Левина Мара Львовна: другие произведения.

Пристрою душу в тёплое место...

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если не дозированное счастье и подарки "Вселенского кошелька" - фантастика, то да, этот рассказ - фантастичен... и, как в навороченном торте, в нем есть все... Кушайте на здоровье.

- Ниночка, Вы не забыли, что завтра срок оплаты квартиры? - голос хозяйки вытекал из телефонной трубки будто сладкая патока.

- Нет, Юлия Петровна, я помню, - как можно спокойнее ответила Нина, - во сколько Вы будете дома вечером? Я бы завезла.

- Не стоит беспокоиться, Славик за ними заедет. До свидания.

- До свидания...

Славик... Нина повесила телефонную трубку и прислонилась спиной к стене. Вот уж кого бы она не хотела видеть. Сын квартирной хозяйки чувствовал себя здесь как дома. И, иногда заходя за деньгами, мог развалиться в комнате на диване, включить телевизор и потребовать себе кофе, нимало не заботясь о том, что Нине не до него. А то и прижать ее в коридоре, как бывало уже пару раз. Приходилось терпеть. За однокомнатную, давно не видевшую ремонта хрущевку в пригороде она платила божеские деньги. И очень боялась, что с нее могут потребовать больше. Всех пугал надвигающийся кризис и возможность потерять работу. У них в бухгалтерии говорили, правда, шепотом, что директор фирмы намерен "минимизировать потери" за счет сокращения персонала и затягивания поясов оставшимися сотрудниками. Предполагаемое решение руководства держало всех в постоянном напряжении. Менеджеры то объединялись в группы, то распадались на враждующие между собой единицы, чтобы потом опять собраться в новые "стаи". Нина старалась держаться подальше от любых группировок, пересудов и склок. Она жила одна, родители были далеко и, в сущности, не многим могли бы ей помочь. Наоборот,Нина сама старалась откладывать из зарплаты, чтобы в отпуске общими силами сделать ремонт в родительской квартире. А мама была бы только рада, если бы "наевшись" за пять лет столичной жизни дочка вернулась домой. Но в их тихом районном центре работать было, практически, негде. Консервный и молочный заводы - вот и вся промышленность, да и то на грани закрытия. Бухгалтеру найти место трудно. Даже с опытом работы в крупной столичной фирме. Если честно, то возвращаться Нине и не хотелось. Ей вполне хватало отпуска и рождественских каникул, чтобы отдохнуть, полакомиться маминой стряпней и навестить школьных друзей. В большом городе и вакансий больше. Можно даже подработку найти и заниматься ею дома. Благо, компьютер она купила.

Зарплату должны были дать сегодня. Но денег в кассе оставалось мало, сняли на налоги. Потому обещали выдать на днях. А "на днях" Нину никак не устраивало. Кровь из носу деньги были нужны завтра к вечеру. У Фоминичны, ее соседки, наверняка можно что-то перехватить. Это раз. Цепочку и два колечка заложить в ломбард. Это два. Все равно, не хватит... У Валентины, подруги по работе, деньги есть, но ее муж все траты под контролем держит, даже покупки трусиков и мыла. Не даст. Жмот несчастный. А когда ему надо было помочь, так она, Нина, три вечера сидела, сверку накладных и оплат делала. Шоколадку принес. Гад.

Придется звонить Мишане. Отставной бой-френд жмотом не был. И если дарил шоколадки, то как минимум две. Как максимум - три. Но патологическая ревность и стремление по любому поводу выяснять отношения с теми, кто, по его мнению, "положил глаз" на Нину, были невыносимы. Слава Богу, что ему встретилась Ядвига. Шикарная блондинка польских кровей. И Мишаня слинял. Хотя, по старой дружбе, они иногда созванивались. Даже Ядвига пару раз отметилась звонком. Чтобы пожаловаться, что "ее красивая, "бразильская попка" скоро слипнется от этого шоколада! Чтоб он провалился, этот придурок Михал!" Так. Звоню Мишане.

- Привет!

- Ниночка, душа моя, здравствуй!

- Миш, я у тебя много времени не отниму. Мне очень деньги нужны. До завтра. Баксов триста. На днях верну, как зарплату получу. Ты же знаешь, я тебя никогда не подводила.

- Мне для тебя ничего не жалко. Но денег сейчас нет. Сама понимаешь - кризис. А мы Яденьке только что сапожки купили и шубку. Так что извини, дорогая...

- Ну, ничего, Миш. Бывает. Понимаю, что в кризис как раз сапоги и шубу самое время покупать - деньги вложить. Пока!

- Целую!

Любимое ругательство Ядвиги "пся крэв" готово было слететь у Нины с языка. Но патриотизм возобладал, и Нина произнесла "блин". К новому "жесть", поразившему их фирму как эпидемия гриппа, она так и не привыкла. А матом вообще не ругалась никогда. В отличие от главного бухгалтера Елены Степановны, которая только в последние месяцы перед уходом в декрет немного притихла. Наверно, карму будущего ребенка боялась испортить. Значит, Мишаня отвалился. Как больная почка. И боржоми ей не нужен... Ей деньги нужны! Господи, если ты есть и меня любишь, помоги, а?

Так, заначек у меня нет. Долги мне никто вернуть не должен. Алька не в счет. Бывшая однокурсница брала в долг четыреста баксов и, кажется, про них забыла. Не напоминать же второй раз. Первого было достаточно. Вроде не о долге напомнила, а в долг просила. Бог с ней. Пусть на пользу пойдет. Посмотрим по карманам и сумкам. Так... мелочь, еще мелочь, двадцать рублей, карточка метро, чек, квитанция, рецепт, резинка для волос. Может, при раскопках городища Москва в 4000 году оно и будет представлять большую ценность, но сейчас все это ей не поможет.

Ладно. Утро вечера мудренее. Вдруг, завтра все утрясется, деньги дадут и не надо будет больше мучиться. Спокойной ночи всем.

Утро было не мудрее вечера. А ночь между ними - явно глупее того и другого. Ибо сон был полон несуразностями в виде Альки, гонявшей за Ниной по улицам и дворам на "Мерсе", из открытых окон которого веселыми бабочками выпархивали разноцветные купюры. Голова болела тупой, занудливой болью. Анальгин бороться с ней не хотел и, кажется, таблетка даже пыталась выбраться из желудка наружу. Это все нервы. Больше нечему. Поскольку вчера поужинать забыла. А сегодня завтракать не хотелось.

Офис тихо жужжал. Народ сновал взад-вперед, занимая рабочие места, прихорашиваясь, куря "первую за день, я ж решил завязать", обсуждая вчерашний хоккей (мужчины) и новое пальто секретарши (женщины). Потом пришла очередь первой чашки кофе, которая ловко перевернулась и в полете залила содержимым клавиатуру, стол и Нинину джинсовую юбку. Хорошо еще, что документы не успела разложить. Тетеря! Ничего не вижу, ничего не слышу... Клавиатуру пришлось перевернуть и уложить на салфетки. Благо, на нее кофе попало меньше всего. Стол вытерла. Пошла замывать юбку в туалет и сушить ее под сушилкой для рук. Нет, так придется день здесь простоять. Надо идти. Главбуха сегодня снова не будет, стало быть, Нине отдуваться перед начальством. Сейчас должен вызвать.

Только вернулась на свое место, как раздался звонок. "Нина Ивановна, зайдите, пожалуйста, к директору". А как пойти в мокрой юбке? Нина взяла тонкий шарф, который носила под пальто, обернула его вокруг бедер и завязала узлом так, чтобы свисавшие длинные концы закрывали пятно. И пошла. Директор с интересом посмотрел на ее наряд, но промолчал. А вот о готовности балансового отчета спросил. Елена Степановна почти месяц была на больничном, и Нине пришлось сделать за нее большую часть работы. Поэтому во всех тонкостях подготовки отчета она разбиралась не хуже главбуха. Вот с поступлением денег на счет было плохо. Девочку-кассира, которой директор поручил обзвонить должников, только что прямым текстом не посылали туда, куда обычно посылают.

- Значит так, Нина Ивановна. Приказом назначаю Вас исполняющей обязанности главного бухгалтера на время ее болезни. Сейчас займитесь должниками. А то зарплату все хотят получать, а как работать, так...

Ах, лучше бы он этого не говорил. Или лучше бы ей промолчать. Но Нину будто подбросило на стуле.

- ...ни хрена не делают?- закончила она фразу руководства.

Щеки директора побагровели. Но, как говорится, "Остапа понесло".

- Константин Олегович, не волнуйтесь. Вам, с Вашей гипертонией, вредно. Я свое место знаю. Но знаю и то, что по закону Вы обязаны выплачивать заработную плату в установленные контрактом сроки и меня не волнует в данный момент, где Вы возьмете деньги. Свою работу я выполняю добросовестно. За двоих. А деньги хочу получить хотя бы за одного. Иначе из квартиры меня сегодня выселят. Потом можете меня уволить. Хоть по сокращению штатов. Но Вам это дороже обойдется.

Нина произнесла это ровным, спокойным голосом. Когда она закончила говорить, в кабинете было очень тихо. Директор, прищурившись, смотрел на нее. Потом откинулся на спинку кресла, помолчал, пожевал губами, прикрыл глаза рукой и сказал, что она может идти. Едва она вышла, Константин Олегович убрал руку, закрывавшую глаза, и расхохотался как мальчишка.

- Девочки, он меня уволит, - сказала Нина, заходя в бухгалтерию. - Я сейчас ему такого наговорила... Может, и к лучшему. Деньги выдаст сразу, и за квартиру я расплачусь. А работу всегда найти можно. Даже в кризис.

- Да ладно тебе, Нин. Он отходчивый. Ты пересиди тихо до вечера. Глядишь, пронесет бурю стороной.

- Что-то верится с трудом. Ладно. Надо с должниками переговорить. "Последнее прости" им сказать...

Разговоры Нины с партнерами по задержкам оплаты были на редкость результативными. Может, потому, что говорила она с ними просто, по-человечески сочувствуя их трудностям и помогая им же найти приемлемые для обеих сторон варианты. Деньги обещали перечислить завтра. И перечислят, куда денутся.

Когда все ушли на обед, она осталась в отделе, включила Интернет и зашла на сайт объявлений. Решила присмотреть себе если не отдельную квартиру, то хотя бы комнату. Но почему-то открыла раздел "Прочие объявления". Читала их одно за другим и удивлялась, сколько всякого-разного хотят люди пристроить, хоть даром: раритетные ночные горшки, сломанные дачные тележки, ламповые телевизоры в умелые руки, непарные стулья. Вещи... А эфемерная душа пристраивается сама по себе. Вот бы и ее - да в теплое место... А то она что-то замерзла. И, сама не зная почему, Нина отстучала на клавиатуре объявление: "Пристрою душу в теплое место. E-mail......"

Потом зашла в свой ящик и просмотрела полученную почту. Ага. Алина соизволила объявиться. Не даром приснилась. "Ниночка, напиши номер твоего телефона. Я потеряла". Ладно, напишу. И даже отправлю письмо. Вот, лови.

А это что такое? Только что пришло. Адресат неизвестен. "Готов предоставить теплое место Вашей душе. Условия? Конфиденциальность гарантирую".

Дурак какой-то. Ой, это же ответ на ее объявление! Срочно убрать!!! Нина быстро зашла на сайт и уничтожила текст. Но в почтовом ящике уже лежало новое письмо незнакомца. "Не подумайте ничего плохого. Видно, у Вас неприятности, если такое объявление написали. Хотите, я буду "случайным попутчиком", которому можно рассказать о том, что болит? Вам станет легче, а я сойду на следующей станции".))

На дурака не похоже... Хочешь поиграть в психотерапевта? Пожалуйста. Только потом чтобы без жалоб на твоей станции, дружок. И Нина написала "случайному попутчику" длинное письмо. О поисках денег, о мужиках в лице Мишани и им подобных, о разлитом кофе, отчете и разговоре с директором. Впрочем, потом, когда уже письмо отправила, пожалела о своей откровенности. А, в сущности, ничего страшного. Ни адреса, ни телефона своего она не оставила. И фирм в Москве тысячи.

Ответ от "случайного попутчика" пришел к окончанию обеденного перерыва. И одна фраза в нем неожиданно сильно задела Нину: "Я думаю, что Вам попросту одиноко, только в этом сами себе не хотите признаться. И все дальше забираетесь в свою раковину. А потому не видите, что, наверняка, рядом есть люди, готовые поделиться с Вами теплом. Во всяком случае, мне так кажется. Не обижайтесь".

Тоже мне, психолог! С чего это он взял, что мне одиноко? Мне даже подумать об этом некогда, день и вечер расписаны по минутам. Даже готовить перестала, перешла на булочки и салаты из магазина. Ну, еще сосиски и яичница. Для разнообразия - омлет. Дискотеки уже не по возрасту, там шестнадцатилетние зажигают. Кафе и болтовня с подружками? Из подруг в Москве только Алька и Валентина. Но первую давно не видела. А вторая без мужниного разрешения никуда ни ногой. Кстати, Алька, наверно, будет звонить.

После обеда секретарь директора предупредила: "Нина Ивановна, оповестите бухгалтерию, что в 17.00 Константин Олегович будет проводить общее собрание". Вот тебе бабушка и Юрьев день. Пора вещички собирать...

Нина машинально поправила перекидной календарь, передвинула калькулятор и ежедневник. Надо еще с бумагами разобраться. Чтобы легче было дела передавать. На глаза ей попалась тоненькая тетрадка, куда обычно записывались пришедшие в голову мысли по поводу работы. Формально, конечно, руководителем она не являлась, и обращаться через голову главбуха к директору со своими соображениями не стала бы. Но столько интересного можно было бы сделать в целом по фирме, если бы... Кстати, экономия точно была бы. Хотела было выбросить тетрадь в урну, но подержала в руках, подумала и засунула в сумку. Лишних знаний не бывает, когда-нибудь и это может пригодиться.

В ящиках стола разобралась быстро. Не нужные бумаги, обычно, не задерживались, выбрасывались сразу. Обзоры рынка, умные статьи, скопированные из журналов, конечно, заберет с собой. Еще надо будет стереть свою переписку. Ни к чему ее кому-то постороннему читать. И базу свою, личную, тоже уберет.

В углу монитора замигал белый конвертик. Письмо. От "попутчика": "Нина, можно мне Вас проводить сегодня домой?" Ха, пусть попробует. Интересно, как он ее найдет в Москве? Ответ написала быстро: "Почему бы и нет? У нас неспокойный район". Все же заинтриговал ее этот парень. Тактичен, вежлив и, кажется, что понимает ее лучше, чем она сама. Нина поймала себя на том, что была бы не прочь с ним встретиться. Но... не станет она писать свои координаты. Если найдет, значит - судьба. А нет - значит, тоже судьба. На том и успокоилась.

Звонок мобильника прозвучал в 16.55, когда народ устремился в общий зал, к менеджерам, на собрание. Звонила Алька.

- Нин, привет! Раньше никак позвонить не могла. Только до компьютера добралась.

- Алька, у меня сейчас собрание начнется. Увольнять будут, как пить дать. Неудобно опаздывать, сама понимаешь. Давай попозже созвонимся, минут через сорок?

- Идет. Я могу к тебе подъехать после собрания. Скажи только адрес.

- Записывай...

Сотрудники расположились кто на своих рабочих местах, кто на диване и креслах, стоявших в центре зала, а кто и на принесенных с собой стульях. Директор пришел последним, когда секретарь доложила ему, что все собрались. Дисциплина в фирме была железная. Опоздавшего ждал штраф в сто пятьдесят рублей. Деньги потом шли в фирменную копилку и тратились на общие нужды. Правда, копилка со временем стала пополняться редко.

- Не задержу вас долго, - начало руководство, ради собрания надевшее пиджак, - понимаю, что все устали и хотят поскорее уйти домой (народ оживился). Хочу внести ясность в некоторые слухи, которые доходят до меня время от времени (почти все посмотрели на секретаршу директора, хотя часть коллектива - на начальника отдела по работе с филиалами) и, надо сказать, не делают чести коллективу. Не секрет, что не только Россия, но и весь мир находятся в глубоком экономическом кризисе. Естественно, что он затрагивает и нас. Однако, могу вас заверить, что никаких жестких мер, как то сокращение персонала, мы предпринимать не будем. Не для того создавали команду профессионалов, чтобы сейчас перечеркнуть все наши усилия (общий вздох облегчения и жидкие, одинокие аплодисменты начальника склада). Правда, кадровых перестановок это не исключает. Об одной из них я хочу вас уведомить. Наш главный бухгалтер, Елена Степановна, с понедельника уходит в декретный отпуск. Временно, до ее выхода, на эту должность назначается Нина Ивановна. По имеющимся у меня сведениям (коллектив опять посмотрел на секретаря директора и начальника отдела по работе с филиалами) Елена Степановна не собирается возвращаться на работу к нам, а уезжает на постоянное место жительства в Германию вместе с супругом. Как только я получу от нее заявление об увольнении, должность главного бухгалтера будет преобразована в должность финансового директора, и штатное расписание в отношении бухгалтерии в целом тоже будет пересмотрено. Это все, что я хотел вам сказать. Можете быть свободны. А Вы, Нина Ивановна, зайдите ко мне.

Народ шумно растекся по своим рабочим местам и, переговариваясь по поводу грядущих перемен, засобирался домой. А Нина пошла к директору. Итак, думала она, увольнение откладывается. С одной стороны это хорошо, зарплата по новой должности выше. А с другой, она уже как-то настроилась, бумаги в порядок привела, на деньги рассчитывала... Глупо, конечно, но так и есть.

Директор, все еще в пиджаке, сидел за столом.

- Нина Ивановна, я хотел бы конкретизировать Ваши задачи в свете назначения на новую должность. В подробности Вашей нынешней работы вдаваться нет смысла. Мне важно, чтобы Вы продумали работу отдела в недалеком будущем. Предложения будут рассмотрены внимательно и заинтересовано. Тем более, что Вам и претворять их в жизнь. В должности финансового директора.

Сердце Нины екнуло и, кажется, провалилось куда-то, ближе к пяткам, но потом опомнилось, вернулось на место и забилось со скоростью хвоста спаниеля. Она даже открыла рот, чтобы то ли возразить, то ли что-то уточнить. Но так ничего и не сказала, только щеки вспыхнули. А директор продолжал:

- В связи с тем, что Вы в последнее время работали за двоих, а мы (он сделал паузу) нагло не платили Вам даже Вашу зарплату, руководство приняло решение выплатить разницу в окладе главного бухгалтера и бухгалтера (жест рукой в ее сторону), а также премию за успешную работу. Общая сумма - девять тысяч рублей. Деньги можете получить сейчас у кассира. Распоряжение я дал. Вопросы есть? Нет. Тогда можете идти. А в понедельник жду Вас с предложениями.

Из кабинета директора Нина вышла как во сне. В бухгалтерии ее дожидалась кассир, улыбчивая и спокойная Ирина Дементьевна. Деньги уже были отсчитаны. "Из директорского фонда",- шепнула кассир. Офис был пуст, если не считать Игоря, занимавшегося в их фирме корпоративными клиентами. Вечно с телефонной трубкой, зажатой между плечом и ухом, отчего волосы с левой стороны головы смешно торчали, он часто оставался на работе позже всех. Правда, его трудолюбие приносило плоды в виде неплохой зарплаты. Но на трудоголика Игорь похож не был, отдыхать он тоже умел. На вечеринках устраивал смешные викторины, переодевания и розыгрыши. Хорошо танцевал. И в искусстве разбирался. Нина как-то проговорила с ним минут сорок о Ватто и Рубенсе. Слушать его ей было не скучно.

Хлопнула входная дверь, и знакомый голос позвал ее. Алина!

- Нин, ты где? Сколько тебя ждать можно?

- Ой, Алинка, я задержалась, прости. У директора была.

- Пошли скорее. Давно тебя не видела, посидим в кафешке, а? Столько тебе надо рассказать! Я на машине. Потом отвезу тебя домой.

- Хорошо. Я сейчас.

Проходя к выходу, Нина поймала растерянный взгляд Игоря, который отнесла на счет Алины. Та любого молодого человека могла повергнуть в шок своими длинными ногами, копной золотистых волос, огромными голубыми глазами и выдающимся бюстом, готовым разорвать путы шубки леопардовой расцветки. На улице их ждала машина. "Мерседес". Нина подумала, что только денежных бабочек не хватает, чтобы ее сон сбылся. Пискнул замок, Алина распахнула перед Ниной дверь и вот уже она сидит на удобном сиденье.

- Твоя?

- Пока нет. У жениха взяла покататься. Ой, я ж тебе не рассказывала, что замуж выхожу, и вообще у меня сейчас все супер! И работа, и личная жизнь. Между прочим, благодаря тебе.

- А я-то тут причем?

- А при том, что если бы ты мне не дала в долг денег, ничего бы этого у меня не было. Помнишь, я тогда записалась на курсы английского. Мой французский был совсем, ну абсолютно совсем, не востребован. Всем нужен сотрудник со знанием английского. Даже в совместных с французами фирмах. Два языка и точка. А первый взнос сделать за курсы нечем. Ты и выручила. Даже еще остались деньги и я пошла на курсы вождения. А потом как-то все стало удачно складываться. Будто кто-то там, наверху, ждал, что я все эти курсы окончу. И работа сразу нашлась. Сначала занималась переводами документов в одной косметической фирме. А потом поняла, что в коммерции ничего сложного для меня нет. Мотаю себе на ус, о чем говорят. Я же умная, несмотря на то, что красивая. - Алина подмигнула подруге.

Машина остановилась возле маленькой кондитерской, и разговор продолжился уже за столиком.

- А откуда жених появился? Тоже на курсах встретила?- спросила Нина.

- Нет, Олежка - мой трофей, - засмеялась Алина. Я сама, на свой страх и риск, решила прозондировать возможную сделку. А там уже конкуренты наши крутятся. Пришлось обаять их представителя. И оба зайца - мои. Шеф на радостях менеджером назначил, оставил за мной этого клиента. Теперь новое направление развиваем. А Олежка и сам остался. Думает к нам перейти. Но тут уж я посмотрю. Ты-то как? Что нового? Все еще с Мишаней мучаешься?

- Нет, с ним долго быть невозможно. У меня теперь, наверно, аллергия на шоколад. Да и ревность его достала. Но вот на работе сегодня меня не то, что не уволили, а даже в должности повысили. И премию дали. Теперь за квартиру будет чем заплатить.

- Нет, ну я балда! Я ж тебе деньги привезла, чтобы отдать.

Нина даже растерялась. Ну, и день сегодня. Как будто вселенский кошелек стал раздавать премии за хорошее поведение.

- Алинка, мы это должны отметить. Давай шампанского выпьем?

- Я же за рулем. А, впрочем, позвоню Олегу, он нас доставит по домам.

- За светлое будущее, которого мы все же дождемся. Вопреки всему!

- Классный тост! За будущее!

Уже стемнело, когда Алинкин жених, высоченный красавец Олег, повез подруг по домам. Настроение у девушек было замечательное. Они хохотали, дурачились, Алина ерошила жениху шевелюру и целовала его в макушку. Олег только с улыбкой отмахивался от нее и просил не мешать вести машину. Не то они не доедут до Нининого дома.

Было уже темно, когда машина подъехала к пятиэтажеке, где жила Нина. Было неловко, что ребятам пришлось ехать так далеко и она не разрешила Олегу подъехать к самому подъезду. У ее, последнего в ряду, дома был тупик и развернуться машине было бы сложно. И что тут идти - пятьдесят метров. Само собой, на прощанье расцеловались и дали друг другу обещание дружить домами. Мурлыча себе под нос песню, привязавшуюся к ней еще в кафе, Нина шла к подъезду, размахивая сумкой. Снег похрустывал как упругие капустные листья. Нина наклонилась, набрала пригоршню снега и, слепив снежок, метнула его в кусты сирени, росшие у подъезда.

- Блин, я тебе покидаюсь, - раздался из-за кустов голос.

- Ой, простите, я не хотела, - пробормотала сконфуженная Нина.

- Ага, Вас-то мне и надо.

Мужская фигура в шапке с опущенными ушами и куртке с поднятым воротником поднялась со скамейки и двинулась навстречу Нине. Бежать было поздно, да и далеко ли убежишь на "шпильках"? Звать на помощь? Вряд ли кто откликнется. Если в окно и выглянут, то из любопытства. В сумке лежали деньги и отдавать их кому бы то ни было Нина не собиралась. Приходится надеяться только на себя. Главное, застать нападающего врасплох. И она с воплем "Йяяяя!" кинулась вперед, вращая сумку за длинные ручки как пращу. Только бы до подъезда добраться... Бац, сумка ударила мужчину в нос и он схватился руками за лицо. Второй удар, нанесенный острым носком сапога по его ноге, заставил бандита охнуть и поджать ногу. Впрочем, кое-что нецензурное сказано тоже было. Нина проскочила к двери подъезда и уже выхватила из кармана ключ от замка, когда сзади услышала: "И что я Вам, Нина, такого сделал? Изуродовали человека ни за что".

Нина? Она оглянулась. Свет у подъезда не горел. Лампочки были постоянной мишенью мальчишек и нетрезвой молодежи постарше. Мужчина сидел на лавочке, держась за ногу. Шапка его валялась на снегу рядом со скамейкой. Что-то знакомое показалось Нине в его виде. Игорь?

- Что Вы здесь делаете, Игорь?

- Нет, вы не девушка. Вы, Нина, просто Баба Яга какая-то. Сначала избили до полусмерти, а теперь еще расспросами пытаете. Лучше бы накормили-напоили и раны перевязали.

Хотя ситуацию сложно было назвать комической, но Нина чуть не рассмеялась. Даже на Бабу Ягу не обиделась.

- Ну, пойдемте, добрый молодец, ко мне в избушку, сказала она. - Вам помочь?

- Спасибо. Дойду сам. Хорошо еще не каблуком ударили, - буркнул Игорь и захромал к подъезду.

Дома, при ярком свете, Нина смогла увидеть результаты своего нападения. Нос у Игоря распух, на щеке красовалась длинная царапина. Но крови почти не было. Она отправила молодого человека умыться, потом протерла царапину перекисью водорода. Хорошо было бы приложить к носу что-нибудь холодное, но льда не было. В морозилке лежал только пакет с сосисками. Ему и пришлось быть вместо льда. Нина надеялась, что за выходные нос Игоря приобретет прежние размеры. Царапина тоже была не глубокая. На ноге, правда, намечался красивый, большой синяк. Но под брюками его будет не видно.

Смешно шмыгая носом, Игорь ел сваренные Ниной сосиски и пил горячий чай с бутербродом. Он сказал, что сильно замерз, пока ждал ее возле подъезда. Девушке было любопытно, как он здесь вообще оказался, но, вспомнив про Бабу Ягу, она дождалась, пока молодой человек закончит пить чай, и уж тогда сказала:

- А теперь выкладывайте, что Вы делали возле моего дома.

Игорь взглянул на нее, опустил глаза, потом будто смахнул со стола несуществующие крошки и начал:

- Выслушайте меня спокойно, пожалуйста. И постарайтесь держать себя в руках. А то мне придется уйти на больничный. Вы, конечно, можете мне не верить. Но я - "случайный попутчик", по Вашему объявлению. Надо было найти подарок другу. Не очень люблю ходить по магазинам. Полез в Интернет. А там, почему-то именно в этот раздел. Думаю, подберу ему что-нибудь смешное. Или нужное в хозяйстве. Квартиру снимает, минимум удобств есть, но многого не хватает. Тут Ваше объявление и увидел. И подумал, как же так, такая девушка... Веселая, остроумная... Красивая... Вы мне давно нравитесь, Нина. А подойти к Вам не решался. Тем более, часто видел Вас с молодым человеком. В письме Вы его Мишаней назвали.

Нина сидела, огорошенная рассказом Игоря.

- Но как Вы меня нашли? Точнее, почему Вы решили, что это вообще я?

- Во-первых, Вы оставили для контакта служебный e-mail, - улыбнулся Игорь.

- Вот дура! А я-то думала, что свой личный...

- Наверно, потому что расстроены были.

- Хорошо, а дом мой как нашли?

- Искать его я, в общем, не собирался. Думал, что пойду Вас после работы провожать. Но тут влетела Ваша подруга. Пришлось идти к Ирине Дементьевне. Она мне адрес и сказала. Вы не сердитесь?

- Поздно сердиться, да и не за что. В конце концов, я же разрешила себя проводить. А потом еще по носу Вам заехала сумкой и синяк на ноге опять же... Будем считать, все недоразумения мы выяснили. Чаю еще налить? Не хочется, чтобы Вы из-за меня еще и простудились.

- Налейте. И у меня еще просьба к Вам есть...

- Варенье?

- Нет, я сладкое не очень люблю. Нина, нельзя ли нам на "ты" перейти? Или Вы против?

- Хорошо. Будем на "ты".

В дверь позвонили. Славик. Конечно, Славик. А Нина как-то и забыла, что он должен прийти за деньгами.

- Разреши, я открою. А ты пока приготовь деньги.

- Ладно.

Нина прошла в комнату и отсчитала нужную сумму. Игорь открыл дверь. Славик никак не ожидал увидеть в квартире мужчину и даже решил, что ошибся этажом. Он взглянул еще раз на номер квартиры. Потом посмотрел на Игоря.

- Нина где?

- А кто Вы и зачем она Вам?

- Она деньги должна за квартиру. Что, так и будешь держать на пороге?

- Ага, буду. Дорогая, тут к тебе какой-то тип пришел. Хамит, однако. Спустить его с лестницы?

- Не надо. Вот деньги.

- Ниночка, не слишком ли много ты платишь за эту халупу? - спросил Игорь, держа в руке зеленые купюры, - В ванне труба проржавела, обои отваливаются и плесень по углам. Ремонта, похоже, со дня строительства не было. За эти деньги можно найти лучший вариант. - Игорь обнял Нину.

- Я подумаю. Милый.

Славик явно не ожидал такого приема и немного растерялся. Но потом двинулся в квартиру. Впрочем, Игорь уходить с дороги не собирался. Только загородил собой Нину. И все.

- Так, мужик, понятно. Ясно, что за дела здесь делаются. Бордель устроили? Так-так... Участкового приведу и свидетелей найду, что попойки устраивала и мужиков водила. Мало не покажется.

Игорь уже не улыбался, и кулаки его сжались.

- Нина, это же за следующий месяц плата? - и, обращаясь к Славику, - Ищите себе другого жильца. Ключи заберешь в воскресенье вечером.

- Но-но, круто забираешь. Не ты квартиру снимал, не тебе и решать. Правда, Нина?

- Игорь, может, не стоит...

- Стоит. Ты в этой квартире жить не будешь. А к участковому я сам схожу. И заявление оставлю о шантаже и угрозах этого гражданина.

- Ну, что ж. Не хотите жить, так не хотите. - Славик, встретив отпор, ненадолго сник. Но тут же опять вошел в роль хозяина. - А ключи заберу в воскресенье вечером.

- Идет.

Дверь за ним закрылась. Игорь прошел вслед за Ниной в комнату. Она села на диван и, откинув голову на спинку, стала разглядывать желтое пятно на потолке.

- Вот зачем ты все это сделал? Куда мне идти, не подскажешь? И хочу ли я уйти, ты меня спросил?

- Такие разговоры вести - не женское дело. Уйти хочешь. И есть куда. Переедешь ко мне. А я пока у родителей поживу. Потом найдем что-нибудь подходящее. Если захочешь...

Нина молча смотрела на Игоря, сидевшего на полу возле ее ног. Смешной...

- Хорошо, - казала она. - Там будет видно.

И пригладила ему волосы, торчащие с левой стороны головы.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"