Левин Георгий: другие произведения.

Носитель разума Арана

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это последняя книга из цикла "Кольцо АРАНА". В ней о себе и своих поисках рассказывает Евгений Мохов Земной носитель разума АРАНА. Он узнаёт о расе РАЛОТОВ ...

   Носитель разума АРАНА
  
  
  Книга четвёртая: серии "Кольцо АРАНА"
  Продолжение третьей книги. Книга четвёртая: ЕВГЕНИЙ МОХОВ. ЗЕМНОЙ НОСИТЕЛЬ РАЗУМА АРАНА.
  
  Когда-то первобытный человек не знал алфавита, не умел говорить и тем более писать и читать, но это не мешало ему размножаться в геометрической прогрессии. Сейчас говорят, что размножаться это легко, а дожить до старости это сложно. С этим высказыванием я полностью, согласен, так было когда-то, так осталось и теперь. У нас сегодня грамотность среди молодёжи падает и падает. Что этому виной? Пусть ищут те, кому это положено. Просто у меня напрашивается глупый вывод, что грамотность нужна только правителям. Возьмите старинные грамоты, первые рукописные книги. О чём они? Жизнь правителей, их деяния, военные походы и немного о житии святых. Разве не так? Тогда мой вывод имеет право на существование.
  Всё это говорил к тому, что пытался спорить с разумом АРЕТА, требовавшему от меня описать всё приключившееся со мной. Мои доводы, что у нас жить с диагнозом "раздвоение личности", "неадекватное восприятие" и "беспочвенные утверждения" плюс "галлюцинации" очень сложно, он не понимал и слушать не хотел. Что остаётся пусть и не бедному, но простому человеку в неравном споре. Кто он, а кто я? Вот и приходится, подчинятся, не смотря на возможные последствия ...
  
   Глава 1.
  
  Итак, я вынужден, взять в руку ручку и начать писать о себе. Звучит интересно и таинственно. Интересно потому, что делать этого, писать умно и связанно не умею, ибо никогда не имел к этому стремления и наклонности, вот и делаю это без всякого желания. Естественно, прочитав эти строки, любой человек пожмёт плечами и скажет:
  - Ну и не делай!
  Увы, последовать этому совету хотел бы, но не могу. Это не зависит от меня. Я выполняю пожелание-приказ АРЕТА, разум которого избрал меня своим пристанищем в нашем мире, приказывать он мне, наверное, может, по нескольким веским причинам. Во-первых, он Владыка большого государства, правда, в другом феодальном мире. Во-вторых, и это самое главное, он АРАН Земли, законный наследник расы РАЛОТОВ. Всё, найденное и присвоенное мной, поэтому должно принадлежать ему, но считаю это утверждение спорным и неправильным. Можете считать меня аморальным и бесчестным, это будет Ваше ошибочное мнение, все имеют право заблуждаться. О чём предупреждаю Вас заранее. Обосную эту свою позицию позже. Хотя особо это и не требуется, он на мои находки-трофеи не претендует. Унести что-то материальное в свой мир его разум, использующий, нагло использующий, моё тело, ничего не может, поэтому он довольствует ролью соучастника в моих поисках и приключениях, удобно и безопасно располагаясь в моей голове, ничем не рискуя. Все опасности и риски это удел моего тела! Вот мой главный аргумент, который понятен каждому. По крайней мере, на это очень надеюсь. А вообще, мы хорошие друзья, если можно так сказать в нашем случае, ибо дружат наши субстанции разумов. Да, дружат! В связи с тем, что разум определяет бытие между собой мы на то, что занимаем разные ступени на социальной лестнице в своих мирах, внимания не обращаем. В своё время я дважды побывал в его теле, пользовался всеми благами и удовольствиями, которые обеспечивает его статус, его телу, а затем его разум стал частым гостем в моей голове, при этом он поступал не очень честно. Он больше не приглашал мой бедный разум в свою голову, постоянно используя только мою. Это ведь несправедливо и неправильно! Надеюсь всем понятно, что это злоупотребление своими статусами? Согласны? Но на всякий случай проявлю осторожность и громко заявляю, что я этому рад. Неприятностей мне не надо. Вдруг он прочтёт это? Хотя обязан он мне очень многим, но ведь эти правители не предсказуемы и все немного тираны, он может быть не благодарным, рассердится на мои дерзкие слова и забудет, что я его благодетель? Разве правители бывают благодарными? Вот он и используя свою власть АРАНА, может упечь мой разум куда угодно, в кого угодно. Мне этого не хочется. Вот Вам бы понравилось жить в голове червяка, лягушки или свиньи? Можете не отвечать! Даже если в этот момент Вы не едите свиную отбивную, Ваш ответ мне понятен и очень близок.
  А если говорить серьёзно, то дважды мой разум спасал его тело, но и его разум тоже многое сделал для меня. Благодаря его помощи, я обрёл очень серьёзных телохранителей-защитников и избежал многих неприятных моментов и опасностей. Считаю что мы квиты.
  Во многом из сказанного выше, употребляю образные выражения. В частности "взяться за ручку и начать писать" это аллегория, на самом деле я включил компьютер и начал стучать по клавишам. Оно и понятно, в наше время писать ручкой не очень то и умеют, а уж читать написанное самим собой? Суметь разобраться в получившихся каракулях и иероглифах? Очень сомневаюсь, что кто-то способен на такое! Будучи человеком любопытным и любознательным, один опыт, подтвердивший эти мои слова, таки провёл, о нём расскажу позднее, а сейчас начинаю изложение нашей истории. Начать её наверно нужно со своей биографии? Но тут сразу у меня возникают вопросы и несогласие с принятыми шаблонами. В частности возьмём самое начало изложения этого документа:
  " Я, Мохов Евгений Олегович родился..."
  Согласитесь, что это чушь! Какое я имею отношение к тому, что родился? Что зависело от меня? Что я сделал для этого процесса? Честно говорю, ничего! Всё сделали мои родители и природа. И именно в такой последовательности. Основываясь на этих справедливых утверждениях, которые Вы приняли, безоговорочно признав мою правоту, начну так:
  "Меня, Мохова Евгения Олеговича, родила семья советских учителей в стране СССР в мае 1970 года, в городе Москве".
  Были ли они рады моему появлению? Думаю, что вначале да! Моё появление давало им множество льгот, гарантированных конституцией государства того времени. Во-первых, квартиры тогда давали по распределению, в порядке очереди, понятно, что это касалось простого народа, к которому относилось большинство граждан. Избранных, партийных, государственных деятелей и их окружения это и многое другое не касалось. Во-вторых, ещё для простого народа существовала норма жилплощади, из которой исходили при выделении жилья. Тот, кто её придумал и назвал "санитарной нормой" наверно был отшельником или камерным сидельцем. Моё мнение основано на следующих фактах, судите сами. В долгую очередь на квартиру брали, только если имеющаяся жилплощадь была на одного "прописанного", на ней человека не более 6,3 квадратных метров! Вот прикол! Грубо говоря, 2 метра умножьте на 3 метра и получите это. Нормально? То тоже!
  Но это отвлёкся, возвращаюсь к своему повествованию.
  
  На нас троих была положена 2-х комнатная, а на них, без меня только однокомнатная. О площади промолчу. Недавно нашёл в интернете санитарную норму тех лет. 6.5 квадратных метра на человека считалось жилой нормой! Выгородил этот метраж в кухне своей квартиры на Ленинском проспекте и вначале долго смеялся, а потом плакал. Так выражал свои чувства, жалел людей тех лет. Внезапно вспомнил, что многие и сейчас живут в таких квартирах, почувствовал им от души. Кроме этого сделать больше ничего для них не мог. Правителем, как АРЕТ, я не был. Помочь деньгами мог бы, но моих денег на всех не хватило бы, если учесть, что их бы ещё и разворовали те, кто в таких квартирах не живёт, а заботится о людях, живущих в таких условиях подолгу своей службы этим людям. Естественно, он понимает их проблемы, сочувствует, страдает наравне с ними, теоретически, при этом истощается его нервная система, он теряет своё здоровье и, компенсируя всё это, ворует, очень усердно. Что-то последнее время меня тянет на изобличение пороков чиновников-радетелей?
  Понимаю, что становлюсь лицемером. Когда не имел ничего, то завидовал им, хотел на их место, а теперь имею многое и изобличаю их. Вот парадокс человеческого разума! Сам ведь тоже не без греха. Если рассказать, как получил своё благополучие? Становиться стыдно.
  Вот снова влез в моральные дебри! Стереть или оставить? Оставлю! Всё равно эти записи не для общего пользования, а сам и так всё знаю, поэтому вернусь к своему рассказу о себе ...
  Жили мы все вначале в двухкомнатной квартире родителей матери в пятиэтажке на улице Обручева. Мать была москвичкой, а отец из подмосковного города Домодедова. Там жили его родители. У них была трёхкомнатная квартира, где с ними жила семья брата отца. Родители и отца, и матери, имели ещё и дачи. По шесть соток земли в садовых товариществах! По меркам того времени очень обеспеченные люди. Вообще, той жизни не знаю, никогда ей не интересовался, поэтому ни ругать, ни восхвалять её не буду. Мне часто попадались статьи и высказывания о чудесной жизни людей в царской России. Лично я бы этих хвалителей той жизни на пару лет отправил бы в мир АРЕТА для практического узнавания подобной жизни. Всем людям никогда и нигде не живётся хорошо. Это заявляю, как историк, по образованию и гуманитарий по мышлению. Снова отвлёкся. Это дефект моего гуманитарного образования. Способность растекаться мыслями, говорить много и ни о чём, присуща не только многим политикам, но и нам, гуманитариям. Снова, в который раз возвращаюсь к жизнеописанию своей жизни и жизни своего семейства ...
  Мои родители познакомились в Московском педагогическом институте, где они вместе учились. С тех пор шли по жизни рука об руку, работая учителями в средней школе. Появился я и через три года, по тем временам очень короткий срок, им дали двухкомнатную квартиру в девятиэтажном доме на улице Гарибальди. Недалеко от нашего нового дома были две школы. Когда я вступил в зрелую жизнь, стал школьником, сложилась такая обстановка. В одной школе работал директором мой отец, к тому времени он защитил кандидатскую диссертацию по самой безобидной науке, истории. Во второй школе завучем работала мать. Законы ушедшей в небытие страны запрещали работать близким родственникам в одном месте на руководящих должностях. Вот что такое не было демократии! Зато теперь это нормально! Один из супругов директор-хозяин, второй главный бухгалтер или зам. Это стоило всей той борьбы, всех потерь борцов за демократию! Свобода! Какое прекрасное слово! Получили то, чего всем не хватало, плюс целое море, проблем в придачу. Так говорил мой отец, читая газету или смотря телевизор. Он ведь тоже гуманитарий! Вот и бурчит про себя, очень тихо. А мне и тогда, и теперь до всего этого дела не было. Своих жизненных проблем всегда хватало с избытком.
  Я учился в школе, где директором был отец, а многие учительницы были подругами и знакомыми матери. Всё это имело свои хорошие и плохие стороны. Учёба для меня проблемой не была. Не потому, что был гением, а потому, о чём рассказал выше. Помню один стишок из детских лет:
  " А вот похвальный лист, что из гимназии принёс Ульянов гимназист ..."
  Оно и понятно, если вспомнить, кем был отец, этого отличника. Я ничем не отличался от того Ульянова. Тоже получал похвальные грамоты и табеля с хорошими оценками. Хочу особо отметить, что на золотую медаль, даже на серебряную меня не тянули, значит, совесть имели и родители, и их коллеги учителя. Это было яркой стороной, а неприятной стороной было то, что, несмотря на очевидные факты, моей серости, гения из меня пытались сделать родители. Делали это упорно и по своему пониманию. Заставляли учить буквы и читать с четырёх лет. Гулять не пускали, задавая горы чтения. В результате я вырос хилым, мелким, "очкариком". Но самым плохим было то, что я рос отшельником, в садике, во дворе, и в школе я был один, держался в стороне от других детей. Так и рос без друзей, как не старался их завести, таская конфеты, печенье и многое другое. Хотя, как грамотный человек, знаю, что "завести" можно только..., это понятно любому гуманитарию! Вот такая серая неинтересная жизнь. Даже окончание школы не изменило её. Меня устроили, да, устроили! К вступлению в институт, как и к своему рождению, я отношения не имел, но студентом Московского педагогического института стал. К этому вновь были причастны мои отец и мать. Здесь они обошлись без участия природы, ибо их приглашали принимать вступительные экзамены в институт. Всё руководство института знало их, а председатель приёмной комиссии был их сокурсником. Именно поэтому их и приглашали принимать экзамены у абитуриентов. Так я стал студентом и попал почти в женский коллектив. Это было время перед началом реформ, великого реформатора той страны, которую он и развалил. Интересно, при усатом вожде и учителе, шпионом, какой страны его объявили бы? И ещё одно, его расстреляли бы или посадили бы в ГУЛАГ? Жаль, ответа не узнать. А интересно!
  Снова отвлекаюсь. Вот "гуманитарий"!
  На чём остановился? А, на начале реформ! Так вот, в это время в пединститут идти было не модно и не имело смысла. Учитель уже не звучало гордо, а военной кафедры в институте не было. Понятно, какой там был контингент "красавиц" и кто там был из представителей сильного пола. Вот в этой среде "избранных" пробыл два года! Затем отец сжалился над моими стенаниями или осознал, что учителем быть не стоит, включив свои связи и знакомства, он перевёл меня в МГУ имени Ломоносова на истфак. В перспективе пообещав пристроить меня на кафедре или в музей. Это было начало моей новой жизни среди настоящей элиты. Изменился контингент окружавших меня людей, сами понимаете, университет! Это звучит "круто", да и военная кафедра освобождала парней от службы в армии. Но, увы, ничего не изменилось лично для меня. Новый контингент меня не принял, а армии я и до этого был не нужен. Хлипкий "очкарик" ничьего интереса и внимания не привлекал. Так и прожил первый учебный год в престижном учебном заведении. Обыденно, скучно и неинтересно.
  
  Если кто-то помнит лихое время, когда все, затаив дыхание слушали сравнительно молодого реформатора, первого Президента СССР, тогда был конец 80 и начало 90 годов? Это было время пика кооперативного движения и рождение нового класса, "новых русских", бандитов и бизнесменов. Спортсмены и студенты были не только активными участниками тех событий, они были нарасхват. Причина была простой. Спортсмены пополняли ряды бандитов, а студенты ..., со студентов не брали налоги, вот их и использовали, как "мёртвых душ". С бандитами познакомиться не удалось, ибо спортсменом не был, а с бизнесменом судьба свела. В нашей группе учился Виктор Зубов, красавец, спортсмен, активный кооператор, мечта многих красавиц нашего факультета. Общительный и перспективный парень сколотил свою команду. Они освоили лёгкую промышленность, изготавливали джинсы и куртки "варёнки", а также торговлю всем этим. Вообще были всеядны, не брезговали заниматься всем, что давало деньги. Виктор и привлёк меня к активной деятельности, вначале за плату в десять рублей в месяц, затем возросшую до двадцати, я был у него на должности, сдаваемой на прокат "мёртвой души". Вскоре удача обернулась ко мне лицом, а не ..., четвёртый год учёбы стал переломным в моей жизни, меня взяли в команду Виктора! Первые полгода был пассивным членом его команды, только подписывал соглашения и договора да расписывался в ведомостях. Пройдя это испытания, в связи с расширением производства был привлечён к серьёзной работе. Дед с бабушкой были пенсионерами и почти девять месяцев проводили на даче, а я на их кухне изготавливал "варёнки". Технология была не сложной. На плите в ведре варил джинсы и куртки, которые мне привозил Антон, один из помощников Виктора, тоже мой соученик. Передо мной открылась карьерная лестница, и я уверенно шёл по ней. Кроме варки, мне доверили и продажу изготовленных мной изделий. Торговое место отвели на стадионе "Лужники". Охрану торговой территории осуществляли коротко стриженые парни в спортивных костюмах с большими кулаками. Дела и расчёты с ними вёл Гена, второй помощник Виктора. Он с нами не учился, а был другом Виктора, они жили в одном дворе. Внешне он ничем не отличался от местных охранников-общественников, да и повадками был им близок. Именно ему я отдавал деньги от продажи изделий, а он каждый раз похлопывал меня своей лапой по плечу, заставлял смотреть ему в глаза и отвечать на один и тот же вопрос, который он задавал зловещим голосом, дыша перегаром мне в лицо:
  - Надеюсь, очкарик, ты не "крысятничаешь"? Поймаю? Прибью! Помни об этом!
  Первый раз я по своей глупости пошутил:
  - К чему прибьёшь и чем?
  Он, молча, ударил меня в ухо и ответил:
  - Узнаешь, если попадёшься! Но я уверен, что тебе это не понравится!
  Ухо распухло и болело неделю. Мне это тоже не понравилось. Выводы сделал и больше не шутил. Слова Гены и его ответ запомнил и больше вопросов не задавал, выводы сделал. Мне не понравилось и то, что мне уже досталось, узнавать имеющееся в запасе? Желания не имел.
  Виктор платил мне 10 рублей с каждой проданной пары джинсов и 15 рублей с каждой проданной куртки. Получалось неплохо. Но много денег не бывает и через полгода я начал создавать свою сеть. Бабушки-пенсионерки охотно продавали поставляемый им товар, увеличивая свою пенсию и получая возможность чаще ходить в магазин. Отпускную цену на изделия увеличил на 5-10 рублей, платил им эту надбавку, частично. Себя тоже премировал. Мой оборот рос, и Виктор на 5 рублей поднял мою долю от продаж. Учёбе торговый бизнес не мешал. Во-первых, как и любой студент приспособился. Во-вторых, кто учится на пятом курсе? Успевал всё. Даже ухитрился заводить знакомства в среде кооператоров. Теперь моя сеть торговала не только товарами Виктора. Всё было хорошо, кроме одного. Несмотря на мои достижения и усилия, девушки игнорировали меня, могли "полюбить" только за деньги. А их было жаль! Копил на машину, у отца был "Москвич 407", но я мечтал о "ВАЗ 2108".
  Так в трудах, заботах и мечтах подошло время преддипломной практики, её проходил в институте археологии и ездил на своей осуществившейся мечте. Именно тогда и был счастлив, всем имеющимся. Пришло счастливое время окончания учёбы в университете. Отец подсуетился, защитив диплом, я пошёл работать в исторический музей, младшим научным сотрудником! Это было очень круто и престижно, но, увы, в более ранние годы. А в 92 году это звание вполне соответствовало званию дворника, по крайней мере, по уровню зарплаты. Виктор к тому времени уже поднялся прилично. Его ТОО "ЗАЛЕК", название составляли первые буквы фамилий и имён его учредителей, Зубов, Андреев, Лёня, Елена, Костя был уже торговым предприятием с хорошим оборотом наличных денег. Трое учредителей были моими соучениками, а двое со стороны. Я продолжал горбатиться на "акул" бизнеса новой страны, занимался сбытом, но теперь сбывал вещи, которые закупались партиями в Турции. В силу этого на низкую свою зарплату не жаловался. В уже указанные годы, музеи не ломились от посетителей, охраной тоже не могли похвастаться, а вот запасники имели большие и без хорошего учёта. Несколько отвлекусь и расскажу о них.
  
  Глава 2.
  
  Здание музея размещалось в старой усадьбе, кому она принадлежала? Почему музей разместили именно в ней? Выяснить не пытался, мне это было не интересно. В годы правления отца всех времён и народов, была проведена реконструкция, которая увеличила и здание, и подвал. Сюда свозились не только то, что находили археологические экспедиции при раскопках, но и многое из конфискованного имущества, у именитых граждан старой России. Разбирать всё не успевали, работников в музее всегда было не густо, вот поэтому привозимые ящики копилось.
  После революции в новой стране, не смотря на разруху и проблемы, проводились раскопки, реквизировали имущество буржуев, врагов новой власти, искали золото, драгоценности, их отправляли в ГОХРАН, а всё остальное, чему безграмотные представители власти цены не знали, шло в подвалы музея. Гражданская война, становление Советской власти, все эти годы подвалы музея наполнялись ящиками.
  Наступили 30 годы. Но изменилось немногое, власть уничтожала своих противников. Репрессии продолжались, теперь это называлось борьбой с врагами народа. Врагов было множество, в их число попали учённые, среди которых были и археологи. Обычно участвовавшие в раскопках археологи запаковывали в ящики все находки за полевой, летний период, отправляли их в музей, от которого были командированы. Закончив полевой сезон, экспедиция распускалась, после положенного отпуска научные сотрудники экспедиции сами же изучали, описывали находки в остальное время года. Начались репрессии 30-40, следователи из рабочих, крестьян и солдат со всей пролетарской ненавистью искали врагов народа. Особо поощрялось раскрытие организаций врагов народа. Когда, кто первым из следователей и оперативников карающего меча революции начал подтасовывать факты? Вряд ли теперь можно выяснить, ведь могло быть и так. Желая выслужиться или привлечь к себе внимание, так могли начать делать многие. Экспедиция всё лето на раскопках, понятно, что раскопками эти враги занимались для отвода глаз, а так вели противоправную деятельность против народной власти. Следователи из народа, народными методами, добивались признания у членов экспедиции. Понятно, те не имели стержня и пролетарской убеждённости, вот и признавались во всём, очень быстро то, что их тела становились кусками кровоточащего мяса с изломанными костями. Так раскрывались тайные организации врагов. Правда, потом многие из этих следователей оказывались тайными врагами, в чём они признавались, попадая в руки своих бывших товарищей, которые усердно калечили их тела. Естественно тайные враги, когда лишались маски настоящих партийцев, теряли и твёрдость духа, признавались во всём, как когда-то это делали их подследственные. Но выявленные этими врагами, враги уже были расстреляны, сгинули в лагерях ГУЛАГА. Затем пришла война и много людей науки, погибли при разных обстоятельствах. Всё наследство тех времён и тех людей копилось в этом подвале, получившем название "запасники музея". Штаты музея и в лучшие времена были небольшими, а уж "перестройка" совсем обескровила личный состав тех, кто разбирал "запасники". На тот момент, о котором рассказываю, кроме бабушек и дедушек, смотрителей и хранителей, в наличии было семь научных сотрудников. Да и те, думали не о работе, а о том, как выжить. Но новое время не только проредило ряды научных работников музея. В стране росло количество своих коллекционеров, да и зарубежные товарищи проявляли интерес к стране снявшей "железный занавес". В ней было много ценных вещей, был "бардак" и за небольшие суммы можно было приобрести очень дорогие вещи. Все эти любители "халявы" забывали одно. Мы умеем не только брать то, что плохо лежит, но умеем и быстро соображать. Не я первый заметил эту нишу обогащения, меня просто привлёк Миша ЛЕФАР, такой же младший сотрудник, как и я, но на три года старше меня. Он этим занимался уже два года и имел нужные связи.
  Привлёк он меня на определённых условиях. Я должен был ковыряться в запасниках музея, находить ценные вещи и передавать ему. Просто и легко! Легко говорить, а сделать? Знания мои после университета были очень скромные. Да и как понять, что ценное, а что нет? Выход был один, пришлось мне изучать каталоги аукционов, разную другую литературу, читать специальные издания о коллекциях. Так набирался нужных знаний. Любая учёба требует времени и полной отдачи, это влечёт отсутствие средств на сытую жизнь, зарабатывать их просто не остаётся времени.
  Наступил 93 год, а вместе с ним наступили тяжёлые времена. Рубль падал, страна становилась страной миллионеров. Она менялась, менялась жизнь, менялись реалии. ТОО "ЗАЛЕК" исчезло, превратившись в ЗАО "Торговый дом Зубова". Виктор избавился от своих учредителей, за исключением Лёни, стал хозяином и президентом ЗАО, плюс учредителем, а по существу хозяином, ему принадлежало 80% акций ООО "Торгово-закупочной фирмы "АИР" модного в то время профиля совместного предприятия, российско-немецкого. Немецким партнёром и генеральным директором был Лёня, который имел фамилию ГЕНЕРТ, он происходил из семьи немцев и уехал на свою родину по программе переселения соотечественников проводимой ФРГ. ЗАО уже мелкой рыночной торговлей не занималось, у него были магазины в разных городах. ООО "Торгово-закупочная фирма "АИР" поставляла оборудование для магазинов и многое другое из Германии. Ещё несколько фирм, с подставными директорами, шили разные изделия под брендами знаменитых имён и сбывали их оптом. В этой империи мне с моей торговой сетью из старушек места не было. Об этом мне сказал Гена, добрый "друг" моего уха, к которому он когда-то приложился кулаком. Теперь он ходил в обычном костюме, а не в спортивном, пил меньше и был начальником службы безопасности в империи Виктора. Из отданных ему мной денег, долга за последний, поставленный мне, для реализации на рынке товар, он дал мне 10 000, эквивалент 10 рублям, по старому, издеваясь, дружески похлопал по плечу, едва не сломав мне ключицу, и нежным голосом радостно сказал:
  - Это тебе расчёт. Ты уволен! Мы в твоих услугах больше не нуждаемся. Свободен!
  Так я остался жить на одну честную зарплату, младшего научного сотрудника. Родители тоже не вписались в новую жизнь. Другие организовывали гимназии, лицеи, а мои родители не смогли. Отец так и остался директором еле живой муниципальной школы, единственное, что было хорошим, это то, что мама теперь работала с ним вместе. Материально помочь мне они ничем не могли. Сами еле выживали. Резко упасть на дно, очень нелегко. Едва не впал в депрессию. Пересчитал всю заначку и решил жить очень экономно, оставив денег на отдых. Была зима 94 года, а по весне, решил съездить в Турцию, оторваться по полной программе, на последние деньги. Новых поступлений пока не было, в запасниках музея золота, бриллиантов ещё не нашёл. Но самообразование не бросал, отступать было некуда, других предложений не имел, а кушать и разбогатеть продолжал хотеть. Теперь, оставшись без забот о торговой сети своего бизнеса, свободного времени имел много, его проводил в "ЛЕНИНКЕ", так народ называет библиотеку имени В. И. Ленина. В новом государстве от обожания этого вождя пролетариата отказались, но название библиотеки, районов и некоторых других мест носили это имя. Думаю, это сделали на всякий случай. Вдруг народ захочет вспомнить учение и тезисы этого вождя?
  
  Путёвку в АНАТАЛИЮ, в отель класса три звезды с 14 мая, приобрёл в апреле и спокойно ждал дня отлёта. Прошли майские праздники и судьбоносный день наступил. Собрал сумку и городским транспортом направился в аэропорт Шереметьево, тогда единственные ворота из страны в большой мир. Благополучно прошёл таможню, паспортный контроль и наконец, занял кресло на борту ИЛ-86. До этого услугами Аэрофлота пользоваться не приходилось. Основным транспортом был поезд, им и ездили в Крым и Сочи, массовые народные курорты старого времени, а единственный государственный перевозчик Аэрофлот очень зависел от погодных условий. Но новое время изменило отношение к перемещению у граждан, теперь все летали, спрос родил предложение. Появились новые компании, и теперь летел самолётом компании ТРАНСАЭРО. Было страшновато, но старался держать себя в руках, сохраняя беспечный вид бывалого авиапассажира. Взревели двигатели, самолёт тронулся с места. Отреагировал адекватно, вспотел, сжался в комок. Чего боялся, чего ожидал? Об этом говорить не буду. Все эти чувства, страхи, знакомы каждому, они хоть и индивидуальны, но в тоже время и общие. Самолёт взлетел и начался мой путь к морю, солнцу и новым впечатлениям. Полёт проходил нормально. Только раз, минут на 10 попали в зону турбулентности. Вот тогда и натерпелся страха. Самолёт проваливался в воздушные ямы и вместе с ним в эти ямы проваливались мои внутренности в полном составе. Эти 10 минут показались очень долгими и страшными. Ревели двигатели, самолёт опускался и поднимался вместе с моими внутренностями и страхом. Сидел, закрыв глаза и вцепившись в подлокотники кресла, не обращая внимания на окружающих. Когда всё закончилось, ещё некоторое время не мог прийти в себя. Меня привела в чувство стюардесса, предложив воды или сока. Смотрел на неё непонимающе, затем её вопрос дошёл и с трудом выдавил:
  - Воды ..., пожалуйста ...
  Взял пластиковую чашку, поднёс ко рту, глотнул ..., и ожил. Страх ушёл и смог осмотреться. Самолёт был полным. Люди шумели, разговаривали, некоторые пили вино и более крепкие напитки. Русский человек отдых всегда понимал своеобразно, по своим традициям и понятиям. Хорошо это или плохо? Судить трудно, но именно по ним всегда узнавал своих соотечественников в будущем, они не менялись, не сдавались и не изменяли этим традициям. Но тогда позавидовал им. Мне казалось, что даже если самолёт будет падать или разваливаться в воздухе, мои соотечественники от своего занятия отвлекаться не будут, мужественно продолжая начатое дело. Такие мысли подняли мой боевой дух, вернули хорошее настроение. Съел предложенный стюардессой обед, запил его кофе и блаженно развалился в кресле самолёта, мои скромные габариты позволяли это сделать. Посадку перенёс уже спокойно. Покинув борт самолёта, сошёл по трапу.
  Жаркое, яркое солнце заставило зажмуриться, радостное чувство, что всё закончилось, и я снова стою на твёрдой земле охватила меня. Это была земля нового мира, таинственной заграницы, о ней мечтали многие, а я уже был здесь! Полный гордости и счастья, пошёл, вслед за остальными пассажирами, покидавшими борт самолёта в автобус. Автобус отъехал. Покружив по полю аэродрома, он довёз нас до здания аэропорта. Разъехавшиеся стеклянные двери впустили нас в прохладу здания и начались очереди ...
  Вначале усатый пограничник за 10 долларов вклеил в мой загранпаспорт марку и поставил печать. Второй очереди, за получением багажа, избежал. Мой багаж, сумка с немногими вещами, был при мне. Вышел в зал аэропорта. Возле выхода из зоны контроля стояла толпа людей с табличками, на которых были напечатаны названия встречающих от турфирм. Нашёл табличку с названием своей и встал за спиной гида, предстояло ждать остальных туристов воспользовавшихся услугами этой фирмы. Ждать пришлось около часа. Но я не скучал, с интересом осматривая пёстрые толпы людей, сновавшие по этому, шикарному зданию из стекла. Народа было много. Одни прилетали, другие улетали. Отличать их было не сложно. Золотисто-коричневый загар отъезжающих и белая кожа прибывших, безошибочно позволяли отделить улетающих от только прилетевших людей. Вокруг говорили на многих языках. Английский немного знал, русский естественно тоже, остальные были неизвестны. Тогда и вспомнил слова песни:
  "Заграница, заграница, а кругом родные лица ..."
  За точность слов не ручаюсь, но смысл передаю верно. Русская речь звучала отовсюду, перекрывая остальные. Тогда этот аэропорт казался мне удивительно чистым и светлым, дивным и прекрасным. Первый раз всегда всё видится прекрасным, таинственным, неизведанным. Обилие киосков, баров, рекламы поражало. На душе было радостно. Ожидание не утомляло. Но вот гид дал команду двигаться за ним к автобусам. Мы гуськом последовали за ним. У выхода из здания аэропорта нас атаковали добровольные носильщики разных возрастов. Они старались выхватить чемоданы и даже сумки, за свои услуги просили от 10 долларов, но соглашались и за 1 доллар. Был атакован ими и я, но сумел отбиться. Пока шли к автобусам, успел заметить броневик и патруль из солдат возле здания аэропорта. Тогда не знал, что всё побережье Турции, курортные зоны охраняет армия. После видел патрули и броневики у отелей. Зачем это нужно? Не понял и особо на этом не останавливался, других впечатлений хватало.
  Приехал в гостиницу, разместился в двухместном номере, переоделся и сразу помчался на пляж.
  Море ..., огромное, уходящее к горизонту, с изумительного цвета водой, с силуэтами кораблей, пляж устланный лежаками. Всё это видел впервые. До этого отдыхал на дачах дедушек и бабушек или у московских водоёмов. Живительный воздух наполнял грудь, радость распирала её, а жаркие лучи солнца грели кожу. На стоящий галдёж, внимания не обращал. Бросился в ласковую воду, нырнул, вынырнул, успев глотнуть солёной морской воды. Во рту остался неприятный привкус, но это на моё радостное настроение не повлияло. Из воды не выходил до ужина.
  Это радостное настроение первого раза, первого дня, сохранил навсегда. В дальнейшем бывал у моря часто, в разных странах, заимел и виллу на берегу моря, но это уже было обыденно и такой радости, как первый раз уже никогда не испытывал. Мне это напоминает память о вкусах всего из далёкого детства, как не старайся, а тогда всё было вкуснее. Так ли это? Или всё-таки это самообман? Ответа на эти вопросы не нашёл и по сей день. Так думаю не нашёл их никто, никогда. Вот и рассказал о своих светлых, радостных воспоминаниях первой встречи с Чёрным морем в далёкой и чужой стране, Турции. Почему рассказывал так подробно? Наверно, это ностальгия, по ушедшим иллюзиям беззаботной жизни детства, которую начинаешь ценить, потеряв безвозвратно ...
  Дальше начался отдых и охота за противоположным полом, обычное занятие, времяпровождения всех отдыхающих. Особо не перебирал, но и это оказалось безрезультатным, не добился ничего, кроме того, что за неделю на бары и подарки потратил 1470 долларов. Подсчитал остаток, 368 долларов. Тогда остановился. Загорать и купаться надоело, тем более что успел обгореть. Решил заняться делом. В стоимость путёвки входил полу пансион, завтрак и ужин, без спиртных напитков. Тогда узнал, что такое "шведский стол". Это здорово выручало. Ел, пока мог втолкнуть в себя, брать с собой не разрешалось. После завтрака уезжал в город, там бродил по антикварным магазинам и лавкам, в глупой надежде отыскать что-то необычное, старинное. Наивным был! В чём убедился быстро.
  Более или менее ценные раритеты, стоили очень дорого, да и особо ценным, все предлагаемое не было. То, что помнил из каталогов и специальных изданий, не видел. Но надежды найти, не оставлял, переключился на лавки. Моя наивность была безгранична, это осознал быстро. Разве может продаваться что-то ценное в пыльной лавке, едва влачащей своё существование, о чём не знает её хозяин? С этим пониманием упрямо мириться не хотел. Ходил, искал, искал ..., понятно безрезультатно.
  В конце последней недели, за день до отъезда зашёл в лавку, и в витрине увидел кольцо из чернёного серебра. Тонкий ободок, с напаянной полуовальной пластиной, на ней голова орла с открытым клювом. О том, что это машинная обработка металла понял сразу, но почему-то подумал, такой обработки не встречал ни в одном издании. Хозяин лавки сразу запросил 300 долларов, сошлись на 20, при этом подозреваю, что заплатил за кольцо очень дорого. На эти подозрения меня навело довольное выражение, появившееся на лице хозяина лавки, когда отдал ему 20 долларов. В связи с тем, что это было моё единственное приобретение, махнул на эти мысли рукой. Всё ещё надеялся, а вдруг это именно то?
  Обратный путь интересным не был. Мучила жалость о потраченных деньгах и горькие мысли о ждущей дома перспективе. Потратил все сбережения, теперь предстояло дожить до зарплаты, затем выжить на неё. Отчётливо замаячила перспектива лишения единственного моего богатства, машины. Вот такие мысли и занимали меня. Оказалось, они были пророческими.
  
  Глава 3.
  
  Выйдя на работу, предложил приобретённое в Турции кольцо Мише. Он осмотрел его и отдал мне, при этом пробурчал:
  - Ты тупой? Или меня за такого держишь?
  Так я приобрёл кольцо, которое стал носить от отчаяния и лишился своей мечты-машины. Пришлось пересесть на городской транспорт и жить очень скромно. Но в этом было и хорошее, стал безвылазно работать в запасниках музея. Ума немного имел, поэтому рыться начал в дальних закутках, осматривая содержимое ящиков имевших печати ревкомов, ГПУ и НКВД, которые пылились долгие годы, так и не разобранные. Именно тогда и нашёл первые находки.
  Уже говорил, что сразу после революции конфисковали всё, что "проклятые буржуи нажили". Под эту категорию попадали все обеспеченные люди. Золото и ценности, которые были явно видимые, забирали, а остальное, упаковывали в снарядные ящики и отсылали в адреса местных советов, которые всё переправляли в музеи, не распечатывая и не осматривая. Теперь я благодарил тех полуграмотных людей, разбирая эти старые ящики. Всего, что находил, описывать не буду, скажу просто, что это были древние изделия из меди, серебра, глины, железа, берестяные грамоты и многое другое. Старательно отбирал то, что упоминалось в каталогах аукционов, журналов для нумизматов и коллекционеров. Возникли и проблемы.
  Первая была актуальной. Нужно было скрыть от любых глаз места, где я ковыряюсь. Вторая тоже была не менее важной. Где хранить найденное добро? И третья, как наладить сбыт самостоятельно?
  Верил ли я Мише? Нет! Опыт общения с Виктором, Геной и другими, научил меня подозрительно относиться ко всем, не верить никому. Сам честным не был, в честность других тоже не верил. И как показала жизнь, не напрасно!
  Первую проблему решил просто. Ящик отвозил в другую часть огромного подвала, потрошил его. Забрав всё, что представляло интерес, аккуратно возвращал ящику первоначальный вид, а затем прятал его под горы других ящиков в другом конце подвала. Свои следы присыпал пылью и мусором подвала. Вторая проблема тоже была решена. О том, что охрана музея была чисто теоретической, уже говорил. Мне никто не мешал всё найденное мелкими партиями выносить из музея. Дальше прятал свою добычу на дачах дедушек, среди их хлама. Использовал и чердак дома родителей. Наша квартира была на последнем этаже дома и ключ от замка, висевшего на люке отверстия ведущего на чердак дома, хранился у нас. Я заботился, чтобы замок был хороший и всегда закрытый. Так решил вторую проблему. А вот со сбытом, ничего не ладилось. Миша проверки не прошёл, как я и предполагал. Для пробы передал ему скифский гребень и несколько монет. Отобрал их потому, что подобные изделия проходили по лотам одного из аукционов. Меня не интересовала цена, за которую они были проданы, за основу стоимости взял стартовую цену лота. Миша взял, принесенные мной вещи, долго рассматривал их, затем сказал:
  - Не знаю, найдётся ли покупатель. Возьму, поспрашиваю. Работай дальше!
  Через неделю он дал мне 300 долларов.
  - Вот возьми! Себе ничего не брал. Еле уговорил одного купить тот хлам. Пришлось пообещать дальнейшее сотрудничество и скидки. Не подведи меня!
  Я сдерживался с трудом. Общая стоимость аукционных лотов, переданных ему мной вещей, составляла 5 000 долларов! Понятно, вывезти эти вещи из страны, провести их экспертизу и объяснить их происхождение не мог, но в Москве существовал чёрный рынок антиквариата, были люди, которые жили этим. Продавать на чёрном рынке было опасно, особенно новичку, могли подставить, могли и кинуть. Я сам, заниматься продажей на нём боялся, но одного старика-оценщика знал. Представлялся молодым коллекционером и с уважением выслушивал его рассказы. Старик, как и любой старый человек, ценил внимание и уважение, он охотно отвечал на наивные вопросы бедного, наивного любителя, начинающего коллекционера. Вот он и просветил меня по ценам московского чёрного рынка. Переданные мной Мише вещи, на чёрном рынке стоили не меньше 2 000 долларов. С Мишей всё было ясно, но я продолжал давать ему некоторые свои находки, получал немного, для меня и это было нужно, но главным было то, что я следил за Мишей. Опытным сыщиком не был, да это и не требовалось. Миша особой осторожности и осмотрительности не проявлял. Звонил по телефону, встречался с разными людьми прямо возле музея, от меня требовалось только быть внимательным и осторожным. За людьми, с которыми Миша встречался, я не следил никогда! Просто запоминал их, а в заведенный блокнот заносил номера телефонов, которые подсматривал, когда Миша звонил им и имена которые он называл при разговорах.
  Терпеливо целый год давал себя обирать и следил за Мишей. Выяснил и интересную особенность. Миша за этот год трижды летал в Израиль. Вопросов ему не задавал, но однажды он проболтался сам, сказал, что едет по гостевой визе к родственникам в Израиль. Больше он на эту тему не говорил, остальное додумал сам. Миша вывозил некоторые вещи из музейных запасников туда. Вот только понять не мог, что он делает там с ними? Продаёт? Ответ на этот вопрос узнал в апреле 95. Михаил ИССАКОВИЧ ЛЕФАР выезжал на ПМЖ на историческую родину! Об этом он сказал мне сам, уверив меня, что от этого наши коммерческие отношения не пострадают, мои находки будет забирать он или его брат. Периодически посещать Москву они будут! Я поблагодарил его. То, что он заботится о моём благополучии, было очень трогательно!
  В те годы детективной литературы было много, интернет был дорогим и редким удовольствием, вот и пользовался ими. В новой стране продавалось всё. Парики, грим и руководство по использованию его, приобрести труда не составляло. Миша уехал. Теперь я был единственным хозяином запасников в подвалах. Три старших научных сотрудника, четыре научных сотрудника, были люди обоих полов преклонного возраста. В подвал они не ходили, тяжёлые ящики им таскать было не по силам. Вот и работали с материалами верхних запасников. Младших научных сотрудников теперь осталось двое. Я и Андреев, который только числился на работе, а сам занимался чем-то другим. Мне никто не мешал и моё право, считать себя хозяином подвала, не оспаривал. Оставшись единственным владельцем бесхозного имущества, понял, что пришло время начинать свою самостоятельную деятельность, вот и начал. Уже приобрёл парик и грим, старых одежд от дедушек хватало. Освоение профессии гримёра много времени не заняло. Через три недели из зеркала на меня смотрело лицо старика, парик из седых волос дополнял образ. Понятно, это был не шедевр, но для моих целей годился. Покончив с этим, занялся подбором товара из имеющегося ассортимента. После долгих размышлений выбрал монеты и три нательных образка. Монеты были из материалов экспедиции 35 года, она проводила раскопки в Средней Азии в Туркмении. Эти материалы были не разобраны, судьба руководства экспедиции сомнения не вызывала. Нательные образки были из ящика опечатанного печатью НКВД. Скорее всего, они были изъяты у служителей церкви, сюда попали только потому, что были из серебра и в глазах изымавших, ценности не представляли. Мне удалось установить, что образки относятся к XVII веку. Этого было достаточно, чтобы прикинуть их стоимость. Так подготовившись, начал действовать. План в моей голове вызрел давно, его и претворял в жизнь.
  Из прочитанных детективов почерпнул много уловок применяемых при передаче товара и получении денег, но кроме этого узнал и печальной участи продавцов. Их не только обманывали при расчётах, сдавали органам, а ещё часто просто отбирали товар или ..., убивали. Такая участь меня не устраивала. Надёжных подельников, охранников у меня не было, да и часто грабителями, убийцами выступали именно они. Боялся страшно, вот и родил план со всеми шпионскими страстями. Только позже понял, как наивно и глупо действовал, но тогда это считал гениальным планом.
  Всё делал в перчатках. Май месяц очень подходящее время для ношения перчаток! Но об этом не думал и носил их, идеально соответствуя созданному образу. Действовал, как описывалось в прочитанных детективах. Загримированный под старика, одетый в старый плащ деда, помятую его же шляпу, купил конверт. В него положил одну монетку. Понятно, моих отпечатков пальцев не было ни на конверте, ни на монете, всё время, делая это, перчаток не снимал. Монету до того, как положить в конверт протёр нашатырным спиртом. Уничтожил возможные свои отпечатки пальцев на ней. Выполнив эту часть плана, перешёл к следующему этапу. Выполняя его, столкнулся с первой проблемой. Найти телефонную будку с работающим, не раскуроченным телефоном, стоящую ещё и в малолюдном месте, оказалось не лёгким делом. Справился с ним с трудом. Позвонив по одному из номеров из моей телефонной книжки, дождался, когда на противоположном конце сняли трубку, закрыв платком микрофон своей трубки, произнёс:
  - Тимофей Карлович, здравствуйте! Имею к Вам очень интересное предложение. В 12.40 Вам нужно быть возле дальнего входа в метро станции "Калужская", стоять справой стороны дороги ведущей в область. Там стоят пять телефонных будок, в средней, третьей с любого конца, возьмёте конверт. Не опаздывайте! В 12. 41 конверт заберёт другой покупатель. Эти будки выбрал потому, что телефоны в них все раскурочены и ими никто не пользуется.
  Насчёт того, что в указанное время конверт заберут, я блефовал. Забирать специально измятый и запачканный конверт не собирался, посчитал, что это опасно. То, что его заберёт кто-то посторонний? Опасности для меня не представляло. Ценность монеты обычный человек определить не мог, а специалисты и знатоки люди интеллигентные, мусор собирать в неработающих телефонных кабинках не будут. Ко мне монета и конверт привести не могли, о принятых мерах предосторожности уже рассказывал. Пропажа этой монеты для меня трагедией не было. Руководствуясь этими соображениями, с 12.00 спокойно стоял возле этих будок в образе старика с протянутой рукой. Естественно, рука была в перчатке. Сказу сразу, что подавали не охотно и мало. Народ уже потерял сострадание или во всём виноваты газетные статьи о нищих миллионерах? Размышляя об этом, ждал назначенного времени. Придёт или не придёт? Вот об этом старался не думать, ибо в успехе осуществления своего плана уже начал сильно сомневаться. Так стоял, терзаясь своими тревожными мыслями.
  Когда подъехал тот джип? Не заметил. Косить глаза, следя за будкой и за проходившими мимо людьми, оказалось непросто. Вот и не уследил за остановившейся на дороге машиной. Узнал, что это именно она только проследив взглядом за крепким мужчиной ровно в 12.40 зашедшим в указанную телефонную будку и при помощи платка, забравшего грязный конверт. Именно он подошёл к этому джипу и сел в него. Взревел мотор, мощная машина унеслась прочь, но её номер успел запомнить.
  Да забыл сказать, кроме монеты в конверте была записка. Составлять её из вырезанных из журнала букв, поленился, хотя в прочитанных детективах это было обязательно. Из-за лени поступил проще. На обрывке листа А-4 написал фломастером печатными буквами:
  "В Вашем распоряжении 10 дней на проверку и оценку. Свяжусь с Вами по их истечению с полным предложением. Ваш друг".
  Глупая записка? Согласен! Но сильны мы все задним умом, а тогда просто боялся попасться или органам, или бандитам. О произволе первых говорили люди, а обо всех ужасах, творимых вторыми из этого перечня, подробно писали все газеты. Если считать всё правдой? А я так считал! То мои страхи были естественны. Как бы там не было, мне досталась неизвестность ожидания. Моё письмо уехало, верил, что не к перечисленным выше двум категориям опасных лиц, а к нужному мне адресату. С каждым днём мои страхи росли, я пытался придумать безопасный вариант передачи моего товара и получения денег. Увы, авторы детективов помогали мне идеями слабо. Всё предложенное ими в жизни было неисполнимо, ведь мне требовалось всё провести и остаться незамеченным, а что предлагали они?
  Автоматические камеры хранения, рестораны, магазины, городской транспорт, метро, урны и другую чушь. Да чушь! Потому что через несколько страниц они описывали, как именно в такие моменты передачи ловили их антигероев. Оставалось только одно, придумать всё самому. Это было нелегко, но я придумал!
  Передать товар решил просто. Клиент называет свой адрес, я гримируюсь и заказываю доставку цветов и пакета в любой фирме по доставке. Это было самым простым. Гораздо сложнее был процесс получения денег. Вспомнил детство. Я часто наблюдал за ребятами, в свои игры они меня не брали, гнали прочь, вот и делал то, что было мне доступно, подсматривал. Одной из забав было передача отобранных у других детей игрушек в отдушину подвала. Сидевшие в подвале ребята, забирали брошенную им через отдушину отобранную игрушку и выбегали из подвала в другом парадном. Подвал шёл под всем домом, а входы в него были из всех парадных. Мой план включал именно эту конструктивную особенность. Свёрток с деньгами бросают в отдушину, я его забираю и выхожу через любое парадное, не привлекая внимания, ибо буду изображать сантехника. Гениально? Мне казалось, что да. Всё имеющееся в моём распоряжении время был занят поиском подходящего подвала. Вариантов перебрал много и остановился на одном. Дом по Ленинскому проспекту 86 подошёл идеально. Он был далеко от моего места жительства и работы, а выходы из общего подвала имелись возле каждого подъезда. Оставалось только заранее снять замок с самого дальнего выхода. Там решил поставить свою машину, спрятаться в ней и переждать пару часов. Да, забыл сказать. Как Миша мне мало не платил, подержанную "девятку" купил сразу. Купил её по генеральной доверенности, вот и считал, что на меня, через машину выйти сложно. У этой машины я был третьим или четвёртым хозяином, а куплена она была в Твери. К назначенному мной сроку, подошёл с готовыми планами на все случаи жизни.
  Дальше всё повторил, как и в первый раз. Нашёл телефонную будку, набрал знакомый номер телефона, закрыл микрофон платком и заговорил, как только сняли трубку. После, уже прокручивая всё происшедшее в уме, удивлялся своей уверенности в том, что трубку снимал именно хозяин квартиры. Но в тот момент об этом даже не думал, говорил, уверенно обращаясь именно к нему:
  - Здравствуйте, Тимофей Карлович! Надеюсь, Вы получили моё послание и проверили его подлинность. Если Вы заинтересовались? Могу предложить Вам ещё пять аналогичных изделия и ещё три другого вида. Какую цену предлагаете Вы?
  Меня внимательно выслушали, не перебивая. Выждав небольшую паузу, после того, как я замолчал, мой собеседник ответил:
  - Здравствуйте "друг"! Благодарю Вам за Ваше предложение. Меня оно заинтересовало. Только давайте прекратим эти шпионские игры. Мы можем встретиться в любом удобном Вам месте, а можете приехать ко мне сюда на квартиру или в мой дом за городом. Я могу прислать за Вами машину. На месте договоримся и рассчитаемся. Я официально зарегистрированный коллекционер, имею официальный каталог моей коллекции. Поэтому ни Вы, ни люди, которых Вы представляете, можете не волноваться за безопасность сделки. Понятно при условии, что предлагаемое Вами не похищено у моих коллег или не находится в розыске, имеет криминальную историю. Переданную Вами мне монету проверили на подлинность и на криминальное происхождение. Вопросов нет. Решайте! Если решите? Звоните! Возле телефона всегда есть человек. Жду!
  Трубку положили, а я задумался. Миша лично встречался с этим человеком и с остальными. Ни разу не слышал, от него, что его обманули или обобрали. Может я не прав, придумывая все ужасы? На эти размышления ушли три дня. Товар имел, превратить его в деньги хотелось очень. Решил рискнуть. На четвёртый день позвонил. В этот раз мне ответил другой голос. От неожиданности смешался, но взял себя в руки:
  - Здравствуйте! Простите, мне нужен Тимофей Карлович. Мы договаривались, он ждёт моего звонка. Передайте ему, это звонит "друг".
  Вежливый голос ответил мне сразу:
  - Спасибо за звонок. Он ждал его, но сейчас он уехал и вернётся к пяти часам вечера. Что-то передать? Говорите, пожалуйста, я записываю.
  Я растерялся, говорить с кем-то, кроме Тимофея Карловича, был не готов. Поэтому пообещав позвонить после пяти вечера, попрощался и повесил трубку. Решение уже принял, отступать не собирался. Позвонил в пол шестого, трубку взял Тимофей Карлович, мы договорились о встрече завтра в 14. 00 в ресторане "Пекин". Я там никогда не был, но слышал о нём много. Встретиться договорились в красном зале, где Тимофей Карлович закажет столик. Тимофей Карлович предложил мне обратиться к администратору, назвать его имя и меня проведут к нему. Играть в шпионские игры с цветком, газетой или журналом он отказался. Я заверил его, что это не потребуется так, как я и мои доверители знаем его в лицо. Тимофей Карлович хмыкнул и попрощался.
  За десять минут до назначенного времени встречи, я вошёл в фойе ресторана, осмотрелся и понял, что несколько переоценил себя. Путеводителя по ресторану или указателей не было, как найти красный зал? Понятия не имел. У дверей стоял вальяжный швейцар, решил обратиться к нему за помощью. В новой стране действовали порядки старой страны, наверное, это наш менталитет противился новой жизни или мы в той стране просто опередили время. Купюра, вложенная в руку швейцара, сделала его любезным и доброжелательным, он подробно объяснил мне дорогу и пожелал приятного аппетита. Позже ознакомившись с меню, точнее с ценами в нём, понял, что "аппетит" это не дешёвое удовольствие. Но пока этого не знал и бодро шествовал по лестнице. Красный зал узнал, даже не читая вывески. Всё было просто. Красные бархатные шторы, красные скатерти, красная обивка стульев, кресел и диванчиков. Явно не хватало красных пиджаков официантам, но зато за столами красных пиджаков хватало на посетителях. Тогда это было модной спецодеждой "новых русских". Новое время породило обширный класс господ нового государства, сменивший партийно-руководящую элиту старой страны. Он был не однородный. Люди с короткой стрижкой на голове, были и представителями нового класса, и их обслугой. Но различить их было не сложно. Шумные и развязные были хозяевами, настороженные и молчаливые были слугами, охранниками. Спортивные костюмы отошли в прошлое, сменившись клубными пиджаками. Этот клубно-пиджачный контингент заполнял зал. Окинул этот однородный зал взглядом, с тревогой обнаружил, что Тимофей Карловича нигде не видно. Тревожные мысли завертелись в голове. Было их много и все они были неприятные. В это время ко мне подошёл представительный мужчина в чёрном костюме, белой рубашке с бабочкой. Вначале принял его за одного из посетителей. Выглядел он импозантно, но едва он вежливо поздоровался и спросил:
  - Вам помочь?
  Понял, что это работник обслуживающего персонала, вздохнув с облегчением, ответил:
  - У меня здесь назначена встреча с Тимофеем Карловичем, но его не вижу. Очевидно, он ещё не пришёл.
  И в этот момент осознал, что фамилии Тимофей Карловича я не знаю. Это было катастрофой! Разве может работник ресторана знать всех посетителей по имени отчеству? Ждал удивления и вопросов, но мужчина кивнул головой:
  - Тимофей Карлович здесь, он предупредил, что ожидает посетителя. Разрешите проводить Вас к нему?
  Понятно, что я не только разрешил, но и едва не бросился к нему на шею. Последовал за ним. Мой внешний вид и одежда, вряд ли могли привлечь ко мне внимание, но в этот момент в зал зашла группа из пяти крепких мужчин. Четверо были в чёрных костюмах, белых рубашках и тёмных галстуках. Один из них был более вальяжным, одет он был в малиновый пиджак. Я их не заметил, ибо стоял спиной к входу в зал. Малиновый пиджак подошёл ко мне сзади, слегка наклонившись, негромко произнёс:
  - Растёшь "очкарик"! В солидное место ходишь! Администратор оказывает тебе внимание, лично сопровождает. Может, ещё скажешь, что тебя ведут в отдельный кабинет? Так скоро и меня служить себе возьмёшь!
  Постарался не вздрогнуть, скосил глаза ..., и узнал говорившего. Это был Гена, "друг" моего уха, начальник службы безопасности империи Виктора, моего соученика и первого работодателя. Не знаю, как кто бы поступил на моём месте? Моё сердце упало в пятки и где-то там билось, трепетало от страха. Но я шёл на очень важную для меня встречу, грохнуться в обморок не мог. Как-то нашёл в себе силы, слегка повернув голову, твёрдо посмотрел Гене в глаза ..., затем отвернулся и небрежно кивнул. Гена отвёл свой взгляд от меня и двинулся в зал. Четверо более молодых парней последовали за ним. Они заняли столик возле входа, сели, продолжая смотреть на меня, идущего вслед за администратором красного зала ресторана. Не знаю, как это выглядело со стороны, но те, кого я причислил к охранникам, окидывали меня более внимательным взглядом, при этом, не упуская из вида стол с Геной и его спутниками, которые откровенно следили за моим перемещением по залу ресторана. Какие народ сделали выводы? Вот это узнал позже, узнав, едва не надулся для важности. Гена оказался пророком, администратор привёл меня к "отдельному кабинету", точнее к столику перед бархатными шторами. За столиком сидело двое крепких парней в костюмах, белых рубашка с тёмным галстуком. Администратор подошёл к ним и сказал:
  - Это гость к Тимофею Карловичу.
  Один из парней встал, нырнул за штору. Через мгновение он вынырнул из-за штор, придержав одну из штор, кивнул. Администратор подхватил вторую. Поняв это приглашение, вошёл в "отдельную кабинку", так правильно называлось это место, отгороженное бархатными шторами бордового цвета со светильниками на стене. С интересом осмотрелся. Стол и диваны с трёх сторон. На одном сидел Тимофей Карлович. На столе стояли блюда с закусками и салатами, бутылка вина, два прибора с двумя разными фужерами и рюмкой. Откуда-то появившийся официант налил вина в фужеры и тут же исчез. Тимофей Карлович встал и протянул мне руку:
  - Вы точны! Давайте знакомиться, "друг"! ВИЛЬРОТ, отчество Вы знаете.
  Пожимая его руку, ответил:
  - Мохов Евгений! Отчество имею Николаевич, но думаю, обойдёмся без него. Учитывая мой возраст. Говорят, что точность это привилегия королей и деловых людей. К королям себя не причисляю ...
  Мой ответ заставил моего собеседника улыбнуться:
  - Это хорошо! Присаживайтесь! Значит, будем считать себя деловыми людьми и сразу перейдём к делу. Переданная Вами монета действительно очень редкая. Её проверили на подлинность и на имеющуюся историю. Скажу сразу, полученными результатами я доволен. Откуда она у Вас? Спрашивать не буду, главное, что и у нас, и за границей среди похищенных из музейных или частных коллекций она не числится. Надеюсь, что такого же качества будет и всё, что Вы намерены предложить мне. Из Вашего послания, понял, что это не единственна вещь, которую Вы продаёте?
  Когда готовился к этой встрече, то долго думал, как поступить? Взять с собой на эту встречу фотографии предназначенных на продажу вещей или сами монеты и образы? Понимал, что риск есть и в первом, и во втором случае. Я был один, у меня не было "крыши" и со мной можно было поступить, как угодно. Незаконная торговля всегда рискованная, выбить из меня всё, легко. Проблем никаких. Просто решил положиться на сказанное мне по телефону Тимофеем Карловичем и взял свой ассортимент, аккуратно упаковав каждый предмет в целлофановый пакетик. Из небольшой сумочки достал эти пакетики и протянул их ему. Тимофей Карлович осторожно взял пакетики из моей руки, и на его лице промелькнула хитрая улыбка:
  - Так открыто носить ценные вещи очень опрометчиво! Мог бы сказать я, но мне доложили, что Вас сопровождает большой эскорт. Надеюсь, они оберегают эти вещи от злоумышленников, а не Вас и их от меня?
  Сказанное им очень удивило меня. Ведь знал точно, что никто меня не сопровождает и не от кого не оберегает. Но сохранил невозмутимое выражение на своём лице, никак не отреагировав на сказанное им. Тимофей Карлович больше к этому вопросу не возвращался и я был ему за это благодарен, ответить на такой вопрос всё равно не мог, врать не хотелось, а правда была для меня сейчас не приемлема.
   Тимофей Карлович предложив мне отведать закусок, сам достал лупу и принялся рассматривать монеты, пакетики с образками он отложил в сторону. Я мелкими глотками отпивал вино из своего бокала и наблюдал за ним. Это был мой первый опыт самостоятельной продажи "своих находок", по существу являющихся собственностью государства. Можно было бы назвать эти "находки" и иначе, но почему-то делать этого даже мысленно не хотел. Кому приятно называть себя ..., в общем нехорошо. Эти глупые рассуждения прервал мой покупатель.
  - Монеты очень интересные. Но сами понимаете их нужно показать экспертам, а вот образки меня не интересуют, это не моя тематика. Хотя, если не возражаете, я могу пригласить одного моего коллегу...
  Какие у меня могли быть возражения? Мне нужен был покупатель, я кивнул головой. Тимофей Карлович уловил мой кивок и продолжил:
  - ... тогда с Вашего позволения я отлучусь, позвоню ему.
  Встав, он вышёл. А меня охватили страхи. Ведь он мог позвонить куда угодно и кому угодно, даже тем, кто должен охранять имущество государства. Правда, сейчас было такое время, что все охранники имущества государства им торговали без зазрения совести. Но конкурентов они не терпели, боролись с ними усердно и жестоко. В данном случае конкурентом был я, вот и переживал, точнее сказать очень боялся попасть в их мускулистые руки.
  
  Глава 4.
  
  Тимофей Карлович вернулся быстро. Тогда мобильные телефоны были очень громоздки, дороги и очень редки. Люди использовали их прототипы, пейджеры, у Тимофея Карловича он был. Едва он вошёл в кабинет, как тот запищал. Тимофей Карлович посмотрел на его экран и сказал:
  - Уже летит. Он здесь недалеко, скоро будет.
  Сев за стол, он снова начал рассматривать монеты. Вошедший официант поставил на стол ещё один прибор. Мне понравилось то, что Тимофей Карлович прикрыл руками пакетики с монетами и образками от глаз официанта. Это был хороший знак! Значивший, что он тоже берёгся от посторонних глаз. Официант ушёл, и мы вернулись к своим занятиям, я пригубливал бокал с вином, а он рассматривал монеты. Минут через двадцать штора закрывавшая вход в кабинет приоткрылась, и в него стремительно вошёл невысокий полный мужчина лет шестидесяти. Он поздоровался, сел на свободный диванчик, схватил со стола пакетики с образами и затих, рассматривая их. Каждый из сидевших за столом людей, хранил молчание, занимаясь своим. Я крутил в руке бокал с остатками вина, они рассматривали свои пакетики. Не выпуская из рук пакетиков с образами, пришедший мужчина, произнёс:
  - Интересно, очень интересно. Спасибо Тимофей, я твой должник. Простите молодой человек! Забыл представиться. Лавров Николай Иванович. Очень рад знакомству. Как понимаю, это Вы продаёте?
  Я кивнул, представился и стал ждать дальнейшего продолжения разговора. Думал, что его будет вести вновь пришедший, но заговорил Тимофей Карлович.
  - Давайте перейдём к делу. Евгений, нас интересуют эти вещи, но говорить конкретно можно только после проведения экспертизы. Мы с Николаем проведём её у своих людей. Если Вам удобно, можем договориться на завтра, прямо с утра. Забирайте свои предметы, понятно, экспертиза будет проводиться в Вашем присутствии. Если Вы не доверяете оценке наших экспертов, Вы можете привести своего эксперта.
  Сказанное озадачило меня. У меня не было ни охраны, ни эксперта. Сказать об этом не решился и лихорадочно искал выход из этого положения. Подсказали мне его мои покупатели. Отдавать пакетики они мне не спешили, а в их глазах, даже я видел муки расставания с находящимися в их руках вещами. Как и любой нелегальный продавец ворованного, я заранее смирился с возможной потерей "своей" собственности. У меня было ещё немалое количество "найденного" мной товара и я искал каналы сбыта, поэтому решил рискнуть.
  - Давайте сделаем так. Вы сейчас забираете всё это, проводите экспертизу, оценку и дня через три я позвоню Вам, тогда и договоримся о месте встречи. Согласны?
  Мои покупатели переглянулись. Николай Иванович растерянно посмотрел на меня:
  - Вы отдаёте нам это? Давайте я напишу Вам хотя бы расписку или оставлю залог. Мы ведь видимся в первый раз! Разве можно быть таким доверчивым?
  Ответить ему я не успел, вмешался Тимофей Карлович:
  - Оставь, Николай! Молодой человек просто деликатен. Мог бы сказать и более грубо "Берите, но те, кого я представляю, если Вы будете нечестны, найдут Вас где угодно". Это Николай Иванович называется доверие через силу. Его свита здесь превосходит по численности мою и твою вместе взятую. Понятно, что это не все. Они могут позволить себе такой широкий жест, как доверять первому встречному. Поэтому, отвечу за нас обоих. Мы согласны и благодарим за оказанное нам "доверие"!
  Меня всегда удивляло, как умные люди могут придумывать себе страшилки, делая очень странные выводы из случайных событий. Мою встречу с Геной и его парнями Тимофей Карлович оценил по своим понятиям. Знал бы он, что сказал мне Гена, давний "друг" моего уха! Но разочаровывать его не хотел, его предположение мне льстило, поднимало в собственных глазах. Была только одна проблема, как поведёт себя Гена, когда мы будем уходить? От этой мысли мне стало очень неуютно и захотелось сходить в туалет. Извинившись, я оставил покупателей, ушёл решать проблему мочевого пузыря. Стол, где сидел Гена с товарищами, решил обойти по широкой дуге, искать проблемы для своего имиджа, не хотел. К моей радости, как только я вышел из-за шторы, Гена и его компания тут же начали вставать из-за своего стола, на меня и на них смотрели охранники Тимофея Карловича. Поддерживая свой авторитет, махнул Гене рукой, он демонстративно склонил голову. Это было издевательством с его стороны, но это знали только мы, он и я. Идти в туалет мне уже перехотелось, вот и вернулся в кабинет. На охранников моих покупателей не смотрел, но не сомневался, что они внимательно наблюдали за мной, за каждым поим жестом, движением и обо всём увиденном доложат своим хозяевам, такая у них работа.
  В кабинете царило радостное настроение. Покупатели спрятали доверенное им имущество и не скрывали своего удовлетворения. Коллекционеры люди опытные, грамотные. Они уже определили ценность предложенного им товара и без экспертов, теперь уже зачисленное, в их коллекции приобретение, берегли от постороннего глаза. Обед прошёл в тёплой, дружеской обстановке и мы покинули ресторан всех компанией.
  Как я и ожидал, охранники сообщили о моих действиях хозяевам. Тимофей Карлович оказался человеком язвительным, он сразу это прокомментировал:
  - Приятно, когда тебе "доверяют"! Может дать своим охранникам выходной? Ведь теперь меня бдительно стерегут, чтобы не сбежал с доверенным имуществом другие бдительные стражи. Елки-палки, как не подумал сразу, ведь могу на своей охране сэкономить! Кому сказать за это спасибо? Не подскажете Евгений? Николай! Ты присоединяешься к моему вопросу? Экономим ведь оба! Вот повезло! Может быть, вернёмся и отметим эту дополнительную удачу сегодняшнего счастливого дня. Как Вы считаете Евгений?
  Подсказывать ему и отмечать их удачу я не собирался. Оставил его вопросы и размышления, без внимания и ответа. Мне хватало своих переживаний. Как поступят они? С врученными им вещами уже попрощался. Утешил себя только тем, что они достались мне относительно легко, если не считать затраченных сил на перетаскивание и распаковку ящиков. Путь к богатству лёгким не бывает. Уговорить себя не плакать, может каждый мужчина! А я себя относил именно к этому полу, о чём всегда писал в автобиографиях и документах в разделе "пол".
  Получить ответы на свои страхи и сомнения должен был вскоре. Что такое три дня? Это трое суток, 72 часа, 4320 минут, 259200 секунд. Разве это много? Смотря, в каком случае! В моём случае, эти секунды были долгими часами. Их мне нужно прожить...
  Возле входа в ресторан тепло распрощались. Они сели в свои машины "Мерседес" и "АУДИ" и уехали. Тогда ещё моды, иметь джип сопровождения, не было. Я проводил их взглядом и пошёл к своей "девятке", припаркованной среди множества машин напротив здания филармонии.
  Время, до назначенного дня, убивал, как мог, точнее, как удавалось. Задерживался на работе допоздна, с энтузиазмом таская ящики в подвале. На меня внимания никто не обращал. Посетителей в музее было не густо, очень не густо, а наш, "многочисленный" пенсионерский, состав жил своей жизнью, индивидуальной. Энергичным был только я. Кроме подвальных трудов, ухитрялся ещё находить силы и время, бегал к телефонам-автоматам, звонил по телефонным номерам доставшегося Мишиного наследства. Номеров было не очень много и в основной массе они разочаровали меня. Среди них нашлось ещё только два коллекционера, кроме уже известного Тимофея Карловича. Один собирал старые книги, рукописи, а второй собирал картины. Все остальные были посредниками, перекупщиками, дела с ними иметь боялся, по указанным раньше причинам. Любой незаконный бизнес был под пристальным вниманием криминала и власти, а к какой категории отнести мой бизнес? Торговля ворованными экспонатами, из запасников музея, явно подпадала под определение незаконного! Поэтому телефоны перекупщиков вычёркивал сразу и без сожаления. Так тянулись часы-секунды, слагаясь в сутки. И вот наступил, назначенный мной же, день.
  Дотерпел до 11 часов с большим трудом. Работающий телефон-автомат, нашёл ещё в 9.43 и честно крутился около него. Когда набирал номер телефона Тимофей Карловича, сердце бешено колотилось в груди, а в горле стоял ком. На третьем гудке трубку сняли. С трудом проглотил стоявший в горле ком, поздоровался. Прикрывать платком микрофон трубки не требовалось, сам не узнал свой осипший голос. Естественно не узнал его и Тимофей Карлович. Ответив на моё приветствие, он спрос:
  - Кто это?
  Бешено колотящееся сердце упало куда-то в район желудка. В голове пронеслось:
  "Всё! Приехали! Сейчас он скажет, что не знает меня или что я ошибся номером".
  С трудом выдавил из себя:
  - Евгений Вас беспокоит...
  Понятно, какого ответа ждал! Но из наушника раздался новый вопрос:
  - Евгений? Что с Вами? Вы простыли? Не можете встретиться? Извините, но мы хотели бы иметь дело с Вами, а не с Вашими посланниками. Если нужно, то мы готовы, приехать к Вам ...
  Сказанное медленно дошло до меня. Сердце перестало колотиться и вернулось на своё место. Пропал и ком в горле. Уже нормальным голосом ответил:
  - Спасибо за внимание! Я здоров, это просто микрофон у трубки плохой. Как понял, Вы всё проверили и хотите встретиться, чтобы закончить дело? Назначайте место и время.
  Тимофей Карлович ответил сразу:
  - Подъезжайте ко мне домой! Если не возражаете, часа в 2, если Вам удобно?
  Удобно ли мне? Да я готов был лететь немедленно! Но ответил другое:
  - В 14.00? Хорошо, постараюсь быть вовремя.
  Мой собеседник меня успокоил:
  - Мы подождём! Записывайте адрес.
  Записывать я не стал. Названный им адрес был на известной любому москвичу, Бережковской набережной, места обитания самых "простых" граждан, столицы нашей Родины, запомнить нужно было только номер дома и номер квартиры. Это было не трудно. Бросив в трубку:
  - Записал, до встречи.
  Повесил её и вытер вспотевший лоб. Разговор дался нелегко. До назначенного времени встречи нужно было успокоиться, взять себя в руки. Жалко, не умею медитировать, придётся искать другие пути. К указанной улице ехал кружным путём, радуясь каждой пробке или затору на дорогах дневной Москвы. Увы, в 12.23 был на месте, сидел в машине возле сталинского дома, самого элитного жилья не только тех лет. Теперь предстояло медитировать до назначенного времени. Этим и занимался, гипнотизируя стрелки часов. А они не поддавались и ползли очень медленно по циферблату часов. Надоело всё. И окружающий вид, и музыка из радиоприёмника в моей машине, и всё остальное. Но наконец, дождался ...
  В 13.52 вышёл из машины и направился к массивной двери нужного мне подъезда. Открыл её и ..., будто вернулся во времена "отца всех времён и народов". Нет, я не жил в то время, знал его только по кинофильмам, но узнал безошибочно, ибо я вошёл в вестибюль. Да, вестибюль! Большое помещение, облицованное мраморной плиткой, с фикусами в кадках и консьержкой. Это не было новомодным величием, всё это принадлежало ещё той старой стране и говорило о принадлежности жильцов этого дома к партийно-государственной элите ушедшего государства, не бедствовавшей и в новом государстве. Уже знал, что бывшие директора и другие чиновники ушедшего государства стали хозяевами всего доверенного им в управление народом имущества своего народного государства. Но это сделал не я, а главный отец приватизации, родивший "ваучер" для каждого гражданина новой страны на 10 рублей, так он оценил долю людей в имуществе старой страны, на бумаге. Затем эти бумаги скупили эти же директора, понятно, через подставных лиц. Но народ получил всё что хотел, демократию, на бумаге и жизнь, как за границей. Когда всё принадлежит немногим, а не всему народу огульно. Как говорят:
  "За что боролись, на то и напоролись!"
  К тому, что видели мои глаза, эти высказывания отношения не имели, хотя и было результатом этих завоеваний. Вот гуманитарий, интеллигент ....! Снова стоны и растекание мыслей. Язык без костей, а мысли не материальны и не тяжёлые. Правильно поругал себя? Ещё могу и побить, но не очень сильно. Надеюсь, понимаете почему? Итак, вестибюль ...
  Доводчик закрыл дверь за моей спиной. Передо мной были пять мраморных ступенек ведущих на обширную площадку вестибюля, в конце этой лесенки сбоку стоял массивный стол того старого времени. Такой стол был у моего деда по отцовской линии. Когда мы приезжали с родителями к ним в гости, я старался захватить место за ним, но меня быстро изгоняли. Это было главной реликвией семьи, подтверждающей статус толи деда, толи прадеда в епархии власти народного государства. На этом близнеце того стола стояла лампа-близнец дедовой. Мраморная подставка, металлическая стойка корпуса и абажур, таблетка-абажур из матового стекла. Столешница стола была обтянута зелёным сукном и закрыта куском толстого стекла. За этим столом сидел мужчина. Седой ежик волос венчал его голову, его внимательные глаза с тёмными зрачками смотрели на меня, казалось, заглядывали в саму душу. Ощущение было не самым приятным. Одет он был в военный китель без погон и петлиц, но с несколькими рядами наградных планок, защитную рубашку и галстук. На столе стояли два телефона, красный и белый. Портили этой старый интерьер две фигуры молодых парней в чёрных костюмах, белых рубашках с галстуками. Их коротко остриженные волосы на голове роднили их с образом героя 90 годов, но в спортивном костюме и килограммовой цепью на шее. Понять было трудно толи это тот герой, сменивший спортивный костюм, толи это потомки того героя. Я всегда старался держаться от таких парней подальше. Пока это мне удавалось.
  Преодолев ступени, остановился перед столом со "стражем" и вежливо произнёс:
  - К Тимофею Карловичу прибыл Мохов! Мне назначено! Позвольте пройти? Или паспорт и военный билет предъявить? Могу сдать и анализы!
  Сидевший за столом мужчина, на мой пассаж никак не отреагировал. Не отводя от меня буравившего мою голову взгляда, он снял трубку белого телефона, не смотря на диск, набрал на нём три цифры, дождался ответа и произнёс:
  - К Вам некто, назвавшийся Моховым. Говорит, ему назначено.
  Выслушав ответ, положил трубку и кивком головы разрешил мне идти к лифту. Я сделал шаг и попал в общество или окружение толи самих героев лихих 90, толи их потомков. Один из них двинулся впереди меня к двери лифта, второй шёл сзади меня. Конвоировали или стерегли, чтобы не сбежал? Идущий, впереди меня парень, нажал кнопку вызова, пропустил меня в открывшуюся дверь кабины. Конвоирующий меня парень, зашёл в кабину вслед за мной, нажал кнопку нужно этажа. Дверь лифта закрылась, кабина заскользила вверх. Любоваться кабиной не мог, стоящий сзади парень раздражал меня, отвлекал. Наконец кабина остановилась, дверь открылась. Здесь меня ждал новый представитель загадочного вида людей нового времени. Он принял меня и провёл к открытой двери левой квартиры. На этом этаже их было всего две. Пропустив меня в дверь, он закрыл её за моей спиной, жестом руки указав мне направление движения. Прихожую особо рассмотреть не успел. Определил только, что она размером была с выделенную мне бабушкину квартиру и имела три двери. Возле двойной двери меня уже ждал Тимофей Карлович с приветливой улыбкой на лице и протянутой для приветствия рукой. Он с места не двинулся, пришлось мне идти к нему. Шёл и гадал, какой обряд встречи будет проводиться? Целование монаршей руки или снисходительное братское обнимание? Желания участвовать ни в одном из перечисленных обрядов не имел. Наверное, это легко читалось на моём лице, ибо хозяин ограничился рукопожатием и приглашением проходить в комнату. Здесь он проявил скромность. Помещение, названное им скромно "комнатой" было натуральным залом метров в 40 квадратных обставленной старинной резной мебелью, с картинами на стенах и с тремя дверями в них. Заметили? Три двери в прихожей, три в комнате. Дом был построен в году 50 и явно не состоял из народных коммуналок. Это говорило о том, что или родители и сам Тимофей Карлович были не простыми винтиками во власти народного государства, или он купил эту квартиру. Хотя какое-то чувство подсказывало мне, что эта квартира была не купленной. Но вопросы задавать было не когда, я был приглашён сюда совсем по другому делу и за большим столом меня ждал мой второй клиент Николай Иванович. Он встал и протянул мне руку, счастливая улыбка сверкала на его лице. Им было хорошо! А каково было мне? Скажу честно. Неуютно и страшно. Только в это мгновение понял, что поступил опрометчиво, сунувшись в логово Тимофея Карловича. Вынести меня отсюда могут и по частям, главное, что никто не заметит, не вспомнит, мой приход сюда и последующее исчезновение. Был и исчез. В эти годы таким никого не удивишь. Новое государство граждан не считало, лишних, не нужных людей хватало, дела до жизни обычного, простого человека у власти, точнее тех, кто её представлял, не было. Как мог, старался подавить свой страх, отогнать эти страшные мысли, унять дрожь в коленях. А гадкие мыслишки не оставляли мой разум:
  "Ну, зачем мне эта погоня за богатством? Мёртвому ведь оно не понадобиться, лучше жить было бедным, но жить! Теперь моя бедная и никчемная жизнь была мне желанна, любима. Увы, меня уже не спрашивают, сам влез в логово зверя. Достойно умереть? А кому это надо? Мне от героической смерти ничего не обломиться. Всё равно будет больно, если захотят помучить. А ведь захотят!"
  Все эти чёрные мысли пронеслись мгновенно, пока шёл к столу. Обрёчённость сменилась апатией. Руку Николай Ивановича пожимал уже смирившийся со своей участью человек, созданную своими страхами участь принял, поэтому был спокоен и безразличен. Да я не супермен и не герой, но разве за это презирают? Можно подумать, что большинство людей у нас не простые обыватели, идущие толпой за всеми, кто сладко говорит и много обещает, а смелые и героические массы спешащие умереть за собственные убеждения.
  Из этих стенаний, легко понять терзавшие меня страхи, когда смирился со своей участью, почувствовал огромное облегчение. Может быть, так рождаются герои? От обычной безвыходности?
  Руку Николай Ивановича пожал с каменным выражением на лице, своё лицо зрел в зеркальных дверцах серванта, стоявшего за его спиной у стены. Тимофей Карлович спросил:
  - Вам чай или кофе?
  Мне было всё равно. И чай, и кофе были чужими напитками. Один завезен из Индии, второй из Европы, куда попал из Южной Америки. Даже если бы я был русским патриотом, то потребовать травяных и лиственных чаёв древней Руси не мог. Эта культура была давно утеряна, как и многое другое. Вспомнил, что пить кофе это гораздо престижней, ввёл его на Руси Пётр I. Исходя из этого, и ответил:
  - Кофе. Если он у Вас хороший!
  Мой ответ приняли за шутку, рассмеялись оба. Тимофей Карлович лично налил мне кофе в кофейную чашечку из тонкого саксонского фарфора. В кофе я не разбирался. Богатством семья педагогов похвастаться не могла. При советской власти, в годы общего дефицита, мои родители жили лучше. Родители за хорошую успеваемость своих чад подарки таскали им разные. Копчёные колбасы, балыки, индийский кофе, коробки конфет. Тогда деньгами взятки не давали, да и называлось это "благодарностью" за внимание. Теперь в элитных школах за обучение платили деньги, а в простых муниципальных школах на оценки детей родители внимания не обращали, поэтому ни подарков, ни взяток учителям не несли. В связи свыше сказанным моё кофейное образование было даже не скромным, а просто никаким. Но вид знатока кофе сделал, понюхал содержимое чашки, изобразил радость на своём лице и сказал:
  - У Вас прекрасный кофе! Можно сказать изумительный.
  Тимофей Карлович сдержанно поблагодарил меня. Пора было приступать к делу. Вот и начал.
  Первым шёл рассказ о монетах, предложенных хозяину этой квартиры. К этому подготовился основательно. Изложил всё! Чьи они, какого века, в каких каталогах коллекционеров и музеев имеются аналогичные, общее состояние самих монет. Дальше перешёл к перечню аукционов, где они выставлялись, назвал стартовые цены лотов и цену покупок. Монеты действительно были редкими и ценными. Но к ним я добавил ещё десять целлофановых пакетиков с монетами. Это были серебряник Владимира Святославовича, польский грош 1607 года, польский тимф 1663 года, византийский милиарисий, джучидский дирхем, вестфальский талер 1663 года, куфический дирхем, медную, серебряную копейки и гривенник Петра I. В конце назвал свою цену:
  - За подлинность этих монет и отсутствие криминальной истории за ними, я ручаюсь. Исходя из всего изложенного, цена за все эти монеты, большинство из которых соответствуют стандартам MS-68, MS-67 назначена каталожная в сумме 7500 долларов. Как Вы видите Тимофей Карлович, она ниже стоимости и рыночной, и стартовой цены лотов любого аукциона. Исходя из этого понятно, что торг не уместен ни с какой стороны, ибо мне поручено продать их именно за указанную цену. Думайте! Теперь перейду к образкам. По ним сведений практически нет. Один подобный образок есть в коллекции Кремлёвского музея, известно, что это работа монаха Соловецкого скита, конкретное имя автора неизвестно. Сведений о наличии подобных образцов в частных коллекциях нет. Понятно, что их не может быть много изготовлено, слишком тонкая работа. В летописях имеются упоминание об одном из похожих изделий, в частности говорится, что подобный нательный образок имел боярин Шуйский. Цена за них 10 000 долларов. Николай Иванович, решайте!
  Во время моего рассказа оба мои слушателя меня не перебили ни разу. Когда я замолчал, они ещё какое-то время молчали. Эту тишину нарушил Тимофей Карлович.
  - Знаете, у меня до этого момента был один вопрос. Почему Вам поручили вести переговоры по продаже? Вы молоды, а такие дела ведут только солидные и известные в кругах коллекционеров люди. Вообще коллекционеры очень осторожные и недоверчивые люди. Я не только проверил предложенные Вами монеты на подлинность и криминальную историю, а попытался узнать больше и о Вас. Радиоизотопное исследование подтвердило возраст монет, за ними нет уголовной истории или сведений об их краже ни из музеев, ни из частных коллекций. Проведена и их оценка. С этим вопросов не возникло. Вот только о Вас ничего не узнали. В среде коллекционеров, специалистов по оценке, историков о Вас не знают, между тем то, что я сейчас услышал от Вас намного более точно и обширно, чем то, что об этих монетах сообщили мне мои доверенные люди, люди очень известные, имеющие авторитет и звания. Думаю, что для доктора исторических наук Вы ещё молоды, но то, что Вы имеете кандидатское звание? Не сомневаюсь. Очень рад знакомству с Вами, человека с такими глубокими знаниями встречал не часто. Простите! Я на пару минут Вас покину, затем продолжим.
  Он подошёл к одной из дверей и скрылся за ней. Молчавший до этого Николай Иванович начал мне петь такие же хвалебные песни. Понятно, я растаял и о своих страхах забыл, как павлин распустил хвост. Увы, долго быть павлином мне не удалось, вернулся Тимофей Карлович. В его руках было два конверта. Он сел на своё место за столом и протянул мне более толстый конверт:
  - Здесь озвученная Вами сумма. Проверяйте!
  Проверять? К этому я был не готов. Во-первых, меня распирала радость, во-вторых, от волнения не смог бы посчитать и десять купюр. Поэтому конверт убрал в карман, даже не заглянув в него. Тимофей Карлович не преминул съязвить:
  - Вот так доверие! Даже конверт не открыли! Хотя понимаю, в мои окна смотрят через прицелы винтовок не один десяток глаз, о дверях и не вспоминаю. Или я ошибаюсь?
  К его фантазиям я уже привык и просто молча, пожал плечами. Тимофей Карлович хмыкнул и протянул мне второй конверт.
  - Здесь 750 долларов. Это лично Вам. Я хочу быть эксклюзивным покупателем и буду за это платить Вам 10% комиссионных. Договорились?
  Ещё бы! Можно подумать у меня очередь стоит из покупателей или есть выход на аукцион. Дополнительные деньги лишними не бывают. Взяв конверт, я кивнул головой, закрепляя нашу договорённость. Дождавшись окончания наших расчётов, зашевелился Николай Иванович. Из стоявшего возле его стула дипломата, обязательного атрибута любого коммерсанта тех лет, он достал пачку сотенных купюр долларов в банковской упаковке, вложил её в конверт и протянул мне. Затем отсчитал ещё десять сотенных купюр, вложил их в конверт, который передал мне со словами:
  - Присоединяюсь к просьбе Тимофея об эксклюзивности и оплате за неё. Очень рад знакомству!
  Увы, дипломата у меня не было. Сделал заметку себе срочно устранить это и засунул пухлый конверт в карман. Получилось это очень небрежно, нарочно так бы сделать не смог. Что подумали мои покупатели? Да что угодно! Кроме настоящей истины, что перед ними был обычный глупец, вознёсшийся в облака, от привалившего ему счастья, с неприлично раздутыми от долларов карманами.
  
  Глава 5.
  
  Предложение Тимофей Карловича, отметить сделку, с благодарностью отверг. Надеюсь всем понятно почему?
  Простившись, уехал. Из квартиры вышёл степенно, а из вестибюля вылетел быстрее пули. Мой мозг был занят своими мыслями, вот и не заметил того, как доехал домой. Этот вечер провёл за очень интересным занятием. Разлаживал, считал, пересчитывал, полученные деньги. Почти 20 000 долларов! Сегодня это не очень большая сумма, а тогда до деноминации рубля было более двух лет, о ней объявили в августе 1997, новые деньги ввели с 1 января 1998 года и доллар на начало 1995 года стоил 4 580 рублей. Вот и поймите мой восторг. Больше жизненными подробностями утомлять не буду. Скажу коротко.
  У меня появилась возможность сбыта своих "находок". С тремя покупателями-коллекционерами контактировал лично. Это были Тимофей Карлович, Николай Иванович и Роман Абрамович, который мне достался по наследству от Миши. С остальными дело имел Тимофей Карлович, он же и привлекал их из своих многочисленных знакомых. Для него это было очень престижно и авторитетно, он и упивался своей значимостью. А я получал в месяц от 45-50 тысяч зелёных рублей. Увеличить сбываемые ценности и получаемые суммы мог, но делать это боялся по уже ранее озвученной причине, страхе попасть в руки власти или криминала был не самым главным тормозом. Били и экономические соображения, уверен был в правильности постулатов политэкономии, увеличение количества товара, уменьшит его стоимость. То, чему учили, в ушедшей стране равных возможностей, помнил хорошо, опровергать труды и исследования великих основоположников, не собирался. Получаемых мной денег хватило на многое. К концу 1995 года я был владельцем трёхкомнатной квартиры в доме, построенном югославами. Тогда элитные дома строили турецкие, болгарские и югославские строители, а не люди из ближнего зарубежья, бывшие крестьяне, учителя, рабочие полей. Моя квартира площадью в 93 квадратных метра стоила по 1150 долларов за метр квадратный! Сегодня такие цены смешные. В подземном гараже дома стоял годовалый джип "ТАЙОТА-ЛЕНКРУЗЕР 80" и квартира была обставлена мебелью, тоже сегодня таких цен не слышали. Доллар на 15 декабря 1995 стоил 4 628 рублей! Золотое время? Вот этот вопрос меня и не мучил. Для меня началось время удач.
  Рядом со мной, на моей лестничной площадке жил сосед, он оказался моим соучеником по МГУ, только закончил юридический факультет и теперь работал в фирме "ПРАВОВЕД". Они занимались взысканием долгов, правовой и силовой защитой, а так же многим другим, за что платили деньги, состоятельные граждане нашей новой страны. Для выполнения своих задач они использовали работников силовых, государственных органов, в частности московского ОМОНА. Учредитель их фирмы был генералом МВД и мог себе позволить многое, а не только ОМОН. Мой сосед, по-соседски, познакомил меня со своим другом, капитаном милиции и командиром подразделения этого ОМОНА. С новым знакомым мы договорились быстро. За 2 000 американских рублей я мог в любой момент вызвать его для решения своих проблем. Он гарантировал приезд дежурного подразделения в полной экипировке. Это было круто! Ещё за 900 этих же денег я взял на подработку троих охранников ЧОП, частного охранного предприятия охранявшего наш дом. Теперь у меня была своя команда и для солидности, и для серьёзной охраны. По крайней мере, на это очень надеялся.
  Сделал и ещё один серьёзный шаг. За деньги поступил в аспирантуру на свой исторический факультет в МГУ и обрёл руководителем именитого профессора. В 1995 году профессорам жилось не сладко, и за 300 долларов в месяц он охотно подписывал статьи, которые писал и издавал за свои деньги я, зарабатывая балы для защиты диссертации. Но это была обычная жизнь, а мучил меня один вопрос. Сбыт моих "находок" такими темпами давал возможность моим внукам продолжать торговать ими. Такой семейный бизнес меня не устраивало. Из истории знал, что все солидные состояния имеют криминальное происхождение при своём рождении, но в дальнейшем все потомки становятся добропорядочными гражданами. Криминальных деяний основателей своего благополучия они не помнят и отрицают. По такому пути решил пойти и я ради покоя своих возможных потомков. Для этого требовалось найти способ быстро сбыть все "найденное" мной и присвоенное. С усердием искал способы решения этой морально-этической проблемы. Когда долго ищешь, то иногда решение и находишь. Вот это счастливое "иногда" нашёл и я.
  У меня был "должник", которого решил использовать. В своё время он использовал меня и выбросил после использования, теперь пришло время предъявить ему свои претензии и потребовать возмещения. Мой сосед по площадке за небольшую сумму американских рублей собрал все сведения о ЗАО "Торговый дом Зубова". Теперь это был российско-германский концерн "PERFEKT". Магазины концерна торговали немецкими товарами, бытовой техникой, одеждой, продуктами, машинами, разным оборудованием, всем поставляемым из Германии. Взамен из России они поставляли удобрения, металл и другие товары российских производителей. Для меня важным было то, что концерн работал с таможней и имел там своих людей. Так с таможней работали все, честно не работал никто.
  В январе 1996 года план был продуман и я начал его осуществлять. Вот здесь и возникли трудности. Встретиться или поговорить по телефону с Виктором, хозяином концерна мне не удавалось. Секретарь-референт, с которым меня постоянно соединяли, футболил меня вежливо, но настойчиво. Все мои доводы он отметал. На то, что я имею выгодное коммерческое предложение, он предлагал прислать его по факсу для рассмотрения. Когда я заявил, что являюсь старым другом и соучеником Виктора Зубова, он советовал прислать письмо ..., тоже по факсу. Не выдержав, послал его ..., по телефону. Пробиться к Виктору пытался и через Гену, друга "моего уха". Он продолжал работать у Виктора начальником службы безопасности. До него добрался, но ..., он ответил, что мои уши и я сам его не интересую. А также сообщил, что он не зоолог и разные мокрицы его не интересуют. Когда-то я бы всё это проглотил и отстал бы от них, но прошедшее время и улучшившееся материальное положение изменили меня, я осерчал и разозлился. А поддавшись этим низменным чувствам, начал строить коварные планы мести. Это умеет любой, кто ранее чувствовал себя не полноценным, а затем приобрёл силу. Строил план не сам, к этому подключил и своих новых сотрудников из ОМОНА и ЧОПА. Деньги им ведь платил исправно, вот и напряг. Что могли придумать они? Представить не очень сложно. Моя кровожадность была детским лепетом против их плана. Именно тогда и понял, что богатым завидуют все, их не любят и мечтают унизить, если имеют силу, власть и возможность. Их план мне понравился, 5 000 зелени на него отстегнул с удовольствием, подготовку они взяли в свои руки, а я с нетерпением, злорадствуя, ждал назначенного ими дня и смаковал коварные подробности ...
  ... Виктор жил в "скромном" особняке в деревне Жуковка. В этой деревне жил и Президент, и другие "простые" люди новой России. Часть из них была бизнесменами, а часть высшими чиновниками, по сути, тоже бизнесменами. Но жизнь вторых была более сложной, они были вынуждены жить по расписанию службы во власти и на работу ездить к девяти утра. Первые им не мешали и свои "скромные" деревенские дома покидали после 9-10 часов утра. Виктор принадлежал к своему прискорбию к первым. В этот день он покинул свой "домик" в 9.30, сидя в "Мерседесе 600", который сопровождали два "Мерседеса" марок проще, один следовал впереди его "сарая" второй сзади. Все они были украшены проблесковыми маяками, купленными за деньги, а не по праву положения хозяина. Это было обидно, но тоже престижно. Рублёвское шоссе обслуживает специальный батальон ГАИ, который подотчётен ФСОП, ФСК, поэтому к этим людям с жезлом сильные мира сего относятся иначе, чем к обычным инспекторам ГИБДД. Имеются в виду отношение жителей сёл вдоль этого шоссе, принадлежащих к первому типу жителей. Они к власти не принадлежат, вот власть и не игнорируют, останавливаются по первому требованию и их стараются, не игнорировать.
  Кортеж Виктора проехал поворот и послушно остановился, съехав на обочину, подчиняясь взмаху палки стоявшего на обочине инспектора ГИБДД. Гена выскочил из хозяйского "Мерседеса" и пошёл к инспектору для разборок, но дойти не сумел. Из стоявшей на той же обочине пассажирской "Газели" с затемнёнными стёклами высыпали парни из ОМОНА в полной экипировке, автоматы, чёрные маски-шапочки и комбинезоны с большими жёлтыми буквами на спине. Ночью шёл снег, с дороги его убрали, саму дорогу обработали реагентами, поэтому на обочине он таял и был грязным. Гену первого бросили на него, он не был согласен с таким обращением и его немного попинали. Теперь он лежал придавленный коленом омоновца, остальные охранники и водители не сопротивлялись, их просто бросили, в эту кашу, не пиная по частям родных тел. Стоявшие "Мерседесы" закрывали эту картину от людей, проезжавших по шоссе. Наверно, это было не обязательно, наш народ лезть в чужие разборки не стремиться, тем более видя оружие. Только один джип "ТАЙОТА-ЛЕНКРУЗЕР" 80 притормозил и остановился на обочине перед первым "Мерседесом", нарушая сложившийся стереотип гражданина нового государства. Из него вышёл ..., как Вы уже догадались, я! В сопровождении двух здоровых парней в чёрных костюмах пошёл к хозяйской машине. Проходя этот путь, прошёлся по руке и спине распластанного Гены, слегка стукнув душевно, его носком своего туфля в правое ухо.
  В моей душе гремели литавры! Человек злопамятное, зловредное существо. Мстить обидчику, когда он беспомощен и оказывается в его власти, очень любит и никогда этот момент не упустит. Я исключением не был. Топтал Гену, наслаждался унижением своего поверженного старого врага. Гена реагировал на мои действия, как нормальный человек. Шипел не столько от боли, сколько от публичного унижения, но шевелиться и ругаться не решился. Своё колено омоновец со спины Гены уже убрал, но ствол его автомата упёрся в затылок Гены, поэтому лежащий в грязи Гена себя адекватно.
  Насладившись его унижением, пошёл дальше. Лежащих на моём пути охранников и водителей осторожно переступал, обиды на них не имел. Перед задней дверцей "Мерседеса 600" остановился. Хозяева всегда перемещались на задних сиденьях справа от водителя. Это был этикет! Один из моих сопровождающих открыл дверь машины. Виктор сидел неподвижно, устремив взгляд вперёд, на открывшуюся дверь не реагировал. Я знал, что человек он был не глупый и создавшуюся ситуацию уже просчитал. Убивать его здесь на людной правительственной трассе таким способом никто не будет. Это он понял и теперь ждал продолжения, отложив вопросы и месть на более позднее время. Его месть меня не пугала, план был продуман, реплики были отточены. Игра шла по моим правилам, проигрывать её я не имел права. Не колеблясь, продолжил действовать. Противника нужно было ошеломить.
  - Чего застыл? Я что буду стоять на мокром снегу в грязи, а ты будешь сидеть на мягком сидении в тепле? Может приказать тебя положить рядом с твоими людьми на обочину? Лады, не напрягайся! Я не изверг. Двигайся! Посидим рядышком, поговорим. Мы ведь бывшие однокурсники и рады встречи?
  За прошедшие годы Виктор заматерел, округлился, потерял былую подтянутость и стройность. Расстояние между передними и задними сидениями в "Мерседесе 600" очень приличное, по крайней мере, для такого "Геракла" как я. Бросив на меня косой взгляд, Виктор, молча, переместился на левую часть заднего сидения. Я сел на освободившуюся часть сидения. Мой сопровождающий захлопнул дверцу машины, мы остались вдвоём, отгородившись от внешнего мира. Виктор молчал, упрямо устремив свой взгляд в лобовое стекло. Не обращая на него внимания, я поёрзал на сидении, устраиваясь удобней, погладил кожу сидения и сказал:
  - Классная у тебя тачка! Корпорация российско-немецкая, тачка немецкая, вид на жительство в Германии, домик под Берлином, счета в банках. Здорово! У тебя жизнь удалась! Мне приятно, что я принял в своё время участие в создании фундамента для этой твоей жизни. Правда, ты меня выбросил, как впрочем, и многих других из своей жизни, даже не поблагодарив и не рассчитавшись. Но таково зловещее лицо капитализма. Мы хотели жить, как они ...
  Виктор перебил меня:
  - Чего ты хочешь? Денег? А не боишься, что за это шоу придётся ответить? У меня связи хорошие! Есть очень влиятельные друзья и партнёры. Обязательно отплачу ...
  Вообще с хамами, нужно вести себя нагло, иначе они не понимают. Он перебил меня, и я в долгу не остался:
  - Ты фильтруй базар! Пугаешь меня своими друзьями? Где они? ...
  Добросовестно посмотрел под ноги, заглянул на переднее сидение, даже попытался заглянуть под передние сидения, но это не удалось. Особо не сосредотачиваясь на своей неудаче, продолжил:
  - ..., здесь их не видно! Может они в бардачке или багажнике? Что ты мне угрожаешь? Раньше ты был более сообразительным. Твои покровители и друзья, что круглые сутки с тобой рядом? Да чем они тебе помогут? Один парень с винтовкой и двумя патронами за очень небольшие деньги упокоит тебя в любом месте, в любое время. А они тебя, твои покровители, разве, что может быть проводят в последний путь? Хотя очень сомневаюсь! Кому нужен мёртвый благодетель? А то, что мне пришлось идти на такие непопулярные меры встречи, ты сам виноват! Отгородился от людей своими секретарями и помощниками, я больше двух недель добивался возможности поговорить с тобой по телефону. Они отсылали меня ..., к факсу. Добрался до Гены. Он отослал меня ещё дальше. Так что молчи и слушай меня. Как ты понимаешь "я уже не тот, что был тогда", поэтому теперь ты поработаешь на меня, это не обсуждается. Договоров заключать никаких не будем, расписок, подписанных твоей кровью мне не надо. Ты только помни, что деньги и стрелки у меня есть! Они достанут тебя и в России, и в любой точке земного шарика. Везде живут наши соотечественники, как тараканы, они разбежались по всему миру из растащенной по частям коммунальной квартиры под названием СССР. Среди них много тех, кто будет обязан выполнить полученный приказ, ибо у них есть долг, не перед покинутой страной, а перед серьёзными людьми. Сейчас я уйду. Ты подумай и выбери свою участь. Через два дня мой человек перезвонит тебе в офис и назначит встречу. Не вздумай отправлять его ... к факсу. Впрочем, это решать тебе. На сегодня прощай! Мой бывший соученик и надеюсь мой новый партнёр или покойник? В общем, определяйся, у тебя есть свобода выбора, мы ведь теперь живём в цивилизованном, демократическом государстве! Целоваться и обниматься не будем. Сам понимаешь, тот генсек теперь не у власти, поэтому его привычки и нравы уже не модны.
  Я блефовал. Всё, что я имел, по крутым ребятам, было представлено здесь, сейчас, но то время было другим. Люди, имевшие хорошие деньги читали газеты, смотрели телевизор, часто сами использовали в своих разборках пресловутых "парней с ружьём" и старались особо не рисковать. Осторожность, продляла жизнь, сохраняла здоровье. На этом и играл, зная всю подноготную Виктора. С возрастом приходит осторожность, а он уже молодым парнем не был. Удастся ли мой блеф? Знать не мог, продумывал и другие варианты. Унося с собой свои тревоги и неуверенность в достижении нужного результата, распахнув дверцу, покинул машину Виктора. По пути к своему джипу ещё раз прошёлся по Гене. Кто его знает, удастся ли мне ещё поиздеваться над ним? Вот и пользовался моментом. О том, что он может отомстить мне, подумал, уже усевшись в свой джип. Подумал, представил и скажу честно, испугался. Моя кавалькада умчалась, оставив людей Виктора очищать от грязи их одежду и думать о происшедшем.
  У развилки, выезда на МКАД и Кутузовский проспект, наша группа разделилась. Машина ГИБДД и "Газель" ОМОН свернули на МКАД, а мой джип проследовал на Кутузовский проспект. Мои спутники были спокойны и довольны. Они получили премию, удовлетворили свою классовую зависть к олигархам. Что ещё нужно для счастья обычному человеку? Но совсем иные чувства одолевали меня, самым сильным был страх, обычный страх человека перед неизвестностью. Как говорят:
  "Сам напросился на неприятности и теперь ждал их, усиленно рисуя жуткие картины чужой мести. Оно мне надо было?"
  Теперь ответ был очевиден и однозначен. Увы, до этого об этом в таком свете не думал. Так и провёл, назначенные мной же два дня, дрожа от страха и не выходя из своей квартиры, находящейся в доме на охраняемой, огороженной территории.
  
  Глава 6.
  
  Назначенный день наступил. Приходилось играть дальше, чтобы не вызвать подозрения и ответной мести. С трудом подготовил себя морально, перестав дрожать и изгнав страх из голоса. Тот же страх подсказал место встречи и сценарий. Омоновцы и трое охранников ЧОП выслушали его спокойно, можно сказать радостно. Их радость была мне понятна. По сто баксов на нос, плюс обед на халяву! Остальное их не волновало, опасность была обратной стороной их жизни, они научились о ней не думать.
  В 11 часов дня один охранник позвонил Виктору в офис. В этот раз его не отсылали ..., никуда, а сразу соединили с Виктором. Поздоровавшись, охранник прочитал по бумажке:
  - Ваш однокурсник будет рад отобедать с Вами в ресторане "Академическая котлета" в 13.00.
  Был в те годы такой ресторан на первом этаже дома в начале Ленинского проспекта с нечётной стороны. Тогда народ в ресторанах любил обедать и в назначенное, мной время, в них было людно. Подстраховавшись, заказал четыре столика, один для нас с Виктором, три для моей команды подстраховки. О сопровождающих Виктора не озаботился. Если им места не найдётся? Я расстроен этим не буду! Это осознал сразу, ещё тогда, когда выбирал место и время встречи. В ресторан прибыл со своей командой и разместился в 12.50. Оставалось ждать. Десять минут это много или мало? Могу сказать точно, смотря когда. Мне, в моём состоянии это было много, большая стрелка часов ползла ели-ели.
  Виктор пришёл ровно в 13.00. В зал он вошёл в сопровождении двух охранников. К моему облегчению, Гены с ним не было. Вначале этому обрадовался, а потом подумал:
  "Дался мне этот Гена. Кто он такой? Обычный охранник, о котором и думать не стоит. У меня и более крутых парней хватает!"
  Как ни странно, но от такого вывода успокоился, волнение и неуверенность испарились, привстав, призывно махнул рукой Виктору. Зал ресторана постепенно наполнялся посетителями, свободных мест осталось немного. Охранники Виктора, потоптавшись, пристроились где-то в углу, а Виктор шёл ко мне. Он подошёл к моему столику, окинул взглядом окружающие мой стол столы, скривив губы в презрительной усмешке, спросил:
  - Хозяин ресторана тебе платит проценты с посетителей? Не разоришься, такую ораву дармоедов кормить за свой счёт?
  Общение с Тимофеем Карловичем, великим выдумщиком страхов исходивших из реалий того времени, закалило меня, научило подыгрывать чужим фантазиям. С безразличным выражением лица ответил Виктору:
  - За всё плачу не я. Можешь мне не льстить и не заблуждаться на мой счёт. Высокомерием и звёздной болезнью не страдаю. Мне поручили решить вопрос, вот я его и решаю с тобой. Уверен, что ты сделаешь правильный выбор и продолжишь жить счастливо. Ошибёшься? Поверь мне на слово, это будут не мои проблемы! Я не сирота, но и не заказчик этой музыки ...
  Сказал вроде бы и много, а по существу ничего. Но Виктор свои выводы из этой пурги сделал. Он задумчиво посмотрел на меня и сев на стул, придвинулся к столу. Стол был накрыт холодными закусками и я, заедая своё волнение, хозяйничал в тарелках. Широким жестом предложил Виктору:
  - Ты еж! А то неудобно, я ем, а ты смотришь мне в рот. Заодно вспомним нашу молодость, учёбу в нашей бурсе. Ты ведь ностальгируешь, по ушедшему времени? Здорово было! Особенно, когда ты меня кинул, выбросив из дела и не рассчитавшись. Хотя и платил мне копейки! Но, я на тебя не в обиде! Видишь, даже рад нашей встречи. Ешь!
  Виктор холодно смотрел на меня:
  - Я такие полуфабрикаты не ем. По прошедшим годам не ностальгирую и радости от встречи с тобой не испытываю. Давай ближе к делу! У меня много дел.
  Я продолжал, есть, не обращая внимания на его неудовольствие и радостно лепеча:
  - А помнишь, как мы сдавали политэкономию? Ты ведь был у нас в группе лучшим студентом, единственный сдал её на пять с первого захода! Полученные по ней знания очень помогли тебе? Хотя ты же знаешь, что классовая ненависть у русского мужика накапливается и прорывается неожиданно. Он и "огненного петуха" пустить может! В твоём доме есть противопожарная сигнализация?
  Виктор с окаменевшим лицом слушал меня, молчал, устремив свой взгляд мимо меня. Говорить со статуей, очень сложно и неинтересно. Это понял быстро, надев на своё лицо выражение злобного монстра, отложив вилку и нож, посмотрел ему в глаза. В просмотренных мной боевиках так поступал "плохой" парень. На меня это всегда производило впечатление. Произвело ли это впечатление на Виктора? Не знал, но избранную роль играл дальше. Сверлил его злобным взглядом и говорил злым голосом отпетого злодея, который запугивает обывателя:
  - Не хочешь вспоминать? Времени нет? Ладно! Перейдём к делу. Ты будешь вывозить из России разные мелкие и не мелкие коллекционные вещи. Они чистые, не краденные и не кровавые. К каждой вещи будет приложено её описание и стартовая цена. В Германии откроешь антикварный магазин, будешь кое-что продавать там, кое-что будешь сдавать на аукционы, заведёшь связи с коллекционерами. Твой "немецкий" компаньон сам пусть решает. 40% от выручки это ваши деньги. Остальные будешь передавать мне или класть на счета, их реквизиты будут передаваться тебе. Отказаться от сотрудничества? Или обманывать при расчётах? Можешь! У нас теперь демократия, свобода выбора. Если выберешь завоевания демократии? Помни, что ты подписал себе приговор, решил умереть молодым, не дожив до старости, не познав её радости. Но истинные друзья познаются в круглосуточной заботе, внимании и мыслях о дорогом друге для того чтобы уберечь его от неразумных или ошибочных поступков. Радуйся! Ты уже имеешь таких друзей-товарищей. День и ночь с тебя не спустят взгляда наши люди, они же будут слушать все твои разговоры и мысли. Будут оберегать, охранять тебя от тебя и от глупых советчиков. Помни об этом! А теперь раз ты спешишь? Задерживать тебя, навязывая своё общество, не имею морального права. Вали! Мой человек передаст тебе пакет и инструкции, когда решу, что ты готов. Пока! Однокашник!
  В моих словах, как всегда, было много блефа. Но я обретал навыки актёра и говорил убедительно, эмоционально и зло. Кроме слов была ещё и договорённость с моими работниками. Они должны были периодически 2-3 раза в день попадаться Виктору на глаза, остальное он вообразит себе сам. За прошедшее время он, как и прочие "новые русские" стал подозрительным, мнительным. Это обратная сторона любого богатства обретённого человеком быстро не очень правдивым путём. Здесь хочу заметить, что именно так приобретались все капиталы в нашей новой стране. По поводу наличия счетов в иностранных банках я сказал ему правду. Они действительно у меня уже были. Расстарался ...
  В новой стране деньги добывались разными путями, в основном не очень честными. Откаты, взятки и т.д. Большой проблемой было их спрятать, сохранить. Своим банкам и рублю не доверяли, как оказалось, в дальнейшем это недоверие было не напрасным, поэтому деньги прятали под матрацы, в стеклянные банки. Мечтой было открыть счёт в банке за границей и перебрасывать деньги туда. Здесь и выяснилось, что слова песни "мы рождены, что б сказку сделать былью" не просто слова. Газеты пестрели объявлениями:
  "Помогу зарегистрировать фирму в оффшорной зоне", "Помогу открыть счёт за рубежом" и тому подобными предложениями решения этой проблемы. Везде были приписки:
  "... анонимность и порядочность гарантируем".
  Но слухов о том, что часто исчезают и деньги, и эти помощники, носилось много. Когда обдумывал привлечения Виктора к работе, сразу определился, что мне нужны счета в иностранных банках. По закону, гражданин РФ должен был регистрировать имеющиеся счета в иностранных банках в какой-то государственной структуре. Но какой больной это будет делать? Как это обходить? Я не знал. Здраво рассудив, что те, кто помогают открывать счета, это знают. Остановившись на этом начал звонить по указанным в объявлениях телефонам. Выслушав меня, вежливые женские и мужские голоса диктовали мне адреса своих офисов и назначали время встречи. Взяв нужные суммы денег, отправился по этим адресам. Отправился не один, трое из ОМОН сопровождали меня. Они были в гражданской одежде, но их сущности это не меняло. Её определяли мгновенно. Правильность своих выводов понял по реакции на них хозяев офисов, куда мы приходили на встречу. Нет, их не боялись в момент заказа услуги. Тайные счета за границей открывали и чиновники, и бандиты, и обычные граждане.
  Просто "добрые помощники-обманщики" с первой и второй категорией клиентов не связывались, знали, чем это для них пахнет. Они принимали людей входивших в третью категорию и работали только с ней. Это было менее опасно для здоровья и жизни мошенников. Человек, пришедший в сопровождении людей от которых пахло опасностью, относился к одной из первых категорий клиентов. Поэтому в пяти из семи посещённых мной офисов мне ответили вежливым отказом и только в двух выполнили мой заказ. Разговорившись с приятной женщиной, хозяйкой одного из двух офисов, к моему сожалению пребывающей замужем и имевшей двух детей, узнал, что мне ещё повезло вытянуть только пять пустышек, обычно приходилось побегать. Вздохнув, облизнувшись на формы хозяйки офиса, простился и ушёл ..., с завистью думая о том, кто был отцом её детей. О том, что можно сделать её своей любовницей, подумал недели через три. Но ехать назад в тот офис мне было лень.
  Вот так, я стал обладателем двух номерных счетов, управляемых по факсу и счёта у биржевого брокера биржи Франкфурта на Майне. На эти счета Виктор и будет перечислять мою долю. Наличные мне были не нужны, тех, что платили мои коллекционеры, мне хватало с избытком. В российских банках имел два счёта, рублёвый и долларовый, на них лежали очень небольшие деньги. Предпочитал не светиться. Сказки о тайне банковского вклада в нашей стране относили к разделу мечты наивного человека.
  Виктор ушёл. Мои расстроенные сопровождающие, с сожалением поглядывая, на оставленную ими на столах шаровую еду, последовали за ним. Не сомневаюсь, что их разрывала классовая ненависть к этому "новому русскому", который не пообедал сам, а главное не дал пообедать им. Сволочь!
  Наверно уместно заметить, что "новыми русскими" тогда называли тех, кого теперь называют "олигархами". Проводив всех взглядом, я остался обедать в одиночестве. Делал это из принципа, не сомневался, что официант включит в счёт все заказанные блюда, даже не принесенные. В своей прозорливости убедился при расчёте, но оплатил счёт, молча, правда, денег дал под расчёт без чаевых. Так прошёл этот день.
  Вскоре новый канал заработал. Вначале со сбоями, но здесь приложил руку гражданин ФРГ, немецкий партнёр Виктора, бывший наш однокашник Лёня. Он решил немного занизить полученную выручку за сданный на аукцион товар. Ему не повезло, его попытка не прошла, я изобличил его. Тогда с интернетом ещё в нашей стране было сложно, но здесь меня выручили мои коллекционеры, с которыми работал напрямую. Они состояли в переписке со многими коллегами из-за рубежа, те и присылали им вестники аукционов. Дальше было просто. Я находил в выставленных лотах свой товар и узнавал, за какую сумму он продан. Маржа аукциона была известна. Так вычислил украденную сумму, которую озвучил Виктору плюс штрафные санкции. Тот взял Леню за грудки. Лёня возвращал, присвоенные им деньги, штраф и получал тотальную проверку. Виктор подозревал, что он так же ворует во всём. Эти их разборки меня не касались. Но этот контроль, аспирантура, подготовка описаний товара, статьи в газеты и журналы, отнимали всё моё время.
  У меня были деньги, вокруг были всевозможные блага доступные за них, а я пахал с утра до глубокой ночи, без выходных и праздников. Такая жизнь была настоящей каторгой, а не жизнь обеспеченного человека. Ещё масла в огонь подливали родители и дедушки с бабушками. В редкие встречи они донимали меня, требуя дать им внуков. Мои объяснения, что сам их родить не могу, их не удовлетворяли. Так пролетел год.
  Когда вернулся к жизни страны, было 20 декабря 1997 года. Это было время появления новой моды у богатых "Буратино". Праздники требовалось встречать в дорогих отелях за границей и никак иначе! От моды решил не отставать и в туристической фирме "СВЕТАЛ" заказал путёвку в испанский город Барселону, в пяти звёздный отель "МАНЖЕСТИК" с 24декабря по 5 января уже нового 1998 года. О том, что это будет судьбоносный год для России и меня? Тогда не знал и не предполагал.
  24 декабря 1997 года ИЛ-86 лучший лайнер нашей страны тех лет унёс меня в 14.45 к новым впечатлениям. Летел, понятно, заняв кресло бизнес класса. Полёт прошёл нормально. Двухкомнатный номер-люкс в отеле был шикарным, а дальше начались минусы. В отеле основную массу туристов составляли немцы, французы, итальянцы. Моих соотечественников было немного и они в основном пропадали в номерах, квасили. Так у нас было принято отдыхать с давних времён. Сопровождали их в основном молодые спутницы, явно не жёны. Была только одна семейная пара, но он квасил, а она с утра до вечера делала шопинг, поддерживая иностранных производителей. Иностранцы свободно общались между собой на английском. Попытался общаться с ними и я, но мой английский они не понимали, как не старались. Отстал от них, сделав для себя заметку, исправить это. Что мне оставалось? Квасить? Не хотелось. При моих физических данных это было очень просто. Рост 171, вес 65, размер одежды 46 и очки. Много ли надо такому субъекту? Осталось одно. Моя персональная переводчица Лена, была блондинкой ростом 178 см, 90х60х90, вот и начал охоту на неё. О том, что я не охотник, а дичь, узнал быстро, буквально на третий день.
  В отличие от нас в Европе бурно празднуют Рождество, а не Новый год. Отель украсили шарами, гирляндами и в ресторане отеля организовали празднование с Санта Клаусом, артистами, праздничным столом. Было очень весело! Днём 26 декабря я проснулся в постели с двойной головной болью. Первая была, как опять ошибочно думал самой важной, болела моя бедная голова. Вторая, тогда показалась второстепенной, рядом спала Лена. С трудом встал. Принял душ, выпил водки из бара. Головная боль ушла! Обрадовался. Но моя радость длилась не долго. Вскоре проснулась моя, вторая головная боль и началось ..., только отключившись от действительности испытал облегчение. Увы! Следующий день показал все мои ошибки насчёт охотника и дичи, и насчёт главной головной боли. Едва вернувшись к жизни, приведя себя в более-менее приличное состояние, мы начали шопинг. Лена возила меня по дорогим ювелирным магазинам и усердно опустошала мой кошелёк. Денег было не жалко, жалко было крушения своих иллюзий и себя. Утром 28 декабря, не взирая, на цену, купил билет до Москвы и улетел, пока Лена спала. Только когда самолёт взлетел, понял что такое радость жизни. Счастлив был безмерно!
  Прилетев в Москву, сразу поехал к родителям, с ними и встретил Новый год. Полученный опыт осознал и решил выполнить пожелание родителей, жениться! Принять такое решение было легко, а вот выполнить его оказалось трудно. Вначале провёл ревизию всех своих знакомых женского пола, с которыми сталкивался по жизни и работе. Здесь меня постигло первое разочарование. Нашёл только двоих на кафедре, где окончил аспирантуру и защитил кандидатскую. Одна была на семнадцать лет старше меня и имела дочь 17 лет. Вторая была уже бабушкой. Не порадовали меня и сотрудницы моего музея, были ровесницами моих бабушек. Оставались ещё студентки факультета исторического и все студентки МГУ, плюс все молодые девушки Москвы и пригородов. Выбор был огромный, но как его осуществить? Вот этого и не знал.
  К кому обратиться за советом человеку, у которого нет друзей? Понятно, к матери! Так и сделал. Она единственного сына не бросила, развила бурную деятельность. Её соседки по дому, сотрудницы, подруги включились в поиск невесты для меня. Занимались этим усердно, так усердно, что я был вынужден лечь на дно, затаиться. Сил выдержать их помощь не было.
  Но оторвавшись от каторжной работы, решил попробовать разгульную жизнь. Оказалось, слететь с катушек было не трудно. О том, как буду останавливаться? Не думал.
  Новая жизнь изменила и взгляды, и нравы, и людей. Наверно проституция была и раньше, но не такой откровенной, массовой. По крайней мере, я её не знал. Зато теперь! Старинная Тверская вечерами была полностью во власти жриц любви. Познакомившись с ними, узнал о существующёй классификации и ступенях этого сословия. Самую низшую ступень занимали "плечевые" или трассовые и вокзальные, дальше шли уличные. Элитой были гостиничные, ресторанные, по вызову. Может быть, были ещё более элитные, но я пользовался той элитой, которую перечислил. Низших классов боялся по понятной причине. Заразится экзотической болезнью, от связи с ними было легко, вылечиться от любой болезни теперь в демократическом государстве было тоже не сложно. Избавиться от последствий, болезни и лечения? Это и было основной проблемой. Вот она и пугала. Поэтому предпочитал более дорогих партнёрш, наивно думал, что с ними можно ничего не бояться. Но осторожность соблюдал и с ними. Домой никого не водил, страшные истории газет и телевидения испугали меня, поэтому пользовался номерами гостиниц, из которых меня забирали мои ребята из охраны дома. Крупным парням мои мелкие габариты хлопот не доставляли, они транспортировали меня на моей старенькой "девятке" домой или к родителям. Буйным я не был и для отключения от реальности, мне много не требовалось, случалось, что даже оплаченную даму использовать не успевал, хотя они всегда утверждали обратное. Мобильные телефоны, которые можно было носить в кармане, уже появились. Они использовались наряду с пейджерами, ибо пользоваться ими было не дёшево, но я себе приобрести его позволил. Уходя с дамой, телефон оставлял сопровождающему вместе с кошельком. Осторожность была моей основной чертой.
  Знакомство со жрицами любви осложняло поиски спутницы, меняло моё мировоззрение и взгляд на женский пол. Особенно убивало то, что среди жриц любви были представительницы всех профессий и сословий. Студентки, замужние домохозяйки, искательницы спутников жизни. Когда задумывался над проблемой женитьбы приходил в ужас. Где найти невесту и как не вскочить в неприятность? Ответа на этот вопрос не находил. Бурчал о падении нравов и продолжал ходить к жрицам любви. Вспомнил, как когда-то пугали кулаки и другие враги советской власти крестьян колхозами:
  "Всё ваше имущество будет общим, а спать все будете под одним одеялом!"
  Наивные крестьяне этого боялись и поднимали восстания. Зато теперь мы все спим под общим одеялом, ложишься спать с одной, а просыпаешься с третьей и ничего. Восстаний не поднимаем и этого не боимся. Даже получаем удовольствие или деньги. Не все гуманитарии философы, поэтому о страшном или приятном будущем думать и говорить не буду. Изменить ничего не могу. Вот и вынужден был жить имеющимися реалиями.
  8 Марта в 1998 году выпало на воскресенье. Поэтому с утра субботы занялся покупками. Купил подарки для матери, бабушек, жены брата отца и племяннице, также накупил продуктов. Не забыл торт, водку, вино. Обычно 8 Марта завтракал с родителями и бабушкой матерью, а затем мы ехали к родителям отца. Традиция сложилась давно, я в силу приобретённой привычки поддерживал её. Но это не значило, что субботний вечер должен пройти зря. В этот вечер поехал в гостиницу "Орлёнок" на улице Косыгина. Здесь жрицами трудились студентки разных институтов Москвы, брали не дорого и номера для клиентов были у них под боком. Там же, в фойе гостиницы был и ресторан с неплохой кухней. Мне этот ресторан и его кухня нравились. Вот и поужинал в компании сопровождавшего меня охранника Игоря, утолил голод и начал осматривать имеющихся жриц. Мне понравилась крупная брюнетка, остановил свой выбор на ней. Договорился, снял номер, рассчитался. Затем привычно вывернув карманы, всё ценное вместе с указанием доставить меня к родителям передал Игорю. Он кивнул и ушёл в оставленную на стоянке машину, а я с "невестой" поднялся в номер. Бутылку шампанского и конфеты взял с собой. Разместились и начали оттягиваться. Моя "невеста" захотела водки. Заказал, нам принесли. Она выпила, я отказался и полез за оплаченными ласками. Увы, "невеста" закапризничала, отказала в ласках, понятно временно, деньги за них уже ведь взяла, но на неё нашёл "бзык", вот и предложила выпить ещё. Противиться, спорить мне было лень. Налил ей и себе, взял рюмку и отпил один глоток водки ..., вдруг всё вокруг изменилось, мгновенно всё вокруг окутала густая темнота, что-то блеснуло вдалеке ...
  
  Глава 7.
  
  ... И снова вокруг была беспросветная мгла. Страх охватил мой разум, но, несмотря на него, были и мысли:
  "Ёлки-палки! Вот попал! Кругом темнота, ничего не вижу. Неужели ослеп? Этого мне только не хватало! И так всё плохо, а теперь ещё и эта напасть. Ну, послала меня эта чучундра, с капризами попалась жрица. Подумаешь новость! Это ведь не в первый раз случается облом, пора уже привыкнуть, так нет, решил залить своё горе, выпить ещё этой водки, она оказалась палённой, а за такие бабки всучили мне её ..., сволочи! Вот и получил результат! Теперь навсегда ослеп! Эх, родителей жалко. Навесил на их шею ещё одну обузу. Нужно будет им сообщить об имеющихся заначках. Вот только жизнь начала налаживаться и облом. Лучше было бы сразу копыта отбросить!"
  Если бы мог, то ещё и мысленно зарыдал бы, но сделать этого не мог и просто перестал мыслить. И вдруг понял, что рядом кто-то или что-то есть, уловил какие-то образы:
  - Ни фига себе! Это что за коммунальная квартира! Ты кто? Зажги фонарик или спичку, а то темно! И вообще, где это я?
  Несколько мгновений было тихо, но неожиданно получил ответ:
  - Ты кто? И как ты оказался в моей голове? Отвечай!
  Сказать, что я испытал шок? Это не сказать ничего. Но одновременно ощутил и страх, и радость. Я был не одинок! Но почему он говорит, что я в его голове? Разве такое возможно? Главное не показать свою растерянность и страх, всё равно ничего изменить не могу. Смирюсь, а там посмотрим.
  - Вот и хозяин коммуналки! Ну, привет! Чего бухтишь? Можно подумать я сам к тебе заселился. Уйми свои амбиции и дай подумать. И так. Водка была палённой и осуществила перемещение моего разума, поместила его в чужую ёмкость. Дикая мысль из раздела набор глюков алкаша. Но с этим придётся смириться, как с уже свершившимся фактом. Раз это приняли? Пойдём дальше, начнём по порядку. Два разума в одной голове? Это значит, это значит ..., что они отключены от информации всех внешних рецепторов тела-носителя! Ведь вся информация от внешних рецепторов поступает в мозг. Значит нужно подключиться к мозгу. Как это сделать? Подсмотреть ответ негде, компьютера нет ..., стоп! Компьютер ведь нужно включить, а включатель должен быть один. Слушай, сосед! Замри и ничего не думай. Начинаю эксперимент! Я парень честный, потом тебе всё расскажу и научу, как это делать. Будем учиться мирному сосуществованию. Иначе нам не выжить. Согласен?
  Ответом мне была тишина, вот и принял её за согласие. Начал разные эксперименты, пытаясь соединить свой разум с чужим мозгом. Как это получилось? Толком вначале не понял, но с четвёртой попытки мне удалось "подключиться" к чужому мозгу. В моё сознание хлынули картины помпезной обстановки большой комнаты с огромной кроватью. Чужой разум подсказал мне, что это его опочивальня. Вот это да! Обилие золотого шитья, тяжёлые занавеси из бархата, всё говорило о том, что это или музей, или королевская опочивальня средневекового замка. Мой разум-сосед пребывал в унынии. Пришлось тормошить его, мучить расспросами. Моя настойчивость победила его молчание, и я узнал его проблемы, они были не радостны ни для него, ни для меня. Уже третью декаду он был обладателем лежащего неподвижно тела. Тела, за которым ухаживали слуги, ибо сам не мог шевельнуть даже пальцем. Вот обрадовал! Это надо же было угодил в тело калеки. За что мне такое наказание? Начал лихорадочно думать за что? И уже через несколько минут получил такой длинный список своих грехов, что решил не гадать. Да и думать дальше было сложно, меня отвлекали ..., это тело "купали". Так пояснил эти эротические ощущения разум хозяина тела. Весьма привлекательные практически обнажённые девушки обтирали его обнажённое тело влажными тряпками и натирали маслами. Делали они это усердно ..., и везде. Мой разум был в восторге от их действий, все ощущения ухитрялся получать, увы, только от зрительного нерва и собственных фантазий через полу прикрытые веки глаз. Было несколько неудобно, но я откровенно наслаждался их прикосновениями. Не удержавшись, разразился восторженными мыслями:
  - Класс! Так ты кто? Местный босс или олигарх? Комната у тебя не хилая! А девочки высший пилотаж. Это мечта! Дорого берут? Трут классно! Слушай! А почему у твоего тела такая слабая на них реакция? Ты это, ну случайно не ..., да ладно не моё это дело! Смотрю и уже ловлю кайф! Эх, жаль, что твоё тело подкачало. С каким бы я удовольствием их...
  Разум хозяина тела отвлёк меня от моих фантазий. Он рассказал о поразившей его болезни, о неподвижном теле и беспомощных конечностях. Рассказал и о том, что он наследник престола объединённого государства материка ОВАТ АРЕТ АРИД и что это его служанки, с которыми он мог развлекаться, когда хотел. Но сейчас, увы, не может. Я слушал его и сетовал на подлую жизнь:
  - Нет, это надо же! Впервые крупно повезло за все годы. Попал в рай! Бери всё подряд и пользуйся. Ни тебе отказов, ни возражений, ни затрат. И вот проблема "видит глаз, а куснуть ..." Нет, это натуральное издевательство! Или ты мне это говоришь специально? Чтобы я твоё добро не трогал?
  Убеждать меня, в правдивости своих слов он не стал, просто отключился. Поверить я ему не поверил и пробовал добраться до сути дев долго и старательно. Но даже неудача меня не убедила в правдивости его рассказа. Я долго требовал прекратить блокировку управления его конечностями или хотя бы одним, нужным мне органом. Но этот жмот, просто не реагировал на мои требования, упрямо молчал. Вскоре пришёл его дед, и мы поменялись местами. Теперь к мозгу было подключен его разум, а мой ..., предавался мечтам, строил свои хитрые планы.
  Так мы и жили почти декаду, постоянно подключаясь по очереди к его мозгу. Так сказать, "распиливали удовольствие жизни". Мой сосед с моим присутствием освоился, спрашивать меня обо всём непонятном ему, не стеснялся. Объяснял ему всё просто. Представлял предмет визуально, а он, увидев его, постигал его назначение. Наши разумы, заключённые в неподвижном теле, нашли себе занятие. Рассказывали друг другу о себе. Я рассказывал ему о своей жизни, о своей учёбе, обо всех мечтах, о своём мире. Только ничего не говорил о своём бизнесе. Его это не касалось.
  Мы выяснили, что до нашей встречи, я жил в теле парня другого мира на планете Земля. Моё государство называлось "Россия" и правил там "президент". С названием государства он разобрался, а вот с "президентом" не смог. Я мысленно показывал ему образ человека, которого мы избирали "народным голосованием". Понять этого процесса он так и не смог, вот и решил, что это Властелин, как и его дед, а всё остальное просто игры наших чиновников. Такой трактовке я противился, но потом сдался, обозвав его "продуктом феодального общества", которое потом заменил одним словом "чурбан средневековый". Он обиделся, ответил мне, что я просто обычный "тар" и мысленно представил это животное. Я посмотрел на этот образ и от меня пошли волны веселья, нарисованный им образ я назвал "мулом". Это название вызвало веселье его разума и волны веселья, заменяющие нам смех, залили мозг его головы, вместилища наших разумов.
  Так мы притирались друг к другу, за этим общением он забыл о своей болезни и начал наслаждаться прелестями окружающей жизни вместе со мной. Как-то попросил меня показать ему моё тело. Я не отказался. Нарисовал ему образ огромного мужика с горой мускулов, но он мне не поверил. Попытался убедить его в своей правдивости, но потом плюнул. Признался, что это образ моего кумира, "ШВАРЦНЕГЕРА", а я выгляжу так ...
  Увидев образ худого, невысокого парня, в очках, он долго испускал волны веселья. Я обиделся, и целый час не общался с ним. Пока ему не стало стыдно за своё поведение. Оправдываясь, он объяснил мне, что его развеселили прозрачные, выпуклые круги на моих глазах. У них такие "ловы" вставляют в подзорные трубы, а не в глаза. Я принял его извинения и объяснил ему, что это "очки", которые носят люди с плохим зрением. На этом наша ссора закончилась.
  После более близкого знакомства и устранения разногласий мы соседствовали в его голове дружно. Люди его расы были на более низкой ступени развития, многое не знали и я рассказывал ему о моём мире и всех его чудесах. Мои рассказы о той моей жизни очень интересовали его, занятый их обдумыванием и попытками понять ту жизнь, он часто пропускал свою очередь подключаться к собственному мозгу. Заметив это, я рассказывал всё, что помнил и что мог выдумать. Он слушал внимательно, завидовал мне, а я тащился, от благ их феодализма. Роскошь его покоев и тела безотказных служанок были для меня откровением, главной моей мечтой было чаще пользоваться всем этим. Он меня не понимал, для него эта жизнь была привычной и пресной, но балдеть мне, он не мешал. На его вопросы, как наше тело? Ещё не бегает? Я всегда с глубоким сожалением и скорбью отвечал:
  - Увы, нет!
  Он мне верил, но однажды ..., докопался! Узнал, что я уже второй день усердно хлопаю по попкам его служанок и не менее усердно пытаюсь добраться до их тугих грудей. При этом кое-какой орган даже начинал реагировать, на мои ощупывания этих прекрасных тел. Понятно, попавшись на лжи, я ждал, что он будет стыдить меня, читать так полюбившуюся ему "нотацию", но он поступил иначе. Он просто отогнал мой разум и подключился к своему мозгу. Мне было немного стыдно и мой разум, отрешенный от его мозга терпеливо ждал, пока он успокоится и по справедливости уступит мне своё тело. Прервал он меня на самом важном месте, одной рукой я добрался до груди одной служанки, а второй ...
  Даже говорить не хочется, ведь я был на миллиметр от самого заветного места второй служанки и ..., такой облом! Этот изверг даже слушать меня не стал. Мои просьбы подождать всего лишь минутку, не удовлетворил. Хам, изверг! Узурпатор!
  Он должен был быть благодарным мне! Ведь это только благодаря моим стараниям и стремлениям эта декада стала для его тела такой продуктивной. Оно уже начало вставать и двигаться самостоятельно. Всё это стало возможно только благодаря мне! Я постоянно восстанавливал все функции его тела, тренировал его. А он был неблагодарным разумом и постоянно упрекал меня, что я усердно использую его служанок. Хотя они к этому относились спокойно, он же сам говорил мне, что такова была их дополнительная обязанность. В один из дней в сознании моего соседа появился одноглазый лик. Его глаз внимательно всмотрелся в его тело, довольно улыбнулся и это лицо исчезло. Я заметил его и удивлённо передал его разуму:
  - Ёлки-палки! Так у тебя собственный ПОЛИФЕМ есть? Вот это прикол!
  Его разум ответил изумлением:
  - Ты о чём? Знаешь это лицо? Такие особи живут среди вас?
  Волны восторга, заменявшие нам смех, устремился к его разуму. Он создал для меня образ, где его проекция бьёт мою хилую стать. На меня это почему-то подействовало отрезвляюще. Я мгновенно успокоился и объяснил ему ошибочность его вопроса:
  - ПОЛИФЕН это один из образов "Одиссеи" Гомера написанной им за несколько тысячелетий до нового исчисления. Это греческий эпос, рассказ о царе, путешественнике и искателе приключений Одиссее. Гомер описал встречу Одиссея с ПОЛИФЕНОМ одним из циклопов, проживающим на острове циклопов. Циклоп, это огромное человекоподобное существо с одним глазом посредине лба. Его лицо было идентично лицу, которое мы только что видели, поэтому я и назвал его этим именем. Останки этих циклопов никогда не находили, поэтому их считают существами мифическими. Расскажу тебе этот отрывок из "Одиссеи", песнь девятую, где Гомер описал их встречу ...
  Дальше я передавал ему зрительными образами и мыслями эту историю. У нас были трудности с летоисчислением и временными границами, понять их и состыковать с принятым исчислением в моём мире, нам не удалось, и мы этот вопрос пропускали, как и некоторые понятия. Так то, что я окончил университет и аспирантуру, он так и не понял. Не понял и моей специальности "историк" по полученному образованию. Сошлись на том, что это как звание "рол", которое получу он, сдав экзамен, после второго года обучения в малой манипуле кандидатов в "ролы". Но это было не существенно. Главное для него было то, что я рассказывал ему многое из истории войн своего мира. О знаменитой непобедимой фаланге Александра Македонского, самого молодого полководца в нашей истории. Он был великим, непобедимым полководцем и воином, погиб молодым, как и его отец. Рассказал о знаменитых боевых колесницах греков, персов, египтян, генуэзской пехоте, пунических войнах. Я бессовестно пользовался этим его интересом, заставляя уступать его мне очередь управления его же телом! При этом усердно гонялся за служанками, используя их тела. Охотился за ними усердно, возвращая подвижность его телу и положительные эмоции его мозгу.
  Прошло почти пять их декад. Его тело вернуло былую силу и сноровку. Получая доступ к его управлению уже их декаду, он уверенно проводил тренировки с легатами личной охраны его деда. Болезнь исчезла бесследно. Служанки омывали его тело, после занятий, смывая пот и натирая маслами. Я блаженствовал вместе с АРЕТОМ расслабившись, лежал и нежился в их проворных руках. В этот момент возникло лицо ПОЛИФЕМА, так теперь АРЕТ именовал своего одноглазого. Глаз всмотрелся в наше тело и удовлетворённо закрылся, лицо исчезло. И в этот момент всё вокруг меня померкло, мрак окутал мой разум, только вдали сверкала яркая точка. Мой разум потянулся к ней ..., яркий дневной свет ослепил мои глаза. Накатились слёзы, они сбегали по моим щекам, застревая в редкой растительности лица ...
  Растительности лица? Откуда она взялась? Ведь у АРЕТА на лице был юношеский пушок! Да что это твориться? Собравшись с силами, сморгнул слёзы, руками пошевелить не мог. Белый потолок, лампы дневного света ...
  Стоп! Какие лампы дневного света? Повертел головой, поводил глазами и едва не завыл. Моё тело, да моё хилое тело, лежало на кровати укрытое простынёй, из-под которой выходили провода, которые шли к приборам, а трубочка шла к капельнице. Мгновенно понял, что из рая я изгнан! Стало горько и обидно, сколько ещё раз мог ..., а теперь всё. Абзац!
  Противно запищал какой-то прибор. Но никакой реакции не последовало, никто не нарушил моего одиночества. Сам на писк прибора тоже не реагировал, мне было не до таких мелочей. Изгнание из рая переживал очень тяжело. Прибор наверно обиделся на общее невнимание и умолк. Прошло ещё около получаса, пока дверь в мою палату медленно открылась. В неё вошла моя мать, сгорбленная, резко постаревшая, шаркающей походкой она вошла в палату. Не поднимая взгляда от пола, она прошла к моей кровати и села на облезлый стул, стоящий возле неё. Только после этого она оторвала взгляд от пола и посмотрела на моё лицо, в мои открытые глаза. Мгновение осознавала увиденное, а затем заголосила:
  - Ты пришёл в себя? Слава Богу! Мы уже отчаялись, все глаза выплакали. Вот радость!
  Да, кому радость, а кому ..., только в это мгновение до меня дошло. Мои родители твёрдые атеисты до сих пор оставались убеждёнными членами партии большевиков. Её слова благодарения Бога, произнесенные её устами только что, поразили меня. Толи эти обвивающие меня провода, толи длительное неподвижное лежание на кровати, сковало моё тело, шевельнуть рукой не мог, поэтому только радостно улыбнулся матери. Её крик услышали, дверь палаты вновь открылась. В неё заглянула круглолицая, пухленькая блондинка. Похлопав ресницами, она исчезла, но вскоре вернулась с пожилым мужчиной в очках, не свежем халате и шапочке. Понял, что это врач. Не обращая внимания на причитающую мою мать, он осмотрел приборы, потрогал мой лоб, поводил пальцем перед моими глазами и радостно произнёс:
  - Чудесно! Прекрасно! Очень хорошо!
  После этого он замолчал. Мать, перестав голосить, достала из сумки конверт и вложила его в карман халата доктора. Замерший доктор ожил:
  - Видите? Мы победили болезнь! Больной практически здоров, завтра и выпишем, а может быть, Вы хотите сегодня? В виде исключения могу пойти Вам навстречу. Решайте!
  Мать растерянно заморгала. Доктор ответил сам себе:
  - Значит завтра! Аня, отключите его от приборов и уберите капельницу. Жду всех завтра.
  Кого всех? Я не понял. Причина моего невнимания была пухленькая Аня. Полупрозрачный халат позволял видеть её трусики и лифчик. Конечно, ей было далеко до служанок АРЕТА, но на безрыбье и ..., в общем, с интересом рассматривал её немного прикрытые прелести. Да и она помогала мне. Снимая провода приборов, присоски, датчики, касалась меня разными частями своего пухлого тела. От этих сладострастных млений меня отвлекла мать:
  - Верочка наша спасительница! Она постоянно возилась с тобой днём и ночью. Она такая чудесная девушка! Почти нам, как дочь.
  При этом мать сунула ей в карман халатика какую-то купюру. Я это заметил, а вспомнив своё одиночество и пищащий прибор в моей палате, очень усомнился, насчёт её слов, "возилась с тобой днём и ночью", но промолчал. Мать продолжала нахваливать Веру, петь ей дифирамбы. Понял, что, не успев очухаться от своей болезни, уже приобрёл себе кандидатку в невесты. Мать заливалась соловьём, а Вера, даже не краснея, согласно кивала головой. Уже почувствовала себя невестой? С этим решил разобраться позже, а пока терпеливо ждал освобождения от датчиков и проводов. Вера делала это не спеша. Как она не тянула время, но наконец, справилась и вынуждена была покинуть мою палату, оставив меня с матерью наедине. Мать уже успокоилась и смогла говорить спокойно, отвечая на мои вопросы.
  Так узнал обо всём, что пропустил, пока мой разум по чьей-то воле отсутствовал в моём бренном теле. Мать поведала мне, что ночью с седьмого на восьмое марта она получила мой подарок. Раздался звонок, она сняла трубку телефона, недоумевая, кто это может звонить так поздно. Дальше начались неприятности, ибо голос в трубке сообщил, что я в состоянии комы доставлен в муниципальную больницу. Подняв отца, она вместе с ним помчалась в указанное медучреждение. Больница уже отошла к предпраздничному сну, добиться какой-то информации было невозможно. Не очень удалось сделать это и утром. Дежурный персонал праздновал любимый всеми праздник женщин, предоставив больным и посетителям, заботится о себе самостоятельно. Родителям повезло! Отловленный ими дежурный врач, был не сильно запразднованным и за 200 деноминированных рублей посоветовал им прийти с утра в понедельник, запасшись деноминированными рублями. Так моё тело и пролежало почти полтора суток само по себе.
  В понедельник отец пошёл в школу, а мать отпросилась. Запасшись рублями, она уже в 8.00 была в больнице. Но ей пришлось ждать до 9.00 пока не придёт начальство и заступит новая смена. А дальше началось ..., отдельная коморка-палата 500 рублей, осмотр врача 300, консультация кандидата 1100, обмыть моё тело, сменить запачканное постельное бельё на принесенное ей из дому чистое бельё - ещё 300. Перечислять можно ещё долго. Тот, кто сталкивался с этим, сам знает, а кто не сталкивался, может и не поверить. Ведь медицина в нашей стране была бесплатна, а врачи давали клятву Гиппократа. Я не идеализирую то, что было раньше и не ратую за ушедшую страну. Тогда тоже всё было для народа "бесплатно". Для партийных бонз и чиновников существовало отдельное 4-ое управление МИНЗДРАВА, отдельные больницы, имеющие все лекарства и внимательный персонал. Простому же человеку за всё нужно было платить, платить и платить. Теперь для чиновников и присоединившихся к ним "новым русским" были дорогие страховки, лучшие врачи, отдельные палаты, зарубежные клиники.
  По существу ничего не поменялось, но говорю об этом не к тому, чтобы осудить или разоблачить, а к тому, что мои родители, потратив всё, что имели, теперь занимали везде. Для себя сделал выводы, что нужно хоть какие-то деньги хранить у родителей. Оставалось придумать сказку, откуда они взялись у меня? Но это отложил на ближайшее будущее. Пока предстояло решать имеющиеся проблемы. Завтра меня выписывают. Более месяца пролежавшее тело к такому испытанию было не готово, его придётся транспортировать, а для этого нужны деньги. В тот злополучный вечер свое бумажник и сумку я оставил Игорю. В сумке было две пачки стодолларовых купюр и три пачки по 500 рублей. С утра 7-го марта получил деньги от двух коллекционеров-клиентов, да и в бумажнике были деньги. Выслушав мать, попросил её позвонить Игорю, которого представил, как коллегу по работе, передать ему мою просьбу подъехать ко мне в больницу. Мать отправил домой, чтобы она успокоила отца и остальную родню. Она ушла. Через час примчался Игорь. Габаритного парня не остановили сёстры и местные старички-охранники, он метеором влетел в мою "палату" и радостно выпалил:
  - Босс, счастлив Вас видеть в добром здравии, а то лежали как бревно, когда Вас санитары выносили из номера гостиницы. Мы с ребятами уже думали, что Вы не жилец и начали искать приработок. Я уже сообщил парням, что Вы очухались, вот только все беспокоятся, есть у нас работа или нет? Обещал им уточнить у Вас. Вот Ваша сумка ..., там практически всё ..., точнее почти всё. Я Вам всё расскажу, отчитаюсь. Как я рад! Вы даже представить себе не можете, наше общее беспокойство. Ведь Вы всегда были самым лучшим нашим боссом ...
  Он трещал очень усердно и много, слушая его трели, заподозрил что-то неладное. Кивая головой и улыбаясь, не перебивая его, открыл сумку, посмотрел внутрь и поднял взгляд на Игоря.
  ... ну, вот я и говорю ...
  Продолжил он свой словесный понос:
  ... когда я сообщил парням о беде постигшей Вас, мы собрались все вместе на третий день и начали думать. Вы за апрель нам ещё не заплатили, а здесь такое горе. Ну, заглянули мы в сумку и решили, что это деньги нам на зарплату. Сначала взяли только то, что положено. Через неделю Костя позвонил в больницу и узнал, что Вы всё так же в коме. Мы собрались снова и решили, что нужно получить выходное пособие, а то вдруг Вы лапти откинете? Ну, и это ..., взяли ещё и за март, Вы же согласны ...
  Слушать его перестал, взял бумажник, заглянул в него и вздохнул облегчённо. Четыре 500, две 1 000 и 2 сотки долларов. Оставили мне мои честные благодетели! Быстро прикинул, что пока этого хватит. Посмотрел в глаза Игоря. Он покраснел и умолк.
  - Да что с вас взять! ФРИЛАНСЕР он и в Африке ФРИЛАНСЕР...
  Смотрел на реакцию Игоря на незнакомое ему слово. Конечно, мог бы назвать его ландскнехтом или рейтаром, но Игорь мог эти слова знать. Ему тогда было 23 года, в школе в советское время он учился и при тех требованиях эти слова мог знать. Поэтому назвал его и "парней" словом, имевшим тот же смысл, но точно ему неизвестным и наблюдал за его реакцией. Игорь справился с этим ребусом быстро. Подумав мгновение, как реагировать на мои слова, он решил просто принять их за моё одобрение их действий и радостно оскалился. Приказав ему быть на связи, отпустил его. Он не возмущаясь, кивнул, посчитал моё требование, справедливым вердиктом. Оно и понятно! Они ведь взяли деньги за март, а делать ничего не делали. Справедливые и честные парни служили мне! Игорь покинул палату.
  
  Глава 8.
  
  Оставшись один, принялся шевелить руками, ногами. Получалось не очень, но на скорое возвращение подвижности тела и не надеялся. Больничный персонал меня не беспокоил. Они уже "выписали" или "списали" меня со сферы своего внимания. Увы, не смотря на их решение, мои физиологические потребности остались без изменений. Это понял в то мгновение, когда они возникли. Встать и доползти до общего туалета не мог. Помучившись, использовал "утку", которую почему-то не забрали. За свою забывчивость получили откат. Получив облегчение, подремал и захотел есть. Спасло меня то, что пришли мать с отцом, принесли домашней еды. Только поэтому и не умер от голода. Мать исправила ошибку медперсонала и вынесла "утку", а я поел и уснул. Когда они ушли? Не заметил.
  Утром следующего дня мать к 8.00 уже была в палате. Пока я с аппетитом завтракал блинчиками и какой-то кашей, она снова вынесла использованную мной за ночь "утку". Медперсонал ко мне так и не добрался. Мне было неудобно, что мать выносит наполненную мной "утку", я предложил всё-таки найти кого-то из медперсонала и напомнить им об их обязанностях. Мать отмахнулась от моего предложения, только вернувшись с вымытым прибором неловко помявшись, сказала:
  - Знаешь сынок! С деньгами у нас плохо, а ещё нужно платить доктору и за твою перевозку к нам домой. Так что обойдусь без медперсонала, вынесу всё сама.
  Я обругал себя последними словами, достал бумажник, раскрыл его и отдал ей 4 000 рублей оставленных мне моими внештатными добрыми сотрудниками. ФРИЛИНГАМИ, как назвал их Вальтер Скот в романе "Айвенго".
  - Мам, возьми! Совсем забыл. Это вчера мне принесли зарплату с музея за март и премию за первый квартал. Обещали на днях занести деньги за лекции на кафедре в университете. Да и у меня отложенные деньги есть. Копил на подарки к 8 Марта. Выкрутимся! Я сейчас готовлю статью для одного журнала и возьму больше часов на кафедре, мне декан факультета предлагал до болезни.
  Мать просияла и радостно закивала головой. О том, что я защитил кандидатскую степень, родители знали и очень этим гордились. Хотя чем было гордиться? Моей зарплатой? Да я на бензин и оплату мобильного телефона тратил больше. Кстати, хорошо, что вспомнил о мобильнике! Посмотрим, кто нас разыскивал. Мобильник был отключен и батарея ещё не села. У меня была оплачена функция определения номеров входящих звонков. В те годы пакета услуг ещё не было, каждая функция оплачивалась отдельно, но у меня были оплачены все предоставляемые МТС услуги.
  Начал просматривать записи в журнале входящих звонков. Все повторяющиеся телефоны были мне известны. Настойчиво звонили покупатели-коллекционеры, это было понятно! Не понятным было только одно, Виктор мой принуждённый партнёр по незаконному бизнесу не позвонил ни разу. Обрадовался шакал? Это было поправимо! Не раздумывая, пользуясь тем, что мать ушла решать вопросы, насчёт моей выписки и доставки к ним, обзвонил всех. Даже того, кто не звонил.
  Тимофей Карловича и остальных поблагодарил за беспокойство, сообщил, что был далеко, вне зоны связи и поэтому был недоступен. Но теперь вернулся и обрабатываю собранный материал, квалифицирую и описываю новые раритеты, которые через 3-4 недели предоставлю им. От такой вести они теряли дар речи и просили разрешения одним глазком взглянуть или хотя бы услышать о том, чем я намерен порадовать их. Пришлось им напомнить о своих принципах, не изученный товар покупателю не представляю. Отнеслись с пониманием, но просили периодически звонить. Согласился. Гораздо более содержательным был разговор с "новым русским" бизнесменом, главой совместного немецко-российского концерна Виктором Зубовым. Трубку он включил на одиннадцатой посылке вызова и вальяжно произнёс:
  - Але?
  Ответил ему в рифму, узнав мой голос, он онемел, но отключиться не решился. Наш диалог превратился в мой монолог:
  - Чего притих? От радости или горя? Уже похоронил меня? Напрасно! Ты жук навозный отделаться от нас не надейся. Не станет меня? К тебе придут другие, я тебя предупреждал, не сирота я, не сирота! За последнюю партию товара деньги зажал, надеялся себе их оставить?
  Перечислил деньги на счета Виктор или нет? Я не знал. Проверить это можно было, только связавшись с банками и получив распечатки движения по счетам факсом. У моего неподвижного тела такой возможности не было, а другим я не доверял, но как оказалось, не ошибся. Виктор проблеял в ответ:
  - ... знаете ..., э-э-э ..., подвернулась очень выгодная сделка и я ..., э-э-э ..., пустил Ваши деньги в дело ..., это принесёт ..., то есть принесло Вам прибыль ...
  Ха! Он обращался ко мне на "вы"! Вот что даёт временное исчезновение! Уважение и прибыль. Ответил ему в прежнем тоне:
  - Прибыль? Это хорошо! Плюс штраф за самовольное распоряжение чужими деньгами. Понимаешь? Мы не можем уронить свой статус в глазах других сообществ, это будет проявлением слабости. Значит так. Переведёшь оговоренную сумму на счета сегодня же, и сегодня тебя посетят наши люди. Им передашь 50 000 рублями и 10 000 зеленью. Это штраф и проценты за задержку оплаты. Понял? Или проблемы со слухом? Ты нарушил все договорённости в первый раз, поэтому, для науки получил такое лёгкое наказание. Учти, больше поблажек не будет! Тебя овца простили по моей просьбе, всё-таки однокашник, пожалел тебя неразумного. Но если посмеешь ещё раз так поступить? Лёгким наказанием не отделаешься, на моё заступничество не надейся, обижаться будешь только на себя, свою жадность и тупость ...
  Телевиденье постоянно учило зрителей, что именно так разговаривают "крутые" парни со своими жертвами. Виктор жил в этой стране и вольно или невольно пропитывался этими стереотипами. Он слушал, молча сопел, принимая всё как должное. Понятно, что он выполнит всё указанное, вот она сила синематографа! О ней нам постоянно говорили партийные вожди той страны, которую они создали для народа или себя и были правы! Я отключил трубку, на душе было легко и хорошо. Увы, осталось ещё последнее. Набрал номер телефона и дал поручение Игорю:
  - Сегодня все скопом наведаетесь в офис Зубова. Заберёшь у него пакет и привезёшь его мне в квартиру родителей. Пока буду находиться там.
  Почему задействовал их всех? Хотел додавить Виктора? Нет, не угадали! Это была моя месть моим "ФРИЛАНСЕРАМ". Деньги за этот месяц сами себе выдали? Выдали! Вот это и будет их наказанием за самоуправство. Слабину допускать не имел права, почувствуют её, на голову сядут. Наёмники люди своеобразные, особенно из нашей страны.
  Мать занималась моей выпиской и проблемой транспортировки. С первым вопросом проблем у неё не возникло. Благодарность врачу и сестре сделали этот процесс быстрым. А вот с транспортировкой возникли проблемы. Вначале выяснилось, что делать это больница не обязана и нужно договариваться со скорой помощью в частном порядке. Мать пыталась отбиться от "частного порядка", но это ей не удалось. Она сдалась. Но здесь выяснилось, что "договориться в частном порядке" тоже непросто. Скорые помощи только привозили пациентов и сразу мчались за новыми пациентами. Толи народ становился более хилым, толи этих скорых помощей не хватало. Плюс к этому все родственники пациентов требовали прибытия скорой помощи немедленно, доставая диспетчеров и начальство. Измельчал народ! Ни здоровья, ни терпения не имел. После долгих поисков мать нашла решение проблемы. При больнице был морг и транспортное средство с носилками по доставке тел отмучившегося народа. Эти клиенты были более терпеливы и не скандальны. Экипаж транспорта именуемого в простонародье, "труповоз", состоял из водителя-санитара и санитара. Они согласились за вознаграждение отвезти моё тело к родителям, а затем ехать за своим очередным клиентом.
  С погрузкой моей бренной плоти в больнице проблем не возникло. Крытый УАЗ, без окон, но с медицинским красным крестом, на фаре, установленной на крыше над лобовым стеклом, дребезжа и скрипя, доехал до дома родителей. Водитель-санитар и санитар впервые делали непривычное для них дело, они пытались не вынести тело из квартиры, а внести его в неё. Опыта у них не было, а тут ещё мать бегала под ногами и причитала:
  - Пожалуйста, осторожно! Он так может вывалиться!
  Пару раз так едва не случилось, хотя я цеплялся за носилки, как мог. На лестничной площадке между первым и вторым этажом носильщики сдались, они заявили:
  - Знаете мамаша! Ваше тело очень подвижно, а пролёты не соответствуют нормативам. Считаем, что мы договорённость выполнили, дотащили вашего жмура, куда смогли, несите что-нибудь подстелить, будем его сгружать здесь!
  Мать взывала к их совести, говорила об имеющихся договорённостях, но они стояли на своём. Спор разрастался. Думаю, что санитар был из порядочных людей. Он понял мать, проникся к ней сочувствием и за дополнительное вознаграждение, согласился дотащить и затащить меня в квартиру. Из интеллигентов торговцы и бизнесмены получаются не часто. Моя мать исключением из большинства не была, не торгуясь, она согласилась на его условия. Я в их торг не вмешивался, ибо был занят, пытался угадать, как санитар собрался тащить моё тело? Смутное понимание было. Оно и подтвердилось! Подняв моё тело, он взвалил его на своё плечо и устремился вперёд. В моём далёком детстве дети из нашего двора играли в разные игры. Обычно меня в свои игры они не брали, за исключением, когда по ходу игры кого-то требовалось тащить. Вот тогда меня принимали охотно. Мелким был и сейчас, и тогда, поэтому опыт как болтаться на чужой спине имел. Увы, сказалось долгое отсутствие тренировок. Как я не старался, санитар трижды приложился мной о стены и дважды, о перила лестницы, но дотащил и сгрузил на старую софу. Дальше всё было проще. Дома был отец и приехавший его брат с сыном. Вскоре я лежал укрытый на белой простыне, тогда и перевёл дух. Но ненадолго. Мать сообщила, что она договорилась с Верой, та будет приходить к ним домой, делать мне уколы и массаж. Это была очень большая ошибка матери, но она поняла это позже, а я в тот момент не заподозрил, в её словах подвоха.
  В квартире родителей начала восстанавливаться обычная жизнь, она была такой и тогда в моём детстве и юношестве, когда я болел и лежал в большой комнате на этой же софе.
  Идиллию возвратившегося времени нарушил приход Игоря. Он принёс пакет от Виктора. Матери представил его, как коллегу по работе. Она начала суетиться, предлагая Игорю чая и перекусить. Он никогда от таких предложений не отказывался и радостно закивал головой, но я обломал ему удовольствие, сообщив матери, что он спешит. Игорь поскучнел, но возражать не посмел, понимал, первое, что был на левой работе, второе, что деньги за текущий месяц взял. Он наивно полагал, что я просто его отпущу, правда, не дав перекусить. Не тут-то было. Его работа на меня не закончилась. Дал новое поручение:
  - Езжай в лечебно-диагностический центр Дикуля и закажи за любые деньги консультацию и осмотр врача на дому с целью назначения курса реабилитации на завтра после обеда. Позвонишь.
  Игорь ушёл. Брат отца с сыном после семейного обеда собрались домой. Отец пошёл их провожать, мать на кухне возилась с посудой, а я распотрошил принесенный Игорем свёрток. Снял банковскую упаковку с двух рублёвых пачек, одну сразу положил на газету, она лежала под рукой. Со второй раскупоренной пачки отсчитал 37 купюр и положил на лежавшие, на газете, купюры. Остальное убрал в пакет и спрятал под подушку. Лежавшие на газете купюры, аккуратно в неё завернув, сунул под одеяло. По тем временам это была приличная сумма, те из народа кто получал 800-1 800 рублей, считались нормально обеспеченными людьми. Отложенное собирался выдать за свои многолетние сбережения, это как-то увязывалось с моей скромной зарплатой. Один вопрос закрывался! Позвал мать, отдал ей газетный свёрток и выдал подготовленную сказку. Она взяла и заплакала. Неужели все в старости только и делают, что плачут? Тогда мне старость не нужна! Плакать не моё хобби. Вернулся отец. Мать утащила его на кухню, показала отданный мной ей свёрток и захлюпала носом. Плакал ли отец? Было интересно, но через стены не видел, а вставать не мог. Поэтому просто задремал. Где-то читал, что сон лучшее лекарство, вот и проверял это на практике.
  Разбудил меня звонок мобильника. Звонил Игорь. Он сообщил, что завтра в 14.30 привезёт Айболита, выезд которого он оплатил из своих денег. Курс мечения будет назначен после осмотра. Квитанцию об оплате завтра передаст мне Сергей, Игорь работает в смене и приехать не сможет, поэтому завтра на подхвате будет Сергей. Вот она прелесть левых работников, свой рабочий день они устанавливают сами, как им удобно.
  На следующий день к 11 пришла Вера. Она сделала укол коктейля витаминов и массаж. Второе больше напоминало соблазнение. Она упорно касалась частей моего тела, руками, грудью и бёдрами. Конечно, до служанок АРЕТА ей было далеко по всем статьям. Это повторяю постоянно, но это правда. Одно воспоминание о них заставляло кровь двигаться быстрее по всем сосудам моего тела и ..., ну это тоже понятно.
  В 14.30 приехал Сергей с доктором. Матери сказал, что в мой социальный пакет музейного работника входит медицинская страховка, вот мой коллега и привёз доктора из страховой компании. Мать поверила. Доктор осмотрел меня и составил график процедур, так же представил договор и счёт. Как я и хотел у меня был персональный доктор, персональный массажист и тренер. Стоило это не дёшево, но экономить на себе не собирался. Здоровье бесценно! Об этом говорят постоянно с экранов телевизор, наши заботливые служители Министерства социального развития.
  Так началось моё возвращение к жизни. Через неделю уже ходил и почти самостоятельно двигался на небольшие расстояния. С помощью моих внештатных телохранителей мог спуститься по лестнице родительского дома и ездить на занятия в лечебный центр. Мать не огорчал, Вера так же продолжала делать мне завлекающий массаж, получая от матери по 100 рублей за каждый визит. Функционирование мышц моих органов восстанавливалось, но как оказалось тело оживало, а мой разум, уснул или наоборот не проснулся. По крайней мере, он меня от глупого шага не остановил. В этот день мать вышла в магазин, а Вера проводила свой массаж. За время пребывания в теле АРЕТА мой разум иногда управлял телом без размышлений. Увидел, ощутил, использовал. Так всё и произошло. Когда осознал все сделанное им же, мой беспутный разум ужаснулся.
  На софе рядом со мной лежала ошалевшая Вера, увы, голая и использованная. Успокоил себя тем, что она не маленькая девочка, в 23 года уже всё понимают правильно или как удобно, или как нужно. Оказалось, что Вера понимала всё, как удобно и как нужно. Узнал это быстро, но изменить сделанное мной, уже не мог, идти у неё на поводу не хотел, предпочёл от неё откупиться. Веру не осуждаю. Прекрасно её понимал. Девушка из Богом забытой деревни Тучково Тверской области, тоже хотела жить хорошо. Чем она хуже других, тех, кому повезло родиться в Москве? Не очень умна? Не красавица, ноги от ушей? Ну и что? Они ведь тоже есть и такие, и ещё хуже. Вот она и шла напролом к своей цели. Ей повезло! Попался я. Ну и ладно, значит таков предначертанный мне путь!
  Прошло ещё три дня, и я переехал к себе домой ... в квартиру бабушки. Понятно, что Вера явилась туда в тот же день со своим чемоданом и начала обустраиваться. Двухкомнатная квартира в панельной пятиэтажке, после съёмных комнат и комнаты в общежитии это хоромы. За эти дни до переезда от родителей я эту квартиру-склад почистил, перевезя свои "приобретения", из запасников музея и компьютер, в свою трёхкомнатную квартиру охраняемого элитного дома. В бабушкиной квартире остались вещи и мебель, ещё приобретённые дедом и бабушкой в далёкие годы их молодости. Вера осмотрела всё критически и рассказала мне, что мы купим нового в НАШУ квартиру. Новую мебель, новый телевизор, холодильник, сделаем ремонт, а пока пару недель, пока это будет делаться, мы поживём у моих родителей. Я её не перебивал, согласно кивал головой. Вера перешла к нужной ей одежде. Норковой шубе, костюмам, платьям, обуви, не забыла и украшения. Она дошла до обручального кольца с алмазами, когда поняла, что лучше всего всё записывать на бумаге, иначе можно что-то упустить. Схватив первую попавшуюся ей под руку тетрадку, которая осталась ещё с давних пор моего ученичества, она начала всё записывать сначала. Я продолжал кивать головой, наливаясь торжеством, злой радостью, от мгновения её скорого протрезвления, "ведро холодной воды" уже приготовил ...
  
  Глава 9.
  
  Никогда не мог подумать, что я такой нехороший человек. Но вскоре это выяснилось. Предложил Вере против каждого пункта её списка ставить примерные цены. Она согласилась. Оказалось, что в ценах она разбирается прекрасно, да и простейшее действие математики, сложение, постигла в совершенстве. В результате этого в конце списка появилась сумма почти в 700 тысяч рублей, по тому курсу около 130 тысяч долларов. Именно в этот момент и проявилась моя подлая натура. Скромно поинтересовался:
  - Скажи, сколько в месяц имеешь ты?
  Вера удивлённо посмотрела на меня:
  - А какое это имеет значение? Я завтра уволюсь, мне ведь придётся заниматься приобретением всего этого, контролировать ремонтников, обустраиваться. Какая работа?
  Согласно кивнул и перешёл к главной гадости:
  - Понятно! Итак, считаем. Моя зарплата научного сотрудника, с доплатой за кандидата наук, составляет 2 164 рубля на руки в месяц. Считаем часть, чуть больше половины на питание, квартплату и другие расходы, остаётся 1 000 рублей в месяц. Это при жёсткой экономии. Итого нам при благоприятных обстоятельствах нужно 700 месяцев или 50 лет ...
  Вера смотрела на меня, как на безнадёжно больного головой:
  - А причём здесь твоя зарплата? Кстати, почему она у тебя такая маленькая? Я работаю на полторы ставки плюс остальное и имею 2 500 в месяц. Ну а деньги дадут твои родители. Отец всю жизнь работает директором школы, мать работала завучем, работает и сейчас, можно подумать, у них денег нет! Вон за время твоего лежания в больнице они докторам, сёстрам и санитаркам отстегнули тысяч 20, если не больше. Наверняка отдали не последние деньги.
  Я назвал ей зарплату отца и матери, но она не поверила. У них в деревне школы не было, школа была в соседнем селе, так директор школы и завуч были самыми обеспеченными людьми. А как богато они должны жить в Москве? Своё неверие в мои слова она не высказала, сказала, что сама поговорит с моими родителями. Я решил ей не мешать, её разговор будет очень кстати, пора отучить мать искать мне жену. Мои объяснения и уговоры на неё не действовали, пусть пообщаются. Странно, но разговора о нашей свадьбе Вера не вела. Это подразумевалось или как?
  Сославшись на плохое самочувствие, лёг на старый диван в столовой. Вера не настаивала на нашем общем ложе, ей ещё предстояло обжиться и всё услышанное обдумать. Понимал, что ей нелегко. Ведь ей предстояло решить очень сложный вопрос. Толи я врал ей насчёт имеющегося благосостояния, толи всё для неё складывается очень хреново. Птицу счастья она не поймала! Не повезло. Я не принц на белом коне, а обычный теперь российский нищий, с советско-российскими нищими родителями. Это было ужасным прозрением. Как понял, с выяснением истинного положения вещей она не задержалась, в одиннадцать часов следующего дня, примчалась мать. Вера по дороге в больницу успела её посетить. Возмущённая мать почти час рассказывала мне о Вериных вопросах-допросах. Молча, выслушал её, а затем ехидно поинтересовался:
  - Мам! А разве не ты говорила, какая она чудесная девушка?
  Мать промолчала и засобиралась домой. Это было очень своевременно, ибо за мной приехал Игорь, подошло время принятия лечебных процедур, я убыл к докторам. Когда твоё тело массируют, осматривают, думать можно о чём угодно этим и занимался. Я не был маленьким мальчиков, не был и восторженным, романтическим юношей, да и Вера не была девушкой или правильнее сказать женщиной, способной вскружить голову мужчине, тем более, такому старому цинику, как я. После той первой близости, меня к совершению этих действий с ней не тянуло. Понять, чем это вызвано? Не мог и обратился за помощью к сексопатологу и психоаналитику.
   Естественно, выбрал самых именитых и дорогих. После их посещения конкретного ответа не получил. Оба говорили малопонятные даже мне вещи, но главное было то, что оба подчёркивали серьёзность проблемы, требующей прохождения курса, не менее десяти сеансов. Из этого понял, что это обычные паразиты, паразитирующие на людях. Вера тоже была паразитом, ей требовался организм, который будет питать, содержать её. Она не убирала в квартире, не готовила. Я вырос в другой обстановке и к такому не привык. Очевидно, всё это и вызывало во мне неприятие её, как спутницы жизни. Хочу сказать одно. Сегодня таких Вер обоего пола становиться всё больше, паразиты размножаются очень быстро, новая жизнь оказалась идеальной для них средой. Мне жаль нормальных людей, которых остаётся всё меньше ...
  Придя к таким выводам, решил, что затягивать петлю на своей шее это больно. Поэтому обдумывал план, как от неё избавиться так, чтобы это исходило от самой хозяйки петли, Веры. Кое-какие мысли крутились в моей голове. Взвешивал их, обдумывал. Особо не напрягался, хватало и других дел. Почти полтора месяца в моём бизнесе был застой, это нужно было наверстать в первую очередь, а проблема под именем Вера было вторична, не особо и страшная проблема. Окончив принимать процедуры этого дня, уже всё обдумал. Этим же вечером сообщил Вере, что меня отправляют в санаторий для восстановления. Утром убыл, не сообщив ей, куда и на сколько. Она не особо интересовалась этим, у неё были другие более важные вопросы. Кто будет платить за квартиру, свет и телефон? Может ли она получать за меня деньги по больничному листу, на моей работе или ей брать их у моих родителей? Сделав вид, что не услышал вопросов, я отвернулся и ушёл в ванную. Вера, стоя под её дверью, продолжила попытку, но ответом ей был только шум льющейся воды. Выйдя из ванной, внимания на неё не обращал. Она обиделась и пошла в занятую ей спальню, обдумывать создавшееся положение. Нервы у неё были или железные, или она была пофигисткой, через минут пять из спальни донёсся её здоровый храп. Это был ещё один её прикол. Но у меня были беруши и это на меня не действовало. Утром в 9.00 я уже съехал. У Веры в этот день было ночное дежурство, поэтому она честно спала.
  Съехав на свою квартиру, вздохнул свободно. Я уже чувствовал себя хорошо и с головой погрузился в работу. Время летело незаметно. Чёрный август 1998 года меня не затронул. Какие сбережения могли быть в российских банках у научного сотрудника музея? Конспирацию соблюдал строго! Все мои заначки и счета за границей, были в долларах, поэтому стал только богаче. Правда, мой домашний бизнес начал буксовать, коллекционеры переживали дефолт и покупки прекратили. Зато Виктор работал исправно, да и статьи публиковались. Последние только поднимали мой авторитет, как историка и сами были расходными, но это меня не огорчало.
  Когда мой разум вернулся из тела АРЕТА, у меня появилась мечта о собственном доме. Дефолт ударил по многим и многому, в частности увеличились предложения по продаже земельных участков с достроенными и недостроенными домами. Многие не рассчитав свои силы и средства, в нашей непредсказуемой стране это и не возможно, теперь сбывали свои амбиции. Всем срочно нужны были деньги, а мне мои мечты.
  Недостроенный коттедж в Куркино привлёк моё внимание. Участок в 16 соток был огорожен, имелась и подводка коммуникаций. Сторговался быстро, нанял дизайнера, прораба и работа закипела. В августе 1999 года моя мини-усадьба была готова. Коттедж, в три этажа, отдельный дом для прислуги и охраны, крытый бассейн с сауной, клумбы, газоны, трёхметровая ограда по периметру. Всё, как и мечтал. Одно любая мечта ставшая реальностью имеет и вторую сторону реальной жизни. Реальная жизнь это реальные дополнительные расходы. Передо мной встал вопрос об охране и прислуге. Первый решался просто. Мои внештатные охранники, соблазнились предложенным жалованьем, уволившись из ОМОН и ЧОП, и дружно перешли в мой штат. В качестве прислуги нанял семью из ближнего зарубежья, после чего переехал в своё "поместье". Всё интересное из запасников музея уже вывез, поэтому без сожаления покинул его, перейдя работать в институт археологии АН. Мои печатные работы были известны специалистам и признавались серьёзными, кандидатом наук был, вот меня и взяли на имеющуюся у них вакансию с небольшой по тому времени зарплатой. Кроме этого статьи, написанные мной, часто переводились и печатались в научных журналах за рубежом. Гением себя не считал, причину своей гениальности знал. Была она простой. За ваши деньги, любой каприз! Правдивость этих слов подтверждаю, проверено лично.
  Вера из бабушкиной квартиры и из моей жизни исчезла. Уговорил родителей продать их квартиру и бабушкину, взамен приобрести трёхкомнатную. Они согласились и нам сказочно повезло! За вырученные, от продажи этих квартир деньги, они купили трёхкомнатную квартиру в элитном доме с мебелью!
  Как Вы уже поняли, это была моя трёхкомнатная квартира, а я, добавив кучу денег к деньгам за их квартиры, купил двухкомнатную квартиру в этом же доме. Коттедж, коттеджем, а квартира-норка в Москве не помешает.
  Обзавёлся недвижимостью, охраной, прислугой. Всё как у людей! Дальше началась спокойная жизнь. Торговля имеющимся антиквариатом, вечерние развлечения с доступными жрицами любви и поиски невесты. В последнем, увы, не продвинулся. К сожалению, не везло встретить ту единственную. В глубине души уже был согласен встретить любую, с которой смогу прожить под одной крышей хотя бы ..., десяток лет. Главным условием было посадить дерево, родить детей, любого пола, дом уже построил. Главное, чтобы она его у меня не отобрала. Гарантировать это мне никто не мог, а фильмы и сериалы о том, как бывшие любимые и единственные отбирают всё, шли постоянно по всем программам. Вот и пойми, как быть. В этих трудах, поисках и сомненьях шли годы, уходила молодость, беспечность, азарт и желания ...
  ... Но моя жизнь, мои трудности не мешали жизни нашей страны. Она уверенно шла вперёд к победе демократии и новым экономическим отношениям. В стране появился новый президент. Как обычно возникла тревожная эйфория. Кто-то опасался его, копался в его прошлом, пугал им всех. Другие радостно вещали о грядущих переменах. Всё было, как всегда. Но я к этому всему относился безразлично. Глупой мыслью о том, что я, как представитель народа, могу влиять на жизнь государства, не страдал. Из истории знал, что такого никогда не было в прошлом, не будет и в настоящем. Даже главный пример демократии, новгородское вече, было фикцией. Кому-то чего-то обещали, кого-то банально подкупали, кому-то пудрили мозги красноречием и обычным внушением. Воздействие на психику человека, управление его поступками было известно давно и успешно применялось, даже не имея современной разъяснительной базы. На её создании кормились многие и кормились очень неплохо. В силу своих знаний, полученных в садике, школе, институтах и приобретённых пониманий жизни, жил своей жизнью. Вначале она была очень интересной и захватывающей. Путешествия по миру не стеснённого в средствах человека, было комфортным, интересным и познавательным. Теплые моря, жаркое солнце в любое время года, рестораны, казино, жрицы любви в неограниченном количестве, но с течением времени всё это утратило новизну, привлекательность и просто приелось. За внешней позолотой видел грязь и пот будней, обычную жизнь. Среди этих всех интересных и затем приевшихся вещей тогда подметил, но не осознал, одну странность. Постоянно меня тянуло на остров Родос и в предгорье Альп. Это уже было само по себе тревожным симптомом. Нормальные люди нежатся на пляжах, купаются в ласковом море, а я лезу в горы. Впору обращаться к доктору со своими отклонениями, но до такого не дошёл, стеснялся. Кому приятно признать себя ненормальным? Руководствуясь этим соображением, старался перебороть эту тягу и никому не говорил о ней. Было ещё одно. Когда попадал в горы в указанных местах, моё кольцо, которое когда-то приобрёл в Турции и очень похожее на одну половину кольца АРЕТА, начинало вести себя странно. Оно становилось тёплым. Но и это было не всё. В моём сознании возникали какие-то смутные образы, а ещё слышался шёпот, кто-то звал меня идти дальше в горы. Слышать голоса это разве нормально? Вот попробуйте рассказать о таких ощущениях кому-то и посмотрите на последующую после Вашего рассказа реакцию человека, любого, даже самого близкого Вам. Моё воображение мне эти реакции и слова рисовало очень правдоподобно, видел и последствия, поэтому всё держал в себе и скучал от серой, однообразной действительности. Так шли скучные дни и такие же скучные ночи. Даже во сне слышал зов и видел странные образы. Хотелось выть. Скажете, ещё один признак надвигающегося безумия? Впрочем, говорите что хотите ...
  ... В этот день всё не ладилось ещё более чем обычно. С утра поспорил с именитым доктором наук. Он пытался доказать мне, что в последней моей статье есть грубейшие ошибки. Причину его предвзятости знал. Кто-то пустил слух, что я собираю материалы и готовлю защиту диссертации с претензией на получение звания, доктора исторических наук, именитый профессор, доктор наук, перешагнул порог возраста 75 лет и опасался, что его потеснит "молодёжь" не дожившая до этого возраста. Руководствуясь этими страхами, он объявлял шарлатанами и незнайками всех. Он даже не подозревал, что у меня море своих проблем. Постоянно занятый мыслями только о своих проблемах я ни на его место, ни о защите какой-либо учёной степени, я даже не думал. Этого не было ни в планах, ни в мечтах. Но доказывать это было бесполезно, никто не поверит, тем более что все знали последнюю новость, меня пригласили на симпозиум в Германию. Понятно, пригласили за мои же деньги, но такого предположить не мог никто. Я продолжал на работе изображать мало обеспеченного молодого российского учённого. Ходил в простеньком турецком костюме с рынка, такой же рубашке, галстуке, туфлях. Ездил на работу на старенькой "девятке". У наших секретарш, младших научных сотрудниц, проходил по графе человека не интересного ни для роли любовника, ни для роли мужа-рогоносца. Это меня радовало, отрывался на стороне и был доволен всем. Но в этот день мне испортили и эти планы отрыва. Виной этого был Тимофей Карлович, мой клиент-коллекционер, он попросил меня вместе с ним посетить его друга детства, который просит о помощи. При этом Тимофей Карлович ничего конкретно не говорил, но просил меня оказать ему помощь. Отказывать своему старому покупателю не хотелось, в своё время он очень помог мне начать мой "бизнес", это помнил и был ему благодарен, поэтому согласился на эту встречу.
  Тимофей Карлович заехал за мной. Я мог бы приехать и сам к месту встречи, но он настоял на том, что заедет за мной. Согласился и с этим. Ехать оказалось не долго. Приятель Тимофей Карловича жил в "сталинском доме" на набережной, носившей имя товарища Фрунзе.
  Уже давно заметил одну интересную деталь. Все знакомые мне коллекционеры были людьми из бывших партийных и государственных служащих ушедшей страны, они тогда были около благ власти и народных денег, а сейчас они просто были людьми состоятельными, владельцы, соучредители крупных фирм, банков. Естественно имели коттеджи, особняки, квартиры в новых элитных домах, но своих старых, в "сталинских домах", квартир не бросали, часто жили именно в них. Ностальгия или память об ушедшей молодости? На этот вопрос ответа не находил, но эти факты видел. Вот и сейчас машина Тимофей Карловича стояла перед парадным такого дома. Мы вошли в парадное, миновали вахтёра и лифт, кстати, всё было в отличном состоянии, эта увешанная зеркалами кабинка с деревянными панелями обшивки стен, доставила нас на пятый этаж. На площадке было три двери. Старые, дубовые двери, стоили теперь сами по себе не малых денег, сама площадка была чистая с растениями в кадках и двумя картинами на стенах. Создавалось впечатление, что попадаешь в остановившееся, законсервированное время прошлой жизни, тоже не бедной. Сейчас много говорят о застое, нищете того времени. Получается, если верить всем этим разговорам и статьям, получалось что тогда, как и сейчас было расслоение общества, застой, нищета для многих людей и совсем другая жизнь для избранных. Что изменилось? Ведь наши олигархи были те же люди из той власти или дети людей из тех руководителей и высших чиновников той власти. Ничего не изменилось. Странные мысли и рассуждения для человека, который тоже не честным путём приобрёл своё благополучие? Но осуждать других это наше хобби. Недаром народная мудрость гласит:
  "В чужом глазу соринку найду, в своём бревно не замечу".
  Обычно осуждать себя, критиковать, мы позволяем только самому себе. Я тоже такой, как и все! Поэтому на этих крамольных мыслях долго не задерживался, обстановка этого не позволяла. Нас ждали. Звонить в двери не пришлось, очевидно, вахтёр сообщил о нашем приходе. Двери одной из квартир были открыты, в них стоял плотный мужчина лет 65 в тёмном костюме, белой сорочке с галстуком. Посторонившись, он пригласил нас войти. С Тимофеем Карловичем они обменялись рукопожатием и похлопыванием по плечу. Мне же досталось только рукопожатие, и мужчина представился:
  - Борис Антонович!
  Я представился. Вслед за хозяином мы прошли в гостиную. Большая комната, гобелены, мебель из морёного дуба, посредине комнаты большой стол с холодными закусками. По приглашению Борис Антоновича мы сели к нему. Выпили за знакомство, поковырялись в закусках. На этом с едой покончили и по приглашению хозяина перешли в кабинет. Комната размерами была меньше первой. Вдоль стен стояли стеллажи с книгами, большой резной письменный стол, в углу комнаты стоял журнальный столик, обтянутый кожей диван и два обтянутых такой же кожей кресла. Мы сели на эти явно антикварные предметы и тот час двери кабинета открылись. В комнату въехал сервировочный столик, на нём стояли чашки, кофейник, чайник, бокалы и бутылка коньяка. Но это всё не заметил, моё внимание привлекла женщина толкавшая его. Она была или моя ровесница, или несколько младше. Не красавица, но что-то в ней было такого необычного. Глаза? Улыбка? Черты лица? Этого сказать и объяснить не могу, просто от неё исходило какое-то тепло. Осторожно наблюдал за ней. Столик подъехал к хозяину дома, он тепло улыбнулся женщине:
  - Спасибо, Дина! Дальше мы разберёмся сами. Может, посидишь с нами?
  Женщина улыбнулась в ответ:
  - Спасибо за приглашение! Но мы с Лёшкой уходим, я ему обещала сходить покормить голубей. Извините.
  Повернувшись, она ушла, закрыв за собой двери в кабинет. Странно, но я продолжал думать о ней. От этих мыслей меня отвлёк хозяин квартиры.
  - Евгений! Благодарю Вас за то, что откликнулись на моё приглашение. Не буду Вас томить, изложу свою просьбу. Я не коллекционер, им был мой старший брат, он погиб и его коллекция досталась мне. Тимофей рекомендовал Вас, как знающего историка, мне нужно составить опись и краткое описание имеющихся предметов. Хочу предложить делать эту работу Вам. Сумму Вашего вознаграждения мы оговорим. Помогать Вам в этой работе будет Дина, она лингвист и близкий мне человек. Прошу Вас дать мне ответ на моё предложение сейчас. Пока Вы обдумываете его, предлагаю всем попробовать коньяк, это очень хороший армянский коньяк, а не эти импортные суррогаты.
  Он открыл бутылку, плеснув из неё в широкие бокалы, передал их каждому из нас. Я, как и все, понюхал содержимое своего бокала. Знатоком не был, но сделал многозначительное лицо и отпил глоточек. Горькая, огненная жидкость побежала по горлу, обжигая его. Что все находят в этом напитке? Понять не мог, но об этом предпочитал не распространяться, выделяться из толпы было глупо и опасно. Это знал точно. Да и занят в это время был другим, думал над полученным предложением. Оно мне было не интересно, первым порывом было оказаться, но то, что со мной этой работой будет заниматься заинтересовавшая меня женщина, остановило меня. Немного подумав, точнее изобразив обдумывание прозвучавшего предложения, ответил согласием, постаравшись сохранить свою значимость и занятость, поставил своё условие:
  - Работать смогу начать недели через три. Дело в том, что я приглашён на симпозиум историков в Германию и должен быть там.
  Деньги меня по понятной причине не интересовали, вопрос оплаты решили быстро. Услышав, за какую сумму, я согласился работать у Бориса Антоновича, Тимофей Карлович едва не поперхнулся коньяком. Откашлявшись, он с ехидной улыбкой, заметил:
  - Евгений! Вы воистину золотой человек с медной оплатой! Следующим Вашим работодателем буду я. Очередь занял и никому её не уступлю! Ни калеке, ни старику, ни какому миллиардеру.
  Не знаю, что из этой тирады понял Борис Антонович, но я понял, что характер Тимофея Карловича с годами не менялся. Как был язвой, так ей и остался. Посидев ещё немного, мы покинули гостеприимного хозяина квартиры, теперь моего работодателя. Как ни странно, но шли мы оба задумчивые. Мне нужно было выяснить один вопрос у Тимофея Карловича. Как начать разговор? Придумать не мог. Выслушивать язвительные высказывания моего спутника не хотелось, а иначе он ответить не мог. Таким уж был человеком. Мучась раздумьями, обратил внимание на необычную молчаливость своего спутника, это для него было необычно. Решил воспользоваться этим моментом и начал разговор первым.
  - А Ваш друг молодец! Возраст солидный имеет, но жена молодая, моя ровесница, ещё и ребёнок, как понял, имеется. Даже завидно. А Вам?
  Тимофей Карлович оторвался от своих раздумий и удивлённо посмотрел на меня:
  - Какая молодая жена? Какой ребёнок? У Бориса?
  Постарался ответить как можно безразличней:
  - Я говорю о Диане и об упомянутом ей Лёше ...
  Тимофей Карлович улыбнулся:
  - Вот Вы о чём! А то я подумал, Бог знает что. Да нет, с женой у него всё нормально. Она наша ровесница, а не Ваша. Диана его невестка, а Лёша внук. Сын Бориса поплыл по модному течению, с Дианой развёлся и женился на своей 19 секретарше. Борис это осудил. Невестку с внуком забрал к себе, а новой жене сына запретил переступать порог своей квартиры. Молодёжь совсем аморальной стала. Но знаете, хотел спросить Вас кое о чём другом. Борис не коллекционер и никогда им не был. Я надеюсь, что мой приоритет в Ваших предложениях сохранится?
  Тимофея Карловича беспокоили свои проблемы, а меня свои. На его вопрос ответил утвердительно, главным было то, что выяснил статус Дианы. От полученных нужных ответов на мучившие каждого из нас вопросы, оба вернули себе хорошее настроение. Ехать с ним отказался, у меня на этот вечер были другие планы. Вернувшееся хорошее настроение только способствовало их осуществлению. Позвонил и вызвал свою охрану. Ресторан и развлечения ждали меня. В ожидании своих работников, уселся на лавочку и погрузился в мечты. И в это мгновение свет вдруг померк, густая темнота обволокла моё сознание, только вдалеке возникла яркая золотая точка, от неё протянулся яркий луч света, он потянулся ..., ко мне или в меня? ...
  
  Глава 10.
  
  ... Спустя мгновенье всё вернулось на свои места. Я сидел на скамейке в сквере возле "сталинского" дома, вокруг сновали люди, тёплый вечер летнего дня и ..., я внезапно ощутил, что в моей голове мой разум не один. В ней был ещё и чей-то чужой разум! Чужой? Едва подумал так, как тут же у
  меня возникла странная уверенность, что этот разум знаком мне. Откуда взялась такая уверенность? Понять не мог. Но обратился к нему, как старому знакомому:
  "Привет! Понятно, мы же с тобой не попрощались? Так и знал! Будет новая встреча, жаль, что не в твоём вместилище разума. Тогда пожил здорово! Особенно твои служанки мне понравились. Увы, у меня таких условий нет, я ведь не царского рода. Жаль! Ладно, подключайся. Не забыл, как это делать? Давай, не буксуй!"
  Сосед вначале шарахнулся, а затем успокоился, пришло узнавание. Это был разум АРЕТА! Уже знакомый мне по прошлому разу совместного обитания в его голове. Тогда мы освоили совместное подключение наших разумов к его мозгу, по очереди управляя им. Такой опыт не забывается. Через мгновение он подключился к моему мозгу, не мешая главенствовать моему разуму, и тьма для него отступила, он увидел окружающую обстановку, снующих людей, дома, машины. От всего увиденного испытал шок. Мой разум, понятно, уловил все его эмоции, и разразился волнами весёлья, заменявшего смех. Мозг преобразил это в звуки. Через мой мозг он услышал эти звуки и воспринял их с обидой. Общаться наши разумы умели, вот он и выразил мне своё недовольство образами и понятиями, которые знал. От этого я развеселился ещё больше. Его ругательства были детским лепетом в моём мире. Точнее, даже не детским лепетом, ибо дети ругались такими словами, значение которых он узнал позднее и от всего узнанного, пришёл в ужас. Он был воином в своём мире, по самому этому определению должен быть грубым человеком. Но тот мир многого не знал он "ругал", и стыдил меня, как мог круче по разумению того мира:
  "Чего веселишься? Я ведь не издевался над тобой, когда ты гостил в моей голове и пользовался моим телом, усердно пользовал моих служанок, ел за троих и управлял моим телом вне очереди. Или забыл? Вот это и называется неблагодарность! Сейчас возьму управление твоим телом и уроню его в пропасть! Тогда и посмеёшься. Отар без узды! Щит, без петель для руки!"
  От его брани смеялся всё сильнее. Он вслушался в издаваемые мной звуки и язвительно сообщил:
  "Не знал, что ты так талантливо можешь издавать звуки самки мора! Если бы мор услышал их, он бы тебя мгновенно "оприходовал"!"
  Слово "оприходовал" было из моего лексикона. Так говорил, когда рассматривал его служанок и щупал их. Это он запомнил! Ну, а что такое самка мора? Я знал. Одинаковые виды животных, населяли их и наш мир, но имели разные названия, это мы выяснили ещё в ту встречу в его голове наших разумов. Тут же перестав смеяться, обиженно сообщил разуму-соседу:
  "Даже твоё происхождение не даёт право обзывать меня "свиньёй"! За это у нас в семнадцатом году таких "высокородных" расстреливали. Раньше считал это варварством, теперь понимаю, почему мои предки это делали. Вообще-то ты осёл! Я просто радовался нашей встрече. Это моя ошибка!"
  Он обиделся и замолчал. Я успел обидеться на него ещё до его обиды. Вот и молчали вместе.
  Но будучи хозяином, долго дуться, не мог и первым пошёл на примирение:
  "Всё! Кончили обзываться! Проехали! Лучше смотри на жизнь моего мира"
  В этот момент подъехали мои работнички, не слушая их оправдания за долгое ожидание, сел в машину. Планы мои поменялись, поехал в свой коттедж. Отправив всех отдыхать, начал знакомить разум АРЕТА с чудесами своего мира, это была захватывающая демонстрация. Вначале нажимал выступ на стене и под потолком вспыхивали, а затем гасли несколько ламп, для разума АРЕТА это были солнца. Затем взял в руку пульт управления плазменным телевизором и включил его. Ужас, восторг разума АРЕТА доставлял мне удовольствие, я продолжал нажимать кнопки, переключая программы. В один из моментов нашёл канал "порно". Больше переключать не стал, а смотрел вместе с ним, сопя от удовольствия. Долго выдержать не смог, всё-таки я живой человек, в конце концов. Прервал это и сообщил разуму АРЕТА:
  "Всё больше не могу! Вызываю "тёлок", оторвусь по полной программе".
  Схватил мобильник и набрал нужный номер. Это "фирмой" по вызову периодически пользовался и пока претензий к ним не имел. Назвался и сделал заказ. Периодически смотрел на экран телевизора, развлекая разум АРЕТА, он реагировал на увиденное очень бурно, то с восторгом, то с ужасом воспринимал всё виденное и делился этими эмоциями с моим разумом. Но этим занимал между делом так, как был занят тем, что ставил на стол разные закуски и напитки. Готовился к встрече вызванных дам. Прозвучала звучная мелодия звонка, я метнулся к двери, открыл её.
  Дальше не было ничего интересного и нового, по крайней мере, для нас. Пришли две девушки, и я развлекался с ними, как и с его служанками, так же сопя от удовольствия. Мой мозг передавал его разуму получаемое наслаждение, но разум АРЕТА скучал, понять его не мог. Развлекался я до полуночи, а затем мой мозг отключился, эта же участь досталась и нашим разумам. Когда вернулись к реальности, то разум АРЕТА узнал что такое "похмельный синдром". Ощущения его были ужасны, избавляясь от них, он отключил свой разум от моего мозга ...
  ... Подключился только тогда, когда мой разум позвал его:
  "Подключайся! Уже поправился. Кончай прятаться!"
  И начались чудесные дни. Моё тело ездило на моей машине". Летало на самолёте, ездили на поезде и метро. При этом успевал, общаться с разумом АРЕТА. Узнав о причине появления его разума в моей голове, рассмеялся и сказал:
  "Дуб ты Властелин! Твоя тётушка отравила тебя, это и к гадалке ходить не надо. Историю учить нужно. Сколько вашего брата правителей потравили? Никто не считал, но так уже было много раз. За власть боролись всегда, во все времена и как теперь узнал, во всех мирах. Если выживёт твоё тело и вернёшься в него, руби ей голову, не ошибёшься!"
  Разум АРЕТА поверил мне сразу. Оно и понятно, ведь тётушка была единственным посторонним человеком, приблизившимся к нему в тот вечер. Передавая ему, кубок вина она подсыпала в него яд. Вот зараза! Если вернусь? Казню сразу! Это услышал мысли его разума, но сокрушался он не долго, вскоре эти мысли отошли на задний план. Слишком много нового и интересного узнавал его разум. Слетали в Германию на симпозиум. Ради АРЕТА сходил в национальный исторический музей. Два дня торчал в отделе средневекового вооружения, рассматривая мечи, доспехи и другое вооружение. Купил атлас средневекового вооружения и вечерами рассматривал его. Вернувшись в Москву, ходил по музеям, стал специалистом по средневековому вооружению, ничем другим АРЕТ не интересовался. Летели дни. С разумом АРЕТА сжился и предложил ему:
  "А вообще, оставайся! Зачем тебе возвращаться в твой примитивный мир? Здесь лучше! Я теперь поднялся, есть и деньги, и интерес, будем наслаждаться этой жизнью вместе! Замётано?"
  После этих слов разум АРЕТА вспомнил о своей династии, о своём государстве. Ему стало неуютно, понять его мог. Ведь он бросил всё там, на произвол судьбы, на троне так и не укрепился, наследника не оставил. Тут же в сознании АРЕТА возникло лицо деда, его глаза укоризненно смотрели в его суть. Почувствовал, как разуму АРЕТА стало стыдно. Дед верил в него, а он? Подвёл его! Это было горькой правдой, АРЕТ так поступить не мог. Властелин это долг и ответственность перед памятью своих предков, государством, его народом. Очарованный чудесами этого мира, он забыл об этом долге. Долг превыше всего! Его разум обратился к моему разуму:
  "Слушай! Мне нужно вернуться в своё тело. Долг! Но обещаю посещать тебя. Теперь знаю, как это делать. Как не жаль, но нужно расставаться. Твой мир прекрасен! До встречи!"
  Не ожидая моего ответа, его разум отключился от моего мозга. Мгновенно наши разумы оказались в темноте. Вдалеке ярко горела золотая точка, его разум потянулся к ней ..., темнота пропала. Мой разум снова был в моей голове один. Разум АРЕТА ушёл ...
  ... Два дня провалялся дома. Было тоскливо. За прошедшее время вернулся интерес к жизни, разум АРЕТА заставил меня вновь оценить мой мир с его благами, а теперь вернулась тоска. Но нужно было жить дальше. Главное это было помнить:
  "Умирать нам рановато, есть у нас ещё в жизни дела ..."
  Да, насобачился воровать чужие слова и выражения, когда своих запасов, не хватает. Так уговорил себя не хандрить. Удалось. Так вернулся к жизни ...
  ... Чем мне нравилась моя работа в институте, так это свободой. Платили мало, но и не нависали, позвонил, сообщил, что работаешь в библиотеке или музее и от посещения работы освободился. Сделав так, выполз из дома, и ..., пошёл на работу к Борису Антоновичу. Свои обещания нужно выполнять. Так началась новая жизнь, но неудачи преследовали меня дальше. Когда вошёл в их парадное вахтёр сообщил мне, что ни Бориса Антоновича, ни Дины дома нет. Чёрная полоса продолжалась. Вернулся в свою берлогу и затаился. Здесь меня достали разные мысли, все не очень хорошие.
  "Всё, что утащил из запасников музея, за эти годы практически реализовано. Денег накопил, в них не нуждаюсь, но упорно цепляюсь за завоёванный имидж. Жалкие остатки товара берегу, как могу, совершая 1-2 сделки в квартал! С Виктором, к его радости, бизнес прекратил. На меня надвигается забвение, как старость и пенсия на человека, отработавшего своё. Скучно! Хоть застрелись или напейся".
  Так стонал, но ни первого, ни второго не сделал по очень простой причине. В перерыве между стонами, набирал номер телефона Борис Антоновича и мне на сотый раз ответили.
  - Квартира Азарова, слушаю!
  Голос был женский, но звучал он, как командирский. Представился и объяснил причину звонка. Голос не только был командирский, его обладательница решения принимала быстро.
  - Борис говорил, что нанял Вас, но к работе Вы должны преступить завтра, у меня в календаре отмечено...
  Я растерялся. Завтра? Вот с этим были проблемы, у меня в календаре дата начала работы отмечена не была, да и самого календаря не было. Проблеял что-то насчёт того, что вот освободился и хотел познакомиться с условиями и объёмом работы ...
  Но командирский голос меня прервал:
  - В отношении оплаты, объёмов и условий работы, это с Борисом Антоновичем. Хотите приехать? Приезжайте! У Вас есть 1 час 25 минут. Я забрала внука со школы, сейчас покормлю и ухожу на заседание партийной ячейки. Поторопитесь!
  В наушнике моей трубки раздались гудки отбоя. На другом конце моя собеседница положила трубку своего телефона. Вытер лоб, общение с командирским голосом далось нелегко, оно вызвало на моём лбу обильную испарину, но отведенное время пошло. Осознав это, бросился к своей "девятке". Ехал, как гонщик на ралли. Чудом, избежав столкновений с другими машинами и инспекторами ДПС, затормозил у знакомого дома. Бегом влетел в парадное, ожидая лифта, посмотрел на часы. От увиденного на них времени, вздохнул с облегчением. Успел! С того момента, как услышал гудки в наушнике своей трубки прошло один час восемь минут. Доехать днём, по московским пробкам за указанное время, от моего коттеджа в Куркино до их дома на набережной товарища Фрунзе, было подвигом не меньшим, чем слетать в космос. Но я с этим справился! Гордость за себя распирала мою далеко не богатырскую грудь. Вот только лифт полз медленно. Хозяйку квартиры застал уже в прихожей их квартиры. Она посмотрела на свои ручные часы, кивнула головой.
  - У Вас осталось две минуты. Вот Вам ключи, нужная Вам дверь следующая. Сигнализацию я отключила. Дина придёт к 16.00, все вопросы к ней. Так сказал Борис Антонович, у него сегодня собрание акционеров. До свидания!
  Выйдя из квартиры, она захлопнула дверь и пошла к лифту, тогда и смог рассмотреть обладательницу командирского голоса. Худощавая, невысокая женщина, с прямой осанкой. Тимофей Карлович был прав, она была их ровесницей и соратницей, наверняка тоже партийный босс старой власти. Спорить с ней, перечить ей не хотелось, да и вряд ли это было возможно.
  Уже упоминал о том, что на эту этажную площадку выходили двери трёх квартир. В одной уже побывал, теперь предстояло познакомиться со второй квартирой. Затягивать этот процесс не стал. На двери было четыре замка, врученных мне ключей тоже было четыре. Взломщик из меня был никакой, даже имея ключи, в течение получаса возился с замками, все они были с отклонениями. В один нужно было ключ вращать в обратную сторону, во втором ключ поворачивать нужно было три раза, в третьем ключ не поворачивался, пока не повернёшь ручку. Всегда знал, что замки это защита от честных людей, но никогда не думал, что честных людей так много. Через десять минут безуспешных усилий, мой лоб покрылся испариной, а мои маты и проклятья гремели на весь дом. От отчаяния, колотил в дверь кулаком и ..., ногой. Да ногой! При этом даже не задумывался, что на ней могут остаться следы от моих туфель. Этим пинанием двери занимался ещё десять минут. Увлёкшись своей борьбой с дверью, не заметил появления зрителя. Сколько он наблюдал за мной? Решать этот вопрос начал позже, вначале просто хотел понять какие маты и проклятия он слышал. Но в тот момент, услышав детский голос, подпрыгнул от неожиданности:
  - Дядя эта дверь железная, обшитая деревом. Ей не больно и выбить ты её не сможешь. Лучше открой ключами, бабушка тебе их же дала.
  В первое мгновение, мстя за свою неудачу с замками, набросился на мальчика, стоявшего у приоткрытой двери квартиры Борис Антоновича.
  - Тебе что не говорили, что нельзя открывать дверь и разговаривать с незнакомыми людьми, когда взрослых нет дома? Вот возьму и украду тебя!
  Мальчишке было лет семь. Худощавый, белобрысый, он спокойно смотрел на меня:
  - Во-первых, я тебя видел два раза. Во-вторых, бабушка дала тебе ключи от этой квартиры. Так что насчёт незнакомый? Мы проехали. А украсть меня? Оно тебе надо? Вон двери открыть, даже имея ключи, не можешь. Какой из тебя на хрен вор? Хочешь, помогу?
  Хочу ли я принять его или чью угодно помощь? Для меня это вопросом не было, за прошедшее время устал бороться с этими замками. Поэтому хмыкнув, кивнул головой. Внимания на слово "на хрен" решил не обращать. Мальчишка оказался толковым, под его руководством с замками справился. Увидев, что я открыл дверь, мальчик не ожидая благодарности, ушёл, закрыв за собой дверь. При этом на прощание он сказал негромко:
  - Криворуким самим понятно с замками не справиться ...
  Я всё услышал, но пока нашёл достойный ответ, дверь за ним закрылась. Именно тогда и понял своё счастье. Не имел жены и детей, это было счастьем, которое оценил только что. Новое поколение слишком развитое было мне не по зубам. С этими мыслями зашёл в открытую с трудом квартиру. Там царила темнота, нашарил выключатель и включил его. Причина темноты в квартире была банальна. На всех окнах висели плотные тяжёлые шторы, зажёгшийся свет разогнал темноту и я ..., оказался в запасниках родного музея. Сходство было таким, что даже вздрогнул. Двери в комнату были открыты, множество ящиков заставляли её. Тогда и понял, что только разобрать эти ящики смогу минимум за год. Работу получил на длительное время, безработица мне не грозила в ближайшие годы. Вздохнул и пошёл изучать квартиру дальше. Выяснил, что это была двухкомнатная квартира, обе комнаты метров по 25 были заставлены ящиками, коробками. Свободной была только кухня и коридор. На кухне стоял письменный стол, кресло два стула и столик возле плиты. Протёр кресло, и письменный стол от пыли, найденной здесь же тряпкой, сел и задумался.
  "С чего начинать?"
  Вопрос был не праздный. Хотелось послать эту работу куда подальше, но своё согласие дал. Как теперь выкручиваться? Над этим и думал. Занятый этим, не услышал, как открылась дверь квартиры, и кто-то вошёл в неё. Вздрогнул, услышав голос Бориса Антоновича:
  - Здравствуйте Евгений! Решили начать раньше оговоренного срока? Это хорошо! Думаю, Вы всё сделаете быстро.
  Первой моей мыслью было:
  "Издевается? Или подкалывает?"
  Но лицо моего работодателя было серьёзным, хотел ответить ему достойно, но сумел сдержаться и начал его грузить.
  - Для начала нужно заказать полки, стеллажи, стенды и разобрать эти коробки, ящики. Только после этого можно будет заняться составлением картотеки и описанием всего имеющегося.
  Бориса Антоновича мои слова не смутили:
  - Вот и решили. Составьте список всего нужного. Я дам указание всё приобрести, это решим, а если Вам нужны технические помощники, то Вам их подыщут. Главное помните: "Глаза боятся, а руки делают". Этим и знаменит наш русский человек.
  После всего услышанного, махнул на работодателя рукой. Он был безнадёжным оптимистом. Понятно, командовать легче, чем делать. Тем более что делать всё предстояло не ему, а мне. Промолчав, взял бумагу и принялся за составление перечня всего нужного и ненужного. Так выражал свой протест. Борис Антонович мне не мешал. Он просто повернулся и ушёл, в его возрасте соблюдать режим, не нервничать, не обращать внимания на окружающих самое главное дело. Он в этом отношении оригиналом не был. А я старался. Очень. Понятно, что преуспел. Через два часа девять листов бумаги были переписаны, сжаты до четырёх и я звонил в дверь его квартиры. Долго утомлять описанием всех этих организационных подробностей не буду. Борис Антонович с моими предложениями согласился, дело сдвинулось с мёртвой точки. На историческом факультете я нашёл трёх студентов, двух парней и девушку, кроме этого в качестве добровольного помощника к нам присоединилась Дина и её сын Лёша. Добровольными они были потому, что студентам была положена зарплата в 8 000 рублей, моё вознаграждение составляло 15 000, а им не платили ничего. Хотя Дина была хорошим лингвистом, владела современными и древними языками, а Лёша был беспокойным приложением, вертевшимся у всех под ногами.
  Пока приобретались и устанавливались шкафы, полки, стеллажи, стенды, мы начали разбор завалов из ящиков, коробок и упаковок. Открылись и новые детали. Третья квартира тоже принадлежала Борису Антоновичу, оформлена она была на Дину. Раньше в ней жила семья Дины и сына Борис Антоновича, но после развода, Дина и Лёша перебрались к Борису Антоновичу, а квартира пустовала. Вот мы и использовали её, перетащив всё из этой двухкомнатной. Не знаю, приходилось ли кому-то из Вас разбирать коллекции и описывать предметы, входящие в них? Это действительно очень объёмный и кропотливый труд. Благо современная техника, компьютеры, принтеры, сканеры и цифровые аппараты несколько упростили этот труд. Вообще это была не коллекция коллекционера, а собрание разных тематических коллекций, небольшой музей всего. Здесь присутствовали полотна картин, разных направлений живописи, книги, холодное оружие, монеты, изделия из фарфора, статуэтки. Никого не хочу обидеть, но это больше напоминало собрание всего подряд, реквизированного, трофейного, изъятого. Кем был брат Борис Антоновича? Я не интересовался, но он чем-то напоминал меня. Только я обчищал запасники музея, а он ..., наверно имел для этого другие возможности, которые даёт принадлежность к власти. Понятно, это не моё дело, поэтому эти мысли выбросил сразу. Если увлечься ими, то можно и до революции, договориться. А оно мне надо?
  И так вернусь к безопасному моменту своего повествования, когда начал говорить о достижении техники и отвлёкся. Так вот, у меня в ноутбук были закачаны все справочники, все исследования по археологии, в общем, всё, что когда-либо печаталось, по описанию содержимого различных музейных фондов. Кроме этого была поисковая программа. Работало всё это так. Нужный предмет фотографировался цифровым аппаратом или сканировался, всё сбрасывалось на компьютер, после чего запускалась поисковая программа. Всё найденное ей распечатывалось. Так составлялось описание исследуемого предмета. Именно здесь и сказался мой талант руководителя, я разделил весь этот процесс. Студенты разбирали ящики, коробки, упаковки, фотографировали предметы и передавали аппарат мне. Дальше весь процесс осуществлял сам, занимался этим в течение рабочего времени в институте, вечером поражая всех своей работоспособностью. В нашем коллективе мой авторитет находился на огромной высоте. Купаясь в лучах славы, свой секрет такой производительности не открывал. Понятно, делал это от врождённой скромности. На Дину взвалил разборку книг, свитков и других рукописных, печатных раритетов. Периодически поражая её своими подсказками. Её восхищение моими знаниями было мне приятно. Хотя понимал, что уподобился павлину, распустившему свой прекрасный хвост и завлекающему сам ..., ну это к делу не относится.
  Отношения с Лёшей складывались странно. Он мой авторитет не особо признавал. Когда не давал ему какой-нибудь стилет, кинжал или другой режущий раритет, он дулся и негромко обзывал меня ..., это тоже к делу не относится. Так протекали наши рабочие вечера и дело двигалось. Заполнялись шкафы, стеллажи, полки, стенды. Картины занимали своё место на стенах, образующийся мусор и не имеющие ценности предметы исчезали. Мусор коробки, ящики, упаковку выбрасывали, не имеющие ценности предметы Борис Антонович дарил своим работникам фирм, банков. Вначале он предложил эти вещи мне, но я мусорщиком не был, горячо поблагодарив его, отказался. Через десять месяцев наш труд был закончен и тут я заволновался, ибо понял свою ошибку. За прошедшее время привык, можно сказать привязался к Дине. С ней чувствовал себя комфортно и уже подумывал перейти к более близким отношениям, только не знал, как это сделать. Возвращаться к своей прежней жизни, ресторанам и жрицам любви, почему-то не тянуло. Посоветоваться было не с кем. Решил начать тормозить окончание работ. Увы, особо это не удавалось, тогда переключился на воспитание Лёши, периодически подменяя общественницу-бабушку. Её это устраивало, Лёшу нет. Он уже ходил в третий класс и считал себя взрослым, самостоятельным. В основном, в присутствии дедушки, бабушки и матери, он вёл себя очень уважительно, но оставаясь со мной один на один, тут же преображался. Вёл себя со мной, как с одноклассником. Дерзил, игнорировал, проявляя полное неподчинение. Я пытался найти к нему подход, всё-таки мои родители были учителями, я должен был на генном уровне обладать их талантами. Но все мои попытки использовать генную наследственность оканчивались неудачно. На контакт Лёша не шёл. Слова:
  "Не пойду", "Не хочу", "Это делать не буду" или "Делай сам" ...
  Были обычными в нашем общении. Ещё он кое-что добавлял в полголоса, но я, проявляя терпение и мудрость, предпочитал этого не слышать. Однажды он сказал кое-что громко. Часть пропущу из соображений педагогики, а часть передам, ибо она свидетельствует о более раннем развитии подрастающего поколения и может помочь кому-то, попавшему в такое же, как и я положение. Привожу дословно:
  "Запал на мать? Вот и разбирайся с ней! Чего ко мне привязался? Мне этих воспитателей и без тебя хватает. Дед, баба, мать, учителя, сколько вас на мою голову? Отвянь!"
  Услышав такое, на некоторое время онемел. В этот вечер обходил Лёшу стороной, простился со всеми и ушёл раньше обычного. Поехал сразу к родителям, педагогам с большим стажем хотел получить у них консультацию, как вести себя с подростками, как воспитывать их. Слушал их около часа, но ничего полезного, кроме общих фраз от них так и не услышал. Неудача меня не обескуражила, проявил упорство, ибо сдаться не мог. Надеюсь причину моего упорства объяснять не нужно? Уехал домой и начал мучить компьютер, но и он из интернета извлёк такие же бесполезные советы и общие рецепты. Сплошная чепуха. Это был завал! С этой проблемой жил два дня и две ночи. Но жизнь или судьба, сжалились надо мной.
  В этот день, ближе к обеду, покинул институт и бесцельно бродил по городу. Ноги сами принесли меня к магазину "Электроники" на Ленинском проспекте, зашёл и не спеша шёл мимо прилавков. Моё внимание привлекла толпа ребят. Подошёл к ним, стараясь понять, что привлекло их внимание. Это был отдел игровых приставок. Ребята с восторгом обменивались мнениями, с вожделением смотря на экран демонстрационного стенда. Посмотрел и я. По экрану бегали, стреляли, падали, дрались на мечах здоровые мужики и женщины. Что в этом привлекло ребят? Пытался понять. Внезапно меня озарило! Резко повернувшись, бросился прочь. На ходу достал телефон, залез в его записную книжку. Нужная фамилия нашлась не сразу, но после первой посылки услышал ответ абонента. Откладывать встречу не стал, помчался сразу. Уже через минут сорок, для Москвы рекордное время на дорогу, звонил в дверь квартиры. Хозяин открыл её и радостно встретил меня. Секрета в этой радости никакого не было. Хозяин квартиры был программистом, а я был его щедрым заказчиком. Услышав мою просьбу, он подождал, пока я назвал сумму его вознаграждения, а затем заметался. Через час я покинул его квартиру с двумя дисками, ещё через полтора часа сидел возле компьютера в квартире-музее и ждал Лёшу. Открывая дверь этой квартиры, нарочно шумел и стучал, привлекая внимание. Лёша этого не пропустил. Он вошёл и пробурчал:
  - Медведь косолапый! Чего расшумелся? Другим это ...
  На этом Лёша умолк, застыл с открытым ртом и загоревшимся взглядом. На экране моего компьютера бегали картинки самой крутой стрелялки. Посмотреть было на что! Я мастерски поражал всех противников, легко проходя уровень. На появление Лёши, его слова, специально не реагировал, демонстрировал своё увлечение игрой. Через мгновение Лёша сопел у моего плеча. Помучив его, достал из стола ещё один пульт управления, подсоединив его, молча, подвинул Лёше. Тот сел на стоявший рядом стул, мы начали играть вдвоём. Лёша играть умел хорошо. Игровую приставку ему купили давно, не отказывали и в покупке игр. Семья была не бедная, воспитывая его якобы в строгости, его баловали постоянно. Противник у меня был серьёзный, если учесть, что я занимался этой глупостью впервые, но я был непревзойдённым мастером, с которым Лёша сразиться не мог. Секрет был прост. Он скрывался в моём игровом имени АРЕТ. Именно это имя и ещё нажатие двух точек в конце его служило ключом запускавшим программу моей непобедимости. Я был обречён побеждать! И от этого не страдал. Программа играла сама не зависимо от моего пульта управления.
  Лёша старался меня победить, прилагая все усилия. Во время нашей баталии пришла бабушка забрать внука. Ему пора было обедать и делать уроки. Её доводы и слова Лёша игнорировал, отмахиваясь от неё. Очевидно, это было обычным явлением так, как суровая бабушка пыталась его уговорить. Именно в этот момент решил показать Лёше, кто здесь главный. На своём пульте нажал кнопку отключения, единственную, которую воспринимала программа и строго сказал:
  - Алексей! Встал и вперёд, бабушку нужно слушать или играй без меня. Поешь, сделаешь уроки, я проверю и тогда продолжим.
  Лёша мгновение смотрел на меня. Моё сердце сжалось, в голове мелькала одна мысль:
  "Пошлёт или не пошлёт?"
  Оказалось, опасался напрасно. Он встал и пошёл к выходу. Суровая бабушка, партийный функционер, изумлённо смотрела на меня и послушно идущего Лёшу, очнувшись, заспешила за ним. А я торжествовал! С первой задачей справился на пять, можно было переключаться на вторую. Ну и переключился..., попросив Дину заниматься со мной английским. Предложил и свою, прогрессивную систему обучения. Заключалась она в следующем.
  Встречал Дину возле её работы в обед, мы шли вместе обедать. Понятно, всё общение велось на английском. Проводив её после обеда до её работы, ехал и закреплял процесс воспитания с Лёшей. К этому процессу присоединялись Лёшины соученики, его друзья. Вначале я играл с каждым из них, демонстрируя "своё мастерство", а затем передавал свой пульт Лёше и он громил всех. Зависть друзей была огромной, они завидовали Лёше, имевшему такого тренера. Лёша сиял от гордости и выполнял все мои указания. Суровая бабушка теперь в борьбе с ним, часто грозила ему рассказать мне о его непослушании. Эта угроза действовала на Лёшу безотказно, и я был удостоен уважительного отношения с её стороны. Изучение английского по моей методике давало поразительные результаты, Дина была тоже в восторге. Практически каждый день мы проводили вместе, ходили за покупками в магазины, в выходные дни посещали кинотеатры, развлекательные центры. В этих походах нас сопровождал послушный и вежливый ребёнок, Лёша.
  Первой на меня задумчиво начала посматривать бабушка из бывших партийных или государственных боссов. Это так и не выяснил раньше, а теперь на такие глупости времени отвлекаться, у меня не было. Появились другие, более важные заботы, стал получать приглашения на воскресные семейные обеды и праздничное застолье. Надежда Михайловна, так теперь называл суровую бабушку Лёши, периодически заводила со мной разговоры о моём происхождении, моих родителях, моём семейном положении, не обошла и вопросы о моём материальном благополучии. Вопросы она ставила заковыристо, со знанием дела, при этом пристально смотрела мне в глаза. Ощутив на себе её умение, едва не изменил своё мнение о её принадлежности к партийной или чиновным боссам старой страны. Предположил, что она имела отношение к "мечу и щиту" советской власти, но этот вопрос ей благоразумно не задавал. Тем более что ловил на себе взгляды Борис Антоновича и видел его интерес к моим ответам на допросы жены. Эти допросы проводились в отсутствии Дины и Лёши. Создавать такие моменты Надежда Михайловна умела мастерски, чем укрепляла мои подозрения, насчёт её места работы в той ушедшей в историю страны. Я никогда не имел отношения к правоохранительным органам ни того старой, ни этой новой страны, но литературы начитался. Используя эти знания, однажды подслушал разговор Надежды Михайловны с Борисом Антоновичем. Состоялся он после очередного моего допроса, с которого сбежал, сославшись на необходимость оказания помощи Лёше в приготовлении домашнего задания. Предлог был серьёзным, меня отпустили. Уходить сразу не спешил, тормознув, прислушался к их разговору. Моё место допрашиваемого объекта, теперь досталось Борису Антоновичу, его опрашивали строго, по полной программе.
  Надежда Михайловна:
  - Ты вчера разговаривал с Володей. Он от этой профуры уходить не собирается? Чего молчишь? Знаю вас кобелей! Помню твои выездные совещания и командировки ...
  Борис Антонович:
  - Надя! Это было более двадцати лет тому, сколько можно меня корить? Я те ошибки осознал, раскаялся и давно забыл. А с Володей не могу не встречаться, он председатель совета директоров банка. Твой сын такой же упрямый, как и ты. Он возвращаться в семью не хочет, толи из принципа, толи из-за беременности новой жены. Разбирайся с ним сама.
  Надежда Михайловна:
  - Ладно! Все мужики кобели, закрыли эту тему. Лёше нужна мужская рука, да и Дину жалко. Да она не красавица с ногами от ушей, но и не вертихвостка. Наш глупец этого не понял, вот наградит его рогами эта его стерва, тогда и поймёт правоту родителей. Профукать порядочную жену, а взамен взять козу, только вы мужики можете быть такими слепыми. Вот Женя положительный мужчина, не пьёт, не курит, за бабами не бегает, хорошо влияет на Лёшу, у парня начинается переходной возраст и сейчас ему нужна мужская рука, да и Дина к нему относится хорошо. Он из семьи учителей, интеллигент, понятно, это не ахти что, но тоже неплохо. Возьмёшь его в своё дело, дашь хорошую зарплату, пусть проявит себя, займёт хорошее место, и мы им помочь можем. Слава Богу, в деньгах не нуждаемся. Ты говорил о Жене с Тимофеем? Это же он рекомендовал его тебе?
  Борис Антонович:
  - Да, говорил об этом парне с Тимофеем. Но старый чекист отвечает, как всегда загадками. Огорошил сразу вопросом, мол, в зятья парня наметил? Я от ответа ушёл. Начал расспрашивать его о Жене, его материальном положении, он ухмыльнулся и сказал, что если меньше знаешь, спокойней спишь. А насчёт его материального положения, мол, я могу не волноваться, парень не бедный, но и не простой скромный "синий костюм". Вот и пойми, что он сказал?
  Надежда Михайловна:
  - А своей службе давал задание?
  Борис Антонович:
  - Да, давал. Они собрали о нём всё, что нашли. Не привлекался, не судим, работает научным сотрудником в институте археологии, имеет степень кандидата наук, скромную зарплату. Обычный простой научный червь, только дальше пошли непонятные вещи. Он владеет двухкомнатной квартирой в элитном доме, коттеджем в Куркино и тремя машинами, одна старая "девятка" и две новые, джип и "Мерседес". Коттедж в Куркино огромный с собственной охраной. Вот такой научный сотрудник.
  Надежда Михайловна:
  - Ну, сейчас время такое не понятное. Может это его наследство? Главное, что не привлекался и не судим. Всё равно лучшего кандидата нет, да и вообще других претендентов на роль жениха для Дины, которому можно доверить нашего внука, тоже нет, вот и нужно довольствовать тем, что есть...
  Дальше слушать их разговор не стал, и так узнал много интересного. В возможные зятья меня зачислили, значит, могу идти к своей цели, не оглядываясь на её свёкра и его суровую жену. Это было хорошим известием. Услышал, но так и не понял, Тимофей Карлович из бывших чекистов? Хотя меня это волновать не могло. Мой бизнес с ним уже закончился, встречались теперь с ним только, если ему требовалась консультация по приобретаемым им монетам. Всё это обдумал за время пока шёл к комнате Лёши. Зайдя к нему, помог с выполнением домашнего задания, перед этим пообещав ему четыре тренировочных игры. Лёша был шёлковым, не огрызался, не перечил.
  С этого дня начал настойчиво атаковал Дину. В выходные к нашим занятиям английским по новой методике, присоединялся и Лёша. Успехи его поражали, мои были скромнее. Мы посещали торгово-развлекательные центры, кафе, игровые залы. Насыщенные дни пролетали быстро. Но счастье не бывает безоблачным. Эту истину познал мгновенно, едва ощутил в своей голове ещё один разум. Чей это разум? Вопроса не возникло, тем более что он приветствовал меня:
  "Женька! Привет сучок обломанный! Скучал? Вот он я! Сейчас подключусь. Интересно, чем ты занят? О класс!"
  В этот момент мы с Лёшей сражались на игровых автоматах, отбивая атаку монстров. Вмешательство разума АРЕТА едва не привело нас с Лёшей к постыдному поражению. С трудом уговорил его не мешать, пообещав завтра с утра пойти в развлекательный комплекс и до обеда тренировать его на игровых автоматах. Так началось пребывание в моей голове его разума.
  Вначале разум АРЕТА сообщил, что прибыл на пару дней, но прошла уже неделя, а он уходить не собирался. За это время он достиг совершенства в управлении игровыми автоматами и они, Лёша и разум АРЕТА управлявший моим телом, шутя, побеждали всех монстров, получая призовые игры. Я им не мешал, обдумывая очередную речь для Дины. Увы! Говорил их ей только мысленно, вслух произнести придуманные речи стеснялся.
  Субботний день подходил к концу, начало темнеть. Мы втроём, я, Лёша и Дина, провели его вместе в развлекательном комплексе возле метро "Университет", сейчас вышли из станции метро "Фрунзе" и я уговорил всех пройтись пешком до их дома. К сожалению, не знал того, что это был не мой день. Мы решили идти не вдоль улицы, а через дворы. Вам понятно, какой именно идиот предложил это? Шли, весело болтали и ..., пришли.
  На детской площадке пятеро парней пили пиво, громко разговаривали и матерились. Всё как у нас обычно бывает. Вначале собравшиеся парни пьют, потом ищут врагов, которых бьют. Умеем развлекаться, находя приключения для себя и для других. Мы шли мимо них, в ручной досягаемости вот и нашли себе приключение и мы, и они. Толи кто-то из нас не понравился парням, толи пиво давило не только на мочевой пузырь, но и на мозги, они и преградили нам путь. Я быстро понял, что сейчас пострадает не только моё тело и лицо, но главное сейчас пострадает мой образ и авторитет в глазах Лёши и Дины. Было обидно, досадно, но сделать ничего не мог, поэтому приготовился смиренно принять уготовленную участь. В это мгновение разум АРЕТА обратился к моему разуму:
  - Давай, вали! Ты мне мешаешь.
  Уговаривать мой разум нужды не было. Отключившись, он забился как можно дальше. Темнота окружила мой разум, и он испытал блаженное спокойствие. Сколько прошло времени? Пребывая в покое определить трудно. Вернулся только тогда, когда разум АРЕТА позвал меня:
  - Хорош прятаться! Вылезай герой! Принимай поздравления ...
  Дальше идёт не приличное выражение, его пропущу. АРЕТ за время общения со мной набрался нашего сленга, который на слух воспринимается, не очень приятно, по крайней мере, для меня. Я не однократно говорил об этом его разуму, но он игнорировал мои слова. Понятно, варвар, Властелин, грубый воин, что с него взять? Руководствуясь этими соображениями, я просто перестал обращать внимания на его высказывания, ведь мы обменивались мысленными образами, волнами и никто этого его сленга не слышал. Тем более из моих уст. Это позволяло мне продолжать чувствовать себя интеллигентным, образованным человеком. Ведь главное это как выглядишь в глазах другого человека, тем более, если этот человек интересен тебе, не безразличен. Вы поняли, кого я имею в виду? Но это я как обычно отвлёкся, простите! Итак ...
  ... Подключил свой разум. Ожидал болевых ощущений от избитого тела, готовясь к этим неприятным ощущениям, невольно закрыл глаза. Прошло мгновение, но боль не приходила. Взамен неё ощутил затухающую волну звериной ярости, торжества и ..., чего-то мокрого на своём лице. Открыл глаза, осознал свои ощущения, осмотрел себя и поле битвы. На моей шее висела Дина, она прижимала своё заплаканное лицо к моему лицу, целовала меня, при этом успевая голосить. В моих руках были зажаты две деревяшки, из гортани вырывался звериный рык. Три парня катались по земле, подвывая от боли, Лёшка сидел на корточках возле одного из них. Ещё двое, отчаянно хромая, бежали прочь, бросив своих поверженных друзей. Они находились уже на приличном расстоянии. В этот момент мне на глаза попался Лёшка, он встал с корточек, удовлетворённо хмыкнув, посмотрел на меня и радостно сообщил:
  - Ну, Женя ты и разошёлся! Ни в одном боевике такого не видел. Ты никогда не говорил, что мастер рукопашного боя. Этот тоже обделался! Засранец!
  Хотел сделать ему замечание, но передумал. Выпустил деревяшки из своих рук, с сожалением отстранил Дину и командирским голосом крутого парня скомандовал:
  - Всё! Пошли!
  Дина и Лёша уцепились за мои освободившиеся руки и послушно семенили рядом. Разум АРЕТА не преминул уколоть меня:
  "Великий воин! Защитник женщин и детей! С победой тебя!"
  Я на его подколки не реагировал, но себе пообещал принять срочные меры. Начать брать уроки рукопашного боя, каратэ или самбо, или сделать что-то другое. Несколько забегу вперёд. Своё обещание выполнил, себя не обманул. Правда, из всего этого перечня выбрал именно что-то другое ...
  Купил подержанную иномарку, один из охранников изображал на ней частника, который с радостью всегда подвозил нас. А три охранника сопровождали нас при наших пеших прогулках, изображая праздных гуляк. Передвигались они на джипе. Я платил им деньги за свою безопасность, вот и отрабатывали свою зарплату. Так было почти месяц, пока Лёша не заметил:
  - Жень! Почему нам всё время попадается одна и та же машина? За тобой следят, чтобы ты больше не дрался?
  После этого на конспирацию плюнул. Вот так выполнял свое обещание. Возвращаюсь к тому вечеру.
  Уже без приключений мы дошли до их парадного, поднялись лифтом на их этаж и я начал прощаться, но Дина воспротивилась:
  - Нет! Так ты не уйдёшь! Во-первых, нужно тебя осмотреть, может быть, ты имеешь травмы. Во-вторых, помой руки. Как ты поедешь домой с грязными руками?
  Я был не против осмотра. Она открыла своими ключами дверь, Лёшка вскочил в квартиру первым. Через мгновение раздался его радостный голос, повествующий о наших приключениях. Борис Антонович и Надежда Михайловна пили чай в обеденной комнате. Сняв туфли и одев, домашние тапочки, мы с Диной наведались в ванную. Под её наблюдением вымыл руки, она обследовала моё тело на предмет повреждений, пару раз поцеловались. Большего не успели. Борис Антонович пришёл за мной и утащил нас в обеденный зал пить чай. Лёша в третий раз рассказывал бабушке о битве, во всех подробностях. Когда мы вошли, он подвёл итог своему рассказу:
  - ... так что оставим Женю жить с нами. Такой крутой чувак нам пригодиться, а то у нас в квартире старики, женщина и ребёнок. Это опасно! Да и мама его всё равно уже целовала. Сам видел! Чего тянуть резину? Вот я Иру поцеловал, теперь сижу с ней за одной партой. Мужчина должен отвечать за свои поступки и дела. Это ведь твои слова, ба?
  Дина покраснела и сбежала. Борис Антонович и Надежда Михайловна обменялись взглядами, а я заёрзал на стуле. Один Лёшка был безмятежен.
  Надежда Михайловна нарушила молчание первой. Отправив Лёшу мыться и готовиться к отбою, она принялась за меня:
  - Евгений! Если у Вас серьёзные намерения, то мы не возражаем, но торопиться не будем. Сейчас Вы отправитесь домой или можете переночевать в квартире Дины, но понятно, спать будете один. Завтра мы будем рады встретиться с Вашими родителями, познакомиться. Брак это дело серьёзное, многое нужно обсудить. Да и Вам нужно всё взвесить ...
  Она обстоятельно изложила свои требования к жениху Дины, будущему отчиму их внука. Подробно говорить об этом не интересно. За два часа её речи не проронил ни звука, думаю, она бы мне сделать этого и не дала б. Старая школа возражений не признавала. Спасаясь от длительного допроса, заторопился домой, вызвал такси. Нужно было подготовить моих родителей к вести о моём новом статусе и завтрашней встрече.
  А в такси меня ждал ещё один сюрприз. Разум АРЕТА сообщил, что покидает меня, сватовство он уже проходил и это ему не интересно, да и дело это интимное. Домой я приехал уже без разума-соседа. Его уходу был рад. До этого представил свою первую ночь с Диной, участие в которой примет и разум АРЕТА. Даже то, что он был в моей голове и все ощущения получал от моих рецепторов, сути не меняло. Я был наверно не современным человеком, ибо групповой секс не приветствовал так, как от одной мысли о нём мне стало нехорошо. Поэтому нашему расставанию не опечалился ...
  
  Глава 11.
  
  Дальше начались будни, которые были прологом к началу совместной жизни двух уже взрослых людей. Создавалось впечатление, что мы малые дети и всё решают за нас наши взрослые родственники и родители. Они действовали по обычному сценарию, не отставали от них и мы, активно выполняя всё положенное нам. Сценарий был простой. Встречи родителей, знакомство, разговоры, составление планов, подача заявления в ЗАГС, процедура росписи, застолье в ресторане и первая брачная ночь. Меня всё делать заставили по взрослым понятиям, контроль был полностью на Надежде Михайловне и был он очень строгий. Вот так я стал женатым человеком с взрослым сыном и взрослыми заботами. Пришлось поступиться своей таинственностью. Выходные мы проводили в коттедже в Куркино. Был рад, что дом был большой, спрятаться в нём было не сложно, ибо приезжали мы туда всей толпой. До начала Лёшиных летних каникул жили в квартирах Борис Антоновича. Нам с Диной разрешили ночевать в её квартире, а остальное время мы проводили в их квартире. Семейная жизнь меня не тяготила. Понятно, что иначе говорить и думать мне не позволялось. С Надеждой Михайловной этот номер не проходил. Свои убеждения, что все мужики "кобели" она не меняла, бдительность и контроль были тотальными.
  Уже семьёй мы два раза в год ездили отдыхать за границу. Тогда и начались мои странности. Меня неудержимо тянуло на остров Родос, в Швейцарию и в Италию. В этом ничего удивительного не было бы, если бы меня тянуло на пляжи и в лучшие отели этих стран отдохнуть, расслабиться. Увы, уже говорил, меня всё время тянуло в горы, в относительно дикие места, да ещё в конкретные места горных массивов. С этим пытался бороться, но безрезультатно. Нормальных людей, имеющих финансовые возможности, тянет в отели класса пять звёзд или вилы с обслугой, а меня в горы! Это нормально? Спросить было не у кого, боялся насмешек. Так и мучился этой своей странностью, тщательно скрывая её от всех. О том, что это было не моё желание, узнал позже, почти через два года.
  В то лето мы в очередной раз поехали на Родос, и я не выдержал. Пристроив Дину и Лёшу на какую-то долгую экскурсию, сам не поехал, сославшись на то, что обгорел. Дина хотела остаться со мной, но здесь меня выручил Лёша. Ему уже исполнилось 12 лет, он считал себя взрослым, самостоятельным и пристрастился к фотографированию. Как раз перед этой поездкой я подарил ему новую цифровую камеру, он её испытать уже успел и мою подсказку о создании фильма о путешествии по Родосу, воспринял с энтузиазмом. Дине деться было не куда. Отпустить Лёшу одного на два дня? От этой мысли она приходила в ужас. Причин было много. Первая, это был скандал, который учинила бы Надежда Михайловна, узнав об этом. Вторая, это был страх за непоседливого парня. Как и любая мать, она опекала сына чрезмерно. Третья причина была жизненной, Дина перед этой поездкой узнала, что беременна и её мучил стыд перед Лёшей. Странные чувства? Что в этом такого страшного? Я этого не понимал, но уступая её просьбе, Лёше ничего не говорил, она мать и ей виднее. А вообще то, мне было не до её проблем, своих хватало, о главной своей проблеме рассказал раньше, её сейчас и решал.
  Завтрак прошёл как обычно, затем началась суета сборов. Греки особой пунктуальностью не страдали. Экскурсии входили в стоимость путёвки и были оплачены заранее. Деньги получены и с оказанием услуг они уже не торопились. Да и туристы, особенно наши, дисциплину игнорировали. Собирались вяло и долго. Только в 12.20 автобус с отъезжающими на экскурсию тронулся и поехал по шоссе вдоль моря. Я помахал рукой ему вслед и быстро побежал к стоянке такси, у отеля постоянно дежурило 5-6 машин. Мой английский позволял мне объясняться без переводчика, у меня он был намного лучше английского, на котором говорили местные таксисты. Но водитель был неуверен, что правильно понял меня, когда попросил его ехать в горы. Минут пять он пытался уточнить маршрут, но я помочь ему ничем не мог, сам не знал, куда мне надо. Махнув рукой, водитель выехал на шоссе и поехал в сторону горных селений. Жители острова в основном жили в селениях и районах удалённых от морского побережья. Объяснялось это просто, земля на побережье стоила дорого, строить там дома или снимать квартиры многим было не по средствам. Вот и осваивали люди горные склоны. Находились и ненормальные туристы, которые интересовались местной экзотикой, они ездили в горные посёлки, надеясь увидеть быт местных аборигенов. Особенно этим страдали туристы из богатых, благополучных стран. Там, где живут за счёт туристов, спрос рождает предложение, любой каприз за ваши деньги. Хотите быт аборигенов? Нет проблем, получите! Всё равно никто не знает истинный быт местных жителей, даже живущие в этих местах. Объяснение этому есть. Основная масса людей работающих в индустрии отдыха сезонные работники, приезжающие из разных мест только на сезон. Некоторые богатые люди имели здесь вилы, в которых бывали редко. Настоящих поселений было очень мало, но использовали всё подряд, всё равно туристы в тонкостях не разбирались. Таксист счёл меня таким "одним из ненормальных" и вёз, не раздумывая, ведь я ему должен буду оплатить дорогу в оба конца, поэтому, чем дальше, тем лучше. Мы ехали, а я прислушивался к своим ощущениям, они звали меня вперёд. Шоссе уводило нас всё дальше и дальше от побережья, день клонился к вечеру. Наверно было бы здорово описать окружающую природу, небо, горы, это всё было прекрасно, красочно, изумительно, но ничего этого не замечал, не видел, весь погрузившийся в себя смотрел только вперёд. Часам к 17, за поворотом показались дома небольшого селения. Десяток домов лепились к горе, крутые тропы уходили дальше от них в гору. Увидев это селение, внезапно почувствовал, что желание ехать дальше у меня пропало. Попросил водителя остановиться в этом селении, он кивнул головой, и мы подъехали к зданию местной корчмы, ресторанчика, кафе, гостиницы. Определить правильно назначение этого здания было очень трудно, единственное, в чём нельзя было ошибиться, так это в том, что служит оно для приёма туристов и путешественников, если такие блаженные находятся. Вот здесь я и покинул такси, заплатил водителю, договорился, что он завтра после обеда приедет за мной. Получив кроме оплаты хорошие чаевые, водитель попросил меня не волноваться и уехал. А я подошёл к одному из трёх столиков, стоявших возле входа в это многофункциональное здание. Пожилой мужчина в белом фартуке и белом колпаке ждал меня возле столика. Я присел на стул, возле стола и ..., начались трудности. Как я не коверкал свой английский, даже переходил на русский, с хозяином этого заведения найти общий язык понимания вначале так и не смог. Он говорил только на языке своих предков, из его жестов и двух слов по-английски, "о-кей" и "вэл", понял, что по-английски говорит его младшая дочь, которая уехала на два дня к одной из сестёр. Выяснив это, мы перешли на понятный всем язык жестов и образов. Вот на нём объяснились быстро и плодотворно. Через 20 минут я ел жареное мясо с картошкой, яичницу и разными овощами. Экзотика! Договорился и за ночлег, и за два больших бутерброда с мясом, сыром, овощами и бутылкой пепси вместо ужина. Это всё лежало в пластиковом пакете, а он был уложен в старенький рюкзак, за который я отдельно заплатил десять зелёных рублей, мировой валюты, английского он не знал, но в деньгах разбирался хорошо, в любых. День уже угасал, но мне хотелось побродить немного по окрестностям селения. Закинув за плечи рюкзак, полез в горы. Раньше никогда так над собой не издевался, а в этот момент об этом даже не думал, пёр по козьим тропам или не по ним, непонятно куда и зачем, забыв мудрую пословицу:
  "Умный человек, в гору не пойдёт, умный гору обойдёт..."
  Наверно просто к "умным" не относился ...
  Почти два часа карабкался по горе. Что это за удовольствие, для человека, выросшего и живущего в большом городе? Рассказывать наверно не стоит, любой человек знает ответ на этот вопрос. Узнал его и я. С радостью присел на нагретый солнечными лучами камень, облегчённо вздохнул, осмотрелся. В лучах заходящего солнца мои глаза сразу отметили этот участок горы. Лишённый растительности сланцевый пирог, состоящий из тёмных и светлых полос, был необычен, полосы были идеально ровными. Может ли такое быть в природе? Этого не знал. До площадки, которой оканчивался этот пирог, идти было метров двести. Меня тянуло туда, но благоразумие взяло верх, решил отложить этот поход на завтра, уже начинало темнеть, а мне предстоял обратный путь. Понимал, что в темноте по горам лазить опасно. Чтобы не сидеть просто так, открыл рюкзак и достал свои припасы. Тащить назад их не хотелось, вот и ел. Один бутерброд осилил, второй оставил на ужин в гостинице. Запил съеденное пепси и отправился в обратный путь.
  Уже в темноте подошёл к приютившему меня дому. За столиками сидели местные жители и семья, путешествующая на авто. Не останавливаясь, прошёл в отведенную мне комнатку. Есть не хотелось, не съеденный бутерброд сунул в стоявший в комнатке небольшой холодильник. Разделся и направился в душ. Здесь хочу заметить одну, всегда поражавшую меня деталь. За границей, в цивилизованных странах в любом, самом отдалённом месте в домах есть туалет и горячая вода. В этом доме был солнечный бойлер, он и давал эти блага цивилизации. При этом вспоминаю нашу действительность. Отъедешь немного от трассы или большого города и попадаешь в мир забытый цивилизацией. Туалет во дворе, вода в колодце. Остановившееся время. Почему так? Ответов много, но ничего не меняется, не живём, а выживаем. Но я был за границей в их цивилизованном мире и струи тёплой воды смывали пот, усталость с моего тела. Лёг спать и мгновенно уснул. Прогулка по горам измотала меня. Что-то снилось, но проснувшись, не сумел вспомнить что. В окно комнаты заглядывал новый день. Солнечные лучи золотили всё вокруг. Посмотрел на часы. Было 5.00 часов утра, быстро вскочил, сам себе удивляясь. В такую рань поднять меня из кровати, было возможно только стихийному бедствию. А здесь встал сам, мгновенно умылся, оделся, достал из холодильника остатки съестных припасов, уложил их в рюкзак и вышёл из дома. Хозяин уже возился во дворе. Поприветствовав его, направился знакомой дорогой в гору. Что подумал обо мне хозяин? Догадаться не трудно, но меня это не волновало, меня тянуло идти, вот и шёл.
  До места, где вчера окончил свою экскурсию по уже известной дороге, добрался быстро, было 7.15 утра. Камень, на котором сидел вчера, был холодным, ночь вытянуло из него всё скопившееся за прошлый день тепло, садиться на него не стал, продолжил путь. Двести метров до площадки прошёл минут за 10-15, на часы больше не смотрел. Слоёная стена заканчивалась на высоте метров трёх, не доходя до основания площадки. Сама эта площадка была удивительно ровной, как и странная стена, в этом было что-то искусственное. Не понятным было одно. Кому могло понадобиться обрабатывать поверхность этой горы и площадки? Да и как сюда доставили оборудование, нужную технику? И ещё, какое это могло быть оборудование? И куда девались отходы очистки? В общем вопросом было ещё очень много. Но ответов на них найти не мог, поэтому перестал задавать их себе. Подойдя к левому краю площадки начал двигаться вправо, ощупывая руками стену среза горы перед собой. Зачем это делал? Хороший вопрос, ответить на который не мог. Создавалось такое впечатление, что кто-то руководит моими действиями, как кукловод, дёргая за верёвочки, управляет куклой. Но противиться этому не мог, даже не пытался и не думал. Просто шёл, ведя руками по поверхности стены перед собой. Прошёл метров пять и моя правая рука, на большом пальце которой был надет перстень, половина перстня АРЕТА, внезапно ..., погрузилась в камень. Увидев это замер, с открытым ртом. Придя в себя, медленно стал вытягивать свою руку из камня, со страхом смотря на неё. Чего боялся? Что ожидал увидеть? Сказать не могу. Просто испугался и всё. Вытянул руку из каменной стены, внимательно осмотрел её, пошевелил пальцами, всё было нормально. Рука как рука. На всякий случай спрятал её за спину и продолжил свой путь вдоль стены, теперь вёл по ней только левой рукой. Шаг, ещё шаг, вот левая рука оказалась на том месте, где в стену ушла правая. Ещё шаг ..., моя левая рука скользила по каменной стене, никуда не проваливаясь. Так дошёл до правого края площадки. Передо мной было сплошная каменная стена. Стало очень неуютно и тревожно. Или у меня галлюцинации, или едет крыша, другого объяснения не было. Уже давно известно, что лучшее средство от стресса это еда. Сел перед стеной, достал из рюкзака вчерашний бутерброд, остатки пепси и принялся спасаться от стресса. Не заметил, как прожевал всё "лекарство", запил его пепси и продолжил эксперимент. О плохом исходе своего эксперимента, старался не думать, но было страшно. Ведь в следующий раз рука могла и застрять в камне. И что тогда? Медленная смерть или если даже меня найдут, то отрежут руку? Сам себя сделаю инвалидом или это в лучшем случае? Страх сжимал моё сердце, затруднял дыхание, но упрямо вёл по стене на этот раз правой рукой, приближаясь к месту, где она вошла в стену горы. Всё повторилось. Рука вошла в стену, но я на этом не остановился, вскоре в стену вошло правое плечо, часть груди, голова ...
  В этот момент успел подумать:
  "Вот и хорошо! Если застряну в камне стены, то инвалидом не буду! Полтела и голову никто ампутировать, чтобы спасать остальное не будет, ибо спасать уже будет нечего, полтела без головы функционировать не могут. Или могут? Никогда о таком не слышал. А жаль! Хотя бы знал ожидавшее меня будущее ..."
  Больше пугать себя не смог, ибо открыв глаза, увидел перед собой небольшое помещение, вырубленное в каменной толще горы. Стены его светились мягким белым светом. Уже ни о чём не думая, просто шагнул вперёд и осмотрелся.
  Левую стену занимал большой экран, изображение на нём было картой. Это понял сразу, увидев знакомые очертания континентов, морей, океанов. На контуре острова Родос светилась красная точка, луч от неё шёл к Альпам, соединяясь с большой красной точкой. Обратил внимание, что к этому месту вели лучи с других точек, расположенных в горах разных континентов. Прямо передо мной стоял на столике прозрачный куб, внутри которого лежало два предмета. Подошёл к нему и присмотрелся. Первый предмет был похож на закрытый ноутбук с отверстием в левом нижнем углу. Вторым предметом была коробка без крышки, её внутренность напоминала решётчатый каркас, в ячейках которого лежали голубые многогранники. Подошёл ближе. Передняя стенка куба отошла в сторону и в моем сознании возникли слова:
  "Доступ к файлам открыт, последний запрет на доступ получен три тара тому".
  Так было и тогда, когда мой разум общался с разумом АРЕТА. Как это правильно назвать? Мысленный обмен или как-то иначе? Вот этого и не знаю, просто говорю об имеющем место общении. Оно продолжилось:
  "Собранная информация отправлена в главный накопитель, связь устойчивая, подтверждение получено".
  Установилась тишина. Подождав некоторое время, понял, что на этом общение окончилось, достал из куба оба предмета и положил их в опустевший рюкзак. Больше ничего интересного в этом помещении не было. Подошёл к экрану и долго смотрел карту, мерцавшую на нём, запоминая место расположения большого красного пятна. Затем повернулся к стене, через которую вошёл. С внутренней стороны проход был отчётливо виден, серая дымка закрывала отверстие два метра шириной и более трёх метров высотой, оно имело прямоугольную форму. Зачем нужно такое большое входное отверстие? Этого не понял, но находиться здесь смысла не было, вытянув вперёд руку с надетым на большой палец кольцом, я вышёл из пещеры и вздохнул облегчённо. Находясь снаружи, могу сказать честно, трусил отчаянно, был не уверен, что смогу покинуть эту пещеру. На моих часах было 9.12, солнце ещё не добралось до верхней точки и пекло не сильно. Моя скорость на обратном пути была запредельной, опроверг постулат, что на гору легче подняться, чем спуститься целым и невредимым. Ровно в 11.40 уже принявши душ, сидел за столом и ел нехитрую деревенскую пищу, яичницу, мясо, овощи, сыр и свежие лепёшки. Совместил завтрак и обед. Хозяин не возражал, он был доволен, ибо я снова был его единственным постояльцем. В став из-за стола, прошёл в свою комнату и принялся рассматривать находки, достав их из рюкзака. Долго заниматься этим не смог, сон сморил меня. Проснулся от стука в дверь. Это приехало за мной такси. Быстро собрался, рассчитался с хозяином заведения и сел в машину. Думаете, сейчас начну описывать красоты пейзажей, проносившихся за окном машины? Не угадали! Мои мысли были заняты найденными предметами, и мне было не до красот природы, их просто не замечал. Так и не заметил, как доехали до отеля. Мои ещё не вернулись, разложив на кровати свои находки, продолжил размышления об их назначении. Достал из ячейки коробки один кристалл и принялся вертеть его в руке. Что это такое? Драгоценный камень, спрятанный неизвестным или неизвестными? Зачем? Даже моя огромная фантазия ответов на этот вопрос не находила. Положил кристалл на его место в коробке и приступил к осмотру второй находки по форме напоминавшей ноутбук. Верх был квадратом 70х70, по краям его окантовывала рамка, чёрная полоса шириной 2 сантиметра с антрацитовым вкраплением. Квадрат внутри этой рамки был серого цвета. Толщина квадрата была 10 сантиметров. Нижняя часть и стенки были такой же фактуры, как и рамка, чёрные с вкраплением. На этом чёрном фоне боковой стенки в правом углу был красный квадрат размером 1х1 см и всё. Никаких линий, соединений ничего сплошная гладкая поверхность. Не смотря на немаленькие размеры это изделие, было лёгким. Почему сравнил его с ноутбуком? Не знаю. Просто возникла такая мысль и прочно обосновалась в моём разуме. Повертел это в руках и положил на кровать. Уже позже анализируя своё поведение в тот момент, отметил, что мысли, испытать эти находки на механическую прочность у меня не возникало, сразу относился к ним осторожно. Так рассматривал и думал, пока не услышал шаги и гул голосов за дверью номера. Это вернулись экскурсанты. Едва успел спрятать свои находки, как в номер ворвался возбуждённый Лёша и взял меня в оборот. Пришлось сделать заинтересованное лицо и рассматривать снятый им шедевр. Сходили на ужин и я, и Лёша с Диной устали, поэтому отменив вечернюю прогулку, легли спать.
  Ночью мне снился сон. Я уверенно пользовался найденным "ноутбуком" включал его и вставлял в него кристаллы. На передней панели возникало изображение, какой-то текст. Читал его, управляя прикосновением и движением сверху вниз по боковине рамки. Странным был другое, я знал, что это всё делаю я и в тоже время видел себя со стороны. Вот здесь и скрывалась главная проблема, ибо я был трёхметрового роста, с одним глазом во лбу, огромной лысой головы ..., и тут я проснулся.
  Была глубокая ночь. Рядом свернувшись калачиком, спала Дина, Лёша спал во второй комнате. Мне спать не хотелось. Осторожно встал и вышёл на балкон. Он выходил на море, за это с меня взяли лишних 200 евро, но сейчас об этом не жалел. Усеянное крупными звёздами южное небо сливалось с водной гладью, светящаяся лунная дорожка бежала по водной глади к берегу. В тишине был слышен плеск набегавшей на берег волны. Отвернувшись от этой картины, посмотрел в сторону гор ..., и крепко уцепился руками в перила балкона. У меня появилось странное ощущение, будто бы я стремительно летел, приближаясь к тёмному массиву горы, к лишённому растительности месту, где был вход в пещеру. Влетел в неё, увидел светящуюся карту на экране и ..., уже знакомую фигуру одноглазого существа. Прекрасно осознавал, что всего этого не могло быть, пещера находилась далеко, но и ощущение полёта, и всё увиденное были настолько реальны, закрыв глаза, потряс головой. Отгонял наваждение. Когда открыл глаза, ничего этого уже не было. Перед моим взором простиралась темнота, скрывшая горы. Вернулся в комнату, бросил взгляд на безмятежно спавшую Дину, взял рюкзак, где лежали мои находки, на цыпочках прошёл в ванную комнату. Закрыл за собой дверь, включил свет, открыл рюкзак, достал находки и положил их на стол, с встроенными раковинами перед зеркалом. Уже не колеблясь, палец, на котором было одето кольца с половиной щита и головой птицы на нём, приложил к красному квадратику. Спустя мгновение квадратик изменил цвет, стал зелёным. Рядом с ним появился квадрат голубого цвета с прожилками граней, достав кристалл из ячейки коробки, приложил его к этому квадрату, кристалл втянулся внутрь квадрата и тут же серый фон, обрамлённый чёрной рамкой, стал голубым, а на нём проступили буквы. Водя пальцем с кольцом сверху вниз по правой части чёрной рамки двигал выступающий текст, вверх. Всё как во сне, только читать его не мог, буквы были мне незнакомы, этого языка не знал ..., хотя нет, такие знаки-буквы я где-то видел, но вот где? Этого вспомнить не смог. Дальше всё было просто. Нажал всё тем же пальцем с кольцом, на выступающий на миллиметр кристалл. Он выпал мне в подставленную ладонь, тут же голубая поверхность стала серой. Далее приложил всё тот же палец к зелёному квадрату, он стал красным.
  Понятно, что этим не ограничился. Пробовал проделать ту же операцию всеми пальцами обоих рук. Только палец с кольцом запускал этот прибор, на остальные пальцы он не реагировал. Проводя эти эксперименты, не заметил, как наступило утро. Спать не хотелось. Убрал свои находки, взял полотенце и отправился на пляж. Мои соседи по номеру, ещё спали. Это только мне не спалось, мучил вопрос, как разобраться с неизвестным языком? У нас в институте был отдел, который изучал древние рукописи и свитки. Но я их способ работы знал. Они один знак изучали годами, да и предоставить им нужно было весь текст. А вот этого делать не хотел, у меня была надежда, что в этом тексте указаны места тайников захоронения древних сокровищ. Кто захочет делиться своими кладами? Я не хотел! Сидел в шезлонге на берегу моря, не замечая ничего вокруг, ломал голову над проблемой:
  "Как рыбку съесть и ..., не дать её куснуть никому другому"
  
  Глава 12.
  
  Такие сложные вопросы с кондачка не решаются. Это и понятно, все знают, что бережливость это главная черта человека нашего времени. Правда те, кто не имеет даже намёка на богатство или клад называют это черту почему-то жадностью. Мучился, мучился, но ничего пока придумать не мог, даже пропустив время завтрака. В себя пришёл, когда прибежавший Лёша начал тормошить меня, требуя внимания. Вслед за ним подошла Дина. Начался опостылевший мне обычный день отдыха. Вяло отбиваясь от них, при этом ухитрился подсчитать, что до отъезда домой осталось целых четыре дня. Ужас! Расстроиться от всего этого не успел так, как в это мгновение почувствовал присутствие разума АРЕТА. Теперь от момента его появления до подключения проходили мгновения. Опыт и практика, вещь очень важная. Разум АРЕТА за прошедшее время посещал меня регулярно, два-три дня в месяц. Я знал все его новости, он мои. Подключившись, разум АРЕТА получил всю информацию текущего момента и сразу потребовал рассказать обо всех событиях, произошедших за время его отсутствия. Это отвлекло меня от бесплодных размышлений. Рассказал ему и о находке, и о своём сне, в котором видел циклопа, похожего на его хранителя. Рассказал ему о своём открытии новых свойств кольца, а именно проходу через защитную завесу, стену горы, запуску найденного устройства, аналогу наших ноутбуков и главное было то, что понял суть наших колец. Это именно из-за них происходили наши перемещения, они были причиной нашего знакомства. В этот момент у меня возникла новая мысль. Тут же обратился к разуму АРЕТА, соседу и другу:
  - Слушай сосед! А ведь это мысль! Виденные мной циклопы в твоём мире и в моём идентичны. Моё кольцо это копия половины твоего кольца, наши разумы перемещаются на огромные расстояния. Благодаря своему кольцу я смог проникнуть в пещеру, пройдя стену, запустить это устройство с кристаллами. Можно предположить, что текст, который появляется на лицевой стороне устройства, написан на твоём языке? Это было бы здорово! Все вопросы отпали б, ты грамотный вот и прочтёшь его для моего разума, а я запишу всё. Тянуть не будем, кончаем бездельничать, лежать на солнце. Это ведь моё тело и мне нужно его беречь, а солнечные лучи в большом количестве вредны для кожи. Она у моего тела одна. Пошли быстрее в номер! Кожу спасём и проблему решим!
  Дина поверила, что я умираю от голода, они с Лёшей остались на пляже, а я отправился в гостиницу. Прошёл в наш номер, запер дверь, достал найденное устройство и запустил его. Наши разумы использовали один мозг моего тела и все ощущения, мысли, эмоции у нас были общими. То, что язык, на котором был написан этот текст, АРЕТУ не известен, узнал сразу и был разочарован. Был почему-то уверен, что это его язык. Через пелену этого разочарования до меня донеслись мысли АРЕТА:
  - Подобные значки я видел в свитках, которые ты называешь "книгами", в библиотеке моей матери. Но её уже давно нет, хранитель библиотеки и воспитатель отца, которые могли бы ответить на вопросы, тоже давно умерли. Больше этой библиотекой никто никогда не пользовался. Так что прости!
  "Что хотеть от "варвара"? Видите ли, он воин, тупой ишак! Жил среди образованных людей и не научился пользоваться знаниями из библиотеки? Тупой "варвар"!"
  Подумав так, тут же осознал свою ошибку, но было поздно. Эту мою тираду разум АРЕТА услышал и с обидой ответил:
  "В следующий раз, когда твои высокообразованные соотечественники будут бить твоё хилое, но такое же, как и у них, высокообразованное тело, "тупой варвар" помогать тебе, избежать их побоев не будет. Иди ...., тупой осёл!"
  Не ожидая моего ответа, разум АРЕТА покинул мою голову. Мне стало стыдно, но изменить ничего уже не мог. Отключив прибор, вынул и положил кристалл на место в коробку, убрал свою находку. Проблема осталась. Испорченное настроение восстановить можно только одним лекарством. Вот и отправился за ним, спустился в бар гостиницы.
  Когда Дина с Лёшей вернулись с пляжа, они нашли меня там. Точнее нашли моё почти невменяемое тело. Как они дотащили его в наш номер? Осталось для меня загадкой. Проснувшись вечером, решать её не стал. Меня тошнило, ужасно болела голова, язык с трудом ворочался в сухом горле. Мучился отчаянно, выпил две бутылки воды, но это не помогло и только три шкалика из мини-бара вернули меня к жизни. Так попробовал отдых "по-русски". Скажу честно, не понравилось. А через три дня самолёт "Аэрофлота" взлетел над взлётной полосой аэропорта и понёс нас домой. Ни радости, ни огорчения, от окончания отдыха не испытывал. У меня были другие проблемы, над их решением и продолжал ломать голову, увы, безрезультатно. Так пролетали дни.
  В конце января 2003 года Дина пошла в декретный отпуск. Лёша к появлению сестрички, это уже было известно, отнёсся с радостью. Все страхи Дины оказались напрасными. Но мне было не до её забот. Нянек у неё было предостаточно. Моя проблема так и оставалась не решённой. Отчаяние давило меня, заставляя совершить необдуманные действия. Уже решился отдать текст в отдел института, точнее нанять там для расшифровки текста несколько человек, только не мог решить, на ком остановить свой выбор. Обычно раздумывая над этим, сидел в своём кабинете перед включённым прибором, смотря на высвеченный текст. Так было и в этот день. Задумавшись, перестал воспринимать все звуки, и вздрогнул, когда услышал:
  - Женя! Уже минут десять зову тебя. Ты что не слышишь? Мне нужно ехать в консультацию, а ты вчера поставил свою машину впритык к воротам и ключи забрал. Там охранники пытаются её оттащить в сторону, освободить выезд. Дай ключи от неё!
  Как вошла в кабинет Дина, не слышал. Включённый прибор лежал передо мной, на его поверхности светился текст, который я бездумно вертел, перемещая вверх, вниз. Спрятать прибор или хотя бы отключить, уже не успевал, Дина его увидела и посмотрела на текст. Через мгновение, она посмотрела уже на меня и виноватым тоном сказала:
  - Ой, извини! Не знала, что ты занят. Прости, дай ключи от машины, и я ухожу, не буду мешать. Ты никогда не говорил, что знаешь старо-греческий язык и свободно читаешь на нём. Помню, сколько времени я затратила на его изучение. Кстати у нас в институте меня именно из-за этого знания не отпускали в декретный отпуск. Недавно прислали ксерокопии найденных в Греции при раскопках текстов, я начала переводить, а закончить не успела. Заменить меня некем, вот и пришлось заказ на перевод отдать в Бостонский университет, там нашёлся один знающий этот язык и умеющий работать с тестами ...
  Сказанное Диной медленно доходило до меня, но дошло. Я перебил её и с дрожью в голосе спросил:
  - Ты знаешь язык, на котором написан этот текст? И можешь всё прочесть?
  Дина обиженно пожала плечами:
  - Думаешь, только ты можешь знать его?
  Я вскочил, подбежал к ней, обнял её и радостно заорал:
  - Ты мой бриллиант! Да не знаю я этого языка! Ты моя палочка-выручалочка! Чего молчала? Я уже полгода мучаюсь, ищу переводчика, а ты под боком и молчишь!
  Дина пискнула и начала вырываться:
  - Осторожно! Ты с ума сошёл тискать меня? Я ведь не одна!
  Отпустив её, я продолжил свой безумный танец радости. Хотел сразу засадить её за работу, но вспомнил о ребёнке и о необходимости поездки в женскую консультацию. Милостиво разрешил ей ехать туда, убрав свою машину с проезда и вызвавшись сопровождать её. Время, проведенное Диной в женской консультации, убивал, как мог. Даже съел какой-то пирожок с сосиской, чего раньше никогда не делал по причине боязни отравиться.
  Наконец, свершилось! Дина вышла из консультации, и мы поехали на её квартиру по соседству с квартирой Бориса Антоновича. Там забрали все словари, исследования по построению слов и предложений по древнегреческому языку. С этой кучей книг вернулись домой в коттедж, не откладывая на другое время, сразу принялись за работу. Всё привезенное нужно было через сканер загрузить в компьютер. В перерыве между загрузками книг, позвонил программисту и заказал поисково-переводную программу для перевода текстов. Когда занимался своим бизнесом, по сбыту раритетов из хранилища музея, этот программист уже писал для меня подобную программу. Заказчиком я был щедрым и он за неделю мой заказ выполнил. Увы, к этому сроку смог загрузить только часть имеющейся базовой литературы, хотя работал, как каторжник по 12-14 часов в сутки. Только через полтора месяца смог загрузить всё. После этого, как мне не хотелось сразу приступить к загрузке текстов с кристаллов, но пришлось сделать недельный перерыв.
  Виновной в этом была Дина, она не смогла потерпеть и родила дочь, вот мне и пришлось играть роль молодого отца. В связи с тем, что был уже не очень молодым, да ещё и погружённым в работу, далась мне эта роль нелегко. Сначала не мог определиться со своим отношением к этому событию, не мог понять, что испытываю? Радость, досаду или страх? Разбирался в себе дня три, потом смирился со свершившимся фактом. Говорят, что женщины после родов испытывают депрессию и шок. Это утверждать или опровергать не могу так, как не знаю. Но почему-то никто не говорит, какой это стресс для мужчины? Вот это могу утверждать точно, ибо сам узнал его на себе, хотя на задаваемые всеми одни и те же вопросы:
  "Ты рад? Ты счастлив?"
  Отвечал однозначно:
  "Рад и счастлив безмерно!"
  А что ещё можно ответить под сурово-испытывающим взором Надежды Михайловны и матери? Легче было с отцом и Борисом Антоновичем. Выпили по паре рюмок коньяка, и они сами становились радостно-возбуждёнными, в их возрасте этой дозы хватало с головой. Проще было с Лёшей. Он, узнав эту "радостную" новость, тяжело вздохнул, сочувствующе посмотрев на меня, изрёк истину:
  - Да Женя! Не повезло нам. Баб в нашем полку прибыло, расходов прибавилось, проблем тоже, жаль ...
  Надежда Михайловна тут же начала проводить с ним воспитательный час. Оставшись без её внимания, я согласно кивнул. Устами младенца была произнесена истина, так говорит народная мудрость. Но через два дня испытал облегчение и счастье. Во-первых, дедушки и бабушки оттеснили меня в сторону, наперегонки опекая Дину и дочь. Во-вторых, смог вернуться к прерванной работе. На цифровую камеру снимал изображения текстов с экрана найденного прибора и сбрасывал их в компьютер. Работа была долгой, каждый кристалл содержал большой объём текста. К моему счастью меня не привлекали даже к прогулкам с дочерью. От моей работы меня оторвали только раз, для участия в праздничном застолье. Торжество в честь Дины и дочери, праздновали с купеческим размахом. Отстать не мог. Во-первых, за мной внимательно следили и раз двадцать напомнили о том, что должен. Во-вторых, сам понимал, что был должен не только быть рад своему счастью, но также был обязан продемонстрировать свою радость. Руководствуясь этим, успел съездить в ювелирный салон, где приобрёл гарнитур, кольцо с серёжками и колье. Скупиться не стал, чисто из экономии времени. Взял самый дорогой набор с бриллиантами, по заверению хозяина салона сделал очень хороший выбор, лучшего образца ручной работы известного итальянского ювелира. Надеюсь понятно, почему меня обслуживал сам хозяин салона? Это не от моего величия и известности, а от суммы стоимости, стоявшей на ценнике. Его скромно снял, чтобы не шокировать родителей, но Надежде Михайловне, как бы случайно, продемонстрировал. Сделал это специально. Дело в том, что родители Дины были геологами. В советское время наша страна своих граждан посылала в разные страны, надеясь за это получить новых союзников в нашем мире. Бескорыстную помощь принимали все, наши граждане часто погибали, исполняя задание партии и правительства. Их сиротам давали скромные пенсии, иногда грамоты и медали. Принявшие помощь страны очень часто нашими союзниками не становились, а партия и правительство нашей страны забывали о погибших гражданах и их сиротах. Это был вариант Дины. Родители сгинули, она осталась с бабушкой и мизерной пенсией. Бабушка умерла восемь лет назад. Сироте пришлось нелегко. Но ей повезло с родителями мужа. После развода Дины с их сыном, они встали на сторону невестки и внука. За Дину стояли горой и с любым её обидчиком могли разобраться, благо возможности высокопоставленные функционеры партии ушедшей страны и владелец двух банков и нескольких фирм имел всегда. Увидевшая ценник Надежда Михайловна естественно озвучила его содержание мужу, вот и удостоился их общего поцелуя. Отпраздновав это событие в узком кругу, смог вернуться к работе. Занятая ребёнком Дина, мне не помогала, но и не мешала. Благодаря этому через два месяца закончил все подготовительные работы. Торжественный день наступил. Его ждал с нетерпением и оттягивал от того, что страшился неудачи. Разные мысли посещали меня, тревожили душу.
  "Вдруг Дина ошиблась и это не древнегреческий язык? Тогда все месяцы каторжного труда пойдут насмарку! Что тогда делать? Как найти выход из создавшегося положения? К кому обращаться?"
  Причин предаваться этим мыслям было множество. Странная стена горы, "дверь" в ту пещеру, карта на огромном экране, светящиеся стены пещеры, да и сама находка. Из этого всего на сегодняшний день науке этого времени было известно только одно. Странный голый участок стены горы был неизвестным видом солнечных батарей, снабжавшей энергией пещеру, её освещение и аппаратуру. Но способ передачи энергии, сама аппаратура и оборудование были неизвестны. Всю информацию о работах в этих направлениях собрал. Чего стоят эти кристаллы с информацией? А само устройство воспроизведения? Откуда эти технологии и сколько им лет? Под ответы подходили высказывания некоторых учённых, что мы не первая разумная раса, населяющая нашу планету. Но тогда возникал вопрос, сколько тысяч лет работают эти приборы и оборудование? Или это всё инопланетяне, чужой разум?
  Можете представить моё состояние, когда утонув в этом море вопросов, решился запустить программу перевода текстов с кристаллов. Затаил дыхание, подвёл мышкой стрелку к виртуальной кнопке перевод и клацнул ей. Программа запустилась. На экране появились первые порции переведенного текста. Естественно он требовал доработки, но это было не страшно, главное было то, что мои страхи и сомнения не подтвердились, процесс пошёл ...
  И сразу появились новые проблемы. В каком порядке идут кристаллы, чтобы получать последовательный текст? Не разобрался. Начал сверху с левого угла и шёл по рядам, слева на право. Связанных частей текста не получилось, после окончания перевода пришлось переставлять части вручную, чтобы получить связанный текст. Это тоже заняло время, но остановиться уже не мог. Полученный текст был странным, интересным и очень неожиданным. Ещё только начав работать с ним, понял, что ни показать его кому-то, ни рассказать обо всём, что узнал из него кому-то из людей, не смогу. Выслушав мой рассказ, меня в лучшем случае просто упекут в известное учреждение, а в худшем ..., сначала сделают укол и наденут смирительную рубашку, а затем упекут ..., туда же. Финал один и результат тоже. Было очень обидно и досадно.
  То, что высказывалось, как версия о наличии разумной жизни в других Галактиках, я мог подтвердить не только словами. А вот поверят ли мне? Очень сомневался. Моё кольцо, позволяющее перемещать разум, мир АРЕТА, где побывал мой разум и полученные данные с кристаллов о расе РАЛОТОВ и их поселении совместно с людьми погибшего далёкого мира на нашей Земле. О том, что греки потомки тех далёких людей, что циклоп ПОЛИФЕН описанный Гомером в "Одиссее" не выдумка Гомера, а представитель расы ...
  Но лучше не буду рассказывать своими словами, а выложу часть полученного мной с кристаллов текста, написанного на языке, который мы ошибочно принимали за древнегреческий язык одной из рас людей, жившей на нашей планете Земле ...
  
   Файлы с этими данными имеют статус высшей степени секретности. Они доступны только для ознакомления членов Высшего Совета Координаторов расы РАЛОТОВ. Так же имеют защиту высшей степени, включение генератора уничтожения разума, нарушителя запрета. Подтверждение запрета, передаются Главным Мозгом каждый цикл.
  
  ... Создание искусственного разума открыло новую эру жизни людей. Тела киборгов были созданы из клеток насыщенных кремнием, образованное соединение было очень прочным к механическому, тепловому воздействию. Мощный корпус с каркасным мышечным скелетом и сетчатым глазом давали силу и большой сектор обзора. Эта модификация позволяла использовать киборгов, как воинов, охранников, рабочих на различных процессах производства, строительства, добычи минералов, руд. Это высвободило человека, позволило ему больше отдыхать, время тяжёлого труда ушло. Учённые продолжали работы над совершенствованием киборгов и вскоре создали совершенно новый вид названный серией РАЛОТ. В основу её был заложен искусственный разум с развивающимся интеллектом, умеющий думать, оценивать обстановку и принимать решения. Изделия этой серии заменили человека везде, они даже сами создавали, собирали новые технические устройства, основанные на модернизации старых разработок людей и новых технических решений. Роботы обрели разум и стали полноценными членами общества. Этот прогресс создал новый порядок отношений между людьми и искусственными созданиями их разума. На РАЛОТОВ возлагали всё больше и больше обязанностей, для координации деятельности на малой необитаемой планете нашего созвездия был собран Главный координатор, электронный мозг. Люди, опекаемые РАЛОТАМИ, были освобождены от всех забот. Но постепенно перенимая сферы деятельности у людей, РАЛОТЫ вынуждены были создавать узконаправленных специалистов. Так появились высокоинтеллектуальные группы серии РАЛОТ. Техники, инженеры, космические разведчики, воины когорты "Неуязвимых", лекари, писатели, художники. Кроме них продолжали изготавливаться и группы старых серий. Это были простейшие роботы ограниченных функций разного назначения. Боевые роботы охранники, строительные роботы с наборами манипуляторов, роботы лекари-диагносты и другие. Внешне и по составу материала своих корпусов они отличались от изделий серии высокоинтеллектуальных РАЛОТОВ. Управлялись эти простейшие роботы командами, передаваемыми на мысленных частотах, которые усиливались внешними ретрансляторами. Как и в изделиях серии РАЛОТ в этих простейших роботах был встроен генератор молекулярных преобразований. Изделия серии РАЛОТ могли привести его в действие сами, запустив процесс преобразования молекул своего тела в камень, и только РАЛОТ мог запустить этот генератор, в корпусе простейшего робота, отдав мысленно команду на самоуничтожение.
  Для РАЛОТОВ была разработана биологическая масса, содержащая нужные для их нормального функционирования компоненты. Принималась она раз в сутки. Это была функция аналогичная приёму пищи у людей.
  В это же время людьми была разработана теория перемещения через порталы, которые питались и управлялись электронным мозгом. Так решился вопрос перемещения на планеты созвездия обитания расы. Строительство и обслуживание порталов, производство, создание новых электронных мозгов планет, работы по производству питания, обслуживание людей, требовали изготовления новых РАЛОТОВ и простейших роботов. Это влекло за собой истощение имеющихся ресурсов. Тогда главный электронный мозг и нашёл решение этой проблемы. В глубины космоса уходили корабли с командами космических разведчиков. Они находили планеты богатые нужными ресурсами, наносили их на карты, устанавливали портал. Когда требовались новые ресурсы, на эти планеты направлялись автоматизированные комплексы добычи и переработки. За несколько столетий, близлежащие к нашему созвездию необитаемые планеты были опустошены. Всё дальше в глубины космоса уходили корабли космических разведчиков, вот тогда им и начали встречаться планеты с зачатками жизни или с существующими формами разумной жизни. Каждая разумная жизнь развиваясь, использует сырьевой ресурс своей планеты. Это было недопустимо! Решение этой проблемы предложил главный электронный мозг. Во исполнение его была учреждёна новая функция расы РАЛОТОВ, АРАН - хранитель ресурсов открытых планет. Отбирали их и дополняли существующую программу функционирования разума из воинов когорты "Неуязвимых", придавая им команду из простейших роботов. В их задачу входило любыми средствами сохранять ресурс вверенной им планеты. По истечению срока работы изделия серии РАЛОТ он заменялся новым. Налаженная, размеренная жизнь, наполненная заботами и проблемами, была функциональна и жизнедеятельна.
  Но начались проблемы с людьми. Не смотря на заботу РАЛОТОВ, внимание и уход, популяция людей начала сокращаться. Их носители быстро разрушались, теряли свою способность дальнейшего функционирования. Кроме этого у ещё функционирующих носителей возникли разногласия. Небольшая группа людей называющих себя "Реками" дали задание главному электронному мозгу найти в другой Галактике планету с указанными параметрами. Выполняя их указание, главный электронный мозг направил сотни кораблей космических разведчиков в разные Галактики. Получаемые от них данные он передавал людям. Те знакомились с ними, но найденные планеты их не устраивали и поиски продолжались. Наконец в дальней Галактике под номером 439FRLY77531 была обнаружена единственная обитаемая планета с примитивной разумной жизнью. Она удовлетворила людей. Разведчики установили на одном из островов портал пространственного перемещения, главный электронный мозг активировал его.
  Группа людей прошла через него. С собой они не взяли ни оружия, ни простейших роботов, ни других изделий расы. Только трём десяткам изделий серии РАЛОТ они разрешили следовать с собой. Одна группа с РАЛОТАМИ обосновалась на этом острове, а большая часть людей переместилась на материк заселённый разумными, примитивными человекоподобными существами. По их приказу портал перемещения был деактивирован. Но главный электронный мозг был изначально запрограммирован опекать и защищать людей. Поэтому бросить людей на планете он не мог. Включилась программа защиты. В горах на материке был установлен портал и на планету был отправлен АРАН с командой. Ему было поручено установить автоматический пост наблюдения и оберегать находившихся на этой планете людей от аборигенов. Ресурсы планеты были бедными, как и ресурсы остальных планет этого созвездия. Поэтому у этого АРАНА были другие задачи. Главный электронный мозг контролировал эту планету, оберегая ушедших на неё людей расы. Со временем изделия серии РАЛОТ выходили из строя, команды от людей на их замену не поступало. Пришедшие жить на планету люди расы с проходящими столетиями изменялись, менялись поколения, погибали их носители и они смешивались с местными аборигенами, утратив память о своём происхождении, но должность АРАНА планеты оставалась всегда. Главный электронный мозг держал это на контроле. Хотя проблем у него становилось всё больше и больше.
  Самой главной проблемой было разрушение носителей людей, этот процесс становился лавинообразным. Медицина обеспечивалась на высоком уровне, но это не помогало. Главный электронный мозг, в срочном порядке, начал списывать информацию с мозга людей, он первым спрогнозировал надвигающуюся опасность, исчезновение людей, как вида. Посылаемая им людям информация с этими расчётами людьми не воспринималась, вымирающий вид вёл себя странно, больше ничем не занимался и не интересовался. Главный электронный мозг принял решение прекратить списывать информацию с их мозгов, ибо она у исчезающего вида стала отсутствовать, остались одни примитивные мысли функционирования носителей. В 17 день месяца рам, года рек, перестал функционировать последний носитель человеческого разума, но главный мозг расы это рассчитал и давно начал преобразования. Он создавал новую структуру уже расы РАЛОТОВ. Девять инженеров, обслуживавших его, имели доступ ко всем хранилищам памяти. Они стали членами Высшего Совета Координаторов, инженеры обслуживающие планетные электронные мозги составили советы Координаторов планет. Тогда и началось строительство автоматических комплексов по созданию изделий РАЛОТ, были созданы и автоматические комплексы по переработке, утилизации отработавших свой срок изделий серии РАЛОТ. Раса, состоящая из искусственно созданных носителей разума? Это вступало в конфликт, с программой заложенной создателями людьми. Создалась тупиковая ситуация, но анализируя данные записей информации с мозгов людей, главный электронный мозг расы разработал новую программу для изделий серии РАЛОТ. Она решала этот вопрос конфликта, превращая искусственный разум в полное подобие человеческого. При изготовлении РАЛОТА эта программа записывалась в компьютер изделия, РАЛОТ получал воспоминания о несуществующем детстве, юности и указание, что при износе более 85%, он должен отправляться в "храм Забвения", так был обозначен комплекс по переработке и утилизации отработавших свой срок изделиях. Получалась полная идентичность жизни человека. Рождение, становление, жизнь и смерть. Так ещё до гибели последнего человеческого разума началась жизнь расы РАЛОТОВ. РАЛОТОВ, живых существ уже ничего не знающих, о своём искусственном происхождении. Фактическое руководство жизнью расы Главным электронным Мозгом, было скрыто наличием Высшего совета Координаторов. Лица этих РАЛОТОВ часто демонстрировали по гала сетям, показывали и заседания Высшего совета Координаторов, но они сами никогда лично, напрямую ни с кем не контактировали. Теперь мы РАЛОТЫ продолжили дело нашей расы, её жизнь и существование в нашем мире ...
  
  Так выглядел отредактированный и избавленный от технических терминов и подробных описаний производственных процессов, технических решений перевод. Многое из указанного выше выбросил потому, что всего понять не смог. Другая техника, другие термины, неизвестные процессы при переводе отображались непостижимым набором слов и букв. Да и то, что соответствовало человеческой логике и мышлению, вызывало много догадок и вопросов. Первая из них была такой:
  "Кто писал этот текст?"
  Главный электронный Мозг? Какой-то робот с соответствующей функцией? Почему эти файлы, предназначенные только для членов Верховного совета Координаторов расы РАЛОТОВ, хранились на нашёй планете в простом наблюдательном пункте? Вряд ли члены этого совета приходили сюда знакомиться с ними. Да и по последним строкам этого текста выходило, что в лицо их никто, никогда не видел. Вот у меня и возник вопрос, а были ли они вообще? Мой ответ был однозначен. Скорее всего, нет! Я не большой специалист по искусственным интеллектам, но думаю, что от нашего мышления, мышление искусственного разума отличается и понять друг друга, мы не можем. Но все эти размышления и непонимание долго меня не занимали. Понял главное, что в период между 1200 - 900 лет тому назад, по нашему летоисчислению, какая-то катастрофа, катаклизм или что-то другое уничтожило расу РАЛОТОВ. Этот вывод сделал из того сообщения, которое мой разум получил в наблюдательном пункте на острове Родос. Защита от посторонних, забранных там мной находок, была не подтверждена три цикла назад. Успел выяснить, что цикл РАЛОТОВ был примерно 300 наших лет. Именно этот вывод и обрадовал меня. Ведь теперь мог считать себя хозяином всего наследства РАЛОТОВ на планете Земля. Ведь других наследников не было, ибо об этом наследстве больше никто не знал. Разум АРЕТА в счёт не брал. Единственное что он мог, это посмотреть на это, пока неизвестное наследство моими глазами. Этого мне было не жалко. Оставался последний вопрос, где его искать? Перерыть всю планету? Облазить все горы? С этим вряд ли справиться всё человечество. Получается тупик? А вот и нет! Я помнил карту на экране наблюдательного пункта и кое в чём разобрался. Красные небольшие точки, от которых красные лучи сходились в большую точку в предгорьях Альп, были такими же автоматическими наблюдательными пунктами, как и тот, в котором побывал. Этот вывод сделал из того, что такой же точкой была обозначена эта гора на Родосе, а луч от неё шёл к той, большой точке. Значит, центральный пост был расположен в месте обитания АРАНА и находился в месте, обозначенном большой красной точкой на той карте. Почему стремился найти резиденцию АРАНА? Это должно быть понятно любому. Если верить найденным записям, то Главный электронный Мозг создал программу для записи в мозг-компьютер РАЛОТАМ, анализируя снятую информацию с мозга людей. А любой человеческий разум имеет одну общую черту, жажду собирания ценностей и реликвий, любых. Вот это и позволяло мне думать, что найдя место обитания АРАНА, найду свою пещеру АЛИ-БАБЫ. Осталась мелочь, найти это место ...
  
  Глава 13.
  
  Компьютер и интернет это величайшее изобретение человеческого разума. Как люди жили без этого? Представить сейчас себе не могу, хотя и принадлежу к поколению, которое жило без этих изобретений в молодости. Странно? Или это нормально? Живём и наслаждаемся тем, что имеем в настоящую минуту. Так проще.
  Всё это высказал к тому, что включив компьютер, зашёл в ЯНДЕКС и нашёл карту нужного района. Искомое место обнаружил сразу, та карта с экрана в пещере запечатлелась в моём мозгу намертво. Увеличил нужное место. Всё было, как и предполагал. Гора, уединённое место вдали от жилья. И в этот момент понял, почему ни люди, ни звери не селились рядом с наблюдательными пунктами и резиденцией АРАНА. Всё было просто! Очевидно, генератор защитного и маскировочного поля, вырабатывал ещё и излучение, отпугивающее всё живое, моё кольцо позволяло или отключать, или защищало меня от воздействия этого излучения. Но это были второстепенные мысли, значения они не имели. Поэтому промелькнули и ушли прочь, а я занялся делом. Вопрос о том, ехать или не ехать? Даже не обсуждался. Зашёл на сайт путешествия и отдых, так получил номера телефонов фирм по продаже путёвок. Выбрав несколько фирм, заполнил на их сайтах заявку на VIP тур, указав свой электронный адрес. С этим вопросом покончил, осталось подготовить своё семейство к своему предстоящему отъезду. Понятно, что им сообщил цель поездки, совершенно другую. Использовал старую версию, уезжаю по приглашению на симпозиум археологов. Здесь и выяснилось истинное моё значение для моей семьи. Дина была занята дочерью и лавированием между двумя группами советчиков-консультантов. Первую группу составляли мои родители. Педагоги с большим стажем, воспитавшие не одно поколение строителей коммунизма, они давали Дине ценные советы, воспитания дочери с пелёнок в этом же духе. Вторую группу составляли Борис Антонович и Надежда Михайловна. Бывшие партийные функционеры, теперь успешный бизнесмен и его спутница, предлагали свою систему воспитания. Они сумели занять достойные места в жизни, на их благополучие не влияло то, что менялась страна, менялись её ценности, а они всё время жили хорошо. Вот и делились своими секретами успешного выживания с Диной. Конкурентная борьба занимала всё имеющееся время, всё внимание этой части моего семейства, поэтому им было не до меня.
  Не знаю, поняли ли они то, что я уезжаю? Обижаться на их невнимание не стал. Порадовал меня только один Лёша, по-настоящему родной человек. Услышав о моём отъезде, он загрустил. Так подумал вначале, но через полчаса понял свою ошибку. Выяснилось, что Лёша не загрустил, он просто задумался, а через полчаса вручил мне лист бумаги, исписанный с двух сторон. Это был список того, что я должен ему привести, раз уж уезжаю. Внимательно прочёл весь список и спросил у Лёши:
  - На какой адрес и на кого высылать морской контейнер?
  Он шутку не оценил, подумав, ответил:
  - Высылай на бабу Надю. Она им все мозги вынесет, если что не так.
  На этом о моём отъезде домашние забыли. Но не забыли обо мне в турфирмах, на мой электронный адрес начали поступать предложения. Долго на них останавливаться не буду, приведу только одно, остальные особо не отличались:
  "Перелёт первым классом туда Москва - Рим, обратно тоже первым классом, но из Цюриха. К этому прилагались переводчик, гид, оператор, водитель, автомобиль представительского класса. В гостиницах номера "люкс". Путешествие было с переездами. Три дня Рим, три дня Венеция, переезд через Альпы, три дня Цюрих. Везде были запланированы экскурсии".
  Стоимость тура приводить не буду, не хочу никого шокировать. Понятно, что все предложения полностью игнорировали мою заявку, но с этим я надеялся справиться. Меня больше всего интересовал вопрос быстрого получения визы и скорый отъезд. Выбрал самый приемлемый мне вариант и поехал в турфирму. Через компьютер или по телефону заказывать тур было рискованно, сервис предлагаемый турфирмами был ненавязчивый, но свободный для их фантазий и запрашиваемых ими цен.
  В турфирме VIP клиента обслуживать взялись директор и главный специалист. Они вместе уговаривали меня на разные дополнения, стреляя глазами и демонстрируя свои соблазнительные формы. Но я был непреклонен, стоял на своём варианте, откровенно сказав им, что я чудак желающий полазить по горам за немалые деньги, такой себе мазохист. Первой сдалась директриса, после получаса безрезультатных уговоров, она повернулась и ушла, сославшись на дела. Главный специалист проводила её завистливым взглядом, вздохнула и начала новый круг уговоров. От этого уже устал, решил положить конец её мучениям и невежливо прервал её:
  - Вам не надоело? Вы не устали? Могу предположить, что это Вам нравиться, но мне уже надоело слушать Ваши советы. Поэтому остановимся на следующем. Мне нужен билет куда угодно, но ближе к нужному мне месту, туда и обратный с открытой датой, трансферт и номер в любой гостинице вот в одном из этих пунктов. Если всё оформите за пять дней? Заплачу 400 евро за скорость. Ну?
  Главный специалист что-то прикинула и согласно кивнула головой, успев добавить:
  - А давайте оформим Вам Шенгенскую визу на 5 лет. Понятно, за другие деньги. Согласны?
  Я, не задумываясь, кивнул головой. Такая виза мне не помешает. А вдруг не справлюсь за время этой поездки, не найду нужное мне место? Вот виза и пригодиться! Главный специалист засуетилась, бросилась делать ксерокопии моих документов, а мне дала кучу бланков и огласила приговор, написав на бумажке цифры. Сумма была приличной, но меня она не смутила, отсчитал евро и подтвердил свои слова о премии в 400 евро, которые обещал за скорость. Расстались мы дружески, очень довольные, друг другом.
  Самое важное дело сделал, осталось решить один вопрос. Лезть в горы в одиночку? Было страшно, а брать сопровождающего не хотелось. Помнил постулат всех разведчиков, тайна известная двоим, это уже не тайна. Вопрос был не решаемым или ..., именно в этот момент подумал об одном человеке, точнее об одном разуме. Вы уже поняли о чьём разуме? Была только одна проблема. Как его вызвать? Расстались мы плохо, он ушёл, обидевшись на меня. Мне предстояло найти способ, как с ним связаться и как заключить мир. Задача было не простой и нелёгкой. Всю дорогу из офиса турфирмы до дома пытался найти решение первой задачи. Как связаться с разумом АРЕТА? Насчёт примирения, даже не думал. Это можно было решить. Думал усердно, но ..., увы! Приехал домой так ничего, и не придумав. Рассеяно отвечал на все вопросы домашних. Устав "акать" и переспрашивать, скрылся в своём кабинете. Со вздохом облегчения уселся в кресло и ..., провалился в глубокий сон. Это был не просто сон. Осознавал своё "я" находящееся в кромешной темноте и только где-то вдалеке мерцала яркая точка. При этом осознавал, что что-то или кто-то руководит моими действиями, а я безоговорочно подчиняюсь. От моего "я" к этой яркой точке устремились мысли, в виде синих молний:
  "АРЕТ! АРЕТ! Я жду тебя! Приходи!"
  Моё "я" отправило последнюю мысль-молнию и всё исчезло. Темнота поглотила мерцавшую точку ...
  Проснулся от стука в дверь. Оказалось, что я её закрыл, отгораживаясь от домашних. Пришлось встать с удобного кресла и идти к ней. Повернув ключ, открыл дверь. Под дверью стоял Лёша. Его недовольное лицо говорило мне о том, что данное ему поручение он выполнять не жаждал, поэтому был зол на всех. Недолго думая, он сообщил мне о причине своего недовольства:
  - Жень! Ты совесть имеешь? Закрылся в своём кабинете и компьютер гоняешь, тебя зовут, не реагируешь. Меня оторвали от игры, я почти прошёл четвёртый уровень, послали за тобой. Уже полчаса колочу в дверь. Так я подумал и решил, что мне тоже нужен кабинет с дверью, с замком. Тогда попробуете меня оторвать в самый важный момент, никому не открою! Вот! Да, забыл сказать, что тебя ждут к столу, время ужинать.
  И Лёша убежал прочь.
  Есть мне не хотелось, но Надежда Михайловна, бывая у нас, требовала соблюдать правила общей трапезы. С ней было легче согласиться, чем спорить, сдаваться и уступать, она неумела. Вздохнув, поплёлся в туалетную комнату, привёл себя в порядок и поспешил в гостиную.
  Ужин пережил, поднимаясь по лестнице, решил вернуться в свой кабинет, почувствовал появление разума-гостя. Подключившись к моему мозгу, злопамятный разум АРЕТА побурчал:
  - Чего кричал? Зачем звал разум "варвара"? Что твоему высокообразованному разуму не хватает?
  Но я злопамятным не был, обиды прощал быстро, особенно если обижал кого-то сам, поэтому на его высказывания внимания не обратил:
  - Привет! Рад, что сумел дозваться, ты мне нужен! Есть проблема.
  Дальше я рассказал ему обо всём сделанном мной. Если рассказ о прочитанной записи с кристаллов оставил его равнодушным, то сообщение о туристической поездке и поиске центрального поста, логова АРАНА, он воспринял с энтузиазмом, только уточнил:
  - Туда и обратно мы летим самолётом?
  Ответил утвердительно и разум АРЕТА милостиво согласился стать попутчиком моего разума, в моём теле, в этом путешествии:
  - Ладно! Помогу тебе управлять твоим хилым телом в этом путешествии, только о дне вылета сообщишь заранее. Не забудь!
  Так у меня появился попутчик, проблемы с лазаньем по горам не стало. Теперь это было заботой разума АРЕТА.
  Прошло четыре дня, и я убедился, что в нашей стране денежный стимул это огромный ускоритель. Утром этого дня главный специалист туристической фирмы стояла возле моего коттеджа, держа за спиной пакет, и мило щебетала:
  - Все документы готовы! Как видите, мы свои обязательства выполнили, уложились в указанный Вами срок. Это было очень трудно, пришлось заинтересовывать многих людей, теперь их нужно отблагодарить. Вы ведь не забыли, что обещали? Надеюсь, что Вы человек слова и свои обещания выполняете?
  Был ли я человеком слова? Это было почти, оскорбление! Достав бумажник, открыл его, отсчитал пять банкнот по 100 евро и протянул ей. Она одной рукой забрала банкноты и только после этого отдала мне пакет. Открыл его и осмотрел его содержимое. Мой загранпаспорт с визой до конца срока действия паспорта, ваучер, билеты на самолёт, рекламный проспект, встречающей фирмы с номерами телефонов, страховой полис. Всё было в порядке. Кивнув головой, поблагодарил фею и она умчалась. Согласно записи в имеющемся билете, мой самолёт вылетал завтра в 14.50.
  Сборы мужчины, улетающего в одиночестве, очень отличаются от сборов в дорогу женщины или семейной пары, или ..., но это не важно. Сумка, компьютер, мобильник, пара кредитных карточек и 2 000 евро наличными, вот и весь багаж. Вечером связался с разумом АРЕТА, утром он был на месте, в моей голове и язвительно комментировал процесс прощания. Его остроты приводить не буду. Сами представляете, какие могут быть мысли у "варвара". Едва моё тело село в машину, сразу отключил свой разум, знал, что будет дальше, разум АРЕТА своих привычек, сальных комментариев никогда не менял. Смотря в окно на едущие рядом машины, на идущих по тротуару людей, он со смаком описывал, характеризовал всё, что видел. Это было бы мелочью, если бы он не употреблял выражения и слова, которым я по своей глупости его научил.
  Заметил одну особенность, когда эти слова употребляю сам, то всё нормально, но слышать мысленное произношение их чужим разумом очень неприятно. Точнее полное "варварство". К своему мозгу подключил свой разум только в аэропорту, проходя таможенные, пограничные и досмотровые процедуры. Оставить всё это на разум АРЕТА было рискованно. Летели мы вместе не первый раз, но разум АРЕТА воспринимал все эти формальности, как тупость людей Земли. Особенно ему нравился досмотр. Когда-то я имел неосторожность рассказать ему анекдот о стоячих носках, приводящем в чувство запахе из туфель и этих носков "закуски" после стакана водки. Теперь он доставал мой разум, когда при досмотре я снял ботинки и поставил их в лоток, одним и тем же:
  "А когда нам дадут стакан водяры? Пора выпить и занюхать!"
  Исходя из этого, понимаете, что оставь я его разум проходить предполётные формальности, моё тело вместе с моим разумом вряд ли попало бы в самолёт, не только сейчас, а даже сегодня.
  Но вот всё осталось позади. Моё тело сидело в удобном кресле первого класса, всё-таки в турфирме мне всучили такой билет, отхлёбывало коньяк и лениво обещало разуму АРЕТА оглушить его стаканом самой плохой самогонки. Вот этого разум АРЕТА ещё не испытывал и ждал новых ощущений с нетерпением. Осуществлять свою угрозу не собирался, врагом себе не был. Допив коньяк, оставил своё тело на разум АРЕТА, отключив свой разум. С такой мелочью, как поесть и попить, он должен был справиться, летел со мной уже не первый раз ...
  ... Людям свойственно ошибаться. О том, что попал в число людей совершивших ошибку, понял слишком поздно.
  Самолёт приземлился и уже стоял у приёмного рукава, все пассажиры покинули его, а две стюардессы хлопотали над моим телом. Подключив свой разум к мозгу своего тела, получил приличные ощущения полной прострации. Причину возникновения их понял, услышав и осознав, слова одной из стюардесс, которые вдвоём волокли моё далеко не богатырское тело по проходу пустого салона самолёта:
  - Нет! Ты только посмотри и что это за наказание! Сколько лет летаю, всегда одно и то же. Не может наш народ летать спокойно, без подогрева и это не зависимо от того на какие места покупают билет. Везде и на обычных местах, и в бизнес или первом классе, пьют до потери пульса. Это уже седьмой, который сегодня сам встать и покинуть салон не может, остальные выползли самостоятельно. Не будем же мы тащить его через весь терминал, нужно использовать спецсредство и привести его в чувство. Давай нашатырь! Сейчас оживим этого козла!
  Услышав слово "нашатырь" я тут же перестал думать о состоянии своего мозга, потерявшего управление моим телом. Разум АРЕТА пребывал в состоянии блаженной нирваны, подключённый к моему мозгу он получал от рецепторов положительные эмоции этого состояния. Злорадно подумав:
  "Сейчас узнаешь что такое волшебный запах "нашатыря"!"
  Я быстро отключил свой разум, и он забился в самый дальний угол моего мозга. Но не помогло и это. Волны ужаса, страха, боли разума АРЕТА заполнили весь мой мозг. Торжествуя, не заботясь о том, услышит ли разум АРЕТА мои мысли, успел подумать:
  "Ну, что бесстрашный воин! Познакомился с нашатырём? Какие ощущения?"
  Мгновенно подключился к своему мозгу, разум АРЕТА уже прятался где-то в глубинах моей головы. Сознание прояснилось, тут же услышал спор стюардесс.
  Первая сказала задумчиво:
  "Дать ему ещё на один вдох? Или хватит? Вроде шевелиться начал!"
  Ей ответила вторая:
  "Садистка ты Ирка! Но не вздумай! Он хоть и хилый, но хватанул меня за ляжку душевно. Снова придётся моему Ваньке, лапшу на уши вешать, рассказывать о том, что мы попали в зону турбулентности, вот и приложилась к креслу. Ему всё время кажется, что я со всем экипажем трахаюсь, не буду же говорить ему, что это твоё хобби!"
  Они перешли к выражению взаимных симпатий. Воспользовавшись их выяснением, попробовал пошевелить руками, ногами, головой. К моему удивлению моё тело слушалось меня, хотя мой мозг ещё был затуманен остатками алкогольного дурмана. Разум АРЕТА всё ещё прятался и мне не мешал. Оставив двух дев выяснять отношения, бодренько покинул пустой салон самолёта. Их спор накалялся, слетающие с их уст слова вызвали бы зависть старого "морского волка". Это очень противоречило их внешнему виду, стройным фигурам, неплохим ножкам и мастерски нарисованным лицам. Конечно, стоило задержаться и послушать их разговор, пополнить свой запас бранных слов, но я предпочёл как можно быстрее исчезнуть, у меня были другие задачи и планы.
  В связи с тем, что я был последним пассажиром этого борта, паспортный контроль прошёл быстро. Таможенная служба в европейских аэропортах нормальных стран очень не навязчива, одинокий пассажир выходящий последним их представителей не увидел. Может быть, за мной наблюдали посредством камер? Но это меня не волновало, ничего запретного у меня, кроме моих мыслей и планов, не было.
  Одинокий человек, очевидно последний встречающий наш рейс, держал в руке табличку и взволновано названивал по телефону. Даже не взглянув на надпись на его табличке, я уверенно подошёл к нему. Уловив исходящее от меня амбре, мужчина поморщился, отключил телефон, не задав мне ни одного вопроса, взял мою сумку из моих рук, повернулся и пошёл вперёд, пригласив меня следовать за собой. Из таких его действий понял, что я не первый VIP турист из России в его жизни и что моё состояние, исходящие от меня запахи, обычное привычное явление нашего брата-путешественника. Расстроен этим не был, мне было всё равно, что думает он, понятие "кто платит, тот и король", уже прочно укоренилось в нашем сознании счастливых граждан новой страны. Умеем хаять и отбрасывать всё подряд, без раздумий. Сожалеем о своих скоропалительных решениях уже позже, а затем подрастают новые поколения и глупое решение дедов и отцов они не понимают, ибо другой жизни просто не знают. Но это лирика, простые рассуждения человека ещё помнящего ушедшую жизнь. Жизнь со всем тем плохим и хорошим ...
  Обычно такие рассуждения называются "после похмельный синдром", почему так? Не знаю, но мне было очень хреново, а тут ещё разум АРЕТА выполз из своей щели, подключился, получил свою порцию "после похмельного синдрома" и начал задавать вопросы.
  - Слушай Жень! А что это так меня шибануло? Думал, копыта отброшу! Уже хотел спасать свой разум, вернуть его в своё тело, но решил посмотреть, отбросит ли копыта твоё тело? Вот и задержался! Хорошо, что ты с копытами. Так что это было?
  Тяжёлое состояние организма влияло на мой разум, а тут ещё этот плагиатор моих же выражений нависает. Наверное, я очень зловредный! Но разум АРЕТА я не пожалел, вместо того, чтобы просто послать его ..., взял и ответил ему:
  - Ты чем занимался во время полёта? Пил? А что ты пил, знаешь? Можешь не отвечать! Знаю, что пил всё подряд, читая из прейскуранта. А здесь у нас теперь всё, как и у тебя, прикажешь принести себе яд? Стюардесса это та же служанка, она безропотно, не рассуждая, выполнит приказ господина-пассажира, принесёт яд ...
  Разум АРЕТА ужаснулся:
  - Так в ваших "прейскурантах" есть и яд? Вы что? Совсем сдурели? Платите служанкам свои деньги за то, что вас травят?
  Понял, что перегнул палку и попытался выкрутиться:
  - Да нет! Ты не правильно понял, это я образно сказал. Просто ты пил всё подряд, вот в желудке и образовалась ужасная смесь, скопились её пары и ..., вот что ты последнее выпил?
  Разум АРЕТА задумался, подарив мне почти две минуты блаженства, затем неуверенно сообщил:
  - Последнее ..., вроде эту "тикилу" или "коняк", точно не помню ...
  - Ну и ладно! Это особо неважно потому, что нужно перечислить всё выпитое тобой поочерёдно. Важно то, что выпитое тобой последнее запустило химическую реакцию в моём желудке, возникли пары, сопровождающие процесс, вот уж они и ударили по рецепторам, нервы донесли это до головного мозга моего тела, а твой разум получил удар. Это как взрыв мины. Ты мог угробить мой мозг, но я тебя прощаю ...
  Разум АРЕТА тут же осознал свою ошибку и раскаялся:
  - Прости Жень! Теперь не буду эту "мину взрывать" в тебе. Даю тебе слово Властелина!
  В тот момент я торжествовал. Сделал АРЕТА чисто! Поставил его в неловкое положение, дал ему почувствовать свою значимость в нашем симбиозе! О том, что этим совершил ошибку, понял позже, когда решил отпраздновать свою удачную находку и заказал бутылку самого дорогого коньяка. Разум АРЕТА, как, оказалось, вспомнил, что последним до отключения в салоне самолёта он пил коньяк, но мне он об этом не сказал. Едва я взял в руку коньячный бокал, по присущей русскому человеку привычке налитый наполовину, разум АРЕТА взял управление моим телом на себя, отшвырнув мой разум прочь. С диким криком:
  - Не взрывай мину! Коньки отбросишь! Я не позволю тебе рисковать своим носителем и не дам повторить своей ошибки! Уф!
  Он запустил бокал в стену ресторана, вслед за бокалом туда же отправилась и бутылка. Стена оказалась более твёрдой, первым разбился о её поверхность бокал, оросив её коньяком, вслед ему об неё хлопнула бутылка. Запущенная со всего размаха, она разделила участь бокала, добавив своё содержимое на украшение стены и пола.
  На западе владельцы ресторанов люди деликатные. Моя выходка обошлась без скандала так, как я, молча, оплатил предъявленный мне счёт за причинённый ресторану ущёрб. Хочу оговориться, что у нас, в России, это теперь тоже стало нормой, западные отношения пришли на нашу землю! Правда, здесь это имело некоторые последствия. Мне больше никогда не подавали спиртное в этом ресторане, это было бы совсем не страшно, если бы этот ресторан не был единственным рестораном в поселении, где я остановился в гостинице над этим же рестораном. Именно поэтому я не смог отпраздновать свою находку и два дня пил только местное кислое вино.
  Но всё это произошло позже, а пока мы ехали в заказанный для меня отель в горном селении. Гид сразу предупредил меня, что отель это "вилла две звезды", есть в Италии такая категория. Что это такое? Понятия не имел, значения для меня это не имело, у этой поездки отдых, точнее условия проживания не были главной целью. Окружающий пейзаж был обычным дорожным пейзажем ни у меня, ни у разума АРЕТА он интереса не вызывал. Предложение гида отклониться от маршрута и посмотреть некоторые интересные места или заказать любые экскурсии, были мной проигнорированы, вот он больше и не приставал, оставив меня в покое. Моё невнимание к гиду было не проявлением моего высокомерия, просто в этот момент был занят, старательно рыл яму, в которую угодил позже. Занимался тем, что пугал разум АРЕТА, о чём рассказал раньше. Так и прошло время пути до нужного мне пункта, именно прибыв туда, узнал что такое "вилла две звезды".
  
  Глава 14.
  
  Это оказалось стареньким, двухэтажным зданием из дерева на каменном фундаменте, поднимавшимся над уровнем земли на полтора метра. На первом этаже был "ресторан" на шесть столиков, а на втором - гостиница из трёх комнат-номеров. Один занял я, а два пустовали, всё время пока я жил на этой вилле. Хозяин виллы, он же повар, официант, портье, жил в пристройке первого этажа. Простенько, убого, но сам это заказал, бурчать не имею право, ибо даже разум АРЕТА на это внимания не обратил. Гид оставил мне визитку со своим номером телефона, сообщил, что круглосуточно готов оказать любую помощь, потоптавшись, не услышав никаких пожеланий, он вздохнул и уехал. Я поужинал, заказал хозяину на завтра вместо обеда, приготовить бутерброды. Хозяин немного говорил на английском, вот мы кое-как и объяснялись. После ужина вышёл прогуляться. Поселение состояло из семи домов. Чем занимались его жители? Так и не понял. Вроде сельским хозяйством, на террасах видел виноградники, какие-то грядки и кусты. Мои скромные познания в сельской жизни на этом и закончились. Понял главное, спать здесь ложатся рано, едва начинает темнеть. Это меня устраивало, лазить по горам ночью опасно, а рисковать жизнью, получая от этого удовольствие, не хотел никогда. Пусть этим развлекается АРЕТ, но в своём носителе. На предложение разума АРЕТА начать поиски немедленно, ответил отказом, объяснив ему, что у нас запрещено в тёмное время суток передвигаться по горам. Следит за этим полиция, это куча мужиков и баб-феминисток с мощными резиновыми дубинками, самым большим достижением демократии. Слова "феминистки" и "дубинки, достижения демократии" озадачили разум АРЕТА, а уж как я ему их истолковал? Может позавидовать любой сказочник, живший в древние времена на землях моей многострадальной страны. В двух словах это звучит так. Феминистки это уродливые женщины, которые летают на метле или в ступе, живут в избушках, стоящих на ногах индюка в глухом лесу. А дубинки? Это такие устройства, которые избивают всех самостоятельно. Разум АРЕТА всё слушал внимательно, говоря иносказательно, "слушал с открытым ртом", задавая кучу вопросов. Ответы на них мне приходилось выдумывать на ходу. С трудом, но я с этим справлялся.
  Прочли написанное выше? Возникшие у Вас мысли я понимаю. Сам, прочтя такую чушь, думал бы также. Но у меня была веская причина, оправдывающая мою глупую игру на уровне детского лепета. Всё, что представляло какую-то ценность в запасниках музея, я уже приватизировал и продал. Уже порядочный отрезок времени прошло с тех пор, как оставил свой бизнес. Продолжать? Ладно! Ежу понятно, что поступление денег прекратилось, а расходы остались, плюс инфляция и рост цен. Охрана, коттедж, квартира в элитном доме, семья, требовали расходов и они увеличивались. Бизнесмен из меня был никакой. Акции со счёта у брокера в Германии большой прибыли не приносили. Рисковать боялся, суммы были небольшие, кроме того на Западе доход в 3-5 % считается нормальным. Вот так таяли мои сбережения, ибо моя зарплата была смешной, заказов на экспертизу было 2-3 в год, а публикация статей была не доходом, а ещё одной статьёй расхода. Поэтому логово АРАНА я искал сугубо в корыстных целях, надеялся там поживиться. Но во мне сидел страх, что эти поиски могут занять долгое время. Основания для таких мыслей были веские. Начну перечислять их, горестно стеная, и так:
  Карта в наблюдательном пункте на острове Родос, была голографической проекцией имевшей возраст не одну тысячу лет. Этот вывод напрашивался из информации на найденных кристаллах. Естественно, что за прошедшее время истинный рельеф местности изменился.
  Далее. Географических координат точки обозначавшей центральный пункт не было. Поэтому нанёс эту точку на местности приблизительно. От реального места нахождения пункта она могла находиться на расстоянии не десятка метров, а десятка или сотни километров.
  Ну и кто сказал, что этот центральный пункт существует? Оползни, землетрясения, дожди, ветры, за прошедшие тысячелетия могли всё уничтожить.
  Это далеко не полный перечень мучивших меня страхов. Я был простым обывателем, не суперменом и имел право бояться, что и делал, старательно прикрывая свои страхи глупой игрой с разумом АРЕТА. Ночью спал плохо. Приближающего дня ждал и боялся.
  Утром медленно завтракал, тянул время. Хозяин мою просьбу выполнил и пакет с бутербродами и пластмассовой бутылкой воды, лежали на моём столе. Деваться было некуда, приходилось идти, и в этот момент меня посетила спасительная мысль о том, что мне нужен навигатор. Ухватился за неё, обратился с вопросом к хозяину виллы. Думал его озадачить, но не угадал. Оказалось, что хозяин виллы держал ещё и магазинчик. Идти далеко не требовалось, одна из комнат пристройки была торговым залом. Кто пользовался этим магазином? Я не понял, но навигатор там нашёлся. Подозреваю, что лежал он долго, ждал именно меня, но он работал, и это было главным.
  Других предлогов, отсрочить выход я не нашёл, вот и отправился в путь. Точку предполагаемого нахождения нужного мне места, перенёс в память навигатора. На его дисплее возникла карта с проложенным маршрутом движения к ней. Вначале мне нужно было проехать по шоссе около 87 километров, а затем двигаться в горы ещё 18 километров. Хозяин виллы любезно согласился довезти меня по шоссе до нужного километра и забрать оттуда или с другого места в оговоренное время. Понятно, всё это за отдельную плату. Расходы росли.
  И вот я стою на шоссе в отмеченном на навигаторе месте и тоскливо озираюсь вокруг. Хозяин виллы высадил меня, развернулся и уехал. Моя одинокая фигура осталась на обочине пустынного шоссе освещённая лучами солнца. Выглядел, как заправский турист. На голове бейсболка, на груди цифровой "Никон" с телеобъективом, за спиной рюкзак, в правой руке навигатор и растерянное выражение лица. Шоссе проходило по горному кряжу, уходя вдаль, чёрная лента дороги, извиваясь, разрезала горный кряж заросший деревьями, кустарником, травой. От этой точки проложенный навигатором маршрут уходил вверх, в гору, но никакой дороги там не было. Карабкаться в гору по бездорожью? Даже я не мог решиться! Вот и стоял, не зная, что делать. А тут ещё разум АРЕТА подгонял меня:
  "Ну, чего застыл? Вперёд! Я ещё мальчишкой ходил и по более сложным маршрутам. Давай!"
  Это стало последней каплей, сорвавшись, рассказал ему всё, что думаю о нём и о его советах. Представляю, как это выглядело со стороны! Стоит мужик, орёт, машет руками, брызгает слюной. Но мне повезло! За всё время, пока я бушевал, по шоссе не проехало ни одного автомобиля. Отбушевав, перешёл шоссе и превратился в горного козла ...
  ... За два часа до условленного срока я сидел возле шоссе полностью обессиленный, со сбитыми локтями, ссадинами на теле. Мне уже не хотелось ничего. Сил не было даже пошевелиться, но самым неприятным было полное поражение. Согласно, данным навигатора, из указанного на нём 18 километров горного маршрута, прошёл за целый день только 2 349 метров! Разум АРЕТА что-то галдел, ругая мою лень и слабость, но я его не слушал, просто послав его ..., в общем, куда-то далеко. Тоже мне помощник! Зачем его брал с собой?
  Сигнал машины вывел меня из глубокого раздумья. Приехал хозяин виллы. С трудом встав, дополз до машины, с трудом волоча своё тело и рюкзак с бутербродами. Они так и остались нетронутыми, сил жевать не было, зато бутылку воды выпил ещё до полудня и сейчас во рту с трудом ворочался распухший, шершавый язык. Хозяин виллы всё понял сразу. Едва сел в его машину, он протянул мне пластиковую бутылку воды. Обливая одежду с жадностью пил живительную влагу всё время нахождения в пути. Приехав в гостиницу, уже более бодро доковылял до своего номера, снял одежду и встал под душ. Прохладная вода смыла пот, грязь, возвратила силы моему телу. Вот тут и напомнил о себе пустой желудок, в ресторан спустился голодный, но уже бодрый носитель разумов, АРАНА и своего собственного, ел за троих. Так и прошёл этот день.
  ... Утром встать не смог. Всё тело болело, ныли раны, ссадины, мышцы. Жаловаться разуму АРЕТА смысла не было, он имел те же ощущения от моего мозга. Вначале бурчал, а затем отключился, оставив мой разум наедине с проблемами моего несчастного тела. Хотел назвать его словом, которое он заслужил, но передумал. Начинать сначала слушать его насмешки и упрёки не хотел. Повертелся и снова уснул. Проснулся далеко после полудня. Сон немного освежил меня, вернул силы. Стараясь особо не напрягаться, одел и спустился в ресторан. Хозяин покормил меня обедом, вопросов насчёт бутербродов и похода в горы он деликатно не задавал, я так же обходил эту тему стороной. После обеда устроился в стареньком шезлонге возле виллы и задумался. Себе врать смысла не было, поэтому честно признался себе, что мой далеко идущий план потерпел фиаско, и нужно было что-то решать или признать своё поражение. Вот этого и не хотелось, по изложенным раньше желаниям жить хорошо. Они есть у каждого, просто осуществить их получается не у всех. Мне не хотелось принадлежать к числу "не у всех". Поэтому искал решение возникших проблем. Очень нужно было найти этот центр управления, логово АРАНА Земли и желательно с физическими ценностями. Как смогу их реализовать? Над этим вопросом не задумывался, решал главный вопрос. Как найти? И в это мгновение меня осенило, внезапно понял, что решение вопроса было всё время у меня перед глазами, просто слепо не замечал его, лопух! Правильно? Или нужно сказать колоритней? Судите сами. Каждый день сидел перед экраном ноутбука, рассматривая карту местности, даже сегодня утром смотрел на неё, отмечал осмотренный вчера участок горного кряжа. Сейчас сидя в шезлонге, тоже смотрел на эту же карту, чисто автоматически игрался клавишей "мышки", изображение карты на экране менялось, увеличивая участок её. Вот тогда и нашёл решение. Ведь мог в режиме реального времени получать информацию со спутника, увеличивая для осмотра каждый участок горного кряжа, а не лазить по горам. Делать это мог сидя в шезлонге! Что искать? Это вопросом не было. Сразу знал. Наблюдательный пункт и центр сбора информации строили одновременно, не имея центра смысла в автономном наблюдательном пункте не было, значит, их строили по одной и той же технологии. Из этого следует, что искать мне нужно похожую проплешину на горе, как и та проплешина на горе острова Родос. Что это солнечно-тепловые батареи обеспечивающие энергией оборудование наблюдения, контроля и защитные устройства наблюдательного пункта, уже понял. Так же должно было быть устроено и энергопитание центрального пункта. Дальше было прощё. Рассматривая горный кряж, находил подозрительные места, вносил их координаты в память навигатора, затем выезжал к этому месту на шоссе и осматривал гору. Для этого снова пришлось раскошелиться. У хозяина виллы купил мощный бинокль и взял в аренду старый "ФИАТ", по цене аренды "Мерседеса". Подозреваю, что моё пребывание дало хозяину виллы возможность безбедно прожить год. Но другого выхода у меня не было, поэтому я платил, платил, платил ...
  Удача повернулась ко мне передом на седьмой день. Сердце ёкнуло, едва на карте увидел этот участок горы. В этом месте шоссе поднималось к туннелю в горе, до увиденной мной горной проплешины было метров 600. Выехав на место, едва поднеся бинокль к глазам, понял, что не ошибся. Слоёный пирог, который помнил по горе на Родосе, предстал перед моим взором. Радость заполнила мой мозг. Объяснять что-то разуму АРЕТА нужды не было, он был в курсе всех моих мыслей. Рюкзак с бутербродами и водой лежал в машине. Долго не колеблясь, взял его и полез в гору. В этот раз был предусмотрительным, управлять своим телом доверил разуму АРЕТА. Он был воином, лазить по горам, преодолевать препятствия было его предназначением. Мой разум был занят более важным делом, пытался представить богатства, ждущие меня в логове АРАНА Земли. Воображение имел хорошее!
  Оторвался от этих сладостных мыслей, только когда мои ноги ступили на широкий карниз, ведущий к площадке. Увидев это, понял, что был прав. Автономный пункт наблюдения на горе острова Родос и центральный пункт управления здесь строились по одной технологии, всё было идентично. Экспериментировать в поисках входа не было нужды. Отстранив разум АРЕТА, взял управление своим телом на себя и уверенно двинулся в центр площадки, под козырьком нависающего массива горы. Протянул руку с кольцом вперёд, рука вошла внутрь стены из сплошной горной породы, это было знакомо мне и удивления не вызвало. Смело шагнул вперёд. Тут же оказался в обширной пещере со светящимися стенами, осмотрелся по сторонам и ..., едва не выскочил назад. Страх сковал мои мышцы, пригвоздил к полу пещеры. В это же мгновение мой разум отключился от мозга и забился куда-то в черепе. Благо делать это уже умел быстро ...
  ... Вылез из своего убежища только тогда, когда меня позвал разум АРЕТА. Здесь несколько лукавлю, нужно написать не "позвал", а "дозвался разум АРЕТА". Делал он это с матами (где только научился таким словам) и довольно длительное время. Подключившись, первым делом ответил ему тоже матами, а затем начал стыдить его за произнесенные им бранные слова. Пока это делал, сам аккуратно осматривался и прислушивался к ощущениям своего тела, двигал ногами, руками, вертел головой. Болевых ощущений не было, всё функционировало нормально. Выяснив это, сосредоточился на окружающем виде. Светящиеся стены позволяли рассмотреть всё подробно. Прежде всего, осмотрел то, что смертельно напугало меня. Это было три предмета или точнее три монстра, ужасней и страшней, которых я никогда не видел, даже в фильмах ужасов. Двое были одинаковые, их огромные округлые чёрные тела около трёх метров высотой и метра полтора шириной напоминали тела пауков, ибо имели шесть больших лап, маленькую голову со светящимся наростом. Кроме того из их тел торчали короткие отростки с отверстиями, которые смотрели на моё тело. Пауков боюсь с детства. Боюсь до нервной дрожи. Мне бы хватило и вида этих монстров, чтобы сбежать прочь, но кроме них был ещё один ..., не менее экстравагантный монстр. Высотой более трёх метров, он был пародией на человека. Лысая голова, один глаз в середине лба, размером с блюдце, тело частично из металлических пластин, сросшихся с коричневой кожей, но самыми страшными были руки. Ладони заканчивались не пальцами, а извивающимися полуметровыми щупальцами. Разум АРЕТА с интересом рассматривал этих монстров, не обращая внимания на мою истерику. При этом моё тело стояло, вытянув вперёд правой руку, на большом пальце которой было моё кольцо. Взгляды монстров, если можно это назвать взглядами, были устремлены на это кольцо. Отстранив разум АРЕТА от управления телом, посмотрел на своё кольцо и я. Оно слегка светилось, испуская импульсы синего цвета. Через мгновение оно погасло, а я едва не подпрыгнул, в моем разуме раздался голос:
  - Носитель разума АРАНА! Приветствуем тебя и разум АРАНА! Мир Вам!
  Разум АРЕТА не упустил возможность прокомментировать это обращение:
  - Понял? Носитель моего разума! Слушаться меня ты теперь должен и ублажать.
  Как я не был испуган, но на эту наглость ответил ..., достойно. Понятно, какими словами. От этого деяния стало легче, страх ушёл и я приободрился. Вслед за монстром подобием человека, появилось двое похожих на него, размером чуть более двух метров с какими-то надстройками на плечах, как в фильме "Хищник" имели инопланетные охотники. Уже спокойно смотрел на всех присутствующих и осматривал пещеру. Она была больше, чем пещера на острове Родос и в дальнем её углу темнело отверстие, ведущее дальше, вглубь горы. В первой пещере была большая карта с точками обозначения автономных пунктов наблюдения в разных точках Земли. Рядом с картой висели ещё с десяток экранов, на них проектировались изображения окружающей обстановки вокруг центрального пункта наблюдения. Прошедшие тысячелетия не повлияли на работоспособность устройств и техники ушедших РАЛОТОВ. Невольно позавидовал такой надёжности. Наша техника долго не жила, не зависимо от цены и производителя, портилась часто, добавляя проблемы её "счастливым" владельцам. Сам попадал в число таких "счастливцев" не один раз, многие прелести ремонта по гарантии и прелести этого сервиса испытал всё на себе. Страх ушёл, осмелев, почувствовал себя умеренно, осматриваясь вокруг вспомнил просмотренные записи с кристаллов найденных в пещере пункта наблюдения на острове Родос. На одном из тех кристаллов содержались трёхмерные изображения РАЛОТОВ, их роботов с пояснительными записками. Испугавший меня монстр огромный более трёх метров высотой робот с извивающимися отростками вместо пальцев на руках был самым безобидным творением. Это был ремонтный робот, совмещавший функции наблюдателя и хозяйственника. Два чёрных робота-паука были истинными монстрами, это были боевые роботы класса "Страж", напичканные плазменным, лазерным, импульсным и ультразвуковым оружием. Они могли перемещаться по любой поверхности, в любой плоскости, могли летать, включая маскирующие поля, делавшие их невидимыми. Сверхпрочная броня корпуса, выдерживала не только механические удары, но и выдерживала температуру до 4 000 градусов, что делало их практически неуязвимыми. Двое самых малых, двухметровых роботов относились к классу охранник-телохранитель, нарост на их плече был лазерно-импульсной маломощной установкой с небольшим радиусом действия. На этом кристалле были изображения и описания других роботов хозяйственного назначения. Все они имели соответствующие названия уборщик, секретарь, садовник и так далее. И только сейчас мне в глаза бросилась одна странность, у всех изделий имелось название, шедшее после слова "робот" и только перед названием "РАЛОТ" было написано "искусственный разум класса ...". Пришло и понимание. Оставшись без людей искусственный разум, занял их место, считал себя человеком, для чего каждое изделие наделялось программой памяти о детских годах, которых не было и пониманием того, что отслужив свой срок нужно пойти в "Храм забвения", а не на утилизацию. Остальные изделия сохранили названия людей, именовались "роботами" и были обычными механическими слугами. Получалось, что раса РАЛОТОВ была машинной расой слепо копировавшей своих ушедших создателей, людей. Это думал, осматривая пещеру и идя к отверстию в дальней стене пещеры, ведущему вглубь горы. Зал первой пещеры был большим, но кроме экранов и пульта в нём ничего не было. Наверно это говорить неудобно, ибо так характеризую себя с плохой стороны, но меня, ни эти роботы, ни мониторы, ни пульты не интересовали. Я пришёл сюда в поисках ..., э-э ..., ну, в общем, с совсем другим интересом, к тёмному зеву входа шёл с остатками надежды. И она меня не подвела!
  Этот переход был тёмным проходом, коридором длиной метров в семь-восемь, вёл он в следующую пещеру, логово АРАНА, мою пещеру АЛИ-БАБЫ. В отличие от первой пещеры в этой светился её свод, а стены ..., были уставлены стеллажами, витринами, горизонтальными и вертикальными. За толстыми стёклами хранились разные вещи, которые видел только на картинках, которые рисовали художники-реставраторы, имея в своём распоряжении осколки и остатки ваз, амфор, оружия. Там стояли прекрасно сохранившиеся вазы, вышедшие из рук древних египетских, китайских, японских, мастеров рядом стояли целыми греческие амфоры, лежало и много других экспонатов: оружие, украшения, монеты, одежды, свитки. За все эти годы я просмотрел множество каталогов из музеев, частных коллекций, но всё самое лучше сохранившееся, вместе взятое из них не могло конкурировать с этой прекрасно сохранившейся коллекцией. Смотрел на всё это глазами корысти и тихо выл, представляя цену этому всему. Так дошёл до большого стола стоящего в конце пещеры у стены. Стол и стоящее возле него кресло было предназначено для особи раза в два больше меня габаритами, но это меня не смутило. Кое-как вскарабкался на стул. На нём свободно могли поместиться трое, с моими габаритами вместе не мешая друг другу, но на такие мелочи не отвлекался. На столе был куб размерами 1х1х1, ближе к стулу на поверхности стола лежала плоская панель, справа от неё находился ящичек, со знакомыми мне многогранными кристаллами. Долго раздумывать не стал, рукой с кольцом взял ближний кристалл и положил его в отверстие на панели. Моё предположение об идентичности технических устройств РАЛОТОВ подтвердилось. Куб налился, синим светом и в нём возникла голограмма приплюснутого шара. Не узнать глобус Земли не мог, любой ученик третьего класса, оказавшись на моём месте, тоже узнал бы знакомые очертания земного шара и материков, дальше по задней стенке куба пошёл текст пояснения. На материках менялись очертания разных пятен, они расширялись, уменьшались, исчезали. В левом углу располагались голограммы разных людей, разных рас, в разных одеждах, с оружием и инструментами. От этих голограмм красные лучи шли к разноцветным пятнам. Текст состоял из знакомых мне символов букв древнегреческого алфавита. Что делать? Этого вопроса не было, методика была отработана. Установил цифровую камеру, достал и снова вставил кристалл в гнездо, сам оставив камеру снимать изображение и текст, слез со стула, прошёл к стендам, начал внимательно рассматривать их содержимое. При этом пришлось поспорить с разумом АРЕТА. Его интересовало только оружия, а меня ..., совсем другое, но подумав, я ему уступил. Как и надеялся, разуму АРЕТА всё быстро надоело, вечером состоялся его протест против моего желания отметить нашу находку. Устроив скандал в ресторане, разбив о стенку рюмку и бутылку с коньяком, он так излил своё раздражение. Мне пришлось, на оставшиеся до отъезда дни, перейти на паршивое вино, но я на него не обиделся, ибо он не мешал мне изучать те стенды, которые интересовали меня. Увы! Именно тогда пришло и понимание того, что из этого богатства я с собой взять смогу только очень малую толику, очень малую. Таможенный досмотр в заграничных аэропортах с досмотром в наших аэропортах, сравнить нельзя, но он есть и очень тщательный. Что смогу пронести через него? Что делать с остальным? Эти вопросы полностью занимали меня. Удачного решения так и не смог найти, к своей досаде. Все эти дни я не только раздумывал над этой проблемой, я ещё и работал. Менял кристаллы в устройстве, снимая всё с экрана на цифровую камеру, а вечерами, вернувшись в гостиницу, сбрасывал всё с камеры в свой ноутбук. Переводную программу не запускал, времени на сон и так оставалось 5-6 часов. В конце последнего дня, перед отъездом разум АРЕТА, сообщил мне, что ему сидеть со мной уже неинтересно и ему пора возвращаться, через мгновение он покинул мою голову, в тоже мгновение понял, что нужно делать. Думаю, разуму АРЕТА нужно было покинуть меня раньше, а то засиделся, посетитель бесполезный!
  Вопрос о вывозе чего-нибудь был решён скромно. Пару десятков монет сунул в кошелёк, смешав с имеющейся мелочью. Один свиток нагло сунул в сумку, остальное осталось в пещере, под надёжной охраной боевых роботов класса "Страж". Был уверен, что всей итальянской армии, карабинеров и полиции, не хватит и на пару минут боя с ними. Это успокаивало, но радости не доставляло. Представьте себя стоящего перед колодцем полном воды, с животом в котором она плещется, уже налитая по горло, а за вашей спиной на десяток дней пути простирается пустыня, которую вам нужно пройти, не имея возможности взять с собой в дорогу ни капли. Представили? Вот теперь и знаете, какие чувства владели мной. Уходил из пещеры, с трудом переставляя ноги, они идти, не хотели. Как ушёл? Это помнил с трудом, но ушёл, даже сумел добраться до своего номера в гостинице ...
  ... Утром за мной зашёл гид-переводчик. Он руководил доставкой меня в аэропорт для возвращения домой. Машина с водителем ждала у гостиницы. Условия договора выполнялись строго. Дорога, дорога ..., она уносила меня прочь от золотой пещеры, полной изумительных вещей. Хотелось выть ... Прибыли в аэропорт. Как имеющий билет в первый класс, я проходил отдельно от остального народа, через VIP зал. Прошёл таможню, пограничников и едва не заплакал. Досмотр был чисто формальный! Сколько всего мог бы пронести? Об этом старался не думать, иначе мог сам выпрыгнуть с летящего самолёта, преодолев героическое сопротивление милых стюардесс. Скажу честно, что отгонял эту мысль всё время полёта, расстался с ней только, когда мой самолёт совершил посадку в аэропорту Шереметьево. На этом мой тур благополучно закончился. Все должны были быть довольными. Турфирма договор с клиентом выполнила, полученные деньги отработала, я нашёл то, что искал ..., но счастья от этого не испытывал. Обладал всем найденным чисто виртуально, пока наслаждаться этими богатствами, вынужден был только мысленно. Жаль ...
  Мучимый этими мыслями прошёл паспортный контроль и через "зелёный коридор", декларировать ничего не мог, покинул зону прилёта. Меня встретил мой охранник, забрал сумку с вещами. В руках у меня осталась лёгкая куртка. В Италии ходить в ней было жарко, но Москва это вам не Италия и в 18.15 почувствовал это едва мы вышли из здания аэровокзала. Долго не раздумывая, накинул куртку, в её боковом кармане обнаружил лист бумаги, достал его и ..., вернулся к действительности.
  "Ёлки-палки! Вот дырявая голова! Это же надо так влететь, совсем забыл о Лёшиных поручениях и своих обещаниях. Теперь хоть домой не появляйся!"
  Стрелой влетел в салон джипа и приказал водителю ехать в ближайший торговый центр. Всё-таки мы сильно отличаемся от Запада! Они работают только "с" и "до", а у нас всё иначе! Всё для покупателя, всё для человека! Понятно, что всё это только для того человека, у которого есть деньги ..., вот для него всё открыто с зари и до зари. К счастью именно к таким "человекам" я принадлежал. За два часа вышёл из торгово-развлекательного комплекса в сопровождении охранника нагружённого пакетами. Товар у нас продаётся изготовленный теми же заграничными фирмами, а иногда встречаются фирмы-изготовители, о которых за границей нашей страны и не знают. Своеобразная экзотика!
  
  Глава 15.
  
  По приезду домой был встречен всеми радостно, ибо щедро одарил всех подарками, привезенными мной из моей "заграничной" поездки. Удачно выкрутившись из щекотливой ситуации, вздохнул с облегчением и погрузился в работу. В институт ходить нужды не было, ещё оставались дни от взятого отпуска. Полдня потратил на встречи с Виктором Зубовым, главой немецко-российского холдинга и своими коллекционерами-приобретателями. Со всеми не виделись уже давно. Как уже упоминал, всё из запасников музея распродал и от торговой деятельности отошёл. Вот и встретили меня все не одинаково, один с кислым выражением лица, а остальные с радостью. Вы уже догадались, что с кислым выражением на лице меня встретил глава холдинга. С ним не церемонился, разговор начал едва прорвался в его кабинет:
  - Знаю, что ты рад меня видеть! Только не плачь от счастья или горя. Уже похоронил? Напрасно! Долго отрывать тебя от умножения имеющегося капитала не буду. Вот дам тебе только несколько пустяковых поручения. Первое. В столице Италии, в древнем Риме, приобрети помещение для антикварной галереи, очень нужной твоей немецкой фирме. Второе, это тоже что и первое. Можешь сделать это и в Испании, и в просвещённой Франции. Выполни все формальности. Понятно, что я твой совладелец этих приобретений, скажем в такой пропорции, 40% акций будут твоими, а 60% моими. Это ведь справедливо? Или ты думаешь иначе? Согласись, что я делаю очень выгодное для тебя предложение, от которого ты отказаться не можешь. Или ты отказываешься?
  Виктор смотрел на меня не радостно, но старательно скрывал свои истинные чувства. Он знал действительность жизни в нашей стране, которая теперь протянула руки и за её пределы. Рисковать ему было чем, основные доходы получал от деятельности в родной стране. Отказаться от неё? Он ещё был в своём уме, поэтому обречённо кивнул головой, но мне мины, часы механизма которой уже начали отсчёт времени до момента взрыва, было не нужно, и я подсластил ему горечь полученной им пилюли.
  - Деньги вносим согласно имеющимся акциям, в % отношении. Так же делим и прибыль. Поставка товара за мной. Выяснишь сколько нужно денег, звони. Я оплачу свою долю, отдам тебе деньги или здесь, или с заграничного счёта. Договорились?
  Виктор знал, что у меня есть счета за границей, он сам перечислял на них положенную мне долю от наших сделок. Моё последнее обещание обрадовало его, он уже более радостно кивнул головой. На этом мы и расстались.
  Тимофей Карлович встретил меня радостно, моё возвращение в наш бизнес он приветствовал. Дело в том, что привезенная мной контрабанда состояла в основном из монет, его группы товара. Как и раньше товар я ему поставлял мелкими партиями, по 3-4 монеты, так растягивал привезенную партию в два десятка монет. Остальное время посвящал работе со своим ноутбуком, программа перевода переводила загруженную в ноутбук информацию с моей цифровой камеры. Знакомясь с получаемыми данными, я понял, что приобрёл курицу, которая несла "золотые яйца". Для меня ...
  Я получил карты Земли за прошедшие тысячи лет. На них были нанесены существовавшие в разные периоды истории планеты территории государств с указанием существовавших городов, поселений. Кроме того к картам прилагались описания и голограммы жилищ, одежд, оружия, предметов быта. Наложив эти карты на сегодняшние карты планеты можно было точно определить места будущих золотоносных раскопок. Это было бесценной находкой для археологии, но мне мысли обо всём высоком и добром, были чужды, ибо был практическим материалистом. Оставалось найти возможность получить полагающиеся мне проценты прибыли от своей находки, а вот с этим возникли трудности.
  Просто так вести раскопки на территории стран было не возможно. Мало того, что в законах всех стран было прописано право первоочередной собственности государств на любые содержания их недр. Требовалось получить лицензию на право проведения раскопок, оформить концессию, оговорить право на разделение долей в будущих находках. Вот это всё было очень не просто. Мы привыкли думать и кричать на всех углах, как хорошо всё на Западе. Там понятные законы, там всё хорошо, там всё прекрасно ...
  Смешной наш идеализм разбивается об имеющуюся там действительность, когда, не дай Бог никому, с ней сталкиваешься. Я провёл переговоры через интернет с юридическими фирмами разных стран и убедился в том, о чём утверждал выше. Пришлось искать другой путь. Снова вернулся к публикации своих статей в различных Западных специальных журналах. Это стоило денег, но привлекало внимание к моей персоне. Оплатить пришлось и пиар акции. Появились статьи, в которых меня называли "шарлатаном" от науки или защищали. К сожалению, не знаю, как было раньше, но сейчас без денег самому талантливому человеку пробиться и достучаться до тех, кто что-то решает, или может что-то сделать, было невозможно. Кроме статей рассылал письма в американские и европейские университеты, различные общества, самым знаменитым коллекционерам. Увы! Ответы, вежливо-отказные получал редко, часто меня просто игнорировали. Всё это воспринимал спокойно только потому, что не сидел без дела.
  Виктор порученную ему задачу, выполнил. Антикварные галереи в Риме и Барселоне, дополнили принадлежавший немецкой фирме антикварный салон в Мюнхене. Мне требовалось заполнить их товаром. Большим благом было то, что Европа жила без границ и таможен. В моём распоряжении была машина, "Шаран" с немецкими номерами, как совладелец галерей, работник фирмы имеющей бизнес в стране, я имел вид на жительство в Италии, а это давало многое. Мог иметь европейские водительские права, счета в банках Европы, недвижимость в Италии и других странах еврозоны, ко всему этому прилагалось право беспрепятственного передвижение по еврозоне, за исключением Англии. В туманный Альбион требовалась виза, они как-то хитро входили в Евросоюз со своей валютой и своими визовыми правилами для не граждан стран еврозоны и для граждан некоторых стран вновь принятых в европейский союз. Но меня туманный Альбион не интересовал.
  Мой гениальный план был прост. Загружаю "Шаран" товаром из пещеры и спокойно развожу его по имеющимся галереям. Очередная "командировка на симпозиум" домашних не смутила. В их глазах я был научным гением, чем-то средним, между понятием "никем" и "хобби". Истину знал только я и она меня устраивала.
  Когда летишь куда-то с готовым продуманным планом, но ничто не может испортить хорошее настроение, ни задержка рейса, ни дотошный досмотр, ни остальные попутчики. На всё смотришь свысока толерантно и терпимо, но так всё хорошо только до того мгновения, пока в голову не приходит паршивая мысль. Обычно это бывает внезапное видение слабых сторон идеального плана. Так получилось и у меня. Удобно расположившись в кресле салона бизнес класса, внезапно понял слабую сторону своего плана. Да в странах Евросоюза нет границ и таможен, но постоянно мелькающий, одними и теми же дорогами автомобиль не может не привлечь внимания. Дорога от расположенной в горном кряже пещеры до выезда на равнины одна, а то, что европейцы сотрудничают с полицией, стучат обо всём и обо всех, называя это гражданским долгом, знал. Это и было подводным камнем, о который разбился мой гениальный план. Теперь с ужасом искал выход, не реагируя на то, что происходило вокруг.
  Увы! Никакого нового, даже не гениального плана придумать не удавалось. В расстроенных чувствах вышёл в зал прилёта. Там меня ждал представитель римского филиала немецкой фирмы, узнал его по табличке в руках. На ней русскими буквами была написана моя фамилия. Представитель приветствовал меня на моём родном языке. Это меня не удивило. Виктор и его "немецкий" партнёр на работу брали только эмигрантов, приветствовали и семейственность. Старшие члены семьи плохо говорили на языках стран проживания, это компенсировали младшие отпрыски семейства, попавшие сюда в младом возрасте. Это не было главным, главным было то, что старшие члены семьи прошли нашу школу жизни, пользовались липовыми накладными, умели составлять нужные отчёты затрат, понимали, что проявив добропорядочность и щепетильность, смогут жить на пособие. Они это уже попробовали, повторять опыт не желали. Имеющаяся техника открывала большие возможности, доверчивость местных проверяющих к представленным документам была удивительной. Вот они и делали всё, что устраивало хозяев, передавая своё умение, знание своим потомкам. Поэтому приветствие на русском языке встречавшего меня представителя фирмы меня не удивило. Ответил ему и он передал мне папку с уже готовыми накладными, товарными, транспортными документами, ключи и документы на машину, парковочный талон с указанием места и тут же исчез, растворившись среди встречающих. Свою миссию он выполнил, но для меня игра в шпионов продолжалась.
  Я пошёл на паркинг, всё так же думая только о возникшей проблеме. Спросить совета, было не у кого. Радостное настроение обладателя богатства сменилось унынием. Самолёт прилетел вечером, пока прошёл все формальности, сумерки сменились ночью. Ночная поездка меня не прельщала, да и необходимости в ней не было. В машине была дорожная карта и кроме неё обязательный помощник путешественника, подключенный к сети навигатор. Прикинул маршрут, отметил мотель на трасе, внёс нужные точки в память навигатора и он вычертил мне предлагаемые маршруты. Выбрал один из них и подтвердил его, нажав сенсор ввода. После чего двинулся в путь. Первую остановку сделал возле придорожного ресторана, поел и поехал к мотелю. Снять номер проблемой не было, сезон снующих путешественников ещё не наступил. Принял душ и лёг в кровать. Спать не хотелось, но лёжа думается всегда легче. По крайней мере, мне.
  За прошедшее время нашёл три варианта, теперь обдумывал их. Первый вариант состоял в том, что бы привлечь к перевозке вещей из пещеры работников фирмы. Они должны были выехать из Барселоны, Рима, Мюнхена и загрузиться, проезжая мимо пещеры. Понятно, что всё из пещеры вытаскивать и носить до точки рандеву предстояло мне. Нужно заметить, что последний пункт был во всех вариантах. Доверять кому-то тайну пещеры не собирался, сознательно обрекая себя на тяжкий труд переноски вещей по горам. Второй вариант состоял в том, что приобреталась машина с логотипами почтовой службы, я становился ещё её водителем. Третий вариант заключался в приобретении фуры. Я загружал её и одним махом перевозил большой объём груза. Второй и третий вариант имел слабые места. Выступая в роли водителя я, увы, не знал ни немецкого, ни итальянского языков, да и таскать вещи из пещеры требовалось долго, стоящая на дороге машина могла вызвать подозрение. Этими раздумьями занимался лёжа в кровати, аргументы "за", контраргументы "против", увлёкся так, что не заметил, как уснул. Утром проснулся в хорошем настроении и с принятым решением. Первую ходку сделаю сам, а там посмотрим. Позавтракать решил по дороге, благо ресторанчиков, кафе, быстро на трасе было множество. Любят европейцы ездить, хотя бензин у них дорогой до 1,5 евро за литр.
  Проехав около часа, остановился на завтрак. Обедал в знакомом мне ресторане при гостинице. Хозяин меня не вспомнил, но я так и предполагал. Объятия с ним в мои планы не входили. Часам к 2 припарковал машину и полез к пещере. Место парковки машины выбрал, как мог ближе к пещере, таскать вещи предстояло мне, свои физические возможности не переоценивал. Расстояние, от дороги до пещеры, было не большим, но пока оказался в пещере, потом обливался обильно и дышал, как загнанная лошадь. В пещере всё было без изменений, казалось, был здесь только вчера. Роботы находились в первом зале пещеры, они находились в тех же позах, что и тогда. Время для них бежало незаметно. Часы слагались в дни, дни в месяцы, месяцы в годы ..., а они так же безразлично взирали на изменяющийся мир.
  Стало немного не по себе. Но я отбросил это чувство, с негодованием смотря на этих железных монстров. И вдруг меня осенило, вспомнил тактико-технические данные "Стражей", а именно то, что они могут летать, укрытые преломляющим полем. Проще говоря, невидимыми. А что мне было нужно? Тайно перевезти вещи из пещеры в антикварные галереи в Риме, Барселоне и салон в Мюнхене. Значит ..., можно использовать роботов! Облегчить себе жизнь, освободить себя от каторжного труда по переноске всех вещей, от проблем по доставке в нужные места. Для этого требовалось только всё организовать. Организовать физически легче, чем самому всё делать. Главное, это поставить всем нужные задачи, озадачить всех. Уверен, что с таким может справиться каждый!
  Понятно, это я скромничаю. Отсутствие хороших управленцев было одной из причин развала большой страны, в которой я родился. Всё остальное придумали те, кто на той волне мечты людей жить, как на Западе, пришли к власти. Они старательно хватали всё, до чего дотягивались, попутно хаяли и низвергали старых идолов, тоже не идеальных. Сегодня мы все живём в этом мире иллюзий, далеко не самом лучшем. Но это к делу не относится. Просто проявляется привычка быть всем недовольным, хотя мне плакаться грешно. Обсуждать себя не собираюсь. И так ...
  Первым делом поручил ремонтному роботу изготовить сбрую для крепления упаковок с вещами. Второй задачей для него было изготовить генераторы искривления пространства роботам-охранникам. Мне нужно было их сделать "невидимками", а пока они помогали мне паковать отбираемые мной вещи. Им же поручил носить пакеты в припаркованную машину. Железным парням это труда не составляло, а я тихо радовался, что этим занимался не я. Остальной план был прост. Ремонтный робот должен был заниматься упаковкой и составлять списки упакованного добра. Здесь была маленькая проблема. Описание содержания упаковок робот мог составлять только на кристаллах и на старо-греческом языке. Решил эту проблему просто. Поступающие пакеты должны были распаковывать и описывать работники галерей и салона самостоятельно, а кристаллы передавать лично мне. О том, что на этих кристаллах содержится опись всего доставленного, никто не знал. Один вождь и учитель мирового пролетариата говорил:
  "Доверяй, но проверяй!"
  Я был из старого поколения и некоторые афоризмы идолов той страны знал. Следовать им не отказывался, если это было удобно мне. Так и жил, двойными стандартами. На всякий случай, знал, что человек слаб.
  Машина была загружена, и я уехал в Мюнхен. Путь предстоял не близкий, но это был мой план. Ехал не спеша, останавливаясь в мотелях на ночь, а днём останавливаясь на обед в придорожных ресторанчиках их было множество, на каждой заправке был магазин и ресторанчик. Это достижение Запада приживается и у нас, имею виду, магазины при заправках, с кафе и ресторанчиками на заправках пока не густо. В общем, путешествовал с комфортом. Прибыл в Мюнхен, разгрузился, оставил инструкции и двинулся в обратный путь. Машину сменил, теперь ехал в небольшом грузовом фургоне. По документам я был "поздним переселенцем" немцем-иммигрантом из Казахстана, проживающим в Германии.
  Английский знал, а вот с немецким языком были проблемы, поэтому территорию Германии старался покинуть как можно быстрее. Ехал ночью, пересёк неохраняемую границу и вздохнул с облегчением. Дальше ехал не спеша, с долгими остановками. К пещере добрался в полдень. Пока роботы грузили машину, проверил выполнение задания роботом-ремонтником. Он всё выполнил. Теперь "Стражи" могли выполнять работу по перевозке грузов, а "охранники" могли разгружать их в Риме и Барселоне, попутно исполняя роль невидимых охранников в галереях. Пристроив всех, запустил свой бизнес.
  Два рейса в месяц совершали "Стражи", сильно наводнять рынок было глупо. Ещё один рейс достался "Стражам", в порядке очереди один из них раз в три месяца посещал меня в Куркино. Он привозил небольшую партию монет, свитков, грамот и кристаллы с записью отправленных в галереи Рима и Барселоны вещей. Я разбирался с кристаллами, сбрасывал данные с них на свой компьютер и сличал с данными о полученных вещах, которые пересылались на мой электронный адрес с Рима и Барселоны.
  Первая же сверка показала, что наши работники из соотечественников-эмигрантов родных черт не растеряли. Они скромно пропустили по 3-4 наименования в каждой из полученных партий. Ничего неожиданного в этом не было. Всегда помнил, где сам взял свой первый товар для продажи. Но я это другое, а они ..., воры!
  Снова съездил на очередной "симпозиум". Вставил всем клизмы, выгонять никого не стал, просто познакомил всех со "Стражем" и "охранником" лично. Они отключили, по моей мысленной команде, генераторы преломления лучей, сбросив невидимость, предстали перед наказанными воришками, в своём истинном виде. Демонстрация удалась! 2/3 провинившихся сотрудников, увидев этих монстров, упали в обморок сразу, остальные застряли в двери, сбежать не получилось ни у кого. Хотя за право выскочить дрались отчаянно, забыв о родственных связях и возрасте. Роботы включили генераторы и исчезли. Я терпеливо дождался пока все придут в себя и монотонным голосом рассказал им о том, что могут увиденные чудища сделать с человеком, с его телом. Каюсь, прилично приврал, но результат был эффектным. Украденное вернули и больше никогда ничего не крали. Можем же быть честными! Мои рассказы провинившимся сотрудникам, натолкнули меня на мысль:
  "Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать"
  Поговорка старая, но народная мудрость возраста не имеет. Робот-ремонтник получил указание изготовить два голографических проектора и вмонтировать их в корпуса роботов-охранников. Охранники могли включать их по получению команды или срабатыванию системы обнаружения посторонних в охраняемых ими помещениях. Страховка за границей дело накладное, требуемые суммы ничем не уступают суммам нашей страховки за исключением того, что там шанс хотя бы что-то получить, при наступлении страхового случая выше, чем у нас. Все знают, что получить выплату по страховке в нашей демократической стране это нужно очень постараться или совершить невозможное. Страховка на возмещение в случае кражи из антикварной галереи была большой, и по моему настоянию от неё отказались. Оба робота-охранника были оснащены проекторами и несли охрану в обеих галереях в Риме и в Барселоне.
  Первой отличилась римская галерея. Двое грабителей забрались в неё. Входную дверь они вскрыли быстро, вошли и ..., утром совместными усилиями полиции и карабинеров их с трудом извлекли из чулана под лестницей. Говорить они ничего не могли, только мычали что-то и пытались забиться в любое маленькое помещение. За пойманных воришек говорили журналисты. Их фантазии читали и обсуждали. Лига защиты прав человека выступила с требованием осудить незаконные действия владельца галереи в отношении людей. До судебного разбирательства это дело не дошло чисто случайно. Описать эти незаконные действия никто так и не смог. Оба пострадавших несли всякую чушь, рассказывали, что их атаковали, едва не затоптав, циклопы. Не смотря, на своё неблаговидное занятие, они знали этих монстров благодаря мультфильмам, фильмам ужаса, боевика и другим созданиям киноиндустрии. Физическое упоминание о циклопах имелось в "Одиссее" Гомера. Да и то отнесено к фантастике. Верить словам воришек? Объявить о том, что циклопы есть сегодня? Не решились, поступили проще. Их объявили пострадавшими, получившими психические травмы, непонятно от кого или чего. Обвинить владельцев галереи в том, что они держат в галерее циклопов? Было глупостью, за которую на Западе принято отвечать приличной суммой денег. Таких тоже не нашлось. Ворам повезло, вместо тюрьмы их определили в лечебницу. Этот инцидент и разные фантастические объяснения его, почти две недели не сходил с полос газет и экранов телевизоров. Затем о нём забыли, но больше желающих поживиться чем-либо в галереи не было. Зато поднятая шумиха послужила прекрасной рекламой. Толпы народа ежедневно старались посетить ставшую знаменитой антикварную галерею. За обычными любопытными искателями острых ощущений подтянулись и настоящие коллекционеры. Бизнес налаживался, появилась прибыль.
  Но мне жизнь, лишённая приключений была пресной. Разум АРЕТА насытившись впечатлениями от нашего технического прогресса, посещал меня редко. Он носил кольцо АРАНА, но исполнение функций АРАНА считал бессмысленными. Расы РАЛОТОВ не существовало и на Земле, их отколовшаяся колония, вымерла тысячи лет тому. Остались только легенды и предания о циклопах, живших на острове. Потомки древних людей, создателей машинной расы, вписались в наш мир, растворились среди людей Земли. Из истории мы знаем их, как древних греков, которые были высокообразованной расой, многое давшей остальным народам Земли. А истинное знание хранил теперь я, земной носитель разума АРАНА. Рассказать обо всём кому-либо? Это значило стать добровольцем в очереди психически больных. Да и как рассказать? Показать пещеры РАЛОТОВ? Нет! Отказываться от своего бизнеса не собирался, мне семью кормить и детей поднимать нужно. На такое решится, не мог. Оставалось одно, молчать. Говорят, история развивается по спирали. Подтверждение этому есть. Если судить, по публикуемым в наших СМИ материалам, процесс создания саморазвивающихся роботов, идёт семимильными шагами. Исходя из этого, могу предположить, что повторение истории возможно и новая раса РАЛОТОВ может населить нашу планету ...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"