Левин Георгий: другие произведения.

Аран Земли

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это рассказ воина когорты "Неуязвимых", АРАНА Земли, Властелина о его непростой жизни и обо всём приключившемся с ним ...

   АРАН Земли
  
  
  Книга третья: Кольцо АРАНА.
  
  Часть первая. Воин когорты "Неуязвимых", АРАН Земли.
  
  Глава 1.
  
  Смутные воспоминания детства жили в моём сознании. Они были туманны, одно забылось, другое осталось ярким воспоминанием не стёртым временем. Так что особо о том времени много не расскажу. Думаю, что этим я ничем не отличаюсь от остальных детей "высокородных". Такие воспоминания они имеют все. Положенные статусом принадлежности к "высокородным", няньки и мамки, целыми днями опекали доверенное им чадо. Обычные их наставления не отличались разнообразием ни у кого:
  "Не бегай, упадёшь!", "Сиди смирно!", "Не капризничай! Еж!", "Дай руку!" и тому подобные выражения.
  Их изучил и осознал вместе с первыми словами, "мама" и "папа". Избавление получил, когда мне исполнилось пять лет, и мой отец решил, что мне пора постигать воинскую науку. Понятно, что меня, моего мнения, никто не спрашивал, да его у меня и не было. Интересно, было ли оно в таком возрасте у кого-то? Увы! Узнать это мне было не у кого. Братьев и сестёр не имел, с другими детьми не общался, ибо принадлежал к правящей династии, а все остальные дети вокруг были низкого происхождения и от общения с ними меня ограждали. Жили мы в большом дворце, тогда для меня он был огромным и таинственным, да ещё добавляло страхов то, что находилось наше поместье у большого уходящего вдаль леса, страшного и тёмного. Няньки и мамки старательно пугали меня этим лесом, рассказывая мне много страшных сказок о нём. Я всё принимал за истину, даже боялся смотреть в его сторону. О том, что у меня есть дед и родственники? Узнал намного позже, а тогда дедами и родственниками считал длинный ряд портретов в галерее дворца. В основном на них были изображены бородатые, суровые лица, украшенные морщинами, с суровыми глазами. Их взглядов боялся до дрожи в ногах, но упрямо ходил в эту галерею, учился преодолевать свой страх, как рекомендовал мне отец, когда поделился с ним этой проблемой. Он же, избавив меня от мамок, нянек, передав под опеку воинов-наставников. Хмурым и суровым мужчинам в кольчугах, с мечами. От них пахло маслом, которым они протирали свои мечи и кольчуги. Этот запах научился чувствовать на расстоянии, он не раздражал меня, а позже я его уже не замечал так, как сам был его носителем. Но тогда в пять лет, испытав радость, что меня избавили от орды мамок и нянек, через декаду загрустил, поняв, что попал ещё в худшие условия. Для суровых наставников я не был ребёнком. Для них был будущим воином, они и обращались со мной соответственно. На хныканье и слёзы внимания не обращали, сурово одёргивая. Так что вскоре я сдался и привык, другого выхода у меня просто не было. Воинская наука навалилась на меня тяжким грузом. Целый день учился ездить верхом, держать меч, бегать, прыгать, отжиматься. Легко ли всё это делать пятилетнему мальчишке? На этот вопрос не смог бы ответить и тогда, не отвечу и сейчас. Просто потому, что другой жизни не знаю. Свыкся с ней. Ведь она никогда не менялась, так жили все до меня на протяжении долгих веков. Отцы свою жизнь в детстве помнили, считали нормальной и полезной, ничего нового в воспитание своих отроков не вносили и так же воспитывали их. Этот порядок был неизменным и переходил из поколения в поколение. Теперь он достался мне. Два года меня мучили наставники, а когда мне исполнилось семь лет, меня отдали в школу при манипуле "ролов", их поселение и лагерь находились в двух лье от нашего имения. Тогда и узнал, что такое дисциплина, а испытав её на себе, загрустил. Ну почему, мечтаешь об одном, а каждый раз получаешь совсем другое? И главное, становится всё хуже и хуже. Мечтал, избавится от постоянной опёки мамок и нянек, получил суровых наставников, после чего жалел за опёкой мамок и нянек. Мечтал, избавится от суровых наставников? Получил школу при манипуле с железной дисциплиной, ежедневной муштрой, строгим расписанием и узким твёрдым лежаком с матрасом набитым соломой. Домой, в поместье, отпускали только на два дня в декаду и то, если не имелось нарушений и наказаний. Если они имелись, то и о поездке домой приходилось забыть. Вывод для себя сделал и придерживаюсь его, по сей день. Довольствуйся тем, что имеешь, ибо новое будет ещё хуже. Так жить стало легче! Научился от будущей жизни не ждать подарков, а относится ко всем изменениям очень настороженно. Наверно это и помогало мне в дальнейшей жизни. Тогда начав заниматься в школе, я на себе ощутил мудрость тех, кто организовывал и направлял процесс воспитания "ролов". С первых дней учёбы старшие заботились о младших. Наши наставники были с нами до обеда, а после него все покидали школьный комплекс, ученики были предоставлены сами себе. Вот тут и начинался процесс формирования роя на уровне инстинктов. Ученики второго года обучения были обязанными заботиться об учениках первого года обучения и так дальше. Учились мы все вместе, независимо от происхождения ко всем относились одинаково, различий не делали. Помогать отстающим, заниматься с ними, было заботой выходцев из семей "высокородных" старших групп. Они это делали добросовестно с полной отдачей. Наставники за этим следили строго. Так мы становились одной семьёй, одним кланом, где "высокородные" ответственные за всё. Привитые с детства навыки становились второй натурой, вторым "я".
  Первый год учёбы в школе при манипуле был обычным, второй начался новшествами. Мы уже не расставались с учебными мечами, которые были у всех одинаковыми, независимо от физического развития и габаритов ученика. Упражнялись с ними по 6-7 часов ежедневно. На третьем году обучения к этому добавилось обучение верховой езде, нашими скакунами были подвешенные на верёвках брёвна, которые раскачивали мы же по очереди. Этот год обучения в школе восточной манипулы закончить не успел. В моей жизни наступили перемены. Началось всё с того, что прибыл гонец с вестью о вторжении варваров. Мои отец и мать вместе с манипулой и манипулами дружины отставных "ролов" ушли на помощь сражающимся войскам. Лагерь "ролов" опустел, поредели ряды наших наставников. Теперь их роль исполняли ребята последнего года обучения. Хочу заметить, что делали они это дело ещё более усердно, чем наставники. Так я и прожил две декады, не подозревая, что скоро моя жизнь измениться, я покину эти места, где провёл детство. Если это можно назвать "детством". Этот знаменательный день, изменения моей жизни, начался для меня обычно. За два дня до этого упал с бревна-скакуна, зазевался и потерял равновесие. Вроде бы приземлился удачно, без вывихов, но ударился от души. Роста был небольшого, но фигуру имел плотную, ширококостную, как и мой отец. В школе было железное правило. Упал? Ударился? Сам виноват! Кости целы? Вот и продолжай заниматься со всеми, без поблажек и скидок. Приходилось терпеть боль, не показывая её остальным. Приспосабливаться к этому уже научился. Обычно самое лучшее время для того чтобы стать "наездником" и не сильно напрягаться, удерживаясь на "скакуне", было пристроиться в конце строя. Раскачивать брёвна, после того, как посидишь на них, помашешь учёбным мечом, отбиваясь от товарищей игравших роль нападавших пешим строем занятие тяжёлое. После всех этих удовольствий сил раскачивать бревно, для последнего "наездника" остаётся мало. Это я понял раньше всех, но воспользовался только сегодня, применяя разные мелкие хитрости, занял место в живой очереди последним. Но мне повезло ещё больше! За мной прибежал слуга из нашего дворца и забрал меня прямо с занятий. От счастья забыл о боли и поспешил за ним. Во дворце царил переполох. Готовили карету, собирали сундуки. Тут же на меня набросились слуги. Сняли запачканную на занятиях одежду, обтирали, мыли меня, пытались даже одеть в чистые одежды. К такой помощи не привык и усердно отбивался, это затрудняло процесс одевания, но не останавливало его. Особенно суетился дворецкий. Он торопил всех. Позже выяснилось, что он едет со мной и только в дороге он сообщил мне, что мы едем в столицу ВИНЗОРА, во дворец Владыки ВИНЗОРА, который оказался живым, а не нарисованным на портрете, моим дедом. Всё время пути дворецкий рассказывал мне о столице, о дворце Владыки. Сам там он не был ни разу, но говорил много и красочно. О том, что он там никогда не был, он мне не сказал. Я слушал его, развесив уши. За два дня пути он исчерпал свою фантазию и перешёл на рассказы о Владыке, которого правда видел, но очень редко, особенно в последние годы, когда в родовом поместье обосновалась моя семья, Владыка сюда не приезжал. До этого он бывал в родовом поместье раз в 2-3 года, посещая фамильный склеп. Этого мне он также не сказал, но пугал меня очень усердно, рассказывая о грозном, строгом и безжалостном правителе, который карает любого, кто ему не понравится. Скажу честно, в этом дворецкий преуспел.
  
  Глава 2.
  
  Когда мы, наконец, прибыли во дворец я уже боялся своего объявившегося деда так, как не боялся никого и никогда. Вёл себя соответственно. Когда он обращался ко мне, отвечал ему тихим голосом, потупив взгляд. В том, что дед деспот, меня убедило то, что всё окружение деда вело себя так же. Дед издевался над всеми изощрённо, но все терпели, не перечили ему. Даже воины его личной охраны. В первый день дед меня особо не задевал. Только заставил вечером есть в компании со всеми кашу из проросших зёрен. Большей гадости не пробовал за всю свою жизнь, но покорно её ел. Уже на второй день моего пребывания во дворце начались странности. Воины личной охраны деда полюбили везде носиться за мной. Слуги, завидев меня, разбегались и прятались, из укромных мест наблюдая за моими передвижениями по переходам и коридорам дворца. Дворцовая стража вела себя не лучше. Увидев мой силуэт, они каменели, прикрыв глаза. Я понял, что это козни деда и начал мстить по своим понятиям. Носился по всем закоулкам дворца, прятался, затем покидал найденное убежище, появляясь перед всеми неожиданно. Увы! Козни не прекращались. Я закипал, мой страх перед дедом отступал, мой гнев готов был вырваться в любое мгновение. Пока я ещё как-то обуздывал себя, но мои силы были на исходе. Кончились они неожиданно большим скандалом. Прорвался мой гнев на третий день моего пребывания во дворце Владыки вечером, во время ужина.
  Мы всей толпой, как и два дня до этого, ели гадость под названием "полезная для здоровья каша". В этот вечер дед избрал меня объектом своих издевательств. Он что-то бубнил о добавке, о пользе каши для моего здоровья. Я старался его не слушать, не обращать внимания на смех, сидевших за столом придворных. Все мои силы уходили на старания, впихнуть в себя противную, гадкую кашу. Занимаясь этим важным процессом насилия над собой, сидел, устремив свой взгляд, в содержимое мыски. Но дед был в ударе! Он не оставлял меня в покое, говорил разные не очень приятные слова и сказал что-то, типа "играй куклами" или что-то подобное. Это было страшным оскорблением! В куклы у нас играли девчонки до пяти лет, затем они привлекались в помощь матерям по хозяйству. И вот меня, уже три года учившегося в школе манипулы, почти воина, сравнили с ними! Ну, я и ответил. Говорил, сам не соображая, что говорю. Гнев вырвался из меня, страх ушёл, такое оскорбление не прощается! Вот я его и не простил. Предложил деду есть его гадостную кашу, получать добавку и играть в куклы. Как оскорблённый воин вызвал его на поединок, сообщив ему, что он не продержится и двух стад против меня. Швырнув мыску на пол, обгадив всё гадкой кашей, не интересуясь последствиями своей выходки, покинул обеденный зал. Гнев всё ещё давил меня, рвался наружу и от греха подальше я убрался в отведенную мне комнату в покоях моих родителей. Только оказавшись в ней, немного успокоился и пришёл в себя. Ни страха, ни стыда за свой поступок не испытывал. Спокойно ждал дальнейшего развития событий. Реакция деда последовала скоро. Дверь в мою комнату с грохотом отворилась, в неё влетел дед, с обнажённым мечём в руках, он гневно что-то кричал. За его спиной толпились воины его личной охраны и дворцовая стража со своими бердышами. Я был спокоен и собран, готов ко всему, любое дальнейшее развитие возникшего инцидента меня не пугало. Окинув всех презрительным взглядом, спокойным, тихим голосом перебил деда и веско произнёс:
  - Решил поединок провести прямо сейчас? Не терпится? Давай! А это кто? Твои зрители, секунданты или помощники? Один на один со мной сразиться боишься?
  Дед покраснел, замялся, сунул свой меч одному из воинов личной охраны. За это время, все кто стоял за его спиной, постарались незаметно исчезнуть и в комнате остались пять человек, я, дед и трое его воинов личной охраны. Дед овладел собой, приняв величественную позу, произнёс:
  - Я принимаю твой вызов на поединок! Проиграешь? Вид наказания малолетнего наглеца, я изберу! Готовься!
  Повернувшись, он выбежал из моей комнаты. А я спокойно разделся и лёг спать. Уснул быстро.
  Утром меня разбудили рано. Прибывший за мной придворный, величественно заявил:
  - Вы пропускаете учёбу! Это в Вашем возрасте не допустимо, а я, как ответственный за обучение в государстве призываю Вас немедленно приступить к продолжению учёбы. Прошу Вас следовать за мной, нам нужно успеть к началу занятий.
  Сказать честно, за время дороги во дворец из родового поместья и эти три дня уже устал от безделья, против продолжения учёбы не возражал, даже был рад. Быстро встав, оделся и последовал за надутым придворным. Эти дни я не только носился по дворцу, не пропустил и окрестности дворца. Поэтому знал, что в столице возле дворца расположились две школы. Владыка считал себя покровителем наук и об обучении будущих поколениях проявлял заботу, для чего разместил обе школы возле своего дворца, чтобы были у него на виду. Первая школа была для отпрысков "высокородных" придворных, их родители не могли допустить, чтобы их отпрыски учились вместе с детьми обычного люда. Это было бы позором! Вот они и сделали эту школу для "элитных" детей. Расположенная рядом вторая школа была школой для детей "ролов", живших совершенно по другим понятиям, принятых среди всех "ролов". Чопорные ученики первой школы были мне непонятны, попасть в их среду, для меня было бы истинным наказанием. Поэтому я, опередив своих проводников, устремился в ворота школы для детей "ролов", там была привычная среда. Толи выбор действительно был за мной, толи мои сопровождающие не могли поспеть за мной, но мне не возразили. Я влетел во двор школы и начал осматриваться. Это дало моим сопровождающим возможность догнать меня, а старшему наставнику школы выйти к нам. Запыхавшийся придворный отдышаться не успел, он был грузен, догоняя меня, потратил много сил. Поэтому он с придыханием произнёс:
  - Вот ..., это Ваш ..., новый ученик ..., он учился в школе манипулы ..., восточного округа ..., четвёртого года обучения.
  Сказав это, он рукавом отёр пот со своего лица и облегчённо вздохнул. Но на смену ему дышать перестал я. Придворный ошибся, продвинув меня на целый год вперёд. Но мне исправлять его не хотелось. Кто в десять лет не хотел быть старше? Я хотел! Очень! Вот и сделал вид, что его ошибки не заметил. С трудом вдохнув воздух, ждал решения старшего наставника школы. К моей радости, он окинул меня взглядом и просто кивнул. Ученики уже выходили на плац строиться. Старший наставник, сделав жест следовать мне за ним, пошёл к плацу. Он подвёл меня к стоявшим в строю ученикам четвёртого года обучения и передал меня наставнику группы. Ученики спешно занимали свои места в строю утреннего построения и на меня внимания не обращали, за опоздание с построением наказывали. Так было и в моей школе при восточной манипуле. Утром мы строились, проходила перекличка, и нам объявляли программу занятий этого дня. На меня повеяло родным, знакомым, а произнесенные слова старшего наставника вдохновили:
  - Ваш новый товарищ. Познакомитесь позже. Давай становись в строй.
  Я быстро встал на полагавшееся мне по росту место, оно было в заднем последнем ряду, но это меня не смущало. Я был в группе четвёртого года обучение! Вот что было главным!
  Наша группа на несколько минут задержалась на плацу. Я назвал своё имя, на этом представление новым товарищам закончилось. Уже говорил, что все законы "ролов" в их школах строго соблюдалось, никто не спрашивал:
  - Кто твои родители? Сколько тебе лет? Как ты учился?
  Это помогло мне избегнуть лжи, но дало и свои проблемы. Все ребята были в возрасте 11-12 лет. В моём возрасте это значило, что они были сильнее меня физически, а роста я и так был небольшого. Первое занятие было боем на мечах. Мне пришлось нелегко, схватки проигрывал всем, а это значило, что время моих занятий в течение дня увеличивалось, приходилось заниматься дополнительно. Но вот это меня не огорчало. Старался усердно. Время летело. Так прошли дни занятий первой декады, наступили выходные. Все дни меня мучил стыд, за то, что вызвал на поединок деда, по моим взглядам тех лет глубокого старика. Очень надеялся, что дед, закрутившись в водовороте государственных дел, забудет о моей некрасивой выходке. Это было бы нормально и понятно. Ведь забот ему после нашествия варваров хватало. Нижний город и порт был разрушен, обгоревшие здания, разрушенная крепостная стена нижнего города, всё это были следы нападения орды варваров, отбитым моим отцом. Он и мать сейчас находились в западном округе, где продолжались бои. Понятно, что все разрушения нужно было устранять, были и другие проблемы в государстве. Вот и рассчитывал, что у Владыки помнить о моём глупом вызове и обидных словах, за всеми этими государственными проблемам должно было не хватить времени, но ..., за мной пришёл слуга и позвал к Владыке. Сбежать не успел, вот и плёлся за ним, с глубоким раскаянием и стыдом в душе. Двери зала покоев Владыки распахнулись, пропустив меня, они закрылись за мной. В зале находился Владыка, два его воина личной охраны и старший легат личной охраны. Владыка указал на старшего легата:
  - Он будет нашим судьёй! Надеюсь, ты не возражаешь?
  Я обречённо кивнул головой. Дед взял свой меч, вздохнул:
  - Ну, начнём! Чего тянуть?
  Достав свой меч, я встал против него. Старший легат перевернул колбу песчаных часов, мы начали бой. Я старался двигаться медленно, но деду от этого легче не было. Он пытался держать марку, изображая отчаянного рубаку, удавалось ему это с трудом, он быстро сдавал. Лицо покраснело, ноги двигались с трудом, рука с трудом поднимала меч. Я уже думал, как поступить? Толи упасть, толи открыться, толи ..., мои поиски прервала открывшаяся дверь. В зал стремительно вошёл канцлер, бой прервался, мы опустили мечи. Канцлер поклонился Властелину:
  - Прошу меня извинить! Прибыл гонец с западного округа. Малый совет собрался и ждёт Вас. Прошу поторопиться! Вести очень важные!
  Владыка начал возмущаться, но канцлер был неумолим. Старший легат личной охраны объявил, что бой переносится, а пока он фиксирует ничью. Возмущенный Владыка последовал за канцлером, воины личной охраны и старший легат сопровождали его. Двери за ними закрылись. На меня никто не смотрел, поэтому я дал волю своим чувствам, моё лицо осветила безмерная радость. Но тут же возникла страшная мысль:
  "А вдруг дед передумает и вернётся?"
  Радостное выражение моего лица тут же исчезло, его сменили страх и озабоченность. Быстро развернувшись со скоростью ветра, ринулся прочь из зала. Выскочив в другую дверь, едва не сбив с ног, стоявших у этой двери стражников, помчался прочь. Забился в угол в покоях отца, затаившись в своём убежище, просидел до позднего вечера. Едва дождался окончания выходных и с радостью упорхнул в школу. Да здравствуют занятия и возможность не появляться во дворце! Под этим лозунгом прошла следующая декада..., и снова наступили выходные. Ну, кто их придумал? Явно этот человек мне другом не был.
   Это был очередной общий ужин. Но теперь на столах стояла нормальная еда, гадкая каша стояла только перед личным лекарем Владыки, с кислым выражением на лице он упрямо её ел. Я как не пытался избежать этого места, вынужден был сидеть возле Владыки. Вначале ели молча. Владыка, обглодав кость, бросил её собакам, мечущимся под столами, вытер руки и обратился ко мне:
  - Насколько я помню у нас остался не решённый спор насчёт нашего поединка? С государственными делами я разобрался, теперь мы можем его закончить. Как ты считаешь?
  Я перестал, есть, и мгновенно моё лицо стало ярко красного цвета. Мне, уже давно было стыдно за свою вспыльчивость, грубые слова и оскорбление деда вызовом на поединок. Вот и молчал, не знал, что ответить. Уперев свой взгляд в стоящую передо мной миску. Дед смотрел на меня, не дождался никакого ответа, продолжил:
  - Сегодня я смотрел, как ты занимаешься. Сказать могу одно. В общем, ты работаешь мечом неплохо, но ошибок допускаешь немало. Вот в частности во второй схватке, отбив меч противника, тебе нужно было удлинить шаг и ответить "ударом крыла". Это принесло бы тебе победу. Понимаю, что опыта...
  Дальше я его уже слушать не мог, воздух стал тяжёлым и густым, вдохнуть его сразу не смог, но едва сделав вдох, сразу выпалил:
  - А Вы ..., то есть ты, знаешь "удар крыла"?
  
  Глава 3.
  
  Занимаясь в военной школе манипулы "ролов" восточного округа я слышал названия этого таинственного удара, но обучавшие нас там наставники, были простыми мечниками и мудрёных ударов не знали. В ответ на расспросы они отвечали, что этот и другие удары знают только высшие мастера боя на мечах, которых единицы и среди "высокородных" в их манипуле. И вот оказалось, что мой дед знает этот удар! Это было очень серьёзное открытие. Авторитет деда мгновенно взлетел до небес. Как оказалось, это был не предел, я услышал то, что сказал дед, отвечая на мой вопрос, и с трудом сдержал крик восхищения. Наклонив голову, Владыка небрежно ответил:
  - Что "удар крыла"? Это не самый сложный удар! Вот "порыв ветра" или "удар грома", или "удар ора" вот сложные удары. Да и вообще этих ударов существует сотни. Когда-то я некоторые из них показывал твоему отцу.
  Я смотрел на деда, как на живого бога. С трудом проглотив ком в горле, выдавил из себя:
  - Дед! А мне ты их покажешь? Клянусь! Я буду самым послушным и самым хорошим! Обещаю!
  Владыка задумчиво посмотрел на меня:
  - Самым послушным и самым хорошим? Ладно, покажу..., завтра после полудня.
  Как мне хотелось ускорить бег времени, но это было мне не по силам. Поэтому мучился, ожидая назначенного дедом времени. А оно приближалось очень медленно, но наконец, ожидание окончилось и я уже некоторое время, нетерпеливо, топтался перед дверями покоев Владыки. Невозмутимые стражи коротко отвечали мне одними и теми же словами:
  - Владыка занят государственными делами. Велел не беспокоить!
  Но я наскакивал на них, требовал пропустить меня так, как я внук Владыки и имею право входить к нему, когда хочу. Но стражники упрямо не сдавались. Поднимаемый мной шум заполнял все переходы. Его услышали и в кабинете деда. Легат его охраны открыл дверь, окинул меня строгим взглядом и важно произнёс:
  - Не шуметь! Владыка работает с донесениями. В чём дело?
  В этот момент я испугался, что меня отправят прочь, прекратив спор, шёпотом произнёс:
  - Мне назначено!
  Страх и волнение переполняли меня, говорил я срывающимся голосом, а в голове билась одна мысль:
  "Всё! Дед забыл своё обещание! Он отменил занятие!"
  Это было ужасно! Но я старался не плакать, с трудом сдерживая слёзы обиды. И как спасение из комнаты раздался голос Владыки:
  - Пропустить! Я уже закончил! Совсем забыл о назначенной аудиенции.
  Едва услышав слова деда, я влетел в открытую дверь комнаты, как камень из баллисты, едва не сбив довольно крупного легата с ног. Тот удержался с трудом, успев схватиться за полотно двери.
  Дед встал из-за стола, отложив свиток в сторону. Выйдя из-за стола, он направился ко мне. Подошёл, окинул внимательным взглядом и веско произнёс:
  - Готов начать занятия? Это хорошо! Сейчас и начнём, только дам разъяснения легатам личной охраны, они будут нашими помощниками в обучении, сам понимаешь, секрет своих ударов я не могу доверить, кому попало. Посиди немного!
  Легко ему говорить "Посиди немного!", я и стоять на одном месте не мог. Так и остался стоять, пританцовывая на месте, настороженно наблюдая за Владыкой. Тот подошёл к легатам своей личной охраны и начал им говорить что-то шёпотом. Лица легатов стали строгими и серьёзными. Жаль я не мог слышать указаний деда! Наверняка, они бы мне пригодились!
  Вскоре дед вернулся на своё место, началась моя учёба. Легаты охраны Владыки медленно показывали движения, я старательно повторял за ними. Видно получалось у меня это делать не очень хорошо так, как дед иногда тяжело вздыхал и давал мне указание повторить всё с начала. Я старался, преданно смотря на него. Великий мастер меча передавал мне свои секреты! Да за это я готов был на всё, даже есть гадостную кашу, не возмущаясь, с радостной улыбкой на лице.
  К сожалению, когда занимаешься интересным делом, время летит быстро. Вот дед встал и сказал:
  - Так! На сегодня всё, заканчиваем! Тебе нужно ещё тренироваться и тренироваться. Пока получается плохо, но кое-что ты ухватил правильно. К следующему занятию готовься сдавать поворот, тренируйся самостоятельно. Сейчас можешь идти отдыхать!
  От этих слов я опешил. Начал уверять деда, что ни капельки не устал и могу продолжить тренировку. Но дед на мои мольбы и стенания не реагировал, твёрдо настаивая на своём. Пришлось сдаться. Ведь я обещал быть самым послушным. Давалось мне это нелегко, но обещание старался выполнять. К сожалению, дед не сказал, когда следующее занятие, а я побоялся спросить. Лучше надеяться, что занятие будет скоро, а не через декаду ..., о таком лучше даже не думать. Деду я подчинился, но придумал и свою тактику. Вечером после ужина у нас было три часа свободного времени. Раньше я проводил их в школе, но теперь убегал во дворец и старательно крутился перед глазами деда, смотря на него преданными, заискивающими глазами. Это было трудно, но я не сдавался, часто находясь возле деда во время приёмов и аудиенций, которые он давал просителям. Дед мою настойчивость и старание ценил, назначая время занятий. Так мы с ним сдружились, стали по настоящему, близкими людьми.
  Вначале очень боялся, что дед вспомнит о нашем незаконченном поединке. Решил, что если он заведёт об этом разговор, то признаю своё поражение, но мой дед к этому не возвращался. Постепенно я успокоился, выбросив свои страхи из мыслей. К моей радости дед за моё обучение тайным ударам взялся серьёзно. Занятия проводил регулярно, жертвуя государственными делами. Он живо интересовался моими занятиями в школе, при этом переусердствовал. Ежедневно посещая школу со своим эскортом, состоящим из кучи народа, личной охраны, эскорта, придворных, он вносил хаос в процесс обучения, мешая всем. Представьте себе, что на плац и в помещения школы рассчитанной на обучение 140 ребят двумя десятком наставников набивалось более трёхсот человек, при этом все старались держаться ближе к деду. Одним это было положено по службе, другие, большинство, жались к деду для того, чтобы быть у него на виду. Старший наставник школы был "ролом" и без обиняков закрыл перед дедом и его свитой ворота школы уже на следующий день. Для "ролов" светская власть была элементом чуждым их преклонению. Они подчинялись ей, её законам, но не преклонялись перед её носителями. В ответ на возмущение придворных, желавших выслужиться перед дедом, он предложил отчислить меня из школы. Во время этой перепалки присутствовали все ученики и наставники школы, было время утреннего построения! Дед притащил всех в такую рань, что для раздраженных этим фактом придворных, спор со старшим наставником школы, был отдушиной, на нём они сгоняли свою злость. Но наставнику на них было плевать. А тут, услышав сказанное им, о моём отчислении возмутился я. Заявив деду, что сбегу от него, если меня отчислят из школы. Дед встал на мою защиту! Его рёв перекрыл крики спорщиков, он выкрикнул короткую фразу:
  - Все вон! Охрана! Кто останется перед воротами через один стад, тех схватить и бросить в подземелья дворца.
  Все придворные мгновенно испарились, даже эскорт дворцовой стражи убрался на двести локтей и растеряно топтался там. Возле деда остались только воины его личной охраны, да и те старались держаться от него подальше. Точно раздумывали, может это касается и их? Только приказ деда, хватать ослушавшихся его отданный охране, значит им, заставлял их сомневаться. Ну, не могут же они хватать и тащить в подземелья дворца самих себя? Или могут?
  Пока они решали этот сложный вопрос, дед повернулся и ушёл. С тех пор он наблюдал за моими занятиями, устроившись на террасе дворца, приказав срубить ряд деревьев, мешавших обзору территории моей школы. За всеми этими делами время летело быстро. Это может и не правильно, но дед заменил мне отсутствующих родителей и я был ошарашен, когда в один из дней они вернулись.
  Первым делом пришлось уклоняться от ласк матери. Не то, чтобы они были мне неприятны, но я ведь был взрослый парень. Мне было уже 10 лет! И тут эти телячьи нежности. Это было недопустимо! Вот и сопротивлялся. А дальше отец выразил желание присоединиться к нашим с дедом занятиям по изучению приёмам боя на мечах. Когда он сказал об этом, я онемел, в голове возникали разные очень нехорошие и тревожные мысли. Они проносились стаей, и от них мне становилось очень неуютно. Мне было очень стыдно за них, но перебороть себя я не мог. Расскажу о моих мыслях, чтобы быть объективным.
  Первой была та, что как я знал, обычно семейные секреты передаются от отца к сыну. Сыном деда был мой отец. Наверно, пока его не было, дед свои знания секретных ударов передавал мне. Он был стар и мог забыть о законе передачи семейных секретов, но теперь вернулся отец и он, выразив желание присоединиться к нашим занятиям, напоминал деду о законе передачи семейных тайн. Надо было что-то придумать, иначе меня от обучения семейным секретам отстранят. Вот здесь меня и посетила идея. Уцепился за неё двумя руками и начал излагать:
  - Отец! Ты себе только представь, что будут говорить эти придворные бараны, когда узнают, что ты занимаешься с нами! Ты ведь главный стратег государства, главный легат "ролов", наследник престола, герой войны с ордой и вдруг окажется, что ты не знаешь каких-то тайных ударов. Это ведь позор! Я бы не советовал тебе, так опозорить себя. Нужно уметь думать над последствиями своих поступков!
  Как ни странно, но мы с дедом говорили одни и те же слова! Это меня удивляло, хотя и очень радовало. Дед поддержал меня, значит уж вдвоём, мы точно сумеем переубедить отца, и он признает свою ошибку. Так и получилось! Отец осознал свои заблуждения и сдался. Это была победа! Больше никогда он этой ошибки не повторял, уже спокойно мы продолжили свои занятия.
  Дед был хорошим наставником и за два года я изучил пять секретных приёмов. Это дало свои результаты. Будучи самым мелким и самым слабым, ибо был самым младшим в своей группе, между тем в бою на мечах мне противостоять не мог никто. Это заставляло всех уважать меня, всем этим я был обязан моему любимому деду.
  Отец и мать дома бывали редко и нашим отношениям никто не мешал. Всё свободное время мы проводили вместе. Я даже мужественно сидел спокойно на приёмах и совещаниях, которые вынужден был проводить дед, в отсутствии отца. Дед этим моим поступкам был рад, а я радовался за то, что рад был он. Приятно доставлять радость дорогому для тебя человеку!
  Мне хотелось поскорее вырасти, стать взрослым, окончить общую школу. В этом отношении очень помогали заполненные дни. Время летело быстро. Мне исполнилось 14 лет, я перешёл в военную школу для "высокородных". Теперь целые дни мы занимались обучением ведению боя верхом, учили стратегию. Обычно наставники при обучении стратегии, рассказывали нам о выдающихся стратегах "ролов" их жизни и подвигах. На одном из таких занятий и прозвучал рассказ об ОРАТЕ АРЕДЕ, самом молодом главном легате "ролов". Тогда отец ещё был жив и этот рассказ я слушал в первый раз. Сам отец мне ничего такого никогда не рассказывал. Я слушал, как и все, открыв рот, затаив дыхание...
  
  Глава 4.
  
  ... Закончив обучение и пройдя испытание, ОРАТ АРЕД получил звание "рола" и был назначен оруженосцем легата манипулы "ролов" западного округа. Этот округ был самым беспокойным. Наличие портов и пологий берег привлекали любителей лёгкой наживы, орды часто высаживались на это побережье. Первыми на их пути всегда вставали "ролы". ОРАТ успел прослужить всего две декады, когда высадилась очередная орда. Численностью она почти в два раза превосходила манипулу "ролов", бросившуюся им на перехват. Врага нужно было остановить, не допустить его вглубь территории. Старший легат манипулы поставил задачи легатам правого и левого крыла, сам с легатом ядра манипулы и его подчинёнными встал на пути орды, преграждая им путь к городам побережья. По плану старшего легата манипулы правое крыло должно было нанести удар по левому флангу орды и вклиниться в их ряды, посеять панику. Левое крыло в этот момент должно было ударить в тыл. Бой предстоял жестокий и неравный, все знали, что высаживающий враг превосходит их численностью. Кроме того всем было известно, что в такие набеги отправлялись самые сильные и опытные воины кланов, орд. Всё это создавало обстоятельства, в которых "ролам" предстояло драться насмерть, не считаясь с потерями, отступить, пропустить врага вглубь территории они не имели права. Оставалось одно, встреча с "костлявой". Смерть "ролов" не пугала, к вечной своей спутнице привыкли. Не колеблясь и не раздумывая, они бросились на врага, действуя по сложившейся веками тактике ведения боя. Следуя ей, ядро манипулы привычно построилось. Первый ряд составили щитоносцы, второй копьеносцы, третий мечники с поднятыми над головами щитами, защитой от стрел врага. Четвёртый ряд составили лучники, они осыпали врагов стрелами. За их спинами стояла тяжёлая кавалерия "высокородных". Правое крыло манипулы повторило это построение и атаковало фланг атакующего противника. Бой разгорался. В это время, левое крыло манипулы заходило в тыл орды, намериваясь, отсечь высадившихся врагов от их судов. Но их заметили, несколько десятков стрел устремилось в их направлении. Расстояние для стрельбы из лука было ещё большим, и все стрелы упали, ударившись в доспехи, щиты. Но одна достигла своей цели.
  Легат, левого крыла манипулы, и его оруженосец стояли на холме. Легат чтобы лучше видеть расположение врагов снял боевой шлем и держал его в руке. Стрела уже была на излёте, ударившись в шлем, она бы никакого вреда не принесла. Но шлем был снят и широкий зазубренный наконечник ударил сбоку в открытую шею, перебив артерию и гортань. Кровь хлынула в гортань, быстро заполнила лёгкие. Хрипя, задыхаясь, легат рухнул на землю, дёрнулся и затих. ОРАТ, а это он был оруженосцем, бросился к нему, пытаясь помочь, но бездыханному телу помочь было невозможно. Создавшуюся ситуацию ОРАТ оценил быстро. В самый ответственный момент боя, левое крыло манипулы лишилось командира. ОРАТ решение приял быстро, не колеблясь, сбросил свой шлем, подняв с земли, надел на свою голову шлем погибшего легата. Сверху на доспехи набросил плащ легата, который тот снял и отдал ему перед началом боя. Спустившись с холма, он вскочил на стоявшего отара, погибшего легата, и поскакал к строившимся к атаке "ролам" левого крыла. Подскакав, отдал новые команды. Они были странными, меняя привычный боевой порядок, но "ролы" спорить и обсуждать приказы легата в бою не были приучены. Подчиняясь приказу, щитоносцы и лучники выстроились в колонну по два. Слева щитоносец, справа лучник. В свободной руке, через одного, щитоносец держал зажжённый факел, а лучники приготовили колчаны с зажигательными стрелами. Параллельно им выстроилась вторая колона. Справа стояли меченосцы со щитами, рядом выстроились копьеносцы. Тяжёлая кавалерия "высокородных" первыми ринулись в атаку, ведомые своим легатом. Их задачей было любой ценой пробить широкий коридор в рядах врагов, подтягивающихся к месту боя с ядром и правым крылом манипулы. Выполняя поставленную задачу, растягиваясь, тяжёлая кавалерия левого крыла, как нож в масло, вошла в ряды врагов, пробив широкий проход, идущий параллельно берегу, где пристали суда орды. В этот проход, выдерживая строй, бегом ринулись обе колонны, прижимаясь к правому и левому краю проделанного кавалерией прохода в рядах врага. Втянувшись в проход, колонны развернулись. Щитоносцы и лучники повернулись влево, лицом к берегу. Щитоносцы с мечами выступили вперёд, навстречу набегавшим врагам и вступили в бой. Лучники, поджигая стрелы от факелов в руках оставшихся щитоносцев, засыпали горящими стрелами суда орды, расстреляв все зажигательные стрелы, они начали опустошать колчан с обычными стрелами, стреляя по мечущимся врагам. Щитоносцы, бросив уже ненужные горящие факелы на головы врагов, вынули мечи и присоединились к сражающимся товарищам. Расстреляв весь запас стрел, к ним присоединились лучники. Так постепенно, пополняя свои ряды, они начали теснить врагов к берегу. В это же время, вторая шеренга из меченосцев и копьеносцев, развернувшись вправо, ударила в спину сражавшихся с ядром и правым крылом варваров. Двигаясь вперёд, они начали теснить врагов с тыла, заставляя задних толкать в спину стоящих перед ними. Действуя так, они зажимали врагов между собой и ядром манипулы. Тяжёлая кавалерия левого крыла, пробив проход, развернулась и снова врубилась в толпу врагов, прокладывая новый коридор из разрубленных и сгинувших под коваными копытами их скакунов врагов, так "высокородные" прошли несколько раз. Затем "высокородные" ввязались в бой, атакуя с середины зажатых между двумя группами манипулы "ролов" врагов. Бой разгорался.
  В отличие от "ролов", главари орды боем руководили, находясь в тылу своих воинов, посылая гонцов с указаниями к отдельным отрядам. Они расположились на холме, наблюдая за ходом боя. Манёвр левого крыла манипулы "ролов" был для них неожидан. Когда зажигательные стрелы обрушились на суда и их шатёр, они растерялись, а разгорающийся огонь, подожжённых судов и шатра породил панику. Да и затем обычные стрелы лучников достали кое-кого из них. Растерянность перешла в панику, страх затмил разум, и они первыми начали спасаться, устремившись к уцелевшим, не охваченным огнём судам. Лишившись командования, орда начала действовать по принципу, каждый за себя. Одни яростно сражались, другие пытались пробиться к берегу. Накал сражения нарастал и в этот момент в сражение вмешались подошедшие части гарнизонов городов западного побережья. Их подходило всё больше, орда утратила численное превосходство, свежие части решили исход сражения не в пользу орды. Часть орды сумела погрузиться на суда и бежать, часть сдалась, остальные устлали своими телами всё вокруг. Эти кучи ещё шевелившихся и уже неподвижных тел были везде, на берегу и по всей площади отбушевавшего сражения.
  Уцелевшие "ролы" и воины прибывшей помощи из гарнизонов городов, бродили по месту сражения, подбирали тела погибших "ролов", переносили и укладывали их на возвышенности рядами. Раненых перевязывали, при необходимости относили к телегам, возле которых хлопотали лекари и их помощники. Потери манипулы были огромны, сдержать врага удалось, дорогой ценой. Треть из "ролов" манипулы или полегли на поле брани, или имели тяжёлые ранения. Остальные отделались ранениями средней тяжести и могли ковылять с посторонней помощью. Благо эту помощь оказывали свои, тоже принадлежавшие к роям "ролов", но из числа обслуживающего персонала, конюхи, оружейники, кузнецы, которые в сражениях не участвуют, а входят в обозную обслугу. Только менее трети составляли "счастливчики" они могли с трудом, но передвигаться самостоятельно. Старший легат в числе "счастливчиков" не был, двое конюхов вели его, подперев своими телами с двух сторон. Легата ядра "счастливчиком" можно было назвать условно, он ковылял, повиснув на своём оруженосце, у которого на голове была плотная повязка с выступившей на ней кровью. А вот легат правого крыла манипулы, бесспорно, принадлежал к "счастливчикам" он шёл хромая, но сам! Правда, опираясь на подобранное копьё. У этой троицы было много своих забот, но они шли оказать уважение, легату левого крыла, надеясь найти его живым. Его необычное решение атаковать суда врагов, разрезав строй атакующей орды, было смелым решением, которое спасло жизнь очень многим "ролам". Это понимали все. У "ролов" не было принято чествовать отличившихся в бою публично, считалось, что каждый должен был и так сражаться смело, достойно звания "рола". Но выразить своё восхищение особо отличившемуся "ролу"? Остальным "ролам" не возбранялось.
  Легата левого крыла нашли сидящим на земле. Вокруг валялись тела врагов, по их количеству можно было судить, что бой здесь шёл упорный и легат левого крыла дрался отчаянно. На земле летал его изрубленный, утыканный копьями отар, легат сидел, опираясь о круп погибшего боевого друга. Погнутый от ударов мечей шлем продолжал закрывать его голову, правый наплечник был разрублен, панцирь тоже имел не самый лучший вид. Подошедшие "ролы" были уже без шлемов, они окинули взглядом, лежавшие вокруг тела врагов. Легат левого крыла ТОРИН был хорошим мечником и в манипуле входил в десятку лучших, но сегодня он проявил не только личную храбрость и умение воина, а показал себя настоящим стратегом. До него "ролы" сражались по старым канонам построения боевых порядков, не менявшихся уже несколько столетий. Он применил новый порядок боевого построения, рискованный, но как оказалось очень разумный, приведший к разгрому орды превосходящей по численности манипулу. Вот это и было необычным, ведь легат ТОРИН всегда действовал только по приказам и отработанным шаблонам боевого построения. Это удивило всех легатов западной манипулы "ролов". Старший легат кивком головы, его руки были заняты, они цепко держались за выскальзывающие шеи конюхов, направил стоявших вокруг него помочь легату ТОРИНУ. Двое конюхов помогли легату подняться, а один оружейник попытался снять с его головы мятый шлем, но сделать этого не смог и к нему присоединился ещё один. Вдвоём они справились, сняв шлем с головы легата ТОРИНА, застыли, а затем переглянулись и отступили в сторону. Тогда удивление отразилось на лицах всех стоявших. Это было не удивительно! Вместо лица легата левого крыла манипулы "ролов" западного округа они увидели ..., лицо молодого парня. Вначале его не признали, потёки пота, грязь и кровь изменяли черты лица, но присмотревшись, этого парня узнали. Это был прибывший две декады назад молодой "рол" только закончивший обучение в малой манипуле кандидатов и прошедший испытания. Его назначили оруженосцем к легату левого крыла, и это был его первый бой в составе манипулы. Все озадаченно молчали. Подошедшие "ролы" и слуги ничего не понимали. Многие из них принадлежали к левому крылу манипулы, прошло не так много времени, как они выполняли его приказы, шли за ним в бой, думая, что это их легат. Оказалось, они подчинялись ..., юнцу, самозванцу! Но с другой стороны его приказы были своевременны, только благодаря его действиям многие из них, пусть и раненые, но живые стоят здесь, а не лежат на возвышенности в неподвижных шеренгах. Как ко всему этому отнестись? Эти одинаковые мысли были у всех. Решение вопроса столкнули на старшего легата манипулы, отойдя в сторону или отведя взгляд от легата-самозванца.
  Старший легат манипулы был поражён, озадачен, не меньше остальных. Как реагировать на всё это? Тоже не знал. Такого не было никогда, за всю историю существования "ролов". У него было ещё много неотложных дел, решение этого вопроса он решил отложить на более позднее время. Стоявший парень, опустив глаза, произнёс:
  - Извините! Легат ТОРИН погиб вначале боя. Медлить было нельзя и я ...
  Недоговорив, он замолчал. Старший легат манипулы бросил конюхам, поддерживающим парня:
  - Отведите его к лекарям! Остальное потом!
  Те повели парня, сам идти он не мог, а старший легат начал отдавать распоряжения ...
  По дороге к лекарям, силы окончательно оставили парня, он потерял сознание. Конюхам пришлось нести его к повозкам лекарей...
  Потрёпанную манипулу "ролов" западного округа отвели на отдых и переформирование в центральный округ, а манипулу "ролов" центрального округа перевели в западный округ, самый беспокойный округ оставлять без защиты было опасно.
  Двенадцать декад ОРАТ провёл в руках лекарей, с трудом убедив их, что он здоров, убыл в расположение манипулы, всё ещё стоявшей в центральном округе.
  Прибыв в расположение манипулы, ОРАТ доложился старшему легату. Тот окинул его взглядом и сказал:
  - Умойся с дороги! Общее построение манипулы через час. Свободен.
  Этот час пролетел. На тренировочном поле выстроилась вся манипула, "ролы" стояли по роям, это было торжественное построение. За это время манипула была пополнена, в роях было много новых лиц. На таком построении все "ролы" стояли без шлемов. ОРАТ занял своё место оруженосца в строю роя легата левого крыла. Это был единственный рой, где место "высокородного", главы роя, пустовало. Звонкий голос рожка, заставил застыть все рои. На поле вступил старший легат манипулы в сопровождении двух легатов, трёх оруженосцев и носителя штандарта манипулы. Оруженосцы держали в руках свёртки, что-то было завёрнуто в плотную материю разных размеров. Старший легат и его сопровождение подошли к рою легата левого крыла и встали перед ним. Стоявший впереди, старший легат манипулы приказал ОРАТУ выйти к нему. Повинуясь его приказу, ОРАТ вышёл из строя роя и встал перед старшим легатом манипулы. Выдержав паузу, старший легат произнёс:
  - Выборные роев левого крыла манипулы тайным голосованием избрали легатом левого крыла манипулы ОРАТА АРИДА. Все "высокородные" манипулы одобрили этот выбор. Приветствую тебя легат левого крыла!
  Трое оруженосцев вышли вперёд, развернули свёртки, которые держали в своих руках. В этих свёртках были шлем, панцирь и вымпел легата левого крыла манипулы "ролов" западного округа. ОРАТ принял их ...
  Через год старший легат манипулы "ролов" западного округа вышёл в отставку. На его место был избран самый молодой за всю историю "ролов" легат левого крыла манипулы. Теперь он стал самым молодым старшим легатом манипулы "ролов". Но на этом его карьера не закончилась. В 21 год ОРАТ АРИД стал самым молодым главным легатом когорты "ролов". Недавно талант полководца, главного легата всех "ролов", спас наше государство от нашествия орды во много раз превосходящей воинские силы нашего счастливого и богатого государства ВИНЗОР. Вы это все знаете! ...
  После этого рассказа у всех ребят, обучавшихся в одной группе с АРЕТОМ, возник кумир. Живой кумир, правитель-наставник, главный стратег ВИНЗОРА, главный легат всех "ролов". Повторить его путь, стать таким как он, мечтали все ребята из моей группы, я был в их числе. Здесь не имело значения, что человек из легенды был моим отцом, ни для меня, ни для кого-либо из ребят. Приставать с расспросами к отцу я не решился, зато здесь очень помог дед. С ним обсуждал все свои мечты и планы на будущее, делился самым сокровенным, говорил обо всём кроме одного. Это была моя единственная тайна, понятно, пока. Какая тайна может быть самой сокровенной у парня 15-16 лет? Представители мужского населения знают это все, без исключения, ибо она одинакова у всех. Понятно? Нет? Тогда отвечу. Просто в этом возрасте у меня и моих товарищей проснулся интерес к противоположному полу. Удовлетворять его нам было несложно, уже говорил, что обучался в школе для детей "высокородных", а это значило, что к нашим услугам были все служанки и некоторые дамы. Со всеми ими особых проблем не было, вот мы и удовлетворяли свой интерес. Обычно в перерывах между занятиями мы уединялись в укромных местах и делились впечатлениями от познанного нами нового. Конечно, мы все были разными. Одни бахвалились и говорили обо всём, другие были немногословны, а третьи предпочитали молчать и слушать. То, что слушали все с интересом? Уверен! Ибо я принадлежал к третьим, хотя жил во дворце теперь Властелина объединённого государства ОВАТА. Мне было проще и легче всех. Внук Властелина, сын правителя-наследника, следующий в очереди на трон. Это понимали все, соблазнить меня, привязать к себе старались упорно все без исключения. Это мне приходилось быть осторожным и убегать от этих охотниц. Но от всех не убежишь, особенно при такой интенсивной охоте. Думаю именно потому, что я понимал свою роль в этом изучении противоположного пола и предпочитал молчать о получаемом опыте. Мне очень хотелось поговорить об этом с дедом, узнать так ли было у него, но стеснялся. А уж сам мог рассказать многое! Наверно, когда всё так доступно, даже мысленно вспоминать не тянет. Лучше говорить о жизни.
  
  Глава 5.
  
  За прошедшие годы отец объединил с ВИНЗОРОМ все государства нашего материка. Дед теперь носил титул Властелина, а его совет пополнили бывшие правители вошедших в союз государств. Сделали они этот шаг сознательно. Даже я юнец знал этому причину. После разгрома варваров ВИНЗОРУ достались в качестве трофеев суда, доставившие их на наш материк. Часть отдали купцам, у которых эти суда были конфискованы варварами, но осталось ещё более тысячи. Объединённая купеческая гильдия материков ПАРУГ и ОВАТ обратилась с предложением купить все эти суда, но отец им отказал. У него были другие планы, он их и осуществил. По его приказу была создана когорта морских "ролов" и ей были переданы все самые лучшие суда. Остальные суда получили рыбаки и перевозчики. Выборщики морских "ролов" избрали отца своим главным легатом и подтвердили свою принадлежность к касте "ролов", приняв все законы и устои. А рыбаки и перевозчики за отца готовы были отдать жизни, не раздумывая и мгновения. Плюс к этому дружина отставных "ролов". Кто мог решиться отклонить предложение человека имевшего такую огромную армию под рукой? Безумцев среди любых правителей, даже сумасбродов и тиранов не бывает, а если такие встречаются, то правят они недолго. Яд, кинжал или другой несчастный случай освобождает их трон для более разумного правителя. Среди правителей государств нашего материка таких не нашлось, предложение отца приняли радостно. Так же единогласно признали Владыку ВИНЗОРА Властелином нового государства, а отца главным стратегом этого же государства. Это привело к тому, что столица ВИНЗОРА выросла по занимаемой территории в два раза, как минимум, а охота на меня выросла ..., даже судить не могу во сколько раз. Теперь мне приходилось учиться быть очень осторожной дичью, уметь бегать и прятаться от представительниц противоположного пола. Мне ещё повезло! Говорят, что у нас были и отношения между однополыми людьми, но мне познать их не пришлось, большое количество охотниц конкурентов не допускало, и так постоянно воевали между собой, создавая временные союзы. Часто такие союзы жили несколько часов. Женская война очень сложна и не предсказуема. Вот это изучил досконально, не смотря на свой юный возраст.
  Одним из примечательных событий за этот период было путешествие на материк ПАРУГ. Она определило мой выбор в дальнейшей жизни.
  Мне исполнилось 15 лет, в школе нам предоставили пять декад отдыха. Перед днём моего рождения дед имел неосторожность поинтересоваться, какой я хочу подарок? Выбрать себе подарок самому? Такое не упусти и сказал, что хочу побывать на материке ПАРУГ. Дед согласился и после празднования моего дня рождения мы отправились в путешествие. Самое большое судно нашего боевого флота приняло нас на свой борт. Путешествие было частным, но дед был Властелином. С целью обеспечения его безопасности нас сопровождала манипула морских "ролов" на сотне судов. Ещё полсотни судов заняли слуги, личная охрана, необходимые вещи и запас продуктов. В принципе самый минимум для путешествия Властелина материка ОВАТ. Но оставшиеся без внимания придворные такого допустить не могли. Выход они нашли быстро. Все собрались в частную поездку, просто случайно совпавшую по маршруту с маршрутом путешествия Властелина. Поэтому, когда мы начали своё путешествие и покинули порт южного округа ВИНЗОРА, наш караван насчитывал около 400 судов, вся эта армада плыла в одном направлении, держась в виду нашего судна. Но мне вначале было не до этого зрелища, бесконечная водная гладь пугала и доставляла беспокойство. С этим справился быстро. Увы, мой дискомфорт ушёл, а вместо него возникло беспокойство за деда. Ему было очень не сладко, он держался с трудом. Я переживал за него и даже хотел прервать путешествие, но дед гордо отверг моё предложение и наше путешествие продолжилось. Как его переносили остальные участники, добровольные и нет? Я не интересовался, своих проблем хватало с головой. Так проходили медленно и однообразно тянувшиеся дни. Но наконец, всё закончилось! Показался берег материка ПАРУГ, все, даже дед, воспрянули духом. А дальше началась забавная комедия.
  В пустой порт мы вошли самостоятельно, пустые причалы встретили нас, а за ними лежал такой же пустой город. Население сбежало вслед за своим правителем, понять причины я не мог, пока не оглянулся на суда нашего каравана. Они заполнили всю бухту, все причалы порта и ещё маячили на рейде. Бухта и порт были небольшими, как и само государство. Бедные люди и правитель увидели столько судов, сколько не могло представить их воображение и на всех судах в лучах солнца блестели военные доспехи. Появление на причале парламентёров с сообщением о добровольной сдаче на нашу милость. Больших трудов стоило убедить их, что мы просто путешествуем и никого не захватываем. Они улыбались, жители не успевшие убежать далеко, даже вернулись в свои жилища, но не полностью. Правитель государства прислал своего канцлера, но сам так и не появился, сославшись на болезнь. Через два дня наш караван покинул порт и бухту. Вначале были планы посетить ещё несколько портов, побережья материка ПАРУГ, видя мучения деда, я потребовал их изменить. Дед не возражал, мнения всех остальных значения не имели, мы отправились в обратный путь. Здесь познал правдивость мудрости народа. Обратный путь прошёл легче и показался короче. С одной стороны это так и было. Мы высадились в ближайшем порту нашего материка и дальше путешествовали комфортно, с остановками на ночлег и отдых. Уже в радостном настроении въехали во двор дворца Властелина в столице объединённого государства материка ОВАТ. Дед чувствовал себя прекрасно, даже шутил с придворными. Только его шутки вызывали на их лицах мимолётные гримасы, которые они тут же прятали за радостными улыбками. Для того чтобы понять их состояние, приведу только одно высказывание деда, самое частое:
  - Ну, вот родимые! Мы и приехали. Вижу ваше сожаление. Понравилось путешествие на судах? Не расстраивайтесь! Уважу вас, завтра с утра отплываете! Довольны?
  О том, что отплывает и он, дед не упоминал. Из этого путешествия я вынес одно решение. Морским "ролом" я не стану, не по мне их романтика. Решил стать сухопутным "ролом" и решения своего я никогда не изменю. Ведь решение представитель династии АРИДОВ принимает один раз и на всю жизнь! Эх, тяжело принадлежать к этой династии ...
  
  Глава 6.
  
  Моя жизнь продолжилась. Я упорно прятался от охотниц за мной, роль дичи это было всё, что мне давала принадлежность к семье Властелина. Для школы моё происхождение значения не имело, гоняли и спрашивали с меня так же, как и с остальных. Поэтому травмы и ссадины я получал, как и все, носил их без гордости. Ведь они свидетельствовали о моей неуклюжести и неумении, а таким не гордятся. Упорные дополнительные занятия позволяли мне решать обе задачи, укрываться от охотниц и уменьшать количество травм и ссадин на своём теле. В этих заботах и трудах пролетали дни, шёл последний год моей учёбы в школе для "высокородных". Летом мне исполнялось семнадцать лет, и я вступал в малую манипулу кандидатов в "ролы". Последнюю ступень на пути в одну из манипул когорты "ролов". Вроде бы всё было ясно, прямая дорога жизни, известное будущее, всё расписано и известно ..., но погиб на охоте отец. Как оказалось жизнь вносит свои коррективы даже для тех, кто принадлежит к династии правителей. Впервые понял, что такое смерть близкого человека. Плакала душа, но будущий "рол" плакать не имел права. Вот я и держал марку, как мог. Дед уступил просьбе "ролов" похоронить их главного легата по древнему обычаю "ролов". Понятно, это было их право, отец своего звания "рола" не сложил, а сориться с ними Властелин не мог. На этот момент "ролы" были самым многочисленным воинским контингентом всего объединённого государства материка ОВАТ. Поэтому он принял решение, "ролы" хоронят своего главного легата по своему обычаю, а затем он хоронит сына и наследника в склепе родового поместья династии АРИДОВ по светским обычаям. Известие о гибели отца вместе с просьбой "ролов" гонец привёз вечером, тогда же дед и принял все решения. Утром, едва рассвело, мы двинулись в путь, в родовое поместье, где находилось тело отца. С нами ехала и вернувшаяся со своей инспекционной поездки мать. Всю дорогу ехали, молча, даже на редких остановках не разговаривали. Каждый по-своему сживался с мыслью, что мужа, отца, сына больше нет. Мне смириться с этим было трудно. Живой отец стоял перед глазами. Видел его не часто, но всегда, что он есть. Теперь его не стало. Понимал, что и матери, и деду не легче, но понимать это не значит осознавать потерю ...
  Прибыли в родовое поместье. Украшенное белыми траурными полотнами оно было хмурым, да и день был соответствующий. Затянутое облаками небо, обильно льющаяся из него влага, порывистый ветер. Плакала сама природа, скорбя об ушедшем чуждом ей человеке. Выйдя из карет, все проследовали в большой зал дворца родового поместья. Дед назначил день прощания, тело отца хранилось в храме Бога леса, жрецы обработали его, предохраняя от разложения. Мы разошлись по своим покоям. Усталость взяла своё, я быстро уснул. Хмурое утро дня погребения отличалось от предыдущего дня только тем, что не шёл дождь. Всю церемонию прощания я видел смутно, слёзы застилали мои глаза. Приходилось прилагать много усилий, чтобы они не стекали на моё лицо. После прощания и погребения останков отца мы остались ещё на поминальную декаду. Только тогда и пришёл немного в себя. В последний день этой горькой декады мне исполнилось 17 лет. Когда-то в той другой жизни это был бы самый счастливый праздник для меня. Окончание школы, вступление в малую манипулу кандидатов в "ролы" были большими событиями в моей жизни, дед и родители планировали отметить их большим пиром. Но нелепый случай изменил эти планы, отобрал у меня этот радостный праздник, этот день и отца. Наверно, горечь потери отца и горечь потери этого счастья слились вместе, этой ночью я плакал, уткнувшись в подушку, как когда-то в далёком детстве плакал от своих мнимых обид. Мне не было стыдно за свои слёзы, мне было горько, что больше нет моего отца, нет моего и многих парней кумира, бесстрашного самого молодого главного легата "ролов". Эта боль навсегда поселится во мне, в моей душе, в моём сердце. С этим и уснул.
  Утром проснулся от знакомого с детства лёгкого прикосновения руки. Ещё не открыв глаз, знал, что это моя мать. Исходивший от неё особый запах невозможно было перепутать ни с кем и ни с чем. Это был запах леса, ягод и цветов. Я открыл глаза, ласково улыбнулся ей и сел на своём ложе, кутаясь в простыню. Встать не решился, спал голым, а матери уже давно стеснялся. Мать села рядом, обняла меня, поцеловала в лоб, отстранилась и сказала:
  - Сегодня тебе исполнилось семнадцать. Ты стал воином. Эти радостные события омрачены смертью твоего отца, но его дух радуется счастью этого знаменательного в нашей жизни дня вместе с нами. Увы! Сложилось так, что поздравляю тебя я одна. Вот ...
  Она прервалась, отбросив капюшон своего плаща, сняла с шеи толстую нить, на которой висело неброское кольцо. Вынув кинжал, она разрезала нить, протянула кольцо мне и продолжила:
  - В ознаменование этих событий прими от меня этот дар. Это древний артефакт ушедшей расы, её воина. Его очень давно нашёл мой предок, он завещал передать его первому воину из нашего рода. Ты первый наследник, по материнской линии, рода ЛОРАНОВ ставший воином. Носи его и помни, что в тебе течёт кровь двух великих родов, АРИДОВ и ЛОРАНОВ.
  Я взял в руки кольцо. Повертел его, внимательно рассматривая простенькое кольцо. Два сливающихся ободка из чернёного металла, сверху напаяна пластина, в верхней части она была прямоугольной, внизу сходила в овал, напоминая, своей формой щит щитоносца. На этой разделённой по центру пластине, были выбиты изображения двух голов птиц с мощными, приоткрытыми клювами смотревшие в разные стороны. Таких птиц никогда не видел. Странным было и то, что я совершенно не ощущал веса кольца. Рассмотрев его, я засомневался, что смогу одеть подарок. Размер ободков был больше, чем мой большой палец, об остальных, и говорить не приходилось. Но обижать мать я не хотел. Взяв кольцо пальцами левой руки, одел его на безымянный палец правой руки и ..., не поверил своим глазам. Кольцо мгновенно приняло размер окружности пальца, плотно обхватив его. Оно не жало, я его вообще не чувствовал! Но попробовав снять, убедился, что это невозможно. Кольцо сидело неподвижно. Какая-то тёплая волна прокатилась по моему телу и в моей голове прозвучали непонятные для меня слова:
  "Генератор защиты введен в боевой режим. Приветствую тебя воин когорты "Неуязвимых"!"
  И вслед за этой фразой другой голос произнёс:
  "АРАН Земли, посылка команды пробуждения принята, код опознан. Генераторы перемещения синхронизированы и готовы выполнить твои команды!"
  Странным было то, что смысл этих фраз я понял прекрасно, но они были произнесены на языке, которого я не знал и слышал впервые. Мгновенно множество мыслей пронеслось в моей голове:
  "Что за когорта "Неуязвимых"? Что за АРАН Земли? О такой когорте я никогда не слышал, а такое странное имя ..."
  "АРАН Земли" было похоже на имя, но какое-то чужеродное, непривычное для слуха. А уж "команда пробуждения", "код опознан"? Были вообще незнакомы мне. Что они значат? Что это за язык? Почему я понял сказанное, не узнав языка? Я покрутил головой и удивлённо посмотрел на мать. Хотел спросить у неё об этом непонятном, но посмотрев на неё, передумал. Её отсутствующий взгляд говорил о том, что она мысленно находится далеко, реалии этой действительности её не интересуют. Я просто обнял и поцеловал мать. А она сидела, задумавшись, ответила на мой поцелуй рассеяно. Встав с моего ложа, мать простилась, сказав мне о своём намерении остаться здесь в родовом имении. Замкнувшись в себе, она покинула мои покои. Эх, если бы я тогда знал, что простилась мы с ней навсегда? Но будущее скрыто от нас. А благо это или нет? Мне судить трудно. Больше ни живой, ни мёртвой свою мать я не видел. Только её надгробная плита в склепе родового поместья должна была мне заменить её, но это было невозможно ...
  
  Глава 7.
  
  В этот же день мы с дедом покинули ставшее местом скорби для меня родовое поместье. Дед вернулся к управлению сложным и беспокойным объединённым государством, а я начал свою службу в рядах малой манипулы кандидатов в "ролы" продолжая свой путь воина. Для меня указ деда о назначении меня наследником престола, прошёл незаметно. Я был среди тех, кто жил по законам "ролов", а им интриги светской власти были без интереса. В малой манипуле кандидатов в "ролы" всё было не так, как и в военной школе для "высокородных". Нас разбили на соты, десять щитоносцев, десять копьеносцев и десять меченосцев. Для отбора в каждую десятку существовали критерии, это были не умение владеть указанным оружием, каждый из нас всем этим владел неплохо, а отбирали в эти десятки чисто по физическим внешним данным. В щитоносцы брали невысокого роста, коренастых и крепких ребят. Копьеносцы были выше всех по росту, а в меченосцы отбирали самых сильных и габаритных ребят. Орудовать одновременно мечом и щитом дело не лёгкое. Луки нам не доверили, лучниками были шестеро наших наставников, действительных "ролов". Я был невысокого роста, обладал крепкой ширококостной фигурой, по этим признакам и попал в щитоносцы. Получив полутораметровой высоты тяжёлый щит, очень позавидовал копьеносцам, но изменить природу не мог.
  Почти одну декаду мы сумели потренироваться, а затем нас бросили на подавление бунта в город ЛЕАС на севере нашего материка. Этот город раньше был столицей одного из мелких государств, существовавших до создания моим отцом нашего объединённого государства материка ОВАТ. Хочу сказать, что бунты, акты неповиновения и недовольства вспыхивали именно на территориях бывших государств. Присоединённым всегда кажется, что их обделяют. Кого точно обделили, так это бывших местных чиновников и правителей. Властелин заменил их выходцами из ВИНЗОРА. Оно и понятно, зачем оставлять чужих ставленников? Но отстранённые с потерей доходных мест не могли смириться, вот и устраивали заговоры, сеяли смуту. Простой люд всегда верит тем, которые говорят громко и страстно, вот и участвовал в бунтах. На подавление бунтов Властелин бросал "ролов" манипул округа и дружин. Они локализовали очаг неповиновения или бунта, а нас малую манипулу кандидатов в "ролы" бросали чистить окружённый город. К странной системе обучения "ролов" я уже привык. В своих учебных программах они считали, что теория это то, чему учит сама суровая жизнь, поэтому всё познаётся только в реальной обстановке схватки или боя. Тот, кто гибнет в ней, просто ни к чему не пригоден. Руководствуясь этими постулатами, на учебных тренировках использовали боевое оружие и также нас бросали подавлять бунты. Так и учили, не боятся человека с оружием и крови, которую мы проливали обильно.
  Вот пришёл и мой черёд постигать эту науку воина, безжалостного "рола". За один день, до конца первой декады моей службы в малой манипуле кандидатов в "ролы" нас и перебросили в город ЛЕАС. Манипула северного округа и две манипулы дружины этого же округа, прибыли на место раньше нас. Они плотным кольцом окружили мятежный город, отрезав его от остальных территорий. Всех кто пытался прорваться из него, они отбрасывали назад в котёл бунта. Других действий не предпринимали, ждали нас. Мы и приползли. Это было не удивительно, шли ускоренным пешим маршем с полной выкладкой первый раз на такое большое расстояние. Уже ничего не соображая, сосредоточенные только на том, что нужно всё время передвигать налитые тяжестью камня ноги, добрались до места назначения. Получив команду "привал", упали на землю в полном изнеможении, ещё не зная, что этот бесконечный марш закончился. Когда узнали, то кричали от счастья. А затем..., уснули. Забыв о пустых желудках.
  Сутки сна и всё прошло. К вечеру все уже ожили, суетились, подгоняли обслугу, требуя положенную пищу. С рассветом нас двинули в город. Четырёхдневная осада, отсутствие подвоза продовольствия, прочистили мозги многим, но не всем. Отдельные здания, превращённые в опорные пункты обороны, приходилось брать штурмом. Фанатов и глупцов всегда хватало. Те, кто заварил всю эту кашу, скорее всего или покинули город до его взятия в кольцо, или затаились, оборвав все связи с мятежниками. А нам пришлось вразумлять мечами тех, кто решил драться до конца. Не нужно думать, что это были неуклюжие, не умеющие держать меч, люди из глупых горожан. Нет! Это были в основном бывшие стражники или воины местных господ и столичного гарнизона. После объединения в единое государство отец распустив старые формирования стражников и воинов государств, предложил всем, кто хотел служить дальше переехать в другие места. Он произвёл перегруппировку, отправив всех служить в чужие края. Большинство согласилось, но не все. Наверно у них были причины остаться в городе, теперь они стали боевой силой бунта, обречённой драться до конца. Переговоров с ними никто не вёл, разбившись на соты, мы атаковали такие дома. Во время одного из штурмов и произошёл со мной странный случай ...
  
  Глава 8.
  ... Четырьмя сотами мы атаковали большое здание городского арсенала. Это был уже третий мой бой. В этом здании собрались все заговорщики, которые уцелели в предыдущих боях. Можно сказать это был последний крупный очаг, где засели бунтовщики. Почему так решил? Просто сделал выводы из утренней речи старшего наставника перед нашим строем:
  - С завтрашнего дня начинаем прочёсывать город с целью поиска затаившихся бунтовщиков. Чем быстрее управитесь сейчас, тем больше останется у вас времени на отдых. Вперёд!
  Мы и начали штурм здания. Быстро сломив сопротивление, проникли в здание. Дальше бой распался на отдельные очаги. О боевом порядке пришлось забыть, все вынуждены были сражаться мечами. Я справился со своим противником и оказался в переходе с множеством ответвлений. Осторожно двинулся вперёд, держа меч наготове. Как оказалось не зря. Из-за поворота на меня набросилось двое. Они наседали, упорно тесня меня, я отбивался, как мог. Всё внимание сосредоточил на них. В этот момент за моей спиной открылась дверь и оттуда выскочила женщина. Краем глаза я заметил её, но не обеспокоился. Женщина, по моим соображениям, опасности представлять не могла. Здесь уместно уточнить, что боевые доспехи "ролов" со спины никакой защиты не имеют, только шнуровка панциря. Никогда "ролы" не отступали, не поворачивались спиной к врагу, только всадник из "высокородных" имеет накладной панцирь на спине. Для меня это могло окончиться плохо, выскочившая сзади меня женщина держала в руке широкий кинжал. Да и держала она его умело, моя незащищённая спина была в её полной власти, сделать я ничего не мог. Двое моих противников атаковали меня безостановочно, не давая возможности отвлечься и защитить спину. Мгновенно, всё осознал, принял уготованную мне участь. Женщина ударила умело, со знанием дела. Это удивило, но я почувствовал только небольшой укол от входящего в моё тело на уровне шеи кинжала. Что произошло с женщиной за моей спиной, не видел, видел только застывшие, на мгновение, лица атаковавших меня противников. Меня поразили их полные ужаса глаза, а спустя мгновения какая-то сила подхватила их и ударила о стенки перехода. Изломанные тела моих противников, сползли по стенам и застывали бесформенными грудами. Обернулся назад и увидел ещё одно изувеченное тело, неповреждённое лицо женщины было искажено гримасой страха. Долго любоваться поверженными врагами мне было некогда. Кинжал успел нанести мне рану, из неё хлестала кровь. Отрезав своим мечом, кусок ткани от платья женщины, попытался перевязать свою рану, это не удалось. Знал, что нужно срочно остановить кровь иначе ..., но об этом старался не думать. Кружилась голова, держась за стену, брёл в поисках лекаря. Странные ощущения охватили меня. Казалось, будто рана закупоривается изнутри, кровь уже едва сочилась. Исчезло головокружение и слабость. Я уже более бодро вышёл из дома и тут же наткнулся на повозку нашего лекаря. Его помощники осматривали раненых, мазали мазями, обрабатывали настойками раны, заматывали их полосами ткани. Если раны были сложными, звали лекаря.
  Подошла моя очередь. Помощник лекаря снял мою повязку, промыл рану, протёр её и замер, открыв рот. Я рану не видел, видел только его изумлённое лицо. Не говоря ни слова, он побежал к лекарю и что-то взволнованно говорил ему. Вернулись они вместе. Теперь изумление отразилось на лице лекаря. На меня внимания они не обращали, общались между собой. Вскоре бросив заниматься остальными ранеными, возле меня толпились остальные помощники лекаря. Раненые возмущенно загалдели, лекарь накричал на помощников и они разошлись. Ушёл и лекарь. Его помощник, занимавшийся мной, помазал чем-то рану, даже не забинтовав её, отошёл от меня. А я встал и пошёл к месту сбора. Чувствовал себя хорошо, рана не болела и не беспокоила. Это тогда заставило меня задуматься, но только на мгновение, затем мысли о ране выбросил из головы. Вернулся к ним позже.
  Бой закончился, пленных мы не брали, да никто из бунтовщиков и не сдавался. В этом бою мы потеряли пятерых, но это был наш удел, к такому были готовы все. Смерть была невестой "рола" и приходил такой миг, когда каждый попадал в её объятья.
  Зачистили город, оставили после себя горе и трупы, а через декаду снова были на марше. Наш ждал новый город. Ведь мир и покой в государстве был делом сложным. Говорили, что всё хорошо, что все рады и счастливы, а "ролы" метались по территории бывших свободных государств материка ОВАТ, мечами поддерживая эти слова об общем счастье и согласии.
  Во время одной из таких миссий прибыл гонец от Властелина с личным письмом для меня и приказом для старшего наставника. Развернув свиток, прочёл короткое письмо, написанное дедом лично:
  
  "АРЕТ! На нас обрушилось новое несчастье. Умерла твоя мать. Мне пришлось похоронить её тело, не дожидаясь тебя. И так с момента её смерти до погребения тела прошло почти две декады, если учесть время на путь гонца к тебе, и время необходимое на дорогу тебе, получается слишком долго. Прости меня внук, но иначе поступить я не мог. Теперь из нашей семьи нас осталось только двое. Тебе дадут отпуск, ты можешь выехать в наше родовое поместье. Там в склепе покоится тело твоей матери, моей истинной дочери. Скорблю вместе с тобой.
   Твой дед"
  
  Я сидел, бездумно смотря на огонь горящего костра. Моей матери не стало! Эта мысль болью отзывалась в моём сердце. Уже двое самых близких мне людей покинули меня, увы, навсегда. Как с этим смириться и жить? Наверно в молодости всё переносится иначе. Легче? Не знаю! Ведь я был молод, и судить могу, только опираясь на свои чувства и знания, это был опыт первой боли от потерь близких мне людей. Долго горевать не мог, получив разрешение от старшего наставника, выехал в ночь, всё равно спать бы не смог. Дорога отвлекала от грустных мыслей. Ехал с короткими остановками, мой путь лежал в родовое поместье моих предков династии АРИДОВ ...
  
  Глава 9.
  
  ... Две могильные плиты в склепе родового поместья скрыли тела двух дорогих мне людей. Этот склеп всегда навевал на меня страх ещё в детстве. Став старше я научился этот страх загонять вглубь, но изгнать его совсем, так и не смог. Поэтому в склепе долго не задержался, но покоя не нашёл и во дворце родового поместья. Мне постоянно слышался топот моих ног, когда я бежал встречать отца. Он подхватывал меня, подбрасывал вверх, я визжал от счастья и страха, пока снова не оказывался в его руках. Эта картина постоянно стояла перед моими глазами и гнала прочь от входной залы. Но покоя не находил нигде. В спальне отчётливо слышал запах матери, когда она склонялась надо мной и будила нежным поцелуем в лоб, когда целовала меня вечером, желая спокойной ночи. В обеденном зале слышал смех и наши разговоры за редкими совместными обедами. Бежал от этих воспоминаний, ночь провёл на террасе так, и не сомкнув глаз ни на один миг. Утром едва рассвело, покинул родовое поместье, ехал прочь, не оглядываясь, за спиной оставив счастливое детство, радость и могилы дорогих мне людей. Я не просто уезжал, а бежал прочь и возвращаться не собирался ..., не собирался ...
  ... Вернулся в малую манипулу кандидатов в "ролы", как домой, застал её на отдыхе. Правда он был недолгим, четыре дня и новое назначение, новый бунт позвал нас в дорогу, в новый бой. Смерть матери сильно повлияла на меня, я потерял всякую осторожность и без раздумий лез в самое пекло боя. Так думали все, кто окружал меня, но моё безрассудство было осознанным, я помнил о том бое в здании арсенала города ЛЕАСА. Тогда, я получил удар кинжалом от женщины, рана должна была быть смертельной, но я отделался небольшой потерей крови, удивлением лекаря и его помощников, на их глазах рана затягивалась. Теперь на её месте не осталось и следа. Но не это удивляло меня, меня удивила мгновенная гибель этой женщины и двух её сотоварищей. Эти изломанные тела я запомнил хорошо, а объяснить их смерть так и не смог. И вот теперь я ставил опыты. На себе. Каждый раз происходило одно и то же, мои враги погибали от страшных невидимых ударов, ломавших их тела. Получаемые мной раны были неглубокими и быстро затягивались сами. Помощники лекарей уже по привычке только обтирали кровь, мазали рану и отпускали меня. Они знали, что в их внимании я не нуждаюсь. Эта неуязвимость удивляла меня и делала бесстрашным, безрассудным. Именно тогда я и поверил в то, что это души моих родителей оберегают меня.
  В столице были небольшие храмы всех четырёх Богов, я всегда, когда бывал в столице, посещал храм Бога леса, в чертогах которого находились души моих родителей. Приходя в храм, ставил на алтарь Бога леса, свежее срезанную ветвь с большого дерева, росшего возле входа в храм, так выражал своё признание душам моих хранителей. Но было ещё одно, чего объяснить не мог. Во время тренировок, учебных боёв со своими товарищами по учёбе, я, если был невнимателен или неловок, получал незначительные раны, которые так же быстро зарастали, но никто из моих учебных противников не пострадал от неизвестной силы. Создавалось впечатление, что мои хранители безошибочно различали врагов и товарищей по обучению. Уничтожали первых и не трогали вторых. Такая разборчивость в моих глазах была основой их божественной сути, и я верил в наличие божьего промысла. Верил в Бога. Так и жил все это время. Но в один из дней всё изменилось, произошло то, что изменило, мои устоявшиеся убеждения в божественной защите моего тела и заставило вспомнить тот первый раз, когда я надел кольцо, подарок матери. Я вспомнил и те непонятные слова, что прозвучали в моей голове и воина со странным лицом, лысый череп и один глаз в центре лба, он часто сражался рядом со мной, прикрывая меня. Вспомнил потому, что увидел его лицо снова ...
  ... Закончился первый год обучения. Наша малая манипула кандидатов в "ролы" разместилась в городке манипулы "ролов" южного округа. Когда-то поселение манипулы находилось в двух с половиной часах езды от столицы, но стремительно растущий город сокращал это расстояние. Само поселение "ролов" тоже разрослось и превратилось в городок. Теперь здесь были и казармы дружины отставных "ролов" прибывавших на 10 декадные сборы, менявшие друг друга. Нам выделили две казармы в этом городке "ролов". Сейчас было мирное время, подавление бунтов было эпизодичным явлением, поэтому естественная убыль в манипулах "ролов" была за счёт уходивших в отставку или покидавших манипулу по состоянию здоровья. Наша малая манипула насчитывала вначале 350 кандидатов. За этот год мы набрались боевого опыта, в схватках с бунтовщиками, за это платили жизнями и здоровьем. К этому дню нас уже узнавших цвет крови врага и своей, осталось 297 парней. Потери очень невелики, если смотреть на оставленное нами количество трупов бунтовщиков. Наши наставники наверно так и считали, наша учёба подошла к концу, шли последние дни. Завтра мы должны были принять экзамен у нового набора кандидатов. Послезавтра нам предстояло сдавать экзамен, где нашими противники будут окончившие второй год обучения. А на следующий день наши экзаменаторы сдавали экзамен на звание "рола" и их экзаменовали действующие "ролы" манипулы южного округа. Вот такая насыщенная программа ждала нас впереди, а в этот день мы проводили обычную тренировку, лениво наносили и отбивали удары условных противников. Подходило время обеда, никто особо не усердствовал.
  Я отбил удар и начал движение вперёд, готовясь нанести удар своему напарнику. Внезапно моя опорная нога онемела, перестав её чувствовать, я запнулся и упал. Встать уже не смог. Меня уложили на ноши и отнесли к лекарю. Он долго осматривал меня, но ничего определённого сказать не смог. Тогда меня перевезли во дворец, в мои покои. Дед прервал заседание совета и занял место возле моего ложа. Под его внимательным взглядом набежавшие лекари пользовали меня. Компрессы, массажи, примочки, мази, чередовали друг друга так же, как микстуры, которыми поили меня. Но всё было безрезультатно. Онемение не проходило, а к концу декады захватив и вторую ногу, оно ползло всё выше, парализуя моё тело. Страх охватил меня. Именно в этот момент я и увидел знакомое лицо с одним глазом в центре лба. Это лицо было хмурым и озабоченным, глаз напряжённо всматривался в меня, мне казалось, что он проникает в мое тело. А мне становилось всё хуже. Я уже дышал с трудом, сердце билось с перебоями. Дед и лекари ничего не говорили, но я понимал, что это конец и старался вести себя достойно, терпя адскую боль. Теперь, то странное лицо видел постоянно, оно мрачнело всё более, глаз во лбу вращался во все стороны. Мне даже показалось, что на этом лице проступает растерянность. Счёт дням потерял так, как временами сознание оставляло меня, проваливаясь в спасительное небытие, но даже в таком состоянии видел то лицо с глазом в центре лба. Мне становилось всё хуже. Даже я понимал, что живу, последние мгновения и до конца этой декады не протяну. Это случилось на пятый день второй декады моей болезни. На одноглазом лице появилась решительность, глаз наливался синеватым светом, в какое-то мгновение из глаза вырвался голубой луч. Он устремился в меня, в моё тело и исчез в нём. Как умирают люди? Уже видел неоднократно, но что чувствует умирающий человек? Не знал. Умирающие на моих глазах люди ничего о своих ощущениях и видениях не говорили. Взгляд одноглазого лица, продолжал буравить моё тело. Исходящий из него свет исчез. В какое-то мгновение выражение этого лица изменилось. Оно стало спокойным. Я решил:
  "Вот он последний миг моей жизни! Конец моим страданьям!"
  Собрав все силы, сделал глубокий вдох ..., и замер поражённый. Дышалось легко. Сердце билось спокойно, боль ушла. Я, как и прежде не мог шевелиться, но чувствовал себя нормально. По одноглазому лицу скользнула довольная улыбка, и оно исчезло. Я стал воспринимать окружающее, ко мне вернулся слух и я услышал слова главного дворцового лекаря, он говорил деду:
  - Властелин! Мы здесь провели консилиум, увы, обрадовать Вас не можем. Наследник умирает. Его болезнь нам неизвестна, но его сердце останавливается, дыхание прекращается. Он доживает последние мгновения. Крепитесь! Я ...
  Дед находился в поле моего зрения. Его окаменевшее лицо носило печать горя. Мне стало, его жаль, но говорить я не мог, двигаться тоже, вот и жалел только взглядом. Двое лекарей хлопотали возле меня. Внезапно они переглянулись, один из них окликнул главного лекаря. Тот прервал свою речь и подошёл ко мне. Через мгновение возле меня вновь собрались все лекари. Они щупали моё тело, что-то делали и яростно спорили. Дед прервал их спор:
  - Что там? Мой внук умер? Говори!
  Вопрос был обращён к главному лекарю, но тот был растерян и говорить не мог. Дед терял самообладание, его гнев в любое мгновение мог обрушиться на головы всех лекарей. О гневе Властелина знали все, его последствия были очень неприятными. Спасая всех, заговорил один из лекарей:
  - Властелин! Не гневайтесь! То, что происходит сейчас выше нашего понимания. Ваш внук уже умирал, сердце, лёгкие прекращали свою работу, но вдруг всё изменилось. Его лёгкие свободно, нормально дышат, сердце работает нормально. Кровообращение нормальное, но мы не можем отворить ему жилу. Нож упирается в жилу и не может разрезать её. Хотя общее состояние его не изменилось, мышечная ткань поражена, мышцы не работают. Никто из нас не слышал о таком. Мы растеряны. Ваш внук жив, но что делать? Как лечить его? Мы не знаем! Помилуйте нас!
  Дед пробурчал:
  - Бездельники! Дармоеды!
  Склонившись надо мной, дед увидел мой сочувствующий взгляд и вздохнул облегчённо. Все оставшиеся дни до конца второй декады с начала поразившей меня болезни, одноглазое лицо возникало редко. Его глаз осматривал меня, проникая в моё тело, а затем внимательно осматривался по сторонам, к чему-то прислушиваясь. Лицо было озабоченным и сосредоточенным. Я чувствовал себя прекрасно, но моё тело продолжало не слушаться меня. Дед приходил часто, он садился на моё ложе и долго разговаривал со мной, сообщая все новости. Говорил он в основном о том, что разослал гонцов по всем материкам с объявлением об огромной награде лекарю, который излечит меня. Ежедневно сотни лекарей прибывают во дворец и изучают моё состояние. Он очень надеется на их искусство врачевания и уверен, что скоро я пойду на поправку и снова приступлю к своим воинским занятиям. Говорил он это бодрым голосом, но встречаться со мной взглядом избегал. Деда я изучил хорошо и понимал, что он просто пытается подбодрить меня, вселить надежду на выздоровление. Что говорят лекари? Я прекрасно слышал. Они всё также не могли определиться с моим лечением, испытывали на мне всё подряд, но безрезультатно. Я был единственным человеком, который вообще о своей болезни не думал и в утешении не нуждался. Почему-то я был твёрдо уверен, что болезнь победит мой таинственный лекарь, к его необычному внешнему виду уже привык. Как привык и к тому, что его вижу только я. В конце второй декады, мой настоящий лекарь появился вновь, бегло осмотрел меня, отвёл взгляд в сторону, внимательно всмотрелся во что-то и довольно улыбнулся, а затем его лицо стало зловещим, страшным. При виде этого выражения лица одноглазого, внутри у меня всё окаменело. Не зная на кого, упал взгляд моего лекаря, я тому человеку почему-то не завидовал. В силу и мощь своего лекаря верил и такого врага не пожелал бы никому. Даже своему злейшему врагу. Если он у меня когда-либо появится. После этого два дня лицо не появлялось, а затем возникло вновь. И вновь оно было озабоченно, его глаз вращался во все стороны, снова что-то искал и пока не находил ...
  
  Глава 10 .
  
  АРЕТ знал, что его кольцо было артефактом чужой расы. Это сказала ему мать, когда подарила это кольцо ему, согласно завещанию своего далёкого предка, нашедшего его. Но было то, чего АРЕТ не знал. Когда-то в детстве, мать показывала ему странные изделия, формы квадратов, с гладкими, очень прочными листами, которые она называла "книгами расы РАЛОТОВ". АРЕТ её слушал в пол уха, ему это было не интересно. Вот он и не знал много. Исчезнувшая раса РАЛОТОВ отличалась от человеческой расы, строением молекул тела. У РАЛОТОВ до 70% занимал кремний, а у человека это молекулы воды, но обе расы имели разум и использовали его одинаково, это и роднило обе расы. Здесь нужно вспомнить КАНМАРА, воина расы РАЛОТОВ из когорты "Неуязвимых", АРАНА Земли, первого владельца этого кольца. Его воспоминания помогут понять уникальность этого и прилагаемых к нему, колец-генераторов, канувших вглубь тысячелетий. Понятно, уцелели не все, но об этом АРЕТ узнает позже ...
  ... Подошедший к КАНМАРУ, хозяин лаборатории с уважением посмотрел на кольцо воина когорты "Неуязвимых" и сказал:
  - Ну, снимайте его, сейчас будем стыковать его с кольцом АРАНА. Одно дополнит другое, лишним не будет.
  КАНМАР снял и протянул ему своё кольцо. Больше 30 лет он никогда не снимал его, сняв, чувствовал себя неловко. Кольцо срослось с ним, давало уверенность и защищённость. Без него было страшно. Хозяин лаборатории взял его кольцо в руки, повертел, внимательно рассматривая, заметил взгляд КАНМАРА, которым тот смотрел на своё кольцо в чужих руках, усмехнулся:
  - Три чеки? 30 лет в когорте "Неуязвимых"? Это редкость! Понятно, "Неуязвимые" это только миф, они тоже гибнут, но об этих реалиях стараются не говорить. Ветеран с таким сроком службы и живой? Это большая удача для меня. Ты последний, кому кольцо АРАНА делаю я. Уже дрожат руки, нечётко вижу. Прошение об отставке уже подал, остались положенные две декады, и я уйду в другой мир нашей расы. Пора! Сделаю это на рассвете, дождусь восхода солнца и уйду. Ты замечал, как прекрасен восход солнца и рождение нового дня? Нет? Значит, твоё время ещё не пришло! Вот и будешь носить моё последнее творение. У нашей расы не принято помнить об ушедших, но это запомнит моя последняя работа, твоё кольцо, оно ведь не подвластно времени, существовать будет вечно, даже когда уйдёшь ты. Вот так! Ладно, жди!
  И он ушёл, забрав кольцо КАНМАРА. Потянулись минуты, как часы. Тревога и неуверенность КАНМАРА растягивали их. Приходилось сдерживать себя, уговаривать, что всё будет нормально, беспокоиться не о чём. Так борясь с собой, он не заметил, как открылась дверь, это вернулся хозяин лаборатории и положил на стол перед ним кольцо. Увидев его, КАНМАР вскочил и срывающимся шёпотом произнёс:
  - Это что? Моё кольцо? Куда его одеть? Оно ведь ни на один палец не налезет! Отдайте моё кольцо!
  Действительно, лежавшее перед ним кольцо не налезет на мизинец годовалого ребёнка, а его мизинец был в ширину, как три пальца годовалого ребёнка. Это было видно и понятно любому, но хозяин лаборатории только рассмеялся:
  - Не волнуйся! Успокойся! Это твоё кольцо, соединённое с кольцом АРАНА, только в него встроен ещё один генератор, реагирующий на твою суть воина. Никто никогда не сможет одеть, это кольцо, если не обладает такой сутью. С детства тебя воспитывали, как воина, теперь это твоя суть, твой образ жизни, твои мироощущения. Возьми кольцо в левую руку, и ты всё увидишь. Ну, смелее! Отбрось сомнения!
  Понятно, КАНМАР ему не поверил, но выполнил указание и тут едва не вскрикнул, едва не выронил кольцо. Кольцо начало увеличиваться. Овладев собой, переборов своё изумление, он поднёс его к большому пальцу правой руки. Кольцо свободно оделось на него, заняв привычное место. Теперь он рассмотрел его. Двойной ободок, накладка в форме щита с головами двух орланов смотрящих в разные стороны, вправо и влево. Хозяин лаборатории взял его правую руку в свою левую ладонь, а пальцами своей правой руки ухватив кольцо, попытался его снять. Кольцо сидело на пальце плотно и на его усилия не реагировало, как он не старался. Оставив бесполезные усилия, хозяин лаборатории отпустил руку КАНМАРА. Тот с удивлением смотря на свою руку, что-то пробормотал и покинул лабораторию. Благодарность была чужда их расе. Каждый делал свою работу, выполнял свои обязанности и только. Так они и расстались, каждый пошёл дальше своей дорогой, когда-нибудь их пути могут пересечься вновь, в том другом мире их расы, куда уходят все РАЛОТЫ, завершая свой путь.
  Вместе с совмещенным кольцом АРАНА он получил два десятка колец-маяков. Они были изготовлены из золота, серебра и только одно было изготовлено из серебра с чернением и было копией половины его кольца. Генератор этого кольца-копии был самым мощным и мог самостоятельно взаимодействовать с кольцом АРАНА. Это тоже был прощальный подарок хозяина лаборатории, его шедевр. Самым сложным делом было обнаруживать сигналы маяков. Они все передавались в определённом спектре частот, но на мощность сигнала влияли окружающие условия, они вносили свои помехи и глушили сигнал. Главной опасностью было отправить своё сознание не на сигнал маяка, оно могло и не вернуться в своё тело, потеряться, тогда пустая оболочка была никому не нужна. Такие случаи были не редки, случались они даже с АРАНАМИ, имевшими большой опыт работы. Об этом предупреждали всех обучавшихся, пугали их, требуя внимания и добросовестного отношения к тренировкам. В их группе таких случаев было пять. Но теперь, после прошедших лет, он начал сомневаться в случайности этих происшествий, все пятеро потерявших свой разум были не успешными учениками и вряд ли справились бы с работой АРАНА. Вывод напрашивался сам. Их просто устранили за непригодностью, использовали эти устранения в назидание остальным. Отставные "Неуязвимые" для работы АРАНА оказались непригодны, как воины они уже тоже изжили себя, вот и стали ненужными. Но это было понимание о событиях давно ушедших лет и оно не затрагивало его. Было и было. Тогда напуганный этими случаями он упорно трудился, со страхом отправляя своё сознание на сигнал маяка, постоянно ожидая, что оно может потеряться и не вернуться. Со временем этот страх прошёл, он делал всё автоматически, об ошибке уже не думал.
  И вот пришёл день распределения, тогда это был день горького разочарования. Получив чип с назначением, он вставил его в считыватель, посмотрел на экран, прочёл то, что высветилось на нём и едва смог удержать себя в руках. Понять его было не трудно, ибо его направили на смену АРАНУ планеты Земля, захудалой, окраинной планеты ресурсную ценность представляла не сама планета, а планеты, входившие в её созвездие. Но они все были необитаемы, и только Земля в этом созвездии была обитаема. По имеющимся данным зондирования её недр, он увидел полную несуразность нахождения хранителя на этой планете. Её ресурсы были не очень богаты, а аборигены находились на ступени развития очень далекой от космических перемещений. Смысл нахождения на ней АРАНА был непонятен, можно было предположить, что это просто ошибка, если бы не небольшое примечание. Оно имело ссылку на закрытые файлы, доступа к ним статус КАНМАРА не давал. Но даже в эти последние мгновения своей жизни КАНМАР признавал, что так и не смог решить, эту загадку, к тем файлам доступа он так и не получил. Теперь эта тайна так и уйдёт с его умирающей расой навсегда. Странно, он умирал, а знать ответ хотел. Зачем он ему нужен? Какое дело ему, умирающему АРАНУ, к неразгаданной тайне этой планеты? Точно пребывание на Земле дурно повлияло на него. Он обрёл эмоции не присущие его расе, любопытство и желание всё познать. Это ведь тоже заразно? ...
  В этих воспоминаний важным был и рассказ о кольце, и о половине кольца, кольце с мощным генератором маяком, могущим самостоятельно связываться с кольцом АРАНА, использовать его как ретранслятор, и упоминание о тайных файлах, к которым КАНМАР не имел доступа. В основе всего лежала тайна планеты Земля и расы РАЛОТОВ. Узнать её сможет АРЕТ и его новый друг с планеты Земля ...
  Раса РАЛОТОВ была странной расой. Чувства, семья, дружба, забота о родителях это то, что человека делает человеком. Если кто-то лишён этих чувств? Значит это не человек и даже не зверь, ибо и они тоже имеют эти чувства, даже если люди называют их инстинктами. Вообще это наверно и есть инстинкт выживания виды, расы. Но раса РАЛОТОВ погибла, осуждать их неправильно, глупо, да это и есть пустая трата времени. Истина всех этих странностей лежала в тайных файлах РАЛОТОВ. КАНМАР погиб, не узнав её. Имело ли это значение для него? Наверно нет! Знание тайн к жизни ничего не добавляет и нужно оно или нет? Кому ведом ответ на этот вопрос? Проще вернуться к кольцу АРЕТА.
  Итак, первый генератор воспринял его суть воина, и кольцо заняло место на его пальце. Дальше начал действовать генератор защиты воина "Неуязвимого". Он спас АРЕТА от смертельного удара ножом женщины во время подавления бунта в городе ЛЕАС, он тогда и в последующих случаях менял структуру клеток его тела, останавливая смертельные удары, регенерировал повреждённую ткань, восстанавливая её. Отвечал ударом на удар, уничтожая врага, делал это добросовестно, изменяя структуру пространства или изменяя кристаллическую решётку молекул в зоне своего действия. В первом случае враг получал удар, ломавший его тело и кости, во втором случае всё превращалось в камень или песок. Так был уничтожен ДАДИН и развалины замка ЛОРАНОВ, где нашла своё пристанище матрица разума ЗАРИКИ, матери АРЕТА. Но теперь генератор защиты искал здоровый разум, для того, чтобы начать регенерацию повреждённых мышечных тканей тела АРЕТА. По заложенной в него программе он посылал сигналы на разных частотах, но ответных сигналов от генераторов колец других воинов "Неуязвимых" не получал. Понять причину отсутствия ответов, генератор не мог, поэтому его электронная матрица, проектирующаяся в сознании АРЕТА, была озабочена и её взгляд, бегал по сторонам. Создатели кольца были РАЛОТАМИ и электронная матрица, проектируемая в сознание носителя кольца, имела вид лица РАЛОТА. Бегающий или проникающий в тело взгляд глаза были электронным изображением излучения генератора защиты. Меняя частоты, он постоянно посылал поисковый сигнал в пространство и ответ пришёл ...
  Случайно сигнал поиска запустил генератор кольца перемещения на далёкой планете Земля, а генератор перемещения кольца АРАНА сыграл роль ретранслятора и выдернутый из человека планеты Земля, здоровый разум переместился в голову АРЕТА. Генератор защиты начал курс регенерации повреждённых ДАДИНОМ мышечных тканей тела АРЕТА. Отношения двух разумов, оказавшихся в одной голове, генератор защиты не интересовали. Такого его программа предусмотреть не могла, обычно воины когорты "Неуязвимых" просто обменивались разумами, но в этот раз всё происходило иначе и виной этому были сложившиеся обстоятельства, других колец воинов когорты "Неуязвимых" просто не было. Как уже не было РАЛОТОВ и не было самих воинов гордости и силы той расы. Прошедшие тысячелетия погребли в своих глубинах их всех ...
  
  Глава 11.
  
  Чувство того, что теперь в моей голове есть посторонний разум, появилось внезапно и повергли меня в глубокий шок. Вначале это были произвольно возникающие совместно с моими мыслями очень странные чужие мысли. Они выражались словами, которые появлялись в моём сознании, но которых я не знал и не понимал. От страха мой разум, моё сознание забилось куда-то в дальний угол, где затаившись, сжалось, бессильно наблюдало за мыслями разума-пришельца, постепенно начиная понимать их.
  "Ёлки-палки! Вот попал! Кругом темнота, ничего не вижу. Неужели ослеп? Этого мне только не хватало! И так всё плохо, а теперь ещё и эта напасть. Ну, послала меня эта чучундра? Подумаешь новость! Это ведь не в первый раз пора уже привыкнуть, так нет, решил залить горе, выпил полстакана этой водки и вот результат! Теперь слепой! Эх, родителей жалко. Навесил на их шею ещё одну обузу. Хоть бы копыта отбросить!"
  Затем чужие мысли исчезли. Я уже обрадовался. Решил, что это мне показалось, моя странная болезнь преподнесла мне ещё один сюрприз и сейчас всё прошло. Моё сознание излучало радость и начало выползать из своего укрытия. Но тут же юркнуло обратно ибо ...
  - Ни фига себе! Это что за коммунальная квартира! Ты кто? Зажги фонарик или спичку, а то темно! И вообще, где это я?
  Гордость воина заставила меня отбросить свой страх и ринуться в бой навстречу неизвестному. Болезнь отняла у меня голос, возможность управлять своим телом, но с детства воспитанное мужество она отнять не могла. Я, хотя и был всего лишь кандидатом в "ролы", но меня воспитывали, как "рола", воина, не знающего страха и никогда не показывающего противнику свою незащищённую спину.
  - Ты кто? И как ты оказался в моей голове? Отвечай!
  Мой противник был смелым и мужественным, достойным противником. Он не испугался, не бросился прятаться, а смело ответил мне, но из его ответа понял не всё.
  - Вот и хозяин коммуналки! Ну, привет! Чего бухтишь? Можно подумать я сам к тебе заселился. Уйми свои амбиции и дай подумать. И так. Водка была палённой и осуществила перемещение моего разума, поместила его в чужую ёмкость. Дикая мысль из раздела набор глюков алкаша. Но с этим придётся смириться, как свершившимся фактом. Раз это приняли? Пойдём дальше, начнём по порядку. Два разума в одной голове? Это значит, это значит ... , что они отключены от информации всех внешних рецепторов тела-носителя! Ведь всё поступает в мозг. Значит нужно подключиться к мозгу. Как это сделать? Подсмотреть ответ негде, компьютера нет ..., стоп! Компьютер ведь нужно включить, а включатель должен быть один. Слушай, сосед! Замри и ничего не думай. Начинаю эксперимент! Я парень честный, потом тебе всё расскажу и научу, как это делать. Будем учиться мирному сосуществованию. Иначе нам не выжить. Согласен?
  Понял из этого длинного монолога немногое, но согласился. Только с четвёртой попытки разуму-пришельцу удалось "подключиться". В моё сознание хлынули знакомые картины обстановки моей почивальни, разбавленные восторгом восприятия чужого разума. Как он потом выразился, это были положительные эмоции. Они очень взбодрили меня, заставили забыть о своём незавидном положении, ведь уже третью декаду был обладателем лежащего неподвижно тела. Тела, за которым ухаживали слуги, ибо сам не мог шевельнуть даже пальцем. В этот день меня "купали". Служанки обтирали моё обнажённое тело влажными тряпками и натирали маслами. Делали это усердно ..., и везде. Разум моего соседа был в восторге от их действий, все ощущения ухитрялся получать от зрительного нерва, даже через полу прикрытые веки. Он откровенно наслаждался и вновь разразился восторженными мыслями:
  - Класс! Так ты олигарх? Комната у тебя не хилая! А девочки высший пилотаж. Это мечта! Дорого берут? Трут классно! Слушай! А почему у твоего тела такая слабая на них реакция? Ты это ..., да ладно не моё это дело! Смотрю и уже ловлю кайф!
  Мне пришлось его отвлечь и рассказать о своей беде, о поразившей меня болезни, о неподвижном теле и беспомощных конечностях. Рассказал и о том, что я наследник престола объединённого государства материка ОВАТ и что это мои служанки, с которыми могу развлекаться, когда хочу. Но сейчас, увы, не могу. Мой сосед слушал меня и сетовал на жизнь.
  - Нет, это надо же! Впервые крупно повезло за последние годы. Попал в рай! Бери всё подряд и пользуйся. Ни тебе отказов, ни возражений. И вот проблема "видит глаз, а куснуть, нет ..." Это издевательство! Или ты мне это говоришь специально? Чтобы я твоё добро не трогал?
  Убеждать его, в правдивости своих слов не стал, просто отключился. Не сомневаюсь, что он пробовал долго. Но даже неудача его не убедила в правдивости моего рассказа. Он долго требовал прекратить блокировку управления моими конечностями или хотя бы одним, нужным ему органом. Я просто не реагировал на его требования, молчал. Вскоре пришёл дед, и мы поменялись местами. Теперь к мозгу было подключено моё сознание, а сознание соседа предавалось мечтам и строило свои планы. Дед сел на моё ложе, погладил мою руку ..., погладил мою руку? Это было странно! Я не мог шевельнуться, не мог пошевелить ничем, но прикосновение руки деда к коже моей руки ощущал. Лихорадочно начал вспоминать. Было ли так всегда? Или это впервые за всё время я чувствую его прикосновения? Волнение распирало мою грудь. Но так ничего и не вспомнил.
  Так мы и жили почти декаду, постоянно подключаясь по очереди к моему мозгу. Мой сосед называл это "распилили удовольствие". Слово "распилили" я не понял, оно мне было незнакомо. Но теперь я уже освоился, спрашивать соседа не стеснялся. Он объяснял мне всё просто. Представлял предмет визуально, а я видел его, постигал его назначение. Наши разумы, заключённые в моём неподвижном теле, нашли себе занятие. Рассказывали друг о друге. Я рассказывал ему о своей жизни, учёбе, обо всех мечтах, о моём мире. Дело в том, что мы выяснили, что до встречи, мой сосед жил в теле парня другого мира на планете Земля. Его государство называлось "Россия" и правил там "президент". С названием государства я разобрался, а вот с "президент" не смог. Он показывал мне образ обычного человека, которого они избирали "народным голосованием". Понять не мог, вот и решил, что это Властелин, как и мой дед, а всё остальное просто игры их чиновников. Он такой трактовке сопротивлялся, но потом сдался, обозвав меня "продуктом феодального общества", которое потом заменил одним словом "чурбан средневековый". Я вначале обиделся, но ответил ему с достоинством, что он просто обычный "тар" и мысленно представил себе это животное. Сосед посмотрел и от него пошли волны веселья, нарисованный мной образ он назвал "мулом". Это название вызвало веселье моёго разума и волны веселья, заменяющие нам смех, залили мозг моей головы, вместилища наших разумов. Так мы притирались друг к другу, за этим общением я забыл о своей болезни. Как-то попросил его показать мне его тело. Он не отказал. Образ огромного мужика с горой мускулов, показался мне не очень достоверным и я ему не поверил. Сосед вначале клялся, убеждал меня в своей правдивости, но потом ему стало стыдно. Он признался, что это образ его кумира, какого-то "ШВАРЦНЕГЕРА", а он выглядел так ..., увидев образ худого, невысокого парня, с двумя прозрачными кружками на глазах, я долго испускал волны веселья. Сосед обиделся. Он целый час не общался со мной. Мне стало стыдно за своё поведение, я объяснил ему, что меня развеселили прозрачные, выпуклые круги на его глазах. У нас такие ловы вставляют в подзорные трубы, а не в глаза. Он поверил мне и объяснил, что это "очки", которые носят люди с плохим зрением. На этом наша ссора закончилась.
  За прошедшее время, Женя Мохов, такое странное имя носило тело, оставшееся на Земле, вместилище разума моего соседа. После знакомства и устранения разногласий мы соседствовали в моей голове дружно. Люди их расы была намного развитей интеллектуально, чем люди моей. Его рассказы о той его жизни очень интересовали меня, занятый их обдумыванием и попытками понять ту жизнь, часто пропускал свою очередь подключаться к собственному мозгу. А он тащился, по его словам, от нашего феодализма. Роскошь моих покоев и тела служанок были для него откровением, главной его мечтой было воспользоваться всем этим. Я его не понимал, для меня эта жизнь была привычной и пресной, но ему не мешал. На мои вопросы, как наше тело? Ещё не бегает? Он всегда с глубоким сожалением отвечал: нет! Я ему верил, но однажды мне показалось, что он лукавит. Ставить его к стенке, я уже научился, создавая в мозгу свой образ рядом с его образом "очкарика". Получалось впечатлительно! Он сдавался, особенно если мой образ своей ручищей брал за хлипкое горло его образ. Поступил так и в этот раз, он упорствовал недолго. Признание его повергло меня в ступор. Ещё бы! Оказалось, что он уже второй день усердно хлопает по попкам моих служанок и усердно пытается добраться до их грудей. При этом кое-что даже начинает реагировать на его ощущение их кожи. Понятно, нужно было пристыдить его, прочесть ему его любимую "нотацию", но мне было некогда. Я просто отогнал его разум и подключился к своему мозгу. Привычный вид, уже давно надоевшего моего ложа и покоев, меня не интересовал. Решил сразу заняться делом, но мне не повезло. Кроме кучи старых лекарей возле моего ложа никого нормального не было. Прислушался к их спору. Один из лекарей изрекал мудрые истины:
  - ... незначительные изменения цвета кожи рук не дают право Вам лекарь МИХИД говорить о пробуждении ...
  Я не выдержал и подумал, как это называл мой разум-сосед. Подумал и не понял, как и произнёс:
  - ... психомоторных функций ...
  Моя гортань отвыкла что-то произносить, получилось тихо и сипло, похоже на голос старика. Но, все лекари как-то это услышали. Сориентировались быстро, уставившись на самого старого из них, он мирно дремал, опираясь на резной посох с открытыми глазами. Тот, кого я прервал, обратился к старому лекарю:
  - Э-э ..., уважаемый учитель! Простите, что Вы сказали?
  Очнувшийся от дрёмы старик, сказать, что он дремал и ничего не говорил, не решился. Он поступил мудро! Всё-таки старость это опыт, помноженный на прекрасное знание слабостей окружающих его людей. Старик обвёл взглядом лица всех ожидавших его ответа молодых лекарей, кашлянул, сделал строгое лицо, а затем, не раздумывая, ответил вопросом на заданный ему вопрос:
  - У вас всех плохой слух? Повторять не собираюсь! М ...
  От радости, что ко мне вернулась возможность говорить, я готов был вскочить с ложа. Но мои желания не совпали с моими возможностями. Я чувствовал ноги, руки, мог пошевелить пальцами и даже немного приподнять руку с кольцом на большом пальце, увы, это было всё. Решил от избытка чувств, просто "приколоться". Ещё одно любимое слово разума-соседа. Ну и ..., проскрипел:
  - Похоже на восстановление психомоторных функций ..., мулы!
  Мои познания, полученные от разума Жени, сразили всех наповал, но о том, что это говорю я, никто и не подумал. Сказанное мной было приписано старому лекарю, больше никто так сипло говорить, из присутствующих, не мог. Все подозрительно смотрели на старого лекаря, не зная, как реагировать на эти слова. Толи обижаться, толи ..., переглянулись, поняли друг друга без слов. Проще всего было пропустить всё мимо ушей, сделать вид, что ничего не слышали. Старик имеет право заговариваться и говорить глупости. Возраст! Руководствуясь эти, больше переспрашивать старого лекаря они не стали. Этих слов и что они значат? Они не знали. Забивать себе голову? Кому охота? Старый лекарь был учителем многих из них, они до сих пор платили ему ученическую ренту. Ну, стал старик заговариваться, подумаешь проблема? Может быть, умрёт быстрее и платить ему будет не нужно? Но это были тайные сокровенные мысли. Их скрыли. Взамен них философски заметили, что старость и всё вытекающее из неё ждёт всех! Сочувственно вздохнули и промолчали. О том, что это ко мне возвращается способность говорить, они не заметили.
  Эта декада была для моего тела очень продуктивной. Оно уже начало вставать и двигаться самостоятельно. Мой сосед, разум Женьки, этим пользовался усердно, служанкам приходилось нелегко. Но они к этому относились спокойно, такова была их дополнительная обязанность. За эту декаду одноглазый лик появился только раз. Глаз внимательно всмотрелся в моё тело, довольно улыбнулся и лицо исчезло. Разум соседа его заметил и удивлённо передал моему разуму:
  - Ёлки-палки! Так у тебя собственный ПОЛИФЕМ есть? Вот это прикол!
  Я уже не стеснялся уточнять у него всё непонятное:
  - Ты о чём? Знаешь это лицо? Такие особи живут среди вас?
  Волны восторга, заменявшие нам смех, устремились от разума Женьки к моему разуму. Пришлось создать для него картинку, где моя проекция бьёт его хилую стать. На Женьку это почему-то действовало отрезвляюще. Он мгновенно успокоился и объяснил мне ошибочность моего вопроса:
  - ПОЛИФЕН это один из образов "Одиссеи" Гомера написанной им за несколько тысячелетий до нового исчисления. Так звали циклопа, огромного человекоподобного существа с одним глазом посредине лба. Его лицо было идентично лицу, которое мы только что видели. Расскажу тебе этот отрывок из "Одиссеи", песнь девятую ...
  Дальше он мне передавал зрительными образами и мыслями эту историю. У нас были трудности с летоисчислением и временными границами, понять их и состыковать с принятым исчислением в моём мире, нам не удалось, и мы этот вопрос пропускали. Женька окончил какое-то заведение с мудреным названием, которое я не запомнил, слишком много другой, более важной информации получал от него, поэтому всё несущественное пропускал, он был "историком" по полученному образованию, это как звание "рол", которое получу и я, сдав экзамен, после второго года обучения в малой манипуле кандидатов в "ролы". Но это не существенно. Главное то, что он рассказывал мне многое из своей истории очень полезного. Так я узнал о знаменитой непобедимой фаланге Александра Македонского, самого молодого полководца в их истории. Он был великим, непобедимым полководцем и воином, погиб молодым, как и мой отец. Узнал о знаменитых колесницах греков, персов, египтян и много другого интересного и полезного. Женька этим моим интересом пользовался, заставляя уступать ему мою очередь управления моим же телом! При этом занимался глупостями, гонялся за служанками, уговаривал их подарить ему взгляд или поцелуй. Я его не посвящал в истинное положение служанок и их обязанность услаждать господина по его первому требованию, глупое Женькино поведение служанкам нравилось, они считали это желанием господина и подыгрывали ему. Охотился он за ними усердно, возвращая подвижность моему телу и положительные эмоции моему мозгу.
  С момента начала моей болезни прошло почти пять декад. Моё тело вернуло былую силу и сноровку. Уже декаду я уверенно проводил тренировки с легатами личной охраны деда, когда наступала моя очередь подключаться к управлению моим же мозгом. Дед присутствовал на этих тренировках, не скрывая своей радости. Болезнь исчезла бесследно. Служанки омывали меня, после занятий, смывая пот и натирая маслами моё тело. Блаженно расслабившись, лежал и нежился в их проворных руках. В этот момент возникло лицо ПОЛИФЕМА, так теперь именовал своего одноглазого. Глаз всмотрелся в моё тело и удовлетворённо закрылся, лицо исчезло. Мы с дедом отобедали, и я направился в свои покои. Лёг на ложе, отключение разума от мозга тела Женька называл "медитацией", по его настоянию, делали мы это лёжа на ложе, так было по его же утверждению безопасней для моего тела. Я с ним в этих вопросах никогда не спорил. Своему телу врагом не был. В общем, поступил как обычно, лёг, сосредоточился и попытался отключить свой разум от своего мозга. Но ..., у меня ничего не получалось! Мой разум не отключался от мозга. Начал волноваться. Такого ещё никогда не было, вот тогда и ощутил, что в моей голове мой разум один, сосед, разум Женьки исчез. Обшарил все углы своего мозга, посылал образы и призывы во все стороны. Мне никто не отвечал. Стало грустно. За это время уже сжился со своим соседом, привык к нему. Теперь он исчез. Было очень жаль и обидно, мы ведь расстались, даже не попрощавшись. Эту потерю переживал очень тяжело, ведь я потерял друга. Если можно назвать другом, поселившийся в твоей голове разум другого человека, мало того, что другого человека, так ещё человека с другой планеты, которая находилась неизвестно где. То, что моя планета находится совершенно в другом созвездии, мы выяснили сразу. Разум Женьки долго рассматривал ночное звёздное небо, после чего скорбно сообщил мне, что ни одного звёздного соединения знакомого ему он не обнаружил, не нашёл и самой главной звезды своей Галактики, "полярной звезды". Именно после этого и начались наши образовательные занятия. Понятно, моё общество находилось на более низкой ступени развития, чем общество Жени. Они имели такую технику, какую и представить я не мог, запомнив только названия:
  "Космические корабли, спутники, компьютеры, автомобили, самолёты, атомные и водородные бомбы и ещё некоторые другие".
  Он пытался мне объяснить, что обозначает каждое из этих названий, но что мог понять молодой парень с младенческих лет знавший меч? За свою недолгую жизнь прочитавший всего десяток свитков с описанием значимых военных сражений? Быстро это осознав, Женя отстал от меня со своими объяснениями всего непонятного. Главным утешением для меня было то, что он при всех своих знаниях не мог понять, как его разум оказался в моей голове. Ни ответа, ни предположения он так и не нашёл. Приятно, когда ты не один невежда! Единственное, что вызвало удивление Жени, было моё кольцо, подарок умершей матери. Это произошло ещё вначале нашего соседства. Моё тело только начало оживать. Женька похлопал по попке одну из служанок правой рукой и забыл что хотел, он увидел кольцо на моём большом пальце. Тут же отключившись от моего мозга, его разум послал мне изображение кольца и вопрос:
  - Откуда это у тебя?
  Я рассказал ему всю историю появления этого кольца у меня, она была короткой и много времени не заняла. Разум Женьки внимательно выслушал меня и послал мне новый образ. Увидев его, удивился я. Это была половина моего кольца. Ободок с половиной площадки с повёрнутой влево головой птицы с приоткрытым мощным клювом. Чернёное серебро, материал из которого были изготовлены оба кольца, на вид был одинаковым, не отличимым. Женька рассказал историю приобретения им этого полукольца, которое было надето на большой палец правой руки, его оставшегося на планете Земля тела.
  Из его рассказа понимал не многое, но рассказывать ему не мешал, "комментируя" всё непонятное про себя. Это слово тоже почерпнул от Женьки.
  
  Глава 12.
  
  ... Женя жил в большой стране, имевшей плохого правителя. Иначе было непонятно, как правитель мог допустить, чтобы бунт в столице разгорелся и сверг его? Мой дед такого бы не допустил. Бросил бы на бунтовщиков "ролов" и они бы всё прекратили. Конечно, главные подстрекатели сумели бы исчезнуть вовремя, но их помощники были бы уничтожены под корень. Сам участвовал в подавлениях таких бунтов в городах. Но у них с этим не справились и к власти пришли ставленники купцов, ибо все люди стали "коммерсантами". Женя учился в своей "бурсе", это не понял, но он тоже стал ещё и "коммерсантом", со своими друзьями что-то варил и продавал. Так "срубил" денег (они что, у них растут?) и полетел на лучший курорт России, Турцию. Там купался, загорал, пытался подружиться с "тёлками". Пока денег не жалел, они с ним дружили, а как "жирок сошёл" дружба кончилась. Вот он и начал бродить по местным лавкам, загорать и купаться надоело. Смотрел товар, чтобы "отбить" поездку. В одной из лавок увидел это кольцо на пыльной полке. За него просили недорого, вот и взял, решив, что если не сможет никому сбыть оставит себе, как память об этой первой поездке за бугор. Когда приехал, навалились проблемы, стало очень плохо, кольцо, не смотря на его рассказы о том, что это древняя реликвия, стоящая больших денег, никого не впечатлило и не убедило, продать его не удалось. Вот так он и носил его.
  Странно, что две вещи на разных планетах были настолько похожи. Решить, эту загадку нам так и не удалось. А когда Женя исчез, я об этой загадке и думать перестал. Моя жизнь вернулась в своё русло, навались заботы, которые отвлекли меня от сожаления о пропавшем разуме Жени. Я был молод, все неприятности забывались быстро. Мы случайно встретились и разошлись навсегда. Так думал я ...
  Окрепнув, я подал прошение главному легату "ролов" с просьбой разрешить мне пройти испытание за первый год обучения. Для всех "ролов" память о моём отце была священна. Главный легат тоже был "ролом" и мою просьбу удовлетворил. Через декаду я прошёл испытание и вернулся к занятиям в составе своей команды. Полетели насыщенные дни. Рассказов Жени я не забывал. Свободное время посвящал теперь одному, постоянно обдумывая как применить полученные от Жени знания о колесницах, о "фаланге" Александра Македонского для "ролов". Прекрасно понимал, что это новое зачеркнёт вековые традиции и понятия, поэтому многими будет встречено неодобрительно. Тем более, если всё будет исходить от кандидата в "ролы" второго года обучения. Руководствуясь этим, я не говорил о своих тайных знаниях никому, даже деду, которого очень любил.
  Не нужно думать, что бунты происходили каждый день. Народ поднять не так просто, всё дело в том, что мы по всем просторам страны передвигались пешим ходом с полной выкладкой. Так нас закаляли и развивали физически. Учебные малые манипулы кандидатов в "ролы" были при каждой манипуле ролов округов. Все они, как и мы "развивались физически", таская свою полную выкладку на себе. На подавление бунта направляли тех, кто был ближе к нужному месту. Это звучит странно, но чаще других этот жребий выпадал нашей малой манипуле. Или мы слишком быстро ходили, или слишком медленно? Определиться с этим не было сил. Проще списать всё на наше общее везенье. Если за прошлый год в стране произошло семь бунтов, то подавить четыре досталось нашей малой манипуле. На долю четырёх остальных малых манипул осталось три. Вот, что значит везенье! О пройденных при этом расстояниях вообще молчу. Пройдя испытание за первый год обучения, я вернулся в состав соты, в коей числился до своей болезни. Догнал их на постоянном марше. Вечерами, когда выдавалось свободное время или стоя в караулах, предавался своим раздумьям.
  Женька ничего не смыслил в военном деле прошлых столетий своей планеты, знал даты и отдельные мелочи, из его рассказов мог почерпнуть только идею. Приспосабливать её к нашей действительности мне приходилось самому.
  Первой рассматривал идею колесниц. Они в Женькином мире применялись для атаки на противника. Слабым местом в этой идеи были отар или "конь", так называлось это животное у них и колесо. Неровная местность, камни, ямы, были губительны для них. Но если применить эти повозки для быстрой переброски лучников и мечников, то это дало бы неплохой результат в сражении. Второй идеей была македонская "фаланга", ощетинившийся копьями, укрытый щитами со всех сторон строй мог двигаться, сбивая противников очень эффективно. Да и для тяжёлой кавалерии "высокородных" можно было бы изменить тактику, использовать её для преследования отступающего противника. Понятно, рушилась многовековая тактика ведения боев "ролов". Но если разобраться, то уже давно мы не вели больших сражений и боёв. Любой человек, знакомый с военным делом, знает, что невоюющая армия слабеет, теряет навыки, боеспособность. У нас это уже происходило. Победный разгром высадившихся орд варваров, моим отцом имел место, но цену той победы не рассматривали, количество потерь было большим. Всё это затмил сам факт победы и толпы пленных.
  Женька рассказывал, как в истории его мира гибли и исчезали огромные империи. Причин было много и это несмотря на то, что в истории их мира войны не затихали и не прекращались никогда. Даже при его жизни, распалась их большая страна, империя, в которой он родился и жил. Напрашивался вывод, что это ожидает и моё государство. Ведь вся жизнь разумных существ развивается по одним и тем же законам. Пороки у всех людей одни и те же. Жажда власти, богатства, распространение своего влияния на большее количество территорий, борьба и бесконечные войны за всё это. За власть боролись любыми средствами, это и понятно! Ибо всё остальное к ней прилагается. Да и те, кто стоял у власти, пользовался её благами, без борьбы не уходили. Кровь лилась рекой, и, как правило, это была кровь простых людей, которые не выигрывали никогда, ничего. Я принадлежал к правящей династии, особой жалости к народу в себе не ощущал. Когда-то мне достанется трон Властелина, и я за него тоже должен буду драться со всеми претендентами на мою власть. Но в этой драке нужно опираться на какие-то реальные силы, проводить какие-то преобразования. Мои предки опирались и опираются на "ролов". Это значит, что они должны и дальше оставаться сильным воинским формированием, а для этого они должны не застывать на месте, а развиваться. Иначе "ролы" просто иссякнут, ослабнут и не смогут защитить власть нашей династии, территории и границы нашего государства. А это значит, что мы потеряем власть, нас просто не станет.
  ... Времени обдумывать всё это, у меня было достаточно, хватило его и на другое. Наша физическая подготовка, бесконечные пешие прогулки с грузом оружия, доспехов и снаряжения, к облегчению всех нас закончилась. Но легче от этого не стало. Подошло время главного испытания для обучавшихся второй год кандидатов в "ролы". Для подготовки к испытанию на звание "рола" нам давали десять декад. Готовиться мы должны были сами, без наставников. За это же время нам нужно было подвергнуть испытанию кандидатов первого года обучения, затем предстояло самое страшное. Числилась наша малая манипула за манипулой "ролов" южного округа и нам предстояло выстоять два переворота малых песочных часов против отряда "ролов" манипулы. Отряд состоял из 40 всадников тяжёлой кавалерии, 70 щитоносцев, такого же количества копьеносцев и мечников. Но этого испытателям было наверно мало и 30 лучников дополняли этот отряд. По численности они немного уступали нашему количеству, 293 кандидатов в "ролы", парней 19. Если смотреть на арифметику, то всё нормально, а если считать по опыту? Вот об этом лучше было не думать. И так было страшно. Кроме того, мы ещё должны были вначале атаковать строй "ролов", а затем выстоять под ударом тяжёлой кавалерии из сорока "высокородных". Всё это предстояло в близком будущем, а пока нам выделили два барака в гарнизонном городке манипулы "ролов" южного округа, после чего отпустили на полдекады по домам. Это было большой благодатью, особенно для меня. Ванны, растирание тела служанками, вкусная еда и покладистые служанки на закуску. Благодать! Ещё мне эти радости для тела и желудка, дополняли беседы с дедом. Для них у нас были вечера, огромная терраса дворца Властелина, выходящая в роскошный сад и полное уединение. Вот тогда не выдержал, нарушив, своё крепкое слово, поделился своими мыслями с дедом. Дед, открыв рот, слушал меня. Поразил его не мой ум, а слишком обширные знания о погибших, сгинувших и распавшихся империях. Дело в том, что я рассказал ему о Римской, Византийской, австро-германской империях и СССР. После первого же вечера нашей беседы, дотошный дед вызвал библиотечных хранителей и долго пытал их. Они под страхом смерти в подвалах дворца, честно не сдавались, утверждая, что о таких империях не слышали и ничего не знали. А когда я рассказал деду о колесницах, фаланге Македонского со всеми подробностями, дед отменил казнь библиотечных хранителей и начал пытать меня. Правда, казнью не угрожал. Любимого внука и наследника, пытал словесно, ласково. Делать было нечего, мне ещё нужна была деда помощь. Взяв с него обещание о том, что он поможет мне в исполнении задуманного мной, я рассказал ему о своей болезни, обо всех видениях и разуме-соседе в моей голове, который и рассказал мне всё это из истории другой планеты ..., Земли, находящейся в другой Галактике. Дед слушал меня вначале недоверчиво, требовал подробностей. Моя память меня не подводила и я ни разу не сбился. Узнав, что на той планете отар известен под названием "конь", дед поверил или сделал вид, что поверил мне. Меня его недоверие не обидело. Сам поступил точно также, если бы мне кто-то рассказал подобное. К его скептическому взгляду отнёсся спокойно, как и любой правитель, он считал, что врут все, кроме него. Меня это особо не расстроило, ибо я добился главного, дед обещал помочь мне морально и материально в выполнении моего замысла. Заручившись его словом, начал действовать. Вначале использовал его моральную помощь.
  Изменение статуса деда с Владыки на Властелина, на его личной охране сказалось в одном. Старший легат так и остался старшим легатом его личной охраны, не изменились и легаты, это были те же люди. Единственным изменением было то, что количество воинов личной охраны увеличилось в несколько раз. Моральная помощь деда заключалась в том, что он передал в моё распоряжение полсотни "этих бездельников", как выразился дед. После небольшой перепалки со старшим легатом личной охраны Властелина, смог отобрать таких, каких мне было нужно. Воины личной охраны были людьми крупной комплекции практически все, что меня не очень устраивало. Нужных мне по комплекциям людей я подбирал и с вспомогательных служб личной охраны, стараясь создать одинаковые по росту четыре десятки. Дело в том, что взяв за основу идею "фаланги", несколько её изменил.
  В Женькином рассказе в "фаланге" Македонского копьями были вооружены первые три ряда. Первый ряд имел двух метровые копья, второй - четырёх метровые и третий - шестиметровые. Не имея понятия в воинском деле, Женя не мог мне объяснить многого. Чем обусловлена именно такая длина копий? Как в построении "фаланги" распределялась нагрузка на воинов? Как добивались синхронности движения? Сколько минимально рядов и по сколько воинов в ряду нужно для "фаланги"? Эти и ещё много, других вопросов так и оставались без ответов, он их просто не знал. Вот и пришлось мне искать ответы, на свои вопросы самостоятельно, используя выделенных воинов. Им было не сладко, но открыто протестовать они не решались. Мучились молча.
  По рассказам Жени, каждый воин имел щит. Ими укрывались со всех сторон и сверху. Далее он говорил, что первый ряд воинов держал щит, и выставлял наружу двухметровое копьё, второй ряд выставлял наружу четырёхметровое копье, укладывая его древко на плечо первого ряда воинов, третий ряд выставлял наружу шестиметровое копьё, укладывая его на плечи первого и второго ряда? При этом все держали ещё и щиты. Сколько могли прошагать с такой нагрузкой воины? Сомневаюсь, что долго. Мне пришлось многое переделать.
  После длительных экспериментов моя "фаланга" приобрела следующий вид.
  Воины первой шеренги, восемь человек, несли большие щиты, закрываясь спереди, ещё двое стоявшие сбоку прикрывались сбоку. Воины второй шеренги имели только двухметровые копья, которые выставлялись наружу за щиты первой шеренги, имеющие упор на подставку, укреплённую со стороны свободной руки, на поясах воинов первой шеренги. На плече воинов второй шеренги был упор для поддержания щита, укрывающего сверху, его держали воины третьего ряда, тоже уложив эти щиты на упоры на плече. Четвёртый и пятый ряд имели копья соответственно четырёх и шести метров, вот они укладывались на плечи воинов трёх первых рядов и держали щиты, над головой опирая их на плечевые упоры. Все право и левофланговые воины шеренг своими щитами закрывали строй с боков. Расстояние между шеренгами подобрал опытным путём, рассчитать заочно, так и не смог. С этим вроде разобрался, что-то получилось. Похоже, было это построение на "фалангу" Македонского или нет? Я не знал, а сам Македонский умер в молодом возрасте на планете Земля несколько тысячелетий назад, как и его воины, поэтому спросить мне было не у кого. Вот и решил, что получилось.
  Но оказалось, что это было мелочью, гораздо сложней было разработать ритм движения, осваивать его нужно было с другим составом воинов, в их роли должны были выступить мои товарищи по второму году обучению в малой манипуле кандидатов в "ролы". Вот их ещё предстояло найти, убедить поверить моему воинскому гению. Увы! Это оказалось очень трудным делом, потребовавшим для его решения умственных усилий и обычной хитрости.
  Но, перед тем как рассказать о решении мной этой проблемы, хочу рассказать об одном моём открытии, изменившем мои взгляды на простых людей. Кузнецы, оружейники и прочие ремесленники для меня всегда были обычным людом не достойным внимания "высокородного". Все они, как и множественные слуги были обычным приложением к мебели и вещам. Такие взгляды были не только у меня, все купцы, чиновники, "высокородные" думали так же. Мы с народом жили разной жизнью, разными заботами и стремлениями, не имея ничего общего. Сравнить могу и более колоритно. Взять летающих птиц и на земле обитающих животных. Одни парят в небесной глади, наслаждаясь теплом и свежим воздухом. Другие ползают по земле и в ней, в темноте, смраде. Являясь только добычей, пищей для парящих в небесах птиц-людей. Но это моё такое отношение получило серьёзный удар и вызвало глубокую задумчивость об истинных ценностях и месте людей в жизни.
  Дед дал мне гарантийные расписки об оплате им моих заказов. Я и занялся ими. У лучших оружейных мастеров, кузнецов заказал щиты, копья, мечи и новые доспехи. Не мелочился и заказал всё с запасом. Вот здесь и столкнулся с первой трудностью. Всё заказанное мной было новинкой, а я в кузнечном деле не разбирался. За основу взял рассказы Жениного разума, которым обладал человек ещё более далёкий от всех тонкостей и знаний военного и кузнечного дела. Долго распинался, пытаясь объяснить всем мастерам, что мне надо. Показывал им свои рисунки, не очень хорошего исполнения. С укороченным мечом римских легионеров, барабаном и копьями для "фаланги" разобрались быстро. Застряли на щитах и подпорках, а окончательно увязли на "кольчуге", такой длинной рубашке из скованных колец и наручных пластинах которые носили "ниндзя". Женя говорил, что кольчуга была изобретением "русских воинов" и была лёгкой, прочной, а эти "японские ниндзя" с надетыми на руку пластинами, сдвоенный конец которых имел просвет, шириной в толщину лезвия меча без мечей дрались с вооруженными мечами "самураями". Я смутно понял, кто все это такие? Можно только представить, как я объяснял об этом кузнецам и оружейникам. Сказать мне о том, что ничего не поняли из моих бестолковых объяснений, они не посмели, но через четыре декады я получил всё требуемое, а кузнецы и оружейники получили новый заказ ..., от старшего легата личной охраны Властелина. Заказал он сотню кольчуг с наручными пластинами и сотню коротких мечей. Попутно все кузнецы и оружейники, сделавшие всё это, были объявлены носителями тайны государства. Вместе с семьями их вывезли в дальнее поселение и под неусыпной охраной воинов личной охраны Властелина обязали безвыездно жить там. Они очень старались, сделали всё так хорошо, что стали заключёнными. Мне их было жаль. Но здесь я был бессилен, уговорить деда помиловать мастеров не смог. Что там ему наговорил на них старший легат его личной охраны? Так и не узнал, хотя и пытался. Более важные дела отвлекли моё внимание от участи мастеровых людей. Но теперь я изменил мнение о них. С того дня хорошие мастера в моём понимании выделились из общей стаи ползающего народа. Так создал новую касту, которую узаконил позже ...
  Опробование оружия и доспехов для "фаланги" было успешно закончено. Теперь мастеровые методом проб и ошибок, имели уже все нужные им параметры для изготовления всего необходимого, они занимались делом. А я вернул деду его "бездельников" из воинов личной охраны и обслуги, которые были моими помощниками в деле создания всего нужного для моей новой военной тактики боевых действий. Теперь оставалось последнее, мне предстояло найти единомышленников из моих соучеников. По моим замыслам, испытание нового боевого построения должно было произойти во время сдачи нами испытания на звание "рола". Поэтому мне нужны были для "фаланги" ребята из моих соучеников. Их предстояло завербовать. Как к этому подступиться? Пока не знал, решил действовать по обстоятельствам.
  
  Глава 13.
  
  Пол декады отдыха пролетели, мы собрались на утреннее построение в отведенной казарме городка манипулы "ролов" южного округа. Общий режим для нас, окончивших второй, последний год обучения в малой манипуле кандидатов, был облегчён. Эти десять декад до испытания в казарме мы находиться должны были только днём, а вечером расходились по домам. В малой манипуле обучались дети "высокородных", дворцы или дома в столице имела каждая семья "высокородных". Так требовалось по догмам их положения в нашем обществе. Всё тянется к солнцу, а "высокородные" тянулись к правителю, своему солнцу. Поэтому все мои соученики проводили свой отпуск, в столице нашего государства. До отведенных нам казарм и плаца добираться труда не составляло ни для кого. На общее построение все пришли заранее и теперь бродили по плацу, ведя отвлечённые разговоры, рассказывая о проведенном времени. Один я был занят делом, ходил и вербовал себе команду для сдачи испытания. Меня выслушивали внимательно все и сразу согласились вступить в мою команду ..., целых пять человек. Остальные обещали подумать, но я понимал, что это просто отговорка. Рисковать прохождением испытания не хотели. Старый известный веками способ сдачи был надёжней, новшества предлагаемого таким же кандидатом. Я был обескуражен и приуныл. Весь этот день был озабоченным одной проблемой, мой замысел проваливался. Признать это было тяжело, но приходилось. Наверно мои боги были на моей стороне, вечером во время ужина меня озарила идея, как спасти мой план. Увы, снова требовалась помощь деда. Сразу после ужина насел на него. Обычно после ужина дед блаженствовал в кресле на террасе, выходившей в сад. Я пристраивался рядом, мы вместе наслаждались тишиной и покоем летнего вечера. В этот вечер всё было иначе. Дед не успел погрузиться в наслажденье отдыха, ибо я начал атаку. От моей просьбы дед вскочил:
  - А может тебе отдать сразу трон и ключи от казны? Чего уж там мелочиться! И так ты с меня и казны все соки выпил. Дай ему то, оплати это. Совесть нужно иметь!
  Мне ни его трона, ни его ключей от казны в этот день было не надо, но решил разыграть деда и задумчиво ответил:
  - Если ты так считаешь? То я твоему решению противиться не буду. Давай пиши указ!
  Чего ожидал дед? Не знаю, но услышав мой ответ, он оторопел и долго молчал. Потом вздохнув, сдался:
  - Ладно! Из двух зол выбираю меньшее зло. Но это последняя твоя просьба удовлетворённая мной, вымогатель! Вчера казначей уже жаловался на твоё опустошение казны. Взрослый уже, должен обходиться тем, что дают. Сейчас вызову писца и канцлера.
  В этот вечер я стал обладателем указа Властелина:
  
  "Указ Властелина объединённого государства материка ОВАТ.
   Сим, повелеваю старшему легату моей личной охраны произвести дополнительный набор в личную охрану из числа "высокородных" проходящих испытание на звание "ролов", успешно выдержавших его, проявивших новое знание ведения боя. Обо всём докладывать мне лично, ибо решение пригодности к службе в моей личной охране оставляю за собой. Набрать повелеваю шесть десятков воинов, каждый попавший в это число получает чин сотового воителя моей армии и содержание по этому званию.
   Приложен личный перстень Властелина в присутствии канцлера, писано писцом Властелина в шестой день первой декады месяца созревания плодов".
  
  Вот с этим указом я утром и пришёл на построение, на плацу. Там собрал своих пятерых добровольцев и громко зачитал им указ. Читал старательно, чтобы слышали все. Мои добровольцы светились от счастья. Стать "ролом" было очень почётно, но попасть в личную охрану Властелина? Это было мечтой всех семейств "высокородных". Сын, служащий при самом Властелине, поднимало статус их отцов в глазах всех. Через полчаса этот указ зачитал нам наш легат. Он был "ролом", но из "высокородных" вот и приходилось ему разрываться между двумя кастовыми устоями. Вся эта борьба проходила на его лице. Что победило? Понять никто так и не смог. Да и всем парням, слушающим этот указ Властелина, было не до его переживаний. Требовалось срочно сообщить о нём главе семьи и получить его указания. А мне требовалось пережить этот день и узнать, сработала моя идея или нет? В общем, тяжко было всем!
  Утро следующего дня ждал с нетерпением, пришёл, как обычно, за полчаса до общего построения. Оказалось, что меня давно ждали. Насчёт очереди договориться не сумели, о чём свидетельствовал потрёпанный вид и свежие синяки на многих лицах. Дальше началась "ярмарка вакансий", о которой рассказывал разум Жени, но с нашими местными дополнениями. Перекричать оппонентов получалось у немногих, основная масса использовали кулаки и навыки боя с противником, полученные за время обучения. Общая потасовка захватывала всё больше участников. Я старался держаться от них подальше, но и мне легонько перепало. Вовремя подошедшие наставники с трудом навели порядок, наказали всех. Ближайшую декаду мы должны были провести в казарме, походы домой отменили. Но никто не расстроился, шансы прорваться в число избранных повышались. Вечером, когда наставники оставили нас, едва не возобновилась общая драка, но я поступил мудро. Объявив основные требования для претендентов в личную охрану Властелина, конечно с его слов, на которые и сослался. Требования были простые:
  1. Послушание и дисциплинированность.
  2. Выдержка и спокойствие.
  3. Бережное отношение к телам товарищей.
  4. Уважение меня, как лица, которому доверен отбор.
  Это поняли мгновенно, осознали и все начали проявлять мне своё уважение. Понимая, что при отборе могу замолвить за них. Улыбаться и лизать руку сильному, нужному человеку, умеют все. Так взял бразды правления в свои руки. Начал с того, что премировал пятерых добровольцев, объявил, что они уже в списках для утверждения Властелином и теперь являются моими помощниками при отборе остальных. О том, что это ошибочное решение, понял быстро, ибо мои помощники начали "лоббировать", тоже почерпнутое от разума Жени слово, своим знакомым, друзьям и родственникам и едва сами не начали драку между собой. Пришлось перевести их в роль молчаливых зрителей, пригрозив отчислением из списка. После наведения порядка начал отбор. Руководствовался своими требованиями критериев роста и комплекций. Отобранных, по этим критериям кандидатов, лично ставил на места в шеренгах. Так выстроил строй в шесть шеренг, по десять человек в каждой. Дальше проявил дипломатию. Достал указ и перечитал его для всех отобранных парней и тех, кто не попал в ряды счастливцев, дополнив его своими объяснениями:
  
   "Указ Властелина объединённого государства материка ОВАТ.
   Сим, повелеваю старшему легату моей личной охраны произвести дополнительный набор в личную охрану из числа "высокородных" проходящих испытание на звание "ролов", успешно выдержавших его, проявивших новое знание ведения боя. Обо всём докладывать мне лично, ибо решение пригодности к службе в моей личной охране оставляю за собой. Набрать повелеваю шесть десятков воинов, каждый попавший в это число получает чин сотового воителя моей армии и содержание по этому званию.
   Приложен личный перстень Властелина в присутствии канцлера, писано писцом Властелина в шестой день первой декады месяца созревания плодов".
  
  - Итак, вы должны понимать, что отбор кандидатов в свою личную охрану будет проводить лично сам Властелин. Это значит, что шанс есть у всех вас. Нужно только стараться на испытании показать себя. Те, кого я отобрал, просто будут использовать новую тактику ведения боя, для изучения которой им нужно будет очень попотеть.
  Общее уныние парней, не попавших в число отобранных, сменилось надеждой. Все повеселели, мир был восстановлен. Но я продолжил свою дипломатическую игру, отведя отобранных мной парней подальше от остальных:
  - Вы не расслабляйтесь! Это я сказал остальным, чтобы они не очень завидовали вам. Кому нужны враги? Мне нет! Это вам понятно?
  Мои сообщники радостно переглянулись и замотали головами. Они всё поняли! Всё-таки они счастливчики! Дальше оставалось самое простое дело, освоить основу новой тактики, научиться ходить в ногу с одной скоростью, "фаланга" должна двигаться равномерно. Вот с этим и возникли большие проблемы, преодолеть их было непросто.
  Дело в том, что ходить строем, держа равнение, у "ролов", да и во всей армии было не принято. Только дворцовая стража практиковала это, устраивая коридор для Властелина при его входе в тронном зале. А так это больше никому было ненужно. Доктрина ведения боя даже у самых боеспособных частей нашей армии, "ролов", была проста. Остановить наступающего противника, выставив преграду из щитоносцев и копьеносцев, которых поддерживают лучники. Далее открыть проходы для тяжёлой кавалерии "высокородных", а затем вести индивидуальный бой на мечах. Так воевали всегда. Проходили века, а ничего не менялось, оно и понятно. Зачем менять то, что всегда приводит к победе? Мирное время ещё более расслабляет, а у нас оно господствовало очень долго. За последние сотню лет в основном это были набеги орд и только одно нашествие крупных сил варваров, отражённо было быстро, благодаря моему отцу. Теперь отобранным мной девятнадцати летним парням приходилось ломать стереотип в первую очередь в собственном мышлении. Легко ли это? Убедился, что нет! Но сдаваться не хотел.
  В тот второй день, когда производил отбор добровольцев, мы выполнили ещё одну задачу. Провели испытания для кандидатов в "ролы", окончивших первый год обучения в малой манипуле. В своё время, из-за болезни это я пропустил и теперь смотрел на всё с интересом. Хотя ничего интересного не было. Мы стояли стеной, а испытуемые атаковали наш строй. Для этих испытаний впервые увидел, что выдали затупленное оружие и только потом понял, насколько это было правильно. Жаждущие пройти испытание были настойчивы и лезли на нас невзирая ни на что. Ухитрялись использовать даже собственные зубы. Вначале мы лениво отмахивались от них, но когда число укушенных перевалило за половину, озверели и тоже кусались не стесняясь. Дошло до того, что зрители и члены комиссии бросились растаскивать нас, обильно обливая водой, которую поставляла обслуга городка манипулы ролов южного округа. В общем порыве участвовал и я. Два укуса в руку и ногу лишили меня спокойствия и возможности соображать, только пару бадей холодной воды вернули в норму. Так веселился в первый раз. После этого побоища, мокрые парни, когда пришли в себя, то долго и дружно смеялись, вспоминая личное участие в этой схватке. Так и закончился этот знаменный день, который вообще-то нужно считать историческим, ибо в этот день родилась новая тактика боя. Понимание этого пришло позже.
  На следующий день начал тренировки. Наставники нас не беспокоили, к испытаниям каждый должен был подготовиться самостоятельно. Все и готовились, не обращая внимания на нас. Думаю, что смотря, на то, как мы по 12-13 часов в день, с короткими перерывами на обед, ходим по плацу под лучами жаркого солнца, многие радостно вздохнули, что эта участь досталась не им. Отобранные счастливчики уже чувствовали себя глубоко несчастными, но и покинуть наши ряды боялись. Их отцы уже прикинули ожидаемые выгоды и почести, за лишение этого могли и очень жёстоко наказать. Все это поняли. Ходили строем, проклиная всё, в том числе и свою "удачливость". Так продолжалось две декады. К началу третьей декады нам вручили изготовленные барабаны. Один взял себе, остальные отдал пятерым "счастливчикам". Ходить под ритм ударов оказалось легче, но не сразу. Думаю, что сошедшим с нас потом можно было бы наполнить бочку. Это моё мнение поддержки не нашло. Все считали, что пролитого пота хватило бы наполнить минимум две бочки. До дискуссий дело не дошло так, были изготовлены заказанные щиты, копья, кольчуги и короткие мечи. Вновь начались мучения. Только к поту добавилась кровь из разбитых носов, губ, ещё синяки украшали наши истерзанные тела. А затем наступила полная апатия и ..., дела пошли лучше. Ноги двигались сами по себе, не подгибаясь и в такт. Все перестроения выполнялись бессознательно, автоматически. Так и не заметили, как пришёл назначенный день испытания.
  Глава 14.
  
  На учебном поле выстроились выделенные для участия в испытаниях "ролы" манипулы. Они образовали привычный строй. Впереди щитоносцы, за ними копейщики, следующий ряд составили мечники, а сзади них двумя группами по 30 человек застыла кавалерия "высокородных". Лучников не было, ни у них, ни у нас. Кроме того у нас не было и тяжёлой кавалерии. Наш строй отличался от строя "ролов" манипулы ещё и тем, что стояли мы по сотам, как и проходили обучение. Две соты составили мои "добровольцы-удачники", мы стояли рядом практически в центре нашего построения. Для того чтобы раньше времени никто не увидел новых кольчуг и нового вооружения, применил хитрость. Обе соты поверх кольчуг накинули плащи, длинные копья положили на землю, часть щитов спрятали за спинами. Я стоял в первом ряду строя своей соты, но отчётливо представил вид нашей "маскировки" со стороны. Тогда понял, что перестарался. Две соты людей одетых в тёмные плащи очень выделялись на фоне общего строя малой манипулы. Хорошо хоть никто из моих соучеников из-за волнения этого не заметил. Точно засмеяли бы!
  Пока мы стоим, хочу отметить, что ремесленники-оружейники постарались на славу. Они очень много добавили к моему бестолковому описанию. Щиты имели специальные зацепы, позволяющие быстро скреплять и разъединять их. Кроме того на щитах для первой линии и боковых были выемки-упоры для копий, да и в кольчугу, и в короткие мечи внесли много очень хороших изменений, улучшающих их боевые качества. Но вынужден прервать рассказ о мастерах-ремесленниках так, как громко запела сигнальная труба, объявляя о начале последнего испытания ...
  Раззадоривая себя криками, мои соученики готовились ринуться на стоящих в боевом построении "ролов" манипулы. Пришло время действовать и нам. Коротко отбыл дробь на своём барабанчике. Это был условный сигнал к боевому построению моих товарищей по эксперименту. Сбросив плащи, подхватив копья и щиты, мои две соты выстроили "фалангу". Не знаю, обратил ли кто-то внимание на наши манёвры или нет? Мне было не до лишних мыслей. Волновался страшно! Если опозорюсь, то мне не поздоровится. Вытянул из деда кучу денег, указ с обещанием и получу позор! Деду на мнения всех было плевать, но выводы он делает всегда беспристрастные, в них месту любви ко мне не будет. Отогнал от себя эту гадостную мысль и страх. Я ведь АРИД! И это обязывает отбросить все страхи и неуверенность. Даже проигрывать АРИД должен с честью иначе он не АРИД! Так накрутил себя и начал отбивать ритм движения. Пять барабанов за моей спиной вторили моему барабану. Ощетинившись копьями, укрытая сцепленными щитами, "фаланга" медленно двинулась вперёд. Наши соученики беспорядочно бежали к боевому порядку "ролов" южной манипулы размахивая мечами и отчаянно крича ...
  Не знаю, толи, издеваясь над юнцами, толи из соображения безопасности, но "ролы" были нападавших обратными концами и древками копий или плоскостью мечей. Такой удар по глухому шлему или панцирю сбивает с ног, заставляет упасть и замереть. Первые "убитые" легли возле шеренги "ролов", уцелевшие откатились назад. Но азарт боя уже овладел нашими товарищами. Пришедшие в себя "убитые" отползали назад, вставали и вместе с откатившими товарищами, наскакивали вновь. Снова получив удары падали и снова отступали. Одни издевались, а другие сатанели. Строй "ролов" стоял, не шелохнувшись, не смотря на яростные наскоки атакующий кандидатов на это почётное звание. Звук рожка привёл неподвижный строй "ролов" в движение, строй распался, открыв проходы. В них устремились отряды тяжёлой кавалерии "высокородных". Прорвав шеренги атакующих кандидатов в "ролы", "высокородные" зашли в их тыл, пронеслись вдоль опешивших кандидатов, молотя всех подряд. Обидно были плоскостями своих мечей всех до кого дотягивались, а закованные в доспех отары сбивали грудью и копытами застывших от растерянности парней. Досталось многим, тела поверженных юношей устлали землю. Тяжёлая кавалерия "высокородных" обогнув строй стоявших "ролов" вернулась на своё место. Когда тебя всё время бьют, сбивают на землю, азарт боя испаряется быстро. Упавшие кандидаты в "ролы", уже вставали не так быстро, а уцелевшие уже не рвались в атаку. Наш бой захлёбывался, но в этот момент "фаланга" подошла к боевому строю "ролов". Только теперь те обратили внимание на не обычное построение атакующих кандидатов в "ролы". Груда щитов закрывала идущих со всех сторон и сверху, торчащие во все стороны копья, не давали возможности приблизиться к этому построению. Необычное зрелище ошеломило бывалых "ролов" и теперь растерялись они. Между щитами не было отверстия, даже если бы "ролы" имели в своём составе лучников, то и тем делать было нечего. Решить, как действовать против нас? "Ролы" не успели. Мы врезались в их строй, разметая его на всю глубину. Шестьдесят юнцов против разлетающихся от ударов копий крепких воинов оказались внушительной силой. Пробив ряды "ролов", "фаланга" замерла, из-под щитов выскочили два десятка самых крупных моих сподвижников, разделившись на десятки, они ударили в открытые фланги строя. На воинах были длинные свободные рубашки из металлических плоских колец, с металлическими квадратами на груди. Короткий открытый шлем был оторочен куском из таких же колец. Под этой рубашкой был кафтан, из дублёной шкуры. В руках у них были короткие мечи. На рукавах рубашки была полоса из сдвоенной пластины на конце. Все "ролы" третьей линии, мечники, начали стягиваться к месту прорыва. Щитоносцы и копейщики остались на своих местах, готовые отразить новую атаку наших товарищей. Мечники "ролы" атаковали юнцов, уже не плоскостью своих мечей. Но те не испугались, встретили атакующих, подставляя под удары мечей руку с металлическими полосами на рукаве. Дальше началось самое ужасное. Меч "рола" ударял в эту полосу, скользил по ней и попадал между двух пластин. Юнец резко поворачивал эту руку, и ..., зажатый между полосами меч вылетал из руки опытного воина, а юнец мечом во второй руке наносил сильный удар. Короткий меч был довольно тяжёлым, оглушенный "рол" падал на землю. Это избиение проходило успешно почти секунду, "ролы" сориентировались быстро. Закрывать дыру в своей обороне бросилась тяжёлая кавалерия, "высокородные" рассчитывали своей массой смять юнцов. Не знаю, что собой представляет "конь" на Земле, но его собрат в моём мире, отар, обладает отличным зрением, обонянием и умом. Запах металла боевой отар слышит хорошо, знает и что он значит, а уж блеск острия меча или кованый наконечник копья, щит увидит и различит на приличном расстоянии. Далее его разум, всё это взвесив и оценив, быстро принимает решение, как избежать опасной встречи. Не смотря на понукание всадников, их скакуны на копья не кинулись, а отклонились в стороны. Это привело к тому, что тяжёлая кавалерия "высокородных" обрушилась с тыла на своих копейщиков и щитоносцев, смяв их ряды. Избиение "ролов" продолжалось.
  Раздалась барабанная дробь и два десятка воинов в рубашках из колец, которые теснили фланги "ролов" в пробитой "фалангой" бреши в боевом построении "ролов" вновь нырнули под щиты. Частая дробь передала новую команду и "фаланга" разделилась на две меньшие "фаланги", они ощетинились жалами копий, а затем двинулись вправо и влево, расширяя брешь. Укрытые щитами кандидаты в "ролы" топтали лежащие на земле тела "ролов" не нарушая строй и темп движения. А затем пришла помощь. Избитые и отброшенные кандидаты в "ролы", увидев, что их обидчиков громят, забыли о разбитых носах, ушибах и ссадинах. С новыми силами они бросились на своих обидчиков. Теперь их было трое на одного "рола" и ответное избиение проходило более успешно для кандидатов в "ролы". Настоящие "ролы" получали ссадины, ушибы, кровь текла из разбитых носов. Старший легат манипулы "ролов" южного округа очнулся от оцепенения, вызванного необычным зрелищем избиения кандидатами в "ролы" воинов его манипулы. Он приказал прекратить испытание, но разошедшиеся юноши продолжали избиение ветеранов. По команде старшего легата более тысячи "ролов" манипулы, в том числе сотня верховых "высокородных" бросились на поле "боя". Они оттаскивали, растаскивали цепляющихся за свои жертвы юнцов, грубо и безжалостно. Сами "высокородные" не отставали от остальных "ролов" манипулы, хотя среди кандидатов были их близкие и дальние родственники. Но сейчас было не до родственных чувств. Миф о непобедимости всех "ролов" рушился на глазах. Честь была превыше всего, поэтому грубо оттаскивали всех подряд, щедро награждали ударами. Единственным тихим островком среди бушевавших страстей было место возле замерших "фаланг". Щиты так и остались сомкнутыми, копья также грозно смотрели во все стороны. Приближаться к "фалангам" никто из выскочивших "ролов" не решился. Насмотрелись! Замершие "фаланги" стояли какое-то время неподвижно. Причина неподвижности "фаланг" крылась во мне, я растерялся и не знал, что делать дальше? Затем придумал!
  Короткая барабанная дробь и обе части "фаланг" начали отступать, сближаясь. Сигнала отойти и двигаться стороной не изобрёл, поэтому снова топтали сбитых с ног "ролов" в обратном порядке. Те, бедные, терпели. Всё равно сделать ничего не могли, да и не решались. Обе части "фаланги" сошлись, перестроились в одну и под звук отбивавших ритм движения барабанов вернулись на исходные позиции. Вскоре туда сползлись избитые и помятые остальные кандидаты в "ролы". Внимания на нас "ролы" манипулы не обращали. Они хлопотали над своими пострадавшими, были злы на этих "юнцов", своё негодование изливали в брани, отчётливо доносившейся до нас. Какие будут последствия этой дерзости? Даже не пытался предположить. Знал, что ничего хорошего ждать не стоит. Мои товарищи по обучению об этом почему-то не думали, они были радостны и возбуждены. Небывалая победа окрылила их, сейчас они были готовы выступить против любого врага. Скучным был один я, представлял, как поскучнеют они все, оказавшись у родных очагов, в пенатах родовых поместий. Там их родственники из касты славных "ролов", доходчиво объяснят им, что значит разгромить действующих "ролов", опозорить их перед чужими людьми. Задетая честь, как уже говорил, заставит забыть о кровном родстве и поздравления победителей будут жаркими. Но всё это было мелочью по сравнению с тем, что решит комиссия. Зачесть испытание? Принять кандидатов в "ролы" в ряды "ролов"? Да старики их замордуют! Замучат! С поражением не смирятся, никогда!
  Так получил хороший урок, который запомнил на всю жизнь. Оказалось, что самым страшным есть тот случай, когда полученный результат превосходит результат ожидаемый. Затевая всё это, рассчитывал только на достойную сдачу испытания и не более того. И вот получил! Разгром лучших воинов государства и головную боль. Как выкрутится из всего этого? Даже не мог себе представить.
  Мучась муками запоздалого раскаяния и поиском выхода из созданной самим же ситуации, доехал до дворца, проскользнул в свои покои. Служанки вымыли меня, натёрли тело благовониями и маслами. Внимания на них не обращал, в моём состоянии было не до их прелестей. Прогнал их и затаился.
  Так и просидел оставшееся время до ужина. Увы! От него увильнуть не мог. Этикет обязывал! Тащился на него, как на казнь. В большом трапезном зале народа уже было много. Придворные на такие мероприятия не опаздывают, они не страдают от голода и возможность поесть здесь не самая главная. Дед хлебосолом не был. Вечно устраивал скоромные трапезы, полезные по его уверению для здоровья "пузатых" придворных. Или устраивал постные дни, когда гостей угощали простой водой. Но это было незначительной мелочью. Самым важным на этих трапезах это было занять место поближе к Властелину или хотя бы у него на глазах. Именно поэтому все приходили заранее. Дед тоже приходил раньше и с удовольствием наблюдал за суетой придворных, постоянно усложняя им задачи, пересаживая всех по своим соображениям. Так он начинал издеваться над придворными и продолжал это делать в течение всего ужина. В этом удовольствии себе никогда не отказывал.
  Я проскользнул на своё место и затаился. Суета с рассаживанием приглашённых гостей уже заканчивалась. Осмотрелся и вздрогнул. Главный легат "ролов" большую часть времени проводил в столице, на сдаче испытания присутствовал. Сейчас он сидел, опустив свой взгляд в стоящую перед ним миску. Его "ролы" были опозорены, миф об их избранности и непобедимости был развенчан юнцами. С таким позором смириться было не просто. Как и любой военачальник, он переживал позор своих подчинённых очень тяжело. Ему казалось, что все смотрят на него презрительно, но главное было впереди. Властелин не упустит возможности обсудить это поражение его воинов и высмеять их. К этому предстояло приготовиться. Вот он и готовился к позору и осмеянию придворными.
  Я отвёл от него взгляд и прислушался к разговору деда. Тот громко вычитывал канцлеру и казначею:
  - ... ныли мне постоянно. Много денег тратите на свои глупости. Ну, что скажете теперь? Эх! Надо было вас поставить в строй "ролов", пусть бы юнцы потоптали вас. Я всю жизнь посвятил изобретению этой стратегии, а из-за вас она могла не обрести реальность. Вы самые большие мои враги и не только мои...
  Услышав это, напрягся. О чём идёт речь? Понял сразу и с интересом прислушался к речи деда.
  ... вот, что значит гений! Это понятно я о себе! Мой "тубус" исполненный мальчишками, которых готовил я, давая указания моему внуку, разгромил лучших воинов моего государства, непобедимых "ролов". Да если так обучить и вооружить всю мою армию, то мы завоюем весь наш мир. Кто сможет противостоять нам? Никто! Теперь мой разум окрылён и ещё что-то изобретёт. Чего стоят созданные мной доспехи, копья и мечи? Да если вас, всех бездельников только и знающих, что есть за мой счёт, вооружить всем этим и немного обучить, то и вы будете полезны мне, сможете стать доблестными воинами, а не потребителями моих припасов...
  Канцлер привычно молчал, не слушая то, что говорил дед, а казначей не выдержал и перебил его:
  - Моё дело казну беречь и считать, а не железкой махать ...
  Дед тут же переключился на него:
  - А вот это решать мне! Ты мой подданный и я могу сделать с тобой всё, что захочу. Могу казнить, могу озолотить ..., ну это я так, к примеру, сказал. Всем вам нужно рассчитывать на первое, вы и так достаточно воруете, пора мне этим озаботиться...
  Дальше дед начал развивать тему казнокрадства и бесполезности чиновников. Это мне было неинтересно. Эта тема у деда была постоянной, и я погрузился в воспоминания.
  ... О тубусе деду рассказал давно, ещё до своей болезни. С этим зверьком столкнулись во время своих скитаний по просторам государства. В составе малой манипулы кандидатов в "ролы" мы вечером остановились на ночной привал. Молодые организмы оклемались быстро и свободные от работ по устройству лагеря, расползлись по местности. Мы все были из семей "высокородных" и красоты, загадочность природы ещё не утратили для нас своей новизны. Четверо моих соучеников наткнулись на какого-то зверька. Длинные жёсткие щетинки покрывали его тело. Парни начали забавляться со зверьком, замкнув его в круг и не выпуская его за пределы этого круга. Зверёк метался, а затем его шерстинки встали дыбом, и он бросился на своих мучителей. Атаковал он двоих ..., и прорвался! В ногах парней остались его ворсинки, толстые, необычно прочные, острые, они глубоко впились в кожу ног и рук. Для того чтобы вынуть их, пришлось повозиться немало времени нашему лекарю. Да и ещё несколько дней поражённые места пострадавших были воспалены и болели. Что это за зверёк? Как он называется? Никто из наших наставников не знал, а мы не знали и подавно. Через день остановились на ночлег возле лесного поселения. Раны у ребят были воспалённые, гноились и болели. Местный знахарь осмотрел их и покачал головой:
  - Бог леса покровительствует вам! Зачем трогали тубуса? Вам повезло! Встретили детёныша, а не взрослую особу. У взрослых особ эти ворсинки покрывающие тело длинные, толстые, прочные, очень острые и покрытые слизью. Этот зверь не агрессивен, если его не трогать, но если его тронуть, разозлить, то он распускает эти ворсинки и бросается на обидчика. Ворсинки глубоко впиваются в тело, слизь попадает в рану и вызывает гниение. Прекратить его очень трудно. Советую вам, если встретите тубуса, обходите его стороной.
  Данные им мази излечили моих соучеников, но слова знахаря мы запомнили и впредь были очень внимательны...
  Дед запомнил этот рассказ и теперь мою "фалангу" ..., мою? Да пожалуй, уже нет! Ведь этот "тубус" изобретение деда! Изобретение, которое, под его руководством воплотил в жизнь я и мои товарищи. Дед назвал себя автором этого! Значит...
  Я посмотрел на главного легата "ролов". Он, подняв голову, с уважением смотрел на деда, а его лицо сияло от счастья! Все мысли главного легата "ролов" легко читались на его очистившемся от скорби позора лице. Смог прочитать их и я. Главный легат "ролов" попался на похвальбу деда и поверил его словам!
  Разгром "ролов" теперь был виден совсем в другом свете. Их разгромили не юнцы, а гениальное изобретение великого стратега и полководца, Властелина объединённого государства материка ОВАТ. Да за такой разгром можно только благодарить. Ведь он оказал "ролам" великую честь, сделав их участниками своего великого замысла. О таком можно только мечтать! Главный легат "ролов" выпрямил спину и гордым взглядом обвёл лица придворных. Но всем было не до него, переваривали услышанное. Переварили. Гул поздравлений и прославлений военного гения Властелина заполнил трапезный зал. Все вскакивали со своих мест и бежали к деду. Здесь вмешалась личная охрана Властелина, они плотным кольцом окружили деда и отталкивали восторженных поклонников его таланта. Кулаками охране справиться не удалось, они выхватили свои мечи. Блеск лезвий охладил пыл и восторг всех желавших лично поздравить деда, они шустро разбежались по своим местам. Дед купался в лучах славы и расслабился, приказал слугам принести вина. Лесть любят все, а правители более всех. Тут же все присутствующие начали произносить здравницы в честь гения, великого стратега всех времён Властелина объединённого государства ОВАТ.
  Этот гул не мешал мне думать. Я тоже искренне восхищался гением правителя. Даже чужой чих он умел обратить в свою заслугу. Такой талант даётся от рождения очень немногим людям. Дед им обладал, дальнейшие события только подтвердили это.
  Насладившись своим триумфом, дед приказал всем замолчать. Даже лесть надоедает. А когда установилась тишина, дед закрепил свой успех, дав обиженным сладкий пряник. Я слушал его и ликовал. Мой дед был гениальным правителем!
  - Вот хотел позже открыть эту тайну, но не сдержался. Ладно! Сказанное уже сказано, осталось только честно отметить всех участников моего эксперимента. Сегодня пострадала по моей вине честь "ролов", но они не виноваты в своём поражении. Просто изобретённая мной стратегия и вооружение это новый прорыв в военном деле. Я сознательно избрал мальчишек и лучших воинов нашего государства для демонстрации своего изобретения. Посудите сами. Взял бы я для испытания дворцовую стражу и что? Кого бы впечатлил разгром этих бездельников? Они и мечами пользоваться не умеют! Да и остальные вояки в нашем государстве не лучше них. Вот "ролы"! Это достойные противники. Только благодаря их мастерству и воинской доблести, я смог убедиться в настоящей цене моего изобретения! За это я благодарю, всех "ролов" принявших участие в этом бою. Каждого награждаю двумя золотыми, а "высокородных" награждаю красным шарфом, который они должны будут постоянно носить на шее...
  Тут дед запнулся и озадаченно посмотрел на казначея. Кислое выражение лица того многое сказало деду, он быстро продумал варианты и вдохновлено продолжил:
  - ..., право наградить "ролов" от моего имени поручаю ..., правителю государства ИЗИЛ входящего в состав союзного государства материка ОВАТ, а купцам разрешаю участвовать в торгах на право изготовления шарфов для "высокородных". Эти торги проведёт мой канцлер, мой казначей назначит сумму за право участия в торгах. Шарфы приобретёт правитель союзного государства УГОРИИ и вручит "высокородным" "ролам" тоже от моего имени. Вот так будет справедливо.
  Все радостно закричали и зааплодировали. Только два правителя были скучными, за щедрость Властелина придётся платить им, но дед делал так часто. Оказывая высокую честь своему окружению награждать от его имени, но за их счёт. Всем приходилось изображать радость от оказания Властелином такого доверия. Денег было жаль, но дед честно возлагал это на всех в порядке очереди. На этом ужин закончился и все начали расходиться.
  Мы с дедом покинули трапезный зал в числе первых. На террасе дворца, выходившей в сад, слуги накрыли стол закусками, фруктами и винами. Ужин за столом в трапезной был простой формальностью. После которой всем очень хотелось есть. Дед для себя нашёл простой и удобный выход. Отбыв положенный этикетом "ужин", он, как и все был голоден, боролся с этим ужиная на террасе. Хорошей еды для себя не жалко. Остальные сами должны были, заботится о себе. Они это делали не менее усердно, поддерживая эту традицию дворца, которую дед соблюдал строго и усердно.
  Мы шли с ним коридорами и переходами дворца, нас ждал прекрасный ужин, но не предвкушение удовольствия этого ужина волновало в этот день нас. У нас были более важные личные проблемы. Дед был задумчив, искал слова, чтобы объясниться со мной, я это видел, но хранил молчание. Слишком много вокруг было глаз и ушей, а языки слуги за зубами держать не умели, да им и не давали. Все придворные приплачивали слугам дворца Властелина, дед это знал, слугам платил скромно, но подрабатывать им не мешал. Он ограничивал информацию для слуг, ограничивая любые разговоры при них, правда слуги обладали фантазией и дополнительный свой заработок отрабатывали честно. Так рождаются сплетни? Или фантазии? Называйте, как хотите! Зная всё это, мы шли молча.
  На террасе дождались, пока слуги покинули её, а легаты личной охраны деда, осмотрев все углы, заняли свои посты в отдалении от нас. Только тогда дед обратился ко мне:
  - Ты ..., это ..., не обижайся на меня! Я присвоил твоё изобретение ..., сам не знаю, как это вырвалось. Считай это ..., ну, недоразумением ...
  Я встал, подошёл к деду, обнял его и чмокнул в щёку. После такого выражения ласки из деда мог вить верёвки. Но в этот раз сделал это без всякого умысла ..., по крайней мере, в тот момент. Отстранившись от деда, сказал:
  - Ты самый мудрый правитель! Всё, что ты делаешь всегда правильно. Если бы ты знал, как я благодарен тебе ...
  Дед совсем растаял, но приободрился. Мы выпили вина и занялись едой. Дед ел с удовольствием, успевая говорить:
  - Молодец! Ты правильно всё понимаешь. Ведь то, что исходит от меня, принимается всеми без обсуждений, а если сказать, что это всё придумал и организовал ты? Да тебя заклюют! Ведь для всех ты неразумный подросток и другим тебя они воспринимать не будут. А так слава открывателя достаётся династии, к которой принадлежишь и ты! Ведь после меня престол Властелина достанется именно тебе. И твоя слава впереди!
  Внезапно дед помрачнел, вздохнул и продолжил:
  - Вот только внедрить твоё изобретение мы не сможем. Явных врагов, могущих начать войну против нас, сейчас нет. Тратить деньги на перевооружение и переобучение армии смысла в данный момент нет. И так расходов много. После бунтов приходится снижать налоги или вообще освобождать от них, да и льготы "ролам" требуют от казны денег. Вот и придётся пока забыть об этом. Сам понимаешь, интересы государства превыше всего! Вот она, обратная сторона власти.
  Дед снова вздохнул, и за столом установилась тишина. Мы ели вяло, аппетит пропал. Но вот именно в этот момент в моём сознании проскочила мысль. Начал обдумывать её. Со всех сторон это было очень заманчивое решение многих проблем, достаточно выгодное для нашего государства. Прожевав и проглотив кусок мяса, обратился к деду:
  - Дед! Кажется, решение проблемы есть! Всё что ты говорил, правильно. Да у нас нет явных внешних врагов, которые могут напасть на наши земли. Содержание армии ложится тяжёлым бременем на казну и опустошает её, но самое страшное другое. Наши воины, в том числе и "ролы" не воюют, учебные схватки очень далеки от настоящего боя. Воин, выросший в среде мирного времени не может сравниться с воином войны. Ещё одно поколение и наши лучшие воины, "ролы", ничем не будут отличаться от дворцовой стражи. Толку от них не будет никакого. Деньги будут уходить на содержание полностью небоеспособной армии. Раньше или позже, но на нас нападут. Наше богатство не даёт спокойно жить очень многим, они придут на наши земли, а мы не сможем противостоять им. Потому, что сделать это будет некем. Это будет концом нашего государства, соответственно и нашей власти. Так и случилось со многими богатыми и процветающими государствами в том другом мире. Но правители нашли средство, как сохранить боеспособную армию. Об этом мне рассказал мой разум-сосед.
  Я замолчал, давая деду возможность обдумать сказанное мной. Дед задумчиво смотрел на меня, периодически отпивая вино из кубка. Но вот он нарушил молчание:
  - В то, что в твоей голове был чужой разум человека другого мира? Я вначале не очень верил, но после того, как ты предложил оружие, снаряжение и тактику ведения боя неизвестную в нашем мире и благодаря её применению, мальчишки разгромили "ролов", поверил. Давай, продолжай!
  - Так вот! Они организовали организацию, которая следила за соблюдением общих законов в их мире. Все государства, вступившие в эту организацию, платили деньги на её содержание и выделяли ей, при необходимости своих воинов. Был ещё один военный союз, он был меньше, но все его участники сразу кроме денег выделяли в его состав своих воинов, которые подчинялись одному из командиров. Может что-то запомнил не точно, но сама суть этого всего именно такая. Во всём этом нам подходит не всё. У нас другие условия и другие цели. Изменив кое-что, мы можем приспособить их решение для себя. У нас избыток воинов, каждый год пополнение молодых воинов превышает количество уходящих в отставку и этот избыток накапливается. Содержать армию становиться всё труднее, нагрузка на казну возрастает. Предлагаю тебе сократить срок службы до выхода в отставку. Обеспечение безопасности государства, поддержания порядка в государстве возложить на дружину отставных "ролов". Оставить только три гарнизона, южный округ, западный и северный округа, к ним прикрепить часть флота с двумя манипулами морских "ролов", а всю остальную армию объединив в корпус мира передать в распоряжение нового союза автономных государств нашего мира. Все государства этого союза сообща содержат этот корпус, а он размещается гарнизонами на их территориях, защищает их от внешнего врага. Для любого государства это будет выгодно, ибо свою армию и флот, достаточный для отражения любого нашествия, каждому из государств содержать обходится дороже. Да и мы, таким образом, уменьшим расходы на армию, компенсировав их за счёт этого союза. Ведь существует и процветает объединённая купеческая гильдия материков ПАРУГ и ОВАТ, а мы чем хуже? На нас не нападают, а на материке ПАРУГ война не затихает, то варвары с материков левого полушария нападают, то соседи расширяют свои территории, то сбрасывают с тронов правителей. Любой правитель, если имеет разум, хочет жить и сидеть на троне за это предложение должен ухватиться. Нужно только поручить убеждать их нашим хорошим посланникам, соответственно обставить их приезд и подготовить расчёты новых трат на безопасность, чтобы они могли сравнить.
  Окончив говорить, я отпил вина из своего кубка. Страстная и долгая речь вызвала сухость в горле, живительная слегка горчившая влага смочила его. Вино было прекрасным! Дед себя не обижал, на себе не экономил. Мы сидели и молчали. Я наслаждался вином, дед обдумывал, всё услышанное от меня. Сейчас это был не мой дед, это был Властелин огромного государства, он обдумывал, взвешивал, готовился принять решение. Человек, которому не приходилось отвечать за жизнь сотен тысяч людей, большого государства, никогда не поймёт, какой тяжёлый это груз. Я тоже слабо представлял этот груз ответственности, просто знал, что он есть, поэтому мешать думать деду не стал. Встав из-за стола, подошёл к ограждению террасы и встал. Передо мной простирался ухоженный сад, ровные аллеи деревьев уходили вдаль. Клумбы, украшенные разноцветными цветами, пруд с серебристой гладью воды. Красота! Она покоряла, радовала глаз, дарила покой ...
  От этого созерцания прекрасной красоты, меня оторвал дед. Он позвал меня и начал излагать свой план! Мне девятнадцати летнему парню это очень льстило. Властелин советовался со мной, слушал мои замечания и предложения, многие принимал. Не знаю как кто, но я в эти годы считал себя умнее и опытнее всех, тем более тех, кому было больше лет, чем мне. Все они были стариками, скучными, неинтересными, боящимися сделать что-то не так, жить им всем было нелегко. Всем, кроме моего деда. Ему повезло! У него был я, понятно, это было его счастьем и удачей! От ошибочных решений его оберегал мой ум и огромный жизненный опыт.
  
  Глава 15.
  
  Пройдут годы и я, вспоминая свою самонадеянность, пойму, как сильно ошибался тогда, каких глупостей мог наделать. Пришедший опыт понимания жизни изменит мои взгляды, он, увы, сотрёт этот юношеский азарт, самонадеянность. Проблемы окружающего мира навалятся на меня, тогда и буду жалеть об ушедшей молодости ...
  Но в этот вечер всё видел в другом свете. Послание посольств дед обосновал здорово! Они направлялись присматривать невесту для наследника престола объединённого государства материка ОВАТ, то есть для меня. Вначале я всполошился. Подозрительно смотря на деда, внёс другое предложение:
  - Дед! Ты же у нас тоже холостой? Давай они невесту будут искать для тебя. Невеста для Властелина! Это ведь круче (снова Женькино слово), чем невеста для его наследника!
  Дед укоризненно посмотрел на меня и покачал головой:
  - И кого они будут искать для меня на роль невесты? Матерей или жён правителей? Если начнут для меня присматривать дочерей и внучек правителей, то эти послы-искатели отплыть не сумеют, как меня сочтут впавшим в старческое слабоумие и запрут в своих покоях, под присмотром лекарей. Захотел быстрее занять мой престол?
  Лицо деда стало суровым, на нём отобразилась подозрительность и озабоченность. Вначале я даже испугался за него, его разум, но потом увидел его смеющиеся глаза и весело рассмеялся. Дед меня поддержал. Смеялись мы по одной и той же причине. Охота за дедом велась давно, едва он овдовел, как все придворные в семьях, которых были невесты, в возрасте и молодые, начали охоту на него. Описывали все прелести своих кандидаток, а некоторые предлагали ещё и своих жён отдать. Дед терпел долго, потом казнил тройку самых настойчивых и его из женихов вычеркнули. Мой отец был женат и роли завидного жениха, вернув себе звание наследника престола, избежал. Первое время, едва я появился во дворце Властелина, тогда Владыки, все начали присматриваться ко мне. Но у деда был старший внук, сын моей тёти, сестры отца ДАКАТЫ. Он был старше меня, но с ним были проблемы. Его, то наделяли правами наследника престола, то лишали, кроме того он отставал в умственном развитии. Это особым препятствием для выдачи за него дочерей не было, мнение будущих невест никого не интересовало, но за ним охотились вяло. Характер и жажда власти его интриганки-матери отпугивала всех. А вот когда дед объявил меня наследником престола, тогда я узнал что такое настоящая охота. Только суровые порядки воинских школ, в которых я занимался, спасали меня от этих охотничьих баталий. Но изобретательные придворные прорывались и через преграды суровых порядков воинских школ. Они прогуливали претенденток на должность невест возле ворот школ. Устраивая целые представления. Обычно я прятался, а все мои соученики с удовольствием смотрели эти спектакли. Они делали девушкам заманчивые предложения, те начинали кокетничать со всеми подряд. Разгневанные родители увозили их прочь. Но на этом охота за мной не прекращалась. В отличие от деда я казнить никого не мог, вот и вынужден был терпеть эти атаки. Сейчас мы с дедом вспомнили всё это и смеялись. Возникала новая интрига и новые приключения. Число охотников-конкурентов увеличивалось, а это сулило новые баталии. Трон нашего государства того стоил.
  Отсмеявшись, начали обсуждать детали. Увлеклись и уже глубокой ночью разошлись по своим покоям.
  На следующий день встал поздно, так и не выспавшись. Всю ночь меня мучили кошмары. Снился бесконечный сон. В нём я убегал от стаи обнажённых охотниц, которые по огромной арене гонялись за мной, а их родители сидели на трибунах и криками подбадривали девиц. Часто просыпался от ужаса, когда эти девицы загоняли меня в угол. От этих повторяющихся снов, даже служанок не трогал, оставил в покое. Так и бездельничал все три дня предоставленного отпуска. В отличие от меня дед трудился с утра и до ночи. Совещания, заседания совета, указы. Нудная и трудная работа по воплощению нашего плана легла на его плечи. Это была участь Властелина, вот он и нёс это бремя.
  На четвёртый день, утром мы все, бывшие кандидаты в "ролы", прошли процедуру посвящения в "ролы". Уже в полдень мы были полноправными "ролами", но вместо обычного распределения в младшие оруженосцы "высокородных", получили сюрприз, о котором я знал. Знал по той простой причине, что был его автором.
  В своё время, разум Женьки, рассказал мне об разных элитных частях в армиях древних правителей их мира. Названия меня покорили, а Женькины рассказы об их умении, воинском мастерстве и удали, вызывали восторг и зависть. Римские легионеры, рыцари, спартанцы, самураи, ниндзя, "ЗОЛОТОПЛЕЧИЕ", янычары, гвардейцы, мушкетёры. Впечатляет? Вот я и предложил деду создать ещё более элитное воинское формирование, чем "ролы", "легион Властелина". Начальное название было намного длиннее, в него входили почти все перечисленные ранее слова, но дед согласился только на это укороченное, выбросив все остальные слова из названия. Мне было очень жаль, я спорил за каждое слово, приводил доказательства их необходимости в названии, но дед был непреклонен и согласился только на это название. С сожалением согласился. В утешение дед разрешил мне придумать звания для командиров легиона Властелина. Здесь он меня не ограничивал, вот и постарался.
  Командир легиона именовался "ЗОЛОТОГОЛОВЫМ", командир фаланги - консул. Новая фаланга состояла из 10 рядов, по 12 человек в ряду. Каждым рядом командовал - ликтор. Диковинные слова деду не понравились, он предложил заменить их привычными званиями, стратег, легат, кулак, роевой и так далее, но я не уступал. Как истинный автор "фаланги", требовал уважение своих авторских прав, дед махнул рукой и согласился. Не обошёл вниманием и свою персону. Для себя тоже придумал звание - "проконсул Властелина". Здорово? Мне нравится! Дед издал указ о назначениях, предварительно проконсультировавшись со стратегами, главным легатом и старшими легатами "ролов", в этом указе появились имена командира гвардии и командиров фаланг. Это указ нам, новоиспеченным "ролам" и зачитали.
  
   "Указ Властелина объединённого государства ОВАТ.
  Повелеваю создать новое воинское формирование "легион Властелина ОВАТА". Временно это формирование будет подчиняться мне. Сформирована гвардия будет из "высокородных" сегодня принятых в славную когорту "ролов" после проведенного испытания, на котором они продемонстрировали разработанную мной лично стратегию ведения боя. Даже лучшие воины моего государства не смогли противостоять моей стратегии, что свидетельствует о её несокрушимости. Все "высокородные" зачисленные в легион Властелина ОВАТА, приобретают новое снаряжение за свой счёт. После 12 декад обучения, им назначается месячное содержание в размере 3 золотых, которые они вычитают из облегчённого общего налога на родовое имущество. При ведении военных действий, воинам легиона Властелина ОВАТА, выделяется треть захваченных ими в бою трофеев. Налогом добыча не облагается. В легионе вводятся новые звания, на которые этим же указом, назначаю достойнейших воинов моего государства. Командовать гвардией назначаю УРИДА БАЛЕССА, присвоив ему новое звание "ЗОЛОТОГОЛОВЫЙ". Тремя командирами боевых единиц назначаю: ТИРОДА ОРАГА, ЗАНИТА ХОРОГА, РАБАЛА КИВАСА с присвоением им звания консулов. За командиром легиона устанавливаю право лично назначать командиров рядов, ликторов. Вопрос расквартирования гвардии фалангистов Властелина ОВАТА решаю лично. Инструктором обучения моей тайной тактики боя назначаю АРЕТА АРИДА с присвоением ему звания "проконсул". Знаки различия, форму и другие детали, сообщу через своего поверенного, проконсула легиона Властелина ОВАТА.
   Записано со слов Властелина объединённого государства материка ОВАТ четвёртого дня, третьей декады месяца горячего солнца 329 года правления династии АРИДОВ в присутствии государственного канцлера двора и приложением перстня Властелина".
  
  Указ дед составлял без меня и его содержимого я не знал. Сейчас стоял в строю, слушал его и с трудом сдерживал рвущийся наружу смех. Дед был докой. Одной рукой облагодетельствовал всех, включив в состав элитного воинского формирования, а другой рукой брал со всех приличные деньги. Дело в том, что всех мастеровых, изготавливавших оружие и снаряжение для "фаланги", дед изолировал. Он вывез их в покинутое поселение и оставил их там, под охраной воинов своей личной охраны, имевших строжайший наказ, любыми путями, вплоть до применения казни, перекрыть к охраняемым мастеровым, доступ посторонних. Людям жить хотелось, они построили кузни и мастерские, возделали огороды и пашни. Благодарны были Властелину за проявленную милость. Ведь он выселил их вместе с семьями, дал возможность собрать домашний скарб, инструменты и живность. По его указу воины не заставляли их бежать всю дорогу, таща всё на себе. К месту ссылки их даже везли, на их собственных возах. А то, что выдернули с обжитых мест? На всё воля богов. Выселенных людей не торопили, и они обживались на новом месте спокойно. Так дед приобрёл концессию на изготовление нового оружия и снаряжения. Теперь все "счастливчики", в исполнение только что зачитанного указа, должны были приобрести всё снаряжение у деда, за свой счёт. Вот уж воистину рачительный Властелин!
  После обеда всех новоиспеченных легионеров, разделили на три группы. Новые фаланги состояли из 120 молодых воинов, новоиспеченных "ролов". Старую команду из 60 человек разделили между тремя командами, как инструкторов. Назначение командиров шеренг, ликторов, отложили на более позднее время. Командиру легиона УРИДУ БАЛЕССУ, приходилось отбиваться от интересных и выгодных предложений, продать эти звания. Он хотел быть честным и назначить на эти должности лучших легионеров, которые выявятся в процессе учёбы. Заботился о боеспособности вверенного ему подразделения. Тянуть долго не стал и тренировки начались на следующий день. 60 комплектов имеющегося снаряжения должны были использовать по очереди, пока изготовят снаряжение каждому. Оказанная Властелином честь была очень высокой, она возвышала роды счастливцев, над всеми остальными родами "высокородных" и на снаряжение своих чад, все родители деньги выложили без возражений. Оплатив всё, молодые воины с нетерпением ждали, когда получат новое снаряжение, а пока они тренировались, тренировались, тренировались ..., и тренировались. Летели дни. Среди этих забот, отъезд посольств на материк ПАРУГ прошёл незаметно. Для сопровождения послов выделили манипулу сухопутных "ролов" центрального округа и манипулу морских "ролов". Всё посольство разместилось на 200-х военных судах нашего флота и на рассвете первого дня второй декады, после оглашения указа Властелина, они отплыли к материку ПАРУГ. Каждый посол вёз с собой мой портрет. Его нарисовали без моего участия, когда я увидел его, то и сам не смог понять, я на нём изображён или не я? Думаю, что это не смог бы сказать и никто другой. Своё мнение высказал деду. Он задумчиво посмотрел на портрет, На нём был изображён воин, человек был в боевых доспехах "рола", включавших в себя глухом шлем полностью закрывавшим его лицо. Обозрев полотно, дед потёр свой подбородок и сказал:
  - Да сложная задача! Но думаю всем наплевать, что там под доспехами. Красавец или уродец? Какое это имеет значение, если к этому жениху прилагается трон огромного, богатого и сильного государства? Поверь мне, это творение пойдёт на ура!
  На этом данный вопрос и мои возражения были полностью исчерпаны. Но слова деда взволновали меня, возникли кое-какие подозрения. Обдумал их и настоял на одном условии. Все послы должны привезти портреты кандидаток в невесты не в глухих шлемах, а с открытыми лицами. Дед хмыкнул, хитро посмотрел на меня и согласился. О том, что это моё требование глупость, он знал сразу, а я узнал позже, лично...
  
  Глава 16.
  
  ... Материк ПАРУГ размерами составлял 1/3 от материка ОВАТ. На такие части распался большой материк после применения энергетического оружия РАЛОТОВ. Широкий пролив разделял теперь эти два материка. Берега этого пролива были практически параллельны, время и волны несколько усложнили их конфигурацию, но что-то искусственное в них угадывалось. К этой прямой линии примыкал многоугольник остальной территории более узкий на юге, ломаные линии западного побережья упирались в полукруглый овал, с промоинами бухт, северного побережья. Самые плодородные, равнинные земли находились на юге и юго-востоке материка. Западная часть материка и центр заросли лесами, особенно густой лес растянулся в северо-восточной части материка, высокие деревья стояли стеной и тянулись к горному хребту, отделявшему северное побережье. Реки, озёра покрывали материк голубыми проплешинами. Практически весь материк был освоен и заселён людьми, в отличие от материка ОВАТ диких незаселённых мест, где не обитал человек, на материке ПАРУГ не было. После катастрофы материк ПАРУГ начал заселяться раньше материка ОВАТ и более интенсивно. В настоящее время, территорию материка делили три крупных государства, 29 средних и более 100 мелких государств. Это был котёл, который бурлил постоянно. Проблема набегов орд варваров с материков левого полушария планеты, была актуальной, но не главной. Главным был страх всех перед возможным добровольно-принудительным объединением с другим государством, потеря своей самостоятельности. Для одного из правителей это оборачивалось потерей трона, потерей власти и всего прилагавшегося к ней. Вот все и были внимательны, с соседей глаз не спускали. Заключали и разрывали союзы, предавали, в общем, выживали, как могли. Соответственно собственных воинов никому не хватало, поэтому наёмники были в цене, а это рождало большие расходы на поддержание своей боеспособности, залога безопасности, суверенности, свободы государства и его жителей.
  За этими громкими словами, скрывалась только забота правителей о себе, своей власти и своём благе. Слова правителя об его неустанной заботе, о благе своих подданных это обычное обманное словоблудство. Всегда во всём у любого правителя лежит только одна забота, о своём благополучии, а на народ ему плевать. Погибнут одни люди? Это не беда! Бабы всегда рожают много, вот и новые люди появятся, заменят погибших. Главное удержать свою власть, остаться правителем. Правители не любили свой народ, но и народ никогда не любил своих правителей. Часто бунтовал, иногда и казнил своих правителей, хотя гораздо чаще правители казнили народ, жестоко подавляя бунты. Такая тенденция сохранялась всегда, и с ней тоже приходилось считаться. Ещё одной проблемой были наёмники. В большинстве они были из варваров, из тех же варваров, что приходили в набеги. Поэтому всегда приходилось быть с ними настороже. Собственные наёмники могли взбунтоваться и грабить не хуже пришлых орд варваров. Вот такие проблемы были у всех правителей, кардинально решить ни одну из них не мог никто. Страха всем добавляли и знания о жизни на материке-соседе.
  О жизни на соседнем материке ОВАТ всё знали хорошо. Купцы вести доставляли регулярно. Возникновение на ОВАТЕ объединённого государства всех правителей повергло в уныние. В любом государстве трон только один, и сидеть на нём может только один правитель, остальным места не хватит. Проблемой это было общей и главное не решаемой. Но в первую очередь, эта угроза была актуальна для правителей мелких государств, им лишиться престола грозило в первую очередь постоянно. Сил отбиваться от соседей не хватало, а желающих повысить свой статус, перейти из мелкого государства в среднее было среди соседей много. В этой сложной обстановке наш план должен был удаться. Оставалось ждать возвращения послов.
  Переживать за итоги посольской миссии и волноваться за успех, мне было некогда, занятия шли тяжело. С раннего утра и до позднего вечера легионеры Властелина обливаясь потом, постигали новую науку. Мне приходилось не легче, чем остальным, ведь маршировал вместе со всеми. Усталость и однообразие удлиняли дни, но время, пусть и медленно всё равно шло. Проползали дни, слагаясь в декады. Отведенное указом Властелина время для освоения его гениального изобретения, нового слова в военной стратегии, 12 декад, заканчивались. Вскоре нам предстояло показать свои достижения лично Властелину. Страх перед возможным отчислением из легиона, в случае неудачного выступления, мучил всех, этот же страх заставлял стараться с полной отдачей всех сил. После занятий едва доползали до топчанов, но никто не роптал, не хныкал. Знаменного дня ждали со страхом. Волновались все не зависимо от возраста и званий. Командиры и рядовые легионеры волновались так, как не волновались мы, юнцы, будучи кандидатами в "ролы", перед тем ставшим знаменитым испытательным боем с действующими "ролами". И вот назначенный день наступил. Здесь вновь проявилась мудрость Властелина. Не смотря на настоятельные просьбы главного легата "ролов", дед ему повторно выставить своих "ролов" против легионеров не разрешил. Притом свой отказ мотивировал так, что главный легат "ролов" не нашёл возражений, хотя очень пытался и даже попросил у Властелина два дня на размышления. Дед охотно согласился. В этом споре я был немым участником, без права голоса. Аргументы деда были очень простыми и поразили меня. Он просто спросил главного легата:
  - Вот скажи мне, мои легионеры ведь тоже "ролы"?
  Тот ответил утвердительно. Тогда дед продолжил:
  - А в истории "ролов" есть хоть одно упоминание, чтобы "ролы" сражались против "ролов" на потеху толпы? Они что лицедеи с деревянными мечами?
  После этих слов главный легат "ролов" и взял два дня на раздумья. Эти дни без перерыва на сон, он провёл в совещании со старшими легатами, действующих "ролов" и дружины отставных "ролов". Это совещание возражений Властелину не нашло, главный легат "ролов" вынужден был принять аргументы деда. Назначенное легиону испытание было боем "против условного противника". Проще говоря, нам предстояло заниматься простой "показухой", вот ещё одно слово из лексикона Женьки, ими стал пользоваться автоматически. Наверно тосковал по разуму-соседу?
  Утро нового дня было чудесным. На голубом небосводе сиял золотой диск солнца, его лучи заливали всё вокруг, отражаясь от блестящих предметов. В этот день на поле их было множество. Три колоны легионеров, полностью экипированные новым оружием и доспехами, стояли на поле. По краям поля были устроены навесы, под которыми установили скамьи для почётных гостей. Нужно заметить, что почётными гостями были все зрители, по крайней все относились к семействам "высокородных", простой народ сюда попасть не мог. Это поле находилось на территории поселения южной манипулы "ролов" и использовалось, как закрытая тренировочная площадка. Против строя легионеров, под навесом находился помост, там стояло кресло для Властелина и скамьи для его придворных. Звук сигнального рожка заставил замереть строй легионеров, показался Властелин с эскортом и хвостом из придворных. Их колона, раз в десять превосходила строй легионеров. Я стоял в строю легионеров и смотрел на эту толпу бездельников, пристроившуюся к символу власти. Смотрел без осуждения, прекрасно понимая, что так было всегда и никакой правитель не сможет избавиться от этого живущего своей жизнью хвоста-приложения. Наверно это и есть символ самой власти. Вокруг любого хищника всегда есть куча прилипал, питающихся крохами его добычи и очень гордых своим положением. Это я такой язвительный от волнения. Хотя чего волноваться? Ходить и перестраиваться за отведенное на подготовку время легионеры научились хорошо.
  Властелин занял своё кресло. На помосте и вокруг него возникла суета и толчея. Все старались, отталкивая друг друга занять место ближе к Властелину. Личная охрана Властелина привычно прекратила эту потасовку, не дав ей разгореться. Они окружили кресло Властелина, растолкав всех в стороны. Только после этого все успокоилось, и дед подал знак начинать представление.
  Описывать его не буду. Думаю, что зрелище было внушительное. Толпа ревела от восторга, этот рёв поддерживала дробь командных и тактовых барабанов. Три "фаланги" синхронно укрывались щитами, ощетинившись жалами копий, двигались вперёд, распадались, снова собирались в боевое построение. В общем, впечатление произвели. Родственники пытались найти своих представителей рода, спорили, но угадать среди одетых в одинаковые доспехи и укрытых щитами легионеров отдельные личности было невозможно. Только "ЗОЛОТОГОЛОВЫЙ" и ликторы имели видимое различие, шлем первого был полностью позолочен, а шлемы остальных имели перья. Так на ноте восторженных криков и оваций окончило это представление. После него дед назначил заседание малого совета Властелина. На него были приглашены главный легат, старшие легаты действующих "ролов" и старшие легаты дружин отавных "ролов", а так же старший командный состав легиона. На этом совете я присутствовал, как лицо, принадлежащее к старшему командному составу легиона, как и все без права голоса. Но это меня не огорчало. На совете должна была быть утверждена военная реформа, концессию которой мы с дедом обсудили накануне.
  Как было заведено ещё нашими предками, на совете говорил только Властелин, остальные согласно кивали головами, изображая из себя участников его решений. Дед говорил удивительно кратко и веско, озвучивая свои решения, при этом выдавал их за общие решения малого совета:
  - Моё государство прошло стадию становления и теперь пора двигаться дальше, а не топтаться на месте. Новые реалии расстановки сил требуют новых решений, сейчас ознакомлю вас с нашей новой военной доктриной. Пока вы узнаете только о части её так, как остальное является государственной тайной. Вам доверить её полностью не могу, потому что вы болтуны и тайн хранить не умеете. Знаю вас! Но перейдём к делу. Итак. Казна не может нести непосильное бремя содержания большой армии, необходимости в которой сейчас и нет. Поэтому срок службы сокращаю до 20 лет. Всем увольняемым представляю налоговую льготу и предоставляю землю на территории государств, входящих в состав моего объединённого государства. Это касается и "ролов". Молодых "ролов" состоящих в помощниках, в связи с отсутствием вакансий принимаю в свой легион на прежних условиях для легионеров. О последующих изменениях сообщу позже. Начальник канцелярии вручит вам мои указы. Мы должны делать всё для блага нашего народа. Пира не будет. Время обеденное, вы все проголодались и нуждаетесь в пище, я вас кормить не собираюсь, поэтому отпускаю вас всех. Свободны!
  Даже если бы дед дал возможность всем говорить, возражений против его преобразований не было бы. Для главного легата "ролов" уже давно головной болью были выпускники школ "ролов". Ежегодно их было намного больше, чем уходящих в отставку "ролов". Рои обрастали помощниками оруженосцев, щитоносцев, копьеносцев, мечников и лучников, которым не было мест в боевых порядках манипул. На сегодняшний день эти помощники в разы превосходили численность боевого состава роя. Содержание помощников ложилось на рой и казну когорты тяжким бременем. Дед начал "экономические преобразования для блага народа" к радости в первую очередь казначея. Расселяя отставных "ролов" с их роями на территориях государств-союзников, он перекладывал на них функции внутренних стражей, сокращая гарнизоны. Нагрузка на казну ослабевала, и казначей радостно уже подсчитывало будущий рост количества сундуков с золотом и серебром в казначействе. Да и вооружение легиона дед перекладывал на плечи семей легионеров. Об этом говорил просто:
  - Они достаточно наворовали у меня. Вот теперь пусть и возвращают с процентами.
  То, что всё для легионеров покупали у его монополии, он старался не замечать. Понятно! Властелин на такие мелочи внимания не обращает. В огромном государстве это песчинка, но песчинка своя и глазу она не мешает. Претворяя в жизнь указ Властелина, начался новый набор в легион. У деда смог выжать разрешение набрать новичков, доведя численность легиона до 4 000 воинов. На большее дед не соглашался. Основным его аргументом было то, что его производственные мощности и так будут загружены заказом на два года, а расширять их экономически не целесообразно. Надеюсь понятно, какие слова из этой речи дед позаимствовал у меня? Да, их я тоже позаимствовал у разума Женьки, но об этом знал ведь только я! Поэтому приписывать их себе имею полное право. С доводами деда согласился, не особо и споря, это понятно. Всё-таки он заботился о своём бизнесе, понятно семейном, а наследником по его указу был я. Покажите мне хотя бы одного человека обличённого властью, который будет рубить ветку, на которой сам и сидит? Руководствуясь этим здравым смыслом, я деду возражать и не стал. Да мне и было не до споров, у меня появились новые проблемы. Отбор новых воинов в легион был самой простой из них, а остальные ...
  Во-первых, пришлось пересмотреть тактику боевого порядка. У меня появились лучники, не использовать их по назначению было глупостью. Пригодились обученные щитоносцы и копейщики. Так и появилась новая стратегия боя, конечно, разработанная Властелином и озвученная, конечно, по его указанию мной. Деда об этом поставить в известность забыл. Занялся претворением её в жизнь.
  Во-вторых, решил использовать повозки для более быстрого передвижения легиона.
  Новая тактика ведения боя мне понравилась.
  Любое воинское формирование имеет обоз. Это и походные кузни, и ремонтные мастерские, и лекарские повозки для раненых, больных, и запасы фуража, продовольствия, и другое хозяйство. В легионе не было кавалерии, во-первых, легион предназначался для оборонных боёв, во-вторых, не хотелось копировать "ролов", они ведь оставались воинским подразделением армии Властелина. Для быстроты перемещения легион использовал телеги, они же являлись оборонными сооружениями для походного лагеря. Мастеровые усовершенствовали их. По бокам имелись жерди, на которые навешивались щиты, под телегами крепились на специальных поворотных устройствах остро заточенные полосы железа. Они выставлялись во все стороны, подойти к телеге было невозможно ни пешему, ни верховому. Сами телеги служили защищенными помостами для лучников. Телеги устанавливались кругом, охватывая лагерь, между телегами в направлении противника оставлялись проходы для фаланг. Эти проходы прикрывали щитоносцы и копьеносцы, а мечники были резервом, который перебрасывался при необходимости в нужную часть обороны лагеря. Для легионеров эта тактика была привычной. Новое пополнение состояло из молодых воинов недавно окончивших школы мечников, щитоносцев, копьеносцев, лучников "ролов". Поэтому уже через 6 декад легион был полноценной боевой единицей. Тренировались постоянно и усердно, времени и сил не жалели. Дальнейшее обучение воинов легиона происходило уже без меня, ибо вернулись посланные на материк ПАРУГ послы.
  Глава 17.
  
  Но не их приезд оторвал меня от тренировок, оторвало меня от них то, что они привезли. Это были не договора на заключение союза и представление наших воинов для защиты, да мы с дедом этого и не ожидали, они привезли 21 портрет дочерей, внучек правителей, которые предназначались мне в невесты. Уже говорил, что вопрос женитьбы меня не интересовал, но увидев портреты девушек, своё мнение изменил. Целых два дня не отрываясь, созерцал эти портреты. Изображённые на них девушки были прекрасны и желанны! Об этом сигнализировали некоторые части моего тела, сигнализировали очень, своеобразно и настойчиво. Я пытал послов, как эти красавицы ходят, как говорят, как смотрят. Ответы послов меня очень разочаровали. Ни одной красавицы они не видели, правители требовали передать им официальные предложения о моём сватовстве от имени Властелина для личного осмотра невест. Послы на это уполномочены не были и к общению с невестами их не допускали. Ответы послов вызывали моё недоумение и досаду. Поэтому делал то, что было мне доступно, любовался привезенными портретами. Дед присутствовал при всех разговорах, видел портреты и загадочно улыбался, но я был занят собой, своими чувствами и его улыбок не замечал. Почему мы мужики такие глупые? Увидели смазливую физиономию и всё! Увы, иногда желания заставляют нас подстраивать под них даже важные государственные дела, если нам это доступно. Мне это было доступно и я начал уговаривать деда разрешить мне поехать на материк ПОРУГ. Правители государств на предложения послов о заключении общего союза, нанимающего наших воинов, для их общей защиты не ответили отказом. Они просили время подумать. Используя такой их туманный ответ, горячо убеждал деда в необходимости моей личной поездки. Понятно, что только я смогу убедить всех правителей заключить с нами нужный нам договор, продемонстрировав им фалангу. Это была ложь. Я просто хотел воочию увидеть красавиц с портретов, поговорить с ними и если повезёт ..., но об этих сокровенных мечтах не говорил. Подозреваю, что дед знал истину, но делал вид, что верит моим словам. Своё согласие на поездку он дал, началась подготовка к отъезду. За дело взялся сам лично и подгонял всех. Благодаря моему старанию собрались за пять дней. С собой брал небольшой эскорт. Одну "фалангу" состоящую из 120 воинов, 50 лучников, 30 мечников, 52 человека обслуги и 30 повозок для передвижения. Тягловую силу для них решили приобрести на месте, по прибытию на материк ПАРУГ. Обслуга состояла из 30 возничих, лекаря с помощниками, кузнеца с помощниками, мастеров по оружию и снаряжению с помощниками. Дед добавил карету с гербом и двух послов из первого посольства. Он выделил нам полсотни судов и 200 морских "ролов". В таком составе и отплыли утром шестого дня.
  Моё первое водное путешествие помнилось мне в радужных красках. Оно имело место давно и все неприятности того путешествия, как и моё твёрдое решение не становиться морским "ролом", были мной благополучно забыты. В воспоминаниях была водная гладь, залитая лучами солнца. Увы! Все забытые неприятности вернулись. Качка, штиль, ветер немного потрепали нас, но мне и этого хватило. Дал себе новый зарок добровольно никогда не ступать на палубу судна, но изменить в тот момент уже ничего не мог. Вот и мучился всю дорогу, забыв о красавицах, ждавших меня в конце пути и об их прелестях, которые представлял себе живо до начала путешествия. Ругал себя последними словами. Это надо же было так придумать? Мало своих красавиц под рукой! Нет, чужой хлеб вкуснее! Вот ...
  Но поворачивать назад было поздно. Ведь убедил всех, что отправляюсь выполнять важную государственную миссию. Отступить, значило нарушить веру в слово представителя династии АРИДОВ. Приходилось плакать и стонать в глубине души, сохраняя твёрдость и мужество на лице. Ежедневная мука усиливалась сознанием собственной глупости. Мы отплыли из южного порта нашего материка, почти на декаду удлинив свой путь по водной глади, а ведь могли добраться по суше до западных портов и через 5-6 дней ступить на землю материка ПАРУГ, не подвергая себя дополнительным мукам. Вот ...
  Именно так честил себя всю дорогу, с тоской и надеждой всматриваясь в горизонт. Но нашу флотилию переместить не мог. Она плыла, плыла ..., и плыла. О боги! За что так наказываете меня?
  Потеряв счёт дням, покорился своей участи. Крик матроса:
  - Земля! Земля!
  Осознал, услышанный мной крик, не сразу, а осознав, едва не запрыгал от радости. К жизни вернулся тут же.
  Едва судно причалило, бодро спрыгнул на деревянный причал и ..., едва не упал. За время пути уже привык к качающейся палубе судна, устойчивый настил причала был непривычен. Воин моей охраны поддержал меня, не дал упасть. Спасая свой авторитет, ударил своей ногой, на моё счастье лежавший рядом с ней камень и обругал местного правителя за неубранный причал. Сошло! На меня никто не обращал внимания, все были заняты разгрузкой судов. С этим справились быстро. Суда отошли от причала, присоединившись к остальным судам нашей эскадры, стоявшим у входа в порт, поплыли дальше. По имеющейся договорённости они должны были забрать нас на борт в западном порту материка ПАРУГ, а нам предстоял путь по суше. Это было благодатью!
  В государстве порт, которого принял нас, нам делать было нечего. У местного правителя дочерей и внучек свободных не было, невесту мне он предложить не мог. Высадились мы после полудня, местный базар ещё работал, нам удалось приобрести необходимых тягловых животных. Ехать в ночь было неразумно. Разбив лагерь, разместились на ночлег. Местные жители, зеваки и представители властей наблюдали за нами, оценивая вооружение и выучку моих воинов. Мы им дали возможность насладиться этим зрелищем.
  Рано утром, едва рассвело, двинулись в путь. Дороги здесь были нечета нашим. Мощенных камнем дорог здесь практически не было, в основном это были грунтовые дороги с глубокими бороздами от колёс. По таким особо не разгонишься, вот и ползли. Так и доползли до столицы государства, где меня ждала первая красавица, "потенциальная невеста на сегодня", как называл всех девушек Женькин разум, добираясь до управления моим мозгом и заставляя моё тело гоняться за моими же служанками! Тогда понять этого не мог, зато теперь всё понял мгновенно, ибо сознание подталкивалось желанием ..., всё становилось очень понятным.
  Как положено, послал гонцов к тому правителю с сообщением о своём приезде. Сам приехал после полудня. Хотел, не теряя времени обозреть невесту, но правитель мне этого не позволил. Пригласил помыться, отдохнуть с дороги, а вечером обещал представить невесту. Спорить с ним? Показать свою заинтересованность? Было неприлично. Делать было нечего, пришлось согласиться на его программу. Оставшееся время до вечера коротал, рассматривая портрет красавицы-невесты и отдаваясь мечтаниям. Ясно каким! Сладким, сладким ...
  Даже задремал и мне приснился сон, как я целую эти сочные губы, как мои руки ..., ну это очень личное и интимное. В общем, проснулся в радостном приподнятом настроении. Ожидаемый вечер, благодаря тому, что уснул, уже наступил, назначенное время встречи с мечтой приближалось, но почему-то медленно. Больших усилий стоило мне прибыть точно в назначенное время, а не часом ранее. С этим ценой огромных усилий сумел справиться.
  Трапезный зал встретил меня полумраком. Вначале подумал, что местный правитель так обозначил приватность нашей встречи, значения этому не придал. Да и долго думать мне не дали. Зал был набит придворными и роднёй правителя. Процедура представления всех присутствующих заняла довольно много времени, но предлагаемой невесты я в течение этого времени так и не увидел. Меня прилично вымотали и наконец, мы уселись за столы, которые ломились от наставленных на них блюд. Едва сдерживал своё нетерпение, всё время хотел задать вопрос:
  - А где Ваша невеста? Несите скорей!
  Но этикет, есть этикет, его и соблюдал. Начался пир, начались здравницы, мой кубок не пустовал и на мгновение. Все мои силы уходили на то, как увильнуть от обильно вливаемого в меня вина и настоек. Справлялся с этим плохо, весь зал уже плыл перед моим взором и в этот момент объявили выход невесты. И вот появилась она! Моя мечта!
  Когда она приблизилась, я, несмотря на туман, застилавший мои глаза и разум, моментально понял, что здесь что-то не так. Толстый слой румян и белил обильно покрывал лицо невесты, скрывая все её черты. Увы, даже моё тяжёлое состояние не смогло скрыть от меня горького вывода. Это обильно намазанное лицо невесты даже отдалённо не напоминало лицо, нарисованное на портрете, оно было ...
  Простите! Моё положение и воспитание не позволяют мне говорить всё, что вижу и думаю. Скажу проще. Мгновенно туман, застилавший мои глаза и мой разум, рассеялся, но теперь я был этому не рад. Выход нашёл очень быстро, провозгласив подряд, без перерыва, 18 тостов за здравие правителя и процветание его государства. За каждый тост вливал в себя по полному кубку, всего чего наливали. Такой темп был присутствующим не по силам, но не выпить, опорожнив свой кубок до дна, не мог себе позволить за такие здравницы никто. Жизнь придворного требует осторожности и осмотрительности, тоже касается и родственников, и самого правителя. Многие начали сползать под столы уже после десятого тоста. Правитель отключился после пятнадцатого, а я после восемнадцатого. Куда делась невеста? Не заметил. Может тоже сползла под стол? К разгадке этой тайны не стремился. Моё тело слуги отнесли в отведенные мне покои...
  Утром проснулся, свежим и трезвым. Нервное напряжение, воспоминания о невесте, её истинном облике, вылечило меня от всех последствий злоупотребления вином. Едва открыв глаза, начал думать, как выкрутится из создавшегося положения, не обидев правителя, ведь он был нужен для осуществления наших грандиозных планов. От меня требовалась дипломатичность и хитрость. Увы! Это был мой первый опыт, в подобных ситуациях никогда не был. Отсутствие такого опыта, это большой недостаток, но иметь его не желаю даже врагу, если он у меня есть. Иногда высшие силы, боги помогают человеку, подсказывая ему решение в тяжёлую минуту. Милость богов не обошла и меня. Внезапно понял, как себя вести. От радости подскочил с ложа, моя жаркая благодарность богам была выражена так бурно, что подслушивавшие под дверями моих покоев слуги в панике бежали прочь. Не сомневался, что обо всём доложили правителю. Правильность моих выводов подтвердило озабоченное лицо правителя, когда я вошёл к нему. Дальше играл уже по своему сценарию.
  - Дорогой тесть! Даже если бы у тебя не было дочери, я бы женился на любой Вашей родственнице или родственнике...
  Икнув, покачнулся и попытался обнять правителя. Он ловко уклонился, а я с трудом удержался от падения, успел опереться на стол. Покачавшись, мгновение, снова икнул и продолжил:
  ... классно у Вас! Дома мне пить не дают ..., кстати скажите, пусть принесут вина, а то утром допил остатки из кувшина. Ну, пожалуйста..., не окажите...
  Так поканючил несколько минут. Правитель сдался. Вино принесли и я, обливаясь, глотнул прямо из кувшина. Правитель поморщился, но промолчал. Он не знал, что посмотрел только часть моего представления, самое главное его ждало впереди.
  Отфыркнувшись, вытер рот рукавом камзола и с видом заговорщика, выдающего страшную тайну, склонился к уху правителя. Он попытался, уклониться, но это в мои планы не входило, поймал его и жарким шёпотом сообщил:
  - Останусь я у Вас! А то наш Властелин грозил меня лишить звания наследника, у его дочери, моей тёти есть сын. Он старше меня, умный и не пьёт. Вот его теперь сделают наследником престола. Властелин так и сказал мне: "Плыви позор семьи, женись, может жена тебя оставит у себя. Здесь тебе делать нечего!" Ещё дед называется ...
  Снова, обливаясь, припал к кувшину, глотнул вина, вытер подбородок уже мокрым от вина рукавом и приказ:
  - Подать немедленно мою невесту! Жениться буду немедленно! И покажите мне покои, где теперь буду жить у вас. Ой! Главное то забыл! Прошу провести для меня экскурсию по винным погребам, желательно немедленно, только допью этот кувшин ...
  Третий раз правитель приложиться к кувшину мне не дал. Он решительно отобрал его у меня и произнёс:
  - Моя дочь ещё молода. Она вчера устроила мне скандал, замуж не хочет. Я её очень люблю и дал слово, против её воли, замуж не выдавать. Поэтому к моему глубокому сожалению породниться мы не сможем. О! Вспомнил! Мой сосед-правитель предложил Вам свою внучку в невесты? Езжайте к ним, это не далеко. Кстати, у него самые большие винные погреба, он даже продаёт их содержимое. Если не поспешите? Можете застать их пустыми. Прошу Вас извинить меня за отказ моей дочери. Не держите на меня зла, останемся друзьями. Я сейчас распоряжусь Вам пару кувшином вина приготовить с собой в дорогу. Последние отдаю! Знайте, что в моём дворце и государстве Вам всегда рады. Кстати, как зовут Вашего двоюродного брата? Он, Вы сказали, старше Вас? Может он подойдёт моей молодой дочери? Очень хочу породниться с Вами! А пока прощайте! Дела государственные зовут! Счастливого Вам пути!
  И он быстро бежал прочь, с брезгливой гримасой на лице, протянув мне отобранный у меня полупустой кувшин. С мычанием я уцепился в этот кувшин ..., и снова слуги правителя унесли моё бесчувственное тело. Только в этот раз небрежно волочимое тело на самом деле чувствовало всё, к чему его прикладывали эти слуги-изверги. Но я терпел, себя не выдал. Свою роль отыграл до конца. В это время сопровождавшие меня послы обговаривали условия создаваемого союза, с правителем принимавшего нас государства. Сам правитель кроме этого передал им предложение моёй тётушке о наличие невесты для её сына. После полудня мы покинули радушного хозяина, Это удалось сделать не сразу, ибо я буянил, требовал свою невесту и просил оставить меня здесь. Меня уговаривал и правитель, и его домочадцы, и мои сопровождающие. Все, кроме невесты. Она так и не вышла проститься со мной, видно боялась, что увижу её при свете дня, снова напьюсь и точно останусь у них. Меня скрутили, прекратив уговаривать, затолкали в карету. Тогда и проявилась мудрость правителя-хозяина. Он сообщил мне, что у них сегодня постный день и ни обеда, ни вина не предвидеться, а если я продолжу капризничать, то мы можем опоздать к обеду в соседнее государство, где всё делают строго по регламенту. После этого сообщения, я мгновенно затих. Спустя мгновение мы резво двинулись прочь ...
  Излишне говорить, что ещё 20 раз я давал это представление, постепенно упрощая сценарий. Остальные "красавицы" невесты были под стать первой. Вначале я расстраивался, а затем ударился в философские размышления. Полученные выводы были не утешительны. Боги, давая человеку власть, давали ему и уродливое потомство, что бы он помнил о них. В этих выводах было одно слабое звено, ни одна из дочек или внучек уродливой себя не считали, милостивые боги не дали им разума, а я этого не учёл. Просто благодарил богов за то, что был избавлен от династического брака, во имя интересов государства и народа. Шли б они все лесом, авось потеряются.
  Представления становились всё короче, мы двигались всё быстрее. Рос багаж сопровождавших меня послов. Оставляемые мной портреты невест, перекочёвывали к ним, вместе с предложениями моему двоюродному брату и тётушке. Наше ускоренное движение привело к тому, что мы на два дня опережали график движения согласованный с нашей флотилией. Но я темп движения не сбавлял, старался проскочить государства с невестами как можно быстрее. Вначале удивлялся. Почему ни один из правителей не сообщал другим о беспутном женихе? Затем понял свою наивность. Дружбы между ними не было и добра друг другу они не желали. Так познавал светскую жизнь. Наконец мы покинули границы последнего государства с невестами, только тогда вздохнул свободно. Кафтан используемый, как постоянный реквизит при моих представлениях выбросил. Он так был обильно испачкан вином и источал такие запахи, что отстирать его было невозможно. Только избавившись от него и обязательных представлений, осмотрелся вокруг. Ведь когда исчезает угроза, наступает время любования окружающим пейзажем, больше занять себя просто нечем.
  Мы двигались в направлении северо-запада. Справа от дороги лес простирался до горного кряжа, слева были поля, сады. Эту часть территории материка ПАРУГ занимали мелкие государства, интерес они представляли только для послов, которые выполняли поставленную перед ними задачу, продолжали агитировать местных правителей за создание союза. В связи с этим во дворцы правителей отправлялись только послы, а я с воинами разбивал походный лагерь и отдыхал в нём. Чтобы не терять навыков и не расслабляться, лагерь разбивали по всем правилам. Возы ставили вкруг, на внешних сторонах навешивали щиты, лучники занимали позиции на возах, а мечники отправлялись в передовые дозоры. Воинам "фаланги" было вольготно, их не трогали и они откровенно сачковали, для вида точили мечи, наконечники копий, чистили щиты и кольчуги. Так проводили время, отдыхая от изнурительных тренировок.
  Солнце уже садилось, но летний день ещё не угас. Последнее время всячески ограничивал темп движения, но всё равно график мы опережали и до назначенной даты встречи с флотилией оставались сутки. Именно в этот день мы вышли в точку встречи. Здесь суша полого спускалась, переходя в берег. С возвышенности была видна, бесконечна водная гладь с белыми гребнями лениво катившихся волн. Справа от нас раскинулся город. По меркам моего государства это был заштатный городишка, но послы объяснили мне, что это столица государства. Это было самое малое государство, которое встретил за время этого путешествия. Кроме города-столицы оно имело ещё семь поселений. Два рыбачьих и пять земледельцев-скотоводов. Более мелкого государства я не встречал и о таковом не слышал. Меня удивляло само его существование. По логике оно давно должно было быть присоединено любым из соседей, ибо, что оно могло противопоставить любому захватчику? Воинскую силу? Наёмную армию? Эти предположения вызывали мой смех. Понятно было, что своей армии или золота для найма наёмников иметь местный правитель не мог. Хотя крепостные стены города были ухожены и достаточно высокие. Порт отделяла от города ступенчатая стена, такое видел впервые. Вопросы, возникшие у меня, требовали ответа, вот и задал их послам. Их ответы удивили меня. Послы увидели моё удивление и рассказали всё, что узнали об этом государстве в своё первое посещение материка ПАРУГ. Это маленькое государство жило обособленно от всех, но было известно всем жителям материка. Легенда гласила, что при заселении материка, в этой пустынной части обосновались люди поклоняющиеся богу воздуха, САВАТЫ. Откуда они пришли? Этого не знали. Прошедшие века погребли эту тайну. Легенда говорила, что раньше здесь была гора, изрезанная лабиринтами и ходами. Бог этих людей сдул верхнюю часть горы, нанёс земли на камни, оставив лабиринты ходов под этим слоем. Он же оставил жителям этой местности свои заветы и указы. Жившие здесь люди строго соблюдали их. С детства оружием владели все. Женщины не уступали мужчинам в этом искусстве. Их правитель был и Верховным жрецом, при этом оставаясь одним из тружеников этого государства, он трудился наравне со всеми. Деление на богатых и бедных не было. Трудились все. Ходили легенды, что эти люди хранители несметных сокровищ Земли, которые боги сокрыли здесь. Первое время многие правители пытались проверить эти легенды, их многочисленные войска приходили сюда, в надежде покорить этот народ, но всегда уходили ни с чем. На защиту своей земли вставали все от подростков до стариков, без различия пола. Их город был неприступной крепостью, используя тайные ходы и лабиринты, защитники государства возникали в самых разных местах, в любое время суток, громили противника и ..., исчезали под землёй. Посланные в погоню за ними отряды воинов никогда не возвращались. Что происходило с ними в тёмных подземельях? Никто не знал, и появлялись новые слухи, легенды. В этом государстве принимали беглецов и переселенцев. Этим пытались воспользоваться, подсылая своих лазутчиков, но те исчезали. Ни живыми, ни мёртвыми их никто не видел. Как ни странно звучит, но за все прошедшие века ни одного предателя среди этого народа не нашлось. Золоту они предпочитали смерть, при этом убивали себя сами. Похищенных и пленённых тщательно обыскивали, но они ухитрялись убивать себя, часто расправляясь и со своими стражниками. При этом одинаково опасными были все без исключения, дети, подростки, женщины, старики. Со временем на них перестали покушаться все государства материка, но на смену им пришли орды варваров. Легенду о несметных сокровищах они узнали и частые их набеги стали реалией жизни этого государства.
  После этого рассказа послов, внимательно осмотрел крепостные стены города и окружающую местность в подзорную трубу. Теперь обращал внимание на всё. Крепостная стена внушала уважение. Большие идеально подогнанные камни позволяли судить о её толщине. Перед стеной шли скалистые провалы, затрудняющие доступ к ней, да и на окружающей местности теперь обращал внимание на промоины, отверстия, входы в пещеры. Что в рассказанном мне было правдой, а что вымыслом? Судить не мог, но увиденное склоняло считать, что кое-что в легендах было правдой. Впрочем, меня это всё заинтересовало мало, захватывать это государство я не собирался, оно мне было ненужно, а его народ меня не интересовал.
  Уже много раз жизнь учила меня не быть категоричным и не зарекаться, но я всегда забывал об её уроках и повторял одни и те же ошибки. Так было и в этот раз. Моё безразличие сменилось живым интересом, но об это позже, торопить события не буду ...
  
  Глава 18.
  
  Завтра в полдень подходило назначенное время встречи с нашей флотилией. Оставалось дождаться встречи, чтобы отправиться в обратную дорогу. Я уезжал без невесты, с потерянной верой в любовь. Настроение, несмотря на это, было хорошее. Утешил себя тем, что поступил мудро, лично отправившись на смотрины невест. Ведь мог получить и "кота в мешке", как говорил мой сосед-разум, тщательно выбирая служанку для услаждения. Делать ничего не хотелось. Времени, до встречи с флотилией, ещё было много, убивал его, как мог, не придумав ничего лучшего, осматривал окрестности. Пока осматривал окрестности, воины разбили лагерь, выставили посты, занялись приготовлением ужина. Послы отправились в город к местному правителю. Целью их визита было уважение чужих государственных устоев, они должны были испросить разрешения на заход нескольких наших судов в порт для погрузки телег и людей. Вопрос о предложении местному правителю присоединиться к создаваемому союзу перед послами не стоял. Дело в том, что ещё в первое их посещение правитель этого государства на предложение о вступлении в союз, единственный из всех правителей государств материка ПАРУГИ ответил отказом. Свой отказ он объяснил тем, что его государство не имеет наёмников, а его воины обороняют свои земли сами и в ничьей помощи никогда не нуждались. На этом все разговоры на эту тему он закончил.
  Созерцание окрестностей, крепостной стены и порта мне наскучило, ничего интересного не увидел. Стоявшие у причалов и в бухте два с половиной десятка судов, своими размерами и обводами не впечатляли. Десяток этих "посудин" ещё можно было с большой натяжкой назвать малыми судами, а остальные полтора десятка были просто большими лодками. Если это был весь флот этого государства? То назвать государство морским было бы очень опрометчиво. Но эти пустые рассуждения выбросил из головы, прошёл в лагерь и лёг в тени под телегу. Тело расслабилось, и я благополучно задремал. Воин по воспитанию, жил воинской истинной, спать и есть нужно всегда, когда есть возможность, ибо она может и не представиться. Так и продремал до ужина. Время, когда спишь, летит быстро, не нужно томиться ожиданием. Эту истину знал и следовал ей.
  Сумерки опустились, окутывая всё вокруг, скрывая очертания предметов. Они незаметно перешли в ночь, природа жила по своим часам и законам, которые существовали всегда, независимо от человека.
  Дозорные костры зажглись едва начало темнеть, они кольцом окружили лагерь, а выдвинувшиеся секреты оберегали наш покой. Ужин был в полном разгаре. Получив, мыску с кашей, лепёшку с сыром и жбан отвара, с удовольствием отужинал. Жизнь в воинских школах приучила меня к пище относиться без выкрутасов. Есть хорошая еда? Отлично! Нет? Похлёбка из общего котла тоже пойдёт. Съел ужин и последовал общему примеру, завалился спать.
  Проснулся от прикосновения руки к моему плечу и моментально вскочил, положив руку на рукоять меча. Ночь уже отступила, серый рассвет оттеснил её тьму, но до восхода солнца ещё было время, хотя и светлело очень быстро. Но время, любоваться природой, явно не было. Разбудили меня в такую рань не просто так. Вернулся к действительности. Передо мной стоял дежурный ликтор. В первую очередь окинул взглядом наш лагерь. Все воины уже были на ногах. Лучники занимали позиции на телегах, укрывшись за навешенными на их бока щитами. Мечники устанавливали защитные лезвия на телегах. Воины "фаланги" разбирали оружие и щиты, строились боевым порядком. Всё это делалось сноровисто, в полной тишине. Костры перед лагерем были погашены. Все мои воины были моими одногодками, соучениками по малой манипуле кандидатов в "ролы". Никто из нас не участвовал ни в одном сражении, но годы учёбы не прошли даром. Кивнул ликтору. Он махнул рукой в сторону берега и сказал:
  - У нас гости и думаю, они пришли не с добрыми намерениями.
  Взял подзорную трубу, кивнув ему, направился к проходу из ограждённого телегами нашего лагеря. Вслед за нами бесшумно двигались одиннадцать воинов шеренги ликтора. Покинув лагерь, двинулись к возвышенности, с которой днём осматривал окрестности. Укрывшись за большим камнем, навёл трубу на крепостные стены города. Внимательно осмотрел их. Нигде не заметил ни одного человека. Рассвет наступал стремительно, видно уже было хорошо. Отметив, всё увиденное для себя, перевёл трубу на порт. Там тоже было пустынно, теперь настала очередь причалов. Здесь отметил движение. К причалам приставали лодки, из них высаживались вооружённые люди. Они, стараясь не производить шума, растекались по причалам. Луки, копья и мечи держали наготове, а в бухту на вёслах входили небольшие вёрткие одномачтовые суда, их становилось всё больше. Они приставали к захваченным пирсам, высаживая новые порции воинов. Сомневаться в их намерениях было не возможно, это был набег орды варваров. Такие суда были в нашем флоте, достались они нам, как трофеи, когда мой отец отразил нашествие варваров. Судя по тишине на крепостной стене, город спал, не ведая о надвигающейся опасности. Элементарные правила приличия требовали известить горожан. Уже хотел отдать приказ ликтору о посылки гонцов, но внезапно остановился и вновь припал к трубе, наведя её на бухту. Внимательно осмотрел её ещё раз, затем улыбнувшись, опустил трубу. То, что насторожило меня, говорило о многом. Моё сознание сохранило образ двух с половиной десятка небольших судов этого государства стоявших в бухте и у причалов. Сейчас их не было видно ни одного, ни целого, ни разрушенного. Это говорило о том, что все они покинули бухту и порт. Город не спал, он знал о нападении, но следовал своей тактики. Надобность в посылке гонцов отпала. Ещё некоторое время наблюдал за входом в бухту судов и высадкой воинов. По моим подсчётам в набеге участвовало не менее сотни судов, а на причалы высадилось более двух тысяч воинов. Для нас это было многовато, но выхода не было, приходилось принимать первый в жизни настоящий бой, с настоящим противником. Страха у меня не было. Бежать было поздно и позорно, приходилось вступать в неравный бой, никакого другого выбора не было. Иногда сама жизнь всё решает за нас. Кивнув ликтору, вернулся в наш лагерь. Все уже построились. Всмотрелся в лица своих воинов. Они были взволнованы, но это обычное состояние перед боем любого воина, а вот страха на их лицах не было. Перевёл взгляд на палец, своей руки, который украшало кольцо, последний подарок моей матери. Кольцо по контуру светилось голубоватым светом. Мой хранитель был со мной. Волнение покинуло меня, успокоился и начал отдавать команды. Все они исполнялись быстро и чётко. К бою всё было готово, осталось ждать, когда противник обнаружит нас.
  Долго ждать этого момента не пришлось. Лагерь стоял на открытой местности, не заметить его было невозможно. От уже высадившихся варваров отделилась группа человек в шестьсот и нестройной толпой направилась к нашему лагерю. Достав меч, продел левую руку в петли крепления щита и встал у прохода. За моей спиной строилась фаланга, мечники готовились расширить проход и выпустить её. Но первыми в бой должны были вступить лучники. Они были готовы и ждали команды. Я наблюдал за приближающейся толпой. Вскоре варвары пересекли намеченную черту.
  Как обычно установив телеги, лучники провели пристрелку местности, наметив расстояния для стрельбы. Мой меч взметнулся вверх и резко опустился вниз. Щёлкнули тетивы, это лучники начали свой первый, настоящий, а не учебный бой, первый рой стрел устремился на варваров.
  Разумом я понимал, что такое невозможно, но отчётливо видел, как стрелы достигнув верхней точки траектории своего полёта, отвесно устремлялись вниз. Видел, как тяжёлые трёхгранные наконечники пробивали кожаные доспехи варваров и впивались в их тела. Видел, как орошая землю кровью, эти тела падали на неё. Картина первого боя очень неприятна. Отвёл свой взгляд от неё, устремив его на варваров приближавшимся к крепостным стенам города. Увиденное зрелище, озадачило меня. На стенах всё так же не было видно ни одного человека, но из стен летели стрелы. Варвары подошли к ним уже достаточно близко и стрелы косили их. Варвары бросились назад, но в их спины летели стрелы из стен каменных построек порта. Пытаться понять, объяснить, осмыслить, это у меня времени не было. Варвары, атакующие наш лагерь, приблизились к намеченной границе, подошло время выпускать "фалангу", испытать её в настоящем бою.
  Вновь вскинул меч. Лучники опустили луки, мечники растащили возы, удары барабанов задали такт движению. Укрытая щитами, ощетинившаяся копьями, "фаланга" двинулась на врага. Впереди её привычно подстроившись под ритм движения, задаваемый барабанами, шествовал я. Потом, после боя, мне было стыдно за свой опрометчивый поступок. Только безголовый мальчишка мог поступить так, в одиночку пойти на кучу противников, но в тот момент об этом не думал. Это была не бравада, не желание поразить всех своей смелостью, просто мне хотелось испытать своего хранителя в настоящем бою. Сказать честно? Вначале у меня подгибались ноги, страх заползал в душу, думать о своём глупом поступке было некогда, все силы уходили на борьбу со своими слабостями.
  Варвары увидели реального врага, а не летящие из укрытия стрелы. Взревев, они бросились на меня. Начался бой, когда ничего не понимаешь и не соображаешь. Я наносил удары мечом, закрывался щитом, как меня учили долгие годы. При этом даже не осознавал, что если мой меч разил тела попавших под него врагов, но по щиту не было нанесено ни одного удара. Передо мной шествовала фигура воина высотой более двух человеческих ростов и внушительных габаритов, она, как пловец в воде, раздвигала ряды бросавшихся на меня варваров, отшвыривая их назад, на копья "фаланги". Тела варваров нанизывались на копья и сброшенные с них, корчась, падали на землю. Закрытая щитами, ощетинившаяся смертоносными копьями "фаланга", погружалась в озверевшую толпу. Очнулся только после того, как мой меч начал разрезать воздух пустоты. Только тогда остановился и оглянулся. Земля была усеяна телами варваров и их оружием, только несколько десятков живых варваров бежали прочь, бросив щиты и оружие. До меня начало доходить, что мы победили численно превосходившего нас врага. Странно, но ни радости от этой победы, ни торжества победителя не испытывал. Была какая-то апатия и безразличие. Вскоре пришло понимание того, что сражение ещё не закончено. Из крепостной стены и стен портовых построек всё так же летели стрелы, валившие варваров на землю. Варвары метались, орали, но их противник так и продолжал оставаться невидимым, при этом успешно поражая их. Очевидно, боем всё-таки кто-то у варваров руководил. Понял это потому, что от метающихся в поисках безопасного места или врагов толпы варваров отделился отряд человек в 800, а к остальным с причалов подошло подкрепление. Судя по опустевшим причалам, это были последние резервы варваров. Но рассматривать и изучать обстановку было некогда, новый отряд варваров приближался к нам. Безумствовать больше не стал, нырнул в разомкнувшийся строй "фаланги". Раздались удары тактовых барабанов и "фаланга" двинулась навстречу приближающимся варварам. И вновь закипел бой. За временем в бою следить невозможно, оно летит неудержимо. Казалось, прошло уже много часов, как мы вели этот бой. Строй фаланги врезался в варваров, разметал их. Но их было очень много, вскоре они окружили "фалангу". Звук рожка дал команду "фаланге" остановиться. Варвары наскакивали волнами, выли от злости, но преодолеть преграду из копий и подступить ближе не могли. Волны откатывались, оставляя тела напоровшихся на жала копий, "фаланга" превратилась в крепость, к стенам которой подступиться варвары не могли. Но бой продолжался. Сигнал рожка принёс ещё одну команду. Предназначена она была лучникам и мечникам. Занятые боем варвары выпустили из вида наш лагерь, за что и поплатились. 30 мечников выстроились в две шеренги, укрылись щитами, покинули лагерь и двигались впереди 50 лучников. Подойдя на близкую дистанцию, лучники начали посылать стрелы в спины варваров атакующим "фалангу". Варвары вначале не обращали на нового противника внимания, но стрелы основательно проредили их ряды. Нового противника заметили, бросив безуспешную атаку фаланги, бросились на видимого врага. Лучники посылали стрелы навстречу бегущим до самого последнего мгновения, прореживая ряды бегущих на них варваров. Когда те приблизились вплотную, лучники, отложив луки, взялись за мечи. Вскоре варвары приблизились к строю мечников и лучников, разгорелась схватка. Варвары не смотря на большие потери, численно превосходили горстку воинов. Противостоять при таком численном перевесе было невозможно, мечники и лучники были обречены, но варваров ждал сюрприз. Оставленная ими в покое фаланга разомкнула щиты и перестроилась. Передняя часть фаланги просто развернулась, укрытая щитами и ощетинившаяся копьями она ударила в спину атакующим мечников и лучников, а остальные воины фаланги ударили в толпу варваров с боков. Хотя нас и оставалось меньше, но в бою считать врагов времени нет ни у одной стороны, победа достаётся тому, кто проявит упорство. В этом мы превосходили варваров. Намного лучшие доспехи, оружие и отменная выучка компенсировали нашу неопытность. Варвары противостоять всему этому не смогли. Устилая землю телами и брошенным оружием, они снова бросились бежать. Лучники снова взяли в руки луки, вложив мечи в ножны. Вслед бегущим варварам, летели стрелы наших лучников. Это подгоняло бегущих, уменьшая их численность. Стремительное бегство противника остановило фалангу и мечников, работали только лучники. Для остальных наступила передышка.
  
  Глава 19.
  Осмотрел поле недавнего боя. Обильно устилавшие землю тела убитых и раненых пропитывали её своей кровью. Возле стен города бой тоже закончился позорным бегством варваров, появившиеся откуда-то воины города бродили между тел, собирая оружие. Бегущих варваров они не преследовали, вслед им не стреляли. Последовав их примеру, успокоил разошедшихся своих лучников, приказал всем заняться своими людьми, уточнить потери, оказать помощь раненым. Лучников погнал собирать свои стрелы, к боеприпасам относился бережливо, дед за их расходом следил и лишних трат не одобрял.
  От группы воинов города, отделились пятеро воинов и направились ко мне. Впереди шёл крепкий, коренастый мужчина без шлема, его густые чёрные волосы обильно прореживали пряди седых волос. Рядом с ним шёл воин, среднего роста, худощавого телосложения в искусно украшенных золотой вязью доспехах. Трое воинов крепкого телосложения отставали от них на полшага и дистанции не нарушали. Лица четверых скрывали глухие шлемы, надетые на их головы. Они подошли ко мне и остановились. Воин без шлема внимательно осматривал меня. Я ему не мешал, стоял, молча, терпеливо ждал, когда он окончит осматривать меня и заговорит. За это время ко мне подошли, вышедшие из нашего лагеря послы. В бою они не участвовали, воинами не были и теперь шли, лавируя между трупами убитых варваров, старательно отводя глаза и закрыв носы. Что с них взять? Придворная поросль! Подойдя к нам, они поклонились осматривавшему меня мужчине, а затем выпрямились и старший посол, откашлявшись, произнёс:
  - Правитель АГОРА, милостивый государь КИРЕЛ! Позвольте представить Вам наследника престола нашего Властелина АРЕТА АРИДА.
  Кивнув головой, КИРЕЛ произнёс:
  - Наслышаны! Твоя слава жениха несётся впереди тебя, наследник престола! Только ты в ней выглядишь не очень привлекательно. Даже не ожидал, что ты ещё и воин. Удивлён! Как в тебе уживаются два таких человека? Яростный уничтожитель вина и воин, удивительное сочетание.
  Я покраснел. Меня открыто оскорбляли, промолчать не мог и не хотел, поэтому дерзко посмотрел в глаза КИРЕЛА и сказал:
  - Вашему сыну таких бы невест предложили! Посмотрел бы на него после знакомства с ними! Думаю, он тоже запил бы, от привалившего счастья! Как бы Вы отнеслись к аналогичным слухам о нём?
  КИРЕЛ скосил глаза на стоявшего рядом невысокого воина, смущенно кашлянул:
  - Ну, во-первых, у меня нет сына. А во-вторых, такой бы чести, даже если бы он у меня был, он не удостоился, его предложенные тебе невесты-красавицы просто проигнорировали бы. Слишком мелкое моё государство!
  Я с завистью посмотрел на него и со вздохом произнёс:
  - Вот и считайте, что Вам дважды повезло!
  КИРЕЛ мгновение смотрел на моё несчастное лицо, а затем громко рассмеялся. Я вначале снова обиделся, но он смеялся открыто, задорно, забив об обиде, присоединился к нему. Так мы дружески смеялись некоторое время. Послы стояли рядом и осторожно улыбались. Выражения лиц спутников КИРЕЛА не видел, но звука смеха из-под их шлемов не вырывалось. Им повезло! Смеяться над собой позволил правителю, мужик он вроде бы был не плохой, но его слугам ..., такую наглость не простил бы. Хотя, чтобы им сделал? Как-то не решил. На поединок их ведь не вызовешь? Слишком велика для них эта честь!
  КИРЕЛ успокоился и дружески, полопав своею рукой моё правое плёчо, примирительно сказал мне:
  - Ладно, не злись! Я во всём согласен с тобой. Да и дрался ты славно, только безрассудно. Разве можно лезть в гущу боя? Я наблюдал за тобой, когда ты впереди своих воинов влез в ряды варваров. Удивляюсь, что ты уцелел в таком котле, даже не ранен. Снаряжение у вас отличное, да и тактика боя очень не обычная. Представь мне своего полководца, хочу лично выразить ему своё восхищение проведенным боем.
  Я конечно парень скромный, но после того как меня только что унизили, назвав, пусть и намёком ..., ну в общем не хорошо, вот и не стал скромничать:
  - Меня уже представили, можете выразить своё восхищение мне. Это я командовал своими воинами. Взрослый уже, раз жениться Властелин мне позволил.
  КИРЕЛ посмотрел на меня уважительно, но сказать ничего не успел. С башни крепостной стены города раздался сигнал рожка. Он вывел странную мелодию и умолк, но его сигнал изменил существующую спокойную картину. Воины города, до этого спокойно бродившие под крепостной стеной и между портовыми строениями, тут же исчезли. Около трёх сотен воинов города, подтянулись к своему правителю, стоявшие рядом с ним воины обнажили мечи, а лицо КИРЕЛА окаменело, он подозрительно посмотрел на меня. На моём лице отобразилось непонимание произошедшей переменой в поведении воинов города. КИРЕЛ это понял и махнул рукой в сторону бухты:
  - Попробуй, только быстро объяснить мне это!
  Я повернулся и посмотрел на бухту. Увиденное вызвало удивление и непонимание. Незадолго до этого в спешке покидавшие причалы корабли разгромленной орды варваров, так же спешно входили в бухту, направляясь к причалам. Понять этот манёвр не мог. Но меры предосторожности нужно было принять. Повернувшись к ликтору, стоявшему рядом с послами, приказал:
  - Все в лагерь! Приготовиться к бою!
  Трель рожка разнеслась над местом недавнего боя. Мои воины, забрав наших раненых и убитых, увы, за победу всегда приходится платить, торопливо уходили в лагерь. Послы, не смотря на возраст и животы, опережали всех и первыми юркнули в проход. Именно в этот момент я понял ход мыслей КИРЕЛА. Он подумал, что я в сговоре с варварами и только благодаря его бдительным дозорным мы не смогли застать его воинов врасплох. Большей глупости трудно представить! Дерзко посмотрел КИРЕЛУ в глаза, презрительно улыбнулся и ..., повернулся к нему спиной. Достав смотровую трубу, направил её на гавань. Стекла трубы приблизили палубы кораблей варваров, теперь мог подробно рассмотреть находившихся на ней людей. Их снаряжение показалось мне знакомым, точнее узнал его, но присутствие воинов носившим такие доспехи на кораблях варваров было не объяснимым. Их там не могло быть! Хотя ..., один вариант присутствия этих воинов на кораблях варваров мог быть, я перевёл трубу на вход в гавань. Моё предположение оправдалось, полтора десятка больших судов входили в гавань. Они шли полукругом, как бы подгоняя суда варваров, на их палубах видел взведенные баллисты и воинов в знакомом снаряжении. Это были морские "ролы" и корабли нашей флотилии. Узнав их, всё понял. Одно большое судно направлялось к ближайшему причалу, остальные встали на рейде, закупорив гавань. Обернувшись к КИРЕЛУ, протянул ему смотровую трубу и сказал:
  - Посмотрите сами! Может, поймёте ответ на свои умные мысли? Если нет? Обращайтесь, объясню, такая мелочь меня не затруднит. Первая подсказка прямо сейчас. Пошлите своих воинов принять трофеи и пленных, а мы, если Вы не возражаете, будем грузиться на свои суда. Ваше разрешение использовать Ваш порт осталось в силе? Кстати, трубу оставьте себе. Это мой дар Вам!
  Больше не обращая на правителя и его воинов внимания, пошёл к своему лагерю. Готовый к обороне лагерь встретил меня. Лучники стояли на помостах, мечники у телег частично закрытого прохода в лагерь. Внутри стояла построенная к бою "фаланга". В центре лагеря лежали раненые, лекарь, его помощники и люди из обслуги хлопотали возле них. В углу лежали укрытые плащами убитые. За победу над варварами заплатили жизнью 27 воинов, ещё 70 имели ранения. Мысль о том, что враг заплатил гораздо, большую цену, меня не радовала. Потери огорчают намного больше, ведь теряешь людей, которых знал не один год. Впервые я узнал, что такое горечь победителя. Это открытие меня не обрадовало. Горько вздохнув, прогнал эти неприятные мысли, отдал приказ сворачивать лагерь и приготовиться к погрузке на наши суда.
  Строй "фаланги" распался, лучники и мечники оставили свои посты, началась обычная суета сворачивания лагеря. В этом принимали участия все, каждый знал свои обязанности. Мне предстояло решить ещё много вопросов. Раненых и всё имущество погрузим на суда, но убитых предстояло похоронить, их тела путь на родину не выдержат. Это были первые погибшие легионеры, именно мне предстояло решить, как поступить с их телами. Когда создавался легион, этот вопрос обошли стороной. Удивительно, все люди опытные, а об этом не подумали. Как похороним первых погибших, так и создадим традицию на всё время существования легиона. Понятно, что это должен был решать совет высших командиров легиона, но их здесь не было, не считая меня, двадцатилетнего проконсула легиона. Хныкать и стенать можно долго, но это ничего не изменит.
  Спокойно думать мне не давали. Сначала легат морских "ролов", командовавший нашей флотилией отвлекал меня рассказом, как они встретились с варварами. Тем просто не повезло. Вначале они наткнулись на три судна боевого дозора флотилии и поступили опрометчиво. Можно предположить, что варвары просто решили не возвращаться домой с большими потерями и пустыми руками. Три встретившихся им судна они посчитали лёгкой добычей и накинулись на них. Варвары со многим из изобретений моряков были не знакомы. Поэтому на моряка махающего флажками на верхушке мачты внимания не обратили. Они окружили эти корабли и атаковали их, занятые боем с упрямой добычей, за морем не наблюдали. От атак на добычу отвлеклись только тогда, когда взявшие их в полукольцо остальные суда флотилии произвели залп с катапульт и баллист. Залп был удачный, 30 судов варваров разлетелись в щепки или тонули, получив большие пробоины. Второго залпа производить не потребовалось. Ошарашенные варвары не сопротивлялись, когда на палубы их судов высадились морские "ролы". Подобрав, плавающих в воде варваров с уничтоженных судов, флотилия начала конвоировать захваченные суда в порт места встречи с нами. Только легат окончил свой рассказ и ушёл, ко мне подошёл правитель АГОРА, КИРЕЛ. Он встал рядом и негромко сказал:
  - Ты извини меня! Я был не прав. За подарки спасибо, завтра вечером на городской площади устраиваю пир в честь твоих воинов и отмечаю подписание нашего договора о военном союзе. Приходи, буду рад!
  Я поблагодарил его, простился и вернулся к своим мыслям. Думал долго и придумал! Простится с погибшими легионерами, должны были на рассвете, с восходом солнца ..., остальное пока было моим секретом, который доверил только десятку отобранных помощников.
  За основу ритуала взял рассказ Женькиного разума. Когда моё тело лежало неподвижно, он за внеочередное право наблюдать за суетой служанок, рассказывал многое из истории своего мира. В этих рассказах было описание о погребении погибших воинов в разных племенах и народах. Тогда особо на этом не останавливался. Ну, кому нужны атрибуты похорон? Ни умирать, ни хоронить никого не собирался. Теперь это понадобилось, и я мучительно пытался вспомнить именно рассказы об этом. Вспоминалось обрывками. Вроде эти племена жили на берегу моря, промышляли грабежами и набегами, поклонялись какому-то воинскому богу и назывались как-то на "в", но не "варвары". Названия их не вспоминалось, но сам ритуал вспомнил. Погибших с оружием, облачённых в доспехи, усаживали в "ладьи", так назывались их лодки, обкладывали горючим материалом, поднимали парус, отводили судно от берега и поджигали. Может, что-то и напутал? Но это значения не имело, самое важное ухватил и решил использовать. Под покровом ночи с отобранными помощниками всё подготовил. Одно небольшое судно, захваченное у варваров, стало последним пристанищем погибших легионеров. Их усадили на скамьи, обложили сухой травой. Уже перед рассветом, это судно отбуксировали к месту, где выстроились воины легиона и морские "ролы". Протяжно запели рожки, зарокотали барабаны, приветствуя восход солнца. Под эту музыку судно с телами погибших легионеров отбуксировали от берега, поставили на нём парус и бросили в него горящие факелы.
  Утренний ветер дул от берега, он наполнил парус, судно с телами погибших и разгорающимся огнём, двинулось в водную даль. По сигналу рожка взлетели вверх выхваченные мечи. Салютовали уходящему огненному шару не только мои воины. Воины города присоединились к нам и тоже провожали погибших легионеров. Ко мне подошёл КИРЕЛ.
  Его лицо было одухотворённым, глаза возбуждённо блестели. За всё короткое время нашего знакомства, таким возбуждённым его видел впервые. Не отрываясь, он смотрел вдаль туда, где волны поглотили горевшее судно. Встав рядом со мной, он взволновано заговорил:
  - Мой малочисленный народ всегда был народом-воином, такая выпала нам судьба. Враги постоянно преследовали нас не оставляя в покое, нам хотелось жить и трудиться, а не воевать. Увы! Нам не давали жить, как хотим. С давних времён в моём народе существовала легенда о храбрых воинах огня, которые придут к нам и даруют нам мир, спокойную жизнь. В той легенде об этих воинах говорилось, что тела своих погибших они предают очистительному плывущему по воде огню и души их воинов возрождаются вновь. Всегда не мог понять, что это за плывущий огонь? Ведь вода первый враг огня. Сейчас я увидел, своими глазами весь ритуал воинов огня. Легенда ожила! Теперь я уверен, что заключив с вами союз, избрал верный путь, путь на котором мой народ ждёт мир, покой и счастье. Это воистину великий день!
  Больше ничего не сказав, он повернулся и ушёл. Я остался стоять, устремив взгляд вдаль, обдумывал сказанное им:
  "Давно знал, что каждый в одном и том же деянии видит разное знамение, толкует его на свой лад. Это понятно. Скажи КИРЕЛУ, что этот ритуал придумал я, используя для него то, что было в истории чужого мира и было узнано мной из рассказов чужого разума появившегося в моей голове, он не поверит никогда. Да и нужно ли ему знать это? Всё увиденное подогнано им под древнюю легенду, которая обещает счастье его народу и он счастлив. Человеку для счастья хватает одной надежды. Пусть надеется!"
  
  Глава 20.
  
  Полуденное солнце начинало припекать. Мои воины расположились на песчаном берегу, купались, стирали одежду. Погибших похоронили, жизнь продолжалась, воин не скорбит за погибшими, он радуется за них!
  Спустившись с обрывистого каменного берега к воде, присоединился к своим воинам. Вода снимала усталость, прогоняла зной, ласково омывая тело. Сигнал обеда прозвучал очень вовремя, мне уже ужасно хотелось чего-нибудь съесть, молодой организм требовал пищи, другие проблемы его не интересовали ...
  Телеги, снаряжение и раненые были погружены на суда, вся тягловая сила была передана в дар КИРЕЛУ. Вечером он давал пир в нашу честь, а на рассвете я рассчитывал покинуть этот материк и отправиться в обратный путь домой. Весть о том, что мои воины разбили огромную орду, захватив пленных и богатую добычу, разнеслась быстро. Поэтому нашим послам было не до отдыха, они усердно трудились, заключая договора о воинском союзе и выторговывая выгодные для нас условия. Домой мы возвращались со славой победителей и договорами о создании союза. Ещё послы везли новые предложения о предоставлении невест моему двоюродному брату с чудесными портретами сказочных красавиц. О том, что собой представляют эти "красавицы" и их истинном облике, я никому говорить не собирался. Очень хотел порадовать тётю и брата. Каждому свой пуд соли!
  День угасал. После обеда успел поспать, спрятавшись от жарких лучей солнца в тени берега. Проснулся полным сил и ..., снова голодным. Но ужин мы не готовили. Идти на пир, в гости поевши? Это очень большая глупость! Таким мудрым был не один я. Все бродили, тоскливо поглядывая на медленно заходящее солнце и места костров, где когда-то готовили обед, от его повторения не отказались бы. Тоску разогнали звуки труб и открывшиеся городские ворота. Мои воины построились мгновенно, без команды и нетерпеливо пританцовывали на месте, ожидая приказа на начало движения. Вскоре команда последовала, и колона быстро устремилась вперёд, шли широким шагом, проглатывая расстояние, отделявшее нас от открытых ворот в крепостной стене. Вскоре наша колонна вошла в них и вступила в город. По предложению КИРЕЛА, своих часовых выставили только на стоявших, на рейде у входа в гавань судах, а за окрестностями суши и водной глади доверили наблюдать его постоянным дозорам. Мы были в гостях у своих союзников и доверяли им ..., почти полностью. Я был молод, но знал истину, что доверять можно только себе и то, приняв меры предосторожности. Так и поступил, оставив на судах их экипажи, зарядив все баллисты и катапульты.
  Принятые меры позволяли расслабиться. Так и поступал, спокойно шёл, с интересом осматриваясь по сторонам. Крепостная стена отличалась от крепостных стен в городах нашего государства, вообще такого решения не видел никогда. Подойдя к стене ближе, понял, почему из стен летели стрелы. В стене были узкие бойницы, за которыми и сейчас стояли лучники. Очень интересное решение! Но моё внимание отвлекли ворота, к которым мы подошли. Внимательно осмотрел их. Перед воротами была спускаемая металлическая решётка, сами ворота были из толстых колод, окованные металлическими полосами. Сейчас они были открыты и вели в каменную арку, которая упиралась в стену, сворачивала под углом и выводила ..., в точно такую же арку с воротами и решёткой в конце. Эти ворота тоже были распахнуты, благодаря этому дневной свет проникал в арку и мой взгляд останавливался на узких бойницах вверху стен и в потолке арки. Прикинул толщину стены. Получалось очень внушительно. Одна эта стена, была настоящей крепостью. Мои размышления прервала открывшаяся передо мной картина первых домов города. Смотрел и удивлялся. Все дома начинались на расстоянии сотни метров от крепостной стены и смотрели на нёё узкими бойницами, начинавшимися в пяти метрах от земли. Дома стояли вплотную друг к другу, были сложены из камня, а между некоторыми была проходная арка с воротами. Эта стена домов шла на одинаковом расстоянии от крепостной стены, повторяя все её повороты. Это была по существу вторая крепостная стена. Как оказалось, она была не последней. Мы прошли ещё три таких же стены образованные домами. Город был крепостью в крепости, взять которую даже не мог себе представить, как? Фантазии не хватало, хотя на её отсутствие никогда не жаловался.
  Весь город был построен на каменном плате. Отполированная временем или людьми дорога вела нас мимо новых каменных домов высотой около двадцати метров, построенных в виде прямоугольников, длиной около пятисот метров и везде на нас смотрели узкие бойницы-окна в их стенах. Оканчивались эти дома на расстоянии сотни метров от новой сплошной стены домов с арками проходов. Пройдя их, мы оказались на большой площади, в центре которой стоял дворец правителя не менее мрачное строение квадратной формы с узкими окнами-бойницами, смотревшими на эту большую площадь. Впечатление от сурового города-крепости здесь развевалось множеством столов и толпами суетящегося на ней народа. Здесь нас встретил КИРЕЛ и около полусотни воинов. Дав команду своим воинам, разойтись, подошёл к нему и выразил своё восхищение его городом. Он выслушал меня с довольным выражением на лице и пригласил к столу, подкрепиться пока готовят мясо для пира.
  Столы были уставлены кувшинами с вином и блюдами с рыбой, овощами, лепёшками, сырами. Поодаль от столов над огнём, на вертелах жарились туши разных животных. Выпив по кубку вина и легко перекусив, мы подошли к большой площадке, окружённой толпой воинов города. Мои воины не отставали от меня, оберегая желудки, для аппетитно пахнущего мяса они подходили и сливались со стоящими воинами города. Подойдя, увидел, на что они смотрели. Стоящие воины образовывали широкий круг, внутри которого шёл поединок на мечах. Громкими возгласами стоявшие подбадривали сражающихся в круге воинов, на нас они не обращали внимания. Для меня необычными были не только строения города-крепости, но и отношения воинов между собой и к своему правителю. В отличие от привычных, для меня отношений в нашем государстве, здесь не царил дух чинопочитания и трепета. Создавалось впечатление, что все здесь равны, нет деления на "высокородных" и простой народ. Это было неправильно! Трепетное отношение, страх перед всесильным Властелином, чиновниками, вот основа жизни любого государства! Но я промолчал, оставил своё мнение при себе. Всё-таки был гостем! КИРЕЛ подбадривал сражающихся не менее громкими и азартными криками, не отставая от остальных зрителей. В перерывах между схватками он объяснил мне, что это идёт соревнование на лучшего мечника. Воину, выигравшему все поединки, будет вручен меч, древнее и очень ценное изделие. По его приказу мне показали этот приз. Я взял его в руки и выпал из реальности. Меч стоил того! Такого я ещё не видел. Ножны отделаны необычайно красивой затейливой резьбой из серебряной проволоки. Удобная рукоять, набалдашник украшенный красным камнем, всё это была внешняя мишура. Основным было лезвие меча. Оно отливало синевой, на которой проступал рисунок оскалившегося животного, горного кота и шла какая-то надпись. Но самым главным была необычная лёгкость этого меча, его лезвие было тоньше, и он был уже моего меча, которым я не без основания гордился. Мой меч стоил целое состояние. Сколько же могло стоить это чудо? Вопроса задавать не стал. У меня и так было много вопросов ответов, на которые получить не надеялся. Вот только два из них:
  "Действительно ли под городом есть непроходимый лабиринт ходов?" и "Как велико сокровище, которое хранится в этом городе?"
  Теперь понятно, что именно к таким вопросам прибавился и этот, о стоимости меча. Хотя и заподозрил, что он именно из тех сокровищ, которые спрятаны от посторонних глаз. Какие же ещё там хранятся вещи? Если обычного победителя награждают такой бесценной вещью. Со вздохом вернул меч вручившему мне его воину. После чего сосредоточился на схватке претендентов на это сокровище.
  Очередной поединок подходил к концу, новая пара претендентов ждала своей очереди войти в круг.
  Воины сражались, используя меч и небольшой кинжал с раздвоенным лезвием. Они принимали на него удар меча и наносили ответный удар своим мечом. Необычная техника боя увлекла меня. КИРЕЛ объяснил, что каждый победитель встречается в схватке с победителем другой пары и так до тех пор, пока не останется один победитель. По моему мнению, это было не совсем честно. Ведь кому-то могли достаться сильные противники, а кому-то слабые. Своё мнение изложил КИРЕЛУ. Он, оторвавшись от наблюдения за очередной схваткой, снисходительно ответил, что в этих поединках встречаются лучшие из лучших воинов, слабых среди них нет. Пришлось поверить ему на слово. Теперь внимательно следил за происходящими схватками. Они протекали быстро. Пока ничего интересного для себя не увидел. Тренировочные бои видел каждый день уже много лет, сам постоянно участвовал в них и это зрелище уже приелось. Начал скучать, рассеяно смотря на меняющиеся пары сражающихся воинов. Уже подумывал, как бы исхитриться и вернуться к столам, там было более интересно. Но учтивость удерживала меня, всё-таки гость должен уважать хозяев, а они все были здесь, болели за некоторых воинов, участников состязания, обсуждали допущенные ими ошибки. Приходилось ждать конца этих состязаний, старательно скрывая свою скуку. Закончилась очередная схватка и в круг вошла новая пара. Крупный воин и невысокий воин в знакомых мне, чёрных доспехах, украшенных орнаментом из серебра. Это был тот воин, который сопровождал КИРЕЛА в нашу первую встречу. Габариты воинов и размеры их оружия очень отличались. В этот момент я усомнился в словах КИРЕЛА об одинаковой силе и мастерстве, всех участников поединков. Но промолчал и начал наблюдать за начавшейся схваткой. Крупный воин начал атаку первым, я был уверен в его быстрой победе и начал утрачивать интерес к этой схватке. Смотрел просто так, со снисходительной улыбкой на губах. Однако вскоре эта улыбка сползла с моего лица, а я с удивлением смотрел на сошедшихся в схватке воинов. Себя считал неплохим мечником. Это не бахвальство, а факт. В легионе противостоять мне могли единицы. То, что видели мои глаза, было удивительно и необычно. Такую технику боя видел впервые.
  Вскоре мне стало ясно, что в схватке сошлись действительно опытные, сильные воины. Крупный воин наносил удары, многие из которых знал, но все они приходились на пустое место. Небольшой воин демонстрировал незнакомую мне технику ведения боя. Он смело нырял под опускающийся меч противника, на доли секунд опережая его, наносил удары с самых неудобных положений, не тратя сил на отражение ударов противника, постоянно наращивая темп движения. Вскоре крупный воин прекратил атаки и только оборонялся, но и это удавалось ему не очень. Удары его противника всё чаще достигали цели. Судившие эту схватку трое пожилых воинов, фиксировали каждый удар пропущенный крупным воином. Если бы это был настоящий бой, то крупный воин уже получил бы не одну тяжёлую рану, это видел и я. Подвижный, невысокий воин, только обозначал сокрушительные удары, останавливая свой меч в последнее мгновение. Наконец изловчившись, он перерубил ремень, удерживавший наплечник, тот слетел. Следующий удар должен был разрубить ключицу крупного воина, это была наглядная победа. Судьи остановили схватку, зрители одобрительно зашумели. Только КИРЕЛ стоял скромно, но его довольное лицо было лицом триумфатора, тогда на такое его выражение гордости за победителя не обратил внимания.
  Наблюдая за интересным боем, любой воин испытывает азарт и вдохновение. Я исключением не был, хотелось показать себя, своё умение. В двадцать лет такое бахвальство часто толкает на необдуманные поступки. Именно его и совершил, обратился к КИРЕЛУ:
  - Жаль, что ваш победитель устал. Как понимаю, он провёл не одну схватку, чтобы сойтись в этом поединке. Я был бы не прочь скрестить с ним меч, померяться силами в поединке.
  Фактически это был вызов. Сказал это громко, вокруг шумели воины, наблюдавшие за поединками. Шум, шумом, но мои слова услышали и передали всем своим. Установилась тишина. КИРЕЛ пожал плечами:
  - Не мне это решать. Я здесь такой же зритель, как и все. Наше состязание окончено, победитель определён. Ему должны вручить выигранный им приз. Ты гость и любой из нас с радостью примет твой вызов, но решать это будет каждый. Вот пусть победитель и решает, вступать в поединок с тобой или нет.
  Снова вернулись старые мысли о странных отношениях в этом государстве. Представление об отношениях имел на примере отношений нашего государства, с которыми жил всю свою сознательную жизнь. Здесь наблюдал необычное, непривычное и непонятное. Правитель вёл себя, как обычный подданный, не выделяясь. Разве так жить можно? Какая же это власть? У нас всё было не так, Властелин был единоличным правителем. Вокруг него толпились придворные, чиновники, "высокородные", воины и под всеми ими был простой народ, который служил им, так было правильно! Но в чужие отношения лезть не прилично, поэтому своё удивление и непонимание держал при себе.
  Мой вызов донесли до победителя, передали ему и мои слова об его усталости. Все спокойно ждали его решения. Оно последовало быстро. Воин вернулся в круг, достал меч, кинжал и замер, приготовившись к схватке. Такое приглашение пропустить не мог, тем более что сам был его инициатором. С радостью прошёл в круг, одел, на голову свой шлем, достал меч, отвесив поклон противнику, встал напротив него. Судить нашу схватку поручили тем же судьям, что судили состязание до этого момента. Ко мне подошёл один из судей, окинул меня взглядом и сказал:
  - Гость! Ты хочешь сражаться без кинжала? Или возьмёшь его? В первом случае, твой противник уберёт свой, во втором тебе дадут кинжал.
  Я поблагодарил его, показал захваты на руках и объяснил их действие, попросив оставить моему противнику всё его оружие. Судья кивнул и подал сигнал начала поединка. Мы двинулись на сближение ...
  
  Глава 21.
  Ещё когда шёл к месту поединка, понял, какую совершил глупость, бросив вызов. Рано мне доверять руководить людьми или командовать ими! Совсем не умею предвидеть последствия того, что творю. Руководствуюсь только своими эмоциями и порывами. Вот и создаю проблемы. Любой исход поединка имел негативные последствия. Выиграю его? Обижу хозяев, унижу их, показав своё превосходство над лучшим их бойцом. Это очень укрепит наши отношения! Вот воистину глупец! Положение хуже не придумаешь. Проиграю поединок? Опозорю весь легион, всех воинов своего государства, продемонстрирую наш гонор и истинную слабость. Дед мне доверил представлять его, а я с этим точно не справился. Так ругал себя, пока не вошёл в отведенный для поединка круг. Что делать? Как быть? Так и не решил. Постарался сосредоточиться на предстоящем поединке. Мы начали сближаться. Лица противника не видел, глухой шлем, он так ни разу и не снял. Вот это было и непонятно. Толи пугал, толи ..., ломать голову над этим вопросом было некогда, началась схватка ...
  Вначале был осторожен, помнил увиденный бой и вёрткость противника. Но в этот раз противник применил другую тактика, он резко и внезапно атаковал, держа меня в напряжении, постоянном ожидании атаки. Даже не верилось, что этот человек провёл не менее десятка схваток с сильными противниками. Он что двужильный? Попробовал принять его тактику боя, отвечал молниеносными атаками на его атаки. Но он уходил и ни одна из моих атак, не увенчалась успехом, зато он дважды коснулся меня концом своего меча. Пришлось менять тактику своего ведения боя. Начал теснить противника, применяя тактику мечников легиона, навстречу мечу противника выставлял руку с раздвоенными пластинами на локте. Мой противник заподозрил подвох и стал осторожней. Теперь он атаковал только наверняка, успевая мгновенно отпрянуть, едва я переходил в атаку. И у меня возник отчаянный план. В этот раз продумал всё, взвесил, рассчитал каждое движение. Моя решительная атака заставила противника отступить, уйти в глухую оборону, но я продолжал атаковать, периодически открываясь для удара. Моя тактика сработала! Противник поймал лезвие моего меча, раздвоенным концом своего кинжала, торжествуя, он легко повернул кинжал и в завершение нанёс мне удар своим мечом. Он действовал точно по моему плану. Как я и рассчитывал, своё внимание он сосредоточил на лезвии моего меча, попавшем в кинжал, а удар своим мечом нанёс сверху. Дальше всё было просто. Свой меч я выпустил, он отлетел далеко в сторону, под удар его меча подставил левую руку. По железной пластине его меч скользнул к моему локтю, попал между двух пластин, мой поворот руки, вырвал его меч и он упал рядом со мной, рукоятью к моей правой руке. Подхватить его и рубануть по ключице, пытающегося удержать равновесие противника мог легко, но делать этого не стал. Сделал вид, что этого не заметил. Для опытного мечника всё было понятно и так, а мнение того, кто был в этом не компетентен, меня не интересовало. Эта подтасованная мной ничья должна была устроить всех. Показывая, что признаю её, снял свой шлем. Судьи поколебавшись, объявили ничью, но по их глазам понял, что они всё увидели и только подчинились моему решению. Обвёл взглядом лица стоявших вокруг воинов. Мгновенно понял, что здесь собрались настоящие воины, хорошие мечники и от них не укрылось ничего. При этом по лицу КИРЕЛА скользнула и пропала мимолётная улыбка. Занятый этими наблюдениями вздрогнул, услышав звонкий, полный обиды голос:
  - Нечего притворяться! "Ничья", я вам, что вчера меч взяла в руки? Или в боях с противником ни разу не сражалась?
  Резко повернувшись, остолбенел. Мой противник сбросил шлем, коса белокурых волос была закручена вокруг головы и закреплена на ней. Правильные черты лица, с синими бездонными зрачками, были прекрасны даже в гневе. Подняв мой меч за лезвие, она, поклонившись, протянула его мне. Потеряв дар речи, застыв камнем, сумел взять его рукоять и не выпустить её из руки. Девушка, подхватив свой меч, одарила всех гневным взглядом, затем раздвигая стоявших воинов, побежала прочь к дверям дворца, где и скрылась. Все воины, стоявшие вокруг места поединка, молча, начали расходиться, только я стоял, застыв, так и не шевельнувшись. Шок не отпускал меня.
  К реальной жизни меня вернул КИРЕЛ. Он подошёл ко мне, тронул за плечо и громко произнёс:
  - Идём к столу! Мясо уже готово, пора начинать праздновать, нас уже ждут.
  Только в этот момент и пришёл в себя. Меч, который так и продолжал держать в руках, вложил в ножны, ведомый КИРЕЛОМ шёл к предназначенному нам месту за столом. Мы сели и начался пир. Тосты пропускал мимо ушей, что путного может говорить веселящийся народ? Ел, пил, не обращая внимания на то, что ем и пью. Сам старательно отыскивал среди веселящихся людей, свою противницу. Старался делать это незаметно. Я был молод, многое виделось в радужном свете, да и после предложенных мне невест, впервые увидел девушку-воина, красивую, вот и поплыл. При этом даже не думал, о её своенравном характере. Кто в молодые годы смотрит так далеко и глубоко? Выискивал её среди гуляющего народа, предавался этому занятию со всем усердием, но безрезультатно. Её не находил.
  Пир переходил в стадию, когда все любят друг друга, вино лилось рекой, а мне было грустно и неуютно.
  Но всему приходит конец, уже опустилась ночь. Пора было прощаться. Делал это с радостью, вот тут меня и вернул к жизни КИРЕЛ:
  - Когда решил отплывать? Я приду проводить тебя.
  О ранее озвученном мной решении, отплыть с восходом солнца, успел забыть. Совсем другие мысли витали в моей голове, слова КИРЕЛА были ушатом холодной воды, вылитым на мою голову. Озадачен был прилично. Думаю, всё моё смятение в этот момент отразилось на моём лице. Полумрак ночи скрыл это, по крайней мере, надеялся на это. Вихрь мыслей закрутился в моей голове, и я удивлённо переспросил:
  - Отплывать завтра?
  Лихорадочно начал искать предлог остаться и нашёл!
  - Да как можно завтра отплывать? Ещё столько нерешённых вопросов! Договор мы подписали, а конкретные планы его осуществления наметили? Обсудили? Бросить всё на произвол? Это не допустимо! Вот с завтрашнего дня и начнём совещаться по этому вопросу. Вы согласны?
  КИРЕЛ уважительно посмотрел на меня. Понимаю, что такого серьёзного подхода к решению вопросов он от меня не ожидал. Понятно, в его глазах я был молодым парнем. Хорошим воином, но ещё не набравшимся житейской мудрости и совсем не тянувшим на наследника трона Властелина большого и сильного государства. Увы! В своих рассуждениях он был прав. Я был обычным ветреным юнцом, но давно тёрся возле своего деда, истинного Властелина и многого у него набрался. Вот и сейчас личный интерес прикрыл государственными делами, была у меня такая возможность, дарованная рождением в династии АРИДОВ и именно поэтому носящим звание "наследник престола Властелина". Главное сам в придуманный предлог поверил. Обмануть себя не так и сложно, было бы желание, а у меня оно было.
  Вообще этот период был в моей жизни периодом необдуманных поступков. Это так мягко называю свою глупость. КИРЕЛ предложил мне занять гостевые покои в его дворце, но я отказался. Решил ночевать со своими воинами на судах. Даже с учётом того, что мне на судне были созданы самые лучшие условия, это было настоящим кошмаром. Даже говорить о нём не хочу. Зато послы сориентировались быстро, поблагодарив правителя, они умчались в отведенные им покои. Но первый день всех неудобств не заметил, жил в ожидании встречи с девушкой-воином и строил радужные планы. На встречу пришёл за час до назначенного времени, чтобы ускорить его бег принялся изучать дворец правителя, переходя от одного окна-бойницы к другому.
  Дворец представлял собой овальное здание с внутренним двором, в центре которого находился арсенал. Это было круглое здание высотой равное дворцу, бойницы начинались со второго этажа, а вот входа в него не увидел. Предположил, что он связан с подземным лабиринтом. Во дворе, перед арсеналом группа мальчишек и девчонок делали первые шаги в постижении искусства воинов. Ещё во время пира обратил внимание, что многие женщины носили одежды воинов и были равны с мужчинами. В небольшом государстве воинами были все, но это отметил краем сознания. Описывая круги по большому пространству зала, просто убивал время.
  Видно КИРЕЛУ сообщили, что я уже пришёл. Вскоре он появился. Осмотрел его свиту и поскучнел. Девушки-воина среди них не было. Затеянное мной совещание стало для меня неинтересно. Уйти не мог, вот и сидел, молча, изображая интерес на своём лице ..., до обеда, а затем откровенно скучал.
  На следующий день пришёл ещё с надеждой, которая быстро улетучилась. Теперь только и думал над тем, как освободиться от участия в этом мероприятии. Не знаю, было ли это заметно по моему лицу? Но даже это меня уже не волновало. Целых три дня выдержал эту муку и придумал! Это было гениальное решение! На четвёртый день, до начала совета объявил о том, что нужно начать совместное обучение взаимодействия наших воинов. Дело было очень важное, поэтому поручил его себе. Возражений не было, и я быстро покинул надоевший мне совещательный зал. Дальше развил бурную деятельность. Уже после обеда мои воины строили "фалангу", а воины КИРЕЛА и прибывших правителей выслушивали мои объяснения. К моей радости девушка-воин, ради которой так старался, была среди воинов КИРЕЛА. Первая часть плана удалась и начал искать пути сближения. Пока все смотрели на перестроения и движение воинов "фаланги", послал своего оруженосца к кузнецам с приказом почистить и подобрать кольчугу, полный комплект вооружения воина "фаланги". Оруженосец вернулся через час, принеся свёрток. Забрал его у него и направился к девушке, подошёл, протянул ей свёрток:
  - Прости, не знаю твоего имени, мой достойный противник, но прими этот дар в знак уважения к твоему воинскому мастерству.
  Вначале взгляд девушки был настороженным, но развернув свёрток, она замерла и посмотрела на меня. Её лицо светилось от радости, а наградой мне был её бархатный голос:
  - Благодарю тебя АРЕТ АРИД! Это очень ценный подарок! Зовут меня ИЛОНА, я с радостью принимаю твой дар!
  Первый шаг был сделан, смотрел на неё и откровенно любовался её лицом. Теперь оставалось подружиться и можно идти дальше. Робости не знал, шёл напролом. Девушку интересовало военное дело? Ладно! Можем начать с него. Ну и начал. Вначале всё было хорошо, но когда попытался сблизиться с ней, натолкнулся на стену. Преодолеть её, пытался целую декаду, пока не услышал рядом с собой голос. От неожиданности вздрогнул. Обычно я, как и любой воин, по инерции контролирую пространство вокруг себя. Эту науку в каждого вбивают с детства. Но весь погрузившийся в свои проблемы, стал не внимательным, вот и попался. Оглянувшись назад, успокоился. Рядом стоял КИРЕЛ и это говорил он:
  - Ещё при нашей первой встрече говорил тебе, что женихов у меня в семье нет. Это так и есть, потому что у меня три дочери. ИЛОНА самая старшая из моих дочерей. Ей уже 22 года. Многие сыновья правителей нашего материка сватали её, но она отказала всем, приняв обет воина. Вторая дочь уже подарила мне двух внуков, а третья ещё мала для невесты. Как мне не горько это говорить, но, увы, не могу предложить тебе невесты. Был бы рад породниться с тобой, ты смелый и умелый воин. Жаль ...
  Похлопав меня по плечу, он повернулся и ушёл прочь. Его слова больно задели меня. Почему-то думал, что мои ухаживания за ИЛОНОЙ никто не замечает. Что такое обет воина у них? Уже знал, просветили. Жаль, что такая красивая девушка приняла его. Хотел ли я назвать её своей невестой? На этот вопрос ответить затруднялся или боялся ответить даже себе. Просто после 21 "красавицы" невесты увидел первое красивое лицо и потерял голову. Мне было 20 лет, по меркам моего мира я был ещё молод и зелен. Вот и жил в мире грёз, иллюзий, мечты. Строил разные хитрые планы, в которых большое место отводилось только одному чувству...
  До этого разговора думал, как уговорить деда поручить мне экспедиционный корпус, который будет размещён на этом материке. Мечтал, как будут крепнуть наши отношения с ИЛОНОЙ, как придёт день, когда назову её своей невестой. Теперь эти все мечты рассеялись. Стало грустно. Больше находиться здесь смысла не было. Скомкав все мероприятия, приказал отплывать. Долгий путь домой, был тяжёлым путём парня лишившегося придуманных им иллюзий...
  Было очень не сладко. Душевные муки терзали меня, окружающее не интересовало. Высадившись в порту западного округа ВИНЗОРА, получил нерадостную весть, вернувшую меня к жизни. В день высадки прибыл гонец из дворца Властелина, он сообщил о болезни деда. До этого не задумывался о том, что дед стар. Это известие подстегнуло меня. Оставив всех, помчался в столицу. За короткий срок, преодолел этот путь. Не переодевшись с дороги, влетел в покои деда.
  На ложе лежал измученный болезнью старик, вокруг суетились лекари. Годы победили грозного Властелина, время взяло своё. На ложе лежало иссохшее тело деда. Мы давно не виделись, пять долгих месяцев, да и до этого облачение Властелина скрывало от глаз происходящие перемены. Теперь облачения не было и на ложе лежало тело старика, съедаемое болезнью. Зрелище было неприятное и тяжёлое. С трудом сдержав слёзы, обнял его, единственного родного мне человека, искренне любившего меня. Он заменил мне отца и мать, моих родителей, рано покинувших этот мир, всегда был рядом. Взять себя в руки, скрыть истинные чувства, бушевавшие во мне, было нелегко, но я с этим справился. Сидел возле ложа деда и весело рассказывал о своих приключениях и разочарованиях, постигших меня в этом путешествии. Мы даже перекусили вместе. Заметив, что дед устал, сослался на срочные дела и оставил его. Идти отдыхать не собирался, нужно было сделать ещё одно важное дело. Выяснить истинное состояние здоровья деда. За этим и отправился к лекарям. Им были выделены покои во дворце, а для консилиумов они собирались в обеденном зале, где для них стояли специально накрытые столы. На мой приход, они не отреагировали, были очень заняты. Ели и спорили. Окинув взглядом ломящиеся от количества блюд столы и усердно поглощающих еду лекарей, скромно пристроился в углу и прислушался к их спорам. Перебивая друг друга, они обсуждали метод лечения. Именно в этот момент, перебив всех, громко вещал дородный лекарь:
  - ... повторяю, у Властелина загустела кровь и нужно помочь её движению по каналам. Для этого его нужно завернуть в одеяла и носить по кругу. Этот мой метод даёт очень хороший ...
  Договорить ему не дал худой лекарь, неожиданно громким басом он перебил коллегу:
  - Ерунда! Полная ерунда! Даже если принять этот диагноз, то Властелина нужно положить в бассейн и подливать в него горячую воду, пока ...
  Его тоже перебили сразу несколько голосов, поднялся крик, разобрать слов не мог, а лекари, оставив стол и надежду перекричать других, готовились вступить в драку. Понял, что добиться от них вразумительных ответов о состоянии здоровья деда не смогу, на мгновение растерялся. Именно в этот момент вспомнил рассказ разума Жени о том, что у них в древние времена в могилу умершего правителя клали тела его слуг, которых убивали здесь же у могилы. Вспомнив этот рассказ, решил его немного изменить и рассказать лекарям, применительно к ним. Тишину устанавливать умел. Вынул меч и плашмя ударил по спинам ближайших лекарей. Их вопль полный боли и страха перекрыл общий гам. Обернулись все, увидев мой обнажённый меч, онемели. Я вкладывать его в ножны не спешил. Поиграл им, обводя всех тяжёлым взглядом. Затем спокойным голосом выдал им свои мысли:
  - Во время своего путешествия по материку ПАРУГ узнал интересный обычай. Когда умирает правитель, его тело замуровывают в склепе. Но перед тем как замуровать склеп, в него кладут связанных дворцовых лекарей, а затем замуровывают выход. Мне этот обычай понравился! Вот и применю его у нас. Эй, стража! С лекарей глаз не сводить, чтобы не сбежали.
  На мой зов прибежали стражники и заняли посты у окон и дверей. Я вышёл из залы, а вслед мне неслись стенания и вой лекарей.
  Так начались тревожные дни моего возмужания. Пришлось заниматься делами государства. Это оказалось очень тяжёлой ношей. Вечерами сидел у ложа деда, рассказывая ему обо всём, что сделал за день. Как дед был не слаб, как не терзала его боль, он всегда выслушивал меня, давал советы. Только благодаря его советам, сумел преодолеть многие трудности, не наделать многих ошибок. Власть..., это тяжёлое бремя. Вот это и понял тогда, когда она свалилась на меня.
  Спасало только то, что отлаженная вертикаль власти продолжала работать и без моего участия. Веками династия АРИДОВ шлифовала её, создав государство, законы и аппарат чиновников, которые зависели от существования династии. Я мог только присутствовать на советах и подписывать подготовленные указы. Времени это отбирало много, но каждую свободную минуту проводил возле деда, безмолвно восхищаясь им. Он, отвергая боль, заботился о династии, о судьбе государства и власти. Жадно, как губка, впитывал его советы. Сам о многом вообще не думал так, как во всех интригах был не искушён. С ужасом представлял момент, когда деда не станет, а всё это повиснет на мне. Напуганные лекари ничего хорошего не обещали. Мы с дедом эту тему не затрагивали, старательно закрывая глаза на истинное положение. Для этой игры каждый из нас придумал свою маску и надевал её при встречах. Дед этот обман поддерживал, он стремился к своей главной цели, научить меня сохранить власть нашей династии, удержать её в своих руках. Я учился управлять государством только ради него, ради его спокойствия, запоминая все его советы и рассуждения. В этот вечер дед читал мне лекцию основы власти:
  - Запомни! Власть всегда держится на силе и страхе, а не на любви народа. Единомышленники это величина не постоянная. Сегодня они с тобой, а завтра против тебя. У любой власти всегда есть противники, ими движут разные мотивы, но только страх за себя сдерживает их от активных действий и ты должен этот их страх сделать постоянным. Опираться можешь на высокопоставленных чиновников. Они будут всегда поддерживать тебя, ибо их всегда окружают те, кто не прочь занять их места. Только ты, твоя сила, гарантируют им их спокойное будущее. Все остальные чиновники пойдут за любым, кто пообещает им возвышение. Они ненадёжны. Стража и остальные не являются силой в нашем государстве. Только "ролы" представляют большую силу, которой не может противостоять никто. Тот за кем стоят они, может быть спокоен за свою власть, за порядок в государстве, за свою жизнь и благополучие, но они не опора для тебя. Хотя они всегда приютят тебя, накормят, как любого простого "рола". И не более того. Вот твоего отца они поддержали бы, не задумываясь, он был главным легатом "ролов", их вождём. Его высот тебе уже не достичь, к сожалению, поэтому на них особо и не рассчитывай, но и ты не беззащитен, у тебя есть легион. Это твоя опора. Увеличивай его, давай легионерам льготы, держи их всё время возле себя, они станут твоей опорой, фактором, который будет гарантировать тебе общую любовь народа и всех остальных врагов. Не делай ошибок! Не доверяй никому! Обычно предают самые близкие к тебе люди ...
  Этот разговор вспоминал потом не раз. Дело в том, что прошло три месяца, и наступил тот страшный день, когда деда не стало. Он умер во сне ночью. Утром это обнаружили слуги и позвали меня. Сидел у его ложа, смотрел на его лицо, с трудом сдерживая слёзы. Лицо деда разгладилось, на губах застыла улыбка. Что видел он в эти свои последние минуты? Может быть моих родителей? Может быть свою жену? Мою бабушку, которую я видел только на портрете? Или всех наших предков? Об этом никто никогда не мог рассказать, в свои последние мгновения человек сам, в одиночестве, видит лик смерти. Он уходит в другой мир, оставляя здесь свою плоть, свою боль, свои заботы, свои прожитые годы. Увы, это тот мир, если он есть, который скрыт от нас, живых, он надёжно хранит свои тайны. Одна из них и есть переход человека в него. Её узнаёт каждый сам, когда приходит его время ...
  
  Глава 22.
  
  Но, все советы деда и его наставления я принимал и исполнял, не откладывая. Его бесценный опыт долгих лет правления государством и людьми, игнорировать было глупо. Делал всё. Легион увеличил до 20 000 человек и ввёл его в состав гарнизона столицы. Квартировал он в дворцовых казармах, находясь, всё время, возле меня. Личная охрана деда перешла ко мне и после его кончины стала моей. Я доверял этим людям, как доверял им и дед. Выполняя договор, с государствами материка ПАРУГ, на него отправились три манипулы сухопутных "ролов" и две манипулы морских "ролов". Места манипул сухопутных "ролов" заняли сменяющиеся манипулы дружин отставных "ролов". Казна получила послабления, и бремя налогов можно было бы немного уменьшить. Но и здесь, следуя советам деда, налоговое бремя на граждан не ослаблял. Дед говорил, что человек всегда должен помнить, что он живёт в государстве, которое заботится о его безопасности, его спокойной жизни, а он должен содержать это государство, не зависимо от того, нравится это ему или нет? После уроков деда видел то, на что раньше не обращал внимание. Траур по ушедшему Властелину соблюдали, но это было не искренним горем, а обычным страхом перед новым Властелином. Просто не знали, чего от него можно ждать? Руководствовались простым мнением. Новая власть лучше старой, уже привычной быть не может по своему определению. Всё новое, потому и есть новым, что оно не привычно, не известно и таинственно. Понятно, власть это когда все обязаны жить по диктуемым кем-то правилам, она жестоко карает всех, кто идёт против неё, не хочет жить по диктуемым законам. Можно ли любить власть? Она всегда далека от людей и не живёт ради них. У неё свои задачи и свои взгляды на жизнь. Нравятся или не нравятся её решения и деяния народу? Это её не интересует и особо не заботит ...
  Дед никогда не говорил, где должно было покоиться его тело. Это было понятно и так. Все АРИДЫ находили последнее пристанище в склепе родового имения династии. Так было всегда, поступить иначе я не мог. Тело деда было передано жрецам храма лесного Бога, они подготовили его к последнему переезду в родовое поместье. Печальный кортеж тронулся в путь.
  Всё это время, прошедшее после смерти деда, я никого не принимал, особо не являлся народу и придворным, вёл жизнь затворника. Почему так поступал? Объяснить не могу, но именно эта жизнь затворника и помогла моим верным людям в дальнейшем. О том, что должно случиться? Я ничего не знал, но видно Боги руководили моими поступками. Ведь они знают весь будущий путь жизни человека. А в тот момент я ехал в большой карете с уложенным на погребальные ноши телом деда. Дорога бесконечной не бывает и в скорби, и в радости, она всё равно приводит в конечный пункт. В один из дней, после полудня наш кортеж въехал в ворота родового поместья АРИДОВ. Эту последнюю ночь тело деда провело в большом зале родового поместья, на стенах которого висели портреты всех АРИДОВ живших до него. Скоро портрет деда займёт место среди них. Эту ночь мы провели вдвоём, а в полдень следующего дня тело деда было опущено в могилу и накрыто могильной плитой в склепе родового поместья. Последнее пристанище Властелина, человека владевшего большим государством было скромным. Клочок земли и могильная плита. Невольно возникли мысли. Зачем богатство? Присоединение новых земель, расширение границ государства? Зачем вообще вся суета? Ведь конец для всех один! Клочок земли и могильная плита ...
  Отогнал от себя эти мысли. За все эти годы, прошедшие после смерти матери, в родовом поместье не был ни разу. В большом склепе был один. Моя личная охрана окружила его, не допуская никого внутрь. Такова была моя воля. Так в одиночестве и бродил по склепу. Могилы всех предков особо не интересовали меня. Никого из них не знал и никогда не видел, но три дорогих мне человека покоились здесь. Они были моей частью, моей сутью. О них и скорбел. Уже в сумерках покинул склеп. Поминальный пир происходил без меня. На нём хозяйничала моя тётя. Она и её сын были последними живыми членами моей семьи, но родственных чувств к ним не испытывал и встречаться с ними не хотел. Может это и придумываю теперь, но мне кажется, что родную тетю не воспринимал никогда, а её безвольного и тупого сына всегда сторонился. Поэтому помянуть деда предпочёл в одиночестве. На рассвете уехал из родового поместья, никого не предупреждая. Хотя ещё и считался наследником престола, взойти на престол должен был к концу этой декады, но для всех уже был Властелином. Поэтому все в спешке устремились за мной. От солнца не отстают. В тени, без лучей светила, придворные и чиновники погибают. Они это знали, вот и спешили догнать ...
  ... Наступило время для мечтателей и смутьянов. Как обычно все надеялись на перемены. Моих мыслей никто не знал, но воспользоваться моментом хотелось. Высшие чиновники жаждали сохранить свои места, свои блага, а средние чиновники старались спихнуть их. Доносы сыпались, как из рога изобилия. Их подкрепляли бунтами и заговорами, но всё о чём мне говорил дед, я помнил и во всём следовал его наставлениям. Менять ничего не собирался. Бунты жестоко подавлялись, доносы отдавались тем, на кого они писались. Сами высшие чиновники чистили ряды своих подчинённых, лезли из кожи. Убедился в правоте деда, лучше ничего не делать и всё будет хорошо. Единственное, что придумал сам, это объявил о том, что буду соблюдать траур по деду в течение года. Это позволило мне вести жизнь затворника, не принимать ходоков и просителей. Но от условностей избавиться и спрятаться не мог. Наступил день моего восхождения на престол Властелина. Торжественной церемонии избежать было не возможно. Началась она с утра. Меня обрядили в расшитый золотом халат, на голову надели колпак украшенный золотом. Я был молод, на силу не жаловался, но ощутив на себе этот вес, очень удивился, как мог носить его дед, если я передвигаюсь с трудом? Дальше стало не до этих мыслей. Напутствие жрецов, клятва придворных, чиновников от имени своего и народа. Приём послов государств, поздравления и так далее. С трудом выдержал весь этот ужас и начал готовиться к пиру, заключительному действию этого суматошного дня. К моей радости оказалось, что кроме неподъёмного облачения у Властелина есть и облегчённое. Когда слуги одели меня в это облачение, вздохнул свободно и радостно. Все залы дворца Властелина были заняты столами, для народа столы накрывали на улицах. Зачем устраивать такое? Понять не мог, но против вековых традиций не пойдёшь, поэтому и промолчал. Пришёл вечер, во дворец набилась столько народа, что только можно удивляться, как они все в него вместились. Мне понравилось, что я восседал за отдельным столом, стоявшим на возвышенности, а его окружали воины моей личной охраны, не подпуская ко мне никого. Они пропустили только мою тётю, которая добралась до меня с личными поздравлениями. Увы! Она была членом семьи, и сделать это ей позволял этикет. Отменить его не мог. Её поздравления почти растрогали меня, она подошла со своим кубком и любезно подала мне мой кубок с вином. Теплые слова были произнесены ей, а уж её пожелание долгих лет жизни и правления, заставили меня почувствовать себя неловко за холодное отношение к ней. В этот момент подумал об изменении наших отношений и едва не сказал ей об этом. Но увидел её глаза, их взгляд и готовые сорваться с моих губ слова застряли в моём горле. Это был торжествующий, злорадный взгляд. К чему он? Не понял. Выслушал её, в благодарность поднял свой кубок и отпил несколько глотков. Она повернулась и отошла. Больше меня не тревожили. Посидев для приличия, ещё минут десять, покинул пир. Приказав продолжать его без меня. В окружении охраны проследовал в свои покои. Тяжёлый день давал себя знать. Болела голова, ломило тело. Такого состояния никогда не испытывал. Войдя в покои, присел на мягкую кушетку у открытого окна, но воздуха почему-то не хватало, дышалось трудно. Слуги быстро разоблачили меня, сняв не удобные одежды. Но и лёгкий домашний халат, был неудобен и тяжёл. С раздражением отбросил его. Во рту была сухость, дёрнул за шнур, вызывая слугу. Устоять на ногах не смог, они подкосились, и моё тело упало на кушетку. Перед глазами пошли круги, начала сгущаться темнота. В этот момент увидел одноглазое лицо моего хранителя. Уже давно его не видел и успел от его внешнего вида отвыкнуть. Глаз в середине лба напряжённо всматривался в меня, выражение этого лица менялось. Озабоченность, растерянность проступала на нём. Мгновенно картинка изменилась, уменьшилась. Теперь видел двоих одноглазых. Первый был в одеянии воина. Его меч покоился в ножнах, а он, прикрываясь щитом, одетым на левую руку, отражал удары невидимого противника, который упорно атаковал его. Стоящий рядом второй одноглазый, одетый в длинный бело-серый плащ с отброшенным капюшоном, был озабочен и нервничал. Тут до меня донёсся их мысленный разговор. Воин кричал второму:
  "Убери его разум! Он мешает мне! Я с трудом поддерживаю работу его важнейших органов. Убери! Иначе мне не справиться! Скорей!"
  Второй растерянно отвечал воину:
  "Я не могу активироваться сам! Мне нужна команда АРАНА! Маяк активен, всё готово к переносу, но без команды начать его я не могу!"
  Из этого разговора ничего не понял, но страшная боль терзала моё тело, дальше терпеть не было сил. А вдалеке, в этой сплошной темноте светил огонёк, он манил меня, обещал облегчение и мой разум потянулся к нему.
  
  Глава 23.
  
  Темнота сгустилась, она как бы впитывала мой разум. Не знаю, сколько это продолжалось, но вдруг всё прекратилось. Нет! Темнота вокруг так и осталась, но мой разум почувствовал, что рядом кто-то есть. При этом возникло странная уверенность, что это кто-то или что-то, знакомое мне. В тоже мгновение уловил мысленное обращение:
  "О! Привет! Понятно, мы же не попрощались? Так и знал! Будет новая встреча, жаль, что не в твоём вместилище разума. Тогда пожил здорово! Особенно твои служанки мне понравились. Увы, у меня таких условий нет, я ведь не царского рода. Жаль! Ладно, подключайся. Не забыл, как это делать? Давай, не буксуй!"
  И пришло узнавание. Это был разум Женьки! Уже знакомый мне по прошлому разу совместного обитания в моём теле. Тогда мы освоили совместное подключение наших разумов к моему мозгу, по очереди управляя им. Такой опыт не забывается. Через мгновение я подключился к мозгу Женьки, не мешая ему главенствовать, и тьма отступила, а я ..., увидел странные предметы окружающей обстановки. От всего увиденного испытал шок. Женькин разум, понятно, уловил всё, и он разразился весёлым смехом. Через его мозг я услышал эти звуки и воспринял их с обидой. Общаться наши разумы умели, вот и выразил ему своё недовольство образами и понятиями, которые знал. Значительно позже узнал, что мои ругательства это детский лепет в Женином мире. Точнее, даже не детский лепет, ибо дети здесь ругались такими словами, значение которых узнал позднее и от всего узнанного мной, пришёл в ужас. Хотя и был грубым воином в своём мире. Но пока ничего этого не знал и "ругал", и стыдил Женьку, как мог круче:
  "Чего веселишься? Я ведь не издевался над тобой, когда ты гостил в моём теле, усердно пользовал моих служанок, ел за троих и управлял моим телом вне очереди. Или забыл? Вот это и называется неблагодарность! Сейчас возьму управление твоим телом и уроню его в пропасть! Тогда и посмеёшься. Отар без узды! Щит, без петель для руки!"
  От моей брани Женя смеялся всё сильнее. Ещё немного позлившись, я плюнул на свою обиду и с интересом слушал его визг. Послушал и язвительно сообщил Жене:
  "Не знал, что ты так талантливо можешь издавать звуки самки мора! Если бы мор услышал их, он бы тебя мгновенно "оприходовал"!"
  Слово "оприходовал" было из Женькиного лексикона. Так он говорил, когда рассматривал моих служанок. Ну, а что такое самка мора? Женька знал. Многие наши животные у них назывались иначе, это мы выяснили ещё в первую встречу в моей голове наших разумов. Тут же перестав смеяться, Женя обиженно сообщил моему разуму:
  "Даже твоё происхождение не даёт право обзывать меня "свиньёй"! За это у нас в семнадцатом году таких "высокородных" расстреливали. Раньше считал это варварством, теперь понимаю, почему мои предки это делали. Вообще-то ты осёл! Я просто радовался нашей встрече. Это моя ошибка!"
  В моём мире было животное, которое называлось иначе, но обладало тем же характером и повадками, что животное, которое Женя назвал "ослом". Назвав меня так, он очень оскорбил меня, как человека и как Властелина. Дать ему по физиономии я не мог, управлял своим телом он. Поэтому поступил так, как мог. Обиделся и замолчал. Женя успел обидеться на меня ещё до моей обиды. Вот и молчали вместе.
  Первым пошёл на примирение Женя:
  "Всё! Кончили обзываться! Проехали! Сейчас покажу тебе чудеса моего мира"
  И начал свою демонстрацию. Вначале нажимал выступ на стене и под потолком вспыхивали, а затем гасли несколько солнц. Затем он взял в руку дощечку, с какими-то наростами и на стене появилось окно. А в нём ..., ходили, разговаривали какие-то люди, дрались, бегали, наставляли друг на друга странные предметы, из которых вылетали молнии и раздавался гром. С ужасом смотрел на это окно. Женя наслаждался произведенным впечатлением и моим изумлением, он периодически направлял маленькую доску в своей руке на это окно и картинки в окне менялись. В один из моментов он нашёл, как он сказал, "порно". Больше не тыкал доской в окно, а смотрел вместе со мной, сопя от удовольствия. Это сопение, я бы поддержал, если бы мог. В окне меняющиеся голые женщины и мужчины творили такое ..., что мои служанки даже представить не могли. Большая часть всего, увиденного мной в окне, для меня было большим откровением. Прервал это Женя:
  "Всё больше не могу! Вызываю "тёлок", оторвусь по полной программе".
  Он схватил ещё меньшую доску, постучал пальцем по ней и начал говорить. К разговору не прислушивался, мой разум с трудом переваривал то, что получал от мозга Женьки. Пока это были меняющиеся картинки с окна, то с восторгом и ужасом воспринимал их. Железные телеги ездили сами по себе, ещё более странные большие, даже не знаю, как и назвать, ездили в туннелях под землёй, по железным полосам. Такие же ездили по тоже железным полосам по земле, но были и такие, что летали по небу. Женя был занят тем, что ставил на стол разные вещи, на меня не отвлекался, приходилось осваиваться самому. Но вот прозвучала звучная мелодия, Женя метнулся к двери, открыл её. Дальше не было ничего интересного и нового, по крайней мере, для меня. Пришли две девушки, и он развлекался с ними, как и с моими служанками, так же сопел от удовольствия. Его мозг передавал мне получаемое им наслаждение, но мой разум скучал, понять ничего не мог. Вокруг было столько интересного, а Женька занимался обычным делом размножения, только эти девушки что-то надевали на его ..., в общем, ничего интересного. Хорошо хоть пили разные напитки и через мозг Женьки я познавал новые вкусы и ощущения. Развлекался он до полуночи, а затем его мозг отключился, эта же участь досталась и моему разуму. Когда вернулся к той реальности, то узнал что такое "похмельный синдром", так назвал это состояние Женя, когда вернулся к жизни. Ощущения были ужасные, избавляясь от них, отключил свой разум от его мозга ...
  ... Подключился только тогда, когда разум Женьки позвал меня:
  "Подключайся! Уже поправился. Кончай прятаться!"
  И начались чудесные дни. Мой разум жадно впитывал все новые, необычные впечатления, познавал этот мир. Мы ездили на железной самоходной телеге, которую Женька называл "машина" или "тачка", у него была своя. Летали на "самолёте", ездили на "поезде" и "метро". При этом успевали ещё и общаться. Узнав о причине появления моего разума в его голове, Женька рассмеялся и сказал:
  "Дуб ты Властелин! Твоя тётушка отравила тебя, это и к гадалке ходить не надо. Историю учить нужно. Сколько вашего брата правителей потравили? Никто не считал, но так уже было много раз. За власть боролись всегда, во все времена и как теперь узнал, во всех мирах. Если выживёт твоё тело и вернёшься в него, руби ей голову, не ошибёшься!"
  Я поверил ему сразу. Ведь тётушка была единственным посторонним человеком, приблизившимся ко мне в тот вечер. Очевидно, передавая мне, кубок вина она подсыпала в него яд. Вот зараза! Если вернусь? Казню сразу! Но эти мысли отошли на задний план. Слишком много нового и интересного узнавал постоянно. Летели дни. К реальности меня вернула фраза Женьки, высказанная им в один из дней:
  "А вообще, оставайся! Зачем тебе возвращаться в твой примитивный мир? Здесь лучше! Я теперь поднялся, нашёл кое-что из наследия АРАНА. Теперь есть и деньги, и интерес, будем наслаждаться вместе! Замётано?"
  После этого и вспомнил о своей династии, о своём государстве. Сразу стало неуютно, ведь бросил всё там, на произвол судьбы, на троне так и не укрепился, наследника не оставил. Тут же увидел лицо деда, его глаза укоризненно смотрели в меня. Стало стыдно. Он верил в меня, а я? Подвёл его! Так поступить не мог. Обратился к разуму Женьки:
  "Слушай! Мне нужно вернуться в своё тело. Долг! Но обещаю посещать тебя. Теперь знаю, как это делать. Как не жаль, но нужно расставаться. Твой мир прекрасен! До встречи!"
  Не ожидая его возражений, отключил свой разум от его мозга. Мгновенно оказался в темноте и осмотрелся. Вдалеке ярко горела золотая точка, потянулся к ней ...
  
  Глава 24.
  
  Передо мной возникли два знакомых одноглазых образа, это были воин и фигура в белом длинном плаще. Их лица были спокойны, воин уже не сражался, его щит висел за спиной. Они приветливо помахали мне руками и вытянувшись застыли. Отметил то, что обрадовался им. До этого момента переживал, но теперь был спокоен. Первым обратился к моему разуму носитель плаща:
  "АРАН! Перенос твоего сознания завершён, генератор работает в режиме готовности, связь с маяком устойчивая, сигналы подтверждения поступают постоянно, без перерывов и помех".
  Вторым заговорил воин:
  "Опасность носителю устранена. Все функции восстановлены. Носитель пригоден к приёму разума!"
  Кивнул им мысленно и уверенно подключил свой разум к мозгу в голове. Тьма отступила. На меня хлынули звуки. Приоткрыл глаза и возликовал. Вокруг были знакомые предметы моих покоев. Горели факелы, установленные в держателях на стенах, а моё тело лежал на своём ложе. В углу комнаты сидели трое, людей. Присмотревшись, узнал их. Канцлер, командир легиона, начальник моей личной охраны. Они сидели, отвернувшись от моего ложа. Воспользовался этим, встал и тихонько подошёл к ним, присел за их спинами и прислушался к разговору. Говорил канцлер:
  - Сегодня закончился седьмой день, как Властелин впал в это состояние. Его тётя требует аудиенции у него, мои отговорки, что Властелин соблюдает траур по своему деду и никого не принимает, её уже не устраивают. Она поднимает шум, её поддерживают придворные и некоторые послы. Дальше скрывать состояние Властелина не возможно, могут начаться бунты.
  Ему ответил начальник моей личной охраны:
  - А что сказать? Лекари говорят, что Властелин просто спит. Сердце работает, дыхание нормальное, тело тёплое, они даже кормят его, все функции организм выполняет нормально. Только не понятно, почему он спит так крепко и так долго. Понятно, что могут потребовать назначить регента до его пробуждения. Думаю, что именно ДАКАТА, как представитель династии АРИДОВ будет претендовать на это звание и настаивать на этом. Мне кажется, что она знает об этом состоянии Властелина. Это крыло полностью изолировано. Мои воины и легионеры закрыли в него доступ всем, да и отсюда никто ничего сообщить не имеет возможности. Её настойчивость вызывает у меня подозрение, что она к этому состоянию Властелина приложила руку. Я согласен с канцлером, положение паршивое. Что делать? Как поступить? Ума не приложу.
  Командир легиона, качнув головой, выразил своё согласие с начальником моей личной охраны. Сидевшие в углу люди, замолчали. Их понимал. Вспомнил слова деда о том на кого можно опираться, сейчас это видел наглядно. Не от любви ко мне, а оберегая свои места, свою власть, себя, они хранили верность Властелину, понимая, что только с ним они имеют всё. Верность, основанная на корысти, личной выгоде? А мне какая разница, почему они преданы мне? Главное то, что преданы, остальное это простые человеческие эмоции, правитель на них права не имеет. Властелин вернулся и нужно действовать, решать возникшую проблему.
  - Вы действовали правильно! Благодарю вас за проявленную преданность мне. Раз моя тётя жаждет аудиенции, то дам её ей немедленно. Зовите слуг! Мне нужно одеться.
  Звук моего голоса подействовал, на сидевших в задумчивости людей, как гром. Они вскочили и уставились на меня. Зрелище было потрясающее! Сидящий Властелин в спальной рубахе с голыми босыми ногами и замершие перед ним высшие чиновники государства. Мои последние слова вывели их из ступора, они бросились к двери моих покоев, в три голоса призывая слуг. Поднялась суета. Через полчаса в полном облачении Властелина я шествовал сопровождаемый эскортом в крыло дворца, которое занимала тётя. Переполох летел впереди нас, поднимая всех на ноги. Уснувший дворец оживал на глазах. Перед дверью покоев тётушки приказал своему эскорту оставаться на месте, а сам вошёл в её покои. На большом ложе тётушка спала сама. Почему-то в этом не сомневался. Своего супруга, она из своего ложа изгнала давно, но не думаю, что он от этого страдал. Теперь я знал её истинную суть, очень неприглядную. Сомнений не было, что её знал и её супруг. Династический брак имеет много условностей и личных свобод, которые не принято замечать окружающим. Он и его особенности сейчас были передо мной. Такой же брак, скорее всего, ждал и меня. Эти неприятные мысли прогнал прочь, скорбеть было бесполезно, такова была обратная сторона жизни людей власти, моя принадлежность к правящей династии дарила мне этот подарок, остальное зависело только от случая. Жаль, жаль, но ...
  ... Двери закрылись за моей спиной. Поднятый шум, разбудил тетушку и она села на ложе, увидела меня ..., целая гама чувств отразилась на её лице. Ужас, страх, обречённость исказили её черты. Полюбовался произведенным эффектом своего появления, раскинув в стороны руки, быстро пошёл к её ложу. Она заёрзала по нему, пытаясь раствориться в нём. Понятно, не получилось, и она замерла, сжавшись, зажмурив глаза. Играть без зрителей не интересно. Остановился перед её ложем, опустил руки, стёр радостную улыбку или оскал, как кому нравится со своего лица, спокойным голосом произнёс:
  - Нет, дорогая тётушка! Обниматься не будем и пить вино из врученного тобой кубка тоже. Это уже было. Чего зажмурилась? Открывай глаза! Я не исчезну так, как не являюсь привидением или духом, отравленного тобой любимого племянника. Я настолько материален, что стою и думаю, как поступить с тобой? Приказать отрубить тебе голову? Напоить отравленным вином или упечь в подземелье? Даже не знаю на чём остановиться! Может, сама подскажешь?
  Тетушка молчала, но глаза открыла, с ужасом смотря на меня. От неё ответа, на поставленные мной ей вопросы, увы, не дождался, помолчал и продолжил:
  - Вот так всегда! Навредить? Пожалуйста! А как избрать себе наказание, то пусть решает кто-то. Но я к этому был готов. Казнить тебя, сажать в подземелье? Не буду. Вон короли в другом мире такое делали и получили, народ потом так же поступал с их потомками. Поэтому проявлю заботу о потомках, дурной пример подавать не буду. Жаль, нет у нас монастырей! Придётся тебе быть первопроходцем.
  Понимал, что тётушка скованная ужасом слов моих не слышит и не понимает. Поэтому особо не стеснялся употреблять названия, понятия и события из истории Женькиного мира. Больше наслаждаться её страхом не хотел, обернувшись к двери, крикнул:
  - Входите!
  Ввалившаяся толпа теснилась в дверях, вытолкав вперёд канцлера, начальника моей личной охраны и командира легиона. Мне именно они были и нужны, остальные были зрителями, публикой. Приказ отдал общий:
  - Мою тётушку одолела скорбь по почившим отцу, брату и невестке. Сломленная горем, она хочет поселиться в уединённом месте, не видеть никого из людей, носить по ним траур до конца своих дней. Я со скорбью в сердце вынужден уступить её просьбам! Только её супруг и сын, если пожелают, могут разделить её скорбь. Для проживания дарю ей сторожевой замок в горах северного округа ВИНЗОРА. Обеспечить ей надёжную охрану из воинов моей личной охраны и легионеров. Они головой отвечают за то, чтобы никто не нарушал покой моей тетушки, не мешал ей предаваться скорби в одиночестве. Уезжает она немедленно. Прощайте, дорогая тётушка! Понимаю ваше решение и разделяю его. Мне очень будет вас не хватать, вашей любви и заботы. Но больше отговаривать вас не буду, понимаю, что ваше решение твёрдо и непоколебимо. Я горжусь и преклоняюсь перед вами!
  Закончив надгробную речь, повернулся и вышёл из покоев тётушки. Покинуть их она должна была немедленно, это поняли все, провожать её не собирались. То, что её отправляют в пожизненную ссылку, было понятно любому придворному без разъяснений. Вместе с тётушкой уехал и её сын, её супруг, сославшись на важные дела, отказался. К этому отнёсся безразлично. Главным для меня было избавиться от тётушки и братца, этого добился.
  ... Моя дальнейшая жизнь проходила спокойно. Точнее обыденно. Интриги чиновников, набеги орд, гарнизоны на ПАРУГЕ, само государство всё это жило своей жизнью, особенно не досаждая мне. Делал всё, что положено было мне мои саном. Вступил в династический брак, обзавёлся наследником, изредка появлялся перед двором и народом, демонстрируя своё наличие. Обычная жизнь, скучная жизнь всесильного Властелина, но была одна тайна, которую оберегали воины моей личной охраны. Каждый месяц на срок до декады я был не доступен, в мои покои допускался только доверенный лекарь в присутствии начальника моей личной охраны, ему я доверял безоговорочно, ибо он был сыном начальника личной охраны ещё моего деда. Было ли это абсолютно надёжно? Увы, понимал, что нет, но надеялся на хранителя генератора защиты, части кольца воина когорты "НЕУЯЗВИМОГО". Это кольцо с обоими генераторами всегда было на моём пальце, снять его было невозможно. Это всё знал и поэтому, отправляя свой разум на сигнал Женькиного кольца-маяка, был за своё тело вроде бы и спокоен, но всё равно, каждый раз было тревожно. Кто-то может сказать, зачем нужны эти тревоги? Не лучше ли жить спокойно, наслаждаясь всем, что имеешь? Чего не хватает? А не хватает именно того, что составляло мою тайну. Дело в том, что управляя генератором перемещения, кольца АРАНА, перемещал свой разум в Женину голову, вместе с ним изучал найденные артефакты РАЛОТОВ и жил полной жизнью человека его мира. Это была не простая жизнь. Имели место в ней и приключения, и опасности, и авантюры, и схватки. Отказаться от такой насыщенной жизни не хотел. Поэтому и шёл на риски, оставляя своё тело в своём мире. В этом Женькином мире познал много нового, но в свой мир из тех знаний, кроме слов ничего не брал. Зачем торопить движение прогресса? Последствия могут быть и плачевными, этого для своего мира не хотел.
  Рассказывать обо всём узнанном, пережитом в период нахождения моего разума в голове Жени не буду. Это было его тело, его жизнь, его риски. Вот пусть обо всём и расскажет он сам. Ведь во всех тех приключениях я был только наблюдателен, такова одна из обязанностей АРАНА Земли ...
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"