Левина Лидия Евгеньевна: другие произведения.

Судьба на вырост

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

  Закон подлости вечен, как само мироздание. И даже для таких, как высокая статная женщина с гордой осанкой, гневно вскинувшая голову у окна выдачи посылок, его никто не отменял.
  - Нет, Светлана Аркадьевна, ваша посылка еще не пришла. Да, ваш телефон у нас записан, мы сразу позвоним.
  Дежурная улыбка и накрашенные ресницы, способные поднять небольшой ураган, вызвали у женщины приступ раздражения - как всегда, когда ей случалось слышать собственное имя из чужих уст. Для всех, кто ее знал лично, она всегда была Ланой. Даже для родителей, которых угораздило дать дочери такое неподходящее имя.
  Привычным усилием воли подавив раздражение, Лана отошла от окошка. Не было смысла портить ближайшую пару лет жизни гламурной дурочке, неспособной даже осознать, с кем имеет дело. Да и не она отвечала за пропажу посылки. Вот попадись действительный виновник... Лана мечтательно прикрыла глаза. Уж она бы расстаралась! Она бы ему такое устроила - до конца жизни икал бы и вздрагивал. Впрочем, недолго бы он ждал этого конца...
  Нелепость ситуации заставила Лану невесело усмехнуться. Пресловутый закон подлости, и ничего с ним не поделаешь. Заказ на руках, все готово к началу работы, и тут как нарочно пропадает самое главное. Подборка позарез нужных журналов, бесследно потерявшаяся где-то в недрах почтовых отделений. И все возможности Темной пасуют перед законом подлости и отговорками бюрократов.
  Сильнейшая из Темных этого не самого маленького города зарабатывала на жизнь вязанием. Не простым, разумеется. Среди модельеров всегда было немало людей с особыми возможностями, правда, неразвитыми. Это сказывалось на том, что они создавали. Но очень редко кто-то доводил дело до конца, чаще всего не понимая, что творит. Лане оставалось только найти подходящую модель и довести ее до ума. Заказчик оставался доволен. Женщина, сидевшая на стуле вахтера как на троне, со спицами и клубком в руках вместо скипетра и державы, тоже была довольна. И не только полученной суммой, но и возможностью безнаказанно действовать рядом со Светлыми.
  Разумеется, Лана могла и сама придумывать и создавать наряды впору самой придирчивой красавице. Вот только носить такие вещи простому человеку было небезопасно. Одно дело - слегка доделать чью-то задумку, сведя почти на нет вмешательство в чужую судьбу, чуть-чуть подтолкнув в нужном направлении. И совсем другое - полностью, от первой петли до последнего узелка, перевязать судьбу заново. Лана очень дорожила своей клиентурой и отсутствием пристального внимания со стороны Света. И ТАКИЕ вещи делала исключительно для себя.
  Сердито цокая каблучками по тротуарной плитке, Лана направилась к женской консультации. Не на прием: при ее одаренности иметь проблемы со здоровьем было даже как-то неприлично. Ей был нужен газетный киоск, запомнившийся еще с тех времен, когда она так же гордо вышагивала по тротуару, неся перед собой огромный живот.
  Ассортимент в киоске ее всегда радовал. Но закон подлости еще не перестал действовать, и журналов оказалось немного. Старых, уцененных. Лана вздохнула и принялась перелистывать красочные страницы в поисках подходящей модели. Все было не то. Пара относительно сносных журналов все же нашлась, к ним присоединилась тоненькая книжка с курсом вязания для начинающих. В ней обнаружились очень занятные вещи. Лана потянулась к кошельку.
  На прилавок упала мятая купюра, холеная рука с крупным перстнем на пальце сгребла книгу.
  - Сдачи не надо.
  Лана обернулась, смерила наглеца взглядом. Дорогой костюм, аккуратная стрижка, модные туфли - и что-то очень отталкивающее в манере держаться. Этот человек не привык к отказам...
  Рассеянно отсчитав деньги за журналы, Лана сунула покупку в пакет и направилась за мужчиной. Женщины любопытны как кошки, и Темные не исключение из этого правила. Женщине очень хотелось узнать, зачем такому человеку учебник по вязанию. И было что-то еще: Тьма шевельнулась внутри, предупреждая о чем-то важном.
  Завернув за угол коридора, Лана остановилась. У кабинета сидела заплаканная девушка. Бледная, сжавшаяся, она всхлипывала в носовой платок, мужчина что-то выговаривал ей. Лана разобрала лишь последние слова:
  - Займись хоть этим, от тебя все равно никакого толка! Завтра адвокат привезет документы. И не смей мне звонить!
  Бросив книгу на колени девушке, он ушел. Лана смотрела ему вслед и читала судьбу человека, только что погубившего себя. Девушка была его талисманом, его удачей. Ее любовь ограждала его незримым щитом. Теперь он был беззащитен. Впереди его ждал новый брак, за ним еще один, крах, предательство, смерть. Даже похорон Лана не увидела. Его скелет много лет должен был служить учебным пособием студентам-медикам...
  А что же девушка, Светлая с даром спасительной любви? Темная перевела на нее взгляд, и Тьма колыхнулась внутри. Солнечный свет и спицы в тонких пальцах, бронза сосновых стволов и большой черный пес, волны, запах молока - и...
  - А ну-ка, пойдем.
  Удобная вещь - умение говорить так, что мысли не возникает о сопротивлении. А ради такой возможности стоило рискнуть.
  
  День не заладился с самого утра. Приснилась рассыпанная мелочь, говорят, к слезам. Разбилась любимая чашка, оставив пятно кофе на дорогой скатерти. Мобильник сообщил про ошибку при регистрации сим-карты, потом вообще отказался работать. До сервиса дозвонится не получилось: автоответчик вежливо сообщал, что все операторы заняты, и предлагал воспользоваться услугами автоинформатора. В сердцах грохнув трубкой, Люба чуть не подпрыгнула - раздался звонок. Она схватилась за телефон.
  - Алло?
  - Твою мать, сколько можно трепаться?! - раздалось в трубке. - мобильник не отвечает, домашний все время занят!
  - Миша, он сломался, - начала было оправдываться Люба, - я оператору звонила...
  - Да мне по барабану, кому ты там звонила! Врач звонил, сегодня к часу результаты будут готовы. Собирайся, через пятнадцать минут чтобы была во дворе!
  Короткие гудки после раздраженного мужского голоса показались оглушительными. Люба очень тихо опустила трубку на рычаг, сдерживая навернувшиеся слезы, посмотрела в зеркало. О макияже придется забыть. Времени ей дали только на то, чтобы одеться.
  Махнув рукой на приличия, она достала из шкафа джинсы и водолазку, собрала простой заколкой в хвост длинные золотистые волосы, сунула ноги в кроссовки и захлопнула за собой дверь.
  - Ты бы еще в тряпье из секонд-хэнда вырядилась, - буркнул муж, едва удостоив ее взгляда. Люба неожиданно для самой себя огрызнулась:
  - А ты ждал, что я за пятнадцать минут оденусь как на прием к Президенту?
  - Я от тебя уже ничего не ожидаю, - оборвал ее Михаил, выруливая на проспект. - Ты даже самое простое сделать не можешь. То, для чего тебя природа предназначила.
  Люба отвернулась, глядя в окно, чтобы скрыть слезы. Серебристый автомобиль плавно двигался в потоке машин, ни рывков, ни резких торможений. Муж был прекрасным водителем. Когда-то Любе казалось, что и все остальное в нем тоже прекрасно. Что у нее есть все. Здоровье, любовь, заботливый состоятельный муж, мечтающий о детях. Вот только детей все не было. А без них не стало и любви.
  Люба не надеялась на результаты обследования. Если Михаил так груб, значит, уверен, что она бесплодна. Это обследование для него только повод избавиться от опостылевшей жены. Зачем тратиться на лечение, когда можно найти другую, юную и здоровую? Люба вдруг пожалела свою будущую преемницу, которую наверняка будут выбирать как племенную кобылу на торгах. Бедная девочка, она-то будет ждать любви...
  - Подождите за дверью, - властный голос врача мгновенно вымел в коридор по-хозяйски вошедшего в кабинет первым Михаила. - А вы, сударыня, садитесь. У меня к вам будет серьезный разговор.
  Люба присела на краешек кресла, вцепившись в сумочку. Врач раскрыл медицинскую карту, полистал ее, вздохнул.
  - Порадовать мне вас нечем, к сожалению. Кроме одного. Вы совершенно здоровы. Ваш муж тоже - я настоял, чтобы он тоже прошел обследование. Надо сказать, он был очень этим недоволен. Но! - врач поднял палец. - При всем вашем здоровье детей у вас никогда не будет. По крайней мере друг от друга. Генетически вы несовместимы, сударыня. И это не лечится. А ваш муж, насколько я понимаю, одержим идеей получить наследника.
  Люба только кивнула - говорить она не могла. В горле стоял ком. Врач с сочувствием смотрел на нее.
  - Знаете, милая барышня, будь вы старше и мудрее, я бы рекомендовал вам необременительный роман на стороне. В семье появился бы долгожданный ребенок, муж носил бы вас на руках и сдувал пылинки. Но вы его любите и на измену не способны. Так?
  Люба снова кивнула.
  - Тогда остается только усыновление, если ваш супруг готов на такой шаг. Или развод. К общему вашему благу. Если хотите, я поговорю с вашим мужем. У меня хорошие связи, вам подберут нормального, здорового малыша.
  Люба покачала головой.
  - Нет, - выдавила она. - Спасибо... Не сейчас.
  Ей было бы легче услышать, что она больна, пусть даже неизлечимо. Было бы не так больно и обидно. Но узнать, что все в порядке, и вместе с тем нет никакой надежды... это было слишком несправедливо. Девушка аккуратно закрыла за собой дверь кабинета и как механическая кукла опустилась на стул.
  - Что он сказал?! - набросился на нее Михаил.
  - Он сказал, что детей у нас не будет, - прошептала Люба. - Что это не лечится. Что-то с генетикой. И что мы можем усыновить ребенка...
  - Мне не нужен чужой подкидыш! - рявкнул муж.
  - А что тогда делать, Миша?
  Резко развернувшись, Михаил куда-то ушел. Люба нащупала в кармане платок, вытащила его и расплакалась. Муж вскоре вернулся. Бросил ей на колени какую-то книгу. Злые, беспощадные слова били наотмашь, но Люба уже не чувствовала боли - внутри все словно окаменело, только слезы все текли из глаз. Она могла лишь смотреть, как он уходит. Навсегда. И смотрела, пока холодный, сильный голос не заставил ее встать и идти.
  Люба пришла в себя только в каком-то кафе. Перед ней на столике дымилась ароматным паром чашка кофе. А напротив сидела женщина. Люба от удивления широко распахнула ресницы. Сложнейшей вязки костюм первым бросился в глаза: девушка представить себе не могла, чтобы подобное можно было сделать человеческими руками. Глубокий темно-изумрудный цвет пряжи удивительно шел к тяжелой меди кос, царственным венцом уложенных вокруг гордо посаженной головы. Властное лицо, холодные и внимательные серые глаза притягивали взгляд.
  - Разводись и не жалей, - негромко посоветовала женщина. - А хочешь, я сделаю так, что он к тебе на коленях приползет и умолять будет, чтобы обратно приняла?
  В зрачках женщины шевельнулась мгла. У Любы перехватило дыхание.
  - Хочешь?
  Девушка смотрела в темную бездну, клубящуюся в глазах незнакомки, и не могла отвести взгляд. Она только слышала, что такие люди есть, но никогда не сталкивалась с ними. Одаренные. Дети Света и Тьмы. Светлых иногда можно было встретить среди врачей, учителей, священников. Чем занимаются Темные, знали, наверное, только они сами. Но всем своим существом Люба ощущала: женщина не шутит. Стоит ответить "да", и Михаил действительно приползет. Действительно на коленях. И действительно будет умолять о прощении. Вот только...
  - Нет, - тихо ответила Люба. - Не надо. Если бы он сам...
  - Нет так нет, - рассеянно отозвалась незнакомка. - Туда ему и дорога.
  Люба не поняла, что имела в виду женщина, но не решилась уточнять.
  - А... а вы сами это вязали? - вдруг выпалила девушка, указав взглядом на сложное кружево ажурного костюма собеседницы, и смутилась. Жизнь вдребезги, а она о тряпках.
  - Разумеется, сама, - кивнула женщина. - Ты тоже так сумеешь, если захочешь. Нравится?
  - Очень! - выдохнула Люба. И, спохватившись, жалобно спросила: - Что мне теперь делать?
  Тьма в глазах незнакомки медленно отступала, но после этого вопроса всколыхнулась вновь, вглядываясь в девушку. Люба зябко поежилась.
  - Тебе ведь подарили книгу по вязанию? - негромко заговорила женщина. - Вот им и займись. Там для начинающих, все просто и понятно. Ты легко разберешься. Только вяжи обязательно под соснами. И посвободнее, чтобы не жало потом. А то, бывает, пряжа садится после стирки.
  То, что из уст Михаила прозвучало как издевательство, от Темной казалось советом, которому лучше последовать. Но ведь это совет Тьмы... Люба стиснула сумочку, куда непроизвольно сунула книгу. Послышалась трель звонка. Люба сунулась было в сумочку, вспомнила про сломанный мобильник. А женщина уже отвечала на звонок. Девушка разобрала только слова "посылка" и "доставили только что".
  - Да, сейчас подойду.
  На лице Темной явственно отразилось глубокое удовлетворение. Она подозвала официанта, расплатилась за кофе, на корню подавив робкий протест Любы, и поднялась.
  - Запомни: под соснами. И посвободнее. Удачи.
  Каблучки победоносно процокали к выходу. Люба взяла еще горячую чашку, принюхалась. Пахло корицей, ванилью, кардамоном, чем-то еще. Она медленно отпила глоток, обжигающая пряная горечь наполнила рот. И плакать неожиданно расхотелось. Зато захотелось спросить совета. И немедленно.
  - А вы не ошиблись? - священник внимательно смотрел на смущенную девушку. В городе Темная, о которой он ничего не знал. Это было плохо. С другой стороны, эта Темная пока никак себя не проявила. И это обнадеживало - зрелая женщина едва ли ударится во все тяжкие, опьянев от собственной силы. Но придется навести справки...
  - Не знаю, - Люба беспомощно развела руками. - Она не сказала, конечно, что Темная. Но когда предложила заставить Мишу на коленях ползать... знаете, она не шутила. Это чувствуется. И глаза у нее были такие... Будто из нее кто-то другой смотрит. Холодный, чужой. Страшный.
  Священник задумчиво кивнул. Взгляд живой Тьмы трудно спутать с обычными человеческими эмоциями. А девушка еще и чувствительна к проявлениям Дара...
  - Что ж, возможно, вы правы. Говорите, она только посоветовала заняться вязанием? И ничего больше? Она вам ничего не дала, не прикасалась к вам?
  Люба покачала головой.
  - Нет, ничего такого не было. Но она уточнила, что надо вязать под соснами и посвободнее. Даже повторила это на прощание.
  Священник задумался. Определенно Темная. Определенно очень сильна: не всякий выдержит Тьму в себе. Определенно сознает свою силу. И определенно сознательно держит себя в узде. Либо не хочет проблем, либо... Проблемы уже есть, и она не желает привлекать к ним внимание. Но тогда зачем ей было связываться с этой девочкой, рискуя выдать себя?
  - Она назвала вам свое имя, сказала, как найти ее?
  - Нет, - Люба качнула головой. - Она увела меня из консультации, кофе заказала. И все. Правда, сказала еще, что я смогу вязать так же красиво, как она. На ней был потрясающий костюм... Никогда такого не видела.
  Священник облегченно вздохнул: картина прояснилась. Темные очень дорожат своими талантами, даже не связанными с одаренностью. Эта была мастерицей и нашла достойную преемницу. Только и всего.
  - Бывает, что Темные помогают людям, - заговорил священник. - Исходя из своих интересов, разумеется. Или для развлечения. Вы правильно поступили, отказавшись от мести мужу. Ваша собеседница могла предложить вам это просто от скуки. А причиненное зло ударило бы и по вам. В остальном же... Я не вижу ничего дурного в ее совете. Рукоделие вообще полезно женщинам. Оно успокаивает, возвращает душевное равновесие...
  - А при чем тут сосны? - озадаченно спросила Люба.
  - Темные любят говорить загадками, - улыбнулся священник. - Они так развлекаются за наш счет. Мы ломаем голову, пытаясь понять тайный смысл слов, а он прост. Вам посоветовали сидеть с работой не в квартире, а на свежем воздухе. Там, где запах хвои и смолы. Что очень полезно для здоровья.
  - Зачем Темной заботиться о моем здоровье?
  - Так вы же отказались от мести? - улыбка тронула губы священника. - Вы, но не она. Темные вовсе не обязательно все поголовно маньяки, одержимые стремлением причинить зло. Они эгоистичны и палец о палец не ударят, если только их серьезно не зацепить. Ваша собеседница захотела причинить зло вашему мужу. Значит, он ее чем-то обидел. А теперь представьте картину: через некоторое время ваш супруг, который очень жестоко с вами поступил, кстати, встречает вас. Отдохнувшую, свежую, спокойную, уверенную в себе. Красиво одетую - вы ведь сами упомянули, что Темная редкостная рукодельница. Как вы полагаете, что испытает ваш муж, обнаружив, что вы без него не пропали и прекрасно себя чувствуете?
  Люба честно попыталась представить. И обнаружила, что представленная картина ей очень нравится.
  - Думаю, он будет недоволен, - сказала девушка.
  - Это очень мягко сказано, - улыбнулся священник. - И я почти уверен, что это и есть цель Темной. Я не призываю вас непременно последовать ее совету. Просто не вижу в нем угрозы лично для вас. Не волнуйтесь и живите, как вам самой захочется. Разумеется, по возможности воздерживаясь от греха.
  Люба поклонилась и вышла из храма. Рукоделие, свежий воздух, крепкие нервы и здоровый цвет лица? Это имело смысл. Особенно если действительно можно показать Михаилу, как он был неправ, не прибегая к темной силе.
  Оглядевшись по сторонам, девушка решительно направилась к магазину с броской вывеской "Золотой крючок". Не заметив на другой стороне улицы статной фигуры в вязаном кружеве.
  - Умница, девочка...
  Перехватив поудобнее коробку с журналами, Лана повелительно вскинула руку. Рядом тут же взвизгнуло покрышками такси.
  - В центр.
  Женщина бросила в окно мимолетный взгляд. Хрупкая девичья фигурка скрылась за дверью магазина . Темная улыбнулась.
  - Умница...
  Солнечные лучи, пробиваясь сквозь густую хвою, поблескивали на спицах. Люба почти не смотрела на вязание - руки уже привычно протягивали нить, сбрасывали петли, вывязывая несложный, но изящный узор. Совсем не то, что было в начале, когда она путалась в спицах, нитках и собственных пальцах.
  - Принц, ты куда?!
  Люба подняла голову и увидела любопытные карие глаза. Здоровенный ротвейлер ткнулся мокрым носом ей в колени и положил на них лобастую голову. Девушка замерла.
  - Не боитесь, он не укусит! - раздался тот же голос. И добавил, видимо, на всякий случай:
  - Принц, фу!
  Принц флегматично шевельнул коротким хвостом и закрыл глаза. Люба решилась повернуть голову на голос. К ней спешил молодой человек с поводком в руках. Подбежав к скамейке, он схватил пса за ошейник. Ротвейлер неохотно позволил себя оттащить, терпеливо перенес процедуру пристегивания поводка, на выговор хозяина дернул ухом и уставился на девушку, свесив из пасти длинный розовый язык.
  - Извините, мы вас напугали, - виновато развел руками парень. - Не знаю, что на него нашло, впервые вижу, чтобы он так себя вел.
  - Видимо, у него пристрастие к вязаным вещам, - улыбнулась Люба, приходя в себя. Улыбка вышла бледноватая.
  - Меня Александром зовут, - представился юноша. - Можно просто Саша.
  - Люба, - девушка вернулась к работе.
  - А что это будет? - Саша с интересом разглядывал вязание. - Редкое зрелище: красивая девушка с рукоделием в парке, да еще в такую рань... Вы фея?
  - Это будет свитер, - Люба довязала последние петли в ряду, воткнула спицы в клубок. Ей вдруг стало легко и весело. То ли от озорного блеска в зеленых человеческих глазах, то ли от обожания в карих собачьих. - А я дизайнер. И в такую рань, чтобы меньше приставали. Вы всегда такой галантный? Или сегодня не только Принц себя странно ведет?
  - С такими милыми - всегда, когда встречаю! - заверил Саша. - Вот сегодня впервые встретил. А вы тут каждое утро бываете?
  - Каждое, - Люба поднялась со скамейки. - А сейчас мне пора на работу. Приятной прогулки.
  - Тогда завтра придем пораньше! - крикнул ей вслед парень. Принц подтвердил басом, от которого разлетелась стайка воробьев. Люба улыбнулась, но оборачиваться не стала. С ней не в первый раз пробовали знакомиться, но что-то отталкивало ее от мужчин. А вот сегодня...
  "Если действительно придет, не прогоню..." - загадала она, поправляя сумочку с вязанием на плече.
  Саша и Принц пришли.
  
  Разбирая вещи, Люба наткнулась в шкафу на свой первый и пока последний опыт вязания. Достала из пакета, расправила на кровати, улыбнулась, вспомнив, как была разочарована год назад. Законченный свитер оказался великоват, и стирка положение не спасла. Пряжа не села, вещь так и осталась слишком свободной. Люба спрятала его и забыла... до сегодняшнего дня. Сейчас ей нравилось все: мягкость кашемира, рисунок, даже размер.
  Надев свитер, Люба подошла к зеркалу, покрутилась перед ним, поправила вязаное полотно на заметно округлившемся животе.
  "Посвободнее, да?" Молодая женщина улыбнулась, вспомнив слова Темной. Как она тогда тревожилась... а все оказалось просто. Та по-женски пожалела несчастную девчонку, и всего-то. А Миша теперь пусть кусает локти. Если дотянется.
  С улицы донесся басовитый собачий лай. Люба захлопнула крышку чемодана, подбежала к окну. Все верно, Саша и Принц. И такси, которое отвезет их всех на поезд к морю.
  
  На скамеечке в тени куста цветущей белой сирени сидела женщина, покачивая усталого ребенка. Ее пальцы мягко поглаживали головенку спящего сынишки. - Умница, девочка, - едва слышно прошептала Лана, провожая взглядом такси. - Умница... Ах, малыш, какую судьбу свяжет тебе ее дочь...
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"