Левина Юлия Сергеевна: другие произведения.

Цена чужого безумия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.05*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Финалист конкурса "Антология ужасов" (2017)

  Какой же длинный день... Глупая девица, плачущая о каком-то самовлюбленном красавчике и желающая его приворожить. Истеричная бледная барышня с тонкими, точно паучьи лапки, пальцами, увидевшая во сне какой-то шизофренический бред и вбившая себе в голову, что этот сон непременно должен означать нечто осмысленное и, безусловно, страшное. Парочка дебелых теток зрелого возраста, одна из которых хотела отвадить мужа от спиртного, а вторая - сына от наркотиков. Этим двум София даже искренне сочувствовала, но помочь все равно не могла. Борьба с вредными привычками - это борьба разума, духа и силы воли, но уж никак не ясновидения. А последнее лишь помогло Софии увидеть, что семнадцатилетний парень через несколько дней впадет в кому от смертельной дозы героина, из которой уже не выйдет. Поэтому ясновидящая сказала его заплаканной матери лишь одно слово: 'Поздно', и проводила ее на выход, не взяв денег за сеанс.
  Пять часов вечера. Серый промозглый октябрь не умещается за окном, и навеянное им тоскливое уныние проникает в кухню сквозь прозрачные стекла. Тесный двор залит пятнами грязных луж. Двухкомнатная квартира выстужена уличной непогодой. Из-за плотных низких туч за окном серо, а в комнатах сумрачно. Но поскольку поток посетителей на сегодня иссяк, можно уже потушить свечи, призванные создавать атмосферу таинственности, и заполнить пустоту квартиры уютным шумом закипающего чайника.
  София приступила к рутинной процедуре уборки после завершения очередного трудового дня. Гадальные свечи, карты таро, ритуальный кинжал, руны, якобы магические амулеты и прочий мистический хлам были небрежно скинуты с кухонного стола в большую коробку из-под микроволновки и отработанным до автоматизма пинком отправлены ночевать под стол. Нет, София не была шарлатанкой, но ее дар проявлял себя и без всякой таинственной атрибутики. Вот только людям нужен был спектакль. Когда она зажигала перекрученные черные свечи, раскладывала пасьянсы из карт таро или с умным видом разглядывала осточертевшую кофейную гущу, и только потом отвечала на поставленные клиентами вопросы, тогда они ей верили. А если сказать то, что явил ей дар, быстро и конкретно, то посетители почти наверняка решат, что она их обманывает. Поэтому София к своим двадцати четырем годам преуспела не только в ясновидении, но и в актерском мастерстве.
  Забытое на столе круглое зеркальце отразило худое бледное лицо с тонкими, словно фарфоровыми чертами в обрамлении длинных темных волос. Большие выразительные глаза прожигающего черного цвета не скрыли от зеркальной поверхности застывшего в них одиночества и хандры. София мрачно подумала, что если не начнет нормально есть, спать, гулять и хоть немного радоваться жизни, скоро станет похожа на упырицу. Раньше девушка с нетерпением ожидала свободных вечеров. Она их проводила в обществе любимого парня Влада. Он искренне верил в то, что он темный маг, но во всём остальном был вполне вменяемым. А странности типа загадочных татуировок, хранимых дома костей и поглощаемой Владом в неизмеримом количестве весьма своеобразной литературы Софию не смущали. В конце концов, она и сама, мягко говоря, странная. Зато Влад единственный на всем белом свете, кто безоговорочно верил в ее способности, не хмыкал скептически при их проявлении и не устраивал ей глупых проверок. А также он всегда был рядом, когда ей становилось слишком тяжело в одиночку справляться с непрошеными видениями и образами.
  Но теперь Влада нет. То есть он, конечно, где-то есть, поскольку София точно знала, что он среди живых, а не в мире мертвых. Но его точное местоположение было ей неизвестно. Он пропал полгода назад, неожиданно и довольно загадочно, никого не известив и не оставив никаких намеков на причину своего исчезновения. Полиция не сумела его найти. Официально он значится пропавшим без вести.
  Для девушки самым странным было то, что ее способности оказывались бессильными, когда она пыталась понять, что случилось с ее другом. У нее было сколько угодно его личных вещей, подарков, писем, фотографий, даже несколько волос. Но ничего из этого не провоцировало видения, где он и что с ним случилось. Сны тоже молчали. Лишь один раз Влад явился ей во сне, мрачный и угрюмый, сказал: 'Не смей искать меня', и шагнул в клубящуюся пустоту. А кода София попыталась последовать за ним и одной ногой наступила в темный плотный туман, ее ногу полностью разъело, словно кислотой, до середины бедра. Вспоминая этот сон, она до сих пор покрывалась холодным потом: настолько реалистичным было видение короткой культи с торчащей из нее белой костью и обожженной до волдырей окровавленной кожей. Но самым паршивым оказалось то, что этот жуткий сон не только не стирался из памяти ясновидящей, а напротив, воспоминания о нем со временем становились лишь ярче и тягостнее. Зато светлые моменты общения с Владом и впечатления от их еще не зрелых, но очень богатых на эмоции романтических чувств подёрнулись тусклой дымкой забвения.
  Вот уже полгода София ненавидела свободные вечера. В них были и одиночество, и тоска, и чувство вселенской недосказанности. Сегодня она решила бороться со своими персональными демонами вполне заурядно - горячим чаем, тостом с ветчиной и бессмертным произведением Шекспира. Но опорожнив любимый бокал лишь наполовину, София отложила книгу и нахмурилась. Со стороны входной двери, словно щупальца, к ней тянулись чужие эмоции чужих людей. Столько страха, волнения, тревоги и боли, что кожа ясновидящей покрылась мурашками.
  Она открыла дверь за секунду до того, как бледная изнуренная женщина лет сорока-сорока пяти нажала на кнопку дверного звонка. Взгляду Софии предстало четверо людей: трое женщин и один мужчина, на лицах которых одновременно проступило изумление от такой оперативности. Ведь обычно гости сначала звонят в дверь, и лишь потом хозяева им открывают, но уж никак не наоборот.
  - Добрый вечер, - первой поздоровалась девушка, чтобы побыстрее вывести своих нежданных посетителей из состояния замешательства.
  - З-здравствуйте, - растерянно ответила на приветствие звонившая дама, опуская занесенную над кнопкой звонка руку. - Это вы София? Нам вас порекомендовал...
  - Проходите, - не дождавшись вполне предвиденного окончания, кивнула ясновидящая.
  Клиенты робко вошли в квартиру и, несмело озираясь по сторонам, проследовали за хозяйкой в кухню.
  - Кто у вас пропал? Сын? - обыденно спросила София у посетительницы, возвращаясь к прерванному чаепитию с поеданием бутерброда. Эти клиенты с ней заранее не договаривались о встрече, поэтому в их присутствии девушка решила пренебречь как гостеприимством, так и привычкой создавать атмосферу мистической таинственности.
  - Д-да, - ответила женщина, побледнев еще больше. - Как вы узнали?
  - Как обычно, - равнодушно пояснила ясновидящая и обвела цепким взглядом всех присутствующих. - Это ваш супруг, - короткий кивок в сторону осунувшегося мужчины, безуспешно пытавшегося скрыть дрожь в пальцах. - Это ваша дочь, - вновь кивок в сторону совсем юной милой девушки с размазанной от слез тушью. - А это пока не пойму кто, - взгляд Софии уперся в яркую крашеную блондинку с очаровательно длинными ресницами. - Невеста вашего сына, что ли... Имен ваших мне не надо, это не важно. Дайте фото пропавшего.
  Женщина дрожащими пальцами стала открывать молнию дамской сумки.
  - Не там, - скучным голосом прервала ее София. - Фото у вас в правом кармане кардигана.
  Посетительница слегка вздрогнула и послушно извлекла на свет из указанного кармана фотографию своего сына. Ясновидящая взяла ее, зажав между указательным и средним пальцем, и подержав несколько секунд, даже не глядя на изображение, сказала:
  - Жив.
  - А где он? - жадно подалась вперед женщина.
  - Не знаю.
  - Но... вы же всё видите. Всё правильно про нас сказали. Даже поняли, где фотография лежит, хотя я сама забыла, что в карман ее положила. А где мой мальчик находится... вы можете сказать?... Ну хоть что-то...
  София вздохнула и устало потерла лицо. Чужие эмоции сложно не впускать в свою душу. Трудно пропускать через себя, как через сито, и не оставить себе хоть кусочек. А сейчас чувства родных пропавшего парня были настолько сильными и исступленными, что в Софии застрял не кусочек этих эмоций, а целый айсберг. Тем сложнее было признаться, что она не сможет помочь этим людям. С того времени, как исчез Влад, поиск людей перестал ей удаваться. Сама она полагала, что причина кроется в гнетущем воздействии, которое на нее оказала неудача в поиске друга.
  - Простите, я не вижу, где он, - сочувственно ответила София взволнованной матери.
  Женщина не смогла сдержать слез. Но даже сквозь рыдания она продолжала бормотать:
  - Три месяца постоянно бесследно пропадают люди... Полиция ничего не может... Вдруг и с Костей то же самое случилось... Он хороший мальчик, никуда бы не уехал... Мне так вас хвалили... Сказали, если вы не поможете, никто не поможет... Мы заплатим любые деньги...
  - Когда она пропал? - прервала ясновидящая поток бессмысленных стенаний.
  - Уже с неделю.
  - Пропал неделю назад, но абсолютно точно жив. Может, всё не так уж и плохо?
  Но ее слова не произвели желаемого эффекта. Напротив, посетительница зарыдала еще сильнее, зарывшись лицом в полосатый платок. Остальные присутствующие тоже вытирали слезы. София откровенно устала от наплыва чужих негативных эмоций. Закрыв глаза и уткнувшись лицом в ладонь, она ровным голосом сказала:
  - Ко мне за последние три месяца приходили пять клиентов - родственники тех, кто неожиданно и бесследно пропал. Я никому не сумела помочь в поисках. Но из этих пяти пропавших трое были уже мертвы, четвертый находился при смерти, и жизнь пятого оборвалась как раз в тот момент, когда я держала его фото в своих руках. При этом родственники этих несчастных приходили ко мне не неделю спустя, а лишь на третий-четвертый день после исчезновения. А ваш сын жив, это я точно могу сказать. И вполне здоров. Поэтому есть надежда, что его пропажа не связана с остальными исчезновениями. К сожалению, больше я ничем не могу вам помочь, какие деньги вы мне не предложили бы. Можете оставить мне фотографию Константина и свой телефон. Если вдруг я что-то увижу, я обязательно вам позвоню.
  С некоторым трудом спровадив неожиданных клиентов и с еще большим трудом отмахнувшись от настойчиво предлагаемых денег, София вновь осталась одна в своей уютной квартире. Вернувшись в кухню и взяв в руки оставленную фотографию, она впервые вгляделась в запечатленное на ней лицо. Константин оказался совсем молодым, примерно ее ровесником. Но в первую очередь бросалась в глаза не его молодость, а яркая красота, словно София разглядывала фото голливудской суперзвезды. Густые каштановые волосы с длинной модно зачесанной челкой, полные розовые губы, изогнутые в легкой полуулыбке, высокие скулы и мужественный подбородок - перед красотой сочетания ярких черт трудно устоять. Но больше всего притягивали взгляд его глаза. Контраст серо-голубых, почти прозрачных глаз с темными бровями и густыми ресницами был просто ошеломляющ.
  Но ясновидящая так пристально и долго всматривалась в фотографию вовсе не из-за выдающейся внешности Константина, а из-за непонятного холода, покрывавшего мурашками кожу вдоль ее позвоночника, когда она всматривалась в его удивительные глаза. Но никаких подсказок дар ей не являл. Что ж, ясновидение - это именно дар, а не точная наука. Поэтому бросив бесполезное занятие разглядывания чужого фото и вполне обыденно проведя остаток вечера, девушка легла спать. Только уже перед тем, как погасить свет, повинуясь непонятному порыву, она принесла из кухни фото Константина, положила его на прикроватную тумбочку и лишь потом уснула.
***
  Пробуждение было внезапным и беспричинным. Только что крепко спала, а в следующую секунду неведомая сила выдернула из ночных сновидений, заставила вскочить с кровати и лихорадочно шарить ногами по полу в поисках тапочек. София включила свет и несколько секунд походила туда-сюда по комнате, чтобы хоть немного унять охватившие ее волнение и тревогу. Завладевшие ею эмоции были настолько неожиданными для нее самой, что она никак не могла установить причину их появления. Взгляд метался по комнате, следуя за гудящими от нетерпения ногами, пока не остановился на тумбочке с фотографией Константина.
  Девушка нетерпеливо схватила чужое фото. В ней вспыхнула надежда, что ее дар неожиданно сжалился над своей непутевой обладательницей и готов указать место нахождения парня. Но нет, ничего нового. Лишь уже ставший привычным пробежавший озноб по позвоночнику. Что же тогда? Ведь ответ совсем близко... Несколько раз бесполезно обшарив взглядом всю комнату, София перестала доверять своему зрению. Она закрыла глаза, полностью положившись на свое шестое чувство, и ее руки тут же зажили собственной жизнью. Нащупали ручку выдвижного ящика, открыли его и извлекли наружу фоторамку, ссыпав с нее косметику и бижутерию. От прикосновения к фоторамке пальцы аж немного покалывало.
  София открыла глаза, уже заранее понимая, что именно она увидит. Ее саму на фотографии, счастливую и жизнерадостную, и обнимавшего ее синеглазого черноволосого парня с легкой горбинкой на носу и вечно растрепанной челкой. Влад... Тоска с новой силой пробралась под ребра - туда, где заполошно бьется глупое наивное сердце. Ясновидящая сама убрала это фото в ящик спустя пару месяцев после исчезновения своего друга - когда видеть его каждый день на фотобумаге, но так и не понять, что с ним случилось, стало совсем невыносимым. А сейчас, через полгода после его пропажи, дар посылал явные и недвусмысленные импульсы через эту фотографию - он мог провести Софию к человеку, запечатленному на ней.
  Осознав это, София оделась для выхода на улицу быстрее, чем солдаты в армии, и стала лихорадочно собирать по квартире нужные вещи. Ключи от машины, ключи от квартиры, сотовый телефон, наспех сунутые в задний карман джинсов денежные купюры, фотография с Владом. Вроде бы всё... Но уже готовясь выскочить в подъезд, она резко замерла на пороге. Вновь сильное, но непонятное шестое чувство буквально поволокло ее в кухню. Следуя за своей сверхъестественной интуицией, девушка нагнулась под кухонный стол и вытащила из-под него коробку с мистической атрибутикой. Бросив лишь один взгляд внутрь, она сразу поняла, какой именно предмет буквально просится ей в руки - ритуальный кинжал. Из всего наваленного хлама только он один действительно имел прямое отношение к миру неизведанного и непознанного, к миру магии. Этот трехгранный клинок с рукояткой в форме креста, с выжженной в центре пентаграммой, был действительно древним и достался Софии от ее бабки вместе с наследственным даром. Ножен у него не было, поэтому ясновидящая просто сунула его за ремень джинсов и прикрыла кожаной курткой.
  На улице октябрьский холод легко пробрался под тонкую кожу куртки и легкий джемпер, остудив тело, но не мысли. София вспомнила, что в спешке забыла закрыть квартиру, но сразу отогнала эту мысль, как несущественную.
  Старая любимая машина послушно заурчала двигателем и на предельной скорости повезла свою хозяйку туда, куда вел капризный, но все-таки верный дар. Ясновидящая не видела конечного маршрута, но зато интуитивно понимала, в какую сторону ей надо двигаться. Это было сродни движению по горящим неоном указателям.
  Через полчаса стремительной, почти безумной в своей спешке езды по ночному шоссе город остался позади. Дорога черной лентой ложилась под колеса машины и верно приближала Софию к конечному пункту ее маршрута. Девушка испытывала такие волнение и тревогу, что совсем не обращала внимание на дорожные указатели, двигаясь лишь по пути, намеченному ее даром. Мимо окон автомобиля проносились спящие деревни и приготовленные к зиме поля, унылые придорожные кафе и темные массивы лесов. Но ясновидящая с бледным от волнения лицом смотрела лишь строго вперед, словно видела зримую ей одной путеводную звезду.
  В небольшой деревне девушка сбавила скорость и осторожно повела машину по проселочной неасфальтированной дороге, соскальзывая колесами в колдобины и в заполненные дождевой водой ямы. Ее путь лежал мимо домов, выстроенных в геометрически ровные ряды. Оставив их позади, София уверенно поехала в сторону темневшей впереди неясной громады леса. Она открыла окно и впустила в салон осенний промозглый холод и дивные запахи прелой листвы, шорох многочасового дождя и редкие переклики ночных птиц. Фонари, дарящие тусклый желтый свет, остались позади. Лишь горящие фары автомобиля выхватывали каждый новой кусок дороги из жадной пасти ночной тьмы. Но и то, что хотя бы с натяжкой можно было назвать дорогой, кончилось немногим позже фонарей. Ехать без опасения прикусить язык от тряски стало невозможно. А между тем, дар настойчиво подсказывал, что она совсем близко от Влада. София бросила машину и направилась в сторону угадываемого впереди дома, постоянно оскальзываясь в жидкой грязи.
  Примерно через сто метров она уперлась в высокий глухой забор. Интуиция настойчиво звала ее внутрь огороженного периметра, поэтому разум начал искать способы воплощения этой авантюрной затеи. Дар ясновидения помогал ей осознавать факт нахождения рядом любых объектов и живых существ, независимо от того, видели ли их ее глаза или нет. Поэтому, несмотря на ночную тьму, София уверенно двинулась к другой стороне забора, чтобы взобраться по растущему вплотную к ограждению грабу. При этом сознанием девушки владела некая настойчивая идея, которую она сама толком не осознавала. Но эта идея исключала любые мысли о том, что можно просто позвонить в дверь или хотя бы вызвать помощь.
  Обычно шершавая кора дерева в эту дождливую ночь была мокрой и склизкой, но ветви начинали расти довольно низко. Поэтому молодой девушке, не обремененной отдышкой и лишними килограммами, не составило большого труда влезть по дереву на высоту, достаточную для того, чтобы перелезть по ту сторону забора.
  Прорезавший тишину лай собаки заставил Софию вздрогнуть от неожиданности и страха. Интуиция уверенно подсказывала, что злой кобель лает не на нее, а на кого-то другого. Но в его лае было столько дикой свирепости, что девушку непроизвольно пробил озноб. По милости судьбы в эту минуту плотные низкие тучи разошлись, и сквозь образовавшуюся прореху луна залила землю своим мертвенно-голубым светом. Взгляду Софии предстал двухэтажный кирпичный дом и обширный внутренний двор, абсолютно пустой и безжизненный, если не считать одиноко стоящей собачьей конуры. То есть двор обычно бывал пустым, а сейчас полупрозрачный лунный свет озарял две мужские худощавые фигуры сходного роста и телосложения. Одна фигура натужно волокла под мышки вторую бессознательную фигуру. За ногами обмякшего мужчины в мокрой грязи оставались две параллельные борозды, тут же заполняемые дождевой водой и хлюпкой жижей. Огромный мускулистый ротвейлер лаял на бессознательную жертву столь рьяно, что изо рта рвались клочья пены. Наблюдая эту зловещую картину, София забывала дышать от волнения, поскольку совершенно точно знала, что один из этих людей был Владом. Но вот кто именно, она не смогла понять. Силуэты мужчин были похожи, и находились они друг к другу слишком близко, чтобы с расстояния отделить родную энергетику Влада от незнакомой энергетики второго человека. Хлопнула входная дверь дома, и мужчины пропали с поля зрения девушки, отрезанные кирпичной стеной. Обычно стены не были для Софии таким уж непреодолимым препятствием, если сильно хотелось узнать, что же скрывается за ними. Дар ясновидения всегда услужливо подсказывал нужную информацию. Но сейчас то, что находилось внутри периметра кирпичных стен, было полностью изолировано от сверхъестественных способностей девушки. Это было странно и очень неприятно, но, видимо, именно этот факт объяснял, почему ясновидящая не смогла определить местонахождение пропавшего Влада. Внутри этого дома находилось что-то, что блокировало ее способности.
  София осторожно переступила с ветки граба на каменную кладку забора. Он был сложен из массивных серых глыб. Его толщины оказалось достаточно, чтобы уверенно встать даже человеку, не обладающему навыками канатоходца. Прыгать было высоко, около трех метров. Поэтому девушка осторожно повернулась к дому спиной и, держась за край забора со стороны внутреннего двора, полностью опустила свое тело вдоль каменной кладки, повиснув на руках. А затем разжала побелевшие от напряжения пальцы. Приземление прошло вполне удачно. Софии даже удалось сохранить равновесие и не сесть местом пониже спины в мокрую холодную грязь.
  Ротвейлер в сухой будке со спокойным умеренным любопытством созерцал процесс проникновения постороннего человека на охраняемый им участок, положив тяжелую морду на скрещенные лапы. Ясновидящая умела внушать животным, что является им другом. Жаль, с людьми так не получалось. София быстро пересекла пустой двор и, стараясь ступать бесшумно, осторожно зашла внутрь дома.
  В нос ударило множество запахов: горящих свечей, сладкого дыма марихуаны, крови, прелого тряпья, но главенствовал во всем этом многообразии жуткий дух гнили и разложения. Миновав почти пустой коридор, София приоткрыла дверь в комнату и робко заглянула внутрь.
  Мимолетного взгляда хватило ей, чтобы осознать весь ужас происходящих здесь событий. Большой зал освещался пламенем множества свечей. Лишь одна из них оказалась белой, а все остальные - черными. Никаких предметов мебели не было. Только у западной стены стоял небольшой алтарь с расставленными на нем предметами для совершения сатанинских ритуалов: колокол, кубок, меч, гонг и непонятный окровавленный кусок чего-то... Страх сковывал мысли, но разум все равно упорно давал верный ответ: это лежал довольно большой кусок человеческой кожи с нацарапанными на нем пентаграммами для защиты и контролирования демона. Пол, стены и даже немного потолок были буквально залиты кровью, как старой, так и довольно свежей. Почерневшие от давности засохшие кровавые лужи и обильно испачкавшие стены рубиново-красные струи бросались в глаза почти повсюду. В дальнем углу лежали небрежно скинутые друг на друга два окоченевших трупа. Один из них был настолько освежеван, что София даже не могла угадать пол этого несчастного. Его лицо залила застывшая черная смола, которая в момент закапывания явно была огненно-горячей, поскольку свободная от смолы кожа покрылась ужасными покрасневшими волдырями и язвами от ожогов. А вспоротый живот зиял жуткими дырами из-за удаленных внутренностей. Его палач явно растягивал процесс пыток и убийства так, чтобы агония жертвы длилась не один час. Второе мертвое тело принадлежало молодой девушке, возможно, красивой при жизни. Но сейчас ее застывшее лицо исказилось такой гримасой животного ужаса, что хоронить ее теперь следовало только в закрытом гробу. Она была обнажена, поэтому ничто не могло скрыть причины ее мучительной смерти - ее распилили от промежности до грудины, отчего тело стало раздвоенным, как язык змеи. А в образовавшуюся прореху между двумя половинами туловища вывались внутренности. По трупам с деловитым жужжанием ползали мухи.
  В центре комнаты был нарисован большой круг, а по его краям символы для удержания и контролирования демона. Внутри круга на полу лицом вниз лежал Влад.
  София на деревянных ногах подошла к парню и рухнула рядом с ним на колени. Трясущимися руками она перевернула его на спину и внимательно осмотрела. Результат осмотра ее ужаснул. Физически Влад был здоров, никаких ран на его теле девушка не ощущала. А вот его одежда и даже волосы были пропитаны чужой кровью. Значит, он не жертва...
  Пока ясновидящая осознавала мучительную мысль, что любимый ею человек оказался помешанным на садизме маньяком, Влад сонно приоткрыл блеснувшие синевой глаза. Но уже секунду спустя его взгляд стал осмысленным, а сам парень испуганно вскочил, оказавшись с девушкой лицом к лицу. Она гадливо отпрянула назад.
  - София! Что ты тут делаешь?! Я же просил тебя не искать меня! Я же начертал символы, чтобы ты не могла меня найти!.. Черт, болва-а-ан... Я же сам сегодня выбежал из дома, и ты тогда смогла почувствовать... Прости, я не подумал об этом. Это я виноват, что ты сейчас здесь...- синие глаза источали такую искреннюю тревогу за нее, что девушка от отвращения отодвинулась еще дальше.
  А Влад, не замечая реакции своей подруги, подался вперед и крепко ухватил ее за холодные ладони.
  - Уходи! Слышишь?! Немедленно уходи отсюда! И не смей возвращаться. Поняла?!
  По телу Софии от пережитого шока разлилось цепенящее онемение. Она, не двигаясь, смотрела в прежде такое любимое лицо и каждой своей клеточкой ощущала сковывающий ее болезненный холод. Лишь по щекам текло что-то противоестественно горячее.
  - Демоны тебя побери, перестань плакать и уходи отсюда! Сейчас же! Немедленно! Ты слышишь меня?! - Влад с силой потряс ее за плечи, отчего девушка немного отмерла.
  - Где твоя жертва? - глухим чужим голосом задала она мучавший ее вопрос. Перед глазами стояла картина ночного двора с бессознательным мужчиной и лающим на него свирепым мощным ротвейлером. Иногда эти страшные кадры сменялась другими жуткими видениями. Они врывались в разум ясновидящей, как помехи. От перенесенного ужаса София никак не могла понять картины, которые показывал ей дар. В доме, исчерченном сатанинскими символами, ее сверхъестественные способности блокировались. А заглядывать в каждую комнату в этом кошмарном доме в поисках бессознательного мужчины ей совсем не хотелось.
  - Моя жертва? - непонимающе уточнил Влад. - Какая... Ты что?! Ты думаешь... Как тебе такое... Он не...
  Прервавшись на полуслове, парень закрыл глаза и резко рухнул затылком на окровавленный пол. София от неожиданности вздрогнула и несмело склонилась над ним. Со стороны двери послышалось тихое покашливание. Девушка порывисто обернулась и увидела стоящего на пороге молодого мужчину. Он был бледным и изможденным, но все равно похожим на свое прекрасное изображение на фото. София узнала Константина. Его густые каштановые волосы слиплись от грязи и прилипли к правой щеке, под левым глазом наливался синевой свежий синяк, а из рассеченного виска струилась кровь. Но парень мог стоять сам и даже сделал несколько заплетающихся шагов к центру комнаты.
  - Выйдите из круга, - тихо попросил он Софию. - Я не знаю, правда это или нет, но этот маньяк считает, что внутрь круга можно призывать демонов, и они даже могут вселяться в человека. Если уж это правда, пускай в него вселяются. Тогда хуже не будет. Хуже просто некуда...
  София послушно выползла за границы круга - встать на ноги она пока не могла.
  - Что с ним? - спросила она, кивнув на распростертую на полу фигуру.
  - Не знаю, - равнодушно откликнулся парень. - Бывает периодически. То ли он припадочный, то ли совсем обкурился травы своей...
  Ясновидящая с сомнением покосилась на Влада. Раньше он никогда не баловался наркотиками и не страдал какими-либо болезнями, кроме редкого насморка. Впрочем, это было в другой жизни, полгода назад. Да она и не знала его толком, как оказалось.
  - Константин, надо уезжать отсюда. У меня недалеко машина припаркована.
  - Откуда вы знаете мое имя?..
  - Ваши родители были у меня этим вечером. Я узнала вас по фотографии.
  - А-а, ясно... Ладно, давайте убираться отсюда.
  Константин подошел к девушке и помог ей подняться с пола. А потом, словно что-то вспомнив, вышел в коридор, откуда донесся звук запираемого изнутри замка.
  - Там во дворе ротвейлер злющий, - из соседнего помещения пояснил он Софии. - Но умный, скотина. Не хочу, чтобы он забежал в дом. Он заживо загрыз, а потом сожрал одну из жертв...
  Ясновидящая отстранено слушала пояснения, зачем пленнику понадобилось запирать дверь дома изнутри, а сама рассматривала свою ладонь. Константин держал ее руку, чтобы помочь встать с пола. Но вот оставшаяся после этого на руке девушки кровь принадлежала не ему. Она чувствовала определенно точно, что это была чужая кровь. И она была совсем свежей. Вроде бы ничего удивительного в том, что в доме, залитом кровью не одной жертвы, можно в ней испачкаться. Даже в чем-то закономерно. Вот Влад тоже в крови, причем с ног до головы. Только кровь, впитавшаяся в волосы и одежду темного мага, не была столь свежей. Но ведь он убийца... Почему же на убийце нет следов только что пролитой крови, а вот на его пленнике она откуда-то взялась?
  София так и не успела до конца додумать эту мысль, когда Константин вновь взял ее за руку и вместе с ней уверенно пошел по темным коридорам пустого дома.
  - Надо выйти на задний двор, - по пути объяснял он девушке. - Тогда, пока пес нас учует, мы уже успеем убежать. Запасной выход устроен из подвала. Там же висят ключи от калитки с заднего двора. Я видел, потому что этот сатанист меня именно с того входа затаскивал в дом.
  - Почему ты раньше не убежал, если знал всё это?
  - Я был связан и заперт. А сегодня удалось освободиться. Но я раньше времени обрадовался своей свободе и, как болван, выскочил через основной вход. Ну и ротвейлер сразу бросился на меня и повалил на землю. А потом и этот маньяк подскочил... Вот только второй раз он меня небрежно связал, так что я опять свободен.
  Пока Константин рассказывал ясновидящей о своих злоключениях, они спустились на подвальный этаж и вошли в помещение, у дальней стены которого располагался второй выход из дома. Девушка устало привалилась к косяку, пропустив парня вперед. А он снял подвешенный на гвозде ключ, подошел к двери и вопросительно обернулся к своей спутнице.
  - София, ты чего медлишь? Пошли уже.
  Она на секунду изумленно замерла. Этого оказалось достаточно, чтобы сумятица в ее мыслях уступила место вспышке яркого озарения.
  - Кровь на твоей руке... - задумчиво проговорила София. - Мразь, ты убил этого человека, или он еще жив?
  - Чего?!
  - Зачем ты вызывал демонов? Что ты у них просил?
  Константин пристально смотрел на свою собеседницу, и чем дольше его взгляд изучал ее уверенное лицо, тем меньше у него становилось рвения убеждать ее в своей невиновности. Наконец, он принял решение. И тотчас маска несчастной, но не потерявшей самообладания жертвы сползла с его смазливого лица, как мыльная пена. А в красивых от природы чертах проступило столько жестокости и бесконечной влюбленности в себя, что общий облик молодого человека стал мерзким и отвратительным до тошноты.
  - Где я прокололся? - вальяжно поинтересовался он у Софии. - Ну, кровь и кровь. Что такого? Здесь ее полно.
  - Она свежее, чем та, что на Владе. И я не называла тебе своего имени.
  - Ах, точно... Верно говорят: 'Дьявол прячется в мелочах'. Если бы этот задохлик не повторял постоянно в бреду твое имя, я бы его и не знал. Вот гад, умудрился-таки мне нагадить!
  - Зачем Влад тебе вообще нужен?
  - Этот придурок воображает себя темным магом, - охотно, с ноткой собственного превосходства начал пояснять Константин. - Но он вообще ничего не может. Нет у него никаких особых талантов, в отличие от меня. Зато он столько книг толковых прочитал. Я-то не любитель читать. Да и книжки больно специфические, особо и не найдешь. А Влад твой и нашел, и прочитал. Поэтому он у меня что-то типа главного консультанта по оккультизму и темной магии.
  - Главный консультант... Надо же, - задумчиво протянула девушка. - А мне показалось, любимая жертва. И судя по всему, еще и первая.
  - А как иначе? - с отвращением скривился сатанист. - Знаешь, сколько я из него нужные сведения тянул? Три месяца не мог его расколоть. Чего только не перепробовал! Даже пытки не помогали. Те, которые терпимые, он терпел. А от нестерпимых, я боялся, у него крыша поедет, и тогда он, тем более, не сможет мне помочь. А его постоянные попытки побега? Я столько сил тратил на то, чтобы его сторожить. Пришлось даже куклу сделать с прядью его волос. Как он начинает бежать или там на меня замахиваться, так я в куклу укольчик, и всё - валяется герой без чувств. И когда ты пришла, я его также вырубил, чтобы не болтал много. Вот какой у меня помощничек...
  - И какой же выход нашел твой гениальный мозг, чтобы узнать у него нужные сведения? - с плохо скрываемой ненавистью поинтересовалась София.
  - Использовал метод 'кофеин-барбитурового растормаживания', - с неподдельной гордостью заявил Константин. - Ты, небось, и не знаешь, что это такое. А мне из-за этого упрямого козла пришлось узнать. Простыми словами, это сыворотка правды, которую можно приготовить в домашних условиях. Ну и угрозы помогли... Просто я не сразу понял, что грозить надо не ему, а тебе. За себя-то он не сильно трясется, а вот на твоей безопасности у него пунктик...
  Девушка опустила взгляд в пол, чтобы скрыть от стоявшего напротив безумца и свои слезы, и свою ненависть. Надо быть дипломатичной. Надо суметь подобраться к нему на расстояние удара...
  - Костя, зачем тебе вызывать демонов? Что ты у них просишь? У тебя же всё есть. Ты молодой красивый здоровый парень. У тебя есть любящие тебя родители, любимая девушка. Твои родители, вроде, не бедствуют, как я поняла по их одежде и украшениям...
  Громкий истеричный смех прервал рассуждения девушки. Впрочем, закончил смеяться Константин также резко, как и начал.
  - Всё у меня есть, говоришь? - с шипящим присвистом уточнил он у ясновидящей. - Да у меня потому и есть, что я всё это просил у демонов! Знаешь, какой была моя жизнь?! Говоришь, я красивый и здоровый? Да в мои восемнадцать лет ни одна девушка не посмотрела бы в мою сторону дважды, особенно эта девушка... Я был страшным, худым и больным. У меня был порок сердца. Надо было срочно делать операцию, а родители только грызлись и собирались разводиться. Отец пил, ничего не зарабатывал, а мать только с младшей сестрой нянчилась. Конечно, она же здоровая. Это я - брак. Я был абсолютно никому не нужен и должен был сдохнуть... Вот моя прошлая реальность!
  - Мне жаль. Я сочувствую тебе. Но сейчас-то ты всего добился. Зачем тебе продолжать?
  Лицо Константина исказила страшная предвкушающая ухмылка:
  - Не-е-ет, я не всего добился. Раньше я приносил в жертву только ягнят и котов, ритуалы плохо знал. Поэтому осмеливался вызывать лишь самых низших демонов. А сейчас с человеческими жертвоприношениями и с таким знанием оккультизма, как у Влада, я могу вызывать сильнейших демонов. И просить у них всего: несметных богатств, неограниченной силы, мирового господства... У меня еще очень-очень много планов. Я только начинаю.
  - А зачем ты так... истязаешь людей? Зачем эти зверские способы убийства?
  - О, это мое ноу-хау, - с бахвальством заявил сатанист. - Все мои предшественники знали, что если внутри круга принести жертву, особенно, человеческую, то сила круга напитается высвободившейся энергией. Но никто не подумал о том, что если растянуть процесс убийства на часы, то агония жертвы достигает такой силы, что демонов даже не надо звать - они сами являются в такой круг и получают удовольствие вместе со мной. И в награду охотно исполняют любые мои желания.
  - Гениально, - покачала головой девушка, вложив в это тихое слово всё испытываемое ею отвращение.
  Но Константин вполне серьезно принял похвалу и самодовольно улыбнулся. Надо с этим заканчивать, со всей очевидностью поняла ясновидящая. Полиция, суды, тюрьмы, психбольницы - ничего не поможет, если за спиной этого садиста стоят демоны, которые за его феноменальную жестокость готовы выполнить любые его желания. Кинжал, доставшийся в наследство от бабки, жег тело даже сквозь одежду. Что ж, намек вполне прозрачен, бабуля...
  - Что ты собираешься со мной сделать? - спросила София, делая несколько шагов вперед к Константину.
  - Убью, конечно же, - равнодушно пожал плечами парень. - А потом и дружка твоего придется. Всё равно после такого он мне больше ничем не поможет... Да уже и не надо, я всему научился.
  София сделала еще несколько робких шагов к сатанисту и встала в метре от него. Он с интересом наблюдал за ней, видимо, ранее еще не встречая такую глупую жертву.
  - Костя, - проникновенно начала девушка. - Ты очень красивый. И я тоже, вроде бы, ничего... Неужели единственное применение, которое мне можно найти, это лишь убить внутри круга?.. У тебя, конечно, есть шикарная блондинка, и она тебя любит. Но она ведь ничего не знает об этом? - ясновидящая обвела рукою вокруг себя.
  Парень отрицательно качнул головой.
  - А я знаю, - с жаром продолжила София. - Твоя невеста не сможет понимать тебя так, как теперь понимаю я. Она не сможет познать всё твое величие и оценить твой размах. А со мной ты сможешь разделить все свои мысли и чувства! Разве тебе не важно иметь друга, который бы полностью и безоговорочно тебя понимал?
  - Важно, - задумчиво согласился Константин, по-новому глядя на свою собеседницу. Он поднял руку и медленно провел пальцами по щеке девушки. София с трудом поборола в себе порыв гадливо отпрянуть и, напротив, вплотную шагнула к безумцу.
  - Я знаю, что в сатанинских ритуалах приветствуется участие женщины, - тихо прошептала она, завладев серо-голубым взглядом Константина. А ее левая рука начала ласково двигаться вдоль его шеи, плеча, лопатки - лишь об отвлечь, лишь бы не дать вовремя заметить, чем же занята ее правая рука. - В присутствии желанной женщины магу легче испытывать необходимое чувство эйфории, разве нет? Разве я не смогла бы помочь тебе достигать экстаза? - с придыханием спрашивала София, опуская левую руку всё ниже вдоль мужской спины.
  Зрачки сатаниста расширились от возбуждения. Всё его внимание было сосредоточено на губах девушки и на ее ласках. Поэтому он пропустил момент, когда правая рука Софии резко выхватила кинжал из-под куртки и вонзила в него лезвие. Трехгранный клинок был воткнут недрогнувшей рукой в его левый глаз по самую рукоятку. Кончик острия насквозь пробил изнутри затылочную часть черепа и вышел наружу, предварив свой выход струей крови и вывалившимися белыми кусочками мозга.
  С удивительным хладнокровием София наблюдала, как Константин безжизненным кулем оседает на пол. Некоторое время она размышляла, стоит ли ей выдергивать из его глазницы бабулин подарок, но брезгливость пересилила. Девушка лишь достала из кармана его модных брюк куклу с прядью волос Влада, чтобы она больше никогда не попала не в те руки.
  Ясновидящая с нетерпением преодолела обратный путь до комнаты с кругом, чтобы, наконец, обнять своего любимого. Вбежав в зловонный зал, она увидела пришедшего в сознание Влада сидящим на полу в центре круга. Он поднял на нее взгляд, и она с порога радостно выкрикнула:
  - Я убила его!
  Парень лишь раздраженно поморщился:
  - Да, знаю-знаю я, что ты меня убила...
  София словно с разбегу врезалась в невидимую стену. Она резко остановилась, и выражение ликования на ее лице сменилось неподдельным ужасом. Внешне Влад нисколько не изменился, но родное и любимое лицо было искажено чужой гримасой, чужой мимикой. В нем проступили извращенные, больные эмоции Константина.
  А Влад, тем временем, встал на ноги, прошел к алтарю и взял лежащий возле него меч.
  - Хитрая ты стерва, - раздраженно поделился он с девушкой своим нелестным мнением о ней. - Обвела меня, как последнего барана. Экстаз, эйфория... Как же, держи карман шире... Или глаза широко раскрытыми, чтобы кинжал поудобнее втыкался? - язвительно поинтересовался он у нее. - Такое тело погубила... Но надо отдать тебе должное, актриса ты хорошая.
  - Как? - только и смогла вымолвить София онемевшими губами.
  - А это было одно из моих желаний. На случай моей скоропостижной смерти иметь путь отступления в виде запасного тела. И я выбрал тело твоего дружка... А что? Он мой ровесник, умен, недурен собой. А на теле столько дьявольских татуировок, что найти моему духу нужное направление не составило труда.
  Ясновидящую колотил нервический озноб, а ноги, как цементные, приросли к полу.
  - Где теперь Влад?
  - Не знаю, - равнодушно пожал плечами собеседник. - Но здесь его больше нет.
  Он кинул полный злобы взгляд на окоченевшую девушку, а затем стремительным движением бросился на нее. София отлетела к стене, с трудом сохранив равновесие, и была впечатана сильным, жилистым телом в серую заляпанную кровью штукатурку. Константин придавил ее, одной рукой до искр из глаз вцепившись в ее волосы, а второй - прижимая меч к ее горлу. Синие глаза, в которых прежде ясновидящая видела только нежность и заботу, теперь источали такую бешеную ненависть к ней, что смерть казалась неплохим избавлением от необходимости выдерживать этот взгляд.
  - Я буду убивать тебя медленно, - свистящим шепотом пообещал ей Константин. - Не для круга, нет. Для собственного удовольствия. Давно хотел попробовать эту средневековую казнь. Я посажу тебя в деревянную узкую кадку так, что снаружи будет торчать только твоя голова. Потом намажу лицо молоком и медом, чтобы на него слетались мухи. Они начнут откладывать в твоем теле личинки. Я буду тебя кормить и поить. И кадка станет наполняться твоими отходами жизнедеятельности. Ты будешь в них буквально купаться. И через несколько дней личинки и черви станут пожирать твое тело, поскольку ты заживо начнешь разлагаться. Как тебе?... Вонища, конечно, будет жуткая. С другой стороны, здесь все равно воняет. Я уже привык. Так что и к запаху твоего гниения тоже притерплюсь. Ну что, пошли опять в подвал? Кадку-то я давно уже припас.
  Сильная рука еще крепче вцепилась в волосы девушки в готовности потащить ее в подвал и даже уже потянула за собой, но начатое движение было остановлено на полдороге. Парень резко застыл каменным изваянием. С его лица стерлась вся мимика, оно стало отрешенным и безэмоциональным. На долю секунды синева глаз, как и в прежние времена, наполнилась любовью к девушке и тревогой за ее благополучие.
  - Влад! - воскликнула София.
  Но вот на нее уже вновь уставился полный ненависти взгляд, а верхняя губа обнажила зубы, словно стоящий рядом мужчина хотел вцепиться ей в горло. Впрочем, и это превращение задержалось ненадолго. Еще несколько секунд, и Влад отпустил руку, держащую ясновидящую за волосы, отчего та сползла по стене на пол. Парень сделал несколько шагов назад и замер истуканом.
  София с первобытным ужасом наблюдала эту борьбу двух разумов за обладание одним телом. Со стороны это выглядело безумно страшно. Когда телом парня овладевал дух Константина, на красивое лицо возвращалось выражение животной злобы, а из горла рвался утробный хрип. Он делал рваное неестественное движение в сторону девушки, как марионетка, которой достался совсем неопытный кукловод. Затем на долю секунды замирал. После чего контроль над своим телом возвращал Влад и делал такое же рваное неестественное движение, но уже в обратную сторону. Этот был бесконечный калейдоскоп смены эмоций на лице, от красивого и человечного до ужасного в своей маниакальной жестокости, и постоянная череда изломанных дерганых движений, как безумный танец в наркотическом бреду. И вновь на лице изуверская злоба... и она уже не проходит. Константин перевел дух.
  - Придется поменять планы, - сквозь зубы процедил он. - Твой друг очень настойчив, когда дело касается твоей жизни. Ладно, убью тебя быстро. Зато потом сполна наслажусь его болью и ужасом от осознания, что тебя убили его руки.
  Константин поудобнее перехватил меч в руке, шагнул к Софии, рывком поставил ее на ноги и прижал к ее горлу сверкнувшее серебром лезвие. Девушка сглотнула и зажмурилась в ожидании боли и смерти. Но прошла секунда, другая, а боль всё не наступала. София открыла глаза и встретилась с переполненным теплом и чувством вины взглядом Влада.
  - Прости, - прошептал он и начал медленно, но неуклонно приближать свое горло к остро отточенному лезвию.
  - Влад, нет! - отчаянно выкрикнула девушка. - Остановись, мы обязательно что-нибудь придумаем!
  - Нет, я в любой момент опять могу потерять контроль над собой. Я и сейчас ежесекундно преодолеваю его сопротивление.
  Шея парня еще на несколько сантиметров приблизилась к лезвию меча. Теперь и София, и Влад стояли с двух разных сторон на равном, совсем близком расстоянии от широкого плоского острия.
  - Влад, - ясновидящая сквозь душившие ее рыдания попыталась еще раз остановить своего друга, - должен быть другой способ его уничтожить.
  - Он сейчас внутри меня. И больше у него нет запасных тел. Умру я, умрет и он. Это единственный способ.
  Парень на секунду замер перед самым лезвием и прошептал:
  - Не плачь обо мне, пожалуйста. Я хочу, чтобы ты была счастлива. Люблю тебя.
  И в следующий миг вновь начал неуклонно насаживаться своим горлом на плоскую грань меча. София, как в страшной замедленной съемке видела, как под давлением отточенного метала распоролась бледная кожа, и из глубоко пореза потекли сначала еще несмелые струйки крови. Как лезвие глубже вонзилось в подставленное горло и, преодолев мягкие ткани и хрящи, вспороло трахею. Как кровь тугим потоком хлынула из разверзнутой глотки, попадая горячими каплями Софии на лицо и смешиваясь с ее слезами. Как с утробным бульканьем изо рта Влада потекла красная густая жидкость, заливая подбородок, и, смешиваясь с кровью из трахеи, насквозь пропитала его рубашку на груди. Лицо парня за несколько секунд стало совсем белым, а затем посерело покойницкой бледностью. Глаза остекленели и утратили осмысленное выражение. Влад тяжело осел на колени и лишь потом рухнул на пол.
  София села рядом с ним и взяла его за руку. И в этот момент смерть забрала и его душу, и душу застрявшего в чужом теле Константина. Девушка склонилась над мертвым возлюбленным, сжавшись в тугой комок, и страшно заскулила, как раненая волчица. Хотелось кричать, но крик застревал в горле, хотелось рыдать, но слезы застыли ледяными глыбами в глазах, хотелось умереть, но смерть не была так милосердна...
  София потеряла счет времени и не знала, сколько она так просидела на бетонном окровавленном полу в комнате с тремя трупами, когда ее слух уловил новый звук - скрежет от волочения чего-то тяжелого и металлического по полу. Ясновидящая равнодушно подняла голову и увидела входившую в зал молодую девушку в оборванной грязной одежде и с безнадежно спутанными длинными волосами. Ее ладони были изранены и окровавлены, словно ее прибивали за них гвоздями к стене. Да скорее всего, так оно и было. Она волокла за собой тяжелый, местами ржавый топор, поскольку просто нести его в покалеченных руках было бы для нее слишком больно. Вот она - последняя жертва, чья совсем свежая кровь была на руке Константина, отстраненно поняла София.
  А девушка прошла в зал и, остановившись в паре метров от Софии, в полном молчании внимательно рассматривала ее и мертвого Влада. Ясновидящая тоже ничего не говорила. Апатия и безысходность на корню уничтожили любые желания сделать хоть что-нибудь. Она лишь равнодушно смотрела на девушку с топором, отстраненно думая, что являет собой довольно жуткое зрелище - вся в чужой крови сидит у мертвого тела рядом с орудием убийства.
  - Я не знала его имени, - хриплым, сорванным от крика голосом нарушила тишину последняя похищенная Константином жертва, кивком головы указав на Влада. - Но я знаю, что он пытался меня спасти. Он помог мне ослабить веревки и выдернуть прибитые к моему телу гвозди, а потом отвлек внимание от меня своим побегом...
  Девушка замолчала, с печалью и сожалением глядя на распростертое мертвое тело Влада. София тоже продолжала молчать. Ее дар впервые проснулся за всё время нахождения в этом адском доме и просто кричал ей о том, что ржавый топор станет причиной ее смерти. Но ясновидящая не сдвинулась с места. И для нее совсем не стало удивительным, что до этого спокойный голос израненной девушки вдруг ощетинился иглами ненависти и жажды мести:
  - А ты убила его, тварь! Так получи по заслугам!
  Спустя три растянувшихся в вечности секунды ржавое тяжелое лезвие топора, на миг зависнув над головой Софии, тяжело опустилось ей на плечо и, пробив плечевую кость и ребра, разрубило легкое и вонзилось в сердце. Девушка упала на пол лицом к лицу с Владом и из последних сил улыбнулась от облегчения. Любимое лицо начало расплываться перед глазами, пока всё не поглотила темнота. В голове мелькнула последняя предсмертная мысль: 'Это определенно лучше, чем кадка с червями и экскрементами...'.
  
  
Оценка: 6.05*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Б.Мелина "Пипец"(Постапокалипсис) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"