцеление. Но так продолжалось не долго. Стоило двум лекарям быть отстеганными дворовыми наместника за невыполнение своих обещаний, как лекари разбежались. Боль продолжала мучить вельможу, послали за лекарями в другие города и столицу. Так прошла декада, боль не уходила, продолжала терзать. Много ли времени декада? Иногда это целая жизнь, когда от боли жить не хочется, каждая секунда кажется вечностью. А что говорить о минутах, часах, днях? В мгновение такого отчаяния в опочивальне наместника появился безвестный лекарь ДАРОН, недавно приехавший в их город, он предложил свои услуги лекаря. Только что очередной лекарь был изгнан и пришедший ДАРОН облегчил жизнь слугам, которым всё сложнее было находить лекарей желавших рискнуть взяться за лечение наместника.
  За прошедшее время ДАДИН своих слуг и помощников уже попотчевал своим снадобьем. Его дом был крепостью, которую охраняли неподкупные преданные хозяину люди. Это позволило ДАДИНУ создать образ ДАРОНА. Накладная борода, морщины, превратили его в глубокого старика. Этот образ дополнял чёрный плащ из чешуек, с наброшенным на голову капюшоном и сапоги, из чешуек, выглядывавшие из-под плаща. Плащ и сапоги были наследством из той старой жизни ДАДИНА, сейчас оно было очень уместно, необычная фактура добавляла таинственности и загадочности лекарю ДАРОНУ.
  Превозмогая боль, вельможа окинул взглядом нового лекаря и произнёс:
  - Ты вылитый посланник смерти, а не избавитель от боли. Хотя я был бы рад и ему, сил у меня больше терпеть эту боль, нет. Что скажешь?
  Лекарь на слова больного не реагировал. Подозвав одного из слуг, он протянул ему мешочек:
  - Запарь и делай компресс, менять три раза за день. К вечеру боль исчезнет, а завтра больной может встать.
  Больше не говоря ни слова, не обращая ни на кого внимания, он повернулся и покинул дворец наместника. Ошеломлённые его словами, все молчали, провожая лекаря удивлённым взглядом. Затем засуетились. Запарили оставленные лекарем травы, сделали компресс и начали ждать.
  К вечеру боль исчезла. На следующее утро наместник осторожно встал с кровати. Несмело, прошёлся по комнате. Боли не было! Он вернулся к кушетке и задумался.
  "Тогда, мучимый болью, за своё излечение я предлагал золотые горы, теперь нужно будет платить. А вот это делать не хочется. Мало ли что я сгоряча обещал! Придётся этого лекаря поставить на место. Ладно, пусть придёт за платой! Вот тогда и разберёмся".
  Наместник отдал распоряжение слугам, когда придёт лекарь подержать его в коридоре подольше.
  Но эти меры оказались напрасными. Ни в этот день, ни в последующие дни лекарь за платой не приходил. Он как будто забыл о вылеченном им пациенте. Наместник свои долги прощать умел, но была и боязнь того, что боль может вернуться, а лекарь тогда не будет его лечить. Если учесть, что пользовали его безрезультатно все знаменитые лекари, даже из столицы, это было опасно. Здравый смысл взял верх над жадностью, и наместник приказал заложить карету, он решил сам посетить гордого лекаря. От его дворца до дома лекаря ехать было не более пяти минут. Вскоре карета наместника остановилась перед крыльцом дома лекаря ДАРОНА, наместник вышёл из кареты и осмотрелся.
  Дом лекаря был большой, он стоял во дворе. Двор был окружён высоким забором с коваными воротами, возле которых стояли два лакея, в богатых ливреях. В глубине двора стояли хозяйственные постройки из камня. Это было роскошью, доступной только очень богатым людям. Всё поместье подтверждало это. Лекарь был далеко не бедным человеком, раз мог себе позволить содержать такое хозяйство. Наместник вернулся в карету и она, проехав десяток локтей, остановилась перед воротами подворья, после долгих переговоров они медленно открылись, пропустив карету во двор. Карета подъехала к крыльцу дома. Соскочивший с облучка лакей наместника, открыл её дверцу и помог выйти своему хозяину. Двери дома открылись, наместник вошёл в него. Кроме слуги открывшего дверь, посетителя ждал ещё один слуга в богато расшитой ливрее, это был дворецкий. Поклонившись гостю, он осведомился о цели визита. Разговаривать со слугой для наместника было унизительно, но другого выхода не было. Обычно при его посещениях, его у дверей встречал сам хозяин дома, посещение наместника было большой честью. Но лекарь вёл себя странно, поэтому наместнику пришлось унизиться до общения со слугой:
  - Доложи своему хозяину, что я желаю его видеть!
  Важно произнёс наместник. Слуга, снова согнувшись в поклоне, вежливо ответил:
  - Простите, господин наместник! Но Вы не известили о своём визите, и хозяин поехал на вызов. Ещё раз прошу прощения! Позвольте предложить Вам пройти в зал? Там с Вами побеседует помощник хозяина, мы все в Вашем распоряжении.
  Наместник на мгновение задумался. Честно говоря, ему вовсе не хотелось встречаться с лекарем, сложившиеся обстоятельства его устраивали, можно было, и рассчитаться за лечение, и не общаться с лекарем. Всё складывалось прекрасно! Гордо вскинув голову, наместник последовал за слугой. Большой зал дома подчёркивал богатство его хозяина. Гобелены, картины в позолочённых рамках, резная мебель, большой ковёр на полу, в углу камин. Всё это наместник окинул беглым взглядом, рассмотреть подробнее хотелось, но перед ним в поклоне склонился молодой человек в зелёном кафтане. Он молчал, ждал разрешения говорить. Такое проявление почтения наместнику понравилось. Усевшись на резной стул у стола, он взмахом руки разрешил молодому человеку говорить. Дворецкий в это время поставил перед наместником кубок и наливал в него вино. Молодой человек уловил жест наместника, выпрямившись, посмотрев на него, спросил:
  - Чем могу служить Вам? Я помощник лекаря. В его отсутствии принимаю пациентов. Вас что-то беспокоит?
  Наместник отвечать не спешил. Взяв кубок с вином, он отхлебнул глоток из него. Вкус вина узнал сразу, это было дорогое аварское вино. Его привозили с материка из левого полушария планеты. Сделав ещё один глоток, он посмотрел на молодого человека, тот уважительно смотрел на него, терпеливо ожидая ответа. Глаза молодого человека, точнее их взгляд, показался наместнику знакомым, но вспоминать, где он его видел? Это было унизительно, слишком незначительным был для наместника этот человек. Слуга это один из оживших предметов окружающих экспонатов, не достойный внимания. Вино приятно согревало гортань. Выдержав долгую паузу, наместник ответил:
  - В твоих услугах я не нуждаюсь! Хотел рассчитаться с твоим хозяином за его визит ко мне. Жаль, что его нет. Передашь ему, пусть пришлёт счёт!
  Молодой человек вновь поклонился, это выражение почтения наместнику нравилось. Он любил, когда люди знали своё место и выражали уважение к нему. Лекарь имел хорошо вышколенного помощника. Молодой человек ждал разрешения говорить. Наместник кивнул головой. Тогда помощник лекаря опустил свой взгляд, и мгновение, подумав, снова почтительно посмотрев на наместника, сказал:
  - Вам незачем утруждать себя. Если позволите? Я сейчас принесу книгу записей и скажу Вам сумму за услуги моего хозяина.
  Наместник пил вино, настроение его было хорошим, он кивнул. Помощник лекаря вышёл. Отсутствовал он несколько минут. За это время наместник успел допить вино из кубка, а дворецкий наполнил его снова. Помощник лекаря вернулся с толстой книгой, положил её на стол и быстро нашёл нужную запись, прочёл её и обратился к наместнику:
  - Мой господин с Вас один серебряный и 12 медяков за посещение моего хозяина и 13 медяков за набор трав для компресса.
  Услышав названную сумму за своё лечение, наместник поперхнулся вином. Прокашлявшись, он переспросил помощника лекаря:
  - Сколько всего?
  Помощник незамедлительно ответил:
  - Два серебряных и 5 медяков, мой господин.
  В зале установилась тишина. Наместник ждал чего угодно, кроме этой смехотворной суммы, одного вина он уже выпил на целый один серебряный. Едучи к лекарю, он положил в свой пояс два мешочка. В одном было десять золотых, в другом двадцать. Торг с лекарем решил начинать с десяти золотых, но заплатить не более тридцати, это было как раз половина той суммы, что он впустую потратил на лекарей до прихода этого лекаря-спасителя. Это было справедливо! Мог же этот лекарь прийти сразу и получить свои 30 золотых, не заставляя его терпеть такие убытки? Мог! Но не пришёл, вот пусть и платит за свою нерасторопность. Услышанная сумма соответствовала признанием лекарем своей вины. Это было справедливо! Вначале наместник хотел отдать помощнику лекаря мешочек с 10 золотыми, но вовремя подумал, что это может обидеть лекаря. Как поступить? Это подсказали его руки, они сами, развязали мешочек с 10 золотыми и ..., достали одну монету, положили её на блюдо, стоявшее на столе. А в это время голос наместника вальяжно произносил:
  - Передашь своему господину! Это за его искусство, премия! Смотри мне не утаи! Я проверю, как ты выполнил моё поручение!
  Помощник лекаря склонился в глубоком поклоне, лепеча слова благодарности. Наместник очень довольный собой допил третий кубок вина и направился к выходу. Дворецкий лекаря семенил впереди, а помощник лекаря так и стоял, согнувшись в поклоне. Наместник понимал его! Ведь он заплатил очень щедро! Один золотой это десять серебряных, а ему предъявлен счёт на 2 серебряных 5 медяков. Даже если считать стоимость выпитого им вина, то получается целых 6 серебряных навара. Пусть знают его щедрость! Довольный собой наместник уехал, о том, что он лично не поблагодарил лекаря за своё исцеление, он даже не думал. Разве 6 серебряных монет это плохая благодарность?
  Дворецкий, проводив посетителя и закрыв за ним входную дверь, вернулся в зал. Помощник лекаря свободно расположился на резном стуле, стоявшем во главе стола. Посмотрев на вошедшего дворецкого, он указал ему рукой на кувшин вина, из которого потчевали наместника и лежавший на блюде золотой:
  - Забери и отдай слугам!
  Дворецкий склонился в поклоне:
  - Слушаюсь, хозяин! Другие распоряжения будут?
  ДАДИН покачал головой, жестом приказав оставить его самого. Ещё раз поклонившись, дворецкий подошёл к столу, задвинул под него стул, на котором до этого сидел наместник. Убедившись, что всё в порядке, он взял в руки кувшин с вином, кубок и золотой с блюда, стоявшего на столе. Забрав всё, он вышёл из залы. В вино было добавлено снадобье. Теперь наместник, выпив его, был управляем и у него появился хозяин. Этому хозяину он теперь был больше предан, чем своим непосредственным начальникам включая Владыку ВИНЗОРА. Для слуг употреблять это зелье было привычно, ДАДИН в обычную преданность людей не верил, поэтому и поил своё окружение снадобьем. То, что помощник лекаря и лекарь одно лицо, все слуги знали. Но вырвать у них эту тайну, узнать, что твориться в этом доме подкупив слуг, было не возможно. Они не только готовы были без колебаний и раздумий, отдать свою жизнь за хозяина, но и выполнить любой его приказ, без оговорок и исключений. Убить любого, на кого укажет хозяин, даже если это будет их семья или их родители и родственники. Золотой, дарованный ДАДИНУ наместником, был ему тоже не нужен, он сам готов был заплатить наместнику в десять раз больше, ибо тот послужил ему первым подопытным. Приехав в этот город, ДАДИН продолжил экспериментировать с блюдом. Дело в том, что добыть кровь нужного человека, а тем более сохранить её на долгое время, было очень не простой задачей. Вот он и скал пути устранения этих проблем. Увы, ничего путного придумать не мог. Кровь сворачивалась, высыхала, теряла свою индивидуальность, а это рождало возможность ошибки. Можно было начать воздействовать не на того человека, то есть попасть на человека, который не был опоен снадобьем. Само это могло стать катастрофой, перечеркнуть все планы и расчёты. Решить эту проблему не удавалось, ДАДИН метался по комнате, ероша свои волосы. Как известно, даже самые прочно держащиеся волосы такого выдержать не могут, волосы ДАДИНА исключением не были. Несколько из его волос на голове такого обращения не выдержали и остались на пальцах его рук. ДАДИН это заметил и отряхнул руки. Блюдо стояло на столе, как раз возле того места, где он остановился отряхнуть свой волос со своих рук. Волос это не бревно, но и не пушинка. Первое падает прямо и быстро, а второе падает медленнее, пытаясь даже планировать. Вот и спланировало прямо на стоящее блюдо. ДАДИН заметил это и потянулся сбросить волос с блюда, но не успел, застыл поражённый. На блюде возник выпуклый контур тела. Он был плотным, не прозрачным, желтовато-песочного цвета. Внутренних органов и кровеносных сосудов видно не было. Казалось, выпуклый контур тела был покрыт кожей. ДАДИН не утерпел и указательным пальцем правой руки, точнее, его ногтем нажал на предплечье выпуклого контура тела. Резкая боль в его правом предплечье, заставила ДАДИНА вскрикнуть и схватиться за него. Отняв руку, расстегнув камзол, он оголил своё правое предплечье и подошёл к зеркалу. Всмотрелся в своё изображение в зеркале и удивлённо открыл рот. На его правом предплечье наливался синевой приличный синяк, хорошо хоть боль отпустила. Это было непонятно и необъяснимо! Получалось, что выпуклый контур тела на блюде это проекция его тела? Значит, на блюдо можно наносить не только кровь? Но и волос человека? И воздействовать на его тело. Это было странно и непонятно. В свитках о таком не говорилось, получалось, что или жрецы Тьмы сами не знали об этом, или даже под пытками не открыли своим мучителям этой тайны? Об этом можно было теперь только гадать. Прах жрецов Тьмы и пытавших их стражников давно истлел, даже память об их противостоянии давно стёрлась, слишком много времени прошло с тех пор. Да и разбираться с этим, было пустой тратой времени, а главное никакого значения для него не имело. С этим открытием разбираться предстояло самому. Опытов на себе ДАДИН ставить больше не собирался, своё тело любил, а здоровье берёг. Для опытов его слуги похищали людей, старались брать тех, у кого не было родственников, кого не будут искать. Остаться в живых, у похищенных людей шансов не было. ДАДИН экспериментировал над ними до конца, до их конца. Он острым кинжалом отрезал на выпуклой проекции тел на блюде руки, ноги, головы, протыкал их, клал мелкие камешки на разные места проекции, обливал едкими жидкостями. Всё что он делал на проекции тел на блюде, происходило с настоящими телами похищенных людей. На них возникали раны, хлестала кровь из отрезанных рук, ног, лишённых головы шей. Ломались кости, появлялись язвы и ожоги. Несчастные не выдерживали это и умирали. Тогда его слуги вывозили изувеченные тела и выбрасывали их за городом. Это было время пиров для хищников, разных птиц, насекомых, всех кто питался падалью.
  Не имея представления о ДНК, ДАДИН для опытов использовал волосы, ногти, пот, срезы кожи, слюну похищенных людей. Не понятным здесь было одно. Кровь и ДНК чисто индивидуальными для одного человека не бывают, существуют группы людей с одинаковыми параметрами, очевидно, для определения индивидуума имело значение то, что человек принимал снадобье. Его ДАДИН давал каждому из подопытных людей, без исключения. Но это, как и происхождение блюда осталось загадкой. Единственное, что можно утверждать с уверенностью, это то, что блюдо не принадлежало ни одной из цивилизаций, когда-либо жившей на планете ЛЕМУР. Можно предположить, что оно было одним из предметов наследия расы РАЛОТОВ найденных в пещере. Описания всего найденного не сохранилось, влага и время уничтожили часть архивов, хранившихся в замке. Не один ТОТ ЛОРЕН мог присвоить себе кольцо АРАНА. Там были и другие люди. Кто-то мог похитить и это "блюдо". Сомнительно, что похититель, даже если нашёл описание и инструкции к нему, смог их прочитать. Скорее всего, он опытным путём случайно натолкнулся на эти возможности "блюда", вот и использовал их в своих целях, создав учение и основав храм Тьмы. Своеобразную ступень к власти над людьми. ДАДИН просто использовал в этих целях то, что узнали жрецы Тьмы. Он творил зло, но это его не волновало. В случае с наместником он использовал опыт, накопленный им во время экспериментов над похищенными людьми. Подкупленный слуга напоил наместника вином со снадобьем, а брадобрей доставил клок волос и срез кожи. Дальше всё было отработано. На ногу силуэта на блюде ДАДИН положил камешек, вернувшись от больного, он его снял. Набор трав для компресса был обычной травой собранной на задворках дома и высушенной над плитой. Это истинная история болезни и чудесного исцеления наместника лекарем ДАРОНОМ.
  В дальнейшем ДАДИН изменил тактику. К больным он не выезжал, ибо ДАРОН был очень стар, он просто консультировал лекарей, указывая им очаг и орган поражённый болезнью. Лекарь получал у него пузырёк со снадобьем, давал его больному, затем брал образец крови больного и приносил его ДАРОНУ. Тот забирал кровь и на следующий день давал ответ. Стоила эта консультация дорого, но те лекари лечили только богатых и именитых граждан, поэтому в убытке не были. Так ДАДИН получал деньги и пополнял ряды управляемых им людей. Авторитет и слава лекаря ДАРОНА росла, а знать города становилась подвластна ДАРИНУ. Через три года он перебрался в другой город, а через пять лет обосновался в столице ВИНЗОРА. Его адепты, лекари знати с других городов сами приезжали к нему. Так распространялась власть ДАДИНА. Переехав в столицу, он принялся за придворных Владыки и представителей купеческой гильдии при дворе Владыки ВИНЗОРА. В тайной борьбе гильдии против Владыки ВИНЗОРА разобрался быстро, в его голове родился план дальнейшего продвижения к своей цели, получение власти над ВИНЗОРОМ. Пока. Претворяя в жизнь этот план, он притворился орудием купеческой гильдии. С этим справился просто.
  За действиями купеческой гильдии следила тайная стража Владыки ВИНЗОРА, подкупом, запугиванием, она вербовала агентов среди купцов и чиновников представительств гильдии, денежных домов. Те исправно доносили обо всех делах, планах и разговорах в представительствах купеческой гильдии. У купеческой гильдии тоже была такая же структура. Её стражники искали предателей в своей среде, вербовали своих агентов среди придворных, чиновников, слуг Владыки. Тайная война между этими двумя службами шла постоянно, не затихая ни на мгновение.
  ДАДИН свою схему общения с послом купеческой гильдии при дворе Владыки ВИНЗОРА создал через управляемых им людей. Для начала он передал ему послание с предложением об оказании услуг. Перечень этих услуг был ёмкий. Выявление предателей, поставка сведений, устранение мешающих деятельности купеческой гильдии людей, здесь же был приложен и прейскурант на предлагаемые услуги. Суммы там стояли не малые. В подтверждение ценности предлагаемых услуг, к этому посланию был приложен список с именами трёх купцов-предателей, ещё было указано, что один из них через декаду умрёт страшной смертью. Было подробно описано и состояние его мёртвого тела. Подписано послание было странным именем "жрец Тьмы". Это послание посол гильдии нашёл утром на столе в своей спальне. Это и удивило его. Дверь спальни на ночь он как обычно запер лично, все окна проверил и закрыл тоже сам. Утром все запоры были целыми, а послание лежало на столе этой закрытой комнаты. Задумчиво повертев мешочек с посланием, КАТИР посол купеческой гильдии при дворе Владыки ВИНЗОРА, открыл дверь спальни, впустил слуг, оделся и спустился в обеденный зал. За завтраком он обдумывал послание и свои действия. Это могло быть и провокацией, противники купеческой гильдии тоже в средствах не стеснялись. Но с другой стороны упустить возможность заполучить такого союзника? Было большой ошибкой. За такие услуги требуемых денег было не жалко, тайный фонд купеческой гильдии был большим, тратить его не жалели. Главное был результат. А здесь ..., он мог быть очень и очень. Вот и ломал голову.
  Осторожность победила. Вызвав легата тайной стражи гильдии, КАТИР приказал ему собрать всё на троих купцов, имена которых он указал. Срок дал одну декаду, решил проследить судьбу указанного в полученном послании купца, который должен был умереть описанной в послании смертью. Но решил, усложнить задачу "жрецу Тьмы", окольным путём предупредил купца о грозящей ему опасности. Тот был не бедным, о своей тайной деятельности знал, предупреждение о грозящей ему опасности воспринял серьёзно. Нанял десяток наёмников в усиление своей охраны, они день и ночь находились с ним рядом. Охраняли. Наступил последний день назначенной декады. Купец в 10 часов заперся в своей спальне, пост возле двери в неё заняли трое наёмников с обнажёнными мечами. Ночь прошла спокойно. Утром дверь спальни осталась закрытой. Ждали до полудня, затем начали стучать, но за закрытой дверью стояла тишина. Тогда дверь взломали. То, что увидели за ней, повергло в шок даже бывалых наёмников. Изломанное тело купца, с отрубленными руками и вывалившимся, отрезанным языком лежало в кровати. Никакого шума, драки в спальне, стоявшие на страже наёмники не слышали. Это загадочное жестокое убийство потрясло всех. Осмотревший, спальню и тело убитого купца, лекарь утверждал, что купец был убит около полуночи. Убитый купец имел большой вес в епархии купеческой гильдии, поэтому для большей уверенности, в точности определённого времени смерти купца, легат купеческой гильдии, ведущий расследование этого убийства, пригласил ещё одного лекаря для повторного осмотра тела. Второй лекарь осмотрел пятна крови на стенах, тканях постели и трупные пятна на теле купца, подумал, затем назвал время смерти, совпадавшее со временем указанным первым лекарем. Около полуночи, вчерашнего дня. О смерти купца, состоянии его тела и выводах лекарей легат доложил КАТИРУ. Тот выслушал всё с бесстрастным выражением на лице, кивком головы он отпустил легата. Утром на столе в своей спальне КАТИР нашёл клочок ткани. На ней было только два слова:
  "Что решили?"
  Перевернув этот лоскут, КАТИР на обратной стороне написал "Да", рядом положил два мешочка с золотыми, согласно переданному ранее прейскуранту. Перед тем как покинуть свою спальню, он вызвал начальника своей охраны и приказал ему спрятать в спальне двух стражей. Им нужно было выследить, кто придёт за золотом. Только смотреть, никоим образом не мешая и не обнаруживая своего присутствия. Кроме стражников, оставленных в самой спальне, ещё трое стражников наблюдали за окнами спальни и входной дверью в неё. Им тоже был дан приказ, следить и всё. Приняв меры по выявлению незваного посетителя, КАТИР отправился заниматься текущими делами. Стражников для выполнения задачи слежки подобрали самых ловких и надёжных. Вот он и был уверен, что узнает, кто и как проникает в его спальню, а затем вычислит и самого "жреца Тьмы". Договор он заключил, платить за услуги собирался честно, просто как любой купец, хотел знать, с кем имеет дело. Знание это тоже капитал, а купец капиталом распорядиться умеет. Кроме того, узнав настоящее имя этого таинственного человека, он приобретал преимущество при назначении цен. Для купца влиять на цену, это жизненная потребность. Так он устроен. Посол купцом никогда не был, но повадки купцов перенял, часто общаясь с ними.
  Время летело быстро. Переговоры, приём купцов, рассмотрение спорных вопросов, поиски компромиссных решений, требовали внимания, сосредоточенности и отрешённости от всего другого. Наступило обеденное время, только тогда КАТИР вспомнил об оставленных наблюдателях. Пока в обеденном зале слуги накрывали стол, он отправился к спальне.
  Стражники, наблюдавшие за окнами и дверями спальни, были на своих местах. Они доложили, что никто не появлялся и в спальню не входил. На этом можно было бы, и успокоиться, но что-то мучило КАТИРА, не давало ему покоя. Поколебавшись одно мгновенье, он направился к двери в спальню, открыл её, вошёл в неё и решительно подошёл к столу у кровати. В первое мгновение на его лице возникло выражение изумления, но он быстро взял себя в руки, и вновь его лицо стало беспристрастным, никаких чувств не отражалось на нём. Хотя это и стоило огромных усилий. Мешочки с золотыми со стола исчезли, исчез и старый лоскут ткани. На его месте лежала покрытая воском дощечка для письма, на ней проступал текст, все буквы в нём были заполнены красной частично засохшей жидкостью:
  
   "Не испытывай моего терпения. Могу и отказаться от сотрудничества. За проявленное тобой любопытство теперь будешь платить за все мои услуги дороже! Считай это самым лёгким наказанием. Я мог бы уничтожить тебя, наслав на тебя своё проклятие, но на первый раз прощаю. Живи, но помни мою милость! Но мой гнев тебе покажу. Червь!
   Жрец Тьмы"
  
  Чем были заполнены буквы этого текста? КАТИР понял сразу. В закрытом алькове стоял запах крови, его не узнать было невозможно. Стерев воск с запёкшейся кровью, бросив очищенную дощечку в очаг, КАТИР направился к потайным местам, где укрылись стражники. Увиденное не потрясло его, он чего-то такого и ожидал. Оба стражника были убиты ударами в сердце. Следов борьбы не было. Лица убитых были спокойны и безмятежны. Смерть наступила мгновенно. Разбираться с этим, проводить допросы и дать указание учинить дознание, КАТИР не собирался. Он приказал убрать тела убитых, привести спальню в порядок и всем забыть о случившемся. Стражников наружного наблюдения приказал снять с поста. То, что была увеличена плата за услуги, его не взволновало. Ведь платил он из секретного фонда купеческой гильдии, а не из своего кармана. Больше проявлять любопытство не собирался. Этот "жрец Тьмы" слов на ветер не бросал. КАТИН не знал главного. Его начальник охраны, легат тайной стражи купеческой гильдии, его дворецкий, старший поверенный его посольства и десятки их подчинённых были куклами управляемыми ДАДИНОМ, выступавшим под новым именем "жреца Тьмы". Так началось их взаимовыгодное сотрудничество.
  ДАДИН устранял, подчинял себе чиновников, членов совета Владыки ВИНЗОРА. Так решались проблемы, возникающие у купеческой гильдии в государстве ВИНЗОР. Гильдия получала прибыль, а ДАДИН расширял своё влияние, ещё получая от гильдии за это деньги. Лекарь ДАКАТЫ, назначенной Владыкой ВИНЗОРА будущим регентом при своём сыне, пользовался консультациями лекаря ДАРОНА, под обликом которого скрывался ДАДИН. Так она и её сын попали под его влияние, но на этом успехи ДАДИНА заканчивались. Дворец Владыки был отдельным городом. Многие из его обитателей не покидали его никогда, проникнуть в него, пронести туда снадобье было невозможно. Дворцовая стража подчинялась легату манипулы личной охраны Владыки, службу они несли бдительно и усердно. Все попытки, предпринятые ДАДИНОМ, успеха не имели. Не удалось лекарей Владыки заставить воспользоваться консультациями ДАРОНА, но ДАДИНА это не обескуражило. Владыка был стар и смертен, нужно было ждать. Он так и делал. Ждал, но не бездействовал...
  
  Глава вторая: Нашествие
  
  КАТИН набирал всё большего веса и значимости в епархии купеческой гильдии. На посту посла купеческой гильдии при дворе Владыки ВИНЗОРА он сумел добиться того, чего до него за прошедшие столетия не смог добиться никто. Его успешная работа принесла гильдии некоторые послабления, давшие ощутимую прибыль. Глава совета объединённой купеческой гильдии материков, был доволен его работой и даже намекнул, что КАТИН рассматривается, как кандидат в совет. Это было пределом мечты КАТИНА, верхом его карьеры. Он знал, кому он обязан всем этим, но своей тайной не делился ни с кем. За прошедшие три года многое изменилось, но купеческая гильдия не довольствовалась достигнутым благополучием. Перспективы всегда манят, всегда хочется чего-то большего. Понятно, что для купца, это была жажда большей выгоды, к ней он стремиться всегда, снося все преграды на своём пути. Кроме успешного посла при дворе Владыки, гильдия имела и другие рычаги воздействия на несговорчивого Владыку ВИНЗОРА. Самым доходным временем для получения льгот и воздействия на государство, есть война, рай для купцов. Воюющей стране нужно много чего, это и продукты, и снаряжение, и одежда. Это значило, что гильдия сможет устанавливать свои цены, требовать и получать уменьшение налогового бремени. Для этого у объединённой купеческой гильдии были свои рычаги. На них и нажали.
  Официально, купеческая гильдия никаких дел с государствами левого полушария не имела. Понятно, что она не имела и влияния на их вождей, правителей, но это так только считалось. На самом деле ни один купец, без разрешения гильдии не мог самостоятельно сделать и шага. Нет, это сказано не совсем правильно. Конечно, любой купец мог везти свои товары куда хотел, но в этом случае он рисковал собой и своим товаром сам, при неудаче нёс убытки, разорялся. Ни на чью помощь рассчитывать он не мог. Такие тоже были среди купцов, но их было немного, да и исчезали они очень быстро. Можно заподозрить в их исчезновении и гильдию, но доказать это не возможно, а на лживые обвинения гильдия могла ответить жёстко. Обычно, купец, везущий свой товар по разрешению гильдии, имел кредит и страховку. В беде гильдия его не бросала, даже потеряв свой товар, он не разорялся. Из этого понятно, что купцы, торгующие своими товарами в государствах левого полушария, делали это с разрешения купеческой гильдии. Они обрастали там связями, вводили кабалу и могли влиять на местных правителей, выполняя задачи по продвижению политики гильдии. Именно этих правителей купцы, соблазняя рассказами о богатом ВИНЗОРЕ, подстрекали напасть на него. Для этого делали многое. Доставляли образцы самого нового оружия, чертежи кораблей, способных пересекать большие водные просторы, карты побережья ВИНЗОРА, с отметками проходов в южную гавань, ворота государства и расположение, подходы к портам на западе ВИНЗОРА. Купцы, выполняя полученные инструкции, действовали осторожно. Кое-что местные правители знали. Они знали, что ближе к ним находится материк ПАРУГ, напасть на него проще. Но купцы пожимали плечами и говорили, что это нападение не сулит богатой добычи. Материк этот малонаселён, беден. Его население занимается скотоводством и земледелием, городов больших нет. Для сравнения они демонстрировали грубые изделия с ПАРУГА, которые были намного хуже того, что производится на их материках и ни в какое сравнение не идёт с тем, что есть на богатом материке ОВАТ, точнее в самом большом и богатом его государстве ВИНЗОР. Это было ложью, но её подкрепляли слова доверенных лазутчиков правителей государств, материков левого полушария. Их купцы включали в состав своих команд и давали возможность побывать на обоих материках. Понятно, что лазутчикам показывали то, что подкрепляло рассказы купцов, кроме этого лазутчики получали дорогие подарки, поэтому они докладывали пославшим их только то, что было нужно гильдии. Богатая купеческая гильдия в средствах была не стеснена. Эта щедрость должна была окупиться в дальнейшем с лихвой.
  Для купеческой гильдии было неважно, кто победит или проиграет от возникшей войны. Ведь и победитель, и побеждённый будет брать её товары, по устанавливаемой ей цене, залезая в займы и кабалу, усиливая влияние гильдии в своих государствах. Это и было конечной целью купеческой гильдии, для исполнения которой делали всё, не жалея денег и сил.
  Заманчивая добыча вскружила головы, забылась даже вражда, наступило время благодатного покоя и спокойствия. Началась подготовка к нападению, создавались союзы. Именно это и служило тормозом к началу нападения. Для успеха требовалось единое командование, иначе разрозненные отряды не могли действовать согласованно, а это значило лишние потери и могло привести к неудаче. Противник был сильным, это понимали все. Был и второй вопрос. Как делить будущую добычу? По каким критериям? Оба вопроса были очень важными, споры по ним не прекращались, достигнуть приемлемого решения не удавалось. Именно во время этих споров, пускали в ход кулаки, когда исчерпывали словесные доводы. Единственное, что радовало это то, что пока не хватались за мечи и кинжалы. Выхода из этого тупика не было, будущий поход мог обратиться опустошительной войной на материках левого полушария. Что в планы главы совета купеческой гильдии не входило, ему нужна была война на материке ОВАТ в государстве ВИНЗОР. Именно по этому, он направил к правителям государств левого полушария лучших своих советников, они были умными и опытными, могли уговорить, кого угодно, делали это не раз и всегда успешно. Справились и в этот раз, сумели примерить и уговорить всех. Именно благодаря их искусству уговаривать, были решены все спорные вопросы, найдено компромиссное решение устроившее всех.
  Они предложили на должность командующего объединённым войском постороннего командующего, военачальника одного из государств материка ОВАТ. Он знал местность, оружие и тактику войск ВИНЗОРА, что по заверению переговорщиков, рекомендовавших его, повышало шанс напавших. Кроме этого знал и главное, где находятся самые богатые города ВИНЗОРА, крепость их стен, численность гарнизонов. Используя эти знания, он обеспечит их богатой добычей. Этот аргумент перевесил все сомнения, убедил всех, но правители государств хотели лично увидеть и побеседовать с предложенным им кандидатом. Встреча состоялась. Импозантная фигура полководца одетого в незнакомые правителям доспехи, его оружие произвели впечатление. Его речь, произнесенная перед ними, понравилась всем. Он отказался от своей доли добычи, потребовав взамен обеспечение безопасности его родственникам, проживающим в городах ВИНЗОРА. Такую мелочь ему гарантировали единогласно, а его предложение насчёт дележа захваченной добычи, приняли с восторгом. Он предложил им создать совет из их доверенных лиц, для дележа захваченной добычи и делить её пропорционально численности выделенных для похода воинов. Это устроило всех. Никто из правителей государств в этот поход идти не собирался, хотя все участники и дали клятву на мечах, не нападать на государства всех участников похода. Клятва была клятвой, но обходить её умели все, делали это не однократно. Давший клятву правитель или вождь, объявлял себя больным и назначал регента. Регент клятвы не давал и мог поступать так, как считал нужным. Поэтому никто, никому до конца не доверял и был настороже. На этом совещании все поступившие предложения утвердили. Началось формирование войска.
  Предложенный представителями купеческой гильдии полководец был обычным наёмником, хорошим наёмником, своё дело он знал. Гильдия заплатила ему очень хорошую цену, выдала аванс, а главное в оговоренных условиях найма он отвечал за организацию похода и ведение боевых действий, о победе над противником речи не шло. Гильдии было всё равно, кто победит в этой войне, для неё был важен сам факт войны на территории ВИНЗОРА. Свой гонорар полководец получал и при поражении войск нападавших. Его условие об обеспечении безопасности его родственников, подразумевало обеспечение безопасности и неприкосновенности имущества и жизни членов купеческой гильдии, их семей. Для обеспечения соблюдения воинами объединённого войска этого у его полководца был десятитысячный отряд лучших наёмников, которые по вооружению и выучке намного превосходили воинов государств материков левого полушария планеты. Все прекрасно понимали, что обещания безопасности для нужных людей, в угаре боя и грабежа, воинам выполнить трудно, если не держать у их горла меч. Этими мечами и были отборные наёмники. Совет правителей дал полководцу-наёмнику все полномочия. Подготовка к походу началась.
  Начались и первые хитрости правителей государств. Они присылали воинов похуже, многие вообще прислали мобилизованных скотоводов, земледельцев, осуждённых преступников и выловленных бродяг. Главное было количество, о качестве воинов разговора не было. Но полководцу-наёмнику на это было наплевать. Во-первых, он умел обращаться, заставить воевать любой контингент, даже самый плохой. Для этого в тыл таким отрядам ставил сотню своих наёмников, те ставили всех перед выбором или атаковать врага, его укрепления, или полечь под их мечами и стрелами. Обычно немедленной смерти все предпочитали отдалённую неизвестность и резво атаковали врага, его укрепления, надеясь на везение. Во-вторых, он понял поставленную перед ним задачу. Высадиться и атаковать, о результате вопрос не стоял, как и о целости вверенного ему войска. Хотя шанс выжить он предоставил каждому, потребовав 12 декад на подготовку воинов. Срок был, конечно, не большой, настоящего воина за это время не подготовить, но кое-чему обучить можно, особенно если наставник имеет хлыст, и применяет его, не задумываясь ни на мгновение. Десять тысяч воинов-наёмников делали это усердно с раннего утра и до глубокой ночи. Так готовилось войско. Но не гуляли и посланцы гильдии, они с горящими глазами рассказывали о богатстве городов ВИНЗОРА, о прекрасных женщинах, живущих в этих городах, об огромных запасах вин в них, о трусости изнеженных мужчин-защитников. Эти рассказы действовали лучше хлыстов, по существу дополняя их.
  В них многое было правдой. Ложь, разбавленная правдой, всегда была действенным оружием власти, желающей одурманить простых людей. Правдой в этих рассказах было то, что государство ВИНЗОР уже больше сотни лет не вело войн. Пять поколений воинов уже не имели опыта настоящих боёв. Проводились учения, тренировки, но разве всё это может заменить боевой опыт? Конечно, нет! Армия по существу из боевой, сплочённой силы, превращалась в армию только для парадов. Ложью было то, что такой была вся армия ВИНЗОРА. Были в ней и боеспособные части, это были "ролы". Они часто воевали, ибо ими затыкали все бреши, бросали в точки локальных конфликтов. Грабительские набеги варваров, бунты, нарушения границ отдельными отрядами наёмников, везде первыми были "ролы", они и сохраняли боеспособность. Кроме того "ролы" были единственными, кто при подготовке воинов и при проведении учений использовали боевое оружие, а не затупленное учебное. Остальные подразделения армии с годами безделья только слабели и эта слабость возрастала. Их противник был более боеспособен.
  Собравшиеся, для похода на ВИНЗОР, 700 тысяч воинов были отбросами, варварами, но они жили среди постоянных войн и стычек. На материках левого полушария войны кипели, не прекращаясь. Каждый житель этих материков вынужден был или убивать, или быть убитым. Поэтому все поневоле были воинами, имевшими постоянный боевой опыт, выжившими при естественном отборе. Да они уступали профессионалам-наёмникам, но превосходили по своим боевым качествам воинов для парадов, умевших красиво ходить, чётко поворачиваться, держать строй, улыбаться и слаженно кричать приветствия.
  Глава совета купеческой гильдии это понимал, поэтому к выводам полководца-наёмника о боеспособности собранной армии относился спокойно. Рассчитывал он и на то, что при возникновении войны в ВИНЗОРЕ, остальные государства материка ОВАТ не останутся в стороне. Откусить кусок территории от терзаемого соседа не откажется ни один сосед-правитель. Учитывалось и то, что все завидовали и ненавидели богатого, сильного соседа, поэтому едва им будет проявлена слабина, все тут же набросятся на него. Соответствующие указания были направлены всем главам представительств купеческой гильдии в этих государствах и определённая работа уже проводилась. Кроме этого глава совета не забыл и посла гильдии при дворе Владыки ВИНЗОРА. КАТИН получил задание сделать всё, чтобы ослабить армию ВИНЗОРА, средств было приказано не жалеть. В виде премии за выполнение задания, КАТИНУ было обещано место в совете гильдии. Понятно, если он справится с поставленной задачей. Как уже говорилось, это было пределом мечтаний КАТИНА, вот он сил и не жалел. По его заданию подкупались воинские начальники, обратился он за помощью и к "жрецу Тьмы". Через две декады получил десяток бурдюков с зельем, которое нужно было подмешать в еду или питьё воинов ВИНЗОРА за несколько дней до нужного времени. Получил КАТИН и имена людей, которые выполнят это, ибо имеют доступ к продуктам, поставляемым для воинов гарнизонов. Эти люди были порабощены "жрецом Тьмы", служили ему. Здесь нужно отдать должное ДАДИНУ. Долго не мучаясь, он изготовил слабительное зелье, действующее на организм человека в течение половины декады. Эти подробности КАТИНУ он не сообщал, просто сообщил ему, что зелье на полдекады сделает воина небоеспособным. Это соответствовало истине, ибо воин, не выходящий из кустов, для сражения пригодным быть не может. Подготовка вторжения велась по всем направлениям. Только к "ролам" подобраться не удавалось. Они вели обособленный образ жизни, не соприкасаясь с остальными. С этим глава совета гильдии вынужден был смириться. Он рассудил, что сотня тысяч воинов, пусть и отлично подготовленных противостоять навалившимся врагам не смогут. Теоретически это было так, с логикой не поспоришь.
  Все эти приготовления ускользнули от Владыки ВИНЗОРА и его помощников. Самонадеянность, вера в свою непобедимость в этом случае обернулась против них. Никаких отношений с государствами расположенными на материках левого полушария планеты они не поддерживали, считая их варварами не достойными внимания. Да что много говорить, они не интересовались жизнью государств на своём материке, не проявляли интереса и к жизни государств расположенных на материке ПАРУГ, ближайшего материка соседа. Что там говорить о государствах других материков? Это отношение складывалось веками, теперь ВИНЗОРУ и его жителям нужно было вкусить плоды этой беспечности его правителей. Так бывает со всеми, кто ставит себя над всеми, создавая для себя иллюзию своего высшего предназначения, превосходства над всеми.
  Жизнь в ВИНЗОРЕ текла, спокойная и беспечная, решались только вопросы, без которых нет жизни, бытовые. Но тучи сгущались, песчинки песчаных часов сыпались в нижний сосуд, срок вторжения приближался.
  Полководец-наёмник не только знал местность и обстановку в ВИНЗОРЕ, он знал и места расположения гарнизонов, их численность, состав, передвижения воинских частей. Гильдия снабжала его этими данными постоянно. Купцы поставляли всё необходимое, имели доступ везде. Они не были лазутчиками, но всё, что видели и знали, сообщали главам представительств гильдии, а те эти сведения передавали дальше. У полководца-наёмника была подробная карта ВИНЗОРА с нанесенными на неё дорогами, городами, поселениями, портами, местами расположения гарнизоном и рельефом местности. Это облегчало его задачу по составлению плана вторжения. Пока его воины-наёмники муштровали доставшихся им воинов, он разрабатывал план. В этом деле ему никто не мешал. Представители правителей государств участвующих в походе, были заняты вопросами, как обмануть других при дележе добычи и не дать обмануть себя. Планы ведения военных действий их не интересовали, времени на их рассмотрение они не имели. Купеческая гильдия в это тоже не вмешивалась, купцы себя воинами не считали, свои способности полководцев оценивали реально. Да и задачи перед собой гильдия ставила другие. Вопрос победа или смерть, перед гильдией не стоял. Как уже говорилось, она выигрывала во всех случаях, не зависимо от того, кто победит, а кто проиграет. Предоставленный сам себе полководец-наёмник составил план вторжения и продвижения по территории ВИНЗОРА. Далеко в будущее он не заглядывал.
  План предусматривал вторжение и движение к городам для их осады. Дальнейшее можно было рассматривать позже, решив эти первичные задачи в зависимости от результатов осады намеченных городов. По времени план этих первичных боевых действий был рассчитан на две декады. Глава совета гильдии с таким подходом согласился. Ему не нужна была долгая изнурительная война, это было гильдии не выгодно. Во-первых, замирала торговля, падал спрос на бытовые товары и украшения. Во-вторых, падала покупательная способность. Этот счёт минусов можно продолжать до бесконечности. Гильдии нужна была быстрая война, ослабляющая все воюющие стороны, ослабляющая государства и власть правителей. Тогда опутав их долгами от займов, купеческая гильдия приобретала власть над обеими воюющими сторонами, могла диктовать свои условия, свои цены, устанавливать самой себе налоги. К этому и стремилась, не жалея средств.
  План вторжения, разработанный полководцем-наёмником, состоял из двух этапов. К этому времени собранная для вторжения армия насчитывала более девятисот тысяч человек. Расходный материал особо тщательно не считали. Её разделили на две части. Первая часть насчитывала около четырёхсот тысяч человек, командовать ею полководец-наёмник поставил своего помощника, одного из тысячников, придав ему три тысячи воинов-наёмников. Задача этой части армии была атака ВИНЗОРА с запада через имеющиеся там порты. Этой части армии предстоял долгий путь через море. Она и тронулась в путь первой. Вторая часть армии, численностью более пятисот тысяч человек, под командованием самого полководца-наёмника с оставшимися семью тысячами воинов-наёмников должна была атаковать ВИНЗОР с юга. Её путь к намеченной цели был короче. Кратчайшим путём она переправлялась к восточным берегам ВИНЗОРА, а затем вдоль скалистых, безлюдных берегов плыла к южной бухте, на берегах которой разместилась столица ВИНЗОРА, с дворцом Владыки. Разница между временем вторжения первой части армии и второй была в декаду. Этот хитрый план заставлял Владыку и давал ему возможность, перебросить большую часть своих войск на запад, оголив юг страны, куда должна была ударить вторая часть армии.
  План был безупречен. Купцы хорошо знали все морские пути, знали и самое лучшее время для плавания по водным просторам. Именно они и подсказали сроки выхода судов из портов. Но возникла проблема. Всех собранных судов для переброски такого количества людей не хватало, даже с учётом того, что были привлечены лодки рыбаков, с трудом могущие пройти нужное расстояние по бесконечной водной глади. Пришлось купеческой гильдии предоставить для переправы и свои суда. Купеческая гильдия своё участие в организации вторжения в ВИНЗОР афишировать не хотела. Это ей было не к чему. Выход нашли. Были подготовлены сотни свидетелей, которые могли заявить, что суда купцов были захвачены и под угрозой смерти их экипажи вынуждены были принять участие в перевозке войск вторжения. Глава гильдии приказал за два дня до начала вторжения в западный округ донести сведения об этом до стратега западного округа, понятно было, что он сам ничего решать не будет, а переправит известие Владыке ВИНЗОРА и будет ждать его приказов. Эта бюрократия была на руку армии вторжения. Любое решение Владыки просто запоздало бы. Нужные для этой цели люди в окружении стратега и при дворе Владыки имелись. Получение этого известия заставило бы Владыку начать переброску войск в западный округ ВИНЗОРА. Перебросить войска он мог только с центрального и южного округов, гарнизон северного округа Владыка трогать не мог. Там границы ВИНЗОРА граничили с остальными государствами их материка. Никакой правитель верить соседям не может и не имеет права, если он не выжил из ума. Владыка ВИНЗОРА поводов о себе думать так не давал. Взвесив всё, о своём решении предупредить ВИНЗОР о нападении на его западный округ, глава купеческой гильдии в известность полководца-наёмника не поставил. По существу, тот тоже был расходным материалом в достижении купеческой гильдией своих целей.
  Назначенный день выступления армии нашествия наступил. Первая часть армии начала погрузку на суда. Вторжение началось. Спокойная водная гладь хлопот во время плаванья не представляло, но, не смотря на это благоволение, проблемы возникали. Одних укачивало, другие, увидев бескрайние просторы воды, впадали в депрессию, третьи, начинали буйствовать. С теми, кто буйствовал, поступали просто, удар меча успокаивал их навсегда, а вода принимала тела. Остальным предоставляли самим преодолевать свои слабости. Так и плыли к намеченной цели.
  Вторая часть армии в путь отправилась позже, как и намечалось. Ей тоже достались проблемы, но её путь до восточного побережья был короче и проблем, ей досталось меньше.
  Достигнув восточного побережья ВИНЗОРА, корабли дальше плыли вдоль берега. Это переносилось спокойней. Вид земли побережья успокаивал. По плану вторжения к входу в бухту на южной оконечности ВИНЗОРА они должны были прибыть к ночи. Ночью войти в бухту и с рассветом атаковать побережье. Поэтому плыли не спеша, особо не изнуряя гребцов. Вдоль скалистого берега, подходы к которому усеяны рифами и подводными скалами, на парусах идти было очень опасно, вот и шли на вёслах, строго выдерживая график движения. Обнаружить себя раньше намеченного времени, значило потерять фактор внезапного нападения. Это не было бы катастрофой, но могло осложнить высадку. План полководца-наёмника учитывал все возможные плюсы и минусы, при выборе времени вторжения. В этих местах дозоров не было. ВИНЗОР морского флота не имел. Десяток судов береговой охраны контролировали только вход в бухту и воды около этого входа в течение светового дня, на ночь они швартовались, заграждая вход в бухту. Этих предосторожностей всегда хватало. Вторгавшиеся банды грабителей нападали днём, ночью никто не плавал, считалось это опасным и не целесообразным. Этой доктрины придерживались с давших времён. Вот и двигались, придерживаясь расчётов. Пока всё было нормально, их кораблей никто не обнаружил, тревоги не поднял. Так думал полководец-наёмник, вглядываясь в проплывающий мимо берег. Но иногда, даже самый гениальный план губит случайность. В этом случае она имела и имя...
  ... Запыленный гонец от стратега западного округа влетел в ворота дворца Владыки. На этом скорость движения срочного донесения застопорилась. Оно начало путь по чиновникам и разным служителям двора Владыки. Каждый читал его, делал задумчивый вид и отсылал дальше. К вечеру донесение вручили Владыке. Он прочёл его:
  
   Секретно. Срочно.
   Владыке ВИНЗОРА от стратега западного округа
  Сегодня в полдень рыбаки доставили в порт купца, его на утлой лодке с двумя матросами они подобрали в море. Он сообщил мне, что его судно и судна многих купцов захвачены варварами, которые намерены, высадится на западном побережье ВИНЗОРА. По его прикидкам армия варваров насчитывает до пятисот тысяч воинов с материков левого полушария. Команды захваченных судов под угрозой варваров вынуждены везти их. Для острастки некоторых купцов и матросов казнили. Этот купец и оба матроса тоже были обречены на смерть, варвары их просто выбросили за борт. Казнь купца и матросов, захватившие судно варвары, произвели вечером, в сумерках, благодаря этому выброшенные сумели спастись, зацепившись за лодку, которую тащило судно сзади. Варвары этого не заметили. Ночью им удалось отвязать лодку. Ориентируясь по звёздам, они плыли без остановок всю ночь и утро, пока не встретили рыбаков. Экипажи захваченных варварами купеческих судов всячески тормозят их движение, ночью варвары не плывут, используя для движения только световой день. По моим расчётам послезавтра они будут у наших берегов. Глава купеческой гильдии округа поручился за этого купца. Поэтому его сообщение считаю истинным.
  Гарнизон располагает 140 тысячами воинов, манипулой "ролов", 30 большими камнемётами и 57 малыми. Этих сил для отражения идущей армии варваров не достаточно. Прошу Вас срочно выслать подкрепление иначе долго мы не продержимся. Гонца высылаю немедленно, утром он будет у Вас. Прошу Вас как можно быстрее принять решение о присылке подкрепления.
   Преданный Ваш слуга стратег западного округа ВИНЗОРА.
  
  Был уже вечер. Владыка не стал терять времени, выясняя долгий путь срочного послания. Знал, что крайнего не найти. Он отдал приказ поднять по тревоге все войска центрального округа, и немедленно отправить их на помощь гарнизону западного округа. По численности это было 120 тысяч воинов и манипула "ролов". Они выступили в ночь. Успеют ли вовремя? Об этом лучше было не думать. Ещё один гонец ускакал в гарнизон восточного округа. Он вёз приказ стратегу округа отправить 70 тысяч воинов в помощь гарнизону западного округа. Это дополнительное подкрепление могло добраться до места назначения только через 6-7 суток. После отправки этих воинов в восточном гарнизоне оставалось 10 тысяч воинов и манипула "ролов". В послании Владыке разрешения опальному сыну покинуть пределы восточного гарнизона не было. Он вынужден был остаться, хотя рвался выехать к месту сражения. Это было всё, что мог предпринять Владыка для отражения нашествия варваров. Впервые за всю долгую историю они шли такими большими силами. Теперь приходилось рассчитывать на мудрость своих полководцев, стойкость воинов и конечно удачу. Отправить подкрепление из южного гарнизона он не мог. Хотя когорта южного гарнизона была самой большой по численности, имела 170 тысяч воинов, манипулу "ролов" и 60 тысячный гарнизон дворцовой стражи, в число которых входила манипула личной охраны Владыки. Не тронул южный гарнизон Владыка по той простой причине, что получившая отпор на западе вражеская армия могла спуститься к югу и атаковать здесь, других мест высадиться на побережье не было. Сделано было всё возможное, дворец замер ожидая известий с западного округа. Тревога пока не распространилась за его стены, всё свято верили в силу своей армии, были уверенны, что варвары вскоре будут разбиты. Счастлив тот, кто верует в то, что сам придумал и сообщил всем ...
  По сложившейся стратегии когорта и "ролы" гарнизона центрального округа были подвижным резервом, который при необходимости мог быть переброшен в помощь гарнизонам северного, западного и южного округов. Гарнизон восточного округа считался захолустным, туда отправляли воинов, которым оставалось дослужить два-три года до увольнения. Государство ВИНЗОР было самым сильным и мощным государством своего материка. Набеги на его территорию случались не очень часто. За прошедшую сотню лет, было всего десяток крупных набегов. Именно тогда когорту и "ролов" гарнизона центрального округа, перебрасывали в западный и южный округа. В основном там справлялись своими силами. Сейчас навалилось всё сразу. Государства, имевшие с ВИНЗОРОМ границы на севере и северо-западе, стягивали к ним свои войска, заверяли, что это просто передислокация. Но кто такому поверит? Вот и не верили, привели гарнизон северного округа в боевую готовность. А здесь новая напасть, вторжение на западное побережье. Мало того, так ещё и численность вторгающейся армии была огромной, такого ещё не было. Но беда не приходит одна. Во дворец Владыки постоянно прибывали гонцы от стратега западного гарнизона, от стратега центрального гарнизона, от стратега восточного гарнизона, они докладывали о положении дел, принимаемых мерах, продвижении. Всегда главным было создать суету и вовремя слать донесения, это показывало деятельность и напоминало о собственном наличии. Днями и ночами прибывали гонцы, совет Владыки заседал круглосуточно, военные советники наносили на карту продвижение подкреплений, результаты наблюдения за морем, полученные западным стратегом от рыбаков, которые стали лазутчиками и наблюдателями. Вражескую армаду уже нашли, сведения купца подтвердились, около тысячи разного размера судов следовали к западному берегу. Все они были загружены варварами. Это не было похоже на набег, это было явным вторжением. Владыка нервничал. Неопределённость давила. Наконец прибыло радостное сообщение. Когорта и "ролы" гарнизона центрального округа прибыли на место и начали занимать позиции, для отражения врага. Следующий гонец привёз не менее хорошую весть, воины восточного гарнизона через двое суток должны были прибыть на место назначения. На этом хорошие вести иссякли. В донесении стратега западного округа сообщалось, что вражеская армада приблизилась к берегу и готовиться к высадке. Этот же гонец привёз весть о том, что в гарнизоне началась эпидемия болезни. Многие воины и жители городов начали болеть животами. Положение складывалось безвыходное. С воинами, не выходившими из кустов, много не навоюешь. Скрепя сердце, Владыка вынужден был сделать вид, что поверил словам северных соседей. Оставив там 60 тысяч воинов, 40 тысяч и манипулу "ролов" он приказал перебросить в западный округ. Тайная надежда была на "ролов", эпидемия обходила их стороной, а 75 тысяч "ролов" были приличной силой. Иллюзорная надежда на чудо, если учесть соотношение сил. И вновь ожидание...
  Оно не затянулось. Армия варваров начала высадку на побережье. Завязались бои, пылали порты, поселения, начались осады городов. В этом потоке плохих вестей промелькнула и одна радостная. Посланные подкрепления с восточного и северного гарнизонов прибыли на место назначения и вступили в бои. Для варваров три манипулы "ролов" стали кошмаром. Закованные в металлические доспехи воины были не уязвимы для стрел, копий и мечей. Они быстро овладели инициативой и начали крушить армию вторжения. Но армия варваров посылала против них свежие подкрепления, а три тысячи воинов-наёмников особо не церемонясь, мечами и стрелами убедили струсивших, что лучше попытаться счастья в бою. Ибо тех, кто повернул вспять, смерть встретит точно. Все это осознали и навалились на "ролов". Армия вторжения пока давила своей массой, но былой прыти проявить не могла и начала тормозить своё продвижение. До победы над ней было ещё далеко, но и этот небольшой успех радовал, вселял надежду. Взоры Владыки и всех его советников были прикованы к западному побережью, где шли бои. Так прошла почти декада, когда в наступивших сумерках в ворота замка въехал гонец, одет он был в доспехи "рола"...
  
  Глава третья. Кузнец победы.
  
  Сейчас настала пора рассказать о случайности сгубившей план полководца-наёмника, внезапного нападения на южное побережье сердце государства ВИНЗОР. Как уже упоминалось, эта случайность имела и имя, её звали ОРАТ. Опальный бывший наследник престола Владык ВИНЗОРА, главный легат когорты "ролов". Но начнём рассказ по порядку, для этого придётся вернуться немного назад. Каждое событие имеет свои предпосылки, не рассказать о них, будет неправильно и так...
  Отправленный своим отцом, разгневанным его своеволием, не желанием вступить в династический брак, Владыкой ВИНЗОРА в восточный округ, в ссылку, ОРАТ особо не страдал. Отстранение от престола? Никак не повлияло на него. Рядом была любимая, манипулу "ролов" тоже никто не забирал, остальное было обычной жизненной рутиной. А так жизнь продолжалась! Она вполне устраивала его.
  Начал он с манипулы "ролов" в жизнь восточного гарнизона не вмешивался, ибо и родовое поместье, где он обосновался, и лагерь манипулы "ролов" были в десяти лье от города, где квартировал стратег округа и основная часть воинов гарнизона округа. Так и жили не пересекаясь. Появление главного легата когорты "ролы" восприняли восторженно. Вначале. Скоро эта радость сменилась усталой обречённостью. Жаловаться на свою жизнь "ролы" не умели, они принимали всё, как должное. А их жизнь теперь стала не лёгкой. Целый день занятия и тренировки, покоя не было и ночами. Частые тревоги, ночные марши, делали жизнь "ролов" не сладкой. Рождения сына в семье ОРАТА ничего не изменило, он продолжал начатое дело, не делал скидок ни себе, ни "ролам". За прошедшие годы "ролы" с этим смирились, они мечтали только об одном. Это была странная мечта. Они мечтали, что их бросят в бой с врагом..., тогда они в бою и отдохнут. По своей наивности "ролы" думали, что большей нагрузки, чем имеют они, быть не может. Но главный легат доказал им ошибочность этих мыслей. Он ввёл патрулирование побережья округа. Скалистые обрывистые берега, прибрежные рифы и подводные скалы всегда считались непреодолимым препятствием для высадки на берег в этих местах. ОРАТ с этим не спорил, но день и ночь, сменяющиеся разъезды патрулировали берег, осматривая водную гладь до горизонта, где эта гладь сливалась с небом. Человек умеет приспосабливаться. Все "ролы" тоже были людьми, просто им достался неугомонный командир и тяжёлая служба. Они и приспособились, теперь назначение в дозор воспринимали как отпуск, возможность отдохнуть. Назначения в дозоры принимали с радостью.
  Лагерь "ролов" располагался на окраине поселения образованного "ролами". В нём жили их семьи. Жили они, как и служили. Дом "высокородного" окружали дома его команды, мечников, лучников, копейщиков, оруженосцев. Отслужив свой срок или получив перевод в другую манипулу, они так и переезжали командами-семьями в полученное или имеющееся имение, или в городок другой манипулы в освобождающиеся дома. Так сложилось и эта традиция, никогда не нарушалась. Как правило, имения отставных "ролов" находились в округе, где стояла их манипула. Уйдя со службы, "ролы" нудились обычной жизнью и пока были силы, здоровье они приезжали в свои манипулы всей своей стареющей командой, для них это было отдушиной, возможностью снова почувствовать себя "ролами". ОРАТ вдохнул в эти посещения новую жизнь. Он создал дружину отставных "ролов", теперь те приезжали на два месяца каждые полгода, жили в казармах, сражались с "ролами" манипулы. Это вдохнуло жизнь в отставников, главный легат когорты получил в восточном округе дружину в 125 тысяч пусть и уже немолодых людей, но опытных воинов. Часто опыт позволяет победить молодость и силу. Это знает любой воин. Нововведение подтягивало и заставляло служивших "ролов" работать изо всех сил. Ведь в дружине были их отцы и деды, опозориться перед ними? Это было не допустимо! Вот все и старались.
  Но главный легат на этом не останавливался, он думал и о будущем. Занимаясь с подрастающим сыном, придумал ещё одну новинку. Как уже говорилось, большинство "ролов" происходили из династий. Из поколения в поколение они служили в составе когорты. Обычно мальчики и девочки из семей "ролов" не зависимо от того, чьи они дети "высокородных" или членов их команд, с 7 до 14 лет учились вместе. Затем девочки учились вести хозяйство, помогали матерям, а мальчики до 17 лет учились в воинских школах, жили в казармах. По исполнении 17 лет сыновья "высокородных" два года служили в малых манипулах кандидатов в "ролы", а сыновья мечников, лучников, копейщиков, оруженосцев этот же срок учились в школах по профилю. Затем все сдавали экзамен совету манипулы "ролов". Если сдавали успешно? То тогда и формировали новый рой для манипулы "ролов". В этот процесс ОРАТ вмешался, внеся изменения, пока на начальной стадии.
  С 7 до 14 лет до полудня мальчики и девочки учились вместе, а после полудня, девочки отправлялись по домам, а мальчики в казарму. После обеда они учились воинским дисциплинам. Ночевали в казарме, домой отпускались на три дня после каждых 15 декад занятий. Очевидно у главного легата когорты "ролов" были и другие нововведения, но пока он их не вводил, вот это и радовало всех. И детей, и взрослых обоего пола. Так продолжалось до тех пор, пока сын ОРАТА АРЕТ не пошёл в школу и не начал жить в казарме. Ибо тогда изменением жизни "ролов" занялась ЗАРИКА. Правда, её введения приняли с радостью члены семей "ролов" женского пола.
  В ВИНЗОРЕ жили люди, они болели, растили детей, пахали землю, выращивали овощи, злаки, фрукты, разводили скот. Условия жизни в разных округах были разными, как и природные условия, а кроме этого и природа, и эпидемии испытывали людей на прочность и выживаемость. Восточный округ был не самым благодатным местом, поэтому и был заселён не очень плотно. Основная масса его населения занимала южные земли, но и там от поселения до поселения или городов было не один десяток лье, иногда путь из одного в другое место занимал до 10-12 часов верховой езды. Так было всегда, но постепенно ситуация начала меняться. Знания, приобретённые ЗАРИКОЙ из записей многолетних наблюдений за природой, открывали большие возможности. Она их использовала. Её советы земледельцам и скотоводам вначале просто почтительно выслушивали. Во-первых, как лекарь она уже пользовалась большой известностью. В искусстве лечения, да искусстве, ей не было равных в среде лекарей округа. Лекари считали за счастье, получить её консультацию или совет. Молва разносилась быстро и больные, взрослые и с детьми, толпами осаждали родовое поместье АРИТОВ, здесь была их последняя надежда. Во-вторых, она была женой главного легата "ролов", которого чтили все "ролы" служащие и отставные, в этих местах они были в авторитете и силе. Но выслушать, это не значило последовать её советам. Часто сложившиеся обстоятельства ломают стереотипы, делая из обычных людей пророков и оракулов. Вначале по ВИНЗОРУ прокатилась эпидемия поражавшая скот. Те, кто последовал советам ЗАРИКИ, пострадал меньше, чем другие. Затем пришла засуха, предсказанная ей. А сломила недоверие разразившаяся эпидемия "чёрной болезни". Тогда карантин, лечение заболевших людей, соблюдение указаний ЗАРИКИ взяли на себя "ролы". Они жестоко наказывали нарушителей, не стеснялись и казнить. Когда все эти напасти прошли, оказалось, что восточный округ в отличие от всех остальных, от этой эпидемии пострадал меньше всех. Это и изменило всё. Теперь все главы поселений два раза в год посещали родовое поместье АРИТОВ, они привозили свои дары, всё, что выращивали, а уезжали с записью сроков посевов, сборов урожая, выгонов скота на пастбища, с указанием мест и трав. Всё это давало свои результаты. Обильные урожаи, тучные стада, способствовали росту благосостояния жителей поселений. Заранее предупреждённые о засухах, обильных дождях, разных других неприятных подарков природы и жизни, люди обретали спокойствие и благополучие. Вскоре это стало очень заметно, в округе появились переселенцы. Забытый, заброшенный округ превратился в процветающий округ ВИНЗОРА. Этих забот ЗАРИКЕ показалось мало. Лишившись сына, который теперь учился в школе и жил в казарме, ЗАРИКА придумала новшество. Теперь девочки после обеда до вечера продолжали учиться, они постигали основы лечения болезней, их определения, изготовление снадобий для лечения. Но и на этом она не остановилась. При манипуле "ролов" был штатный лекарь с тремя помощниками и четырьмя учениками. Работы у них было много. Как уже говорилось, "ролы" учебным затупленным оружием при проведении занятий не пользовались. Колотые, резаные, раны, вывихи, ушибы, растяжения, переломы, получали обильно. Лекарь и его помощники трудились с рассвета до заката. Плюс к этому им приходилось лечить и жителей городка "ролов". Понятно, справиться с этим всем было очень сложно, они и не справлялись. Больным и раненым приходилось ждать помощи по несколько дней. ЗАРИКА из молодых женщин создала лекарский подиум. Теперь три десятка женщин под ее руководством учились оказывать первую помощь раненым, ухаживали за ранеными и больными. Занятиям они отдавались полностью, целиком. Этим ЗАРИКА и занималась, её ученицы присутствовали на тренировках и учениях "ролов", они сразу оказывали первую помощь пострадавшим. Это пришлось всем по вкусу, так получалось, что при уходе раны затягивались быстрее, ушибы, растяжения и переломы тоже не отставали, воины быстрее возвращались в строй.
  Вот такую спокойную, размеренную жизнь нарушило известие о вторжении на западные земли армии варваров. Добавил тревог и приказ владыки отправить практически весь гарнизон на помощь западному гарнизону. Тогда ОРАТ направил просьбу Владыки разрешить ему убыть в западный гарнизон. Но ответа так и не получил. Придворные опального бывшего наследника, не жаловали, могли просто не передать Владыке его просьбу. Осталось только смириться. Но государству, его жителям грозила опасность, ОРАТ был АРИТОМ по воспитанию и заботу о государстве впитал с молоком матери. Поэтому свои меры он принял. Кроме высылки дозоров, он дал команду созданной им дружине отставных "ролов" собраться и быть в боевой готовности. Теперь кроме манипулы "ролов" численностью в 25 тысяч человек, под его началом находилась дружина отставных "ролов" численностью в 150 тысяч человек. Полные доспехи из кованного метала, глухие шлемы скрывали седые бороды и морщинистые лица, а держаться в седле старые "ролы" умели хорошо, возраст им был не помехой. Богатый опыт ведения боя уравнивал их с молодыми "ролами". Это было неоспоримым фактом.
  Рассказав обо всём этом, можно продолжить рассказ о случайности разрушившей безупречный план нападения на столицу ВИНЗОРА и дворец Владыки, который разработал и начал осуществлять полководец-наёмник, действуя по плану. Увы, он не знал и не предполагал о ждущих его план сюрпризах.
  Дозоры "ролов" обнаружили флот вторжения, едва он появился в районе восточного побережья. Поднятые по тревоге "ролы" манипулы и дружины, следовали за ним вдоль всего побережья, ведя скрытное наблюдение за его перемещением. Когда исчезли последние сомнения, куда направляется эта армада, ОРАТ послал гонца во дворец Владыки. Гонец прибыл во дворец вечером. Там царила неразбериха. Все ожидали гонцов с западного побережья, где шли упорные бои. Их принимали и выслушивали в первую очередь. Имения и земли многих из придворных находились в западном округе. Все их мысли были только об одном, захватят ли варвары их поместья и земли или пронесёт? Они пытались влиять на Владыку, требуя его не допустить варваров именно к их владеньям, причём каждый проявлял заботу только о своей собственности. Крутой нрав Владыки отпугивал их лично вмешаться в происходящие там бои, давать самим указания стратегам оборонять только их земли, не считаясь ни с какими потерями. Один из отчаявшихся царедворцев решил не обращать внимания на возможность вызвать гнев Владыки, он лично отдал приказ стратегу перебросить войска в свои земли и оборонять только их. Владыка об этом узнал и меч легата манипулы его личной охраны отсёк голову самоуправцу прямо в тронном зале во время заседания совета. Больше желающих повторить деяния казнённого сановника не нашлось. Все жаловались, скулили, но только про себя. Прибывшего гонца, "рола" из восточной манипулы долго отсылали друг к другу, в конце концов, ему приказали не путаться под ногами и исчезнуть, так и не выслушав его.
  Была уже глубокая ночь, когда гонец оказался за воротами дворца. Куда было идти гонцу, "ролу"? Понятно, в манипулу "ролов", он имел приказ главного легата "ролов" и выполнить его был обязан любой ценой. Даже ценой своей жизни. Городок и казармы манипулы "ролов" находились в двух часах езды от дворца Владыки, за пределами города. Уже упоминалось, что "ролы" держались обособленно и от дворца Владыки, и от остальных частей гарнизона. Уставший измученный отар и его всадник с трудом из последних сил преодолели расстояния до городка "ролов" за три часа. Здесь гонца, несшего штандарт главного легата "ролов" приняли иначе, чем во дворце. Старший легат манипулы принял его через пять минут, за это время его разбудили, и он успел одеться по полной форме. Эта небольшая передышка позволила гонцу напиться воды и немного прийти в себя. Старший легат выслушал его и сделал всё, что мог. Поднял по тревоге манипулу и дал гонцу нового отара, из стойла манипулы. Через пять часов гонец стоял перед ОРАТОМ и докладывал ему. ОРАТ со старшим легатом восточной манипулы и легатами дружины стоял на возвышенности входа в бухту и смотрел на разворачивавшиеся там события.
  Наступал рассвет, розовел восход, ночной сумрак уже отступил. На голубом небосводе исчезли яркие южные звёзды. Рождался новый день. Увы, для ВИНЗОРА это будет не радостный день. С рассветом десяток небольших судов осторожно вошли в горло прохода в бухту. Служба на стоявших поперёк бухты кораблях береговой охраны ВИНЗОРА неслась плохо. Вошедшие суда приблизились к кораблям заграждения, гибкие тени по верёвкам, свисавшим с бортов кораблей, взлетели на их палубы. Нерадивые часовые и спящие команды были вырезаны без звука. Затем корабли заграждения растащили в стороны и в бухту начали входить суда армады. Они буквально запрудили всю бухту. ОРАТ насчитал 1087 судов разных размеров. Около сотни судов самых крупных и наверно довольно быстроходных, расположились в горле входа в бухту, установив перед собой заграждение из судов береговой охраны ВИНЗОРА, на которых до этого вырезали экипажи. Зачем они так стали? Этого ОРАТ понять не смог. С этих судов лодки перевезли на широкое плато около полутора тысяч воинов, их экипировка значительно отличалась от экипировки воинов захвативших суда береговой охраны ВИНЗОРА. Они имели металлические нагрудники и шлемы, щиты, мечи и копья. По внешнему виду и повадкам они походили на бывалых воинов. Высадившись на плато, они тоже наблюдали за действиями экипажей, скопившихся в бухте судов. В этот момент к ОРАТУ подбежал вернувшийся гонец. ОРАТ слушал его, продолжая наблюдать за судами в бухте, именно в этот момент они и начали высадку армии вторжения. Как муравьи её воины разбегались по территории порта, домам, стоящим перед городской стеной и открытым для захвата, часть высаживающихся воинов устремились к городским воротам. Благо они были ещё закрыты. ОРАТ с легатами рассматривал доспехи и оружие захватчиков. Они были далеко, но подзорные трубы позволяли рассмотреть всё подробно. Это были варвары. Практически не имевшие доспехов и шлемов, но было их не менее 500 тысяч. День предстоял жаркий и не только от палящих лучей южного солнца.
  Бухта представляла собой большую ложбину, окаймлённую скалистыми берегами. Только её южная часть, примыкающая к землям материка, полого поднималась вверх, переходя в степь с плодородной землёй. Именно здесь расположился порт, с причалами, складами, ремонтными верфями, дальше раскинулись небольшие домики, ремесленников, портовых рабочих, рыбаков они тянулись и занимали всё пространство до самой городской стены. Стена была высотой 8-10 метров, имела трое ворот, поднималась по ложбине вверх до самого начала плоской степи, постепенно закругляясь, своими концами эта стена упиралась во вторую стену высотой 18 метров. Там где первая городская стена переходила во вторую, с обеих сторон в первой стене были широкие ворота, через которые возы с товарами земледельцев, скотоводов, рыбаков, ремесленников попадали в город. Они торговали прямо с возов, оптом и в розницу.
  Обычно торги проходили в конце каждой декады и длились 2 дня. Происходило это перед этой второй стеной, где была полоса свободного пространства шириной около полутора тысяч шагов. Здесь издавна и проходили ярмарки и базары. Торги заканчивались каждый день после полудня, а затем это место освобождалось. Это был второй рубеж обороны города, считался он самым важным так, как за этой стеной располагались дома купцов, знати, местной элиты и храм Бога моря. Открытая местность перед стеной должна была дать возможность оборонявшим второй рубеж видеть все действия возможного врага и отбивать его атаки. Так было задумано теми, кто отвечал за оборону города, так всё и соблюдалось многие годы, ибо этот рубеж обороны по изложенным причинам был более важным, чем первая стена, защищавшая лачуги ремесленников и городской бедноты. Кого этим можно удивить? Жизнь имеющих деньги и власть всегда была дороже жизни простых людей, хотя это именно они должны были сдерживать врага, не подпуская его к этой второй стене. Ведь она опоясывала все здания и дома местной знати, служила защитой их имущества и жизни. Но была ещё одна очень важная деталь, одной стороной эта стена примыкала к 23 метровой стене опоясывавшей дворец Владыки ВИНЗОРА, который сам по себе был городом-крепостью. Оно и понятно! Здесь жил Владыка государства, его приближённые и их домочадцы. Если смотреть сверху, с самой высокой башни дворца Владыки, то город состоял из большого эллипса, в южную часть которого был вложен второй эллипс поменьше, а уже в него был вложен ещё меньший эллипс. Сердце великого и могучего государства. Которое нужно было беречь, как зеницу ока. Соответственно за первой стеной располагались казармы, где жили 30 тысяч воинов из когорты южного гарнизона. За второй стеной в казармах находилось 50 тысяч воинов. Остальные воины южного гарнизона были разбросаны по полусотне городов южного округа. На 60 тысяч воинов стражи дворца, воины обороняющие город рассчитывать не могли, у тех была своя конкретная задача. Оборонять дворец, пока не эвакуируют Владыку его семью и остальных сановников с их семьями. Выполнимо ли это? Никто не знал. За всю историю ВИНЗОРА это не было проделано ни разу. Но в крепостной стене дворца, в её тыловой части были большие ворота, выходившие в заросли фруктовых деревьев, ухоженные сады раскинулись на много миль, окружив верхнюю часть города, расположенную на землях ровного плодородного плата. Когда-то здесь была унылая степь, но человек обратил эту плодородную землю в сады и поля.
  В случае нападения врагов на город резервом его защитников были манипула "ролов" и два, двадцати тысячных гарнизона ближайших городов. За всю историю существования ВИНЗОРА использовать всё это никогда не потребовалось. Нападения были не редкостью, но число нападавших никогда не превышало 20-30 тысяч и эти нападения успешно отбивались имеющимися в наличии силами. Но в этот раз, даже эти продуманные меры защиты не могли спасти город и его обитателей. Всех, без исключения, ждали смерть, в лучшем случае плен. Армия нападавших даже превосходила численность всех обитателей города, включая женщин, детей, стариков, калек, нищих и обитателей дворца Владыки. Спасти город было невозможно, так мог решить любой человек видевший высаживающуюся армию. Но город спал и эту высаживающуюся армию видели только ОРАТ да старшие легаты манипул. Остальные "ролы" укрылись в садах окружавших город. Затаившись среди зелёных, увешанных разными плодами деревьев, они спокойно ждали команд своих командиров. Никогда "ролы" не интересовались численностью своих противников, в бою для "рола" было только два пути, или победить, или погибнуть. Других возможностей выхода из боя они не знали. Никогда!
  Старший легат южной манипулы предстал пред главным легатом с докладом о прибытии. Его манипула тоже уже укрылась в садах. Подходя для доклада, его лицо только на мгновение выразило удивление. Возле главного легата стояло слишком много старших легатов, от обычных "ролов" их отличали позолочённые шлемы с султанами перьев. Старший легат каждой манипулы имел свой цвет перьев. Но снятые шлемы, стоявших рядом с главным легатом старших легатов, имели цвета разных, а часто одних и тег же манипул, даже на одном из шлемов были перья такого же цвета, как и у него. Только увидев морщинистые лица, седые бороды он всё понял. Старший легат сам был не молод и этих людей знал, под командой некоторых даже служил. Это были отставные старшие легаты прошлых лет. Что они делали здесь, в полном вооружении? Понять не мог, но доложив главному легату о прибытии своей манипулы, он снял свой шлем и уважительно поклонился стоявшим старикам.
  ОРАТ оторвался от подзорной трубы. Портовые пристройки уже пылали, нападавшие атаковали первую городскую стену. Было ясно, что долго её застигнутые врасплох защитники не продержаться. Крики нападавших уже разбудили горожан. Паника распространялась быстро. Сонные люди растерянно метались по нижнему городу, ничего не понимая, не зная, что делать. Эти крики разбудили верхний город, за второй стеной и дворец Владыки. Воины занимали свои места на стенах, к ним присоединялись любопытные горожане и обитатели дворца Владыки.
  Вскоре первая стена пала и волны напавших варваров, обрушились на нижний город. Запылали дома и там. Дым пожарищ накрыл нижний город, порт, заполняя ложбину бухты и саму бухту. Скрывая всё происходящее там от глаз наблюдавших людей верхнего города и дворца, усеявших крепостные стены. Сквозь него прорывались языки пламени и сливавшиеся в гул крики людей.
  ОРАТ отдал приказы старшим легатам и вместе с ними скрылся среди фруктовых деревьев обширных садов...
  ... Владыка стоял на крепостной стене дворца и с удивлением следил за густым потоком врагов, заливавшим нижний город. Сказать, что он был растерян? Это значило ничего не сказать. Он был поражён. Стоял, застыв, храня молчание. Вокруг него кипели страсти. Напуганные придворные и советники, перебивая друг друга, кричали, спорили. Суть их споров не доходил до него. Он пытался найти какое-то решение, но ничего путного в голову не приходило. Разум отказывался признать то, что видели глаза. Десяток верховых "ролов", вынырнувших из-за густых зарослей фруктовых деревьев не привлекли к себе внимания никого из людей, стоявших на стенах. Оставленные без внимания, "ролы", подъехали к воротам, находившимся в месте соединения крепостной стены нижнего города и крепостной стены верхнего города, и вступили в переговоры со стражей ворот. Наверно сумели убедить её так, как вскоре большие ворота широко распахнулись, а тогда из садов в них хлынул поток закованных в доспехи "ролов". Их доспехи тускло блестели в лучах взошедшего солнца. Это привлекло внимание людей на стенах. Все поняли, что подошла манипула "ролов". Это вызвало бурю радости. Никто не задумался над тем, как "ролы" смогли так быстро оказаться здесь? Главное было то, что они здесь! Это давало надежду на спасение и все ликовали. Колона "ролов" вливалась в ворота, продвигаясь по полосе отчуждения в направлении противоположных ворот. Вот показалась тяжёлая кавалерия, "высокородные" обычно замыкали строй манипулы, но сейчас за ними появился штандарт манипулы центрального округа и её колона "ролов". Первыми озадаченно замолчали военные. Этой манипулы "ролов" здесь быть не могло! Она сражалась в землях западного округа. Дальше прошли две манипулы со штандартами восточного округа! Затем шла колона под штандартом когорты "ролов", но это было понятно, главный легат "ролов" находился в восточном округе. И снова начались загадки. Прошли манипулы со штандартами центрального и южного округов, за ними шли ещё две манипулы со штандартами восточного округа. На этом бесконечный поток "ролов" закончился. Перед второй крепостной стеной, отделявшей верхний город от нижнего города и порта, строились боевым порядком восемь манипул "ролов"! Осознав это, замолчали все стоявшие на стенах. Три манипулы "ролов" находились далеко от этих мест. Когорта "ролов" ВИНЗОРА состояла из пяти манипул, здесь могли быть только две! Две! Откуда взялись ещё шесть манипул? Шесть! Это ведь даже больше, чем насчитывала когорта "ролов" ВИНЗОРА! Мало того, почему здесь повторялись штандарты манипул? Такого быть не могло! Ответов не находил никто, кроме двух советников Владыки. Они ответ нашли! О чём и сообщили шёпотом Владыке.
  "Главный легат "ролов" не простил Владыке нанесенной ему обиды. Тайно создал шесть манипул "ролов" и пришёл свергать Владыку! Нужно немедленно бежать! Спасаться!"
  К ним присоединился третий более прозорливый. Он озвучил свою мысль!
  "Оскорблённый, отстранением от трона, бывший наследник организовал это вторжение варваров!"
  Владыка должен быть дальновидным и осторожным, иначе управлять страной, удержать свою власть, не возможно. Он задумался, обдумывая всё, услышанное им от придворных. Двести тысяч "ролов" отлично экипированных, хорошо вооруженных, обученных и преданных своему главному легату, плюс ещё 75 тысяч пока отсутствующих здесь, но находящихся в важных стратегически местах могли смести любую власть. Противостоять им было некому. Но от поспешных выводов его удерживало очень многое. Злость на непокорного сына за эти годы прошла. Верные люди в родовом имении доносили ему обо всех разговорах и жизни сына, невестки, внука. Знал он и о том, что его невестка преобразила захудалый округ. Теперь это был богатый, благополучный край, куда тянулись люди. Зерна, овощей, мяса, шерсти, кожи и многого другого там производилось больше, чем во всех остальных округах ВИНЗОРА. Ему доставили и портрет внука. Мальчик был очень похож на него в детстве, он был настоящим АРИТОМ, в отличие от ленивого, изнеженного сына его дочери. Которая и сама была не подарок. Прибывшие "ролы" строились боевым порядком для встречи врага, а не угрожали дворцу. Тут ещё один из командиров дворцовой стражи вспомнил о гонце из восточной манипулы "ролов", которого придворные и советники Владыки не только не допустили к нему, а даже не выслушали. Кроме того, о нападении армии варваров узнали только что. Гонца к старшему легату манипулы "ролов" с приказом прибыть в город, никто не посылал, а манипула была здесь, уже успев преодолеть двухчасовой путь до города. Но основным доводом для него было то, что за всю историю правления династии АРИТОВ, ни один из её представителей, никогда не покушался на власть Владыки, человека из их рода. Понятно, что когда-то всё происходит впервые, но его сын, под облик человека могущего поступить так, не подходил. Он был честным, открытым. О своём не желании вступать в династический брак, заявил отцу прямо, не убоявшись последующего наказания. За эти все годы, он ни разу не нарушил указ Владыки, не покинул места ссылки. Мгновенно человек измениться не может! Это Владыка знал, в человеческих слабостях разбирался хорошо, за долгие годы правления не ошибся ни разу. Придворные ему лгали! Придя к такому выводу, Владыка сделал незаметный знак легату личной охраны. Тот всё понял и действовал решительно, быстро. Его воины схватили трёх советчиков тараторящих о предательстве "ролов" и утащили прочь. Что с ними сделают? Остальные придворные и советники знали. Разделить судьбу этих людей желающих больше не нашлось. Все старались держаться на расстоянии от разгневанного Владыки ВИНЗОРА. Успокоившись, он вернулся к наблюдению за развивающимися событиями. Стоявшие на свободной полосе земли перед крепостной стеной верхнего города "ролы" уже закончили построение и спокойно ждали армию варваров, которая должна была обрушиться на них.
  Боевое построение "ролов" не менялось веками. Зачем менять то, что всегда действует безотказно?
  Первый ряд занимали щитоносцы. За ними расположился ряд копейщиков. Дальше шли три ряда мечников с небольшими щитами. Замыкали это построение два ряда лучников. Все сомкнутые ряды составляли непрерывную линию. Там где оканчивался строй, каждой манипулы, выстроившись по четыре в ряд, стояла тяжёлая кавалерия манипул из "высокородных", ударная сила "ролов". Всё это построение отсвечивали лучи солнца, отражавшиеся от доспехов, закованных в металл воинов. Не увидеть это было невозможно.
  Полководец-наёмник их заметил. Он уже начинал нервничать. По плану армия уже давно должна была штурмовать вторую стену, а она почему-то увязла в нижнем городе. Это вызывало его недоумение. От купеческой гильдии он получил подробный план города, с местами расположения ворот и размещения воинов на стенах. Всё это он довёл до командиров, расписав каждый их шаг по времени. Посланные гонцы не возвращались. Руководство войсками было утрачено. Полководец-наёмник подозревал, что он знает причину, но упорно гнал от себя свою догадку. Но она отвечала слаживающейся обстановке. Он предположил, что варвары увлеклись грабежом в нижнем городе, забыв о поставленной перед ними задаче. Увы, так оно и было.
  Первым высадившимся достались портовые склады. Купцы о готовившемся нашествии не знали, но заботливая гильдия рекомендовала своим членам, временно прекратить завоз товаров. К её рекомендациям прислушались, но не все. Именно товары этих непослушных купцов и достались грабителям. Тогда и начался сбой плана захвата города. Грабители дрались за доставшееся им добро между собой. Их командиры, забыв все наставления и приказы, сами организовывали захват добычи, охрану её от своих собратьев и доставку на свои суда, которые доставили их сюда. Эта снующая толпа, двигавшаяся навстречу высаживавшим своим воинам, тормозила высадку, не хуже, чем, если бы гарнизон города успел бы выставить заслоны. Те, кто высаживался позже, пометавшись по разграбленным складам, ничем не поживившись, в ярости бросались на штурм первой стены города. За ней виднелись крыши домов, значит там, была их добыча. Невысокая стена, малочисленный гарнизон, защищавший её, долго продержаться не могли. Варвары шли не останавливаясь. Эту стремительность им придавали четыре тысячи воинов-наёмников, мечами, копьями и плетьми, вычищавшими суда от варваров. Стена была преодолена. Армия вторжения хлынула в нижний город.
  Чем можно поживиться в домах ремесленников, рыбаков, портовых рабочих? Другими словами городской бедноты, ответ понятен любому. Ничем! Но для варваров там было море богатств, учитывая, что они были нищими, в своих условиях жизни. Вот и грабили всё попадавшее им на глаза. Награбленное вначале нужно было переправить на своё судно, а затем идти за новой добычей. Это делали в первую очередь. По дороге убивая всех, кто мешал им доставить добычу на своё судно. А тут ещё появилось неожиданное препятствие. Хозяева домов отдавать своё добро не хотели. Хватали топоры, заступы и всё, что попадало им под руки, этим пытались отбиться. Безуспешно. Варвары быстро обращали их и их домочадцев в кучи неподвижных тел, уже не мешающим им забирать своё добро. Попутно поджигали дома. Это занятие задерживало движение армии вперёд, к поставленной цели. Но всё больше домов пылало, едкий дым и огонь заставлял варваров идти вперёд, к следующей стене. Так армия медленно продвигалась вперёд. Варвары шли толпой, постоянно осматриваясь, не пропустили ли чего с добра могущего стать их дополнительной добычей. Так они и вышли из пелены дыма к стоявшим у второй стены боевым порядкам "ролов"...
  Полководец-наёмник дальнейшего развития событий ждать не стал. Он уже посчитал стоявших у стены воинов, оценил их доспехи, оружие, стать. Опытный полководец дальнейшее мог представить очень чётко, смотреть ему на то, как уничтожают этих олухов, интереса не было. Он повернулся и начал спускаться к воде бухты, там его ждала лодка. Спрыгнув в неё, он приказал грести к судам, стоявшим за захваченными утром судами заграждения. На них его ждали три тысячи воинов-наёмников, о судьбе остальных наёмников он уже не думал. У наёмников был закон, каждый сам за себя. До остальных дела ему нет. Вытягиваясь в кильватер, 90 судов покидали бухту, вскоре они затерялись в морской дали. Это была ничтожная часть армии вторжения. Но полководец-наёмник об этом не думал. Перед ним стояла другая важная задача. Получить с заказчика остальные деньги. Очень часто, долг золота, заказчик отдавал железом клинков. Но до этого ещё нужно было дожить...
  ... А брошенная им армия доживала последние часы. Выскочившие из дыма варвары застыли перед сверкающим доспехами строем "ролов". Но сзади напирали другие, они и толкали вперёд застывших в изумлении, толкали их на этот закованный в доспехи строй. Деваться застывшим, напуганным "воинам" было некуда, варвары бросились в атаку. Их атаку встретила отлаженная мельница смерти, её жернова безжалостно перемалывали всех.
  Щитоносцы опустились на одно колено, прижав к своим телам щиты. Вторая вытянутая назад нога служила упором. Копейщики, положив свои копья на середину стоящего щита, крепко зажав копья, перенесли вес тел на выставленную вперёд ногу, сделав отставленную назад опорной. Мечники достали мечи, подняв свои щиты над головой, создали навес, для защиты от стрел. А лучники уже вступили в бой. Их стрелы выбивали первые ряды атакующих, ранеными и убитыми те оседали под ноги, набегавшим сзади своим воинам. Спотыкаясь, падая, варвары устилали свой путь телами павших, но сзади напирали и пока ещё живые варвары постепенно приближались к ощетинившемуся остриями копий строю щитов. Протяжный звук труб перекрыл шум боя. Повинуясь ему, "ролы" перестроились, в их строю открылись проходы. Задрожала земля. Тяжёлая кавалерия "высокородных" устремилась в атаку. Выливаясь через проходы она, растекаясь, уносилась вперёд, оставляя широкие просеки, заваленные изувеченными телами. Вслед за кавалерией в проходы устремились мечники. Кровавая сеча вспыхнула с новой силой. Окованные металлом дубины, рогатины и плохонькие мечи не могли противостоять мечам "ролов". Их, не защищённые тела, не были препятствием для острых мечей "ролов". Вновь запела труба, повинуясь ей, снова сомкнувшийся строй "ролов" двинулся вперёд.
  Выдержать такой напор, закованных в металлические доспехи "ролов", может не каждый опытный воин. Варваров и воинами назвать было трудно. Они и побежали, подставляя под удары свои спины. Каждый из бегущих варваров, забыв о цели высадки их армии, теперь преследовал только одну цель. Поскорее добежать до своего судна. Путь себе расчищали ударами своих дубин, рогатин, мечей. Только теперь эти удары доставались их сотоварищам. Армия вторжения сама уничтожала себя.
  Все люди, стоявшие на крепостных стенах, этих ужасных картин не видели. Дым от горящих домов застилал низину, скрывая всё происходившее в ней. Зато стоявшие на стенах увидели, как от основания второй стены отделились десятки повозок запряжённых волами. Они двинулись на поле боя, но самым удивительным было то, что сопровождали эти повозки женщины в одинаковых светлых платьях с вышитыми символами лекарей на спине и груди. Руководила ими стройная женщина. Вначале никто ничего не понял, но вскоре повозки начали возвращаться. Тогда и увидели их груз. Они везли уже перевязанных раненых. Среди них в основном были жители нижнего города, "ролы" встречались редко. Увидев, что везут телеги, на стенах зашевелились. Открылись ворота и вышедшие из них воины, горожане помогали разгружать раненых, ухаживать за ними. Опустевшие телеги снова уходили в пелену дыма, укрывающего низину.
  Время близилось к обеду. Из нижнего города прискакал гонец, "рол" нёс штандарт главного легата когорты. Он подскакал к воротам крепостной стены дворца Владыки, остановившись перед ними, он поднёс к губам горн. Звук разнёсся по окрестностям, отразился от крепостной стены и затих. Ворота распахнулись. Владыка в окружении личной охраны и пристроившихся сзади советников и царедворцев стоя во дворе. Гонец спешился, бросив повод одному из стражников, направился к Владыке. Не дойдя до него, пять шагов остановился. Его позолочённый шлем и красные перья, говорили, что он из "высокородных" принадлежащий к штандарту главного легата когорты "ролов". Поклонившись, как положено по этикету, он замер, ожидая разрешения Владыки говорить. Владыка кивнул. Гонец снял свой шлем и начал доклад:
  - Светлейший Владыка! Главный легат когорты "ролов" поручил мне доложить, что варвары разбиты. Суда, доставившие их, захвачены. Он просит тебя Владыка направить воинов из гарнизона, для передачи им пленных и судов, соблюдая положение о нахождении боевых частей в городах ВИНЗОРА, "ролы" готовы покинуть город.
  Владыка знал это древнее положение, в столице государства вооружённые воины находиться могли только, если они принадлежат к городскому гарнизону. Этот положение было осторожностью, призванной предотвратить вооружённые мятежи, но сейчас оно несколько было неуместно. Уже очень давно враг не вторгался в столицу, сегодня нарушившие этот древний закон вооружённые воины, не принадлежащие к столичному гарнизону, вошли в столицу. Но по существу именно эти нарушители спасли столицу государства от захвата врагами. Говоря о готовности покинуть город, главный легат "ролов" признавал, что нарушил закон и отдавал себя на суд Владыки. Члены совета Владыки слышали доклад гонца, большинство из них были согласны с мнением трех попавших в опалу. По крайней мере, любой из них, имея в своём распоряжении такую силу, какую имел опальный главный легат "ролов", возможности сесть на престол не упустили бы. Владыка бросил на них косой взгляд, усмехнулся. Их мысли он понял и был рад, что не ошибся в честности и благородности сына. Тот был настоящим АРИДОМ! Достойным наследником. Это можно было исправить. Но Властитель ничего никому не сказал. Повернувшись, к стратегу гарнизона и стратегу дворцовой стражи, он кивнул обоим. Те, поклонившись, отправились отдать нужные распоряжения. Владыка посмотрел на гонца:
  - Передай моё повеление главному легату "ролов"! Всем "ролам" выстроиться перед стеной верхнего города, где они стояли перед началом боя. Я хочу лично поблагодарить их. Сам главный легат должен немедленно предстать передо мной!
  Гонец отвесил поклон, повернулся и направился к своему отару, вскочил в седло и ускакал. Он спешил выполнить повеление Владыки. Сам Владыка вернулся на крепостную стену. Стоя на ней, он смотрел на выходившие из ворот верхнего города воинов гарнизона, а из ворот дворца за его спиной выходили двадцать тысяч стражников дворцовой стражи. Им предстояло принять пленных и захваченные суда у "ролов", обеспечить охрану всего этого, освободив "ролов", готовящихся покинуть город. Задача предстояла не лёгкая, пленных было около двухсот тысяч плюс почти 960 судов. Всё это нужно было стеречь, пока Владыка решит, что делать со всем этим добром. Сейчас варвары были напуганы разгромом, но вскоре они придут в себя и начнут искать пути бегства. Дать этой толпе разбежаться по просторам государства? Было бы большой ошибкой. Уходившие в нижний город, воины гарнизона и дворцовая стража получили приказ безжалостно подавлять любое неповиновение или бунт. Для этого каждый имел кроме меча и копья ещё лук с запасом стрел. Головная боль отразить нападения прошла, но ей на смену пришла другая. Так устроена жизнь. Решив одну проблему, получаешь другую или сразу несколько.
  Из укутывавшего нижний город дыма, вынырнула группа из семи всадников. Скакавший первым нёс штандарт главного легата когорты "ролов", двое всадников, охранников штандарта сопровождали его, немного отстав на полкорпуса отара. Сзади них ехал один воин, остальные трое следовали за ним. Пятеро из этой группы имели позолоченные шлемы с красными перьями, что говорило об их принадлежности к "высокородным", двое в последнем ряду имели обычные шлемы с одним красным пером и малыми штандартами на древках копий. Это были гонцы, всегда сопровождавшие главного легата. Обычной положенной ему охраны в этот раз не было. Владыка сходил с крепостной стены дворца и улыбался. Сын поступил очень разумно, он явился без охраны, демонстрируя этим своё безоговорочное подчинение Владыке. Советники, царедворцы, сопровождавшие Владыку, это тоже заметили и поскучнели. Опальный наследник проявлял покорность и почтение, подтверждая правильность наказания Владыкой их собратьев. Интрига сорвалась, а сейчас могло многое измениться, требовалось проявить гибкость и осторожность. Владыка обладал хорошей памятью, да и подсказать ему было кому. Врагов у всех хватало.
  Владыка спустился во двор. Ворота в дворцовой крепостной стене распахнулись. Главный легат продолжал проявлять мудрость. Его эскорт остановился у ворот. Сам он, покинув седло, спрыгнул на землю, снял шлем. Повод и шлем передал подскочившему к нему, также спешившемуся оруженосцу, с непокрытой головой он спокойным шагом направился к стоявшему Владыке. Не доходя пяти шагов до него, остановился и отвесил поклон. Это тоже было демонстрацией. ОРАТ не приветствовал Владыку, воинским приветствием, он приветствовал его, как обычный подданный из "высокородных". Этот этикет нарушил сам Владыка. Подав знак личной охране оттеснить советников и придворных, он сам подошёл к стоявшему сыну. Они стояли, молча, рассматривая друг друга, последний раз виделись более девяти лет тому. Прошедшие годы изменили их, это отметил каждый.
  ОРАТ возмужал, исчезла юношеская непосредственность и мягкость, в чёрных волосах появились серебряные нити, а во взгляде сверкала властность и уверенность. Это был уже сформировавшийся вождь, умевший заставить любого подчиниться себе. Владыка с удовольствием отметил произошедшие перемены в сыне. ОРАТ с грустью смотрел на отца. Седые волосы покрывали его голову, ниспадая, они переходили в седую бороду, добавилось морщин на лице. Когда-то крепкая фигура усохла, сгорбилась. На руках проступили вены. Время превратило его в старика, с трудом несущего бремя власти и ответственности за государство, созданное его предками. Давно замечено, что это бремя старит любого человека быстрее, отбирая силы. Молчание прервал Владыка:
  - Ты прибыл вовремя, мы вряд ли смогли бы отстоять город. Такого ещё не было за всю историю нашего государства. В западных землях положение всё ещё тяжёлое. Варвары теснят наши части, их союзником выступает эпидемия непонятной болезни. Большая часть находящихся там наших воинов, практически не боеспособна. С этим придётся разбираться, но это потом. Сейчас я хочу лично поблагодарить твоих "ролов". И знаешь, буду рад, если на днях этой декады ты, твоя жена и сын отобедают со мной. Надеюсь, они сумеют быстро приехать? Хочу познакомиться с невесткой и внуком! Пошли к твоим "ролам", а по пути ты мне расскажешь, откуда у тебя появилась ещё одна целая когорта плюс манипула "ролов"?
  ОРАТ кивнул головой и отступил в сторону, пропуская Владыку. Владыка перед тем, как сделать шаг, повернул голову и взмахом руки приказал телохранителям и эскорту следовать в отдалении. Затем стремительно двинулся вперёд. ОРАТ отстав от него на полшага, шёл слева от него:
  - Благодарю за приглашение на обед. Сейчас пошлю гонца за сыном, дней через пять его привезут. Он уже два года учится в воинской школе, а с моей женой можете познакомиться в любое время. Она здесь, руководит лекарской службой "ролов". Насчёт того откуда взялись дополнительная когорта и манипула "ролов"? Вы поймёте, когда придём на место построения. Разрешите пока не отвечать на этот вопрос?
  Владыка кивнул, бросил взгляд на сына и ответил:
  - Говоришь, твоя жена с тобой, и что она руководит службой лекарей? Служба лекарей? Интересное нововведение! Такого раньше у нас не было. И она руководит ей? Хотя понятно! Она ведь оракул, знаменитый лекарь, хороший советник...., наверно, я ошибался, протестуя против твоего выбора. Постараюсь исправить эту ошибку.
  Дальше они шли, молча, каждый думал о своём. Долгие годы размолвки не смогли убить в них отцовских чувств и почтения сына к отцу. Сейчас эта размолвка забылась, уходила в прошлое, они снова привыкали друг к другу.
  Там не заметили, как подошли к выстроившимся у крепостной стены верхнего города "ролам". Строй "ролов" отличался от того, как они стояли утром. Это было не боевое, а парадное построение. На правом фланге пешего строя каждой манипулы стоял старший легат, за ним по пять человек вряд, стоял его рой оруженосцы, копьеносцы, мечники и лучники. Рядом с ним таким же строем стояли два легата его манипулы, дальше стояли десятники и остальные "высокородные", все они стояли во главе своих роев. За первой манипулой таким же порядком выстроившись, стояли остальные манипулы. Одетые в доспехи отары "высокородных" стояли позади строя. Конюхи держали их за повод. Раздалась громкая команда. Все "ролы" единым слитным движением сняли свои шлемы, взяли их под правую руку и замерли. Владыка, сопровождаемый только ОРАТОМ, шёл вдоль их строя, смотря в их застывшие лица. В большинстве эти лица украшали морщины, седые бороды, старые шрамы давних ран. В глазах Владыки мелькало понимание, удивление, изумление, но этого никто не видел. ОРАТ шёл за ним, отстав на шаг, а "ролы" в глаза Владыки не смотрели, как и положено, по уставу они смотрели вдаль. Так неспешно Владыка прошёл вдоль всего строя. Повернув, он вернулся к середине строя, отошёл от него так, чтобы его видели все "ролы". Вокруг стояла тишина. Стоявшие на крепостных стенах, верхнего города и дворца, люди тоже не отрываясь, молча, смотрели на своего Владыку. А он, отвесив поклон стоявшим перед ним "ролам", заговорил:
  - Доблестные воины ВИНЗОРА! Я кланяюсь Вам от имени всех обитателей столицы и всего народа ВИНЗОРА. Сегодня Вы спасли не только жителей столицы, а и само государство! Этого мы никогда не забудем. Сейчас в западном округе идут тяжёлые бои. Но Вы разгромили огромную армию, вторгшуюся в наш город, я и весь народ ВИНЗОРА верит, что Вы разгромите и врагов в западном округе. Я горжусь Вами и достойно отмечу Вашу самоотверженность и преданность. Спасибо Вам!
  В стоявшей тишине его слова слышали все. Едва Владыка кончил говорить, как все "ролы" подняв левые руки, дружно ударили себя в металлический нагрудник. Грохот получился приличный. Владыка, стараясь перекричать этот грохот, сказал ОРАТУ:
  - Ты прав! Я увидел ответ на все свои вопросы. Ты здорово придумал! Это я использую. Отставные "ролы" ещё могут воевать, а это в масштабах государства очень солидный резерв. Здорово! Ты не только возмужал и стал старше, ты начал мыслить как Владыка. Это хорошо, а то я уже очень стар и ужасно устал. Пора отдохнуть, хоть перед смертью. Устал ..., отправляй своих воинов в лагерь манипулы округа. Пусть отдыхают. Жду тебя с женой на обед. Покои во дворце вам приготовят. За обедом решим, что делать дальше.
  ОРАТ поклонился Владыке и тот направился к ожидавшему его эскорту и советникам. Окруженный ими он пошёл к воротам крепостной стены дворца. Дождавшись, пока они ушли, ОРАТ подозвал к себе старших легатов манипул и начал отдавать им распоряжения. Вернувшись к своим манипулам, старшие легаты повторили приказы главного легата. Чётко перестроившись в походный порядок, "ролы" двинулись к открытым воротам крепостной стены города, а ОРАТ проводив их взглядом, пошёл разыскивать ЗАРИКУ. Искать её долго не пришлось, она хлопотала возле раненых, лежавших на земле за открытыми в крепостной стене верхнего города воротами. Её платье и надетый сверху передник были забрызганы кровью. Как обычно коротко остриженные волосы, были растрёпаны, в глазах поселилась усталость, но она бодро командовала лекарями, их помощниками и тысячами добровольных помощниц из жителей верхнего города и их слуг.
  Раненых "ролов" было всего тысячи три, да и то, если за раны считать ушибы и синяки. Доспехи, боевой опыт, слаженность действий в этот раз оберегли их от больших потерь. Дубины, рогатины варваров в основном наносили ушибы, сбивая с ног, давали растяжения. С серьёзными переломами было около трёх сотен "ролов". Их уже обработали и отправили в лагерь манипулы южного округа, остальные получив помощь, ушли сами. Зато более 170 тысяч горожан из нижнего города имели довольно серьёзные увечья и ранения. Варвары убили многих, но эти уцелели, дубины окованные железом, рогатины и мечи варваров разили всех без разбора, мужчин, женщин, стариков, старух, подростков и детей. Вот с ними и были хлопоты. Как это неудивительно, но были и уцелевшие люди, не имевшие серьёзных ранений. Они занимались тушением пожаров, собирали раненых и сносили их сюда, в поисках помощи. Работа кипела.
  ОРАТ тронул жену за плечо. Она раздражённо обернулась, но увидев мужа, устало улыбнулась и прижалась к нему. Он нежно пригладил её растрёпанные волосы и поцеловал в лоб. ЗАРИКА зажмурилась, усталое выражение покинуло её лицо. Уже почти десять лет они были вместе, а до сих пор нежное прикосновение и поцелуй мужа прогонял усталость, добавлял сил. Они были счастливы и этим сказано всё! ОРАТ крепче прижал её к себе:
  - Извини! Я вынужден, оторвать тебя от дел. Нам нужно идти, осталось совсем немного времени, чтобы отдохнуть и привести себя в порядок. Владыка пригласил нас на обед, а во дворце нам выделили апартаменты. Мы не можем упасть лицом в грязь перед двором Владыки и прийти на обед в неподобающем виде. Хотя мне и плевать на них всех, но мы гости и нужно соблюсти этикет. Да и ты вымоталась, тебе нужно отдохнуть. Эти дни были нелёгкими, а сегодняшняя ночь и утро просто тяжёлым назвать очень мягко. Идём?
  ЗАРИКА знала, как тяжело ОРАТ переживает размолвку с отцом. За все эти годы об этом они никогда не говорили, но она чувствовала все его настроения. С ранеными уже могли справиться и без неё, остались только люди с легкими ранениями, остальных уже обработали. Так она и шла, прижавшись к мужу, ощущая своим телом тепло нагретых солнцем доспехов. ОРАТ отправил вместе с манипулами всю свою свиту, они шли вдвоём, уставшая женщина в одежде обрызганной кровью и мужчина в защитных доспехах с такими же бурыми пятнами. Обычные труженики войны, одна спасающая жизни, второй отбирающий их...
  Дорога к дворцу много времени не заняла. Дворецкий встретил их возле входных дверей, он шёл, впереди них показывая дорогу. ОРАТ дворец знал прекрасно, но этикет требовалось соблюдать, да и ему никто не говорил, какие им отвели апартаменты. Уставшая ЗАРИКА не имела сил любоваться дворцом, который она видела мельком, более девяти лет назад. Они шли молча. Встречавшиеся по дороге слуги и вельможи с почтением кланялись им. При всех дворцах, где обитает власть, места чувствам нет. Любовь и ненависть открыто там не живут. Вельможи и слуги очень дорожат своими местами, точнее благами, прилагаемыми к ним. С выражением радости, счастья на лицах все почтительно кланялись идущей паре, а истинные чувства были спрятаны очень глубоко.
  ОРАТ с удивлением узнавал знакомый путь. Они шли к когда-то бывшим его личным апартаментам. Неужели им отвели именно их? Это было невероятно! Из поколения в поколение эти апартаменты всегда занимал наследник престола. Он своими ушами слышал указ Владыки, там наследником был назван сын ДАКАТЫ. Естественно он должен был занять именно эти апартаменты, тем более зная амбиции сестры. Неужели они освободили их? Это как-то не вязалось, но они шли именно туда. ОРАТ не знал, как он был прав в своих размышлениях. ДАКАТА отдать эти апартаменты её сыну, потребовала сразу, едва он вышёл из дворца в тот несчастливый для него день. Дворецкий ей отказал, ссылаясь на то, что Владыка такого указания ему не давал. ДАКАТА помчалась к Владыке. Разгневанная она влетела в тронный зал, где Владыка сидел на троне в одиночестве, удалив всех придворных и членов совета. Влетев, она резко обратилась к нему со своими претензиями. Отца ДАКАТА побаивалась всегда, даже сама не могла бы объяснить почему? Особенно она начала бояться его, когда начала копать под брата. Ей постоянно казалось, что Владыка в курсе её возни и просто пока молчит. Учитывая его нрав, она могла представить себе наказание, которому он не колеблясь ни на мгновение, может подвергнуть её за все её козни. Высылка в отдалённый уголок ВИНЗОРА была бы самым легким наказанием, а так ..., но лучше об этом было не думать, даже предположения вызывали дрожь в теле. Вот она и не думала. Тогда Владыка на её гневную тираду реагировал странно. Он, не перебивая, выслушал её, дождался, когда она выдохлась, и только тогда поднял на неё свой взгляд. Лёд в его глазах заморозил её, а он, посмотрев так на неё несколько мгновений, твёрдо произнёс:
  - Пошла вон! Ещё раз заикнёшься об этом, переселю в клетку, в подвале...
  Из тронного зала она вылетела быстрее, чем влетела. С тех пор никогда об этом не заикалась. А апартаменты наследника так и стояли пустыми все эти годы. Но об этом разговоре не говорили, ибо обо всём, произошедшем тогда знали только они. А слуги и придворные просто молчали. Задавать вопросы Владыке? Таких глупцов не было! Смотритель и слуги, обслуживавшие эти апартаменты, ежедневно меняли фрукты и соки на столах, чистили ковры, перестилали кровать, проветривали оставленную в них одежду, даже мысленно не задавали себе вопросов все эти годы. Им платили, они были при деле. Именно в эти апартаменты привёл дворецкий ОРАТА и ЗАРИКУ. Пропустив их в двери, он закрыл их за ними.
  ОРАТ окинул взглядом обеденный зал. Здесь и в остальных комнатах всё было, как и раньше. Ничего не изменилось. В этом он убедился, обойдя их, заглянув в гардеробную. В ней висели его старые одежды и два платья, оставленные тогда, в последнее их пребывание в этих апартаментах. Бассейн купальни был наполнен, свежей тёплой водой. Можно было позвать слуг, но ОРАТ и ЗАРИКА предпочитали всё делать самим. Сбросив свои одежды, они блаженствовали в бассейне купальни. Вода смыла усталость. Кровать с нежным бельём приняла их тела. Два часа сна вернули силы. Спала только ЗАРИКА. ОРАТ лежал рядом, обняв её, он предавался своим мыслям. До назначенного времени званого обеда оставался ещё час, когда он нежными поцелуями разбудил жену. Они начали собираться.
  ОРАТ с благодарностью подумал о моде. За эти годы из молодого юноши он превратился в крепкого мужчину, но пошитые давно свободные камзолы и шаровары были впору, движений не стесняли. Поэтому проблем, что одеть? Не было. С платьями ЗАРИКИ была та же история. Оделись они быстро и к назначенному времени были готовы. Пришедший за ними слуга проводил их к обеденному залу Владыки. Перед его дверью стояли стражники дворцовой стражи и дворецкий. Всё было знакомо, а дальше начались неожиданности. Обычно стражники открывали двери, дворецкий докладывал, о званых гостях, прибывших на обед. В этот раз двери открыл сам дворецкий, пропустив их, он закрыл двери за их спиной. ОРАТ и ЗАРИКА вошли и удивлённо осмотрелись. Большой обеденный зал был пуст. Точнее в нём были слуги, стоявшие у большого накрытого стола, на котором стояли только три прибора. Сам Владыка шёл к ним. Подойдя к ним, он обнял одновременно обоих, нарушая этим все мыслимые этикеты.
  - Забудем прошлое! На этом обеде мы будем только втроём. Нам нужно о многом поговорить, познакомиться снова. Пошли к столу!
  Они направились за Владыкой. Слуги отодвинули предназначенные для них стулья и молча, отступили в стороны. Трое сидевших за большим столом, предназначенным для сотни человек, чувствовали неловкость. Прошлое так быстро не уходит, обиды, чувство вины мгновенно не забываются. Это всё тяготило над ними. Переступить через себя было нелегко, но нужно. Владыка сделал шаг первым. Чего это ему стоило? Гадать не требовалось. Легче всех было ЗАРИКЕ. У неё не было обиды, её ничего не терзало. Кроме этого она была искренне рада за отца и сына, они жили не по человеческим понятиям, а по понятию интереса государства и своей власти. Так жить очень нелегко, ведь в любом случае они были людьми и имели все человеческие слабости, которые вынуждены были скрывать. ЗАРИКА это понимала, очень любила своего мужа и ради него готова была пойти на всё. Поэтому она начала разговор первая.
  - Я мать и очень рада, что мой муж вернули себе Вашу любовь. Мои родители умерли давно. В Вашем лице я нашла отца. Мой сын имеет любящих родителей, а теперь он обрёл и любящего деда. Для нас всех это большое счастье! От имени всех нас я благодарю Вас!
  Годы состарили Владыку. Как и любой человек, подходящий к окончанию своего жизненного пути, он стал более мягким и сентиментальным. Старательно пряча повлажневшие глаза, он встал со своего стула, подойдя к ЗАРИКЕ, обнял и поцеловал её. ЗАРИКА своих слёз не скрывала. Уткнувшись в грудь Владыке, она дала им волю. ОРАТ встал, подошёл к ним, обнял их и уже вдвоём с отцом принялся утешать плачущую невестку. Так обнявшись, они стояли, не замечая летящего времени. Владыка опомнился первым. Он вытер, бежавшие по его щекам слёзы, затем выпустил ЗАРИКУ из своих объятий. Прошёл на своё место и весело сказал:
  - Мы ведь собрались обедать? Тогда чего слёзы лить? Даже если это слёзы радости, заменять ими обед не стоит. Дети, прошу к столу! Жаль, нет внука!
  ОРАТ помог сесть за стол, утиравшей свои слёзы жене, затем прошёл на своё место. Забегали слуги, обед начался. Он проходил в тёплой семейной обстановке. Покончив с обедом, ЗАРИКУ отправили отдыхать, а Владыка пошёл в свой рабочий кабинет, приказав ОРАТУ следовать за собой.
  - Хорошо сидеть в кругу семьи, но есть ещё и дела государства. Это наш долг, пора заняться ими!
  Они шли по коридорам дворца, Владыка держал сына под руку и что-то говорил. Этого зрелища хватило всем вельможам и слугам. Слух о том, что наследнику возвращены права разнёсся мгновенно. Некоторым он принёс новую головную боль, другие заходились, раздираемые бессильной злобой, в ярости рвали на себе одежды, третьи отнеслись к этому известию безразлично, но вслух о своих истинных чувствах никто не говорил. Опасались ответной реакции Владыки. Среди вторых, самими усердными были ДАКАТА и посол купеческой гильдии. Оба остались ни с чем. ДАКАТА поняла, что её сын уже не наследник, а она не регент. А посол знал, что вторжение захлебнулось, а это значило, что должность члена совета купеческой гильдии уже ему не светит. Такое пережить обоим было очень трудно. Так и совместились их желания, появилась общая цель, а так же общий враг. Вернувшийся наследник престола. Пройдёт десять лет и к ним присоединится третий, "жрец Тьмы", ДАДИН. Создав этот союз, они начнут свою борьбу, орудием которой станет ДАДИН с его блюдом и зельями. В этот союз его приведёт жажда мести и ненависть к ЗАРИКЕ, он перенесёт её на её сына. До этого "жрец Тьмы" станет одиозной фигурой в ВИНЗОРЕ, человеком могущим решить любые проблемы. Убрать конкурента, ускорить кончину богатого родственника, мешающего наследнику, проредить ряды наследников и многие другие услуги выполняет этот таинственный человек, которого никто, никогда не видел лично. Хотя многие врали, рассказывая о личном контакте. Но их планы не сбудутся, ибо на их пути станет кольцо АРАНА, сила исчезнувшей чужой расы...., но об этом узнает только ДАДИН. Этим знанием он не сможет поделиться ни с кем...
  
  Глава четвёртая. Правитель-наследник.
  
  Будущее это удел оракулов и прорицателей, а настоящее это текущая жизнь. Владыка с сыном, посеяв панику во дворце, зашли в кабинет Владыки. Верные стражи из манипулы личной охраны закрыли за ними двери и встали на страже возле них оголив мечи. Это был ритуал, означавший, что Владыка проводит важное совещание и беспокоить его нельзя. Все знали, что в кабинете с Владыкой находится только один человек, отлученный от трона наследник. Вот и нашлось подтверждение первому слуху. Старый наследник вернул свои права и власть! Теперь это было понятно всем. Для царедворцев пришла пора мгновенно изменить своё мировоззрение и вернуть отстранённого наследника в свои планы на будущее. Для ДАКАТЫ это был закат, толпа её почитателей и льстецов мгновенно испарилась. Она вернула свой статус ничего не значившей дочери Владыки. Все обитатели дворца уже переориентировались. Находившимся в кабинете людям, эта суета была не интересна, они решали вопросы жизни государства ВИНЗОР, как им велел это делать долг правителей.
  Владыка прошёл за стол и сел в своё кресло. ОРАТ занял место перед столом, прошедшие годы были вычеркнуты из жизни обоих. Правители не имеют права на личные чувства, особенно на обиды. Огромное государство, сотни тысяч людей зависят от них. Владыка и ОРАТ это понимали и действовали, как положено Владыке правящему и Владыке будущему. На столе Владыки лежала карта ВИНЗОРА, на неё было нанесено положение обороняющихся частей армии ВИНЗОРА в западном округе государства. Взяв позолоченную палочку, Владыка начал вводить ОРАНА в курс дел:
  - Вот смотри! Армия варваров численностью около 400 000 тысяч человек занимает эту часть округа. Наши войска упорно сопротивляются, но остановить их не могут. Мы перебросили сюда всё, что возможно. Снимать последние части с северного округа не решились. Соседи подтянули к нашим границам свои войска, пока они только выжидают, наблюдая за нашим сражением с армией варваров. Весть о разгроме армии варваров в южном округе сегодня, дойдёт до них дня через 3-4. Но всё равно на наши части стоящие там рассчитывать нельзя. Сражающиеся с варварами в западном округе части лучше вооружены, но их боеспособность очень низкая. Воинов косит эпидемия неизвестной болезни, лекари не могут ни объяснить её природу, причину возникновения, ни предложить средство для её лечения. Мы должны переломить ситуацию там. Сейчас благодаря твоей дружине отставных "ролов" и используя эту идею, собрав такие же дружины в центральном и южном округах, мы можем перебросить в западный округ до 300 000 "ролов". Эти свежие части сметут варваров за очень короткое время. Ты забираешь манипулу "ролов" восточного округа, дружину "ролов" и выступаешь в западный округ. По дороге собираешь дружины отставных "ролов" в центральном округе и южном. По прибытию в западный округ принимаешь под своё командование все сражающиеся там части. Варваров нужно остановить и разбить как можно быстрее. Каждый день войны это потери людей, разорение земель и так они натворили много чего. Восстанавливать всё придётся не менее полугода, да и государственную казну это опустошит прилично. В общем, все проблемы с отражением вторжения армии варваров, я отдаю в твои руки. Пора начинать учиться управлять государством. Я стар и очень устал. Наступает твоя очередь принять от меня бремя ответственности за судьбу государства и его граждан. Задерживать тебя больше не могу, хотя хотелось бы поговорить о многом. Иди, собирайся, простись с женой, времени практически нет, постарайся выехать как можно скорее. Тебя ждут трудные испытания, но я верю, что ты со всем этим справишься! Главное..., береги себя. Соответствующий указ о твоих полномочиях я издам немедленно.
  Владыка вышел из-за стола, подошёл к сыну и обнял его. ОРАТ был поражён, никогда раньше Владыка своих отцовских чувств не проявлял. Видно он был прав, пришла старость и она изменила властного Владыку, он становился более человечным. Сейчас это проявление чувств, забота и тревога о нём отца были ему очень приятны. Он искренне обнял отца и даже поцеловал. Такого не делал и в далёком детстве, когда дети ещё принимают и отвечают на ласки родителей. Замерев так на мгновение, они стояли, отдавшись нахлынувшим чувствам. Затем разомкнули объятья, стыдясь своей слабости и тому, что поддались ей. ОРАТ поклонился Владыке, как того требовал этикет. Сам Владыка, махнув ему рукой, отвернулся, скрывая набежавшие слёзы. Трудно быть Владыке человеком, а тем более любящим отцом.
  После ухода ОРАТА, в кабинет вошли начальник канцелярии и писец. Составление указа много времени не заняло. Писцы канцелярии размножили его, и десятки гонцов покинули дворец, унося в своих сумках указ.
  
   Указ Владыки государства ВИНЗОРА
  Сим повелеваю, всем моим подданным, управляющим округами, стратегам гарнизонов, всем сословиям с сего дня почитать моим наследником ОРАТА АРИДА. С этого дня он является главным стратегом государства ВИНЗОР, членом совета Владыки с правом решающего голоса, с правом судить, миловать и казнить от моего имени представителей всех сословий, без права обжалования, издавать указы от моего имени и принимать решения за меня при ведении боевых действий по отражению нашествия врага.
   Данный указ заверен приложением личного перстня Владыки ВИНЗОРА дня полного солнца, месяца первого сбора злаков, 338 года правления династии АРИДОВ.
  
  Все гонцы в своих сумках везли ещё один указ Владыки, касался он нового воинского формирования ВИНЗОРА "дружины отставных ролов". Владыка отметил их заслугу в спасении столицы государства, утвердив их права.
  
  Вероломный враг внезапно напал на южный порт и столицу ВИНЗОРА. Войско, насчитывающее более 400 000 воинов, под покровом ночи высадилось в порту южного округа, быстро захватив его начало штурм столицы. Наши силы были во много раз меньше. Падение столицы было предрешено. На помощь защитникам пришла манипула "ролов" восточного округа и дружина отставных "ролов" под командованием главного легата "ролов", наследника престола Владыки ОРАТА АРИДА. В течение нескольких часов доблестные "ролы" разгромили противника, спасли столицу, захватив сотни тысяч пленных и множество судов противника. За проявленную доблесть дружиной "ролов" повелеваю:
  С этого дня дружину отставных "ролов" считать официальным формированием ополчения государства ВИНЗОР. Всех входящих в дружину на три месяца в году освободить от всех податей и сборов.
  Отмечая заслуги дружины в разгроме врага, спасению столицы и её жителей от истребления, все отставные "ролы", принимавшие участие в этом бою на год освобождаются от всех податей и сборов в казну государства. Кроме этого все участники этого боя имеют право носить на шее шарф цветов флага ВИНЗОРА и не снимать головной убор перед чиновниками государства независимо от звания последних.
   Владыка ВИНЗОРА к этому лично приложил свой родовой перстень. Дня полного солнца, месяца первого сбора злаков, 338 года правления династии АРИДОВ.
  
  Закончив с делами, Владыка вышёл на террасу дворца. Он стоял в одиночестве, придворные изучили его характер и знали, что беспокоить его не стоит. Зной дня на террасе не ощущался, но яркие лучи жаркого южного солнца заливали всё вокруг неё. Изумрудная зелень листьев, яркие цветы клумб, серебряная гладь прудов, бездонная голубизна небосвода окружали белизну дворцовых построек, окантованных крепостной стеной. Ворота в стене были открыты, через них проносились стремительно скачущие гонцы. С этой террасы не был виден порт и нижний город с обгоревшими строениями, мирная картина счастливого дня не была омрачена напоминанием о недавно закончившемся сражении. Владыка любовался открывающимся видом. Он видел его много раз, но сегодня он был счастлив и всё видел совсем в других красках...
  Взгляд Владыки привлекла группа всадников. Трое воинов, оруженосец, гонец и воин нёсший штандарт главного легата "ролов" сопровождали двоих всадников. Один был одет в блестящие доспехи, с позолочённым шлемом украшенным красными перьями на голове. Небольшая гибкая фигура второго была одета в чёрный дорожный плащ. Владыка узнал обоих. Сын выполнял его приказ, отправляясь в западный округ, где шли тяжёлые бои, его жена следовала за ним. Это было опасно и неразумно, но Владыка был горд поступком невестки, очень немногие из дворцовых дам решились бы на такой шаг. Ему оставалось только молить Богов сохранить ему вновь обретённых детей и ждать приезда внука. Ждать..., это нелёгкий удел и огромная тяжесть, её избежать не удалось никому, никогда...
  ... Небольшой отряд главного легата "ролов" покинув дворец, направился к лагерю южной манипулы "ролов". Выложенная камнем дорога вскоре закончилась, пыль грунтовой дороги окутала его. Два часа пути пролетели быстро, вскоре расположенный на равнине лагерь предстал перед путниками. Там их ждали. Манипула восточного округа и манипулы дружины, отставных "ролов" были уже построены в походную колонну, готовую немедленно выступить к месту боёв с противником, в западный округ. Вдоль строя уходящих манипул стоял редкий строй "ролов" манипулы южного округа. На лицах остающихся воинов ясно читалась зависть к уходящим товарищам. Опасность, славная смерть в бою были главной привилегией "ролов" и высоко ценились ими, но дисциплина для "ролов" была высшим требованием и остающиеся подчинялись приказу без рассуждений. Прибытие главного легата означало начало похода. После рапорта ему, манипулы двинулись в путь. Воины южной манипулы провожали их, салютуя уходящим манипулам, вскинутыми обнажёнными мечами.
  Останавливаясь на короткий отдых, манипулы стремительно продвигались вперёд. Из западного округа, к идущим туда манипулам "ролов", поступали разноречивые данные о происходивших там событиях. Источником этих сведений были беженцы, бежавшие от войны. Они просто бежали прочь, врага сами не видели, но слухи разносили разные, часто придуманные собственным страхом. Эти вести были не радостными, часто путанными, противоречивыми, очень преувеличивавшие силы врага. Высадившиеся варвары стремительно продвигались вперёд, уничтожая и грабя все города и поселения на своём пути. Двигались орды варваров по главным дорогам, связывающих все города округа с портами западного побережья. Имеющиеся в западном округе, воинские части оказывали войскам варваров слабое сопротивление. Причин этому было несколько. Во-первых, они уступали варварам по численности, но самым главным было второе. Воинов поразила эпидемия болезни, многие страдали болью животов, понятно, об участии в боях этих тысяч больных говорить не приходилось. Была и третья причина. Стратег округа избрал неверную тактику обороны. Он основное внимание уделял обороне больших городов, не пытаясь создать заслон и остановить продвижение варваров вглубь страны. Варвары в погоне за добычей утратили единое управление, единое командование своими силами. Но это же имело место и у защитников округа. Первыми это исправить попытались "ролы". Они приняли на себя основной удар варваров, преградив путь их отрядам, но три манипулы "ролов", северная, западная и центральная, не могли остановить врага имевшего пятикратное превосходство. Они понесли большие потери, отступили, частично остались в сражающихся городах, отбивающих штурм варваров. Это было нелегко, но "ролы" не роптали, они просто умирали, исполняя свой долг. Варвары рвались вперёд, долгой осады городов вести они были не обучены, да и им это было ненужно. Они не завоёвывали, а грабили всё подряд, растекаясь по территории ВИНЗОРА. Как уже говорилось, войска варваров утратили централизованное управление и превращались в разрозненные отряды, действующие сами по себе. Разведки не вели, с соседями не взаимодействовали, поэтому даже не подозревали, что навстречу им движется армия обученных "ролов". Такое положение вещей сложилось на тот момент, когда ОРАТ с манипулой восточного округа и дружиной отставных "ролов" прибыл к месту встречи с ордой варваров несущейся вперёд в поисках новой добычи. Прибыл он с приличным войском, кроме того высланные отряды разведчиков следили за продвижением варваров и у ОРАТА была полная картина всего происходящего на захваченных землях западного округа.
  Весть о победе "ролов" в южном округе, указ Владыки о создании дружины отставных "ролов" всколыхнули весь ВИНЗОР. Все отставные "ролы", кто мог держаться в седле и имел силы сражаться, вступали в дружину. Обещанные Владыкой льготы не были основным стимулом, главным было то, что они снова были востребованы и нужны государству. Дружина росла, как тесто на дрожжах. Отдельные отряды сливались в манипулы и присоединялись к идущим манипулам. К местам встречи с ордой варваров, ОРАТ подошёл с манипулой "ролов" восточного округа и дружиной отставных "ролов" состоящей из 16 полнокровных манипул. Эти силы превосходили армию высадившихся варваров, сведя на нет всё их имевшееся численное преимущество. Кроме того руководство гильдии, финансировавшее это вторжение, вдохновившее его, были просто купцами, а не военачальниками. Поражение в южном округе, обескуражило их, и они просто растерялись. Их тайный помощник, ДАДИН наведя мор на воинов западного округа, посчитал вопрос победы варваров уже решённым и больше этим вопросом не занимался. Брошенные орды варваров были обычной вооружённой толпой, опьянённой безнаказанностью и своим численным превосходством. Но теперь ситуация изменилась. Подошедшие войска состояли из обученных воинов, имели численное превосходство, единую систему управления и вёл их настоящий полководец. Это и обуславливало поражение западного вторжения. Разведчики дали возможность ОРАТУ иметь всю картину расположения армии варваров на захваченных территориях, пути продвижения разрозненных отрядов варваров, замкнутые в осаде ещё сопротивляющиеся города. Эти сведения позволили ему выработать план всей военной компании. Собрав старших легатов манипул, он приказал охватить полукольцом место продвижения отрядов варваров и двигаться вперёд, сжимая это полукольцо. Впереди сжимающегося кольца, по главным дорогам должны были следовать 5 манипул, ещё две манипулы составляли подвижный резерв. Манипулы заняли указанные им места и по общему сигналу двинулись вперёд. Вскоре первые отряды варваров, следующие по дорогам, столкнулись с этим новым противником. Не разобравшись в новой ситуации, они ринулись в бой. Пять манипул "ролов" встретили их своим обычным построением. Первыми стояли щитоносцы, за ними укрылись копьеносцы, выставив два ряда копий, укрытые щитами меченосцев, они создали строй, ощетинившийся остриями копий. Сзади мечников разместились лучники, а с боков встали шеренги тяжёлой кавалерии "высокородных". Этот квадрат закованных в металлические доспехи воинов стоял и ждал варваров на дороге. Варвары напоролись на этот строй внезапно, выскочив из-за поворота дороги. Вначале они замерли, но быстро сообразили, что противник очень уступает им по численности и тот час атаковали стоявших "ролов" в лоб. Уж что-что, а встречать лобовую атаку "ролы" умели! Они и встретили варваров тучей стрел. Пять первых рядов варваров, мгновенно стали кучей тел утыканных стрелами. Тех, кто перебрался через этот завал тел, встретили мечники, а тех, кто пытался обойти это препятствие стороной, встретила тяжёлая кавалерия "высокородных". Варвары не раздумывая, решили обойти этот заслон. Так и сделали, обходя стоящий отряд по широким дугам с двух сторон. Стоявшие на дороге "ролы" им делать это не мешали, они быстро перестроились. Кавалерия "высокородных" заняла место в центре круга, образованного щитоносцами, копьеносцами, мечниками и лучниками. Варваров они не беспокоили, те и устремились вперёд. Но продвинуться далеко не смогли, их встретили "ролы" составлявшие тройное кольцо общего обхвата. Первый ряд щитоносцы, второй копьеносцы, третий лучники. За спинами находились подвижные отряды мечников и тяжёлой кавалерии "высокородных". Всё это действовало по обычной схеме. Град стрел, разомкнутые ряды пропускают отряды мечников и тяжёлой кавалерии. Кто мог противостоять такому? Варвары не смогли. Первые ряды их были мгновенно уничтожены, кто уцелел, те бежали прочь, разнося панику, а железные клещи неумолимо сжимались, уничтожая и перемалывая всё новые отряды варваров.
  Преградив путь варварам вглубь страны, "ролы" не размыкая кольца, теснили отряды варваров к побережью. Огрызаясь, те отступали, стараясь увезти захваченную добычу, а закованное в железные доспехи кольцо "ролов" сжималось, перемалывая отряды варваров, устилая их телами разоренную варварами землю. Уцелевшие жители, сумевшие спрятаться в лесах, гарнизоны несломленных городов, осада с которых снималась, по мере сжатия этого железного полукольца, с удивлением встречали поток закованных в доспехи "ролов", они никогда даже не представляли, что в их государстве есть такое большое количество этих неустрашимых воинов.
  Перед ОРАТОМ стояли не только проблемы разгрома войска вторжения, по мере освобождения территорий западного округа приходилось решать и множество хозяйственных проблем. Разорённые земли, сожжённые поселения, города, частично разрушенные города удержавшие осаду, погибшие или бежавшие управители и чиновники, оставшиеся без крова и хлеба люди ..., всё это порождение войны нужно было исправлять. ОРАТ отправил несколько гонцов к Владыке с просьбой дать указания, как поступать? Но только один гонец привёз странный ответ, правда, написанный лично Владыкой на обратной стороне посланного ему ОРАТОМ сообщения. Расспросы гонца ничего не дали, он прибыл во дворец, сдал привезенное им послание и только днём следующих суток получил этот ответ, который ему передал легат манипулы личной охраны Владыки. Был он очень озабочен, ничего не объяснив, ткнул свиток гонцу и тут же убежал. Да и все во дворце были чем-то озабочены. Это было всё, чего добился ОРАТ от гонца. Он несколько часов пытался понять ответ Владыки, перечитывая его:
  
  "Твои отчёты о ведении военных действий по отражению вторжения получил. В твоих способностях полководца не сомневался. Повезло тебе! Твой противник повержен. У меня не всё так гладко. Приходиться трудится в поте лица. Вчера еле доказал, что у нас ничья. С хозяйственными проблемами разбирайся сам. Мне не до того. Жду твоего скорейшего возвращения. Мне нужен честный беспристрастный судья, имеющий авторитет у моего оппонента. Жду...
  Пишу лично, ибо доверить эту правду не могу никакому писцу"
  
  ОРАТ ничего не понял и отложил послание. Призванная на помощь ЗАРИКА, тоже оказалась бессильна и сдалась сразу. Вот и пришлось ему погрузиться в навалившиеся проблемы. Назначать управленцев, в северный округ были отправлены гонцы с приказом управляющему округом направить все собранные подати и налоги на восстановление разрушений в западном округе. Этого оказалось недостаточно, пришлось привлечь ресурсы центрального округа. От Владыки больше ничего не поступало. Погрязнув в хозяйственных заботах, ОРАТ внимания ведению боевым действиям не уделял. Да его вмешательства и не требовалось. Варваров громили успешно.
  Через месяц боёв зажатые в многослойном железном кольце "ролов" варвары сдались на милость победителей. По приказу ОРАТА длинные колоны пленных потянулись к шахтам и рудникам, расположенным в северном округе ВИНЗОРА. Но гораздо больше пленных работало, восстанавливая разрушенные ими города, поселения, селения, поля и оросительные каналы. Победа была полной. Манипулы "ролов" и часть дружины отставных "ролов" двинулись к местам своих дислокаций. Шесть манипул дружины отставных "ролов" остались в западном округе охранять пленных варваров работавших на восстановлении округа. Каждые три месяца эти манипулы дружины отставных "ролов" должны были сменяться. Кроме охраны пленных они занимались боевой подготовкой согласно изданного Владыкой указа "О сборах членов дружины отставных "ролов". Так закончилась эта война. Но ОРАТ задержался в западном округе ещё на полтора месяца, занимался восстановлением разрушенных городов, поселений. Он уже привык всё решать сам, от Владыки никаких указаний не поступало. Создавалось впечатление, что Владыка, восстановив наследника в правах, сам от всего происходящего отстранился. Это было непонятно, но повседневные заботы не оставляли времени ОРАТУ задумываться над этим. Проблем хватало и так, их он и решал. О причине отстранения Владыки от проблем государства узнал, когда вернулся во дворец. ЗАРИКА всё это время была с ним, уже вместе они узнали причину забот Владыки, а узнав, так и не смогли определиться. Плакать им над ней? Или смеяться?
  ВИНЗОР вновь зажил своей жизнью, забыв о недавних проблемах. Вторжение было отражено, но теперь у его инициаторов начались разборки. План объединённой гильдии купцов потерпел неудачу. Затраченные средства прибыли не принесли, гильдии достались одни убытки. Терять деньги бесцельно купцы не любят и совету гильдии, точнее его председателю, придётся держать ответ перед общим собранием купцов, об опустошенной казне гильдии. Это грозило ему лично и всем членам совета возможностью лишиться своих постов. Чего никому из совета не хотелось. Падать всегда неудобно и больно. Тогда и начался поиск виновных всем советом объединённой гильдии купцов. Виновные всегда нужны, когда нужно уцелеть самим. Стрелочник должен был принять на себя удар, позволив остаться не запятнанным гению руководителей. Это было, это есть, это будет всегда. Поиски виновников велись усердно. Посол купеческой гильдии при дворе Владыки ВИНЗОРА КАТИН тоже попал в число виновных в провале плана гильдии, но отделался он за свою "вину" легко. Поста своего не лишился, только перестал быть кандидатом в совет гильдии, но это его очень не огорчило. Он подозревал, что это обещание было просто репой, подвешенной на палке, перед носом глупого животного, опара, чтобы он быстрее бежал вперёд. Это понимание истины не мешало ему ненавидеть ОРАТА АРИДА смертельной ненавистью. Человека, которого он считал виновником победы ВИНЗОРА над варварами и в крушении своих, пусть и пустых, но честолюбивых планов на место в совете гильдии. Свои мысли КАТИН предпочитал хранить при себе, никогда ни с кем не делясь ими. Клокотавшая в нём ненависть искала выхода, вот он и начал поиск своих единомышленников. Искал их очень осторожно. Первой в его списке была ДАКАТА, дочь Владыки потеряла всё, чем она жила, о чём мечтала и брата должна была ненавидеть очень сильно. Но это требовалось установить точно, как и границы её ненависти, как и её желание, идти до конца в выборе средств, своей мести...
  
  Глава пятая. Внук и дед.
  
  Все эти события, подспудная борьба гильдии, проблемы государства проходили мимо Владыки, ему было не до всего этого. Более важная проблема волновала его и лихорадила весь дворец. У этой проблемы было имя АРЕТ АРИД и причина, вспыхнувшая любовь деда к внуку, которого он не знал почти десять лет. Началось это тогда, когда сын Владыки увёл воинов в горнило битвы, а во дворец был доставлен внук. Вначале всё было скучно и обычно. Вежливый мальчик, почтительно приветствовал Владыку, внимательно ловя его каждое слово. Владыке это почитание и уважение окружающих уже давно надоело. В своём сыне ОРАТЕ он ценил главную черту АРИДОВ их смелость, прямолинейность, упрямство. Всем этим он обладал и сам. Прибывший внук этими фамильными чертами, увы, не обладал и после часа общения стал Владыке не интересен. Отвечал тихим голосом, потупив взгляд, совсем сказанным Владыкой безропотно соглашался, не спорил. Ну, такая бесхребетная гала. Её узлом завязать можно! Сделав такие неприятные выводы в отношении внука, Владыка не замечал реакции остальных на него. А она была необычна. Первыми всполошились слуги и дворцовая стража. Дело в том, что фигура мальчика, походка, манеры были точной уменьшенной копией фигуры и всего остального Владыки. В полутёмных переходах дворца все истинные размеры были искажены, поэтому точно понять, кто идёт по переходу, Владыка или его внук было невозможно. Действовали соответственно. Стража застывала каменными фигурами, не смея шевельнуться, а слуги старались нырнуть в ближайшую дверь. Мальчик был любознательный, лазил везде постоянно, да и Владыка на месте не сидел. Несение службы для стражников и день для слуг превратились в постоянный кошмар. Иногда Владыка пройдёт по коридорам и переходам, а вслед за ним раз десять пронесётся мальчик. Но жизнь, проблемы стражников и слуг особо никого не волновали, на них и не обратили внимания. Следующей жертвой этого сходства стали служители малой манипулы личной охраны Владыки. О том, что во дворце есть тайные ходы, они знали. Но раньше Владыка ими никогда не пользовался, а теперь приходилось гадать, пользуется ли он ими? Или нет? Самого Владыку спросить не осмеливались, вот и гонялись за фигурой Владыке по всему дворцу, пока не убеждались, что это не Владыка, а его внук. Часто случались и накладки. Пока гонялись за внуком, куда-то выходил сам Владыка. Кошмар охватывал всех. На третий день пребывания внука во дворце, вечером Владыка узнал, что внук точно принадлежит к роду АРИДОВ и своим упрямством не отличается от него. Произошло это за ужином.
  Всё время до этого момента Владыка третировал внука, как и всех придворных. Тот ни слова не перечил деду, покорно исполнял всё, но видно именно в этот день его терпению пришёл конец. Характер АРИДОВ проявил себя во всей своей красе, хотя ничто не предвещало этого взрыва.
  Лекарь Владыки, приписал ему вечерами, есть кашу из проросших зёрен, это должно было, по мнению лекаря, способствовать лучшей работе организма Владыки. Как и всех богатых людей, Владыку лечили даже от будущих болезней самые знаменитые лекари, которые уже давно не могли вылечить никого ни от чего. Но, Владыка издевательства над собой делил со всеми придворными, удостоив их чести ужинать с ним. Понятно, что внук тоже попал в число этих счастливцев. Каша, из проросших зёрен сваренная на воде без соли, была "очень" вкусной. Или полезной? Это значения не имело. Все честно ели её каждый вечер и светились от счастья. Владыка тоже светился от счастья, усердно заставляя слуг накладывать её в мыски сидевших за столом, Владыка бдительно следил, чтобы никто не отлынивал, а ел усердно. При этом он вслух комментировал свои наблюдения. Внук, определённый Владыкой в бесхребетные создания, в эти дни был удостоен внимания и комментариев Владыки, как свежий человек.
  - Вот внучек! Будешь есть эту кашу? Вырастишь большим и сильным. Наверно сможешь и меч поднять, а если перестанешь держаться за подол платья матери и вытрешь нос, то даже станешь воином. Хотя это не при твоём характере! Тебе бы девочкой родиться! В куклы играть мог бы с утра до вечера. Вот было бы здорово! Еж, еж не стесняйся! Добавки хочешь?
  Придворные привычно посмеивались. Периодически, каждый из них попадал в такие "любимцы" Владыки и выслушивал много гадостей. Но сегодня жертвой был другой, вот они и радовались чужому унижению. АРЕТ, как обычно склонившись над миской, заталкивал в себя противную смесь, стараясь не слушать издевательства Владыки. После последних слов Владыки его переклинило. Тарелка вслед за ложкой улетела на пол, а вскочивший парень с перекошенным от злобы лицом произнёс осипшим голосом:
  - Сам ешь эту гадость и добавку!
  Придворные застыли. Они все услышали хорошо знакомый им голос впавшего в гнев Владыки. Такое случалось часто, ошибиться они не могли. Они посмотрели на Владыку, но он сидел, молча с открытым ртом, затем перевели взгляд на лицо стоящего парня и вздрогнули. На них смотрело перекошенное от злобы лицо Владыки, немного помолодевшее, это дополнение поняли не сразу, не до того было! Обычно такое выражение лица Владыки предшествовало казни и не одной, вот это вспомнили мгновенно и дружно затряслись. Владыка пребывал не в меньшем шоке. На него смотрели гневные глаза его отца, такими их запомнил он с ушедшего времени, своего далёкого детства. Но о том, что это его детство уже далеко в это мгновение он забыл, обычно такие глаза отца предшествовали порке, которую его отец всегда проводил лично. Спина привычно заныла в тех местах, по которым проходился отец. Оказалось, она тоже всё помнила! А стоящий мальчик, с перекошенным от гнева лицом, медленно обвёл всех сидевших за столом придворных и суетящихся у стола слуг своими горящими гневом глазами и тем же зловещим, сиплым голосом продолжил:
  - Ну, эти съедят всё молча! Но почему ты решил, что можешь поступать так со мной? Я долго терпел! Ходил в этом халате и шапке, как ты. Тебе что больше нечем заняться? Кашку ешь, чтобы меч поднимать? Без неё не можешь? Какой ты Владыка? Если меч держать не можешь! Да ты против меня и двух стад не продержишься! Вот и играй в свои куклы!
  Стад это деление на колбе песочных часов равное приблизительно полутора минуте. Оскорбление было очень обидное, тем более что последнее слово мальчишка оставил за собой. Резко отбросив стул, АРЕТ вылетел из обеденной залы. Но для присутствующих на ужине ничего не изменилось. Перекошенное гневом лицо просто переместилось на противоположную сторону стола, и тот же сиплый голос продолжал гневную руладу:
  - Да как ты смеешь говорить так в моём присутствии? Сгною в подземелье! Голову отрублю! Щенок! Это я меч держать не могу? Да я сражался им в битвах, когда тебя ещё и в планах твоих родителей не было! Ты, сопля, говоришь это старшему легату "ролов"! Я не продержусь против тебя и двух стад? Наглец! Сопля! В куклы мне играть? Сошлю в далёкий гарнизон! Лишу звания!
  Что произносил этот голос? Придворные уже не понимали и не воспринимали. Жизнь придворного это постоянное хождение по полю кишащему ядовитыми, ползающими галлами. Но они умели приспосабливаться и выживать. Хотя сейчас переживали очень трудный момент, обусловленный родственным сходством, ещё сильнее проявившимся в гневе. Несчастные придворные слышали одни и те же интонации, в одних и тех же словах, жестах, видели одни и те же гневные глаза. Только огромным усилием воли все сдерживали себя, чтобы не упасть в обморок. Владыка ещё некоторое время бушевал, устремив взгляд в закрывшуюся за внуком дверь. Затем тем же жестом отшвырнув свой стул, выскочил вслед за внуком. Сидевшие за столом придворные, вздохнули облегчённо. А гневные тирады Владыки неслись коридорами и переходами дворца. Владыка бежал в свои покои. Вскочив в них, он сорвал со стены меч, снял ножны, отбросил их в сторону и выскочил из своих покоев. Размахивая обнажённым мечом, что-то неразборчиво выкрикивая, он помчался в покои внука, находившиеся на половине его отца, наследника престола ОРАТА.
  За Владыкой так же обнажив мечи, следовали воины его личной охраны. Из неразборчивых выкриков Владыки, они не могли понять, куда нужно бежать и кого нужно рубить? По этой причине они держались сзади него. Так они бы ответили, если бы кто-то спросил их об их нахождении за спиной Владыки. Но никто бы в жизни не сказал об истинной причине, а она заключалась в том, что Владыка махал своим мечом в узких коридорах и переходах дворца. Махал он усердно и любой, попытавшийся обогнать его неизбежно попадал бы под удар меча разгневанного Владыки. Вот уж этого точно никому не хотелось. Вслед за личной охраной Владыки бежала постоянно увеличивающаяся толпа дворцовых стражников. Вооружённые бердышами на длинных древках, они периодически сбивали друг друга. Узкие коридоры и переходы для древков бердышей были маловаты. Сбитые стражники, катаясь пополам коридоров и переходов, выли от боли, но их потери были незаметны и на общей численности не отражались, ибо места сбитых стражников занимали вновь подбегавшие. Вся эта гремящая, воющая толпа неслась к покоям дерзкого внука, сея панику и нервозность по всему дворцу. Но вот она докатилась до покоев, которые занимал внук Владыки. Ударом ноги Владыка открыл дверь и вскочил в комнату, остальные утихнув, столпились за его спиной. Но обнажённые мечи и лезвия бердышей зловеще блестели в лучах зажжённых факелов. Был вечер и зажжённые факелы разгоняли темноту наползавшей на дворец ночи.
  АРЕТ стоял посреди комнаты спокойно смотрел на Владыку и вооружённую толпу в дверях:
  - Это все участники нашего поединка? Или Ваши сопровождающие? Ночью по дворцу ходить опасно?
  Стоявшие в дверях воины, вздрогнули и отпрянули назад. Они узнали этот полный сарказма голос. Так говорил Владыка, если хотел поставить всех на своё место. Обычно за этим спокойным голосом следовал взрыв гнева, а далее следовало жёсткое наказание, для всех попавшихся на глаза Владыки. Лёгкая паника, толкотня в дверях и они бесшумно закрылись. Желающих участвовать в семейном конфликте АРИДОВ не было. Владыка пришёл в себя, понял комичность ситуации и нашёл выход из неё. Небрежно махнув, мечём, он заложил руку с ним за спину и произнёс:
  - Твой сарказм неуместен! Просто я пришёл сказать тебе, что твой наглый вызов принят. Сражаться будем завтра. Ты сам назначил длительность поединка и если не выдержишь это время? То о наказании за бахвальство я подумаю. Твою дерзость тоже отметить не забуду. А пока спи!
  С гордо поднятой головой, Владыка покинул комнату внука. Возле комнаты его ждали только воины его личной охраны, остальные сочли самым разумным решением тихо исчезнуть. Слишком не приятные для авторитета Владыки события происходили этим вечером, становиться свидетелями этого было опасно. Вот и разбежались.
  Свой меч Владыка вручил старшему воину своей личной охраны, а сам задумчиво пошёл переходами и коридорами дворца к своим покоям. Шел, погрузившись в глубокие раздумья. Внук доказал, что он принадлежит к роду АРИДОВ. Это значило, что он упрям, горд, целеустремлён. АРИДЫ никогда не были хвастунами, своё слово и решение всегда отстаивали до конца. С этим нужно было теперь считаться. Брошенный деду вызов имел под собой твёрдое убеждение в правоте своих слов. Спасая свой авторитет, нужно было к этому отнестись серьёзно и принять меры. Ложиться спать было рано, предстояло разработать план действий, этим он и занялся, созвав совещание Малого совета Владыки. Заседали до глубокой ночи. Решение нашли. С утра АРЕТ должен был начать занятия в воинской школе для детей "высокородных". Это была единственная элитная высшая воинская школа ВИНЗОРА и размещалась она возле дворца, что позволяло наблюдать за тем, как ведёт себя на занятиях АРЕТ. Определили его в группу, где занимались ребята 12-13 лет. Сделали это сознательно. Ребята были старше и сильнее, по замыслу они должны были вымотать парня полностью так, чтобы вечером он не имел сил в схватке с Владыкой и проиграл поединок. Такие меры одобрили все члены Малого совета, они единодушно признали их достаточными, но Владыка только внешне согласился с ними. Он лучше всех знал, что такое АРИДЫ и рисковать не стал. Вызвав своего канцлера, он дал ему дополнительные указания, только после этого посчитал, что обезопасил свой авторитет более, менее на..., 85%. Нрав АРИДОВ был непредсказуем, с этим нужно было быть осторожным.
  Едва рассвело, АРЕТА разбудил слуга. Прибывший посланник канцлера сообщил парню радостную весть о том, что он зачислен в военную школу и должен приступить к занятиям немедленно. Мальчик выслушал его спокойно и быстро начал собираться, отказавшись от помощи слуг. Два года проведенные им в военной школе восточной манипулы "ролов" приучили его к дисциплине. Это была привычная жизнь, очень отличавшаяся от нудной, манерной жизни дворца. На построение АРЕТ прибыл вовремя. Был представлен своим новым соученикам и приступил к занятиям. За ним внимательно наблюдали сотни пар глаз укрывшихся в разных щелях дворца придворных. Среди этих глаз были и глаза Владыки. Так начался этот день.
  Увиденное Владыкой поведение внука на занятиях, с одной стороны вызвало гордость за внука, а с другой заставило задуматься. АРЕТ был младше всех в своей группе. В этом возрасте это значило, что он был меньше и слабее всех остальных, но, не смотря на это, парень смело бросался в схватку, не обращая внимания на габариты и силу противников, вел схватку смело, демонстрируя не малое умение, ловкость, настойчивость. Это вызывало сомнение у Владыки в его победе в будущем поединке. У него всё больше крепло убеждение, что принятые им меры предосторожности были не лишними. Это говорило об осторожности и дальновидности Владыки. Желая ему угодить, мальчика в школе в течение этого дня нагружали, как можно сильнее, стараясь измотать. До окончания занятий АРЕТ провёл около шести схваток с разными противниками и очень устал, но гордость не позволяла ему отказаться или перенести схватку с дедом на другой день. Упрямство добавляло ему силы, назначенная схватка состоялась в указанное время. Владыка приказал всем удалиться, оставив их вдвоём. Колба с песком была перевёрнута и зазвенели, ударяясь друг о друга мечи.
  Песок сыпался, проходил первый стад. Владыка уже давно не брал меч в руки, да и возраст давал себя знать. Он уже с трудом вяло отбивал атаки двухжильного мальчишки и в этот момент, пришла подготовленная Владыкой помощь. Двери в зал открылись, вошёл канцлер и громко произнёс:
  - Малый совет собрался и ждёт Вас. К моему сожалению, должен прервать Вашу схватку. Прошу Вас поторопиться!
  Канцлер с удивлением смотрел на лица участников схватки, оба лица имели одинаковое выражение облегчения. Любой человек, увидев эти лица, мгновенно отбросил бы все сомнения в отношении близкого родства этих людей. Но канцлер остался невозмутимым, старый придворный прошёл хорошую школу и надетую маску умел носить достойно. Владыка подыграл ему не менее артистично. Надев маску сожаления на своё лицо, он опустил свой меч и произнёс:
  - Какая жалость! Придётся прервать наш поединок. Государственные дела требуют моего участия. Жаль! Надеюсь, мы найдём время продолжить наш спор? Ведь он не закончен?
  АРЕТ с радостью поклонился Владыке, выражая своё согласие и понимание. Владыка бодро вышёл из комнаты, а едва канцлер закрыл за собой дверь, он обессилено облокотился о стену коридора. Устал очень, ныли кости и мышцы, боль была адской. Опираясь на канцлера, Владыка ковылял к своим покоям. Два дня, ссылаясь на важные государственные дела, он избегал встреч с внуком, но наблюдать за занятиями внука в школе не прекратил. На третий день Владыку озарило, он понял, как найти общий язык с мальчиком. Теперь за занятиями внука он наблюдал вместе со старшим легатом и двумя легатами своей охраны. Эта троица считалась одними из лучших мечников ВИНЗОРА, немногие могли им противостоять в схватке. Теперь у них была задача наблюдать за схватками, в которых участвовал АРЕТ, замечать все его ошибки и промахи, кроме этого они должны были показывать Владыке, как устранить эти ошибки. Владыка учился усердно. Опыт управления людьми у него был большой, он умел находить слабости человека и играть на них, добиваясь преданности и уважения. Внук интересовался воинским искусством и на этом Владыка решил сыграть, став для внука авторитетом в искусстве владения мечом. Его помощники были авторитетами в этом деле и своими знаниями щедро делились с Владыкой. Это было главным, а как заинтересовать мальчика? Вот с этим проблем не было. Владыка начал бой за свой авторитет в глазах внука.
  Целую декаду он изучал разные приёмы сражения на мечах. Эти "удар крыла", "двойной тог", "удар бича" и десятки других с трудом умещались в его сознании. Возраст и отсутствие навыков не давали ему воспроизвести самому всё изучаемое, но здесь пригодились легаты его личной охраны. Исходя потом, они по сотне раз повторяли все движения в различном темпе под неусыпным контролем старшего легата личной охраны Владыки. Именно в этот тяжёлый период Владыка отправил ОРАТУ личное послание, которого тот не понял. Как ему не было трудно, но Владыка не сдавался, упрямство АРИДОВ поддерживало его. Дела государства отошли на задний план, в западном округе все проблемы решал ОРАТ, а здесь всё легло на плечи канцлера. Он предпринял несколько попыток прорваться к Владыке, воины личной охраны Владыки эти попытки пресекли, смирившись с этим, канцлер начал заниматься делами государства самостоятельно. Так проходили насыщенные дни жизни Владыки. С утра он с консультантами подсматривал за занятиями внука, с помощью консультантов разбирал его ошибки. Затем изучал приёмы боя на мечах. Вечером падал без сил и быстро засыпал, как в ушедшем детстве. Сколько он смог бы продержаться при такой нагрузке? Этого не знал, но к концу декады почувствовал, что больше сил у него, жить в таком ритме, нет. Вот и решил, что пора начать действовать или он загнётся.
  Это был очередной общий ужин. Но теперь на столах стояла нормальная еда, гадкая каша стояла только перед личным лекарем Владыки, с кислым выражением на лице он упрямо ел её. Внук сидел возле Владыки. Вначале ели молча. Владыка, обглодав кость, бросил её собакам, мечущимся под столами, вытер руки и обратился к внуку:
  - Насколько я помню у нас остался не решённый спор насчёт нашего поединка? С государственными делами я разобрался, теперь мы можем его закончить. Как ты считаешь?
  АРЕТ перестал, есть, и мгновенно его лицо покраснело. Ему уже давно было стыдно за свою вспыльчивость, грубые слова и оскорбление деда вызовом на поединок. Он не знал, что ответить и просто молчал. Уперев свой взгляд в стоящую перед ним миску. Владыка и не ждал никакого ответа, сценарий этого разговора был им продуман. Он и продолжил его:
  - Сегодня я смотрел, как ты занимаешься. Сказать могу одно. В общем, ты работаешь мечом неплохо, но ошибок допускаешь немало. Вот в частности во второй схватке, отбив меч противника, тебе нужно было удлинить шаг и ответить "ударом крыла". Это принесло бы тебе победу. Понимаю, что опыта...
  Дальше АРЕТ уже не слушал, его глаза засверкали, и он перебил Владыку:
  - А Вы ..., то есть ты, знаешь "удар крыла"?
  Занимаясь в военной школе манипулы "ролов" восточного округа АРЕТ слышал названия этого таинственного удара, но обучавшие ребят там учителя, были простыми мечниками и мудрых ударов не знали. В ответ на расспросы они отвечали, что этот и другие удары знают только высшие мастера боя на мечах, которых единицы и среди "высокородных" в их манипуле. И вот оказалось, что его дед знает этот удар! Это было очень серьёзное открытие. Авторитет деда мгновенно взлетел до небес. Как оказалось, это был не предел, не веря своим ушам, АРЕТ услышал то, что сказал дед дальше и с трудом сдержал крик восхищения. Наклонив голову, Владыка небрежно ответил:
  - Что "удар крыла"? Это не самый сложный удар! Вот "порыв ветра" или "удар грома", или "удар ора" вот сложные удары. Да и вообще этих ударов существует сотни. Когда-то я некоторые из них показывал твоему отцу. АРЕТ смотрел на деда, как на живого бога. С трудом проглотив ком в горле, он выдавил из себя:
  - Дед! А мне ты их покажешь? Клянусь! Я буду самым послушным и самым хорошим! Обещаю!
  Владыка задумчиво посмотрел на внука:
  - Самым послушным и самым хорошим? Ладно, покажу..., завтра после полудня.
  АРЕТ если мог бы, то ускорил ход времени, но это было ему не по силам. Поэтому он и мучился, ожидая назначенного дедом времени. А оно приближалось очень медленно, но наконец, ожидание окончилось и АРЕТ нетерпеливо, топтался перед дверями покоев Владыки. Невозмутимые стражи коротко отвечали ему:
  - Владыка занят государственными делами. Велел не беспокоить!
  Сам Владыка нервно ходил по покоям, прислушиваясь к нетерпеливой перебранке внука со стражниками. Он откровенно трусил, ожидая назначенного им же времени занятия. Сидевшие, в углу зала легаты личной охраны Владыки были спокойны, они не понимали причины беспокойства Владыки. Подумаешь, нужно показать пару приёмов боя на мечах мальчишке. Чего переживать? Но старались не злить Владыку взглядами, а тем более вопросами, тот и так был на грани срыва. Испытать гнев Владыки на себе? Желания не имел никто, даже легаты личной охраны. Они видели этот гнев, изливающийся на головы других, были очевидцами и участниками его последствий. Вот и сидели со скорбным выражением на своих лицах, опустив глаза, так было безопасней. Наконец Владыка нашёл выход. Он сел за заваленный свитками стол и повертевшись, принял позу занятого государственными делами лица. К сожалению, зеркала перед ним не было, и он не мог оценить своей позы, об этом пожалел. Увы, назначенное время подошло. Приходилось принимать всё, как есть. Смирившись с этим, Владыка кивнул одному из легатов и тот устремился к двери. Сам Владыка схватил первый, попавший ему под руку свиток, развернул его и замер. Представление под названием "Государственный муж, погруженный в важные дела" началось. Легат открыл дверь, окинул строгим взглядом АРЕТА, ведущего спор со стражниками и важно произнёс:
  - Не шуметь! Владыка работает с донесениями. В чём дело?
  АРЕТ, прекратив спор, шёпотом произнёс:
  - Мне назначено!
  Страх и волнение переполняли его, говорил он срывающимся голосом, а в голове билась одна мысль:
  "Всё! Дед забыл своё обещание! Он отменил занятие!"
  Это было ужасно! Но мальчик старался не плакать, с трудом сдерживая слёзы обиды. И как спасение из комнаты раздался голос Владыки:
  - Пропустить! Я уже закончил! Совсем забыл о назначенной аудиенции.
  Едва услышав слова Владыки, АРЕТ влетел в открытую дверь комнаты, едва не сбив довольно крупного легата с ног. Тот удержался с трудом, успев схватиться за полотно двери.
  Владыка встал из-за стола, отложив свиток в сторону. Только сейчас он заметил, что держал его вверх ногами. Эта комическая деталь несколько успокоила его, прогнав волнение. Выйдя из-за стола, он направился к замершему внуку. Подошёл, окинул его внимательным взглядом и веско произнёс:
  - Готов начать занятия? Это хорошо! Сейчас и начнём, только дам разъяснения легатам личной охраны, они будут нашими помощниками в обучении, сам понимаешь, секрет своих ударов я не могу доверить, кому попало. Посиди немного!
  АРЕТ сидеть на предложенном стуле не мог. Он остался пританцовывать на месте, настороженно наблюдая за Владыкой. Тот подошёл к легатам своей личной охраны и начал им говорить что-то шёпотом. Лица легатов стали строгими и серьёзными. Если бы АРЕТ услышал то, что говорил им Владыка, был бы он поражён? Увы! Это останется для него секретом. Лица легатов были сосредоточены и строги потому, что они слышали слова Владыки:
  - Если внук о чём-то догадается? Отправлю вас всех в самый дальний гарнизон. В лучшем случае или сгною в подземелье. Ну, а если хорошо поработаете? Получите по одному золотому за три занятия ..., нет, за декаду!
  Легаты переглянулись и утвердительно закивали головами. Они решили стараться изо всех сил. В основе их рвения лежал не обещанный за декаду золотой, а страх перед подземельем. На то, что Владыка милостиво сошлёт их в дальний гарнизон? Они особо не рассчитывали. Подземелье дворца было ближе, а гнить в нём не хотелось. Тамошние условия жизни и содержания узников, легаты хорошо знали. Часто выполняя волю Владыки, они таскали туда провинившихся придворных, вот и насмотрелись на то, как живётся в подземельях узникам. Повторить их участь не хотели.
  Владыка довольный реакцией легатов на свои обещания, отошёл к внуку. Занятия начались. Легаты, старательно и в тоже время неуклюже, начали показывать движения удара под названием "порыв ветра". Владыка делано грозил им кулаком, кричал и давал указания, исправляя их "ошибки". АРЕТ не отрывая взгляд от легатов, ловил каждое их движение, старательно повторяя их. На всё остальное он внимания не обращал, не мешая проявлению остальными участниками своих актёрских способностей. Иногда, по указанию Владыки, АРЕТ подменял одного из статистов. Он старательно повторял заученные им движения, постоянно смотря на Владыку, ожидая его одобрительного или осуждающего взгляда. Владыка играл свою роль учителя лучше всех. Он, не имеющий представление о том, чему якобы учил внука и легатов, был очень убедительным. Правда, разумно меч в руки не брал, к ученикам не приближался, всё советовал и оценивал на расстоянии. Так проходил этот первый урок. Легатам было всё равно, а Владыка с внуком уроком увлеклись так, что прозевали ужин, который из-за Владыки отложили почти на час.
  Так начались эти занятия. АРЕТ восхищался мастерством деда, знавшего много самых секретных ударов и щедро передаваемых ему. Это наполняло мальчишку гордостью. Он не отходил от деда каждую свою свободную минуту, с нетерпением ожидая окончания ежедневных занятий в воинской школе. За прошедшее время Владыка вошёл в роль учителя и великого мечника настолько, что сам поверил в это, ходил гордо с таинственным видом обременённого тайной человека. Правда, дела государства были сброшены на плечи других, но сам Владыка от этого не страдал. Впервые за долгие годы он был счастлив и полностью наслаждался этим чувством.
  Вот такую идиллию отношений, между дедом и внуком застали, вернувшиеся с земель западного округа родители АРЕТА, ОРАТ и ЗАРИКА. Как оказалось, в этих отношениях им места не было. Первым узнал об этом ОРАТ. Он знал, что отец никогда выдающимся мечником не был. Владыка в молодости изучал искусство воина, но себя в нём не нашёл. Он был хорошим Владыкой, государство при нём процветало, но не более того. ОРАТ был поражён, этими внезапно открывшимися талантами отца, он предложил присоединиться к их занятиям. Услышав это предложение, дед и внук переглянулись, а затем с одинаковыми выражениями лица, одинаковыми словами принялись отговаривать ОРАТА от его предложения. Аргументы приводили убедительные. Что скажут люди? Узнав, о том, что главный легат "ролов", главный стратег государства ВИНЗОР посещает уроки изучения приёмов боя на мечах? Это будет для всех шоком!
  Увидев это единодушие, ОРАТ с их доводами согласился, своё предложение снял. Дед и внук вздохнули с облегчением. Причины отказать ОРАТУ, принимать участие в их занятиях у них были разные, но очень веские. Владыка знал, что его сын был лучшим мечником государства и опасался раскрытия им своей несостоятельности, как мечника в глазах внука. А внук..., просто ревновал деда, не желая появления у того ещё одного ученика. АРЕТУ и так было непросто. Как любой десятилетний мальчик он отбивался от ласок матери, считая их "детским сюсюканьем к взрослому парню", а тут ещё и отец! Дед относился к нему, как к взрослому воину, учил секретным ударам. Становиться маленьким очень не хотелось.
  ОРАТ ещё тогда, когда вносил своё предложение о присоединении к занятиям, только начав говорить, осознал свою ошибку. У него свободного времени и так не было. Выкраивать время на занятия не мог, но боясь обидеть отца и сына, договорил до конца. Их отказ встретил с облегчением и больше к этому предложению не возвращался, полностью отдавшись государственным делам. Забот и проблем хватало. Даже здесь в столице.
   Сгоревшие здания на портовых причалах и в нижнем городе уже разобрали, на местах пожарищ возводились новые здания, восстанавливалась разрушенная крепостная стена нижнего города. Да и других забот хватало. Владыка все заботы о государстве взвалил на наследника, делами занимался очень редко. Вот ОРАТУ и приходилось заниматься всем. Появилась и новая забота. Множество захваченных кораблей требовали своего применения, приходилось организовывать и создавать военный флот, организовывать оборону бухт, создавать посты наблюдения за морем, реорганизовывать армию. Это отнимало много времени. Отношениям деда и внука никто не мешал, вот они и крепли. Так шло время.
  
  Глава шестая. Объединённое государство ОВАТА.
  
  В государстве происходили перемены. Это заметили все. Владыка оставался символом власти, но фактически вся власть сосредоточилась в руках наследника. Для всех была понятна выстроившаяся цепочка. Наследник трона ОРАТ со временем займёт место Владыки, после него трон перейдёт к АРЕТУ, его сыну. Для ДАКАТЫ это было подтверждением того, что регентом ей уже не быть, ибо трон для её сына становил далёким и не достигаемым. Они просто выпали из колоды власти. Пережить такое? Было не возможно и не хотелось. Поэтому она затаила не только злость, но и искала союзников в борьбе за трон, которую собиралась начать. Сдаваться без борьбы? Не собиралась! Но что делать? Как начать? Пока не знала. Крыло дворца, где были её и сына покои, становилось безлюдными. Только слуги и стражи, которым полагалось находиться здесь, продолжали нести свою службу. Придворные постепенно, под разными предлогами, покидали это крыло. Пустые комнаты становились привычным явлением в этом крыле. Запустение и тишина это не самое лучшее соседство для честолюбивого человека, они только подчёркивают крушение всех надежд и мечтаний. ДАКАТА стала раздражительной, она пыталась привлечь внимание к себе, изыскивая у себя разные болезни. Но всё было бесполезно. Менялись лекари. Те, кто не находил у неё болезней, очень быстро исчезали уступая место более сговорчивым лекарям, которые принимали игру ДАКАТЫ и сосредоточено лечили её. Особенно она ценила тех лекарей, которые сами, без её подсказок или же с ними, это особой роли не играло, главным в их действиях было одно. Они должны были стараться довести до Владыки, сведения об ужасном состоянии здоровья, его дочери и её сына. Со временем её окружали только такие удобные ей лекари. Правда, все их старания пропадали впустую.
  Владыка прекрасно понимал все старания дочери, но он их не разделял всё своё время, посвящая внуку. Его личная охрана недовольство Владыки уловила и свела до минимума возможность доступа в занимаемое Владыкой крыло дворца. Все слуги, занятые обслуживанием Владыки и его апартаментов жили здесь же, стража тоже находилась в помещениях перед крылом. Для встреч с придворными и другими обитателями дворца существовали отдельные залы, в которых Владыка давал или не давал аудиенции просителям или своим чиновникам. Пробиться в них, лекарям и посыльным дочери самостоятельно было невозможно.
  Крыло дворца, где теперь обитал наследник престола, было не менее закрыто от посторонних. Роль личной охраны ОРАТА выполняли "ролы" его команды, для них вообще все не входившие в их круг не существовали. Дворцовая стража, охранявшая эти покои, вынуждена была подчиняться требованиям "ролов" личной охраны наследника и вела себя соответствующим образом.
  Но ДАКАТА была из рода АРИТОВ и её упрямство границ не имело. Она искала пути донести до отца сведения о своих надуманных болезнях и не сдавалась. До неё дошли слухи о модном лекаре старике ДАРОНЕ, он лечил всю придворную знать, ДАКАТА решила действовать через него. Лекарь был очень дорог, но она денег не жалела, тем более, что снабжал её ими посол купеческой гильдии при дворе Владыки ВИНЗОРА. Деньги он давал в счёт будущих благ для гильдии, хотя теперь было понятно, что регентом она не будет, но КАТИН продолжал финансировать её, уповая на могущие измениться обстоятельства. Совет объединённой гильдии купцов ПАРУГИ и ОВАТА обновился почти на 2/3, руководил им новый председатель, но места для КАТИНА в нём не нашлось. Мало того ползли слухи, что его, как посла при дворе Владыки ВИНЗОРА, новый председатель хочет сменить. Приходилось это учитывать и спешить. Один козырь, связь со жрецом "Тьмы" у него имелся, теперь он загнал в долговые сети дочь Владыки. Он не знал, что ДАДИН сам подобрался к дочери Владыки в обличье лекаря ДАРОНА и ломал голову, как свести этих двоих, а самому отойти в тень. Открыто воевать против Владыки, выйдя из тени, он опасался. Пролетающие годы только подогревали ненависть этой троицы к Владыке и наследнику престола ОРАТУ, а теперь на их пути встал ещё и внук Владыки. Положение становилось безнадёжным. Объекты этой вражды о своей роли ничего не знали и жили своими заботами.
  За прошедшие пять лет ОРАТ сумел добиться многого. Пленные варвары за три года не только восстановили все разрушения, они вымостили камнем все главные дороги ВИНЗОРА, построили постоялые и прогонные дворы. Как уже упоминалось, армия варваров набиралась из разномастного люда. Крестьяне, пастухи составляли основную массу. Именно они и нашли своё место в государстве. В имениях отставных "ролов", на пустующих землях восточного округа, среди горных лугов северного округа, появились новые поселения и хутора. Благодатная земля могла прокормить и больше людей, всё зависело от их трудолюбия, а это у пленных хватало, ведь до этого они ухитрялись кормиться на каменистых землях своих материков. Остальные солдаты армии варваров были из отбросов общества, не желавших трудиться, искавших лёгкой и сытой жизни. На ВИНЗОРЕ разгуляться им не давала дружина отставных "ролов", она несла так же охрану порядка в государстве, безжалостно уничтожая всех разбойников, грабителей. Укрыться от "ролов" дружины было невозможно ни в лесах, ни в горах. Безжалостно выводя всех злодеев, "ролы" не оставляли шансов и желания никому следовать этим путём. Поэтому все любители лёгкой жизни, когда была объявлена амнистия, уехали прочь. Государство ВИНЗОР пополнилось трудолюбивыми и законопослушными гражданами, стало богаче.
  За эти пять лет появился и флот. Более 1000 кораблей бороздили прибрежные воды материка, сопровождали караваны купцов. Их экипажи состояли из морских "ролов", составлявших новое воинское формирование, морскую когорту "ролов". Сухопутные и морские "ролы" считали себя одной семьёй и были преданны главному легату, который теперь стал их общим командиром. Возросшая сила ВИНЗОРА заставила остальные государства ОВАТА задуматься о своём дальнейшем существовании. Все прекрасно понимали, что эта сила без дела простаивать не будет, а они были рядом и знали о мечте АТРИТОВ создать на материке единое государство. До этого времени они этот вопрос решали путём заключения династических браков. Это был долгий путь. Теперь представители их династии могли всё решить быстро. Просто ввести свои войска и сместить местных правителей. Противостоять им не могли все государства, даже объединив свои силы. Вот и ждали, смирившись с зыбкостью своего положения, что решит грозный сосед. Ну и дождались. Предложение наследника престола ВИНЗОРА, фактического правителя ВИНЗОРА ОРАТА АТРИДА войти всем государствам на "равных" правах в союз, создав единое государство, не отклонил никто. Долго не раздумывали, согласно кивали, ни в чём не перечили. Главой нового государства стал Владыка ВИНЗОРА, получив титул Властелина государства ОВАТ. Должность главного стратега досталась ОРАТУ АТРИДУ, других кандидатур не было, и быть не могло. Это знаменательное собрание происходило в столице ВИНЗОРА во дворце его Владыки. С террас дворца была видна бухта забитая военными кораблями морских "ролов", а у стен дворца разбили лагерь три манипулы когорты сухопутных "ролов" и семь манипул дружины отставных "ролов". Приглашённые правители успели налюбоваться на это множество закованных в металлические доспехи воинов. Всё увиденное их впечатлило и, наверное, очень понравилось. Вот и были единодушны в своих решениях. Это был хоть какой-то шанс остаться свободными, а не стать узниками дворцового подземелья.
  Новые заботы отнимали всё время и силы ОРАТА. Властелин так же не вмешивался в управление новым государством, как будучи Владыкой ВИНЗОРА не вмешивался в управление ВИНЗОРОМ наследника престола Владык. Новые границы, новые провинции требовали много чего. Начали с устройства новых дорог, вливавшихся в главные дороги ВИНЗОРА. Их мостили камнем, устраивали постоялые и прогонные дворы. Укрепляли порты, устанавливали на господствующих высотах, вокруг портов катапульты, дозорные посты, гарнизоны. ОРАТ практически всё время проводил в разъездах. ЗАРИКА тоже не сидела на месте, организовывая школы лекарей, дома обслуживания больных. Они практически не виделись ни сами, ни с сыном. Но АРЕТ не страдал от отсутствия родителей, рядом с ним всё время был его дед, который во всём потакал внуку.
  Летом этого года АРЕТУ исполнилось пятнадцать лет. В качестве подарка он упросил деда совершить морское путешествие на соседний материк, ПАРУГУ. Дед внуку отказать не мог. Хотя ему предстояла впервые плыть на корабле. Как он перенесёт дорогу? Властелин ОВАТА даже не задумывался, главное внук будет доволен. Своё решение Властелин сообщил придворным и начался переполох. Не сопровождать Властелина? Было смерти подобно. Плыть с ним? Подвергаться неведомым опасностям морского плавания? Страшно. Но выхода не было, начались сборы. В результате около полусотни судов заняли придворные, их сопровождающие, лекари, слуги. Ещё полторы сотни судов загрузили провизией и воинами охраны. Одним утром эта эскадра вышла из порта южного округа и направилась к материку ПАРУГА. По дороге к ним присоединилась, часть эскадр, находившихся на патрулировании в море.
  В суматохе сборов забыли уведомить правителей государств ПАРУГИ о дружеском визите соседей. Когда рыбаки, а затем и посты наблюдения за морем, донесли своим правителям о приближении армады судов, на которых были видны баллисты и катапульты, что говорило о том, что это военные суда, в прибрежных государствах возникла паника. Правители, их приближённые и местные богачи, дружно уезжали вглубь материка. Они здраво рассудили, что если это набег грозного соседа, то они сумеют пересидеть его вдали. А если это вторжение? Тогда лучше находиться подальше и вернуться, когда вторгшиеся войска уже подавят сопротивление и прекратят боевые действия. Но приближающимся "гостям" было не до их страхов. Многие сами от страха и корабельных неудобств были измотаны дорогой до предела. Впервые попав в море, они страдали от качки и жаждали только одного, окончания путешествия. Высадившись на берег, все "страдальцы" были счастливы, добры и внимательны. Страх перед обратной дорогой они лечили вином, щедро оставляя серебро и золото в местных тавернах.
  Властелин ОВАТА страдал, как и все. Возраст, качка мучили его не меньше других. Но АРЕТА трудности плавания обошли стороной, он был счастлив, вот деду и приходилось терпеливо изображать бодрость и радость. Потерять авторитет в глазах внука он не мог, слишком много усилий он положил на его завоевание. Вот и изображал бодрого морского путешественника. Визит затягивался. Но бесконечно затягивать его было невозможно, к радости вернувшихся правителей прибрежных государств, гости начали собираться в обратный путь. Огорчены их отъездом были только владельцы таверн, постоялых дворов, рыбаки и крестьяне. За время визита гостей они заработали столько, сколько не зарабатывали за пару удачных лет. Армада отплыла.
  Обратный путь Властелина ОВАТА пугал, как и многих придворных. Его силы были на исходе, он предложил внуку новый план обратного путешествия. Они плывут до ближайшего порта северного или западного округа и там высаживаются, продолжив путешествие по суше. АРЕТ с радостью принял этот план. Не принять его он не мог, по той причине, что дед небрежно обронил, что обратный путь АРЕТ проедет верхом. Это было здорово! Новый план обрадовал всех придворных. Они верхом ехать не собирались, а путешествовать в своих удобных каретах им было намного легче, чем на кораблях по неспокойной, зыбкой водной глади. Принятый план претворили в жизнь. Обратный комфортный путь занял пять декад. АРЕТ был счастлив, не отходил от деда. Властелин тоже был доволен. Так и доехали до дворца в столице. Столица ВИНЗОРА теперь стала столицей ОВАТА и очень разрослась в размерах, новые придворные строили свои дворцы, скупая земли, увеличивая размеры города. Все хотели жить возле Властелина, купаться в лучах известности, богатства и власти. Так было всегда. Пролетающее время в этом отношении ничего не меняет. ДАКАТУ и её сына в это путешествие не пригласили. Было это сделано сознательно или нет? Можно думать и трактовать, как угодно. Но для неё это было лишним подтверждением её никчемного статуса при дворе Властелина. Её ненависть к брату только возросла. Она, как любая женщина, в ненависти была упорна и целеустремлённа. В это же время произошли события, подтолкнувшие объединённую троицу врагов ОРАТА к началу активных действий. Они и так не сидели, сложа руки, но для исполнения своих планов им не хватало мелочи, мощной поддержки. Но объединение государств материка ОВАТА урезало доходы купцов и соответственно гильдии. Это и решило многое...
  
  Глава шестая. КАТИН посол гильдии.
  
  ВИНЗОР был самым богатым государством из всех государств, всех материков. В нём купцы сбывали большую часть товаров, которые привозились отовсюду. Но фискальная система, созданная правящей династией ВИНЗОРА, изменяя налоги, забирала в казну большую часть их доходов, позволяя богатеть правителям. Придворные, чиновники, купцы с этим не мирились, они тоже старались взять для себя что-то от этого богатства. Крестьяне, ремесленники могли рвать себе жилы, запахивать большие пространства, увеличивать стада, трудиться от зари до глубокой ночи, но баснословно разбогатеть они не могли. Всё произведенное ими шло к тем же купцам и обогащало только их. От трудов праведных ещё никто никогда не разбогател. Далее купцы, накручивая цены, создавая дефицит, получали деньги и подкупали придворных, чиновников для получения своей ещё большей выгоды. Объединённая гильдия купцов материков ПАРУГИ и ОВАТА способствовала этому, получая взносы от купцов, за правый и левый товар.
  Представительства гильдии опутывали долгами правителей, придворных и чиновников. Часть товаров в ВИНЗОР поступала незаконным путём. Товар привозили в другие государства ОВАТА и тайными тропами через горы северного округа доставляли в ВИНЗОР, где продавали под видом официально ввезенного товара. Получаемых левых денег хватало купцам на всё и на себя, и на взносы в казну гильдии, которая подкупала придворных, чиновников, и не забывала свой аппарат. Были у гильдии и другие доходы. Денежные дома, залоговые пункты, торговля всем товаром сомнительного происхождения, сдаваемым за полцены ворами. Каждый обогащался, как мог. Увы, от бдительных глаз Владык ВИНЗОРА спрятаться было трудно.
  Поколения Владык совершенствовали свои системы, контроля и учёта, за доходами и образом жизни своих придворных и чиновников. Наверно так устроена любая власть, ведь её благосостояние это то, что она изымает из кошелей своих всех подданных. Придворный, чиновник, получив взятку, начинал жить на широкую ногу. Это было понятно. Ну не будет же он в подвале своего дома любоваться доставшимся ему золотом? Это противоречит сущности человека. Вот и отрывались. Но слишком много глаз было вокруг. От этих глаз скрыть, своё, вольное распоряжение возросшим благосостоянием, было невозможно. Зависть и обещанное законом вознаграждение, рождало много помощников тайной стражи, которую тоже контролировали и контролировали. Дальше следовало быстрое дознание, конфискация всего имущества и каторга, если попавшийся человек, указывал на взяткодателя. Если попавшийся человек упорствовал? То он попадал в руки палача. Под пытками молчать не может никто, слаб человек, слабо его бренное тело. Но, даже сказав всё под пытками, человек оканчивал свой бренный путь. Владыки были осторожны и обиженные люди, жаждущие мести за отобранное богатство и перенесенные пытки, им были не нужны. Но нужно сказать, что люди, попадавшие на каторгу, тоже не жили. Об этом заботились надзиратели, за которыми тоже неустанно следили. Такая система в государстве ВИНЗОР сдерживала многих от неправильных поступков, слишком большой был риск, но к радости всех, кто получал долю от наследства правонарушителей, были и те, кто всё-таки рисковал. Лёгкое золото манит.
  Жить такое противостояние, когда было создано единое государство ОВАТА, не могло. Система контроля, отработанная в ВИНЗОРЕ, распространилась на весь материк. Левый товар доставлять стало очень трудно. Патрульные суда встречали и досматривали все суда, входившие в прибрежные воды материка, дозоры заполняли берега. Торговать честно? Было не комфортно, ещё помнили о былом благодатном времени. Как должна была поступить объединённая купеческая гильдия материков? Правильно! Вернуться к борьбе с теми, кто мешал ей. Новый председатель совета гильдии УТАМ так и поступил. Вызвал к себе КАТИНА ставшего теперь послом объединённой купеческой гильдии при дворе Властелина объединённого государства ОВАТА, между ними состоялся короткий разговор. Говорил УТАМ:
  - Рад знакомству с нашим послом в таком важном для гильдии государстве. Мне выпала честь сообщить Вам, что вы избраны первым кандидатом в члены совета. В скором времени два наших старейших члена совета хотят отправиться на заслуженный отдых. Теперь многое зависит от Вас. Вы знаете, что с созданием нового государства у гильдии возникли трудности? Вам поручается решить их. В Вашем распоряжении сто кошелей золота из секретного фонда гильдии. Желаю удачи! Место в совете ждёт Вас! Для подтверждения Ваших полномочий возьмите это кольцо, знак уполномоченного советом гильдии! Это Вам авансом! Надеюсь вручить Вам кольцо члена совета гильдии в ближайшее время. Мы все уверены в вашем успехе!
  Совет гильдии предусмотрительно перебрался на ПАРУГУ, подальше от ОВАТА и его новых правителей. КАТИНУ пришлось три декады плыть на небольшом судне, испытав все прелести путешествия по неспокойной водной глади, периодически укрываясь в защищённых бухтах, когда высокие волны угрожали перевернуть утлое судно. Дорога измотала его, но ему передохнуть дали только несколько часов. Пол богатой залы, где его принимал председатель совета гильдии, колыхался, как палуба плывущего судна, но КАТИН старался прогнать эти неприятные ощущения. Он старательно фиксировал выражение восторга, радости и почтения на своём лице, хотя прекрасно понимал, что история повторялась. Вновь его держали за вьючного упрямца, подманивая всё той же репой. Обидно было то, что даже ничего нового придумывать не стали. Вот это красноречиво говорило, кем его считают. Но обида и понимание всего значения не имели, он получил право распоряжаться деньгами секретного фонда и привлекать в помощники всех руководителей представительств гильдии на ОВАТЕ. Это было то, в чём он очень нуждался и это он получил! Борьба с АРИДАМИ уже стала его личной. Ему не было нужно ничего, кроме одного, увидеть поверженного ОРАТА АРИДА. Открытые фанатики опасны для всех окружающих и для себя, но самые опасные это скрытые фанатики. Таким стал КАТИН, но его руководство об этом не знало. Выйдя из зала, где его принимал председатель совета гильдии, КАТИН стер свою маску счастья и радости, его лицо перекосила презрительная улыбка. Председателя совета гильдии и сам совет он презирал, но сейчас их цели совпадали, им было по пути.
  КАТИН, окрылённый врученными ему полномочиями, забыл об усталости и немедленно отправился в обратный путь. Два дня тряски по разбитым грунтовым дорогам материка ПАРУГИ, он не заметил, но прибыв в порт, выбрал самое большое купеческое судно, следующее в порт южного округа. Больше трястись на маленьком судне у него не было сил. Здесь получил и первое почтение к своему новому статусу. Купец, владелец судна, встретил скромно одетого просителя, обратившегося к нему с просьбой взять его на борт снисходительно и презрительно, но стоило КАТИНУ продемонстрировать купцу кольцо полномочного посланца совета гильдии, как купец едва не бросился ему в ноги. Он мгновенно уступил гостю свою каюту, самую большую и шикарную на всём судне, а всё время пути лично приносил еду и прислуживал за столом. Эта открытая лесть радовала КАТИНА, он упивался, своей безграничной властью над всеми купцами, членами объединённой гильдии обоих материков, стараясь не думать о том, что она дана ему совсем ненадолго. Но не только это занимало мысли КАТИНА. Он был далеко не глуп, хотя его назначение послом при дворе Владыки ВИНЗОРА было чисто случайностью. Но жизнь преподносит и не такие сюрпризы, возводя на вершины власти случайных людей. История возвышения КАТИНА очень примечательна и заслуживает того, чтобы рассказать её. Произошло это почти пятнадцать лет назад...
  ... Посол при дворе Владыки ВИНЗОРА был стар. Однажды в сезон дождей он простудился, слёг. Несмотря на усилия знаменитых лекарей, посол гильдии так и не встал со своего ложа, окончив свой жизненный путь. В совете гильдии, как и в структуре любой власти, всегда есть те, кто на шаг не дошёл до вершины, но мечтал этот шаг сделать. Они обзаводятся такими же честолюбивыми сторонниками, которые жаждут подняться выше. Так возникают группировки, которые борются за свою значимость, своё влияние на политику и жизнь всей гильдии. Объединяясь, разъединяясь, они ведут борьбу за каждый значимый пост, продвигая на должности своих сторонников.
  В борьбе за освободившийся пост посла гильдии при дворе Владыки ВИНЗОРА, самого богатого и значимого государства, сошлись две группировки, объединив под собой все остальные. Схватка была жаркой. Председатель совета гильдии вынужден был лавировать между этими группировками, сохраняя нейтралитет, чтобы не лишиться своего поста. Страсти накалялись. Одна из сторон выдвигала своего кандидата, а вторая представляла на него компрометирующие факты и наоборот. Жизнь любого высокопоставленного чиновника не может быть чистой. Тёмных пятен хватает у всех. Председатель совета гильдии знакомился с фактами, порочащими кандидата на пост посла гильдии, и естественно отклонял предложенную кандидатуру. Это продолжалось уже пять декад и конца этой эпопеи, не было видно. Важный пост пустовал, это уже угрожало интересам гильдии и дальше тянуться не могло. Возмущение и эмоции переполняли председателя совета гильдии, отклонив очередного кандидата, председатель не выдержал:
  - Всё! Моё терпение лопнуло! Хватит! Ваши кандидатуры не устраивают вас же, поэтому я предлагаю своего кандидата. Им будет первый, кто войдёт в этот зал в течение десяти делений песочной колбы. И не важно, кто это будет, пусть даже обычный уборщик! Всё, споры закончены!
  Понятно, председатель совета гильдии несколько сгустил краски. Какой уборщик мог войти в зал, где проходило важное заседание совета гильдии? Уборщик не мог, но ..., в указанный председателем совета гильдии срок в зал заседания вошёл ... секретарь посольского отдела гильдии КАТИН. Этот незаметный чиновник часто заходил в зал бесконечных заседаний совета, подписывать срочные бумаги. Так было и в этот раз, только последствия этого посещения были другие. Безвестный чиновник взлетел на один из важнейших постов, узнал он об этом последним.
  Войдя в зал, КАТИН привычно проскользнул к председателю совета гильдии и положил перед ним срочные бумаги, на тишину в зале он внимания не обратил, как не обращал до этого внимания и на стоявший всегда в зале заседания шум, крик спорящих сторон. Положив перед председателем совета гильдии документы, КАТИН терпеливо ждал, когда тот прочтёт их и внесёт свои поправки. Но председатель совета гильдии к документам не прикасался и ничего не говорил. Только тогда КАТИН услышал царившую в зале тишину и поднял взгляд на лицо председателя совета гильдии. Его глаза встретили растерянное, озабоченное выражение до неузнаваемости изменившее властное лицо председателя правления совета гильдии. Такого КАТИН не видел никогда. Он оглянулся на сидевших кругом членов совета и внезапно понял, что все их лица выражали такую же сложную гамму чувств, аналогичную выражениям чувств на лице председателя совета гильдии. Повисшая тишина давила на всех. Первым вернулся к жизни глава совета гильдии. За эти мгновения он сумел всё обдумать, пожалеть о вырвавшихся у него словах эмоционального решения. Но отказаться от своих слов? Это значило дать повод к своей отставке. А кому хочется самому отставить себя от должности, власти и сопутствующих почестей, благ? Главе совета гильдии этого не хотелось, вот он и поставил кандидатуру КАТИНА на голосование. В душе надеясь, что совет поможет ему сохранить лицо и сам отклонит опрометчиво предложенную им кандидатуру. Увы, думать и взвешивать всё умел не он один. Члены совета были людьми опытными, умными, они так же взвесили и обдумали сложившуюся ситуацию.
  Во-первых, на должность посла гильдии не прошёл кандидат противной стороны. Во-вторых, молодой, по меркам членов совета, не имеющий опыта посол с делом не справиться, будет быстро отстранён и тогда ... следующими будут выборы не только посла при дворе Владыки ВИНЗОРА, а и выборы председателя совета гильдии! Вот это и открывало новые перспективы.
  Кандидатура КАТИНА прошла единогласно. После голосования один из членов совета внёс дополнение, но на голосование его не ставили. Добросовестный писец, который вёл запись заседания совета, всё записал:
  
  "Председателем совета гильдии была внесена на должность посла гильдии при дворе Владыки ВИНЗОРА кандидатура секретаря посольского отдела гильдии КАТИНА РУКОРА. Совет проголосовал за назначение послом, указанного кандидата, единогласно открытым голосованием. Согласно результатам, этого голосования, КАТИН РУКОР назначен послом гильдии при дворе Владыки ВИНЗОРА и вступает на этот пост после вручения верительных грамот гильдии и представлению Владыке ВИНЗОРА.
  Член совета гильдии почтенный купец ОГОР ХИМЕЕЦ внёс предложение назначить посла гильдии КАТИНА, временным послом при дворе Владыки ВИНЗОРА, но это дополнение, на голосование членов совета гильдии не поставили. Решения никакого не вынесли.
  Далее совет обсуждал другой вопрос в закрытом режиме, без записи..."
  
  И всё закрутилось. КАТИНУ выписали верительную грамоту и срочно вытолкали. Совет объединённой купеческой гильдии ПАРУГИ и ОВАТА тогда располагался в большом портовом городе государства граничащего с западным округом ВИНЗОРА. За декаду КАТИН добрался до дворца Владыки ВИНЗОРА, вручил канцлеру двора верительную грамоту и был представлен Владыке. Последний удивился молодости такого важного посла, тогда КАТИНУ было 36 лет, но промолчал. А ещё через декаду члены совета гильдии получили копии записей того заседания, заверенные печатью канцелярии, прочли и лидеры обоих соперничавших группировок забыли о своей вражде. Скандала никто не поднял, знали, что новый посол уже успел вручить верительные грамоты и представиться Владыке ВИНЗОРА. Менять что-то было поздно, но о том, что провал посла влечёт за собой отставку главы совета купеческой гильдии? Подумали все одновременно и радостно переглянулись. Теперь в совете гильдии не было группировок, не было друзей, не было союзников, а все стали врагами, каждый был против всех. Пост главы совета гильдии был один, это было место только для одного из них, а занять его хотел каждый член совета гильдии. Другими словами бороться за него собирались все. Оставалось дождаться начала скачки за этот приз, для этого, на первый взгляд, всё складывалось очень удачно для неминуемой отставки нынешнего председателя совета гильдии. Предлогом послужит неминуемый позорный провал выскочки, предложенного на пост нового посла гильдии при дворе Владыки ВИНЗОРА. В том, что новый посол долго не продержится на своём месте, никто не сомневался. Благоприятное или удачное стечение обстоятельств, для КАТИНА закончилось. Безвестный, безродный служащий должен был "утонуть", но ...
  В очень короткое время КАТИН проявил себя в полной красе. Он оказался прекрасным дипломатом, гибким, расчётливым и умным. Да и происхождение его было загадочным, слухов родилось множество. Главное, что тёплое отношение к этому безродному выскочке самого влиятельного, самого богатого члена совета, подтверждало многие догадки. Среди них была и такая, что председатель совета гильдии всё подстроил понятно по чьему указанию...
  Но это всё было неправдой, просто КАТИН получил шанс реализоваться и полностью использовал его. Бывают в жизни каждой власти и такие неожиданные счастливые приобретения. Вместо бездарей власть получают умные и достойные. Увы! Такое скорее исключение, чем правило.
  Разбирая архив своего предшественника, КАТИН наткнулся на интересное послание. Один купец, три года назад, обратился к послу с просьбой решить с Владыкой ВИНЗОРА вопрос о пятилетней концессии на разработку лесного массива в малонаселённом восточном округе. Здесь же он провёл расчёт затрат и прибыли, согласно этим расчётам в выигрыше были все. Владыка ВИНЗОРА получал деньги за выкуп концессии, новые пахотные, культивированные земли, налоги за пять лет и готовые дороги, гильдия получала свою долю от прибыли, да и купец получал приличную прибыль. Росший на этом участке лес был пригодным для судостроителей и стоил дорого, пни от вырубки такого леса давали высококачественный древесный уголь, востребованный ремесленниками-кузнецами, была ещё смола росших там деревьев. Её требовалось много и в строительстве домов, и в судостроении, она шла на пропитку любого деревянного изделия, давая ему водостойкость. КАТИН проверил все приведенные цифры, за прошедшие годы они только увеличились. На обратной стороне свитка бывший посол записал:
  
  " Не смотря, на приложенные мной усилия, меры дипломатического воздействия на казначея, канцлера и самого Владыку, результата добиться не удалось. Это предложение было отклонено..."
  
  Что такое "усилия и меры дипломатического воздействия" на чиновников и Владыку? КАТИН успел узнать, ещё не приступив к работе в должности посла гильдии при дворе Владыки ВИНЗОРА. Работая в посольском отделе гильдии, он прочёл множество отчётов дипломатов-послов, открытых и тайных. Для чиновников двора это подразумевало взятки, подарки и подношения, а для Владыки это были долгие и нудные цветастые речи, одна вода, никакой конкретики. Как уже упоминалось, в ВИНЗОРЕ чиновникам жилось очень неуютно. За их доходами и благосостоянием следили многие, а Владыка выявленных получателей взяток наказывал очень жёстко. Чиновники всё это знали и старались быть очень осторожными, а уже один факт, наличия сведений об имевшейся встречи чиновника с послом гильдии, был веской причиной усиления внимания за чиновником, участниками встречи. Все знали, что гильдия решала вопросы только за счёт подношений и взяток. Ну а Владыка долгие и нудные патетические речи просто пропускал мимо ушей, не выискивая в них золотых зёрен истины.
  КАТИН нашёл в архивах посла ещё несколько интересных предложений. Но такого подробно обоснованного предложения со всеми расчётами, среди них не было. Своё шаткое положение в роли посла гильдии КАТИН понимал, понимал и то, что только успешное решение какого-либо проекта может упрочить его положение. Как его добиться? Об этом думал неустанно и выработал план. Долго не раздумывая, принялся за его исполнение. Пошёл не старым проторенным путём, с попыток заинтересовать чиновников Владыки, а подготовив прошение о предоставлении концессии, приложил к свитку восковую табличку, на которой изложил только расчёты доходности для казны ВИНЗОРА и подал прошение об аудиенции у Владыки. Нравилось или не нравилось Владыке, но аудиенции послам он давать должен был, таковы были правила этикета. Деваться Владыке было некуда, вот он и выслушивал цветастые речи послов. В этот день, уже два посла усладили его слух и навеяли дрёму. Третьим на очереди был посол гильдии. Владыка приготовился скучать дальше, по представлению послов, он запомнил, что посол гильдии был молод, по сравнению с убелёнными сединами послами других государств. Владыке было интересно, какую речь будет посол гильдии произносить перед ним, это ожидание несколько отвлекло его от скуки и дрёмы. Он с проснувшимся интересом ждал посла гильдии. Слуга доложил о после гильдии и тот вошёл. Владыка увидел его и поразился. Посол гильдии явно нарушал этикет, на нём не было регалий и разных побрякушек, тёмный кафтан, тёмные бриджи и мягкие сапоги. Короткая речь и сразу переданное через канцлера прошение, по этикету и правилам двора к Владыке приближаться не разрешалось. Владыка взял прошение, развернул его, бегло прочёл и скривил лицо. Его постоянно просили что-то дать, что-то подарить, но он это делать не любил. Оно и понятно! Ведь ему никто ничего не давал и не дарил просто так. Уже приготовившись дать вежливый отказ, Владыка обратил внимание на восковую дощечку, покрытую какими-то цифрами, и спросил:
  - А это что? Считали количество знаков в прошении, уважаемый посол купцов?
  Посол гильдии шутку не принял и твёрдо ответил:
  - Нет! Это господин Владыка обычный расчёт прибили от реализации этого проекта Вашей казне.
  - Так Вы уже считаешь мои деньги, господин посол?
  Криво усмехнувшись, спросил Владыка, но посол гильдии был, не возмутим.
  - Думаю, что свои деньги Вы считаете сами и моей помощи не требуете. Я Вам представил цифры поступления в казну налогов и платежей, как Вашу заинтересованность в даче разрешения на концессию, изложенную в просьбе.
  Ответ посла был нарушением этикета, но Владыка этого не заметил, точнее не обратил на это внимания, его очень заинтересовали цифры на восковой дощечке. Сумма была впечатляющей. Владыка на мгновение задумался, затем сказал:
  - Я оставлю прошение и расчёты у себя. Их проверят мои чиновники, ответ Вам завтра сообщит канцлер.
  Посол откланялся и покинул зал приёма. Ему предстояло провести сутки в волнении и переживаниях, но это зависело уже не от него. Так закончилась самая короткая аудиенция этого дня. Владыке самому было очень интересен результат проверки расчётов чиновниками его казначейства. Такое было впервые, проситель не только просил, но и давал, мало того не пустые обещания, а цифры расчётов от которых он отказаться потом не сможет. Оставалось получить заключение своих фискалов. Расчёты изучались до глубокой ночи, проверялись и перепроверялись, а утром начальник фискальной службы доложил, что расчёты обоснованы и составлены по нижней шкале, а если исходить из цен сегодняшнего дня, то могут составить цифру и большую. Владыка тут же подписал прошение, а канцлер лично доставил его послу гильдии. Придворные Владыки умели держать нос по ветру. Теперь КАТИНУ предстояло решить главную проблему. Как действовать дальше? Ошибиться было нельзя. Выбор был небольшой, найти купца автора прошения или действовать иначе. Поиски купца были долгим делом, кроме того прошедшие годы могли изменить финансовое положение купца, да и долго ждать решения любой идеи никакой купец не может. Деньги должны двигаться, приносить доход, как правило, у купца любая идея не может быть единственной, а это сводило все усилия КАТИНА по получению концессии на пустую трату времени. Что это значило? Говорить лишнее. Главное, что в глазах Владыки ВИНЗОРА он становился пустым болтуном, это был конец ему, как послу гильдии. Такого крушения КАТИН допустить не мог, вот он и придумал другой план действий, могущий при удаче возвысить посла гильдии при дворе Владыки ВИНЗОРА. Для этого исписал ещё две восковые дощечки. На первой был расчёт затрат и прибыли купца выкупившего эту концессию, а на второй был подсчитан доход гильдии от этой концессии. Сделав это, КАТИН немедленно выехал в город, где квартировал совет гильдии. Ехал без остановок и через 2/3 декады был в нужном городе. Вечер уже вступал в свои права, но день ещё не сдавался. Пыльная дорожная карета подкатила к дому купца ГВИТА ГАЛИАНЦА, самого старого члена совета гильдии, на заседаниях он часто дремал, не слушая докладчиков. Но КАТИН семнадцать лет проработал в кулуарах совета гильдии и знал, что ГВИТ самый богатый купец среди всех членов гильдии. Точный порядок цифр его состояния не знал никто кроме него. Многочисленные предприятия и компании управлялись его сыновьями, внуками и правнуками, а главное это было то, что никто из них без разрешения этого шестидесяти летнего старика не делал ни одного шага, не тратил ни одного медяка. Сонный образ немощного старика был маской, под которой скрывался острый ум, великолепная память и властная жёсткость. В совете гильдии постоянно менялись союзы, сегодняшний союзник становился врагом, но когда ГВИТ очнувшись от постоянной дрёмы, внезапно поднимал руку, голосуя "за" или "против" какого-то поставленного на голосование вопроса все до единого члены совета немедленно поддерживали его. Даже глава совета гильдии знал, что истинный правитель всей гильдии не он и не совет, а этот старик. Знали это и все служащие гильдии. Поэтому КАТИН и направился прямо к нему.
  Добиться приёма было очень трудно. Многочисленные крепкие слуги, на все настойчивые просьбы КАТИНА о короткой аудиенции сообщали, что ГВИТ плохо себя чувствует, что он устал и спит. Но КАТИН был настойчив, он попросил передать купцу, что имеет для него важное сообщение. ГВИТ всё это время наблюдал за суетой слуг и настойчивым просителем. Слова о "важном сообщении" для него вызвали его любопытство, он подал знак одному из слуг. Тот, действуя по давно разработанному сценарию, выскочил в приёмный покой и возмущенно сообщил, что поднятый шум разбудил дремавшего старика, он проснулся и очень недоволен этим. Можно говорить тише? В чём вопрос? КАТИН повторил свою просьбу. Вышедший слуга, укоризненно посмотрел на всех, беспечно махнув рукой, сказал:
  - Да ладно пропустите его. Всё равно старик сейчас уснёт, разговор с посетителем его убаюкает. Он то и проснулся на половину, смотрит в пол глаза. Это лучше, чем он окончательно проснётся и начнёт изводить нас своими придирками. Прошу Вас идёмте!
  Эта разыгранная сцена должна была расслабить посетителя, убедить его, что он будет иметь дело с дряхлым стариком, могущим не только забыть, о чём говорят, но и уснуть во время разговора. ГВИТ так развлекался, ему нравилось вводить людей в заблуждение. Но так он играл уже давно, иногда ещё изображал и глухоту, требуя, чтобы посетитель кричал. В кулуарах гильдии среди мелких клерков об этом рассказывали множество смешных историй. КАТИН их знал, как знал и то, что этот беспечный немолодой слуга, тоже один из первой полусотни богатых купцов, двоюродный брат, компаньон и один из советников купца ГВИТА. Почтительно поклонившись ему, КАТИН сказал:
  - Благодарю Вас РЕВИД АЛИСКИЙ за переданное приглашение!
  На лице человека игравшего слугу промелькнуло удивление. Этот посетитель был в доме ГВИТА впервые, но судя по названному им его имени, он знал очень много. Прекратив изображать слугу, РЕВИД с достоинством ответил на поклон и пригласил посетителя следовать за собой. Настоящие слуги следовали впереди них, открывая им двери большого дома. Перед дверями покоев купца ГВИТА, РЕВИД остановился и обернулся к КАТИНУ:
  - Как о Вас доложить?
  - КАТИН РУКОР посол купеческой гильдии при дворе Владыки ВИНЗОРА, кланяется ГВИТУ ГАЛИАНЦУ, желает ему здравия и покорно просит о короткой аудиенции.
  РЕВИД ещё раз внимательно посмотрел на просителя. Произнесенная им ритуальная формула представления не соответствовала названному титулу, так просить о приёме полагалось главу совета гильдии, высшего руководителя всех купцов и наёмных работников гильдии. Но на лице РЕВИДА не дрогнул ни один мускул, он кивнул слугам, те открыли двери покоев ГВИТА. Сделав шаг вперёд, РЕВИД дословно повторил слова КАТИНА и отошёл в сторону, пропуская посетителя вперёд. КАТИН вошёл в покой ГВИТА, отвесил низкий поклон:
  - Благодарю Вас за аудиенцию! Мой господин! Прошу Вас о короткой личной беседе!
  Сидевший в кресле обложенный подушками глубокий старик уже преобразился, теперь в кресле выпрямившись, расправив плечи, сидел крепкий пожилой мужчина с пристальным взглядом. Он внимательно смотрел на просителя проницательным взглядом. Это длилось мгновение, затем ГВИТ коротко кивнул. Полы тяжёлых ковров висевших на стенах возле кресла купца откинулись. Пятеро одетых в кольчуги воинов-телохранителей, с обнажёнными мечами вышли из покоев, последним вышёл РЕВИД и закрыл за собой двери. КАТИН и ГВИТ остались наедине.
  Дождавшись кивка ГВИТА, КАТИН подошёл к креслу, отдал купцу свиток с прошением о предоставлении концессии, утверждённой Владыкой ВИНЗОРА и обе восковые дощечки. Вручив всё это ГВИТУ, КАТИН отошёл назад и застыл, не мешая купцу, знакомится с врученными ему свитком и записями. Сбросивший маску немощного старика, ГВИТ с этим справился быстро, подняв взгляд на КАТИНА, он произнёс:
  - Это ведь документы для главы совета гильдии. Только одна восковая дощечка не для него. А для того, кто выкупит эту концессию. Хотя цифры в ней несколько занижены. Сегодня цены на корабельный лес и древесный уголь на 7% выше. Надеюсь затраты на налоги и рабочую силу, которую придётся привлекать для выполнения всех работ соответствуют истине или тоже занижены?
  КАТИН подтвердил кивком и сказал:
  - Они подтверждены фискальной службой ВИНЗОРА и доложены Владыке, как основание для начисления подушного налога.
  Купец кивнул, протянул свиток и восковые дощечки КАТИНУ:
  - Благодарю, что ознакомили меня с этими документами. Возьмите их и исполните свой долг посла гильдии, передайте главе совета гильдии, пусть совет принимает решение.
  КАТИН подошёл к купцу, взял из его рук свиток и восковую дощечку с расчётами для совета гильдии. Ко второй дощечке он не прикоснулся, сделал шаг назад, поклонившись, произнёс:
  - Слушаюсь! Разрешите исполнять?
  ГВИТ небрежно положил оставшуюся в его руках дощечку на столик возле своего кресла, внимательно посмотрел в глаза стоящего перед ним КАТИНА, улыбнулся и взмахнул рукой. Их оставили наедине, но следили внимательно. Дверь мгновенно открылась, в неё вошли воины-телохранители и исчезли за коврами, заняв свои места, вслед за ними вошёл РЕВИД. Купец обратился к нему:
  - Долг требует от нашего гостя нанести визит главе совета гильдии. Это не далеко, но он проделал большой путь и устал. Вели заложить мою карету и отвезти его, ещё пусть кто-то из моих внуков сопроводит его, заодно засвидетельствует моё почтение главе совета. Да, забыл! Наш гость ужинает и остановится у нас. Распорядись насчёт комнаты и прибора за столом. Проводи его к карете, заодно распорядись пусть слуги найдут моих сыновей, жду тебя и их для беседы.
  Выслушав купца, РЕВИД отвесил короткий поклон, пригласив КАТИНА следовать за собой, вышёл из покоев купца. Тяжёлые двери бесшумно закрылись за ними. Они шли по коридорам и переходам большого дома, РЕВИД на ходу отдавал слугам приказания. Вскоре, пройдя в очередную дверь, они оказались в обширном внутреннем дворе, у крыльца стояла карета, возле её открытой дверцы стоял молодой парень. РЕВИД передав ему КАТИНА, скрылся в доме.
  Внук купца пропустил КАТИНА в карету, влез вслед за ним и карета тронулась. Широкие, тяжёлые створки ворот распахнулись перед ними. КАТИН хорошо знал город, но в этой его части был впервые. Здесь жили члены совета гильдии и самые богатые купцы. Их огромные дома занимали целые кварталы, но дом главы совета гильдии находился рядом с домом-поместьем купца ГВИТА, размерами он уступал ему.
  Ворота дома открылись заранее, эту карету здесь знали и пропустили без вопросов. На крыльце дома их ждал слуга. Так же без вопросов он проводил посетителей к дверям приёмной. Слуги открыли их и КАТИН, пропустив вперёд внука купца ГВИТА, вошёл вслед за ним. Глава совета гильдии сидел за столом и читал свиток. Немедленно отложив его, он встал, выслушал пожелание здоровья от внука купца ГВИТА, поблагодарил и отпустил его. Теперь настала очередь КАТИНА. Традиционное приветствие КАТИН произнёс. Что говорить дальше? Не знал. Растеряно протянув главе совета гильдии привезенный свиток и восковую дощечку, он умолк, стоял, ожидая вопросов. Но их не последовало. Глава совета гильдии прочитал свиток, просмотрел записи на дощечке и довольно кивнул. Этот человек сделал большое дело, он помог ему усидеть на своём посту, судя по тому, что его сопровождал внук купца ГВИТА, он сделал правильный выбор. Переданное пожелание здоровья от всесильного купца было прямым намёком, что новый посол гильдии при дворе Владыки ВИНЗОРА находится под его покровительством, а это значило, что теперь об отставке главы совета гильдии могли забыть. Он очень рисковал, это назначение было его гибелью, но всё закончилось хорошо! Боги не оставили своим покровительством его. Свою радость глава совета гильдии не скрывал. Доброжелательно посмотрев на стоявшего перед ним посла, он с неприкрытой заботой в голосе, произнёс:
  - Вы проделали долгий путь. Идите, отдыхайте. Завтра на совете гильдии рассмотрим этот вопрос. Естественно, Ваше присутствие обязательно. Хорошая работа! До Вас такого не добился никто. Спасибо! Я рад, что не ошибся с Вашим назначением. Идите!
  Растерянный КАТИН, смог только поклониться в ответ и покинуть покои дома главы совета гильдии. Возле крыльца его ждала карета.
  По возвращению в дом ГВИТА, слуга провёл КАТИНА в отведенную ему комнату, помог умыться, переодеться и проводил в обеденный зал. За большим столом сидели все многочисленные домочадцы купца, числом не менее сотни человек. Семья была большой. Сыновья, дочери, внуки, со своими семьями, занимали отведенные им места, глава семейства сидел во главе стола. По правую руку от него сидел старший сын, по левую руку место занимал РЕВИД. КАТИНУ, глава семейства указал на место рядом с РЕВИДОМ, справа от него. Ужин проходил спокойно. КАТИНА никто не трогал, вопросов не задавал. Немного освоившись в непривычной обстановке, он смог осмотреться. Семь из пятнадцати членов совета гильдии присутствовали за этим столом. О том, что двое из членов совета гильдии, глава семейства и его старший сын принадлежат к этому семейству, КАТИН знал, но то, что ещё пятеро членов совета гильдии были женаты на дочерях главы семейства и были членами этой семьи, он узнал впервые. Старательно скрывал своё удивление, отдавая должное ужину. РЕВИД тоже оказался членом семейства, старшая из дочерей ГВИТА была его женой. Дисциплина в семье была строгой. Едва глава семьи отодвинул свою тарелку и встал, все остальные, даже дети, немедленно покинули стол. КАТИН тоже проворно вскочил. Семейство, пожелав главе, "спокойной ночи" покинуло обеденный зал. КАТИН вернулся в отведенную ему комнату, усталость навалилась тяжёлым грузом, веки смежились, он мгновенно уснул.
  Утром, умывшись и быстро позавтракав, КАТИН оделся и начал думать, как добираться до здания совета гильдии, оно находилось в центре города, довольно далеко от раскинувшихся на окраине города поместий. Его размышления прервал вошедший слуга:
  - Господин посол! Старший сын хозяина почтенный АВИЛЬ просил узнать, может ли он предложить Вам место в своей карете? Он сейчас отправляется на заседание совета гильдии.
  КАТИН с радостью согласился и последовал за слугой. Карета уже стояла возле крыльца. Поблагодарив АВИЛЯ за предложение, КАТИН занял место в карете и она тронулась. За всю дорогу они перебросились парой незначительных фраз. Сын ГВИТА был старше КАТИНА на пять лет, но он был наследником семьи, фактически правившей гильдией, КАТИН вёл себя почтительно, не переступая границ дозволенного приличия. АВИЛЬ был сыном своего отца, оттенки чувствовал. То, что чужак вёл себя почтительно, всячески подчёркивая своё подчинение и уважение, говорило о том, что он умён и знает своё место. Такими людьми не разбрасываются, они всегда нужны. Это наследник купеческой империи себе отметил и впоследствии КАТИН всегда чувствовал его поддержку и доверие. Для безродного чиновника, не бывшего даже купцом, это было очень весомым подспорьем на зыбком поприще меняющегося отношения к своим выдвиженцам. Тот, кто сегодня мог взлететь высоко, завтра мог пасть очень низко. КАТИНУ это теперь не грозило. За его спиной всегда стоял могущественный клан ГОЛИАНЦЕВ, менялись его главы, но клан всегда оставался истинным правителем объединённой купеческой гильдии ПАРУГИ и ОВАТА. События того дня показали всем это.
  В зале заседания совета купеческой гильдии собрались почти все члены совета. Пустовало только место ГВИТА. Он иногда позволял себе опаздывать и остальные терпеливо ждали его. Председатель совета изображал занятость поступившими документами, остальные члены совета, сойдясь вместе, обычно обсуждали свои дела. Только чиновники различных рангов, вызванные на заседание совета, дисциплинированно сидели на своих местах, у стен зала заседания совета. Так было и в этот раз. Только члены совета разбились на две группы. Шесть членов совета, принадлежавшие к семье ГВИТА стояли отдельно от остальной семёрки. Первая группа обсуждала свои семейные вопросы, а вторая горячо обсуждала открывшиеся подробности происхождения, нового посла при дворе Владыки ВИНЗОРА. Который в это время скромно сидел среди приглашённый чиновников.
  Дело в том, что каждый молодой купец, независимо от того к какой семье он принадлежал, профессию купца изучал изнутри. Не менее десяти лет он ходил с караванами, бороздил водные просторы, таскал, грузил грузы, изучал потребность в видах товаров в разных государствах. Эти скитания и нелёгкий труд, не могли заставить молодых людей отказаться от изучения отношений с противоположным полом. Этому занятию предавались усердно. Результатом этого было то, что ни один купец не знал точно, сколько у него отпрысков. В купеческой среде внезапное появление новых отпрысков, встречали с пониманием и терпением. Их приставляли к делу и долго присматривались к ним, если отпрыск проявлял способности, его брали в семейное дело.
  Все члены совета гильдии внимательно следили друг за другом. Куда прибыл новый посол по приезду в город, на чьей карете нанёс визит главе совета гильдии, где ужинал и провёл ночь, секретом ни для кого не было. Семеро членов совета и до этого предполагали, что назначение этого человека послом было не случайностью и что за ним кто-то стоит. Но то, что он ставленник ГВИТА? Это было сюрпризом! По возрасту, он подходил в отпрыски ГВИТА, а назначение на пост посла было разыграно председателем совета гильдии, послушной игрушкой в руках ГВИТА. ГВИТ подмял под себя ещё один пост, назначив на него своего отпрыска. Вот и на заседание совета гильдии он приехал в карете старшего сына купца. Всё было понятно, никаких вопросов и догадок. Все свои выводы сделали и теперь делились своим мнением о дальнейших отношениях с этим послом гильдии. Именно в этот момент в зал заседания вошёл ГВИТ. Он прошёл к своему пустующему креслу и опустился в него. Члены совета гильдии мгновенно заняли свои места, а председатель совета оторвался от чтения свитков и начал вести заседание.
  Первые два вопроса были обычной текучкой, члены совета вяло выступали, отбывая регламент. ГВИТ откровенно скучал, изредка погружаясь в дремоту. Понять играет он или действительно дремлет? Понять было невозможно, но к такому его поведению все привыкли. Делать ему замечание или призывать к порядку? Смелых, могущих решиться на такое действие, среди присутствующих чиновников не было, представители власти умеют делать вид, что ничего не видят и не слышат. Вопрос о судьбе полученной концессии в повестке дня стоял третьим. Решить требовалось технический вопрос искать купца, который захочет приобрести концессию целиком или выставить её на торги частями. Первое было более приемлемо для гильдии, свою долю она получала сразу. Во втором случае, доход гильдии был бы, может быть и больше, но проблем с координацией всего было бы много. Да и требовалось совету гильдии выступить поручителем перед денежным домом за купцов приобретавших части концессии. Такой сложный вопрос предстояло решить совету гильдии, а вначале председатель гильдии зачитал прошение о предоставлении концессии и утверждающую резолюцию Владыки ВИНЗОРА. После этого он собирался перейти к организационным вопросам, но не успел. ГВИТ вынырнув из дрёмы, коротко бросил:
  - Я приобретаю концессию и готов внести отступные гильдии. Денежный дом ведь предоставит мне кредит?
  Глава денежного дома гильдии присутствовал на заседании совета гильдии глава денежного дома, он тут же вскочил и заверил купца ГВИТА, что ему будет предоставлен любой кредит. ГВИТ кивнул и коротко бросил:
  - Ну, значит этот вопрос, снят с повестки дня? Что там у нас ещё? Скоро время обеда, а нам старикам нужно соблюдать режим питания. Эх, старость...
  Председатель совета гильдии слышал слова ГВИТА и закруглил совещание. Все стали расходиться, но перед уходом все члены совета гильдии, за исключением членов его семьи, столпились вокруг ГВИТА, чтобы выразить ему своё почтение. КАТИН подошёл и встал в стороне, ожидая, когда все разойдутся, но ГВИТ заметил его, прервал говорившего члена совета и кивнул КАТИНУ. Тот, поклонившись, произнёс:
  - Простите! Но я вынужден задержаться, в канцелярии требуют отчёта.
  ГВИТ кивнул:
  - Ну, что ж делать? Работа, долг, это удел всех служащих интересам масс. Выполняй его! Карета АВИЛЯ в твоём распоряжении, он поедет со мной, в моей карете. Но долго не задерживайся, нам нужно ещё решить много вопросов.
  Кивнув КАТИНУ, ГВИТ обернулся к члену совета, речь которого он прервал:
  - Так на чём мы остановились?
  Этот разговор подтверждал слухи, посол был из клана ГОЛИАНЦА. После этого все чиновники и купцы гильдии, здороваясь или прощаясь с послом гильдии, раскланивались с ним уважительно. Ещё бы!
  С делами КАТИН управился быстро, все слышали слова ГВИТА и вопросы решали мгновенно. Вызвать гнев фактического хозяина гильдии для любого чиновника было смертным приговором. Благодаря этому КАТИН на обед не опоздал. После обеда РЕВИД пригласил КАТИНА в покои ГВИТА. Когда они вошли, там кроме хозяина сидел АВИЛЬ и двадцатилетний внук ГВИТА ГАТОМ. Пришедшие по приглашению хозяина заняли свободные кресла. Хозяин покоев окинул всех взглядом и начал разговор:
  - Заниматься выкупленной концессией будет ГАТОМ. Он уже вырос, пора его приспособить к делу. Вот пусть и начинает, но тебя КАТИН я назначаю его советником и контролёром. Без твоего согласия денежный дом не даст ни одного медяка. Это налагает на вас обоих определённые обязательства, отчитаетесь за каждый медяк. Говорить долго не о чём. В дорогу выедете сегодня вечером. Деньги должны работать, тянуть нельзя. Нужные распоряжения денежному дому ВИНЗОРА я дам. Пусть Боги помогают вам! Идите!
  Короткое совещание закончилось. Через два часа ГАТОМ и КАТИН уже ехали в карете, по всему их пути во всех прогонных дворах их ждали свежие подставы. Дорога была тяжёлой, практически без отдыха. КАТИНУ было нелегко, он уже был не молод, но старался держаться бодро. Зато ГАТОМ сдался на второй день пути, он ныл всё время, особо не заботясь о произведении впечатления на КАТИНА. Он просто и честно страдал. Так и доехали до места назначения. И для КАТИНА началась новая жизнь.
  Посол гильдии при дворе любого местного правителя должность номинальная, в епархии гильдии она не самая престижная. В каждом государстве был свой глава денежного дома, все они подчинялись главе денежного дома гильдии, по существу это были обычные чиновники, но их статус превосходил статус послов. Вели они себя соответственно. И вдруг всё изменилось. Во все денежные дома, всех государств, пришло указание главы денежного дома гильдии о том, что КАТИН РУКОР, посол гильдии при дворе Владыки ВИНЗОРА пользуется неограниченным кредитом под гарантию ГВИТО ГАЛИАНЦА. Денежные дома умели хранить свои тайны, но и купцов, желающих знать эти тайны, было немало. Ключик к мелким служащим денежных домов они имели, на деньги были падки все. Да и более высокопоставленные служащие денежных домов денег жаждали, они часто участвовали в проектах купцов, имели доли в их делах. Так происходили утечки и об этом указании узнали многие. Это повысило статус КАТИНА в глазах купцов, но и добавило ему проблем. Прожектёры, проходимцы, мошенники и прочие тёмные личности осаждали его неустанно. КАТИНУ пришлось обзавестись двумя десятками стражников, которые гоняли этих просителей. Не просто было управляться и с ГАТОМ. Воспитанный в строгих правилах семьи, молодой парень работал, не ленясь, но столица была полна женщин и множества других соблазнов. Вырвавшись из-под опеки, парень не мог пройти мимо всего этого. КАТИНУ приходилось вытаскивать его из разных щекотливых ситуаций, он понимал, что чтобы не сотворил парень, ГВИТО спросит с него. Вот и тянул эту лямку.
  В остальном дела шли нормально. Ещё десяток концессий и подрядов было получено им и передано ГВИТО. Владыка ВИНЗОРА прекрасно понимал, что гильдия никогда ничего не будет делать в убыток себе, но посол был честен, его выкладки выгоды для казны ВИНЗОРА всегда были чёткими. А Владыка выгоду государства ставил выше глупых амбиций, поэтому на выгодное сотрудничество шёл охотно.
  ГВИТО честно платил КАТИНУ, благосостояние его увеличивалось, но возрастали и проблемы. За прошедшие десять лет, ещё три внука ГВИТО стали жить в ВИНЗОРЕ добавив хлопот КАТИНУ, но он научился держать молодых парней в строгости и те побаивались его. Прибывший на инспекцию АВИЛЬ, старший сын ГВИТА, ознакомившись с делами и понаблюдав за работой и жизнь отпрысков семьи, остался всем увиденным, доволен. Но смысл работы посла не заключался в выбивании выгодных концессий и работой на благо дома ГОЛИАНЦЕВ. Это была работа по вербовке своих агентов и осведомителей, а также поиск сил могущих вносить смуту в государство.
  За время долгой связи с купеческим домом ГОЛИАНЦЕВ, КАТИН узнал, что членом совета купеческой гильдии может быть только купец. Об этом не говорили открыто, но это было записано в уставе совета, который хранился под семью замками. КАТИН купцом не был и пост посла при дворе самого богатого государства был пиком карьеры чиновника гильдии. Об этом ему как-то сказал АВИЛЬ, по большому секрету. Они были почти сверстниками, вот между ними и возникло подобие дружбы, основанное на личной симпатии. Это произошло в тот день, когда за кувшином вина они коротали вечер, во время инспекционного приезда АВИЛЯ в ВИНЗОР. В этот вечер КАТИН расслабился и поделился своими планами на будущее, он мечтал стать членом совета гильдии и преобразить её. Тогда АВИЛЬ и вылил ему на голову ушат холодной воды, рассказав КАТИНУ об этой записи в уставе совета гильдии. Это было очень неприятно, но КАТИН с этим смирился. Он просто начал упорно работать, выполняя тайную часть работы посла. А когда его соблазняли обещанием принять в члены совета гильдии, он только усмехался, про себя, и вежливо благодарил, обещавшего.
  За прошедшие годы КАТИН не обзавёлся главным для человека. Он не имел семьи, не имел и своего дома. Связи с женщинами были не продолжительные и не обременительные. Свободные нравы двора Владыки ВИНЗОРА открывали для таких отношений большой простор деятельности. Так и жил. Семья ГОЛИАНЦЕВ стала его семьёй. Личный казначей семьи ГОЛИАНЦЕВ вёл его счёт, в их доме у него была своя комната, за общим столом у него было своё место. Все члены семьи уважительно относились к нему, считая своим. Смерть главы семейства ГВИТА ничего не изменила в этом сложившемся порядке. Его место во главе стола занял АВИЛЬ. Следующим ушёл из жизни РАВИД и теперь за общим столом КАТИН сидел по левую руку от главы семьи. За год до начала вторжения варваров в ВИНЗОР, совет объединённой купеческой гильдии перебрался в одно из государств на материке ПАРУГЕ. Огромные особняки-дворцы членов совета гильдии привычно расположились в рощах на окраине города-столицы государства. Самым большим среди них был дворец ГОЛИАНЦЕВ и в этом новом жилище семьи, была комната КАТИНА, хотя он приезжал очень редко большую часть времени, проводя в ВИНЗОРЕ. Там всё складывалось прекрасно.
  Владыка ВИНЗОРА давал концессии и подряды на поставки. Большая часть всего этого проходила через руки семьи ГОЛИАНЦЕВ, золото обильным потоком поступало на счета семьи. Будущий регент дочь Владыки ДАКАТА, сын которой вердиктом Владыки был назначен наследником престола, надёжно была опутана долгами перед денежным домом гильдии так же, как и часть придворных. Будущее сулило только рост благосостояния семьи ГОЛИАНЦЕВ. Вторжение варваров должно было только ускорить этот процесс. Но произошло неожиданное...
  
  Глава седьмая. Как устраняют помеху.
  
  Проклятый, отстранённый от трона ОРАТ АРИТ спутал все карты, порушил все планы. Он сумел собрать силы и разбил огромное войско варваров. Стареющий Владыка передал ему бразды управления государством, изменив свой вердикт. ДАКАТА, на приручение и опутывание долгами, было затрачено много времени и денег, была отстранена от власти. Восстановление разрушений, содержание дружины отставных "ролов", создание флота и когорты морских "ролов" требовало много средств. Новый правитель, наследник престола ОРАТ АРИТ не стал давить свой народ ростом налогов, это тяжёлое бремя он взвалил на плечи купцов. Увеличивая пошлины, сборы и налоги он не давал им увеличивать цены, перекладывать всё бремя на кошели покупателей. Поступил просто, назначал цены своим эдиктом. Купцы возмущались, но продолжали везти товар и торговать в ВИНЗОРЕ, отказаться от самого богатого рынка сбыта они были не в силах. ОРАТ подозревал, что купцы и гильдия приложили руку к вторжению варваров на земли ВИНЗОРА, но доказать этого не мог. Он был полководцем, военным и действовал прямолинейно, в отличие от своего, отошедшего от управления государством отца. Кряхтя и стеная, купцы платили всё, но резко упали их доходы и естественно, они уменьшили отчисление гильдии.
  Но это особо не затронуло КАТИНА. Доходы гильдии уже давно его не интересовали, для него было важным другое. Получить концессию и поставки у нового правителя ВИНЗОРА было трудно, да и отдавал он их на не самых невыгодных для купцов условиях. Это существенно сократило прибыль семьи ГОЛИАНЦЕВ, вот это и было душевной болью посла гильдии, более члена этой семьи КАТИНА. ОРАТ АРИТ стал его личным врагом, которого КАТИН ненавидел злой неугасающей ненавистью, как человека покусившегося на самое дорогое в его жизни, благополучие ЕГО семьи! Такое не прощается и не забывается. Но что мог КАТИН сделать? Только бессильно скрежетать зубами и сыпать проклятия на голову своего всесильного врага.
  Когда ОРАТ АРИТ объединил всё государства материка ОВАТ под своим правлением, взвыли и все купцы, и гильдия. Контрабандная поставка части товаров давала хорошую прибыль, но теперь она ушла в прошлое, как и та прибыль. Суда морских "ролов" останавливали суда купцов ещё до входа в прибрежные воды материка. Они досматривали их, составляли списки товаров находившихся в их трюмах. Затем эти списки сравнивали со списками представляемыми купцом для оплаты ввозной пошлины. Если находили расхождения, то товар и судно конфисковали в казну. Посты сухопутных "ролов" и дружины отставных "ролов" обложили все берега материка. Пристать к берегу незаметно и разгрузиться было невозможно. От всего этого взвыли все, ОРАТ АРИТ стал врагом всех купцов и главное стал врагом гильдии. А со своими врагами гильдия боролось упорно, не считаясь с расходами и потерями. Устранение врага всё окупало в дальнейшем.
  КАТИН получил большие средства и полномочия. Это было для него огромным облегчением, его ненависть получила поддержку. Вот теперь он мог действовать, опираясь на мощь гильдии. Окрылённый этим он плыл к берегам материка ОВАТ, в бывшую столицу государства ВИНЗОР, теперь ставшую столицей нового объединённого государства. При дворе правителя этого государства он был послом объединённой купеческой гильдии материков ПАРУГА и ОВАТ. Гильдия вновь стала на путь тайной войны с новым правителем. Постоянное противостояние переходило в активную фазу...
  Вдоволь натешившись почтением купца, владельца судна, КАТИН начал обдумывать, ситуацию на данный момент и план своих действий. Весь путь, длившийся более декады, должен был быть использован рационально. Время было дорого, ибо каждый день правления ненавистного ОРАТА АРИТА приносил убытки семье ГОЛИАНЦЕВ, его семье и гильдии. Первое для КАТИНА было более весомо.
  Проблема была очень не простой. За ОРАТОМ АРИТОМ стояла мощь всех "ролов". На этот момент они были самой большой воинской силой. Поэтому вариант вторжения враждебной армии на ОВАТ, КАТИН даже не рассматривал. Нужно было придумать что-то другое. Ситуация была непростой.
  Бывший Владыка ВИНЗОРА, теперь Властелин нового государства, как отошёл от управления государством ВИНЗОР, в период отражения нашествия армии варваров, так и продолжал оставаться фигурой номинального правителя. К управлению государством он уже не вернётся никогда. Для семьи ГОЛИАНЦЕВ и гильдии идеальной фигурой правителя была ДАКАТА и её сын. ДАКАТА была опутана сетью долгов, выбраться с этой ямы она не сможет никогда, её сын был ленивым, глупым идеальный правитель-марионетка. Вот и требовалось привести их к власти. На их пути стоял только ОРАТ АРИТ, его пятнадцатилетний сын, пока для новой ветви конкурентом не был из-за своей молодости. Оттеснить ОРАТА АРИТА от власти, путём интриг или купленного недовольства придворных, было нереально. Верные и многочисленные "ролы" сметут любую оппозицию их вождю. Оставалось только одно, устранить его физически, попросту убить. Но сделать, это открыто? Было глупо и опасно из-за тех же "ролов". Они разорвут на кусочки и исполнителей, и тех, кого посчитают к этому причастных. Смысл оставался тот же. ОРАТ АРИТ должен умереть, погибнуть, но только не от яда или кинжала, он должен умереть или от болезни, или ..., от несчастного случая! Это была хорошая мысль! На ней КАТИН и решил остановиться. Вот только как создать этот несчастный случай? И здесь КАТИНА осенило! Жрец "Тьмы"! Вот кто поможет ему. Дело было за малым, нужно было связаться с ним. Именно с этим и возникали трудности. Уже давненько, после разгрома армии варваров КАТИН не связывался с ним. Прошло уже более пяти лет. Жив ли он? Как с ним связаться и встретиться? Эти вопросы мучили КАТИНА, ответов он не находил. На оставшееся время пути это стало его постоянной головной болью.
  КАТИН не знал главного, истинного обличья жреца "Тьмы", не знал того, что все эти годы тот был рядом с ним, они часто встречались в покоях ДАКАТЫ. Разве он мог подумать, что под обликом старого лекаря ДАРОНА, бывшего теперь лекарем ДАКАТЫ и её сына скрывается ДАДИН. Таким было истинное имя того, кого он знал как жреца "Тьмы". ДАДИН не прекращал своих попыток добраться до Властелина и его наследника, но за эти годы так и не преуспел в этом. Отчаяние не могло сломить его стремления к своей цели, господства над этими людьми. Эта цель уже стала его навязчивой идеей, которой он посвятил теперь свою жизнь.
  
  Глава седьмая. Заговорщики.
  
  Любой путь не бывает бесконечным. Всегда есть начало и конец дороги. Эту истину не опровергнуть никому, такова наша жизнь. Прошло положенное время и вот судно купца, где КАТИН был почётным пассажиром, стукнулось бортом о причал порта южного округа ВИНЗОРА. Формально, границы государств вошедших в союз государств материка ОВАТ сохранились. Большой порт южного округа ВИНЗОРА, так и остался портом этого государства, единственным портом на юге материка ОВАТ, в глубине бухты которого находился разросшийся город старая столица ВИНЗОРА, но теперь этот город стал ещё и столицей нового государства. Своими размерами он поражал любого человека, увидевшего его впервые. КАТИН всё время, за исключением коротких отлучек, жил в этом городе. То, что город рос, уходя дальше от моря, занимая всё большее пространство, он видел, но это происходило постепенно и поразить его не могло. Сойдя по широкой доске на причал, он не останавливаясь, прошёл к площадке, на которой стояли наёмные экипажи. Посольство гильдии занимало крыло дома, где находились все учреждения гильдии, представительство, денежный дом, гостиница для приезжих купцов, конюшни и хозяйственные постройки. Дом стоял в верхней части города, рядом с бывшим дворцом Владыки ВИНЗОРА, теперь ставшего дворцом Властелина союзных государств материка ОВАТ. Дворец вырос в размерах вместе с городом. Множество новых дворцов, особняков и домов теснились вокруг, но Властелин и наследник продолжали жить в старом дворце, только ДАКАТУ с её сыном переселили в новую пристройку к дворцу за старой дворцовой крепостной стеной. Эта крепостная стена отделяла Властелина и наследника с семьёй от всех. Территория за ней была не доступна для всех, кроме людей, живущих за этой стеной. Для приёмов послов, просителей, заседаний совета и других дворцовых дел, на месте главных ворот крепостной стены дворца был выстроено новое здание. По требованию старшего легата личной охраны Властелина, ни одно здание нового и старого города не было выше крепостной стены. Это обеспечивало безопасность Властелина, правителя-наследника и всех живущих за крепостной стеной, такое требование не давало возможности никому наблюдать за распорядком жизни дворца и его обитателей. Новый дом ДАКАТЫ тоже не был исключением. Он был расположен возле особняка купеческой гильдии, в котором находились все её представительства. Случайность было это или нет? Может высшие силы сводят врагов вместе? Это можно трактовать как угодно. При желании, можно выдать и за перст судьбы, благосклонной к любому из врагов правителя-наследника. Но можно сказать, что это судьба свела их всех вместе, чтобы обречь на поражение. Подлое дело не может быть угодно никому из богов. Но трое главных заговорщиков, точно о последней трактовке не думали. Они надеялись на свою победу и делали всё возможное для этого.
  Мучаясь вопросом, как связаться со жрецом "Тьмы"? КАТИН метался по своему кабинету и корил себя, что не догадался поддерживать с ним связь. От отчаяния, он сделал так, как делал когда-то. Написав на куске пергамента письмо с просьбой о встрече, он запечатал его своим перстнем и оставил на столе в кабинете. Помня о том давнишнем предупреждении жреца "Тьмы", подглядывать за тем, как исчезнет его послание, он не стал. Утром с радостью обнаружил, что оно исчезло.
  "Неужели сработало?"
  Эту радостную мысль, он старательно гнал прочь, с замирающим сердцем ожидая результата. И дождался! К вечеру на столе лежал кусок его же свитка, на нём было начертано следующее:
  "Жди! Сегодня в полночь дам тебе аудиенцию..."
  От радости сердце едва не выскочило из груди КАТИНА.
  "Получилось! Он ответил и согласился на встречу!"
  КАТИН едва не пустился в пляс. За ужином он не мог, есть, кусок не лез ему в горло, становился комом, протолкнуть который было невозможно. Время тянулось невыносимо долго. Потушив все свечи, он сидел в своём кабинете в кромешной тьме, ожидая назначенного времени. На какое-то время он отключился, задремав. Дворцовый колокол пробил двенадцать раз, полночь наступила. Не совсем вынырнув из сладкой дрёмы, КАТИН увидел, как у двери появился туман, вот он сгустился, обозначив фигуру в глухом плаще, с наброшенным на голову капюшоном. Сознание было ясным, но шевельнуть рукой, ногой или головой КАТИН не мог. Его тело как бы окаменело и не слушалось его. Появившаяся фигура в плаще начала расти, увеличиваясь в размерах, вскоре она заняла всё свободное пространство кабинета. КАТИН чувствовал себя маленькой букашкой, зажатой между пальцами огромного великана. От ужаса он едва не закричал, но окаменевшая гортань не подчинялась ему. Уже простившись с жизнью, он почувствовал внезапное облегчение, окаменелость тела начала отступать, воздух вновь поступал в его грудь. Ещё не веря, что остался жив, КАТИН сидел, не шевелясь, он очень боялся, что окаменение вернётся снова. Тогда и раздался знакомый по прошлой встрече голос жреца "Тьмы":
  - Ты просил об аудиенции? Я тебе её дал! Но берегись! Если ты побеспокоил меня по пустякам? Я просто обращу тебя в камень.
  Такое грозное вступление не испугало КАТИНА. Смерть его не пугала, он не был отважным героем, презирающим смерть. Нет! Просто ненависть к его врагу, правителю-наследнику ущемившему интересы его семьи, вытеснила из него все страхи за свою жизнь. Только смерть врага, могла вернуть ему смысл жизни. В противном случае жизнь ему была не нужна. Он не мог жить и дышать одним воздухом с правителем-наследником. И вот перед ним сверкнул луч надежды, уничтожить врага! Могучий союзник, жрец "Тьмы" откликнулся на его просьбу о встрече и сейчас он здесь. Оставалось только убедить его включиться в эту борьбу, встать на его сторону. Вот это и было важно. А собственная жизнь? О ней и не думал, при таком раскладе она была ему не нужна. Здесь возникла новая проблема, повергшая КАТИНА в шок. Заранее обдуманные слова, которыми КАТИН надеялся убедить жреца "Тьмы" вступить в борьбу с правителем-наследником, вылетели из головы. Но молчать? Это было глупостью. Жрец "Тьмы" просто мог уйти и тогда КАТИН остался бы без сильного и могучего союзника. Этого он допустить не мог. Решившись, КАТИН начал говорить подробно обо всех своих мыслях и чувствах...
  ДАДИН слушал его и едва не танцевал от радости. Уже несколько лет он искал себе союзников, но безрезультатно. Все его попытки добраться до Властелина, правителя-наследника, членов их семьи или кого-то из их ближайшего, или дальнего отношения результатов не давали. Он, уже отчаявшись, готов был отказаться от своих планов. Порабощенные им люди были бездумными исполнителями только определённых установок, действовать обдуманно не могли. Попытки что-то изменить в имеющемся зелье успехов не имели. Куклы так и оставались бездумными куклами. И вот, в это даже трудно было поверить, случилось чудо! Нужный союзник, обладающий целой сетью своих людей, умеющих действовать осмысленно, обладающий большими денежными ресурсами, сам нашёл его! Это был перст судьбы! Значит, она была на его стороне? Как от этого было не ликовать?
  Когда, через цепочку порабощённых людей, слуг посла и его собственных слуг, к нему поступил свиток адресованный жрецу "Тьмы", ДАДИН не сразу понял, причём здесь он? О том, что он так назвался послу объединённой гильдии купцов, уже забыл. Слишком давно был утрачен этот контакт. С трудом вспомнив о тех событиях, он, сорвав печать, открыл свиток и погрузился в чтение текста, написанного в нём. Перечитав полученное послание несколько раз, он решительно оторвал кусок, тонкой кожи от свитка и быстро набросав ответ, отправил его через своих порабощённых людей-слуг. Время до вечера было, он начал готовиться к встрече. Раб-слуга подлил в воду послу гильдии купцов несколько капель одурманивающего зелья. ДАДИН задержав дыхание, в бутылку с притёртой пробкой, набрал пара, подержав её над кипящей ретортой. Для большей сохранности содержимого бутылки, её горлышко он окунул в расплавленный воск. Осмотрел бутылку и подумал:
  "Сойдёт! Пару часов герметичность продержится. Не забыть, одеть, маску из мокрой ткани на своё лицо, иначе будем витать в мире грёз с послом гильдии на пару!"
  За всеми этими приготовлениями время встречи подошло. ДАДИН от этой встречи ничего особого не ждал и вот он сюрприз! Затаив дыхание, он слушал рассказ и рассуждения одурманенного посла гильдии. ДАДИН ничего не понимал в политических интригах, предусмотреть все неприятные последствия устранения наследника-правителя, не мог. Зато КАТИН в этих вопросах разбирался хорошо и сейчас излагал эти перлы ему. Каждый вариант он рассматривал отдельно. Такое подробное изложение всех негативных последствий физического устранения правителя-наследника могло бы навеять разочарование, но КАТИН не отговаривал собеседника, а искал безупречный вариант. ДАДИН верил в богатый опыт и изощрённый ум старого интригана, прожившего долгую жизнь полную интриг и сложнее. Если бы это было не так? То этот человек вряд ли смог бы удержаться на этом своём посту. ДАДИН прекрасно понимал, что гильдия была таким гнездом ядовитых тварей, в котором простой человек выжить не мог по определению. Посол не скрывал своей ненависти к правителю-наследнику, эта ненависть давала ему силы, мобилизовала его изощрённый ум в поисках нужного решения. С его опытом он не мог не найти его. Это было предопределено и сомнений не вызывало. Теперь у ДАДИНА был нужный союзник. Умный, коварный, целеустремлённый. Он не был одурманенной куклой, но так же, как и все порабощённые ДАДИНОМ люди не мог отступиться от своей цели, забыть о ней. Это было очень ценным приобретением. Сейчас их цель совпадала, а когда он сделает своё дело и будет уже не нужен ..., тогда его можно превратить и в обычную куклу. ДАДИН знал, что с этим он справится легко, при этом спать он будет спокойно, совесть его не будет мучить. Он её просто не имел, но её отсутствие наслаждаться жизнью и стремиться к власти над людьми ему не мешало. Когда-то он уничтожил несчастные, беззащитные, безвредные матрицы разумов своих сородичей, среди них были и матрицы его предков, родственников, но даже это не остановило его. Он наслаждался картиной их гибели. Теперь он уничтожал людей, точнее их разум, превращая их в куклы, лишённые индивидуальности и способности мыслить, это тоже доставляло ему радость, упоение собственной силой. Таким он был человеком, без морали, привязанностей и любви...
  Структура гильдии была сложной и автономной. Глава представительства гильдии в столице любого государства был руководителем всех представительств в этом государстве, но он не мог вмешиваться в работу остальных структур, находившихся под крышей каждого здания представительства гильдии купцов. Денежный дом, залоговый дом, тайная стража, были отдельными автономными структурами. Посол купеческой гильдии при дворе правителя тоже не имел влияния на каждую из структур купеческой гильдии. Работу всех этих структур координировал и направлял совет объединённой купеческой гильдии материков ПАРУГИ и ОВАТА, он был верховной властью. Но бывали случаи, когда совет гильдии наделял полномочиями отдельного человека, вручая ему перстень полномочного представителя совета гильдии. Таким человеком мог быть кто угодно, даже обычный купец. Такие случаи были очень редко. Совет гильдии власть над всеми доверял не охотно, в исключительных случаях. Таким исключительным правом в силу сложившихся обстоятельств в этот раз был наделён посол при дворе Властелина объединённого государства ОВАТА. Сейчас он и воспользовался им.
  Как уже говорилось, посольство и все остальные подразделения гильдии, находились в одном здании. Катин зашёл к руководителям всех подразделений, предъявил им кольцо уполномоченного совета купеческой гильдии и каждому отдал один и тот же приказ:
  "Следить за правителем-наследником, отслеживать все его перемещения и всю информацию передавать лично ему, послу".
  В гильдии предательства не опасались. Для любого купца, чиновника совершить это было невозможно. Никакие деньги не могли компенсировать то, что терял предатель. Купцы и чиновники гильдии были не просто кастой, они своим ремеслом занимались династиями. Предатель не только сам становился изгоем, он обрекал на эту участь весь свой род, всех своих родственников. Всех просто изгоняли из гильдии, лишая средства к существованию. Ибо без гильдии купец и чиновник любого подразделения заниматься своим делом не мог, а ничего другого делать он не умел, из поколения в поколение все занимались только одним и тем же делом. Такая крепкая круговая порука связывала всех членов гильдии. Преданность их слуг обеспечивали они сами с помощью тайной стражи гильдии. Любой слуга, заподозрённый в нелояльности, отправлялся с караваном и в дороге исчезал без следа. Действовали по принципу, лучше убрать несколько невинных, чем допустить предательство. Чужую жизнь ценили дёшево, зато жили спокойно. Такое построение организации давало возможность действовать открыто, поручая любому самые щекотливые или дурно пахнущие дела. Всё выполнялось старательно, молча, без вопросов.
  Полученный приказ, главы служб столичного представительства гильдии передали во все подчинённые им подразделения, работа закипела. Теперь за всеми перемещениями правителя-наследника следили сотни глаз. Перемещаясь по просторам государства, он не мог обойтись без прогонных домов, расположенных на всех дорогах, не мог обойтись без кузниц постоялых дворов. Это и понятно. Возы ломались, верховые животные требовали ухода за копытами, упряжь ремонта. Как не ограничивай контакты с посторонними, а от этого не уйти. Все сведения передавались в центральное представительство, там обобщались и ложились на стол посла гильдии при дворе Властелина объединенного государства ОВАТА. КАТИН изучал их и скрипел зубами от бессильной злости. Проклятые "ролы", охранявшие правителя-наследника не оставляли ни одного шанса подобраться к нему. Среди них были и кузнецы, и мастера по ремонту упряжи, и по ремонту телег. Ночевали они всегда под открытым небом. Приученные к походам, неудобств от этого они не ощущали. Целый год постоянной слежки не выявил ни одной лазейки. Это было большой неудачей, делающей план случайной гибели правителя-наследника невыполнимым. Постоянные совещания со жрецом "Тьмы" ничего не давали. Не нужно думать, что КАТИН только горевал от открывающихся трудностей. Нет! Он работал. На предоставленные ему гильдией деньги он вербовал сторонников для ДАКАТЫ. Увы! Для настоящей борьбы они были непригодны. Боялись даже собственной тени, говорить об открытом их противодействии правителю-наследнику не приходилось. Здесь было и то, чего не знал КАТИН. Его союзник, жрец "Тьмы", не доверял людям. КАТИН добросовестно знакомил его со списками подкупленных им, а ДАДИН поил их своим снадобьем, превращая в своих рабов. Так он надеялся в дальнейшем получить доступ к власти, ДАКАТА и так без доктора ДАРОНА не могла ступить и шага, её сын толстый, ленивый парень 23 лет любил поесть и поспать, ничем другим не интересуясь. Обращая в рабов всех людей, которых завербовал КАТИН, ДАДИН получал доступ к их деньгам. Так деньги гильдии уходили к нему. Надежду, что посол купеческой гильдии найдёт вариант, устранения правителя-наследника он не терял. На стороне посла был опыт интригана и огромная сеть подчинённых ему людей, следивших за правителем-наследником. Они упорно искали брешь в системе охраны и когда-нибудь найдут её. Никакая охрана предусмотреть всё не может. Здесь ДАДИН оказался прав. Перечитывая в сотый раз все донесения, КАТИН однажды наткнулся на то, на что вначале не обратил внимания. Правитель-наследник вёл напряжённый образ жизни. Государственными делами заниматься несколько часов в день невозможно. Поездки, совещания, доклады, приёмы, измотают любого. Долго выдержать эту постоянную нагрузку не в силах никакой человек. Правитель-наследник тоже железным не был, он был простым человеком из плоти. Раз в два-три месяца он уезжал в родовое поместье АРИТОВ в восточном округе государства ВИНЗОРА и там отдыхал декаду, развлекаясь охотой. Как показали наблюдения, бдительные "ролы" его охраны и здесь принимали строгие меры. Они окружали имение и участок леса плотным кольцом постов и дозоров, но делалось это только тогда, когда правитель-наследник приезжал в имение. Всё остальное время было в распоряжении заговорщиков, ничто и никто не мешал им готовить "несчастный" случай на охоте. Это была единственная брешь. Не воспользоваться ей? Было не разумно. Послав обусловленный сигнал о срочной встрече жрецу "Тьмы", КАТИН с нетерпением ждал вечера, полночи, когда и происходили их встречи. ДАДИН больше не пользовался одурманивающим газом и напитками, которыми в первую встречу попотчевал КАТИНА. Ему нужен был не одурманенный человек, а трезво мыслящий собеседник, но прежние меры предосторожности ДАДИН не отменил. Своего истинного имени он союзнику не открыл, встречи проходили в темноте, сам ДАДИН купался в глухой тёмный плащ, скрывая своё лицо под наброшенным на голову глубоким капюшоном. Голос искажала надетая на рот повязка из плотной ткани. Таких мер он придерживался неуклонно. Союзнику в дальнейшем предстояла роль врага, у каждого из них были свои цели и планы, а врага в отношении своей личности и облика лучше держать в неведении.
  Наступила полночь. Едва жрец "Тьмы" занял своё место, КАТИН, трясясь от волнения, рассказал ему о найденной им лазейке.
  Приезжая в родовое имение АРИТОВ на охоту, "ролы" отправляли всю прислугу отдыхать, сами исполняя её обязанности. Единственные, кого они не могли заменить были лесничие. Они выслеживали дичь, намечали места охоты и выполняли функции загонщиков дичи. Правитель-наследник был страстным охотником, часто увлекаясь преследованием дичи, он отрывал от сопровождающих его "ролов". Те с этим боролись, но безуспешно. Со временем "ролы" с этим смирились. Они здраво рассудили. Кто может угрожать их подопечному в дебрях девственного леса? Но меры приняли. Заранее прочёсывали место будущей охоты, окружая его постами и дозорами, находящимися в прямой видимости друг друга. Именно момент охоты был идеальным для "несчастного" случая. Старая яма с заостренными кольями, каменная осыпь, подгнившее дерево или взбешённый зверь. Это был не полный перечень, к нему можно было добавить ещё много чего. Главное это было подобрать хороших исполнителей, задуманной подготовки плана "несчастного" случая. Задача осложнялась тем, что выбрать их можно только из лесничих, никого другого "ролы" для участия в охоте не допустили бы. Это ограничивало круг и количество людей, для подбора исполнителей, что и было слабым местом плана КАТИНА. Ведь всё зависело от них, второй попытки, в случае провала "ролы" не допустили б. КАТИН располагал золотом, жалеть его не собирался. Но нужно было найти тех, кому его можно было бы дать. Нужно было поручить местному представительству купеческой гильдии изучить и собрать сведения обо всех лесничих. Понятно, что кроме подбора исполнителей, требовалась ещё тщательная подготовка и детальная проработка всех деталей план, это тоже было не простым делом. КАТИН обещал проработать все детали в ближайшее время, задание местному представительству гильдии изучить жизнь всех лесничих и наладить контакты с ними он уже дал.
  ДАДИН выслушал союзника и похвалил его. Он согласился ждать, пока тот будет разрабатывать план и подбирать ключи к лесничим. Сказанные слова для ДАДИНА ничего не значили, он, уловив суть предложения, уже додумывал свои коррективы. На что лесничих подкупят, а они честно выполнят всё порученное им по подготовке и проведению "несчастного" случая, да после гибели правителя-наследника будут молчать, не выдадут заказчиков всего этого, он не рассчитывал. Люди слабы, у них может проснуться совесть или прийти осознание тяжести содеянного ими. Возникнуть желание покаяться в содеянном ими преступлении, такое случалось часто, исключить, что такое не случится с лесничими, было нельзя. Верить, по его убеждению, не стоит никому. Для исключения всего этого, у КАТИНА были свои более надёжные методы, обеспечивающие преданность и молчание людей, какое бы преступление они не совершили. Этим он решил заняться, когда КАТИН разработает детальный план. А пока нужно было готовиться, заготовить травы и компоненты для изготовления зелья. Кроме того требовалось решить, что делать с союзником? После того, как правитель-наместник погибнет, а власть перейдёт к ДАКАТЕ, посол купеческой гильдии ему был не нужен. Он много знал, в такой ситуации оставлять его в живых было глупо, его требовалось убрать. Только мёртвые могут гарантировать своё молчание и никогда не нарушат его. Но это был вопрос будущего, а пока было настоящее и были другие проблемы, которые нужно было решать.
  Целыми днями и ночами КАТИН думал над планом, подбирал разные варианты, рассматривал их, находил слабые стороны, отбрасывал разработанный план, искал новый. В этих поисках пролетели четыре декады, КАТИН жил, как во сне, часто забывая о еде и сне. К концу четвёртой декады он исхудал так, что одежда на нём висела и болталась. Но он этого не замечал. Пришедшее известие из местного представительства купеческой гильдии о выполнении распоряжения по изучению личностей и жизни лесничих положило конец этим метаниям. КАТИНУ нужно было выезжать на место, в городок у родового поместья АРИТОВ, для осуществления подготовки разработанного им плана. В этот вечер он изложил его жрецу "Тьмы", тот выслушал, изъянов не нашёл и план был принят. КАТИН сообщил, что он должен выехать на место, чтобы руководить подготовкой, его беспокоил только один вопрос:
  - Как мы с Вами сможем связываться, если возникнут вопросы или проблемы?
  Из-под низко надвинутого на голову капюшона раздался глухой голос жреца "Тьмы":
  - Как обычно. Оставите утром свой перстень на столе комнаты, где будете жить утром, а в полночь я появлюсь.
  КАТИН кивнул. В то, что жрец "Тьмы" может мгновенно перемещаться, он поверил и спокойно уехал утром следующего дня. ДАДИН его не обманывал. В полдень дня, когда выехал посол гильдии, ДАКАТА и её сын убыли в родовое поместье АРИТОВ. Бывать в поместье своих предков, ДАКАТА не любила и уже много лет этого избегала, но лекарь ДАРОН настоятельно рекомендовал ей пожить в лесу. Дело в том, что ДАКАТУ поразила странная болезнь, ей было трудно дышать. Лекарь приготовил ей микстуру, которую нужно было принимать с восходом солнца, стоя босой на траве под кроной старого губа. Такие деревья росли только в той местности, где находилось родовое имение АРИТОВ. Рекомендации лекаря ДАРОНА для ДАКАТЫ были подобны приказу, который не обсуждается. Она быстро и покорно собралась в дорогу. Лекарь был стар, ехать с ней он, понятно не мог, но послал своего помощника, снабдив его флаконами с зельем и придав своего слугу. Этим слугой был ДАДИН, а помощник лекаря был одним из его рабов.
  От КАТИНА эскорт ДАКАТЫ отставал на четыре часа. Через декаду они таким порядком и прибыли на место. ДАКАТА и сопровождающие её лица остановились в родовом поместье АРИТОВ. После отъезда правителя-наследника прошло пять декад, раньше чем через четыре-пять декад он здесь появиться не мог. Время подготовиться к его приезду было и у КАТИНА, и у ДАДОНА. Вот они и занялись каждый своим делом. КАТИН знакомился с лесничими, подбирал нужных ему, а ДАДИН поил их своим зельем, брал нужные ему образцы их крови, волос, ногтей, кожи. Делать из них своих рабов он не спешил, давая послу гильдии идти своим путём. На вторую декаду, после приезда, КАТИН оставил утром свой перстень на столе отведенной ему комнаты. Наступления полночи ждал с нетерпением и волнением. Нет, он верил в силу жреца "Тьмы", но обещанная встреча была чем-то нереальным, никто не мог мгновенно переместиться на такое большое расстояние, вот и волновался. Но ровно в полночь жрец "Тьмы" в своём глухом плаще, с наброшенным на голову глубоким капюшоном, закрывавшим его лицо, сидел перед ним. Волшебное перемещение подтверждало могущество жреца "Тьмы", для которого не существовало расстояние. Так думал КАТИН, но никакого чуда или колдовства здесь не было. Всё объяснялось очень просто.
  Посол купеческой гильдии прибыл в городок возле родового поместья АТРИДОВ не сам, а в сопровождении свиты состоящей из двух легатов стражи гильдии и четверых своих слуг. Эти люди давно были рабами ДАДИНА, выполняя полученные установки, они доносили ДАДИНУ о каждом шаге и всех действиях своего хозяина. Сообщать о появлении кольца посла, оставленного на столе, им было приказано перед отъездом с их господином. Увидев описанное им кольцо, на условленном месте, они и сообщили своему истинному господину, ДАДИНУ, который в этих местах находился на четыре часа меньше, чем здесь жил посол гильдии. Жил посол в здании представительства гильдии и один из легатов стражи гильдии, прибывших с послом, в полночь провёл ДАДИНА под видом своего напарника в апартаменты посла купеческой гильдии. Стражники, охранявшие представительство гильдии, без всяких вопросов пропустили своих коллег из свиты проживавшего в представительстве посла гильдии. ДАДИН поверх своих одежд, накинул плащ стражника гильдии и сошёл за того. Такое простое объяснение имело это чудо. Но КАТИН этого знать не мог. Всё происшедшее послужило для него лишним подтверждением могущества его союзника.
  Радость переполнила посла. С таким союзником его план был обречён на удачное воплощение в жизнь. Наполненный этой верой, КАТИН начал излагать его жрецу "Тьмы":
  - Я отобрал троих лесничих, они согласились, за предложенное им вознаграждение выполнить всё. О конечной цели, устранении правителя-наследника я им не говорил. После окончания операции их уберут стражи гильдии. Всё порученное они уже выполняют. Нашли выводок семейства дикого и злобного мора. Огромный секач, самка и трое детёнышей. Они их подкармливают, приучают к новому участку обитания и тропе, ведущей к нему. Место выбрано так, что часть тропы проходит по оврагу. В одном месте вырыта яма, в ней установлены острые колья. Она надёжно замаскирована. Сам проверял! На крутом откосе оврага подрублены корни большого дерева и сложена груда камней. Одно лёгкое движение и это всё обрушится вниз на идущую по дну оврага тропу. Это сделают двое лесничих, а третий должен будет подранить секача, что бы тот бросился на охотника. Я видел этого секача и могу сказать, что против него не устоять ни с каким оружием, даже троим опытным воинам. За три декады всё отрепетируем и проверим, занимаюсь всем этим лично. Правителю-наследнику не уцелеть! Это могу Вам гарантировать!
  Восторженную речь посла гильдии, жрец "Тьмы" выслушал. План одобрил. Окрылённый посол гильдии был горд и рад. Раз его союзник не нашёл никакого изъяна во всём сделанном и делаемым им, значит всё прекрасно. ДАДИН действительно выслушал посла гильдии очень внимательно, но его план решил подкорректировать. На людей, действующих без контроля их сознания, он не полагался. План посла гильдии он решил подкорректировать. Узнав имена трёх лесничих, ДАДИН от души угостил их вином с добавлением своего зелья. Взял нужные пробы крови и всего остального. Так у него появилось трое новых рабов, полученные ими установки немного отличались от плана посла купеческой гильдии. Двое должны были обрушить на тропу в овраге дерево и камни для того, чтобы отсечь сопровождающих правителя наследника, а третий должен был убить их и умереть сам. С секачом тоже разобрался. В прикормку семейства мора лесничие добавляли зелье, полученное от их нового хозяина. Ему же передали щетину и другие компоненты физиологической деятельности организма животного, этого было достаточно для исполнения плана покушения на правителя-наследника, ибо теперь этот секач был управляемый ДАДИНОМ. За этой подготовкой к последней фазе действия заговорщиков прошли три декады. А в начале чётвёртой декады пришло известие о том, что правитель-наследник выехал в своё родовое поместье. Эта новость вызвала переполох не только среди слуг. ДАКАТА в силу понятных причин встречаться с братом не хотела, хотя о готовящемся покушении ничего не знала. Она лихорадочно заметалась по дворцу родового поместья, без помощи слуг собирая свои вещи. Уехать немедленно, было самым большим её желанием, но помощник лекаря ДАРОНА его пресёк. Он твёрдо заявил ей:
  - Госпожа! Мой господин настаивал на прохождении Вами полного курса, иначе о Вашем полном излечении говорить не приходится. Вам осталось пройти ещё три процедуры, это четыре дня. Будьте благоразумны!
  ДАКАТА мгновенно забыла о немедленном отъезде, выход подсказал ей управитель поместьем. В глубине парка стоял гостевой дом. ДАКАТА со своей свитой перебралась в него. Небольшой дом был тесен для её и её свиты, но эти неудобства, не шли ни в какое сравнение с неудобствами от встречи с нелюбимым братом. ДАДИНУ, как слуге помощника лекаря, досталась кладовка на чердаке, но его это устраивало. Для того, что предстояло сделать, ему нужно было тёмное помещение, кладовка и была именно таким местом.
  ОРАТ тоже встреч с сестрой избегал. Приехав вечером, толком не отдохнув с дороги, он рано утром уехал в лес. Охота началась. ОРАТ охотился на зверя, а заговорщики на него.
  
  Глава восьмая "И в горе, и в радости, в богатстве и бедности..."
  
  Власть и богатство, в отличие от нищенского существования, избавляют человека от забот о пропитании и проблем ежедневного существования. В жизни обеспеченного человека развлечения составляют главное. Для ОРАТА охота была и развлечением, и отдушиной от дел. Рассказ лесничих о найденном семействе мора, особенно о его главе, огромном секаче, разбудили азарт предстоящей погони и схватки. Освещенные первыми лучами восходящего солнца, участники охоты покинули родовое поместье и скрылись в поступавшем к нему лесе.
  Зарождающийся тёплый день сменился сумраком девственного леса. Большие деревья тянулись густыми кронами листьев к солнцу, а плотно стоящие стволы, пространство между которыми занимали заросли кустарника, хранили вечный полумрак. Красота леса своеобразна. Одни назовут её величественной, другие зловещей, но для охотника любоваться природой и предаваться философским рассуждениям недосуг. Он ищет зверя, вот об этом и думает всё время, с этой целью и осматривает окружающую его природу.
  Лесники быстро довели охотников до заветной тропы. ОРАТ опытным взглядом осмотрел сломанные ветки кустов, свежие следы. Его сердце затрепетало от радостного предвкушения, судя по следам, это был именно тот выводок, который они искали. Следы больших копыт секача не смогли затоптать идущие за ним самка и потомство, всё это было чётко отпечатано на влажной земле. Добыча будет знатной! Новый трофей украсит стену дворца родового поместья династии правителей. Вперед! Стегнув верхового отара, ОРАТ ринулся вперёд. Сопровождающие его "ролы" охраны выполняли свой долг, охраняли правителя-наследника, они напряжённо всматривались в окружавший их лес, охотничий азарт был им чужд. Азарт погони дал ОРАТУ крылья, он быстро вырвался вперёд, оставив свою свиту сзади. Свита, суетясь, бросилась за ним вслед, неумолимо отставая от него. В этой суматохе исчезновения трёх лесничих никто не заметил ...
  ОРАТ нёсся по отчётливо видной тропе. Она петляла и извивалась между стволами деревьев, повторяя все неровности лесного ландшафта, взбиралась на холмы, ныряла в овраги с крутыми откосами. Звери чувствуют опасные места или запах человека создавшего ловушки, как бы там не было, но заготовленную яму с кольями семейство мора обошло, протоптав огибающую её петлю. Дерево, с подкопанными корнями, готовое обрушиться от лёгкого толчка, тоже заставило секача изменить тропу. Поэтому эти ловушки ОРАТ обошёл. В плане ДАДИНА ловушкам вообще места не было, только ловушке из камней отводилась в нём второстепенная роль. Но это как посмотреть.
  Двое лесничих притаились возле груды камней, выполняя установку своего хозяина. Она для них была не обсуждаема, хотя для человека, не отведавшего зелья ДАДИНА, была нелогична. Им предписывалось обрушить груду камней ..., после того, как по тропе проедет правитель-наследник. В плане посла купеческой гильдии эти камни должны были обрушиться на голову правителя-наследника и погрести его под собой. Этот план не действовал, порабощённые лесничие о нём просто забыли. Они затаились и ждали момента указанного их хозяином, но дождаться его, им было не суждено. За их спинами затаился третий лесничий, тоже раб жреца "Тьмы", имевший своё задание. Мягкая земля оврага не могла передать стук копыт скачущего отара, но крутые стены глубокого оврага разносили глухое эхо содрогающейся под копытами отара земли. Услышав этот гул, оба лесничих подобрались. Это было последнее их осмысленное действие. Третий лесничий уже подкрался к ним с увесистым камнем в руке. Два удара и два тела с проломленными головами замерли на краю стены оврага. В этот момент по тропе на дне оврага промчался ОРАТ. Лесничий-убийца, не мешкая, сбросил оба тела вниз на тропу, затем обрушил туда же первую кучу камней. Сам направился ко второй куче, ухватился за нижний камень, дёрнул его, увлекая за собой падающий камнепад, безмолвно рухнул на засыпавшие тропу камни первой кучи. Большие камни раздробили его тело и основательно закупорили проход между стенами оврага. Через мгновение перед этим, внезапно возникшим препятствие остановились первые всадники, сопровождавшие правителя-наследника на этой охоте. Некоторое время они были в замешательстве, но перед преградой накапливались остальные и передние предприняли попытку обойти препятствие. Увы! Круто обрывающиеся стены оврага не давали возможности пешему, а тем более верховому, взобраться наверх. Это поняли быстро, часть подъехавших последними, стоявших сзади остальных всадников развернувшись, поскакала назад в поисках более пологих стен оврага. Оставшиеся воины, попытались преодолеть препятствие спешившись. Это успехом не увенчалось, тогда они начали разбирать завал, оттаскивая камни назад. Быстро увенчаться успехом их работа не могла. Обрушившихся камней было много. Пока сопровождавшие и охрана правителя-наследника искала выход с ловушки, дальнейшие события продолжали развиваться.
  ДАДИН сидел в доставшейся ему тёмной коморке и неотрывно смотрел на своё "блюдо". Тропу и окружающую местность он изучил хорошо. Через глаза бегущего секача, он видел всё. Из верхней колбы песчаных часов падали песчинки, отмечая текущее время. Всё было рассчитано и пока, сбоев не было. План выполнялся неуклонно по простой причине, все участники были или безвольными куклами и делали всё по полученным от своего хозяина установкам. Или они были обычными людьми, поставленными перед проблемами, которые делали их последующие действия предсказуемыми. Как это не звучит странно, но обычные тоже выбора в своих действиях не имели, они невольно тоже действовали строго по плану ДАДИНА. Он сбоев не давал и упорно вёл к кульминации. ОРАТ и секач были оставлены один на один ...
  Напуганное, криками загонщиков, топотом копыт скачущих отара, грохотом падающих камней, всем этим шумом, который эхом отражался от стен оврага, семейство мора неслось по тропе. Глава семейства бежал позади, периодически придавая ускорение отстающим членам семейства. Тропа начала подниматься, взбираясь вверх, к краям стен окантовывающим овраг. Ещё мгновение и семейство мора выскочило на овальную поляну, поросшую мелким кустарником и травой. Лес здесь отступал, большие деревья начинались локтей за 300 от тропы, только одно дерево нарушало этот порядок. Его широкий ствол поддерживал густую крону устремившейся вверх листвы. Поляна полого поднималась вверх, это дерево было отметкой конца подъёма. Как бы подтверждая это, на сучке висел кусочек красной ткани. Ничего странного или случайного в наличии этого лоскутка на этом сучке не было. Его там повесил сам ДАДИН, когда осматривал тропу и намечал свои коррективы плана посла гильдии. Через глаза секача, ДАДИН увидел этот кусок ткани, взяв в щепоть из пальцев правой руки длинную иглу, уверенно ткнул её в голову силуэта секача на блюде.
  За прошедшие годы, ДАДИН накопил много знаний. Он мог из ласкового домашнего любимца сделать безжалостного зверя, разрывавшего своих любимых хозяев. Умел это сделать и из любого человека. Сейчас он действовал уверенно, направляя иглу в нужное место.
  Секач резко затормозил, его острые копыта прочертили глубокие борозды в мягком лесном грунте. Развернувшись, он уставился на выход тропы из оврага, его глаза наливались кровью, а злость разгоралась и охватывала его не очень развитый разум. Инстинкт самосохранения, заставлявший его убегать, прочь от опасности, был изгнан этой злобой. Взамен им овладела жажда убивать. Убивать ..., всё и всех, даже если взамен убьют его. Это уже значения не имело ...
  И вот по тропе, выходящей из оврага, появился скачущий враг, он не снижая скорости, выскочил на поляну. Взрыв копытами землю, секач бросился на ненавистного врага.
  Место этой схватки зверя и человека было выбрано ДАДИНОМ толково. Секач весил более чем в четыре раза больше любого человека. Плюс он находился на возвышенности и бежал вниз, что ещё более увеличивало ударную силу этой горы мяса. ОРАТ мгновенно взвесил всё. Спастись от разъярённого зверя можно было, только взобравшись на дерево, но деревья были далеко. Шансов добежать до них у ОРАТА не было. Был только шанс при этой попытке быть растерзанным зверем со спины. Такое для воина было недопустимо, а для ОРАТА честь воина значила больше, чем собственная жизнь. Мысль спасаться бегством он отбросил, решив принять этот безнадёжный бой. На принятие решения ушло мгновение, но именно оно потребовалось секачу, чтобы добежать к замершему верховому отару ОРАТА. Отар тоже весил немало, но противостоять удару не смог бы, тем более что секач ударил его со всей силы в брюхо своими клыками. Клыки распороли брюхо отара, а сильный удар подбросил отара вверх. Он и взлетел, разбрасывая свои внутренности вокруг. Летать долго не мог, вот и шлёпнулся на землю, где и замер неподвижно. Запах крови ещё больше разъярил секача. Наверное, он бросился бы терзать труп погибшего животного, вымещая на нём свою ярость, но вставший в этот момент на ноги ОРАТ, с блеснувшим в руке лезвием вынутого меча привлёк его внимание. Секач увидел нового движущегося врага и переключился на него. Может это была ошибка ОРАТА? Если бы он остался лежать, не двигаясь, то секач не отвлёкся бы на него? Тогда бы и задуманный план покушения не осуществился б? Гадать и задавать вопросы можно очень долго. Увы, случилось то, что случилось.
  Зверь ринулся на нового врага.
  Буквально за мгновение до того момента, как клыки секача вонзились в живот отара, ОРАТ оттолкнувшись, перевернулся в воздухе, приземлившись на согнутую спину, он перекатил и вскочив на ноги выхватил свой меч. Ярости зверя он только мог противопоставить свой воинский опыт, меч и кинжал. Против такого противника это было мало, но и выбора у ОРАТА не было. Он был спокоен, прекрасно осознавая своё незавидное положение. Зверь приближался. Нёсся он на большой скорости. ОРАТ отклонился с его пути, резко взмахнув своим мечом, он нанёс удар. У мора нос очень важный и уязвимый орган. Если бы ОРАН попал бы своим мечом по носу секача, то схватка могла бы пойти иначе, но он не успел. Удар меча пришёлся по прочному черепу зверя, рассёк только кожу на нём. Это ещё больше разъярило секача. Описав полукруг, он вновь атаковал человека. Охота это не война на ОРАТЕ не было дажё лёгкой кольчуги. Разбросанные внутренности отара и его кровь обильно устилали землю вокруг. На этом скользком основании для удержания равновесия требовалось усилие и внимание. ОРАТУ приходилось следить за атакующим его зверем и за тем, куда поставить ноги, чтобы не поскользнуться. Возможно ли это? Опытный воин ответит отрицательно, такое не удавалось ещё никому. Не удалось это и ОРАТУ, его правая нога скользнула, попав на валявшуюся кишку отара, он попытался сохранить равновесие, балансируя вскинутыми руками. Секач этим моментом воспользовался. Он сбил ОРАТА с ног, а его острые клыки вонзились в незащищённую грудь человека и двинулись вверх, разрывая её. Адская боль пронзила тело ОРАТА, но он собрал все силы, уже теряя сознание, направил свой меч в горло секача. Острейший боевой меч, даже направленный слабеющей рукой, легко проник в гортань зверя, разрезал её и застрял в черепе секача, разрезав его мозг.
  Секач успел взвизгнуть, жизнь покинула его, ноги зверя подломились, безжизненная огромная туша рухнула на тело ОРАТА, обильно обливая его своей кровью. В этот момент из оврага выскочили первые "ролы", преодолевшие завал из камней. Они действовали решительно. Два тяжёлых боевых копья ударили в тело зверя, на одно мгновенье, опередив обрушившиеся удары мечей. Несколько десятков рук, как пушинку отбросили изрубленную огромную тушу и "ролы" застыли. Они увидели изувеченное тело, с разорванной грудью, оно не могло принадлежать живому человеку. На земле лежал труп. Это тело принадлежало "ролу", воину встретившему смерть, их вечную спутницу. Лицо ОРАТА не пострадало. Застывший взгляд, упрямо сжатые губы, говорили о том, что "рол" сражался до последнего вздоха, как и определено ему было судьбой. И не имело значение, с кем он сражался, с врагом или зверем, главным было то, что он до конца был истинным "ролом" и погиб, не запятнав этого звания. Один из воинов подошёл к изрубленной туше секача, с трудом выдернул из его головы меч ОРАТА. Не стирая кровь с меча, он положил его на тело ОРАТА, уже уложенное на плащ. Двое воинов завернули тело ОРАТА в этот плащ и осторожно положили его на ноши из копий. Четверо воинов подняли импровизированные носилки, процессия со скорбной ношей тронулась в обратный путь. Тело ОРАТА возвращалось в родовое поместье АРИДОВ, здесь были погребены все представители династии, ОРАТУ была уготована другая участь. Он был АРИДОМ, но он был и главным легатом "ролов", а своих погибших "ролы" хоронили по древнему обычаю. Тело предавалось священному огню, а пепел развевали. После своей смерти "рол" сливался с землёй, водой, жил вечно в злаках и деревьях выросших на земле удобренной пеплом его сгоревшего тела. Но отдавая дань традиции АРИДОВ, на общем погосте рода будет лежать могильная плита с его именем. В могиле под этой плитой не будет лежать тело ОРЕТА, а будет лежать мешочек с золой из погребального костра, поглотившего его тело. Так будет, только позднее, а пока воины несли тело ОРАТА в их родовое поместье. Шли медленно. Вскоре достигли наполовину разобранного каменного завала. Там, два десятка "ролов" вскочили на оставленных здесь верховых отар. Это были скорбные вестники. Обычно погибшего "рола" хоронили воины его манипулы, но погибший ОРАТ был главным легатов всех "ролов". Его проводить в последний путь, должны были выборные от всех манипул "ролов", сухопутных и морских, а также выборные от всех манипул дружины отставных "ролов". Поэтому только один гонец направлялся с вестью во дворец Властителя, а остальные спешили в места, где квартировали манипулы "ролов" и управления манипул дружин отставных "ролов". Путь гонцам предстоял не близкий. Но первым скорбное известие достигло родового имения АРИДОВ. Сама процессия с телом погибшего направилась в храм Бога леса, там жрецы покроют тело погибшего смолами деревьев. Нужно было сохранить его до процессии проводов, дата которых будет назначена Властелином по его прибытию. Если учесть время необходимое гонцу, чтобы добраться до дворца в столице и время необходимое на дорогу Властелина до родового поместья на окраине южного округа ВИНЗОРА, то получается, что телу предстояло лежать долго. Вот и принимали меры.
  Смерть правителя во все времена, в любом государстве воспринимается одинаково. Ведь даже не для всех членов его семьи эта смерть является горем. Увы, для некоторых она открывает новые возможности подняться на вершину власти. Тревога о своём будущем, возникает у многих из ближайших помощников умершего правителя. Она не является горем, а есть заботой о себе. Им нужно быстро ориентироваться, перестроиться, успеть вычислить приемника, войти к нему в доверие, сделать всё, чтобы не лишиться своего поста и всех прилагаемых к нему благ. Поэтому у них нет времени для печали и литья слёз, об ушедшем правителе. Для других, эта смерть открывает дорогу к заветной мечте, власти. Но для большинства людей в государстве эта смерть ничего не решает. Ибо она ничего не меняет в их жизни, достатке, положении, вот поэтому они относятся к ней равнодушно.
  Но в данном случае всё было иначе. Погиб не просто правитель-наследник самого сильного и самого богатого государства, погиб главный легат "ролов" многочисленной, влиятельной части населения, да и кто станет его приемником, было очевидно. Поэтому все дороги, ведущие в родовое поместье АТРИДОВ, заполнялись экипажами придворных, чиновников, всадниками. Одни спешили выразить соболезнование дочери Властелина, по общему мнению, единственной претендентки на верховную власть в государстве и попутно заверить её в своей преданности, готовности служить ей. Других это не интересовало, они ехали проводить в последний путь своего высшего военного вождя. Разные побуждения, разные интересы вели тысячи людей в это место скорби. Среди этих карет ехала и карета Властелина. Трое ехавших в ней людей искренне переживали потерю близкого им человека, сына, мужа, отца. ЗАРИКА за день до прибытия гонца со скорбной вестью, вернулась во дворец Властелина из очередной инспекционной поездки по государству. Школы лекарей, общественные больницы, лекарские службы когорт "ролов" требовали внимания и контроля. Известие о гибели ОРАТА оглушило её, выбило из колеи. Последние годы они мало времени проводили вместе. Объединённое государство очень хлопотное хозяйство, требовало забот и внимания, не оставляя времени на семью и личную жизнь. И ОРАТ, и ЗАРИКА всё время отдавали заботам о нём, это формировало их общую жизнь. Но их чувства, их отношения не изменились, не охладели. Редкие минуты, проведенные ими вместе, были временем истинного счастья. Теперь одного из них не стало, вот жизнь второго и потеряла смысл. Из красивой женщины, ЗАРИКА за ночь превратилась в седую старуху, с потухшим, безжизненным взглядом. Горе старит и убивает ...
  Смерть сына была для Властелина большим горем, но он был воином, а во все времена воины редко умирали в своих постелях. Подсознательно к такому повороту событий были готовы все. Кроме того у Властелина появилась новая опора в жизни, внук, его заботами и интересами он жил все эти последние годы. Поэтому потерю сына ему перенести было легче.
  АРЕТУ через несколько дней исполнялось семнадцать лет. Он окончил военную школу для "высокородных", осенью он начинал свою службу в учебной малой манипуле кандидатов в "ролы". Через два года юноша мог быть допущен к испытаниям, которые проходили все воины, желавшие вступить в когорты "ролов". Отца он практически не видел с детства. То тот пропадал в манипуле восточного округа, то воевал, то занимался делами государства. На сына у него времени практически не было. Таковой была участь всех детей правителей и высокопоставленных воинских начальников. Все последние годы рядом с растущим парнем всегда был его дед. Для АРЕТА он был учителем, другом, советником и поверенным во всех мечтах и тайнах. Смерть отца он принял с юношеским безразличием, осознание тяжести и горести от этой потери приходит позже, в зрелые годы. А сейчас он просто жалел убитую горем мать.
  Карета мчалась с короткими остановками, когда меняли ездовых отар кареты Властелина, придворных и верховых воинов. На шестой день пути они прибыли в родовое поместье АРИДОВ, их встречала ДАКАТА, которая была одета в траурные одежды. Вокруг неё толпились успевшие уже приехать чиновники и придворные. Они лебезили и пели ей оды, отталкивая друг друга, старались привлечь её внимание к своей особе. Выражение горя давалось ДАКАТЕ нелегко, в её сердце полыхала радость и торжество, до исполнения заветной мечты оставался один шаг. Ненавистный брат больше не стоял между ней и троном. Но приходилось соблюдать приличие, вот она и старалась.
  Властелин, внук, ЗАРИКА и вся свита сразу направились в храм Бога леса, где на ношах лежало облачённое в полные доспехи главного легата "ролов" тело ОРАТА. Панцирь скрывал разорванную грудь, он лежал во всей своей красе, при мече и надетом шлеме с перьями. Все имевшие воинское звание, салютовали лежавшему телу великого воина, вскинув свои мечи. У нош стояли четверо "ролов", которые отвечали на приветствие вместо своего неподвижно лежавшего вождя. Отдав честь погибшему ОРАТУ, все покидали зал храма, только ЗАРИКА осталась у нош, уходить она отказалась.
  Выйдя из храма, Властелин объявил день прощания. Последний день этой декады. До назначенного им срока осталось три дня. Это значило, что через декаду будет объявлен указ Властелина о назначении правителя-наследника престола объединённого государства материка ОВАТА, взамен погибшему. ДАКАТЕ приходилось томиться ожиданием официального объявления её нового статуса. Что это будет так? Она не сомневалась. Посол объединённой купеческой гильдии торжествовал. Всё получилось! Его план удался! Главный враг гильдии был устранён, теперь семья ГОЛИАНЦЕВ и гильдия сможет вернуть себе свои доходы. Один только ДАДИН был спокоен. Устранение правителя-наследника было лишь одним из этапов его грандиозного плана, до достижения цели оставалось ещё кое-что сделать.
  Вот такие разные чувства испытывали представители семьи, "ролы", чиновники, придворные и тайные враги. Остаётся ещё народ. Ремесленники, земледельцы, скотоводы и все остальные простые люди. Вот здесь всё было сложнее. Живя возле древнего леса, занимавшего огромное пространство, народ боялся его. Лес не был источником добычи пропитания. Он только давал дерево, для строительства и для очага. Обильные, плодородные земли поставляли всё необходимое для жизни. Но тёмный лес всегда находился рядом и вызывал страх. В преданиях и сказаниях он был пристанищем разных чудищ. Весть о том, что правитель-наследник погиб в схватке с огромным мором разнеслась быстро и породила легенду об ужасном чудище, принявшем образ мора. Это порождение мрачных глубин леса направлялось в места жизни людей, чтобы пожирать их. Храбрый и могучий воин, глава непобедимых "ролов" встал на его пути и вступил в смертельную схватку. Чудище убило его, но он уже умирая, поразил чудище, ценой своей жизни спася свой народ.
  Эти легенды и сказания, о добрых, справедливых, заботливых правителях создавались во все времена, во всех государствах. Простые люди всегда мечтали о том, что их будет кто-то защищать, оберегать. Увы, такое бывает только в мечтах. Для любого правителя народ это те, кто должен жить, работать и умирать во славу его. Остальное всегда было уделом самого народа. Может ли народ любить правителя? Или правитель любить народ? Кто возьмётся ответить на эти вопросы. До этого дня на них не ответил никто. Исходя из этого ясно, что толпы народа на прощание с телом правителя-наследника толкало праздное любопытство. Просто все хотели увидеть своими глазами победителя чудища. Люди шли отовсюду.
  Назначенный Властелином день прощания с телом правителя-наследника настал. Это должно было произойти на рассвете, с восходом солнца. Когда-то существовала религия, в которой главным объектом поклонения было солнце. Прошедшие тысячелетия изменили мир и людей, эта религия умерла, уступив место новым Богам. Только в ритуале прощания со своими погибшими, "ролы" сохранили это, как и существовавший когда-то обычай предавать останки погибших своих воинов огню. ОРАТ был одним из них и его провожали, согласно канонам, этого древнего ритуала.
  Храм Бога леса, где хранилось тело правителя-наследника, находился на окраине древнего леса. Перед ним начиналось большое каменное плато, которое резко обрывалось, ниспадая отвесными каменными стенами к водам, омывающим берега материка ОВАТ. До этого места от родового поместья АРИДОВ и города возле него было около 6 часов пути.
  Первыми на это место прибыли "ролы" манипулы восточного округа. Они сложили поленья для погребального костра, затем вся манипула выстроилась двумя квадратами. Один большой квадрат должен был закрыть доступ внутрь своих границ простому народу. Здесь будут располагаться чиновники, придворные и другие высокопоставленные гости. Им было отведено место до внутреннего квадрата, в центре которого находился прощальный костёр. Этот внутренний квадрат был предназначен для Властелина, членов семьи погибшего, членов совета Владыки и выборных "ролов" от когорт и манипул дружины. Когда время подошло к вечеру, начал подходить простой народ, он занимал места за большим квадратом оцепления.
  Зашло солнце. Сумерки сменила темнота опустившейся ночи. Весь небосвод усыпали яркие звёзды. Внутри большого квадрата зажглись костры, часть воинов, взяв в руки горящие факелы, выстроились в две линии, образовав освещённый коридор. Уже за полночь начали подъезжать кареты и верховые, они проезжали в середину большого квадрата, размещались там. Вместе с ними приезжали и выборные "ролы". Их пропускали внутрь малого квадрата. Постепенно плато заполнялось, гомон людских голосов разгонял тишину ночи, обычную хозяйку этого пустынного места. Рассвет в этой местности, в это время года наступает часа в три после полуночи. К этому времени собрались все. Властелин прибыл с внуком, ДАКАТА с сыном прибыла отдельно. За спиной Властелина расположились члены его совета. ДАКАТА тоже была окружена придворными, жаждущими добиться её внимания. Среди них был и торжествующий посол купеческой гильдии. ДАДИН на эту церемонию не пошёл, ему она была не интересна.
  Ночь отступала. Небосвод становился светлее, гасли звёзды, постепенно краски неба становились ярче, наливаясь голубизной. Погасли костры и факела. В свете зарождающего дня стала видно людское море, заполнившее безжизненное каменистое плато. Четкие линии квадратов одетых в полные доспехи "ролов", разделяли эту толпу, отделяли простой люд от тех, кто правил ими. В центре малого квадрата были сложены сухие поленья погребального костра. Налившееся голубизной небо сливалось с водной гладью, более светлой у горизонта. В какое-то мгновение эта светлая полоса начала розоветь. В это мгновение из храма вышли десять старших легатов "ролов". Позолоченные участки их шлемов с перьями и нагрудных лат тускло блестели. Все командиры когорт морских и сухопутных "ролов" провожали главного легата в последний путь. Он лежал на ношах в полных доспехах. Покрытый позолотой шлем и нагрудный панцирь, хвост из красных перьев на шлеме. На его груди лежал обнажённый меч, рукоять которого покоилась в сложенных на животе руках. Четверо самых старых старших легата несли ноши с телом, остальные легаты шествовали по три с каждой стороны, с обнажёнными мечами в руках. Шествие замыкала фигура, закутанная в чёрный плащ. Это была ЗАРИКА одевшая свой старый плащ, в котором она ушла из разваливающего своего родового замка ЛОРАНОВ в эту жизнь. Теперь она, потеряв мужа, свою опору и любовь скорбела по нему, отвергая эту жизнь.
  Горизонт начал розоветь. Траурное шествие приблизилось к сложенным поленьям погребального костра. Ноши с телом установили на поленья, четверо старших легатов "ролов" нёсшие их, присоединились к остальным, вынув свои мечи из ножен. Десять старших "ролов" образовали квадрат вокруг сложенных поленьев, на которых стояли ноши с телом ОРАТА. В этом квадрате стояла и ЗАРИКА. Восход стал багровым. Спустя какое-то мгновение он вспыхнул золотом восходящего солнца. Первые лучи небесного светила озарили всё вокруг, заиграли на доспехах "ролов", обнажённых мечах стоявших старших легатов когорт. От строя стоящих "ролов" отделилась группа из 25 "ролов". На их доспехи была наброшена чёрная накидка. Это были "ролы" из личной команды ОРАТА. Они вместе прошли весь путь и теперь провожали своего "высокородного". В руках они несли зажжённые факелы. Солнечные лучи заливали всё вокруг золотом рождающегося дня, огненный шар светила поднимался над горизонтом всё выше, это послужило командой начала церемонии прощания. 25 факелов одновременно подожгли поленья погребального костра, огонь жадно охватил сухой корм, взметнулся вверх, закрывая ноши с лежащим на них телом. В этот момент все "ролы" выхватили свои мечи и взметнули их вверх.
  Сухие поленья костра загорелись быстро, пламя метнулось вверх, стремясь к восходящему солнцу. Оно гудело, разбрасывая языки жаркого пламени. Десять старших легатов "ролов" вынуждены были отступить под его жарким напором, только ЗАРИКА осталась стоять неподвижно. Вырывающиеся из костра языки пламени огибали её закутанную в плащ фигуру, создавая ореол вокруг неё. Со стороны казалось, что она горит вместе с телом погибшего мужа, добровольно войдя в костёр. Особая ткань плаща ограждала тело от огня и жара. Оно пострадать не могло, древняя защита была надёжна, но душа ЗАРИКИ горела в этом костре вместе с телом погибшего ОРАТА. Они были вместе в этот последний миг...
  Стоявшая толпа хранила молчание. Зрелище завораживало, заставляло задуматься о бренности жизни, её скоротечности. Огонь бушевал, закрывая ноши с телом ОРАТА. Жаркое пламя поглощало поленья и то, что когда-то было телом вождя великих воинов. Оно бездумно пожирало, отданную ему людьми пищу, переваривая её. Но вечно огонь, без дополнительной подпитки, гореть не мог. Отданная ему пища заканчивалась, пламя угасало, теряло свою мощь, силу. Люди стояли, молча, ожидая смерти жаркой стихии. И она умирала, оставляя после себя то, что не смогло переварить даже жаркое пламя, сошедшего с небес огня. Вскоре всё закончилось. Среди прогоревшего костра остались закопчённые доспехи и меч. Железо остывало, меняя свой цвет. Все молча, ждали. Уже к полудню угли костра погасли полностью, закопчённые доспехи и меч остыли. Дрожащее марево жара над остатками костра исчезло. Ритуал "ролов" окончился и начался светский ритуал похорон. Слуги из родового поместья, вынесли деревянный ящик обтянутый тканью цветов правящего дома АРИДОВ. Доспехи и меч положили в ящик, закрыли крышкой и в сопровождении членов семьи, придворных, остальной знати, направились к родовому поместью АРИДОВ. Там на участке в глубине обширного сада находился старый склеп, его постоянно расширяли, ибо родовой погост АРИДОВ пополнялся новыми могилами, накрытыми погребальными плитами членов рода. Смерть не обходит никого. Перед ней равны все. Владыки и последний бедняк стоят перед ней в одном ряду, ей всё равно, кем человек был при жизни. Все и всё обращается в истлевший прах, смешанный с землёй. Такова жизнь.
  Ящик с доспехами и тем, что оставило жаркое пламя от тела человека, опустили в подготовленную яму и накрыли памятной плитой с высеченным на ней именем и датой погребения. Так было принято. Ещё один из АРИДОВ нашёл вечный покой среди могил своих предков. Процесс похорон на этом закончился, все участники покинули склеп. Для живых жизнь продолжалась, для мёртвых наступил вечный покой. По обычаям живущего здесь народа, склепы и погосты посещались только при захоронении новых усопших, а так покой умерших нарушать было не принято. Могилы не посещались никем, кроме смотрителя, следившего за порядком и охранявшего покой усопших. Вера Бога леса говорила о том, что умерший возрождается в новых ростках деревьев и кустарников, постоянно обновляющегося леса. Того леса и тех деревьев, которые росли на погостах, вокруг склепов. Рубить эти деревья или собирать в таких местах хворост, запрещалось. Этот запрет соблюдался строго всеми, веровавшими в Бога леса. В остальных религиях тоже были подобные запреты. Это и не удивительно. Люди, исповедующие разные верования жили вместе, строгих границ между проживанием людей разных вероисповеданий не было, поэтому не удивительно, что постулаты различных верований были похожи. Взаимного влияния не избежать, если нет противостояния и подогреваемого в чьих-то интересах фанатизма. Человек существо мирное, терпимое...
  Народ расходился, семья Властелина, придворные, высшие чиновники, вслед за ящиком с доспехами и останками, покинули место прощания с погибшим. На каменистом плато остались только "ролы". Воины восточной манипулы "ролов" большим кольцом окружили плато, в центре кольца находился прогоревший костёр. К стоявшим вокруг него старшим легатам манипул "ролов" присоединились выборные от всех манипул и старшие легаты манипул дружины отставных "ролов". Последние были здесь в роли советников, это было новым добавлением в старинный ритуал выборов главного легата "ролов". Все присутствующие здесь принадлежали к "высокородным", самой уважаемой прослойки "ролов". На "высокородных" лежала не только ответственность за воинов своего роя, об их оружии, одежде, снаряжении и довольствии. Они заботились и об их семьях. Как правило, все воины роя с семьями жили в домах вместе с семьями "высокородных", весь рой был одной семьёй. Если кто-то из воинов роя погибал, его семья продолжала жить в общем доме и так же опекалась, пользуясь всеми благами, как и остальные. У "высокородного" была одна главная привилегия, возвышавшая его над остальными. В бою он всегда первым встречался с врагами лицом к лицу, тяжёлая конница "высокородных" врубалась в ряды врагов и понятно всегда несла потери. Легаты, старшие легаты, в атаку шли в первых рядах своих подразделений, а главный легат вёл всех. Его меч первым встречал меч врага и первым окрашивался кровью врага. Но он и первым подвергался опасности. Для каждого "рола" это было очень большой честью. Как и смерть в бою с врагами. Жизнь в этом им не отказывала, гибли "высокородные" часто. Уже почти две декады ими командовал дух погибшего главного легата, теперь до захода солнца им предстояло выбрать нового главного легата разросшейся семьи "ролов". Споры предстояли жаркие, за это место и всё прилагаемое к нему боролись все проявившие себя и пользующиеся авторитетом, уважением остальных "ролов". Право умереть в бою первым! Это огромная честь, мерило доблести "рола", его мечта. Осиротевший рой ОРАТА также стоял здесь в полном составе. Им была доверена почётная миссия вручение доспехов и меча новому главному легату, которого выберут. Сейчас они стояли, кольцом окружив стол, на котором лежали новенькие доспехи и меч. Выборы начались, были названы первые имена претендентов ...
  Во дворе родового поместья АРИДОВ были накрыты столы для поминального обеда. Они предназначались для придворных и высших чиновников государства, а для членов семьи Властелина в обеденном зале был накрыт большой стол. Возле него стояли кресла, перед каждым креслом стояло блюдо и кубок для вина. Пять блюд и кубков были пустыми, остальные блюда были заполнены едой, кубки вином. Каждый кубок был накрыт ломтем хлебной лепёшки. Это были места всех усопших членов семьи династии, они принимали в свой круг дух ушедшего из жизни своего потомка. Члены семьи, живые, провожали его и поминали своих ушедших из жизни предков. Согласно законам, древнего ритуала, мужчины должны были оставаться за этим столом до утра. Но здесь ДАКАТА нарушила этот закон. Она объявила о том, что её и её сына курс лечения окончен, они должны пройти осмотр их лечащего лекаря старого ДАРОНА, который остался во дворце Властелина в столице. Она и так задержалась на полторы декады, поэтому очень беспокоиться, ей нужно срочно уехать. Понятно, что её больной сын будет сопровождать её. Отъезд был назначен сразу после окончания обеда. Было ли это предлогом поскорее уехать? Похоже да! ДАКАТА с трудом скрывала свою радость, скорби от потери брата не было места в её душе. Властелин, внимательно посмотрев на дочь, кивнул. В чувствах людей он разбирался хорошо, но его отношение к этому на его бесстрастном лице прочесть было невозможно. Истинные свои чувства он умел скрывать хорошо. ЗАРИКА покинула стол вместе с сестрой погибшего мужа, она соблюдала древний ритуал проводов духа погибшего. Дед и внук остались за столом одни. Так молча, они и просидели до рассвета, каждый занятый своими мыслями.
  
  Глава девятая. Новый хозяин кольца АРАНА
  
  Новый день наступил. Если бы не смерть ОРАТА, это был бы радостный день. В этот день АРЕТУ исполнялось семнадцать лет! В его жизни это был дважды замечательный день. Он с завтрашнего утра должен был начать службу в учебной малой манипуле кандидатов в "ролы". Но смерть отца, омрачила первое и отсрочила второе. После обеда был назначен отъезд Властелина и внука в столицу. Государство требовало внимания. Властелин-отец проводил в последний путь своего сына, выполнил древний ритуал и теперь уступил место Властелину-правителю. ЗАРИКА осталась в родовом поместье, таково было её желание. С Властелином она простилась накануне, а сегодня утром вошла в покои выросшего сына. Он ещё спал. ЗАРИКА подошла к нему, стала у его ложа и некоторое время смотрела на лицо спящего сына. Как и в детстве, он странным образом почувствовал её и узнал, улыбнувшись, открыл глаза и сел на своём ложе. ЗАРИКА села рядом, обняла его, поцеловала в лоб, отстранилась и сказала:
  - Сегодня тебе исполнилось семнадцать. Ты стал воином. Эти радостные события омрачены смертью твоего отца, но его дух радуется счастью этого знаменательного в нашей жизни дня вместе с нами. Увы! Сложилось так, что поздравляю тебя я одна. Вот ...
  Она прервалась, отбросив капюшон старого плаща, сняла с шеи толстую нить, на которой висело неброское кольцо. Вынув кинжал, она разрезала нить, протянула кольцо АРЕТУ и продолжила:
  - В ознаменование этих событий прими от меня этот дар. Это древний артефакт ушедшей расы, её воина. Его очень давно нашёл мой предок, он завещал передать его первому воину из нашего рода. Ты первый наследник, по материнской линии, рода ЛОРАНОВ ставший воином. Носи его и помни, что в тебе течёт кровь двух великих родов, АРИДОВ и ЛОРАНОВ.
  АРЕТ взял в руки кольцо. Два сливающихся ободка из чернёного металла, сверху напаяна пластина, в верхней части она была прямоугольной, внизу сходила в овал, напоминая, своей формой щит щитоносца. На этой разделённой по центру пластине, были выбиты изображения двух голов птиц с мощными, приоткрытыми клювами смотревшие в разные стороны. Странным было и то, что он совершенно не ощущал веса кольца. Рассмотрев его, АРЕТ засомневался. Размер ободков был больше, чем его большой палец, об остальных, и говорить не приходилось. Но обижать мать он не хотел. Взяв кольцо пальцами левой руки, он одел его на безымянный палец правой руки и ..., не поверил своим глазам. Кольцо мгновенно приняло размер окружности пальца, плотно обхватив его. Оно не жало, он его не чувствовал, но попробовав снять, убедился, что это невозможно. Кольцо сидело неподвижно. Какая-то тёплая волна прокатилась по его телу и в его голове прозвучали слова:
  "Генератор защиты введен в режим. Приветствую тебя воин когорты "Неуязвимых"!"
  И вслед за этой фразой другой голос произнёс:
  "АРАН Земли, посылка команды пробуждения принята, код опознан. Генераторы перемещения синхронизированы и готовы выполнить твои команды!"
  Странным было то, что смысл этих фраз он понял прекрасно, но они были произнесены на языке, которого АРЕТ не знал и слышал впервые. Что за когорта "Неуязвимых"? Что за АРАН Земли? О такой когорте он никогда не слышал, как и об имени. Слова "АРАН Земли" были похожи на имя, так АРЕТ подумал. Но "команда пробуждения", "код опознан"? Были вообще незнакомы ему. Что они значат? Что это за язык? Почему он понял сказанное? АРЕТ покрутил головой и удивлённо посмотрел на мать. Хотел спросить у неё об этом непонятном, но посмотрев на неё, передумал. Её отсутствующий взгляд говорил о том, что она мысленно находится далеко, реалии этой действительности её не интересуют. АРЕТ просто обнял и поцеловал мать. А она думала о том, что перед ней сидит сильный, крупный мужчина. Сын вырос! Это было очень заметно именно теперь, когда не стало его отца, её мужа, её смысла жизни. Простившись, ЗАРИКА покинула покои взрослого сына, воина. Простилась она с ним навсегда, ничего ему об этом не сказав. Больше живой свою мать АРЕТ не видел...
  В полдень Властелин и его внук покинули родовое поместье. Вслед за каретой Властелина тянулся длинный шлейф эскорта. Придворные и высшие чиновники устремились вслед за Властелином в столицу. Благополучие всех их зависело от близости к солнцу власти, попасть в тень значило погибнуть. Всё, как и в природе, правда, иногда погибают и под лучами солнца, и в природе, и в жизни. Получается, что жизнь везде одинаково сложна и опасна. Увы, везде нужно знать меру. Вот только угадать и соблюсти её сложно потому, что хорошего, всегда мало. ЗАРИКА осталась одна в опустевшем родовом имении АРИДОВ, когда-то она нашла в нём счастье, а теперь горевала, лишившись того, кто это счастье ей дал.
  Через два дня после возвращения Властелина в столицу, в большом тронном зале дворца собрались члены совета Властелина, придворные и высшие чиновники государства. Зал был забит до отказа. В этот день Властелин должен был объявить указ о назначении нового наследника. Как все не старались, но об указе узнать ничего не смогли. Все эти дни покои, рабочий кабинет Властелина охраняли легаты его личной охраны, неподкупные псы Властелина, никого не впускали и не выпускали из них. Начальник канцелярии, писари, два главных советника Властелина находились там безвыходно. Хотя для многих указ Властелина был очевиден, имя наследника тайной не было, как и имя регента. Вокруг ДАКАТЫ толпились практически все придворные и чиновники, шёпотом поздравляя её, испрашивая аудиенции. Она притворно краснела, вздыхала, оправляя своё траурное платье, но в аудиенциях не отказывала, обещая назначить время их позже. Её сын с безразличным видом стоял рядом с блистающей матерью, это был единственный человек среди этой толпы, которого вопрос о назначении наследником не волновал. Больше всего его занимали два вопроса. Первый, что будет сегодня на обед и второй, как ухитриться ускользнуть от бдительных глаз матери. Она после того, как две служанки понесли от него, глаз с него не спускала, мешая ему развлекаться с безотказными служанками и дворовыми девами. ДАКАТУ больше всего злило то, что её сын был неразборчив в выборе подруг. Уродливые замарашки могли принести ей таких же уродливых внуков, пусть они и были вне закона, но смотреть на таких детей, ей было противно и стыдно уже заранее. Вот и держала сына в поле своего зрения.
  Резные покрытые золотом двери тронного зала, ведущие из покоев Властелина, распахнулись. Полсотни дворцовых стражников вышли из них, выстроились в две шеренги, образовав из своих тел коридор, ведущий к трону. Вслед за ними вышёл дворецкий и объявил:
  - Властелин объединённого государства ОВАТА!
  Все присутствующие мужчины склонили головы, а женщины сделали реверанс. По образованному дворцовой стражей коридору шёл Властелин, окружённый легатами своей личной охраны. Небрежно кивнув всем собравшимся, он поднялся на возвышенность и сел на трон. Выпрямившись, все присутствующие смотрели на Властелина, пытаясь угадать его настроение. Это было не возможно. Бесстрастное лицо Властелина не выдавало его истинного состояния и мыслей, а было обычной маской. Одет он был в положенные на важных приёмах одежды, стоявшие с правой и левой стороны трона два царедворца, держали его меч и щит украшенный гербами всех государств, входивших в объединённое государство ОВАТА. По знаку Властелина, выступил главный дворцовый глас Властелина, развернув свиток, он начал читать:
  
  "Благодарю Вас, мои верные и любящие подданные, за то, что Вы разделили со мной моё горе. Мой сын, правитель-наследник нашего трона, погиб, и мы простились с ним, проводив его в последний путь. Его дух встретился с духами наших предков великой династии АРИДОВ. Но власть и трон не могут существовать без наследника. Хотя моё сердце истекает кровью, скорбя о тяжкой потере, я должен думать о порядке и процветании своего государства. Поэтому я вынужден, отринуть своё горе и назначить наследника трона. Это мой долг перед всем моим народом. Я нашёл в себе силы исполнить его. Сим повелеваю:
  С сего дня считать наследником престола Властелина объединённого государства ОВАТА, сына погибшего наследника АРЕТА АРИДА. До его совершеннолетия всю полноту власти оставляю за собой.
   Властелин объединённого государства ОВАТА
  Утверждает этот указ приложением своего перстня в третий день второй декады от дня скорби об ушедшем правителе-наследнике ".
  
  В тронном зале установилась тишина, все осмысливали услышанное. Властелин дождался окончания чтения своего указа, встал с трона и в окружении своей личной охраны покинул тронный зал. Вслед за ними зал покинули дворцовые стражи. Двери за ними закрылись, теперь в зале остались только замершие придворные и высшие чиновники. Через несколько мгновений тишину прервали звуки осторожных шагов. Это расходились придворные и чиновники, до этого момента плотной толпой стоявшие вокруг ДАКАТЫ. Она стояла застывшим изваянием в центре тронного зала, а вокруг неё усиленно начала образовываться пустота. Даже подкупленные послом купеческой гильдии, чиновники и придворные старались отойти подальше. Но ДАКАТА этого не замечала. Её окаменевшее лицо, пошло красными пятнами, руки комкали веер. Злость рвалась из неё наружу. В очередной раз отец отодвинул её от заветной мечты, снова на её пути к трону появилось новое препятствие. Снова ей придётся ждать, теперь неизвестно чего. Ей хотелось выть, но тронный зал был не тем местом, где можно дать волю своим чувствам. Приходилось сдерживаться, а это было очень трудно.
  Но ещё хуже неё выглядел стоявший в стороне посол купеческой гильдии. Неведомая сила сдавила ему грудь, выдавив из неё весь воздух. Он силился вдохнуть его снова, но это ему не удавалось. Его лицо наливалось синевой удушья, а его голове гулко стучали слова:
  "Я подвёл семью! Не смог возвеличить её! Теперь все ГОЛИАНЦЫ от меня отвернуться! Проклятый правитель спутал все мои планы. Я опозорен на веки, нет мне прощения! Как с этим жить?"
  С трудом втолкнув в себя первый глоток воздуха, посол купеческой гильдии, шаркающей походкой древнего старца, направился к выходу из тронного зала одним из первых. С трудом передвигая ноги, он шёл, не замечая ничего и никого вокруг. Эти люди посла не интересовали. Он шёл и думал:
  "Как хорошо этот день начинался. Всё было прекрасно! Я успел даже отправить просьбу жрецу "Тьмы" о встрече. Мне нужно было обсудить с ним дальнейшие шаги и планы на будущее. И вот теперь этот указ перечеркнул всё! Все мои планы, всё сделанное. Это конец!"
  КАТИН шёл, не разбирая дороги, как-то сумел выйти из дворца, сесть в свою карету и доехать до дома главного представительства купеческой гильдии. Покинув карету, он вошёл в дом и побрёл в отведенные ему покои. Приказав слугам его не беспокоить, прошёл в кабинет. Над креслом висел портрет ГВИТО ГОЛЕАНЦА, человека принявшего его в свою семью, человеку, который верил в его преданность ей. КАТИНУ показалось, что глаза старика с презрением смотрят на него. Это было выше его сил, перенести это он не мог. Решительно подойдя к столу, КАТИН сел в кресло и нажал на одну из завитушек резьбы на столешнице стола. Сработала пружина механизма, боковая планка стола отошла в сторону. Из открывшегося потайного отделения КАТИН достал стеклянный пузырёк с залитой воском пробкой. Откупорив его, он опрокинул его над раскрытой своей ладонью. Из пузырька выкатилась серая горошина, КАТИН забросил её в свой рот и проглотил. Через мгновение по его телу прошла лёгкая дрожь, оно обмякло. Лицо начало менять свой цвет, наливаясь чернотой, рот открылся, с его уголка скатилась слюна, она потекла вниз на кружевной воротник, испачкав его. Но этого ничего сидящий в кресле человек, уже не видел и не ощущал. Ибо в кресле сидел уже не человек, это было мёртвое тело, которое деревенело и медленно остывало. Яд паука "кару" из болот южного материка левого полушария убивал мгновенно. Как и любой человек, плетущий заговоры и интриги против власти, КАТИН имел средство не попадать в руки пыточных мастеров. Он его и использовал..., спасаясь от презрения и позора. Мёртвые не имеют чувств, присущих живым!
  Пришедший в полночь жрец "Тьмы", открыв дверь кабинета посла, где обычно проходили их встречи, замер на пороге. Непривычная обстановка удивила его. Плотные шторы всегда были сдвинуты, но сегодня они были раздвинуты и свет лун, ночных спутниц солнца, заливал комнату своим зелёно-серебряным светом. Жрец "Тьмы" колебался, он решал вопрос:
  "Входить или не входить?"
  Но эту встречу, он отменять не хотел, ему она была нужна, ибо он к ней готовился, тратил своё время. Переборов себя, жрец "Тьмы" вошёл в кабинет, закрыл за собой дверь и направился к столу. Вновь обострённое чувство несуразности происходящего подсказало ему ещё одну странность. Сидевший в кресле посол купеческой гильдии был неподвижен всё это время и на его приход не реагировал. Такого никогда не было. Обычно посол встречал его стоя и стоял до тех пор, пока не садился он. Для неординарных ситуаций у жреца "Тьмы" было очень действенное оружие. Его он и достал, приготовил. Этим оружием была стеклянная колба, с плотной крышкой на зажимах, её он когда-то позаимствовал из лаборатории замка ЛОРАНОВ, последнего пристанища выживших в катастрофе учённых. Сдвинув крышку, жрец "Тьмы" приготовился плеснуть на любого угрожающего ему содержимым колбы. Это содержимое было воспроизведено им по сохранившимся формулам кислоты, она прожигала всё. Кожу тела до костей, метал доспехов, кожаную и тканевую одежду, спасенья от неё не было. Но в этот раз это оружие ему не понадобилось, подойдя к столу, в рассеянном свете ночных светил он увидел, что в кресле сидит труп. Кривая ухмылка промелькнула по лицу ночного гостя, он водрузил пробку на место, защёлкнул зажимы на ней и спрятал колбу во внутренний карман своего плаща. В этом же кармане лежал ещё и маленький пузырёк. Находившийся в нём белый порошок в любой жидкости растворялся мгновенно, не меняя её вкуса, не оставляя следов на стенках бокала. Но одного маленького глотка, приправленной им жидкости хватало, чтобы самый здоровый человек умер от удушья. Грудную аулу лечить не умели, она поражала внезапно, а тело умершего человека, имело именно её все характерные признаки. Этот порошок сегодня должен был стать добавкой в вино посла купеческой гильдии, верный союзник больше был не нужен. Содержание сегодня оглашённого указа Властелина, жрец "Тьмы" уже знал и выводы сделал. Не нужный союзник знал много лишнего и поэтому должен был выпить вино с добавкой этого порошка. Но он сам решил возникшую проблему, избавив от этого жреца "Тьмы". ДАДИН отвёл взгляд от лица трупа, повернулся и покинул кабинет с бездыханным телом того, кто долгие годы был послом купеческой гильдии вначале при дворе Владыки ВИНЗОРА, затем при дворе Властелина единого государства материка ОВАТА. Он плёл сети интриг, организовывал и планировал заговоры, покушения, убийства. Его не постигло возмездие за эти дела, он просто сбежал от дальнейшей борьбы. Причины заставившей посла купеческой гильдии так поступить, ДАДИН не знал. Он знал точно только одно, что причиной самоубийства посла гильдии точно была не его проснувшаяся совесть. У таких людей её просто не бывает, да и поиск ответа на этот вопрос ДАДИНА не интересовал. Его борьба продолжалась, на его пути стоял внук Властелина и он должен убрать его уже сам. Как это сделать? Нужно было теперь придумать самому. И время пошло, ДАДИН шёл к комнатам дворца Властелина, где в числе прислуги ДАКАТЫ, дочери Властелина, проживал старик, лекарь ДАРОН. Мысли о после купеческой гильдии он уже выбросил из своей головы ...
  Утром слуги посла обнаружили его не тронутую постель, но это не послужило причиной для беспокойства. Посол часто работал ночами и спал на кушетке в кабинете. Туда и отправились. Обнаружив окоченевшее тело посла, с почерневшей кожей лица, всполошились и доложили главе главного представительства гильдии. Вопрос о том, что посла кто-то мог убить, даже не рассматривался. Здание представительства охранялось большим количеством стражников, проникнуть в него чужому человеку было не возможно, а свои убивать посла не посмели бы. Тень семьи ГОЛИАНЦА укрывала его. Стать объектом мести этой влиятельной семьи не хотел никто, ни за какие блага. Весть о случившемся была направлена председателю совета гильдии. Гонцами были специально обученные птицы, адресата весть достигла быстро. Понять причину, заставившую посла покончить с собой, глава совета гильдии не смог. Посол выполнил порученное ему дело. Известие о гибели правителя-наследника и новом указе Властелина уже пришло. Властелин, в отличие от погибшего правителя-наследника, если получал выгоду от сделок с гильдией, в сотрудничестве не отказывал. Для гильдии возвращение Властелина к управлению государством было победой. Правда, эта непонятная смерть посла сняла головную боль председателя совета гильдии. С момента получения известия о гибели правителя-наследника он постоянно ломал голову, как объяснить послу гильдии при дворе Властелина, что, несмотря на обещанное ему в награду за устранение правителя-наследника обещание сделать его членом совета гильдии, выполнить обещанное не возможно. За послом стояла семья ГОЛИАНЦА, с этим приходилось считаться, ибо гильдией фактически правили они. Смерть посла эту головную боль сняла. Вопрос закрылся сам собой, глава совета гильдии вздохнул с облегчением. Речь в память о погибшем после гильдии, он произнесёт, объявит траур и забудет о том, что такой человек вообще существовал. Так решил, и поступить, назначив экстренное заседание совета гильдии на следующий день. Отослав слугу оповестить всех членов совета, председатель совета гильдии начал набрасывать тезисы будущего своего выступления на совете гильдии.
  В семье ГОЛИАНЦЕВ весть о смерти КАТИНА вызвала скорбь. Умер член их семьи, так много сделавший для её величия и процветания. Кроме этого всё накопленное им богатство осталось в семье. По приказу главы семьи, тело КАТИНА забальзамировали и доставили на материк ПАРУГУ. Здесь оно было похоронено в усыпальнице семьи, а портрет КАТИНА занял место в галереи портретов семьи. Траур по усопшему соблюдали, как велели традиции, три декады, и никто не посмел, заикнуться о том, что КАТИН сам покончил с собой. Вера это осуждала. Совершивший самоубийство человек ставил себя вне законов, но пойти против семьи ГОЛИАНЦА не решились даже жрецы. Так закончилась жизнь посла объединённой купеческой гильдии материков ПАРУГИ и ОВАТА, врага династии АРИДОВ, спланировавшего и осуществившего покушение на правителя-наследника ...
  Простившись с погибшим правителем-наследником, все разъехались. Родовое поместье АРИДОВ вернулось к своей прежней, размеренной жизни глубинки. В любом государстве жизнь бурлит в столице и в нескольких крупных городах, но чем больше размеры территории на которой раскинулось это государство, то по мере удаления от столицы, жизнь замирает. Родовое поместье династии АРИДОВ находилось в самой дальней глубинке и жило сонным размеренным укладом, не менявшимся веками. Последние десять лет ЗАРИКА жила бурной насыщенной жизнью. Постоянные разъезды, встречи с новыми людьми, хлопоты и заботы по организации лекарских школ, больниц, не оставляли времени на раздумья и воспоминания. Оставшись в родовом имении, она лишилась всех этих забот, бурления жизни, погрузившись в сонную жизнь окраины. Но главным было то, что она лишилась ОРАТА. Он для неё был всем. Так сложилось.
  Удивительного в это ничего не было. ЗАРИКА выросла в умирающем осколке цивилизации уничтожившей себя и свой мир. В замкнутом конклаве пытались сохранить знание и культуру той цивилизации. Сохранившиеся другие остатки той цивилизации, поселение земледельцев и скотоводов, всегда жили обособленно на задворках прежнего мира, они жили от земли и природы, своим трудом обеспечивая себе пропитание. О том, что они представляют погибшую цивилизацию, забыли быстро, уже через несколько поколений. Вначале они ещё поддерживали отношения с учёными отдела лингвистики, обосновавшегося в их глуши возле замка ЛОРАНОВ. Но появившиеся в замке "матрицы разума", которые они называли "привидения", оборвали эти хрупкие связи. ЗАРИКА была одной из последних представителей, исчезнувшей цивилизации. Встретив ОРАТА, она нашла опору для своей жизни и иного не представляла. Родившийся сын сразу попал в руки мамок и нянек, а с семи лет проживал в военной школе. Она его практически не видела и не знала. ОРАТ погиб, она лишилась своей гавани, своей опоры, основы своей жизни. Незнакомый сын, заменить своего погибшего отца не мог. ЗАРИКА не ходила на плато, где чернела, ежедневно уменьшаясь в размерах, отметина от погребального костра, не ходила и к надгробной плите в семейный склеп династии АРИДОВ. Более образованная и начитанная, чем лучшие представители живущей теперь цивилизации, такие способы захоронения тела усопшего она не понимала, считала варварством. Поэтому каждый день она уезжала в лес, на ту поляну, где впервые встретила ОРАТА, защитив его от клыков разъярённого секача. Там погрузившись в воспоминания, проводила целый день. Вечером возвращалась в родовое поместье АРИДОВ, а с утра уезжала снова. Первое время её сопровождали два конюха, но как уже говорилось, все местные жители боялись леса и без крайней надобности в него не ходили, а уж углубляться в него и находиться в нём до сумерек? Это было страшной пыткой. Поэтому через два дня ЗАРИКУ в поездках никто не сопровождал, но она на это внимания не обращала.
  Для жизни тела необходимы еда и вода. Не получая этого, тело поедает само себя, борясь за жизнь. Погружённая в свои воспоминания, ЗАРИКА забывала о еде и воде, жизнь покидала её тело. Старый чёрный, широкий плащ, в котором она впервые вступила на территорию родового поместья АРИДОВ, скрывал от взгляда посторонних её тающее тело. Этот плащ она принесла из той угасающей жизни своего конклава. Он оберегал её тело от холода, ненастья, насекомых и опасных обитателей леса, теперь он оберегал её и от глаз окружающих людей. Так продолжалось более трёх декад. Но однажды вечером она не вернулась из леса, а в полночь всех обитателей поместья разбудил её отар. Напуганное кем-то из обитателей леса, животное влетело в ворота, всполошив всех. Страх не пустил никого из слуг направиться на поиски хозяйки немедленно. Только с рассветом напуганные слуги сообщили о пропаже хозяйки старшему легату "ролов" стоявшей возле городка манипулы восточного округа ВИНЗОРА. Члены семьи погибшего "рола" для "ролов" были членами их семьи. Мгновенно поднятая по тревоге манипула устремилась в лес. Отчаянные "ролы" не знали страха ни перед кем и ни перед чем. Местные верования и предрассудки не могли остановить их. Вспыхнули тысячи факелов и "ролы" начали прочёсывать лес, под густой кроной деревьев которого сохранялась ночная темнота. Прочесать огромный старый лес, занимавший большую часть восточного округа ВИНЗОРА, было не по силам всем "ролам" когорт и дружины вместе взятым. Старший легат манипулы прекрасно понимал это. Допрос слуг вёлся неустанно, тогда и выяснили о месте поездок ЗАРИКИ. Уже рассвело. Новый день вторгся и в лесную глушь. Перепуганные конюхи, первые дни сопровождавшие хозяйку, привели "ролов" на поляну, куда она ездила постоянно. Там и нашли ЗАРИКУ. Увы! Это было мёртвое тело той, кто была ею. Завернутое в плащ, который был надет на ней, тело доставили в храм Бога леса. Жрецы должны были обеспечить сохранность тела до приезда Властелина и сына умершей. Гонец в столицу уже находился в пути.
  Во всех храмах Богов ВИНЗОРА тела умерших сохраняли разными методами. Жрецы храма Бога гор помещали тело на ледник, присыпая его снегом. Храм находился у подножия горы вершину, которой покрывали не тающие ледники и снег.
  Жрецы храма Бога земли обмазывали тело усопшего белой глиной в несколько слоёв и высушивали.
  Жрецы Бога моря в нагретую морскую воду добавляли морской соли, пока не образовывался густой солёный раствор. Затем в него помещали тело, через определённое количество дней его вынимали.
  Жрецы Бога леса тоже использовали дары своего бога. Тело помещали в раствор смолы, которую собирали с деревьев в одном, только жрецам известном месте.
  ЗАРИКА находилась в храме Бога леса. С её телом была проделана та же процедура, что и до этого с телом ОРАТА. В её комнате нашли свиток, который был предназначен Властелину. Он был запечатан, на печати был оттиск неизвестного никому герба, надпись указывала получателя. Естественно распечатать этот свиток никто не посмел, его вручили приехавшему через декаду Властелину нетронутым. Властелин приехал один. Малую манипулу кандидатов на вступление в ряды "ролов", бросали всюду, где возникали проблемы. В огромном объединённом государстве были и недовольные существующей властью. После объединения всех государств некоторые из знати и чиновников лишились своего места, вместе с ним лишились и главного, доходов. С таким смириться невозможно. Кроме этих бывали случаи, когда местный чиновник обрастал своими служителями и забывал, что он всего лишь чиновник, а не правитель. Но правителем быть хотелось, тогда он и объявлял о своём отделении от объединённого государства. В такие горячие точки направляли "ролов", в первую очередь малую манипулу кандидатов.
  Когда Властелин получил известие о смерти невестки, его внук в составе малой манипулы кандидатов в "ролы" далеко на севере материка усмирял очередного "правителя". Гонца за ним послали, но гонцу требовалось две декады только чтобы добраться из столицы до места нахождения АРЕТА АРИДА и три декады требовалось сыну ЗАРИКИ, чтобы прибыть на прощание с матерью. Похороны можно было отложить до его приезда, жрецы обещали Властелину сохранить тело. Вначале Властелин хотел, так и поступить, но ему передали свиток, найденный в комнате ЗАРИКИ и предназначенный ему. Властелин вскрыл свиток и погрузился в чтение.
  
  "Дорогой отец и Властелин!
  Я никогда никому не говорила о себе, своём происхождении. Вы никогда не спрашивали меня об этом. Со смертью Вашего сына, моего мужа, жизнь потеряла для меня смысл. Чувствуя свою скорую кончину, я решила рассказать Вам всё о себе и обратиться к Вам с последней просьбой. Начну с рассказа.
  Когда-то материки ПАРУГА и ОВАТ были единым материком, на котором обитала моя раса. В своём развитии мы намного опередили вашу расу. У нас были аппараты, которые могли перемещаться по воздуху, перевозить грузы и людей. Наша техника и оружие позволяли многое из того, что Вам трудно представить. Мы не знали войн. Мой древний род благородных властителей ЛОРАНОВ владел этими землями, которые теперь составляют южный округ ВИНЗОРА. Но время изменило многие понятия и отношения. Мои предки стали знаменитыми в своей области учёными археологами-лингвистами, это люди, которые ищут и изучают жизнь, языки, живших до нас людей. Подробно объяснять всё очень долго и сложно. Вы умный человек, но Вы человек общества находящегося на более низкой ступени развития, по меркам той цивилизации и многого не поймёте. Поэтому, простите меня, углубляться не буду. Постараюсь быть краткой.
  В общем, несколько сотен лет назад мой предок участвовал в изучении найденной пещеры. Там были обнаружены артефакты и записи цивилизации с другого мира. Расшифрованные записи показали, что та исчезнувшая цивилизация во всём намного опередила нашу цивилизацию. По своим знаниям она опережала нас, как мы опередили Вашу цивилизацию. Среди артефактов были найдены две вещи меч и копьё. В записях обнаружили предостережение, там было написано, что это очень страшное и мощное оружие. Этим предостережениям не пренебрегли, найденное оружие упрятали в арсеналы. Шли годы. У нашего правителя было два сына, после его смерти, младший сын нарушил закон наследия и поднял бунт. Две армии сошлись в долине. Одна имела на вооружении меч древней цивилизации, другая копьё. Они пренебрегли предостережением и применили это оружие. Той долины и большой части территории нашей страны не стало, теперь на их месте плещутся волны, а осколки нашего материка называются материками ПАРУГА и ОВАТ. После испарения земли, гигантские волны смыли города и поселения, моя нация погибла, осталась только маленькая кучка людей в горах и лесах на востоке материка. Уцелели два поселения и отдел научного центра, находившийся в замке моих предков. Затем последовали трудные годы выживания и деградации, так продолжалось столетья. Это всё я узнала из книг и записей, которые вели мои предки о событиях той жизни, всё это хранилось в библиотеке замка и сохранило память о моей расе уничтожившей себя. Теперь перехожу к главному.
  Оставшаяся группа людей в замке, была не приспособлена к самостоятельной жизни, добивать себе пропитание, не умела. Когда начали заканчиваться имеющиеся запасы продуктов, направили экспедицию, собрав все запасы топлива для летающих платформ. О постигшей материк катастрофе не подозревали. Экспедиция вернулась, привезя неутешительные вести. Тогда и узнали, что на бескрайних просторах они остались одни. Находившееся невдалеке поселение земледельцев и затерявшееся в предгорьях поселение скотоводов всегда жили обособленно от остальной цивилизации. Полученное известие раскололо группу. Обслуживающий персонал состоял из простых людей, они ушли в поселения, растворившись среди живших там людей. Эти поселения есть и сейчас. Прошедшие века стёрли память о том, что они потомки той нации. Теперешние жители считают, что они люди Вашей нации. В замковом комплексе остались только учёные. Они боролись за выживание, как могли. Урезали пайки, растягивая запасы, обменивали на продовольствие в поселениях всё, что представляло ценность для поселян и со страхом ждали, когда всё у них закончится. Но здесь им помог случай. Мой далёкий предок расшифровал язык исчезнувшей расы из других миров. Среди найденных тогда артефактов был один непонятного назначения ящик с панелью управления на его крышке. Долгие века он стоял в кладовой, когда понять, что это такое не сумели его засунули туда. И вот один из оставшихся учённых наткнулся в книгах чужой расы на описание синтезатора белковой массы. Представители той расы отличались от нас не только внешне, их клетки и метаболизм были также отличны. Полное назначение синтезатора так и не узнали, но начали экспериментировать с белковой массой. Путём длительных опытов, смерти исследователей удалось получить формулу смеси более пригодной для питания людей. Тогда все ликовали. Проблемы с питанием не стало! Обрадованные все погрузились в работу, находя в ней спасение от нерадостных мыслей о доставшейся им жизни. Поселяне, убедившись, что взять в замке больше нечего ограничили свои посещения до минимума. Посещали иногда, просто от скуки. Вскоре умер самый старый член нашей общины. Его похоронили на общем погосте у разрушенной замковой стены. Прошло три дня и утром пришедшие в лабораторию оцепенели ..., за столом, где работал всегда умерший человек, сидела прозрачная фигура, имеющая черты лица умершего. Она раздражённо пытался взять что-либо своими прозрачными руками, у него естественно ничего не получалось и он раздражённо ругался. Голос узнали сразу, он практически не изменился. Тогда и поняли, какие последствия имеет потребление "практически пригодной для питания белковой массы". Прозрачную фигуру назвали "матрицей разума", как убедились, она могла говорить и сохранила всю память и знания умершего человека. Забросив всё, занялись белковой массой и настройкой синтезатора. Шли годы, все опыты и поиски были безуспешны, синтезатор белковой массы был предназначен для выработки массы обеспечивающей жизнь совсем других клеток чужого организма. То, что он выдавал сейчас, было единственной смесью белковой массы почти подходящей организму человека. Приходилось или смириться с побочным явлением, или умирать от голода. Выбрали первое. Всё больше матриц разума населяло замок, пополняя угасающую популяцию людей. За эти годы матрицы нашли себе применение. Они обучали детей, подростков, выступали советчиками работающих в лабораториях. С каждым годом матриц становилось всё больше, а людей всё меньше. Тогда новая идея захватила всех. Все искали состав могущий материализовать матрицы, дав им тела. Работали упорно, получили состав дающий возможность временной материализации. Дальше этого не продвинулись. Затем что-то произошло и матрицы начали разрушаться. К этому времени в замке нас осталось двое. Мы продолжали жить, питаясь той же биологической массой, что и все годы до этого. Работой я уже перестала заниматься, в отличие от парня, который пропадал в лаборатории, я всё время проводила в библиотеке замка или в длительных прогулках по лесу. Во время одной из таких прогулок и встретила Вашего сына. Он забрал меня к людям, стал моей опорой в жизни. Теперь его не стало, моя жизнь потеряла смысл. Вы приняли меня в свою семью, я подарила Вам внука, которого Вы очень любите. Прошу Вас, во имя этой любви, похоронить моё тело на погосте моего родового замка. Я выросла, питаясь той белковой массой, поэтому не исключаю того, что после погребения моего тела, моя матрица разума не будет бродить по коридорам дворца Вашего родового поместья. В сказках и преданиях Вашего народа, не знаю, откуда, но есть упоминания о матрицах разума, их называют "приведения". Надеюсь, эта участь минует меня. Путь с указанием ориентиров к замку ЛОРАНОВ прилагаю ниже.
   Ваша дочь, ЗАРИКА ЛОРАН АРИД.
  
  День угас. Сумерки окутали старый дворец родового поместья. Осень вносила коррективы в погоду и продолжительность светового дня. Вечерняя прохлада в старом дворце была не очень комфортной, слуги разожгли лежавшие в очагах дрова. Огонь весело заскользил по ним, даря свет и тепло.
  Властелин сидел у стола, прочитанный свиток лежал перед ним. К узнанным тайнам человек относится не одинаково. Есть такие тайны, которые лучше не знать. Властелин сидел и взвешивал свои чувства навеянные тайной невестки. Определиться с ними не мог, но то, что выполнит её последнюю просьбу, знал точно. Внуку решил не говорить ничего и провести проводы тела, не откладывая, придумал и как объяснит эту спешку АРЕТУ. Теперь обдумывал свои дальнейшие действия.
  Слуга разжёг очаг и покинул комнату. Кроме Властелина в ней находился старший легат личной стражи Властелина. Этот человек хранил много разных тайн, был предан, но тайну невестки Властелин ему доверять не собирался. Он останется единственным человеком, хранящим эту тайну. Тайну ушедшей расы. Мозг любого правителя обременён множеством тайн и ещё одна поселилась в нём. Теперь предстояло начать осуществлять план погребения тела усопшей невестки.
  Взяв лежавший на столе небольшой кинжал, Властелин отсёк нижнюю часть свитка, на которой был начерчен путь к замку ЛОРАНОВ. Оставив его на столе, Властелин взял в руку верхнюю часть свитка с посланием ЗАРИКИ и подошёл к очагу. Некоторое время смотрел на пляшущий огонь, затем положил в него принесенную часть свитка. Огонь лизнул его и атаковал. Свиток сопротивлялся, сжимался, но огонь атаковал всё яростней и яростней. Эта ярость и победила. Пламя яростно пожирало свиток, смешивая его пепел с пеплом прогоравших поленьев. Властелин наблюдал за этой борьбой и думал о скоротечности и превратности жизни, о множестве тайн, которые хранит быстро пролетающее время короткой человеческой жизни. Свиток сгорел, обратился в пепел, тайна послания написанного на нём теперь была недоступна никому. Теперь её знал только он, единственный из людей во всём этом мире. Но ЗАРИКА ошибалась, считая себя последней из тех, кто обитал в замке ЛОРАНОВ. Основываясь на её утверждениях, Властелин и считал себя единственным хранителем знания о судьбе сгинувшей расы и её проблеме, возникновением после смерти человека и его погребения матрицы разума, бродящей по разрушаемому временем старому замку или другому строению находящемуся поблизости от места захоронения умершего. Но был жив ещё один человек, знавший всё это. Вот он действительно был последним из той расы. Об этом матрица разума умершей и погребённой по её завещанию на погосте замка ЗАРИКИ, узнала позже, однажды встретив его в коридоре полуразвалившегося старого замка ЛОРАНОВ ...
  Властелин помешал железным прутом пепел в очаге, отложив его, направился к выходу из комнаты. Старший легат личной охраны следовал за ним, они шли по переходам и коридорам дворца родового поместья АРИДОВ, обрастая кольцом воинов его личной охраны. Так в плотном кольце охраны Властелин вышёл к своей карете, стоявшей у крыльца. Властелин сел в карету, старший легат личной охраны сел рядом с кучером. Верховые воины личной охраны окружили тронувшуюся карету. Дорога была недолгой, вскоре карета остановилась у ворот храма Бога леса. Властелин вышёл из кареты и стал подниматься по ступеням к входу. Охрана двинулась за ним, но Властелин, раздражённо взмахнул рукой, приказывая оставить его одного. Воины личной охраны Властелина уже долгие годы находились рядом с ним и его характер изучили очень хорошо. Бывали моменты, когда с ним лучше было не спорить, это был именно такой момент. Воины личной охраны вынуждены были довольствоваться тем, что им оставалось, они блокировали дверь храма, плотными рядами перекрыв вход в храм. Властелин приказал жрецам храма оставить его наедине с главным жрецом. Их разговор надолго не затянулся, вскоре Властелин покинул храм и вернулся во дворец. По дороге в свои покои, он негромко отдал распоряжение старшему легату своей личной охраны и уединился в своих покоях. Опустилась ночь и дворец замер, только дворцовая стража несла свою службу.
  Каждый богатый и значимый человек, строя свой дом, должен предусматривать возможность тайно покинуть его. Все старые и новые дворцы в силу этих соображений безопасности имели тайные ходы. Места входов и выходов из них, приведение в действие механизмов открытия, хранились в глубокой тайне и передавались только прямым наследникам. Это было никогда не нарушаемым правилом. Властелин знал все тайные выходы из дворца родового поместья. На рассвете он, через тайный ход, покинул свои покои, оставив приказ воинам личной охраны никого не допускать в свои покои. Свои приказы правители никому объяснять не обязаны, ибо отчитываться об этом им не перед кем. Воины личной охраны выстроились перед дверью покоев, перекрыв доступ в них. В заранее условленном месте Властелина ждал старший легат его личной охраны в сопровождении трёх верховых легатов, своих подчинённых. Всадники держали за повод двух верховых оседланных отар. Сам старший легат стоял возле узкого возка, в который пара отар была запряжена цугом. Такие возки применялись для передвижения по лесу, где отсутствует понятие дороги, а есть одно бездорожье. Увидев укутанного в дорожный плащ Властелина, старший легат занял место возничего, Властелин сел рядом и возок тронулся, трое воинов пристроились сзади. Все они, как и Властелин были одеты в дорожные плащи, их лица прятались в тени глубоко надвинутых капюшонов. Утренняя мгла отступала, но солнце ещё не взошло. Возок в сопровождении конвоя подъехал к храму Бога леса. Его уже ждали у входа двое, главный жрец и его помощник. Один из всадников остался у возка, собрав повода всех отар, остальные вошли в храм. Тело ЗАРИКИ было завёрнуто в плотную ткань, а поверх её в толстый войлок, постороннему наблюдателю понять, что выносят из храма, было невозможно. В это время оставшиеся в храме, главный жрец и его помощник, были заняты делом. Они укладывали в погребальный ящик, вместо тела ЗАРИКИ, изготовленную ими куклу. Она была завёрнута в плащ умершей так, как было и до того момента, когда забрали тело, подмена чужому глазу была незаметна. Погребение Властелин назначил на следующий день, вот они и старались.
  Храм стоял на границе леса и плата. Многие века лес атаковал плато пытаясь отвоевать у него новую территорию. Лесная граница состояла из густой заросли кустов и молодых побегов. Они постоянно выбрасывали свои усы на плато, но каменистая почва плата не давала им закрепиться, дожди и ветер смывали с неё погибшие побеги. Эта бесконечная война имела значение для людей тем, что здесь на границе леса и плата пробиться в лес сквозь густые заросли кустов было невозможно. Властелину и его спутникам пришлось вернуться почти к самому родовому поместью. В этих местах человек наступал на лес. Жители городка возле поместья, лагерь-поселение "ролов" и само поместье нуждались в топливе, дереве для строительства. Лес давал всё это плюс лесные ягоды. Широкие грунтовые дороги вели в лес, отряд без труда углубился в него. Вначале путь был лёгким, люди поработали хорошо, основательно проредив деревья, но забираться далеко в лес желающих не было, страх останавливал немногих смельчаков. Вскоре отряд углубился в нетронутый лес. Стволы деревьев становились всё толще и массивней, густые кроны деревьев уходили вверх, создавая плотный заслон солнечным лучам. А под ними царил влажный полумрак, но не это затрудняло путь едущим людям. Толстые корни лесных исполинов выходили наверх из земли, укрытые опавшей за долгие столетия листвой они затрудняли движения, приходилось соблюдать осторожность. Была и другая трудность. На схеме ЗАРИКИ все ориентиры были видны, но найти их среди деревьев было непросто. Это тоже отнимало силы и время, но отряд Властелина упрямо продвигался к намеченной цели. Эти усилия и настойчивость были вознаграждены. После полудня вышли к началу горного кряжа, теперь двигались вдоль него. Где-то там дальше к нему прилепился замок ЛОРАНОВ, конечная цель их пути. Путь вдоль горного кряжа легче не был. Время, ветры и дожди разрушали скалы, наносили на камни грунт и семена растений, корни побегов помогали разрушать скалы. Камни скатывались вниз, засевая местность возле хребта. Темп движения сократился ещё больше. Благодаря этому и не проехали замок, вернее то, что от него осталось. Проёмы обвалившихся стен затянули ползучие растения, опирающийся задней стеной на бок горы, замок сливался с ней. Только широкий зев обвалившегося портала указал путникам на конечную цель их пути. О том, чтобы войти в него, никто даже не подумал. Взяв левее, путники вышли на старый погост. От старых могил ничего практически не осталось, камни заросли мхом, побеги деревьев и кустарник закрыли их, теперь они наступали на более поздние захоронения, медленно поглощая и их. Трое легатов, сменяя друг друга, работали без остановок, зловещее место навевало страх даже на этих никого и ничего не боявшихся воинов. Эти же чувства не миновали и старшего легата, вскоре он присоединился к своим воинам. Властелин стоял, обмерев, с опаской косясь на обвалившийся портал входа в разрушенный замок. Он единственный из здесь присутствующих живых людей знал о существовании матриц разума, "привидениях" и ежесекундно ждал появления их из замка. В послании ЗАРИКИ не говорилось о том, покидают ли матрицы разума замок? Властелин не мог представить, как он отреагирует на их появление, но реакцию своих воинов личной охраны представлял прекрасно. От этих картин, нарисованных его воображением, ему становилось не по себе, он мысленно подгонял воинов, копающим могилу, место последнего пристанища для его невестки.
  Ударный труд воинов позволил быстро вырыть могилу, хотя местный грунт, обильно прошитый корнями растений, поддавался нелегко.
  Тело ЗАРИКИ освободили от верхнего покрова из толстого войлока. Его уложили на дно могилы. На это ложе положили тело ЗАРИКИ завёрнутое в ткань пропитанную смолой деревьев. Властелин первым бросил на него горсть земли, а затем дружно заработали лопаты в руках воинов. Могильный холм вырос над могилой. Сверху водрузили камень из стены замка, они в изобилии валялись вокруг. Тело ЗАРИКИ нашло своё последнее пристанище, вечное пристанище. Властелин и его сопровождающие отправились в обратный путь. Через три дня над свежей могилой сгустился воздух, из него возникла белая прозрачная фигура и медленно поплыла по воздуху в сторону обвалившегося портала входа в замок. Через мгновение она исчезла в нём. Матрица разума обрела место обитания ...
  
  Глава десятая. Удар орлана по врагу "Неуязвимого".
  
  Властелин и его сопровождающие уже в сумерках вернулись на то место, где встретились с Властелином на рассвете. Он отпустил их, проводив взглядом, а когда они скрылись в сгущающемся мраке, Властелин направился к холму. У подножия холма лежала груда камней, Властелин обошёл её и подошёл к одинокому чахлому кусту, росшему на склоне. Рядом с кустом было отверстие норы какого-то мелкого животного. Властелин смело засунул в неё руку, что-то дёрнул, и чахлый куст, приподнявшись, отъехал в сторону, открыв отверстие входа в пещеру. Но и это было не всё. Каменные стены пещеры выглядели цельными. Властелин прошёл в пещеру, подошёл к известному ему месту и сдвинул один из лежавших на полу камней. Часть стены ушла вглубь, освобождая проход в подземелье. Прямо у входа на подставке стоял глиняный горшок, в котором была установлена, погруженная в масло странная конструкция, на её вершине горел огонь, рядом на подставке лежали факелы. Властелин вошёл в открывшийся проход, дёрнул рычаг на стене. Первым вернулся на своё место куст, закрыв пещеру. Затем вернулась на своё место стена пещеры, закрыв проход. Властелин взял один из факелов, зажёг его от огня, горевшего в глиняном горшке. Подождав пока, факел разгорелся, он повернул рычажок на задней части горшка. Пламя в горшке погасло. Освещая себе путь, Властелин шёл по подземному ходу. Вскоре он был в своих покоях. Тяжёлый день измотал его, умывшись в фонтане, плескавшемся в одной из комнат покоев, он равнодушно прошёл мимо накрытого стола, без сил рухнув на своё ложе. Сон мгновенно сморил его. Проснулся только с рассветом наступающего дня.
  То, что Властелин сутки провёл, не выходя из своих покоев, никого не удивило. Следовавшие одна за другой смерти близких людей, могут сломить кого угодно. Ему сочувствовали. Кто искренне, кто притворно. Разобраться в этом было невозможно, придворные и высшие чиновники были прекрасными лицедеями.
  В полдень все направились к храму Бога леса. Шестеро воинов личной охраны вынесли закрытый погребальный ящик с телом усопшей, обтянутый тканью цветов АРИДОВ. Процессия тронулась, направляясь к родовому склепу семьи. За ящиком следовали жрецы храма во главе с главным жрецом. Вслед за ними, окружённый личной охраной шёл Властелин. Дальше тянулся шлейф из придворных и высших чиновников. Так и дошли до фамильного склепа. В нём рядом с могилой ОРАТА была выкопана ещё одна. Погребальный ящик опустили в неё и закрыли могильной плитой. ОРАТ и ЗАРИКА снова были вместе, рядом. Только ограниченный круг людей знал правду, но эту тайну они унесут с собой ...
  После поминального обеда Властелин покинул родовое поместье.
  Через декаду после похорон матери, АРЕТ приехал в поместье и посетил её могилу в фамильном склепе родового поместья АРИДОВ. Он так и остался в неведении, где нашло истинный покой тело матери, ничего не узнал и об её завещании, последнем письме Властелину. После этого посещения родового имения он старался здесь не бывать, ссылаясь на обязанности, налагаемые воинской службой. Но это было отговоркой. Просто ему было тяжело бывать в этом месте, здесь умерли его родители, под могильными плитами склепа родового поместья покоились их тела. Вид этих плит в склепе родового поместья, напоминал ему о том, что он остался сиротой, эта горькая мысль вызывала боль в сердце молодого воина, а слёзы застилали его глаза. АРЕТ с трудом сдерживал и тщательно скрывал эту боль и эти слёзы от всех. Кандидату в "ролы" проявлять слабость, плакать, было стыдно и недопустимо. В семнадцать лет владеть собой и управлять своими чувствами очень сложно. Он и нашёл выход, избегал поездок в родовое поместье АРИДОВ.
  ДАКАТА в проводах тела ЗАРИКИ участия не принимала по уважительной причине. После оглашения указа Властелина о назначении наследником своего младшего внука АРЕТА, впала в глубокую депрессию. Результатом этого было то, что у неё отнялись ноги. Старый лекарь ДАРОН спас её, излечив поражённую душу и недуг поразивший тело. Он долго беседовал с ней, успокаивал, поил зельями. А через три декады, после начала болезни ДАРОН сообщил ДАКАТЕ, что он беседовал с Богами и они сообщили ему, что трон всё равно достанется ей, а то, что случилось это просто временная задержка на пути к трону. ДАКАТА верила лекарю ДАРОНУ безоговорочно, всё обещанное им всегда сбывалось. Уже через две декады после этого разговора, ДАКАТА ходила по своим покоям самостоятельно. Это было первое сбывшееся обещание лекаря ДАРОНА. Набравшись терпения, она стала ждать исполнения второго его обещания. Трон и прилагаемая к нему власть стала навязчивой идеей, то, что при этом гибли члены её семьи, её не волновало. Сами были виноваты в своей участи! Нечего было становиться на её пути к трону. Боги на её стороне!
  Жизнь продолжалась, смерть любого человека и даже целого народа не может остановить её ни на мгновение. Горе близких людей умерших останется с ними, время залечит их раны и они продолжат свой жизненный путь.
  Со времени гибели ОРАТА и смерти ЗАРИКИ прошёл год. Большое государство жило неспокойной жизнью. Люди недовольные существующей властью, всегда находятся. Как правило, это умные люди, умеющие подтолкнуть многих простых людей к бунту, вызвать недовольство местной властью. У Властелина был простой рецепт тушения этого недовольства. В разгорающийся очаг недовольства направлялся старший легат и два легата из личной охраны Властелина с большими полномочиями. Они казнили чиновников и главного руководителя города, поселения или региона, в зависимости от размеров очага бунта, если они заранее не сообщали о зреющем недовольстве. Посланников Властелина сопровождала манипула "ролов" местного округа и две манипулы дружины отставных "ролов", к этой команде прикомандировывали малую манипулу кандидатов в "ролы". Кандидатов в "ролы" вообще гоняли везде, где возникала напряжённость. Казнь чиновников сбивала накал страстей, а марш манипул "ролов" в полных боевых доспехах был ведром холодной воды на горячие головы. После марша через город или поселения, манипула "ролов" и одна манипула дружины "ролов" следовали к местам постоянного пребывания. А манипула дружины "ролов" пополняла местный гарнизон, в то время как малая манипула кандидатов в "ролы" пополняла местную стражу. Вот ей и приходилось отлавливать выявленных главных возмутителей и их ближайших помощников. Брали их жёстко, сжигая и разрушая их дома, убивая всех, кто попадал под руку. Так подавлялись бунты и показывали всем недовольным, что их ожидает, если они от слов перейдут к открытому бунту. Урок запоминался надолго. АРЕТ мотался по всему материку, вместе с малой манипулой кандидатов в "ролы". В сражениях и подавлениях бунтов набираясь опыта, жёсткости, всего, что считалось необходимым для "рола".
  Возвышение военных вещь опасная для любой власти. Сплочённость, безоговорочное подчинение командирам, наличие оружия, опыт ведения боевых действий, делают из возникшей касты возможных претендентов на захват власти силой, оказать им сопротивление сил не имеет ни кто в государстве. Но правители нашли рецепт, как этого избежать. Кто из Владык был автором этого? Увы! Никто уже не помнил, но все наследники обязательно вступали в ряды "ролов". Высоких постов они не достигали, за редким исключением, но этого было и ненужно. Очевидно, сами Владыки создали и поддерживали традиции, законы "ролов". В них была незаинтересованность светской властью и трепетное отношение к каждому члену их касты. Уже говорилось, высокий пост в епархии "ролов" обязывал занимавшего его человека заботиться о "ролах" и их семьях, а привилегию давал только одну. Первому скрестить меч с врагом, первому встретить смерть. В боях легаты, старшие легаты гибли часто. Именно это и привело ОРАТА к должности главного легата "ролов" в молодом возрасте. Конечно, кроме удачно сложившихся для него обстоятельств, роль сыграли и его личные качества. Закончив обучение и пройдя испытание, он получил звание оруженосца легата манипулы в западном округе. Этот округ был самым беспокойным. Наличие портов и пологий берег привлекали любителей лёгкой наживы, орды часто высаживались на это побережье. Первыми на их пути всегда вставали "ролы". ОРАТ успел прослужить всего две декады, когда высадилась очередная орда. Численностью она почти в два раза превосходила манипулу "ролов", бросившуюся им на перехват. Старший легат манипулы поставил задачи легатам правого и левого крыла, сам с ядром манипулы встал на пути орды, преграждая им путь к городам побережья. Правое крыло должно было нанести удар по левому флангу орды и вклиниться в их ряды, посеять панику. Левое крыло в этот момент должно было ударить в тыл. Бой предстоял жестокий и неравный, все знали, что высаживающий враг превосходит их численностью. Кроме того в такие набеги отправлялись самые сильные и опытные воины кланов, орд. Всё это создавало обстоятельства, в которых "ролам" придётся драться насмерть, не считаясь с потерями, отступить, пропустить врага вглубь территории они не имели права. Оставалось одно, встреча с "костлявой". Смерть "ролов" не пугала, к вечной своей спутнице привыкли. Не колеблясь и не раздумывая, они бросились на врага, действуя по сложившейся веками тактике ведения боя. Следуя ей, ядро манипулы привычно построилось. Первый ряд составили щитоносцы, второй копьеносцы, третий мечники с поднятыми над головами щитами, защитой от стрел врага. Четвёртый ряд составили лучники, они осыпали врагов стрелами. За их спинами стояла тяжёлая кавалерия "высокородных". Правое крыло манипулы повторило это построение и атаковало фланг атакующего противника. Бой разгорался. В это время, левое крыло манипулы заходило в тыл орды, намериваясь, отсечь высадившихся врагов от их судов. Но их заметили, несколько десятков стрел устремилось в их направлении. Расстояние для стрельбы из лука было ещё большим, и все стрелы упали, ударившись в доспехи, щиты. Но одна достигла своей цели.
  Легат, левого крыла манипулы, и его оруженосец стояли на холме. Легат чтобы лучше видеть расположение врагов снял боевой шлем и держал его в руке. Стрела уже была на излёте, ударившись в шлем, она бы никакого вреда не принесла. Но шлем был снят и широкий зазубренный наконечник ударил сбоку в открытую шею, перебив артерию и гортань. Кровь хлынула в гортань, быстро заполнила лёгкие. Хрипя, задыхаясь, легат рухнул на землю, дёрнулся и затих. ОРАТ, а это он был оруженосцем, бросился к нему, пытаясь помочь, но бездыханному телу помочь было невозможно. Создавшуюся ситуацию ОРАТ оценил быстро. В самый ответственный момент боя, левое крыло манипулы лишилось командира. ОРАТ решение приял быстро, не колеблясь, сбросил свой шлем, подняв с земли, надел на свою голову шлем погибшего легата. Сверху на доспехи набросил плащ легата, который тот снял и отдал ему перед началом боя. Спустившись с холма, он вскочил на стоявшего отара, погибшего легата, и поскакал к строившимся к атаке "ролам" левого крыла. Подскакав, отдал новые команды. Они были странными, меняя привычный боевой порядок, но "ролы" спорить и обсуждать приказы легата в бою не были приучены. Подчиняясь приказу, щитоносцы и лучники выстроились в колонну по два. Слева щитоносец, справа лучник. В свободной руке, через одного, щитоносец держал зажжённый факел, а лучники приготовили колчаны с зажигательными стрелами. Параллельно им выстроилась вторая колона. Справа стояли меченосцы со щитами, рядом выстроились копьеносцы. Тяжёлая кавалерия "высокородных" первыми ринулись в атаку, ведомые своим легатом. Их задачей было любой ценой пробить широкий коридор в рядах врагов, подтягивающихся к месту боя с ядром и правым крылом манипулы. Выполняя поставленную задачу, растягиваясь, тяжёлая кавалерия левого крыла, как нож в масло, вошла в ряды врагов, пробив широкий проход, идущий параллельно берегу, где пристали суда орды. В этот проход, выдерживая строй, бегом ринулись обе колонны, прижимаясь к правому и левому краю проделанного кавалерией прохода в рядах врага. Втянувшись в проход, колонны развернулись. Щитоносцы и лучники повернулись влево, лицом к берегу. Щитоносцы с мечами выступили вперёд, навстречу набегавшим врагам и вступили в бой. Лучники, поджигая стрелы от факелов в руках оставшихся щитоносцев, засыпали горящими стрелами суда орды, расстреляв все зажигательные стрелы, они начали опустошать колчан с обычными стрелами, стреляя по мечущимся врагам. Щитоносцы, бросив уже ненужные горящие факелы на головы врагов, вынули мечи и присоединились к сражающимся товарищам. Расстреляв весь запас стрел, к ним присоединились лучники. Так постепенно, пополняя свои ряды, они начали теснить врагов к берегу. В это же время, вторая шеренга из меченосцев и копьеносцев, развернувшись вправо, ударила в спину сражавшихся с ядром и правым крылом варваров. Двигаясь вперёд, они начали теснить врагов с тыла, заставляя задних толкать в спину стоящих перед ними. Действуя так, они зажимали врагов между собой и ядром манипулы. Тяжёлая кавалерия левого крыла, пробив проход, развернулась и снова врубилась в толпу врагов, прокладывая новый коридор из разрубленных и сгинувших под коваными копытами их скакунов врагов, так "высокородные" прошли несколько раз. Затем "высокородные" ввязались в бой, атакуя с середины зажатых между двумя группами манипулы "ролов" врагов. Бой разгорался.
  В отличие от "ролов", главари орды боем руководили, находясь в тылу своих воинов, посылая гонцов с указаниями к отдельным отрядам. Они расположились на холме, наблюдая за ходом боя. Манёвр левого крыла манипулы "ролов" был для них неожидан. Когда зажигательные стрелы обрушились на суда и их шатёр, они растерялись, а разгорающийся огонь, подожжённых судов и шатра породил панику. Да и затем обычные стрелы лучников достали кое-кого из них. Растерянность перешла в панику, страх затмил разум, и они первыми начали спасаться, устремившись к уцелевшим, не охваченным огнём судам. Лишившись командования, орда начала действовать по принципу, каждый за себя. Одни яростно сражались, другие пытались пробиться к берегу. Накал сражения нарастал и в этот момент в сражение вмешались подошедшие части гарнизонов городов западного побережья. Их подходило всё больше, орда утратила численное превосходство, свежие части решили исход сражения не в пользу орды. Часть орды сумела погрузиться на суда и бежать, часть сдалась, остальные устлали своими телами всё вокруг. Эти кучи ещё шевелившихся и уже неподвижных тел были везде, на берегу и по всей площади отбушевавшего сражения.
  Уцелевшие "ролы" и воины прибывшей помощи из гарнизонов городов, бродили по месту сражения, подбирали тела погибших "ролов", переносили и укладывали их на возвышенности рядами. Раненых перевязывали, при необходимости относили к телегам, возле которых хлопотали лекари и их помощники. Потери манипулы были огромны, сдержать врага удалось, дорогой ценой. Треть из "ролов" манипулы или полегли на поле брани, или имели тяжёлые ранения. Остальные отделались ранениями средней тяжести и могли ковылять с посторонней помощью. Благо эту помощь оказывали свои, тоже принадлежавшие к роям "ролов", но из числа обслуживающего персонала, конюхи, оружейники, кузнецы, которые в сражениях не участвуют, а входят в обозную обслугу. Только менее трети составляли "счастливчики" они могли с трудом, но передвигаться самостоятельно. Старший легат в числе "счастливчиков" не был, двое конюхов вели его, подперев своими телами с двух сторон. Легата ядра "счастливчиком" можно было назвать условно, он ковылял, повиснув на своём оруженосце, у которого на голове была плотная повязка с выступившей на ней кровью. А вот легат правого крыла манипулы, бесспорно, принадлежал к "счастливчикам" он шёл хромая, но сам! Правда, опираясь на подобранное копьё. У этой троицы было много своих забот, но они шли оказать уважение, легату левого крыла, надеясь найти его живым. Его необычное решение атаковать суда врагов, разрезав строй атакующей орды, было смелым решением, которое спасло жизнь очень многим "ролам". Это понимали все. У "ролов" не было принято чествовать отличившихся в бою публично, считалось, что каждый должен был и так сражаться смело, достойно звания "рола". Но выразить своё восхищение особо отличившемуся "ролу"? Остальным "ролам" не возбранялось.
  Легата левого крыла нашли сидящим на земле. Вокруг валялись тела врагов, по их количеству можно было судить, что бой здесь шёл упорный и легат левого крыла дрался отчаянно. На земле летал его изрубленный, утыканный копьями отар, легат сидел, опираясь о круп погибшего боевого друга. Погнутый от ударов мечей шлем продолжал закрывать его голову, правый наплечник был разрублен, панцирь тоже имел не самый лучший вид. Подошедшие "ролы" были уже без шлемов, они окинули взглядом, лежавшие вокруг тела врагов. Легат левого крыла ТОРИН был хорошим мечником и в манипуле входил в десятку лучших, но сегодня он проявил не только личную храбрость и умение воина, а показал себя настоящим стратегом. До него "ролы" сражались по старым канонам построения боевых порядков, не менявшихся уже несколько столетий. Он применил новый порядок боевого построения, рискованный, но как оказалось очень разумный, приведший к разгрому орды превосходящей по численности манипулу. Вот это и было необычным, ведь легат ТОРИН всегда действовал только по приказам и отработанным шаблонам боевого построения. Это удивило всех легатов западной манипулы "ролов". Старший легат кивком головы, его руки были заняты, они цепко держались за выскальзывающие шеи конюхов, направил стоявших вокруг него помочь легату ТОРИНУ. Двое конюхов помогли легату подняться, а один оружейник попытался снять с его головы мятый шлем, но сделать этого не смог и к нему присоединился ещё один. Вдвоём они справились, сняв шлем с головы легата ТОРИНА, застыли, а затем переглянулись и отступили в сторону. Тогда удивление отразилось на лицах всех стоявших. Это было не удивительно! Вместо лица легата левого крыла манипулы "ролов" западного округа они увидели ..., лицо молодого парня. Вначале его не признали, потёки пота, грязь и кровь изменяли черты лица, но присмотревшись, этого парня узнали. Это был прибывший две декады назад молодой "рол" только закончивший обучение в малой манипуле кандидатов и прошедший испытания. Его назначили оруженосцем к легату левого крыла, и это был его первый бой в составе манипулы. Все озадаченно молчали. Подошедшие "ролы" и слуги ничего не понимали. Многие из них принадлежали к левому крылу манипулы, прошло не так много времени, как они выполняли его приказы, шли за ним в бой, думая, что это их легат. Оказалось, они подчинялись ..., юнцу, самозванцу! Но с другой стороны его приказы были своевременны, только благодаря его действиям многие из них, пусть и раненые, но живые стоят здесь, а не лежат на возвышенности в неподвижных шеренгах. Как ко всему этому отнестись? Эти одинаковые мысли были у всех. Решение вопроса столкнули на старшего легата манипулы, отойдя в сторону или отведя взгляд от легата-самозванца.
  Старший легат манипулы был поражён, озадачен, не меньше остальных. Как реагировать на всё это? Тоже не знал. Такого не было никогда, за всю историю существования "ролов". У него было ещё много неотложных дел, решение этого вопроса он решил отложить на более позднее время. Стоявший парень, опустив глаза, произнёс:
  - Извините! Легат ТОРИН погиб вначале боя. Медлить было нельзя и я ...
  Недоговорив, он замолчал. Старший легат манипулы бросил конюхам, поддерживающим парня:
  - Отведите его к лекарям! Остальное потом!
  Те повели парня, сам идти он не мог, а старший легат начал отдавать распоряжения ...
  По дороге к лекарям, силы окончательно оставили парня, он потерял сознание. Конюхам пришлось нести его к повозкам лекарей...
  Потрёпанную манипулу "ролов" западного округа отвели на отдых и переформирование в центральный округ, а манипулу "ролов" центрального округа перевели в западный округ, самый беспокойный округ оставлять без защиты было опасно.
  Двенадцать декад ОРАТ провёл в руках лекарей, с трудом убедив их, что он здоров, убыл в расположение манипулы, всё ещё стоявшей в центральном округе. Ехал с тяжестью на сердце, его ждало наказание за самовольное присвоение прав и звания легата крыла.
  Прибыв в расположение манипулы, ОРАТ доложился старшему легату. Тот окинул его взглядом и сказал:
  - Умойся с дороги! Общее построение манипулы через час. Свободен.
  Этот час пролетел. На тренировочном поле выстроилась вся манипула, "ролы" стояли по роям, это было торжественное построение. За это время манипула была пополнена, в роях было много новых лиц. На таком построении все "ролы" стояли без шлемов. ОРАТ занял своё место оруженосца в строю роя легата левого крыла. Это был единственный рой, где место "высокородного", главы роя, пустовало. Звонкий голос рожка, заставил застыть все рои. На поле вступил старший легат манипулы в сопровождении двух легатов, трёх оруженосцев и носителя штандарта манипулы. Оруженосцы держали в руках свёртки, что-то было завёрнуто в плотную материю разных размеров. Старший легат и его сопровождение подошли к рою легата левого крыла и встали перед ним. Стоявший впереди, старший легат манипулы приказал ОРАТУ выйти к нему. Повинуясь его приказу, ОРАТ вышёл из строя роя и встал перед старшим легатом манипулы, стараясь ничем не выдать своего волнения, его лицо эту бесстрастную маску сохраняло с трудом. Стоящая тишина угнетала юношу, не заметить его состояния было невозможно. Выдержав паузу, старший легат произнёс:
  - Выборные роев левого крыла манипулы тайным голосованием избрали легатом левого крыла манипулы ОРАТА АРИДА. Все "высокородные" манипулы одобрили этот выбор. Приветствую тебя легат левого крыла!
  Трое оруженосцев вышли вперёд, развернули свёртки, которые держали в своих руках. В этих свёртках были шлем, панцирь и вымпел легата левого крыла манипулы "ролов" западного округа. ОРАТ принял их ...
  Через год старший легат манипулы "ролов" западного округа вышёл в отставку. На его место был избран самый молодой за всю историю "ролов" легат левого крыла манипулы. Теперь он стал самым молодым старшим легатом манипулы "ролов". Но на этом его карьера не закончилась. В 21 год ОРАТ АРИД стал самым молодым главным легатом когорты "ролов". Все поколения "ролов" будут помнить его. Для вас, кандидатов в "ролы" ОРАТ АРИД должен стать примером доблести, отваги. Сегодняшние занятия окончены. Всем следовать на обед!
  Так наставник закончил своё повествование об ОРАТЕ АРИДЕ, рано погибшем главном легате когорт "ролов". АРЕТ слушал рассказ-легенду о своём отце, но гордился им не как отцом, а как примером героического служения "рола". Слава героев отцов на их детей, родственников не распространялась. Здесь АРЕТ был одним из кандидатов, не имеющим никаких поблажек. То, что он официально провозглашён наследником престола и сын героя, значения не имело. Каждый "рол" проходит свой путь и сам зарабатывает свою славу.
  Кандидаты в "ролы" три дня в декаду слушали рассказы своих наставников. Так в своеобразной манере повествования, рассказывали истории о самых знаменитых "ролах", своими подвигами прославившими звание "рола", большое место в этих рассказах занимали истории о главных легатах "ролов". Эту должность всегда занимали лучшие, самые смелые из "ролов", но кумиром всех молодых парней был, конечно, ОРАТ АРИД. Все мечтали повторить его путь, но случая прославиться не представлялось. Больших сражений не было, а в локальных конфликтах, подавлении бунтов особо не прославишься. Но все старались. АРЕТ тоже старался, как и все, лез в самое пекло, первым вызывался идти на самые опасные задания. Но удачный случай проявить себя не представлялся, да и он был обычным парнем, таким, как и все его товарищи по учёбе, ничем не выделяясь среди них. Единственное чего добился, то это мелких ран и внимания лекарей, пользовавших его.
  Всё это очень помогло ДАДИНУ. За прошедший год он сумел добыть образцы крови, кожи, волос АРЕТА АРИДА официально провозглашённого наследником престола Властелина. Теперь он стоял на пути ДАДИНА к его мечте, власти над объединённым государством материка ОВАТ. Властелина он в расчёт не брал, старик с трудом пережил две смерти близких ему людей, а уж смерть любимого внука ему не пережить. В крайнем случае, ДАДИН ему поможет соединиться с ними там в другом мире вечного покоя. Но пока об этом он не думал, ему нужно было разобраться с АРЕТОМ АРИДОМ, остальное могло подождать. Для осуществления этого дела ДАДИНУ нужно было уединённое место, там, где его никто бы не беспокоил, процесс воздействия на АРЕТА был долгим, он должен был умирать медленно. Его смерть не должна была ни у кого вызвать подозрения и выглядеть естественно. ДАДИН перебрал множество вариантов, но в каждом находились свои слабые места, могущие сорвать прекрасно разработанный план и свести на нет все его мечты о власти. Этого допустить он не мог, поэтому терпеливо искал место, где ему никто не сможет помешать. В этих поисках ДАДИН и вспомнил о лаборатории в разрушенном замке, где он родился и долго жил. Это было идеальное уединённое место. Там был синтезатор белковой массы, управляться с ним, ДАДИН умел. Имея его, он мог не беспокоиться о пище, это было важно так, как ДАДИН не знал, сколько ему потребуется времени для того, чтобы медленно умертвить парня.
  С момента, когда ДАДИН покинул замок ЛОРАНОВ, прошло более двадцати лет. Он посетил его только один раз, тогда в первый год жизни в городке на противоположном берегу реки. Это был набег мародёра, забиравшего драгоценности умерших женщин. Добыча от того посещения послужила основой его сегодняшнего богатства. Уже тогда он видел, что процесс разрушения покинутого замка ускорился. Логично было предположить, что прошедшие годы только завершили его. Руководствуясь разумом, нужно было съездить в него на разведку и посмотреть, что сделало с замком прошедшее время, но едва мысль о замке возникла у него, он начал сборы для отъезда. Почему-то в его сознании жила твёрдая уверенность, что лаборатория в замке уцелела и пригодна для задуманного им. Эта уверенность только росла, во сне он бродил по этой лаборатории и разрушений не видел, она звала, притягивала его. Противиться этому зову, он не хотел. Препятствие для отъезда и длительного отсутствия было одно. ДАКАТА дня обойтись без встречи с лекарем ДАРОНОМ, её богом и спасителем прожить не могла, но с этим он надеялся разобраться просто, что и сделал. Однажды он зашёл утром к ДАКАТЕ проверил её пульс, справился о самочувствии, выслушав её ответ, приступил к разговору:
  - То снадобье, что сейчас принимаешь ты, укрепит твой организм и позволит тебе некоторое время, обходится без моего внимания.
  Услышав такое, ДАКАТА побледнела и скатилась со своего ложа, полураздетая лежала у его ног, подняв глаза полные слёз. Но ДАРОН не дал этим слёзам излиться, истерических её стенаний он наслушался много, справляться с таким её состоянием умел. Положив руку на голову лежавшей у его ног дочери Властелина, он продолжил, шёпотом:
  - Сегодня ночь у меня было видение. Я видел тебя восседающей на троне Властелина! Видел твоего врага наследника лежащего в могиле, а твоего отца умирающего на своём ложе. Но боги сказали мне, что я должен уединиться и некоторое время возносить им молитвы. Если так не сделаю, то моё видение не обретёт реальной жизни. Я очень стар и слаб телом, но выполню волю богов. Ведь я обещал тебе, что трон Властелина будет твоим. Наберись мужества и терпи. Или трон тебе уже не нужен?
  От этих слов слёзы в глазах ДАКАТЫ мгновенно высохли. Её лицо светилось от умиления и счастья. От избытка чувств, она обняла и поцеловала ноги лекаря. Он был её спасителем, утешителем и ..., хозяином. О последнем она не знала. Это знал один ДАДИН. Вопрос отъезда и отсутствия лекаря ДАРОНА был решён.
  Тянуть время ДАДИН не стал. В полдень одетый в свой старый дорожный плащ, в котором он когда-то покинул замок ЛОРАНОВ и ту старую жизнь, ДАДИН садился в дорожную карету, отъезжавшую в город восточного округа ВИНЗОРА. Одному из купцов гильдии срочно понадобилось съездить в представительство купеческой гильдии в том городе, он и отправился в путь, любезно предоставив место в своей карете тайному посланнику совета купеческой гильдии. Об этом его попросил глава центрального представительства гильдии в столице объединённого государства материка ОВАТ. Просьба была сказана шёпотом, так же шёпотом рекомендовал своего спутника купец во время всех остановок на их пути владельцам постоялых и прогонных домов, членам купеческой гильдии.
  Дни, проведенные в путешествии, пролетели быстро. Комфортный отдых делал путь лёгким. Вот и прибыли в городок, конечный пункт пути. Когда-то этот городишка показался ДАДИНУ огромным, но жизнь в столице изменила его взгляды и представления. Теперь он видел маленький, захолустный, сонный городок не достойный внимания. Переночевав в местном представительстве гильдии, на рассвете ДАДИН переправился через реку. Поселение лесорубов путника в старом плаще встретило безразлично. Старик, глава поселения умер и путника встретил новый. Он поинтересовался у него, куда путник следует и в чём нуждается? ДАДИН сказал, что следует в затерянное среди леса и гор поселение скотоводов, и ни в чём не нуждается, ибо он не имеет денег. Глава поселения потерял к нему интерес. ДАДИНА это устраивало, не задерживаясь в поселении лесорубов, он углубился в лес.
  За прошедшие долгие годы окружающая местность изменилась. Когда-то тонкие стволы деревьев за двадцать лет превратились в толстые, массивные стволы, молодые побеги и разросшийся густой кустарник плотно рос между ними затрудняя путь. Тогда ДАДИН нашёл кратчайшую дорогу от замка к поселению лесорубов, но теперь с трудом находил дорогу, часто отклонялся в сторону. Приходилось возвращаться и искать дорогу. Ему ещё повезло, что он не заблудился. Видно кто-то свыше направлял его ноги, день угасал, когда он вышёл к тому, что осталось от замка ЛОРАНОВ. Да и то, не проскочил это место чисто случайно, ровная местность, обильно усеянная, уложенными рядами больших камней привлекла его взгляд. Он задержался возле неё и только спустя некоторое время понял, что это замковый погост, где хоронили его обитателей. Осмотревшись вокруг, ДАДИН понял, что только случайно нашёл "замок", очень мало от него осталось. Многие стены обрушились, а остатки строения, заросшие мохом, ползущими и вьющимися растениями полностью слились с горой, на которую опирался замок. Увитый растениями обвалившийся портал входа, был малозаметен. Сердце ДАДИНА сжалось, но не от радости встречи с жилищем, где он прожил долгие годы и не от жалости к разрушенному временем жилищу. Оно сжалось от страха, что лабораторию постигла участь всего строения, и он пришёл сюда напрасно. Но странная уверенность, что это не так, снова возобладала в нём, он решительно вошёл в проём обвалившегося входного портала.
  Пробираться через камни обвалившихся стен переходов и коридоров, было очень сложно. Среди этих завалов встречались провалы, обвалившихся перекрытий. День угасал, наступающая мгла заставляла забывать об осторожности. ДАДИН этого не предусмотрел. У него было огниво, но не было факела, а поджечь камень? Было глупой надеждой. Ночевать среди этих каменных нагромождений, а с рассветом продолжить путь? Это было бы самым разумным решением, но ДАДИН гнал его от себя, упрямо пробираясь вперёд. Его усилия и упрямство были вознаграждены. Вначале он увидел тусклое свечение, подобравшись ближе, вспомнил, что за этим поворотом был проход, ведущий в лабораторию. По мере приближения к входу в лабораторию, свечение становилось ярче. Вскоре холодный матовый свет осветил проём. Войдя в него, ДАДИН осмотрелся. Он был в лаборатории, и она была целой, такой, какой он её покинул тогда, двадцать лет назад. Стены, потолок лаборатории были покрыты специальным составом, светившимся в темноте. Погибшая цивилизация обладала многими знаниями, часть из них были использованы в химической лаборатории, которую по соображениям безопасности разместили в каменном замке, в одной из башен, укрепив её и обработав стены, пол и потолок различными составами. Пошедшие сотни лет не смогли разрушить их. Лаборатория сохранилась полностью, со всем оборудованием. Многое, из которого стало бесполезным после исчезновения связи и электричества, но самое простое уцелело. Даже пыль здесь не покрывала предметы, столы, стеллажи и стулья. ДАДИН ликовал. Он нашёл нужное ему место, его предчувствия не обманули его!
  Облегчённо вздохнув, ДАДИН прошёлся по лаборатории. Внезапно он ощутил острое чувство голода и вспомнил, что целый день ничего не ел, но это легко было исправить. Пройдя вглубь лаборатории, ДАДИН подошёл к стоявшему у стены синтезатору белковой массы. Это был найденный в пещере-храме, много столетий назад артефакт. Когда-то, благодаря тому, что его смогли запустить, выжила горстка беспомощных учёных, остатков, той сгубившей себя цивилизации. ДАДИН нажал несколько сенсоров на панели управления и синтезатор ожил. Через несколько минут открылся люк, на его корпусе и в нём стояла емкость с массой. ДАДИН с удовольствием съел её и блаженно расположился в кресле. Его глаза слипались, трудный день давал о себе знать, он начал погружаться в сон ..., вдруг что-то привлекло его засыпающий разум, какое-то движение, лёгкое колебание воздуха. Глаза ДАДИНА открылись, сон улетел прочь. По лаборатории скользила, медленно двигаясь прозрачна тень. Мгновение ДАДИН пытался понять, осознать увиденное. Проснувшийся разум из своих глубин извлёк давно поблекшее воспоминание. Это была ..., матрица разума! Но это было и невозможно! ДАДИН сам подмешал в состав снадобья для материализации матриц некоторые элементы, которые при приёме снадобья уничтожали матрицы. Тогда он уничтожил их всех, уцелеть не могла ни одна. Откуда здесь взялась эта? Внезапная догадка пронзила его, присмотревшись к прозрачным чертам лица матрицы разума, он радостно рассмеялся:
  - Ба! Какая радостная неожиданность! ЗАРИКА! Знал, что ты умерла, но был уверен, что твоя матрица разума бродит по родовому поместью АРИДОВ. Только ради этой встречи стоило тащиться сюда. Не надеялась на нашу встречу? Признаться я тоже! Теперь есть, кому высказать всё, что вынужден хранить в тайне. Это здорово! Ты всегда презирала, игнорировала меня. Даже предпочла этого варвара назвать своим мужем! Так знай! На моём пути к власти над этим миром остались только две преграды. Да, это я устранил твоего варвара. Мор был послушным орудием в моих руках...
  Услышав это признание, матрица разума ЗАРИКИ, вытянув прозрачные руки, рванулась к ДАДИНУ, намериваясь вцепиться ему в горло. Но ДАДИН даже не шелохнулся. Прозрачная тень промелькнула, пропустив через себя сидящего в кресле, ДАДИН ощутил лёгкое движение воздуха вокруг своего тела и усмехнулся:
  - Хотела задушить? Не получилось? И не получится! С химией, биологией, фармацевтикой ты никогда не дружила, лингвистика была твоим уделом, так что снадобье для материализации ты не сделаешь. Да и известные компоненты для его изготовления я давно убрал отсюда. Кстати, все матрицы разума, бродившие здесь, уничтожены мной. Я кое-что добавил в состав регенерационного снадобья, они и нейтрализовались, отведав его. Матрицы разума, твоих родственников, погибли первыми. Можешь, еще раз бросит на меня, но лучше подожди, я не сказал тебе главного. Знаешь, зачем я здесь? Можешь не гадать! Сам скажу! Я здесь для того, чтобы прикончить твоего сыночка, отправить его вслед за его отцом и тобой. Этому ты будешь свидетелем. Я ведь тоже рылся в библиотеке и в хранилище, там и нашёл кое-что позволяющее мне сделать всё что угодно с любым живым существом. Я могу подчинить его себе, могу заставить страдать от боли, а могу убить быстро или медленно. Твоего сына буду убивать медленно, а ты будешь видеть все этапы его мучительного медленного умирания. Главное что никто, ни один лекарь, не сможет помочь ему. Теперь можешь бросаться на меня, призрачная тень. Давай!
  ДАДИН поразился. Когда он заговорил о её сыне и смаковал уготованную ему участь, матрица разума ЗАРИКИ внезапно успокоилась, а на её прозрачном лице мелькнула тень злорадной улыбки. Молча, повернувшись, матрица разума поплыла к выходу из лаборатории. ДАДИН не придал этому значения. Счастливо рассмеявшись, он удобней устроился в кресле и закрыл глаза. У него было тело, которому требовался отдых, через мгновение он крепко спал, свет от стен и потолка ему не мешал.
  Проснувшись утром, ДАДИН думал, что ему придётся идти искать матрицу разума ЗАРИКИ, которая не пожелает смотреть, что он будет делать с её сыном? Но к его удивлению матрица была в лаборатории и терпеливо ждала его пробуждения. Радостное настроение овладело ДАДИНОМ. Издеваясь над матрицей разума, он долго мылся, медленно с наслаждением ел питательную массу, расчищал место на столе перед креслом. Даже начал протирать чистый стол. Матрица на эти его уловки не реагировала и ДАДИНУ эта игра надоела. Со злорадной улыбкой на лице, он достал из своего заплечного мешка завёрнутое в ткань блюдо. Положил его прямо перед собой. Справа и слева от него расставил пузырьки с залитыми воском пробками, справа от них положил несколько медных и стальных иголок, нож, тонкий стилет. Безразличие матрицы разума ЗАРИКИ уже начало злить его. Его злость ещё более усилилась, когда матрица проплыла и устроилась за его спиной, с интересом рассматривая всё выложенное им на стол. Раздражённый её спокойствием, ДАДИН попытался оттолкнуть матрицу в сторону, но его рука прошла сквозь прозрачный сгусток, а матрица рассмеялась. В бешенстве он воскликнул:
  - Тебе весело? Смеёшься? Подожди, сейчас заплачешь!
  Теперь он действовал быстро. Откупорив первый пузырёк, он достал из него тряпицу, пропитанную кровью АРЕТА, протёр ей поверхность блюда. Из второго пузырька высыпал кусочки кожи, обрезки ногтей и клок волос. Это всё разложил на блюде, в контуре протёртом тряпицей с кровью и залил всё это жидкостью из третьего флакона. Растекаясь по поверхности блюда, жидкость делала поверхность матовой и легонько пузырилась, шипела. Прошло несколько мгновений, и вот на матовой поверхности возникла картинка. С каждым мгновением она становилась чётче. Матрица разума вскрикнула, на картинке стоял АРЕТ с мечом и вёл учебный бой. Призрачные черты лица матрицы осветила радостная улыбка. ДАДИН заметил её и злорадно улыбнулся в ответ. Не отводя, свой, взгляд от этого призрачного лица, он взял следующий пузырёк, откупорил его и капнул несколько капель из него на правую ногу движущейся на картинке в блюде фигуры АРЕТА. Ярко-красная мышечная ткань начала бледнеть, меняя свой цвет. Стоявшая на картине вертикально фигура АРЕТА, резко споткнувшись, легла горизонтально. Закачалась и через некоторое время замерла, лежала горизонтально. Бледная мышечная ткань начала изгибаться. ДАДИН всё представлял себе реально и комментировал вслух.
  - Итак, процесс начался! У нашего парня онемела нога, он споткнулся, упал. Обеспокоенные, ничего не понимающие его товарищи, уложили его на ноши и несут во дворец. Вот они внесли его в покои, положили на ложе. Во дворце возникла паника. Слуги побежали за лекарями, сообщать Властелину о произошедшем непонятном недомогании внука-наследника. Вот прибежавшие лекари ставят примочки, мажут мазями онемевшую ногу, массируют её. Так на сегодня им проблем хватит! Закончим. Приглашаю тебя на завтрашний сеанс. Не опаздывай милая!
  ДАДИН громко рассмеялся, встал из-за стола и прошёлся по лаборатории. Картина переполоха в покоях наследника продолжала стоять перед ним, а воображение рисовало детали. Обеспокоенные лица Властелина, лекарей слуг. Так он развлекался до ночи. Когда матрица разума ЗАРИКИ покинула лабораторию? Он не заметил. Об этом очень сожалел, так, как увлёкшись воображаемыми картинами дворцового переполоха, пропустил возможность насладиться горем, бессилием и тревогой на призрачном лице матрицы. Пришлось положиться на своё воображение. Проглотив порцию питательной массы, он уселся в кресло и закрыл глаза, молясь всем богам, чтобы поскорее пришло завтра.
  Утром, едва открыв глаза, он в первую очередь нашёл ими матрицу разума ЗАРИКИ. Она была там, где и вчера, спокойно ожидая его пробуждения. В это утро он её не мучил ожиданием. Не умывшись, не поев, он сразу капнул несколько капель из пузырька на левую ногу лежавшего на ложе АРЕТА. Оставив матрицу ЗАРИКИ следить за картинкой, спокойно умылся, позавтракал, а остаток дня ходил по лаборатории, комментируя процесс поражения мышечных тканей наследника. Матрица слушала его, молча, что-то высматривая на картинке в блюде. Уже вечером она, как обычно ушла. Она приходила каждый день, смотрела на картинку в блюде и уходила. Выражение её призрачного лица было хмурым, озабоченным.
  Шёл последний день декады. В этот день ДАДИН бегло посмотрел на картинку в центре блюда, удовлетворённо хмыкнул, после завтрака занялся ретортами и пробирками. Омертвение мышечной ткани шло медленно, но неукоснительно, как он и намечал. В его голове возник новый состав зелья, который должен был усилить боли в умирающем теле, его приготовлением он и занялся. Матрица разума ЗАРИКИ, как обычно стояла над блюдом, наблюдая за картинкой. Мышечная ткань уже по пояс изменила свой цвет, внизу ног она уже приобрела белый оттенок. Всё было как обычно, ничего нового не происходило. Внезапно призрачное лицо матрицы изменило своё, обычное тревожное выражение, она посветлело, радостная улыбка озарила его. Вокруг большого пальца правой руки лежавшего тела возникло слабое серебристое свечение. Оно становилось всё ярче, но вскоре начало меркнуть. Зато вокруг мозга, сердца, легких и других органов лежавшего тела возник слабый серебристый ореол, через мгновение он возник вокруг вен. До этого все органы работали с перебоями, кровь двигалась толчками, но теперь всё функционировало нормально. Матрица разума ЗАРИКИ вздрогнула. Бросила торжествующий взгляд, в сторону занятого изготовлением нового зелья ДАДИНА. Мгновение она с усмешкой наблюдала за ним. Затем покинула лабораторию. Только в середине второй декады ДАДИН заметил, что происходит что-то странное и всполошился. До этого сотни раз он проводил такие опыты, со всеми жертвами всё происходило одинаково. Вначале отмирала мышечная масса, затем с перебоями начинали работать внутренние органы, кровь переставала двигаться по венам, останавливалось сердце, умирал мозг. Человек погибал, спасти его не мог никто, ни один лекарь. Даже облегчить страдания человека не мог никто, разве только убив и так прекратив муки несчастного. Но здесь всё происходило иначе. Мышечная ткань отмирала, всё остальное работало прекрасно! Даже к повреждённым мышечным тканям поступала кровь. До конца этой декады ДАДИН перепробовал всё. Но ни одно зелье ничего не меняло и тогда, он решился на крайние меры. Взяв в руки иглу, попробовал вонзить её в сердце АРЕТА. Едва игла приблизилась к сердцу, как она начала нагреваться, от боли в обожжённых пальцах ДАДИН выпустил её. Она упала на тело картинки блюда, накрыв сердце, лёгкие. Там где она коснулась органов или вен, игла оплавилась. ДАДИН схватил нож, затем стилет, результат был тот же. И в этот момент, закрывая собой тело, на блюде возникло лицо, похожее на лицо человека, только вместо двух глаз, в глазницах, у него был один глаз в центре лба. И этот глаз становился всё отчётливей, зрачок глаза рыскал по сторонам, он как бы что-то или кого-то искал, но вот зрачок остановился на ДАДИНЕ, мгновение всматривался в него и ..., лицо пропало, исчезнув.
  ДАДИН помотал головой, подумав, что ему это показалось, и спросил, ни к кому конкретно не обращаясь:
  - Что это такое? Почему плавиться метал? Почему все органы работают нормально? Почему кровь течёт по венам?
  Ответа он не ждал, но его получил. Матрица разума ЗАРИКИ заговорила:
  - Хоть времени у тебя осталось немного, но я тебе объясню, что происходит. Ты покусился на жизнь воина когорты "Неуязвимых" чужой расы РАЛОТОВ и теперь тебя постигнет возмездие. Эта история началась давно. Мой далёкий предок принимал участие в экспедиции, которая исследовала храм, обнаруженный после горного обвала в пещере. Почему решили, что это храм? В середине его на каменном троне сидел человек из камня, ну почти человек. Большие размеры фигуры могли быть просто увеличены скульптором, но на его лице был только один глаз, расположенный в середине лба. Но этому значения особо не придали. Удивили только книги и вещи, найденные в соседнем зале пещеры. Страницы книг были покрыты странными знаками, не известными нашим лингвистам. Все находки были описаны и вывезены, кстати, среди находок были и то копьё, и тот меч, которые уничтожили нашу нацию, её города и поселения. Но была одна находка, которая не вошла в опись, мой предок её скрыл. Это было простенькое кольцо из чернёного серебра. Оно имело два соединённых между собой ободка и наваренную на них пластину, в форме овального щита с выбитыми на нём головами двух птиц, смотрящими в разные стороны. Никакой ценности для любого человека нашей нации оно не представляло, так решил он. Мой предок был молод и взял его на память об этой экспедиции. Одному из моих предков удалось расшифровать язык чужой расы. После этого изучение найденных книг и записей пошло быстро. Многое из прочтённого было непонятно, другая техника, другие знания, другие термины, но о найденном мече и копье прочли и узнали, что это первые образцы "энергетического" оружия, которые очень опасны. Обо всём узнанном, сообщили правителю. Затем началась обычная работа по изучению найденных записей и книг. В одной из книг рассказывалось о воинах когорты "Неуязвимых", был там и голографический снимок воина. Представители чужой расы отличались от нас и не только внешне. Рост до четырёх метров, один глаз в середине лба. В нашем теле до 70% воды, входящей в различные соединения, а в их телах преобладал кремний. У них был совершенно другой метаболизм, соответственно они потребляли пищу другого состава. Тогда и узнали о назначении найденного в пещере ящика, это был синтезатор пищевой массы пригодной для питания представителей чужой расы, но совсем непригодной для нас. Его и забросили, а занялись новым исследованием и поисками, ибо поняли, что найденная в пещере статуя была окаменевшей фигурой воина из когорты "Неуязвимых" АРАНА. Вначале решили, что "АРАН" это имя, но позже выяснили, что это обозначает должность "Хранитель". Чего? Так и не поняли. Всё это для лингвистов интереса не представляло. Но мой предок внимательно рассмотрел найденный снимок и увидел на пальце воина "Неуязвимого" кольцо, которое нашел и забрал из пещеры, он участвовавший в той экспедиции. Это заинтересовало его и два поколения моих предков искали в найденных книгах и записях всё об этом кольце. Они узнали очень много о нём, и один из моих предков оставил завещание. Это кольцо должно было достаться воину из моего рода. Любого другого надевшего его, оно убьёт. Но откуда среди лингвистов было взяться воину? Вот кольцо и передавали из поколения в поколение вместе с преданием о том, что это кольцо сильный охранник, который может спасти своего хозяина от любой болезни, раны, от любого врага. Больше о кольце не знали ничего, и только я нашла записи АРАНА Земли, воина когорты "Неуязвимых", окаменевшее тело которого приняли за статую храма. С этих записей узнала немного. В этом кольце соединены "генераторы защиты, регенерации, перемещения" и изготовил его какой-то жрец, ушедший в храм "Забвения" или как-то иначе. Он был непревзойдённый "генный инженер и микро технолог". Что это обозначает? Я не поняла и трактовки этих понятий нигде не нашла. Поняла только одно, что если кольцо признает человека надевшего его, то оно защитит его от всего и от всех. После смерти ОРАТА, нашему сыну исполнилось семнадцать, он был воином, и в нём текла кровь моего рода. Выполняя завещание своего предка, я отдала ему кольцо АРАНА и теперь вижу, что записи не соврали. Кольцо признало воина и защищает его. Поэтому все твои попытки убить моего сына бесполезны. Но теперь то, что заключено в кольце, нашло врага, тебя! И я буду свидетельницей не смерти моего сына, а твоей смерти. Ты принёс много зла моей семье, думаю, что мы не единственные твои жертвы, теперь пришло время платить тебе за всё принесенное зло. Этому я очень рада! С удовольствием посмотрю на твои муки.
  Матрица разума ЗАРИКИ замолчала. ДАДИН презрительно улыбнулся, стараясь скрыть тревогу вызванную рассказом матрицы. Чтобы скрыть своё замешательство, решил вернуться в кресло и презрительно ответить матрице разума ЗАРИКИ. Он попытался сделать первый шаг, но его ноги не двинулись. Опустив взгляд, посмотрел на них и содрогнулся от ужаса, едва сдержав крик. Сапоги стали коричневыми, зернистыми, напоминая камень. Его одежда и тело под ней стремительно меняли свой цвет и структуру, превращаясь в камень. Процесс ускорялся. Спустя мгновение, посреди лаборатории стояла каменная статуя, бывшая когда-то живым человеком по имени ДАДИН. Но на этом процесс не закончился.
  Было то, чего не знала ни ЗАРИКА, ни ДАДИН. Синтезатор пищевой массы должен был быть включенным постоянно, иначе набранная программа автоматически стиралась, а синтезатор возвращался к первичной программе состава массы. Постояв долгие годы отключённым, включенный ДАДИНОМ синтезатор, теперь выдавал питательную массу обогащённую кремнием. Потребляя её, ДАДИН вводил в свой организм кремний. Генератор защиты активированного кольца, обнаружил врага и просканировал его. Наличие кремния в организме ДАДИНА, было для генератора привычным составом тела РАЛОТА, он и послал сигнал кристаллизации. Так тело ДАДИНА превратилось в камень. За века накопленная мощь и блюдо, послужившее концентратором луча сигнала, запустили процесс преобразования всего в радиусе ста метров. Стены лаборатории и камни остатков замка начали оплывать, осыпаясь песком. Матрица разума ЗАРИКИ увидела наступающее преобразование, горькая улыбка промелькнула на её призрачном лице, повернувшись, она поплыла по воздуху к разрушающемуся выходу из лаборатории. Это были последние часы существования замка ЛОРАНОВ. Сопротивляться силе РАЛОТОВ он не мог.
  К полудню горы коричневого, крупнозернистого песка погребли под собой погост и всю территорию возле горы, на которую опирался замок ЛОРАНОВ. Песчаные волны достигли деревьев леса и замерли, языками разлившись между ними...
  Кольцо активировалось, признало АРЕТА свои владельцем и выполняло функцию защитника для воина когорты "Неуязвимых". Оно и до этого оберегало его, когда он, не умея управлять им, случайно обращался за его помощью. Защитив воина "Неуязвимого", уничтожив очаг воздействия на него, генератор начал курс восстановления повреждённого тела, применяя замещение разума в повреждённом теле на разум из здорового тела. Обычно для этого использовался разум другого воина когорты "Неуязвимых", ведь все носили кольца с генераторами защиты. Но на запросы генератора кольца другие генераторы не отвечали. И тут на помощь пришёл генератор второй половины кольца. Ведь это кольцо имело и другое назначение, его хозяин стал и АРАНОМ Земли. Спаренные генераторы кольца обеспечивали выполнения обоих функций. РАЛОТЫ вернулись, ибо один из них заступил на свой пост..., а кольцо? Оно выполняло своё предназначение, украшало руку и служило оболочкой для генераторов. Теперь они работали, оба...
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"