Левкина Анна Вячеславовна: другие произведения.

Невеста Змея. Трепет

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Больше всего на свете Эвелин боится змей. А они, постоянно ее преследуют. Бегство уже не спасает. Открытое противостояние не имеет смысла, ведь ядовитые преследователи никогда и ни за что не оставят ее. В этом клубке она увязла полностью. Единственный способ разорвать мучительную связь, совершить убийство. Но чтобы оказаться перед этим выбором, прежде ей предстоит понять, готова ли она на такой поступок или же проще переступить через себя и сдаться на милость судьбы.

  Трепет.
  
  
  Вселился в змея Сатана
  И женщине внушал упрямо,
  Что равной Богу стать должна
  Подруга кроткого Адама.
  Межиров.
  
  Пролог.
  
  Ужаленный змеей веревки боится
  (Армянская поговорка)
  
  Мы все рождаемся лишенными страха. Но нет на свете людей, которые ничего не боятся. Страх у всех разный. И боремся мы с ним каждый по-своему: кто-то сражается на передовой, кто-то бежит прочь со всех ног, иные ищут помощи в молитвах, а силы в друзьях и близких.
  
  Я всегда считала страх всего лишь защитной реакцией, заставляющей нас избегать опасностей. Знала -- он существует только в голове и в отличие от тревоги, всегда конкретен. А столкнувшись с ним лицом к лицу, поняла, что страх -- это нечто большее. В нем есть и безысходность, и осознание собственной беспомощности и слабости, и пугающая внезапность, и даже отсутствие информации. А главное, он всегда с тобой, когда тебе есть что терять. Мой страх имел надо мной чудовищную власть, и я не знала, что с этим делать.
  
  Древнегреческий философ Аристотель как-то сказал: "Страх заставляет людей размышлять". С этим трудно поспорить. Для меня страх стал той движущей силой, что помогала мне долгое время избегать опасностей и жить почти так же, как все. Но то был не тот страх, с которым я столкнулась теперь. То было лишь робкое опасение, приглушаемое неверием в то, что мне пророчили. Настоящий страх я испытала только теперь, поняв, что, хотя всю мою сознательную жизнь мы бежали, меняя один населенный пункт на другой, одну страну на другую, нам так и не удалось спрятаться. И теперь я, Эвелин Динкс стояла перед самым трудным выбором в своей жизни: снова бежать или попытаться дать отпор.
  
  Глава 1. Чешуйчатый отряд.
  
  
  Не так страшен тигр на равнине, как змея среди высоких трав.
  (Жюль Верн. "Дети капитана Гранта")
  
  Я шла по лесу, слабо представляя, как в нем оказалась...
  
  Последнее воспоминание, что удалось добыть из глубин памяти -- я пью газировку, стоя возле лотка с бижутерией -- одного из многих, что заполнили собой главную площадку города. Я не большая поклонница шопинга, если только речь не идет об украшениях. Они моя слабость, потому я и оказалась на "Ярмарке самоцветов", устраиваемой раз в месяц. Выбор там был просто ошеломительный. Авторские брошки с камнями, серебряные подвески и ожерелья со вставками из натуральных полудрагоценных и поделочных камней, бусы из янтаря и жемчуга, сувениры из самоцветов - просто глаза разбегались от такого разнообразия. Хотелось всего и побольше.
  
  День выдался жаркий, поэтому, немного послонявшись среди рядов, я захотела пить. Пришлось сбегать в магазин за бутылкой воды. Утолив жажду, вернулась к палатке, где видела несколько оригинальных вещиц, чтобы еще раз на них взглянуть. Наклонилась над лотком и тут же почувствовала легкий укол в спину. Далее полный провал. Я будто уснула, провалилась в длинный сон без сновидений.
  
  Очнувшись, я обнаружила себя лежащей в тени раскидистого дуба рядом с большой, выжженной солнцем поляной. Ветра почти не было. Недвижимые деревья лишь изредка поскрипывая старыми стволами, еще больше нагнетали страх. Осмотрев себя на предмет повреждений, отметила, что одежда на мне та же, что и утром: короткие светло голубые бриджи, удлинённый белый топ с кожаным ремешком на бедрах и мягкие белые кроссовки. А вот заколка в волосах почему-то отсутствовала как, впрочем, и моя сумка.
  
  В первую минуту, пришла мысль, что это просто сон. Дурной, непонятный, но всё-таки сон. Как иначе объяснить мое пребывание в лесу, куда я никогда в жизни не ходила. Я вообще старалась держаться от любых нетронутых уголков природы как можно дальше, ведь на то имелись весьма веские причины. Так что, это могло быть только сновидение. Я даже ущипнула себя за руку, чтобы это проверить, вот только боль от щипка оказалась реальной, и я перепугалась еще больше. Вокруг в самом деле был самый настоящий девственный лес без какого-либо намека на цивилизацию рядом. Со всех сторон только деревья, кусты, поросли различных выцветших под палящим солнцем трав с сухими соцветиями и неумолкающий щебет вперемешку с жужжанием.
  
  Пытаясь успокоить бешено стучащее сердце, стала осматриваться, ища того, кто меня сюда принес. В голову лезли мысли о похищении, выкупе, продаже в рабство или на органы. Но глубоко внутри я понимала, что все это не может быть правдой -- мои руки не были связаны и охраны рядом тоже не имелось. Все что меня окружало - это лес и... -- я вздрогнула и на секунду даже перестала дышать, увидев свой самый сильный кошмар наяву -- ЗМЕИ. Страшные, жуткие, с крупными немигающими глазами и длинными скользкими телами. Самые отвратительные существа этой планеты.
  
  Когда я увидела первую мерзкую голову, то просто открыла рот. Когда увидела вторую - дрожь охватила все мое тело. Но, когда я обнаружила, что нахожусь в плотном кольце из этих тварей, а их шипящие головы внимательно смотрят в мою сторону с разных краев поляны, захотелось закричать и начать биться в истерике.
  
  Никогда не любила змей. Да что там -- я их просто ненавидела и панически боялась, не видя никакой разницы между простым ужом и ядовитой гадиной. Заметив нечто безногое, жгутообразное и шипящее, всегда начинала паниковать. От страха принимались трястись колени, по телу пробегала дрожь, а ладони покрывались капельками пота, хотя саму пробирал холод. В этот раз было точно так же. У змей же ко мне сложилось какое-то иное отношение. К моей персоне разную ползучую гадость словно притягивало. Я натыкалась на них повсеместно: в доме, на улице, в центре огромного города - в общем всюду. Трудно представить себе место, где я бы их не обнаружила. Существуй такое в действительности, я бы поселилась там на веки вечные. Увы, мои собственные выводы были иными - куда бы я не отправилась, куда бы ни поехала - они все равно меня отыщут и так или иначе - мы встретимся.
  
  Наверное, стоило бы давно привыкнуть - все же не первый раз имею с ними дело, но я не привыкала и не собиралась в дальнейшем. Это противоестественно, а значит неправильно, и потому, мириться с этим не стоит. Я и не буду.
  
  Сегодняшние змеи словно изучали меня, окружив в плотное кольцо из себе подобных. Я не хотела верить в происходящее, ведь оно было не реально. Такое количество змей и в одном месте. Их странное расположение...
  
  Страх стал усиливаться. Тело сковал ледяной приступ паники. Руки и ноги больше не подчинялись мозгу, безвольно повиснув вдоль тела. Усилилось потоотделение, а сердце стало отбивать бешенный ритм, колотя по грудной клетке как сумасшедшее. Живот скрутило. Все, что происходило теперь во мне, готовило тело к бегству или борьбе. Я знала это из анатомии - предмет, который в школе я просто обожала. Сейчас у меня усилился приток крови к мускулатуре, отсюда учащенное сердцебиение; работа желудка заторможена, как временно "не нужного органа", вот и причина спазма в животе; а приток адреналина всего лишь подпитка крови дополнительным количеством сахара, служащего энергетическим материалом для мышц. Усиленная работа надпочечников повышала свертываемость крови и предохраняла от кровопотери в случае ранения.
  
  Что ж, мой организм подготовил меня к бегству быстрее, чем к нему оказался готов мой мозг. Впрочем, надежды на него как раз сейчас было мало. Страх - это первый признак того, что тело лишилось помощи рассудка и действует на уровне инстинктов. И все же я попыталась побороть в себе это чувство. Никогда не отличалась спонтанностью в принятии решений: и сейчас мне тоже нужно подумать, все оценить и взвесить.
  
  Дрожа словно осиновый лист, я подтянула ноги к лицу и обхватила колени руками.
  
  С таким количеством гадов я столкнулась впервые. На этой лужайке их присутствовало, наверное, с десяток. И, хотя они пока не делали ничего такого, из чего можно было сделать вывод, что на мое хрупкое тело сейчас нападут, я все равно их жутко боялась. Да и кто бы реагировал иначе, если из травы, то тут, то там высовываются мерзкие змеиные головы, как бы намекающие, что ты вполне можешь стать их обедом.
  
  Откуда здесь столько змей? Почему они взяли меня в кольцо? Почему так смотрят?
  
  Змеи вели себя странно. Даже более чем. Словно были совсем ручными.
  
  Дрессированные змеи -- это звучало как бред. Но, сейчас не время заниматься поисками причины. Во что бы то ни стало, следовало вырваться из этого капкана и вернуться назад в город до темноты. Только я даже не знала где нахожусь и сколько до него идти.
  
  Я заставила себя собраться. Попыталась не смотреть на змей, но давалось мне это с большим трудом. Глаза сами искали этих мерзких созданий, а опасение, что кто-то из них уже подобрался ближе, а я этого даже не заметила, мешало здраво мыслить.
  
  Я стала считать про себя. Как-то слышала, что счет позволяет побороть беспокойство и начать мыслить более трезво. Вскоре, дрожь в самом деле начала отступать, освобождая место робости и желанию что-нибудь сделать. Я еще раз внимательно осмотрела все вокруг. Двигаясь как можно медленнее, чтобы не провоцировать гадов, осторожно встала. Ни один из аспидов не отреагировал, продолжая с прежних мест сверлить меня своими жутковатым глазищами.
  
  Как им вообще удается так долго держать голову поднятой над землей?
  
  Совершенно случайно я выявила брешь в их окружении. Я даже не рассчитывала на такую удачу, когда переводила взгляд от одной змеи к другой и наткнулась на сильно выжженный участок с почти угольно черными остатками травы и листьев. Змеи почему-то держались от него в стороне. Если они боятся огня и это место сильно о нем напоминает, я почти везучая.
  
  Может эта мысль и была глупой, но она вселяла в меня надежду. Я сделала несколько осторожных шагов в направлении центра поляны, опасливо посматривая на свою охрану. Все внутри меня клокотало, но я старалась даже не дышать.
  
  Шипение усилилось, но с места никто из змей не сдвинулся, что было не просто странно, а даже ужасающе.
  
  Я снова шагнула вперед.
  
  Одна из гадин зашипела еще громче, от чего звук стал похожим на фырканье. Ко мне она была ближе всего. Сразу захотелось бежать. И еще начать кричать и звать на помощь. Но я заставила себя медленно отступить от нее в сторону, как раз туда, куда мне и требовалось. Несколько минут постояла неподвижно, давая змеям и что скрывать, себе самой тоже, возможность успокоиться.
  
  Мысленно я собирала всю свою волю и храбрость в кулак, чтобы предпринять последний рывок. Повторно проверила пути отхода - змей на выжженном участке все еще не было. Набрав в легкие побольше воздуха, я незамедлительно рванула наутек, подстегиваемая собственным страхом.
  
  Первые несколько минут бежала не оглядываясь. Неслась не разбирая дороги, делая крупные скачки, чтобы мои ноги как можно меньше времени соприкасались с травой. Кто знает, сколько еще таких же, притаилось в ней. Наступить на какого-нибудь змееныша желания не было. Ветви деревьев больно хлестали по лицу, сбиваемая головой паутина лезла в нос, мешая дыханию. Но я была в такой панике, что почти не обращала на это внимания. Я все бежала и бежала... До тех самых пор, пока дыхание не дало сбой. Мое горло пересохло, а сердце билось о грудную клетку, грозя вот-вот пробить в ней брешь и вырваться наружу.
  
  Я вынуждена была остановиться и посмотреть назад. Там никого не было -- или я просто никого не видела. Мои глаза заволокла странная туманная пелена, не дававшая сосредоточить взгляд на чем-либо. Все казалось каким-то расплывчатым, не настоящим.
  
  Сделав несколько глубоких вдохов, заставила себя продолжить путь дальше, но уже не бегом, а торопливым шагом. Сердце неистово колотилось в груди, заглушая своими ударами все другие звуки леса.
  
  Не знаю сколько времени прошло с момента моего побега от змей. Может час, а может всего несколько минут, показавшихся мне чуть ли не вечностью. Я порядком устала. Я была напугана и хотела домой. Но я все еще шла по лесу, совершенно не представляя, как в нем оказалась и, чувствуя себя словно потерявшийся малыш, пугающийся всего, включая собственную тень. Я металась глазами по траве и кустам впереди себя, реагируя на каждое движение травы тем, что сразу кидалась в сторону и ускоряла шаг.
  
  Степень моего страха зашкаливала. Еще никогда, ни разу в жизни, мне не было так плохо. Чувство беспомощности и безысходности угнетало, лишая сил и веры в удачный исход этого дня. И тут я снова наткнулась на змею, странным образом свисавшую с ветки. После недавнего пребывания в окружении из таки же тварей, это меня даже не удивило. Я ожидала повстречать еще. Боялась этого, но знала, что увижу и других - с моей-то везучестью.
  
  Большая тупоносая голова зависла в воздухе всего в паре метров от меня, а покрытое узором тело свилось в причудливые узлы вокруг ветки.
  
  -- Господи, да откуда вас здесь столько? - невольно сорвалось с губ.
  
  Испуг отступил на второй план, освободив место раздражению и злости. Хотелось схватить эту мерзость за голову и свернуть ей шею. Жаль, что я не обладала нужной для этого силой и ловкостью. Все что мне оставалось - попытаться пройти мимо, не пострадав от ее яда.
  
  Гадина зашипела в мою сторону, как будто что-то хотела сказать или же угрожала расправой. Ее тело было таким длинным и так крепко обжимало дерево, что я решила, что змея вряд ли сможет быстро распутать себя, а значит напасть молниеносно у нее не получится. Выходит -- она просто пугает.
  
  Осторожно, чтобы случайно не наткнуться на ее собратьев, обошла дерево стороной и продолжила путь в выбранном направлении, даже не ускорив шаг. Сейчас определенный ранее курс казался мне единственно верным, так как солнце всегда садилось за лесом, а потому, наш небольшой городок мог располагаться только в направлении противоположным ему. Бежать или идти быстро больше не осталось сил. Я выдохлась. И устала. И еще безумно хотела пить. Казалось, горло превратилось в адскую пустыню, почва на которой трескалась и изнывала от жажды.
  
  Я с трудом сглотнула. Мой взгляд проскользнул вперед, пытаясь выискать хоть какую-то тропинку или даже легкий намек на нее. Не могло быть, чтобы люди сюда не добирались. Эти леса изобиловали грибами и ягодами и пусть до осени было еще далеко, прежние тропы не могли исчезнуть или зарасти травой. Несмотря на это, дорожек видно не было, что могло означать лишь, что я очень и очень далеко от дома и мне во что бы то ни стало нужно успеть покинуть лес до заката, делающего меня слишком легкой добычей для любых ночных тварей.
  
  Приближение вечера не сулило ничего хорошего. Что если я не смогу выбраться из леса до темноты? Вдруг окончательно заблужусь? Думать о том, что меня снова могут окружить змеи, не хотелось. Увы, именно эта единственная мысль пульсировала в голове словно приклеенная. Грусть окатила новой волной, болезненно сжав сердце.
  
  Сделав небольшую остановку, дабы привести дыхание в норму и дать ногам отдохнуть, я прислонилась спиной к молодому дубочку с корявым стволом. Лес жил своей жизнью, не обращая на меня никакого внимания. Над травой порхали бабочки и жучки, суетились у своего домика муравьи. Даже птицы, оживленно болтали между собой, снуя с ветки на ветку, с дерева на дерево. Не будь я сейчас так напряжена, мне бы, наверное, даже понравилось в лесу. Чистый воздух, девственная природа...
  
  Я отступила от дерева и смахнув свалившуюся на меня с него гусеницу, продолжила путь дальше.
  
  Мысленно я молила всех богов, каких смогла вспомнить о том, чтобы больше не встречать змей, но брюховолочущие словно на зло, то и дело появлялись на моем пути, выползая из-за ветвей или травы туда, куда я планировала ступить. Они были настырны. Подозрительно настырны в своем желании меня остановить. И только страх перед ними, еще сильнее подгонял меня вперед.
  
  Неожиданно лицо окатило прохладой, и я обрадовалась - река, служившая границей между городом и лесом, должна была быть где-то совсем недалеко.
  
  Ускорила шаг. Впереди вновь что-то зашевелилось. Из-за невысокого кустика послышалось знакомое шипение. Интуитивно я метнулась в противоположную сторону и едва не свалилась вниз, с трудом удержав свое тело на самом краю высокого обрыва, который скрывался за плотной порослью бурьяна. Это был утес Янер, названный так по фамилии первого человека, сделавшего попытку его покорить. Попытка эта успехом не увенчалась, как и десятки предпринятых многими впоследствии, но название прижилось. Сразу внизу находилась самая глубокая часть реки. Даже на противоположный ее берег приходили купаться только самые отъявленные смельчаки. Им далеко не всем везло и многие здесь утонули.
  
  Сейчас была самая макушка лета и воды поубавилось. Я плавала довольно неплохо и в общем-то могла надеяться на удачное стечение обстоятельств. Да, мне не слишком везло в течение всего дня, но должна же была удача улыбнуться хоть в чем-то. На то, чтобы обойти утес пешком уйдет день, а пробираться через этот кишащий змеями лес к мосту ночью я совершенно не хотела. Выходило, что вариантов у меня особенно и нет.
  
  Собираясь с силами, я на секунду обернулась туда, где минуту назад видела змею и... вздрогнула, обнаружив ее совсем рядом с собой. Гадина свернулась в кольцо подобно пружине и, высоко подняв голову, в буквальном смысле слова буравила меня своим пронизывающим, неприятным взглядом.
  
  Нет! Только не это!
  
  Испуг и страх переплелись воедино, заставив ноги налиться свинцом и подтолкнув к горлу ком. Я знала, что именно из такого положения змее проще всего делать свой роковой бросок. Ползущие змеи были не так опасны и проворны, как те, что приняли стойку и втянули шею, чтобы при укусе выдвинуть ее вперед. Верный признак, что змея намерена атаковать. И если это произойдет -- мне конец. Я свалюсь с утеса и утону, так как не смогу бороться одновременно с течением и с ядом в своей крови. Даже без ее яда, прыжок с такой высоты не сулит ничего хорошего. Есть риск сильно удариться о воду и от подобного удара может переломить пополам позвоночник или разорваться селезенка. Или же я могу испытать шок от резкого охлаждения и впасть в оцепенение. Даже просто утонуть, не сумев одолеть течение и выплыть из водоворота. Я знала это и все же... промедление сейчас равносильно смерти. Будь ситуация иной, ни за что бы не решилась спрыгнуть с такой высоты. Я никогда не была экстрималкой. Не любила и скоростные виды спорта, но сейчас выхода не было. Смерть от яда или от воды. Я предпочитала последнюю. И я примерно понимала, что должна делать.
  
  Чтобы хоть на секунду отвлечь внимание змеи и выиграть время на прыжок, я очень медленно сняла с руки нитку жемчуга, которая выполняла роль браслета, и скомкала в ладони, готовая в любую минуту швырнуть ее в направлении гадины. Даже если я не попаду в цель, движущийся объект перед мордой змеи заставит ее среагировать - она должна будет увернуться или атаковать бусы. Змеи всегда хорошо видят предметы, которые движутся, тогда как неподвижные практически не различают. У меня будет всего несколько секунд чтобы прыгнуть.
  
  Змея устрашающе высунула свой раздвоенный язык, который облизывал губы, словно бы предвкушая вкусный обед.
  
  -- Ну ладно, -- подбодрила я саму себя.
  
  Более медлить было нельзя и, набрав побольше воздуха в легкие, я швырнула бусы в гадину. Даже не дожидаясь, когда они до нее долетят, резко развернулась и оттолкнувшись от земли, решительно подалась вниз, стараясь удержать тело в вертикальном положении, чтобы войти в воду ногами, а не головой. Вода была мягкой и ласковой лишь при медленном в нее погружении, но в моем случае, ожидалось нечто противоположное.
  
  Падение оказалось быстрым. Вот я повисла в воздухе, а уже секунду спустя летела вниз, ощущая нарастающую скорость. Дикий свист в ушах и невыносимая тяжесть в голове -- вода приближалась.
  
  Разрезав теплый воздух на части, я стремительно вошла в ледяную воду ногами, испытав невероятный всплеск адреналина. Мое и без того подуставшее за сегодняшний день сердце, казалось, даже не до конца осознавало, что произошло. Его ритм был все таким же быстрым, как и минуту назад, когда я стояла на скале. Совсем иначе отреагировало тело. Сначала, возникло ощущение, что я пробила собой асфальт. Силу, вызванную ростом скоростей я почувствовала каждой мышцей, каждой клеточкой тела и каждым суставом. Если бы они могли кричать, то взвыли бы от боли. Чем сильнее я погружалась, тем острее становилась эта боль. Вот мою голову поглотила несжимаемая жидкость. И мне показалось, что меня расплющило о поверхность. Я больше уже не могла дышать и все, что я чувствовала, это абсолютный страх - чистый и стопроцентный.
  
  Тормозной путь был невероятно длинным. Мне казалось, что прошла целая вечность, но я все еще продолжала прокладывать себе дорогу под водой в направлении дна. Кислород заканчивался. Его недостаток уже отзывался в висках пульсирующей болью и спазмами в груди. Вот в голове что-то щелкнуло, и я словно вышла из оцепенения, начав шевелить руками и ногами. Тело потянулось к поверхности. До нее было так невыносимо далеко, а я уже почти теряла сознание. Неизвестность пугала.
  
  Момент, когда весь кислород кончился, я ощутила особенно остро. Я открыла рот, понимая, что надежды больше нет. Мое тело все еще пыталось сопротивляться реке, но я уже сдалась. Пустив все на самотек, я приготовилась пойти ко дну, нетерпеливо ожидая, когда сознание отключится и все это перестанет иметь для меня хоть какое-то значение.
  
  Река подхватила меня и подтолкнув вверх, сама высвободила на поверхность. Я шумно выдохнула, и попавшая в легкие вода фонтаном выплеснулась наружу. Я глотала воздух. Вбирала его в себя, не в силах насытиться. По горлу словно бы провели наждачкой. Оно горело и саднило, все еще высвобождая попавшую внутрь влагу.
  
  Меня болтало по реке, которую и очень широкой то назвать было нельзя, словно мяч. Течение оказалось сильнее, чем виделось со стороны берега. Только восстановив дыхание, я смогла наконец начать бороться с ним. Из последних сил, что еще оставались, я поплыла к берегу. Я старалась делать все, как учил отец - плыла медленно, как можно резче отталкивалась от толщи воды. Главная задача: выдержать направление и не дать потоку унести себя в сторону - туда, где обычно и тонули люди. Для этого нужно плыть не спеша, чтобы не выдохнуться раньше времени и хватило сил на весь заплыв. И пока, мне это удавалось.
  
  Вскоре меня стало сносить к месту, где река делала резкий поворот, из-за чего повсюду возникали водовороты. Следовало держаться от них в стороне, чтобы случайно не попасть в самый неуправляемый поток и не пойти ко дну. Плыть тут и без того довольно сложно, а я очень устала, да и тело все еще жутко болело от удара о воду. Казалось, по всей коже уже начали проступать синяки.
  
  До берега оставалось не так уж и далеко, но я потратила минут двадцать, преодолевая это расстояние. Меня все сильнее тянуло вниз и ноги уже почти опустились с поверхности в самую толщу воды, не в силах более ей сопротивляться. Голова то и дело погружалась в воду по самые уши и я, каждый раз, лишь усилием воли заставляла себя всплывать.
  
  Наконец, одна моя нога коснулась чего-то вязкого. Я сделала едва ощутимый рывок вперед и позволила ногам опуститься вниз. Подо мной была земля - илистая, противная на ощупь, но все же земля. К глазам подступили слезы -- я готова была сорваться. Но вот резкий толчок и вода снова потащила меня за собой. Я расслабилась слишком рано, и река воспользовалась этим, потянув прочь от берега. Ноги мгновенно лишились почвы под собой.
  
  Я начала барахтаться, как беспомощный птенец, попавший в воду. Силы были на исходе, если вообще во мне остались еще хоть какие-то силы. Вода снова попадала в рот и нос, я начала захлебываться, понимая, что тону. Не было сил даже закричать. Смысла в этом тоже не было -- в этом месте за рекой не имелось домов, только густые заросли камыша, рогоза и кустарников.
  
  Превозмогая боль, я снова поплыла к берегу. Ничего не выходило -- меня сносило назад в сторону темных вод с бесчисленными водоворотами. Я махнула рукой и ухватилась за какую-то ветку, не видимую на поверхности. Спешно уцепилась в нее обеими руками. Потянула на себя. Ветка поддалась, вылезая из ила почти полностью, грозя вот-вот присоединиться ко мне.
  
  Удерживаясь за нее, из последних сил толкнула свое тело к берегу и ощутила под ногами землю. Теперь уже не останавливаясь, я понеслась прочь из воды. Один крупный шаг, еще один...
  Усталая, я рухнула на песок.
  
  Это была победа. Лес остался за рекой. Живущие в нем гады - тоже. А в полуметрах от меня, начиналась узкая, утопающая в высоких камышах тропинка, ведущая в старый центр.
  
  Глава 2. Смерть в капюшоне.
  
  И змея помнит, кто ей на хвост наступил.
  (Лезгинская пословица)
  
  От радости, что осталась жива и все мерзкие твари находятся далеко позади, хотелось плакать. Я с трудом сдерживала подступающий к горлу ком, а вместе с ним и слезы. Наверное, это последствия сильного стресса, который только что пережила. Организм требовал разрядки. Я устало всхлипнула, ощущая бесконечную опустошенность и какую-то горечь. Мысли путались и набегали одна на другую. По телу прокатилась дрожь, заставившая каждую клеточку тела содрогнуться от боли, а мышцы заныли, обещая много неприятных ощущений в ближайшие дни.
  
  Сев на песок, начала часто-часто дышать. Попыталась ни о чем не думать, глядя на бурлящую рядом воду. Звуки потока успокаивали и понемногу, желание поддаться слабости и зареветь, оставило меня. Я еще раз посмотрела на утес. Довольно высокий и крутой двухкилометровый обрыв состоял из глинистого сланца с обнаженными кое где коренными породами. Растущие на нем деревья пробились через почву наружу, свесив над водой свои кривые, спутавшиеся корни. Даже отсюда с земли, он выглядел устрашающе огромным и неприступным, а ведь я с него спрыгнула. До сих пор не верилось, что все происходило со мной.
  
  Где-то рядом прочирикала птичка. Далеко за поворотом послышался визг детей -- наверняка, неподалеку есть пляж. На реке всегда много мест, где купаются и это не обязательно хорошо обустроенный песчаный берег. Те, кто живут у воды, предпочитают находить для себя места более уединенные, где можно собраться с друзьями и отдохнуть не хуже, чем на общественном лежбище загорелых тел.
  
  Я тряхнула головой, понимая, что пора уходить. Но в том виде, в каком я пребывала сейчас, отправляться в город никак нельзя. Мокрая одежда облепила тело, а ее, в свою очередь, покрывал песок и зеленые кляксы полуразложившихся водорослей. Ноги, что не скрывали бриджи, исцарапаны до крови травой и ветвями, через которые пробиралась. Макияж, наверняка весь потек, волосы спутались. Пугало, не меньше.
  
  С трудом заставив себя встать, принялась приводить все в порядок: энергично отжала одежду, зная, что та просохнет в течение десяти минут; стряхнула с кожи песок. Как могла расправила все на себе и расчесала волосы руками. Затем умылась. Легкий ветерок обдувал тело и не смотря на жуткую жару и мокрые вещи, сейчас я чувствовала себя прекрасно, потому что была жива и осознание этого почти пьянило.
  
  Одежда просохла довольно быстро и я поспешила по протоптанной купальщиками тропинке вверх. Хотелось, поскорее оказаться там, где много людей - только так я могла почувствовать себя в полной безопасности и наконец, попытаться понять, что же сегодня произошло.
  
  Подъем был очень крутым и потому приходилось все время смотреть под ноги, а не перед собой. Узкая тропинка плотно поросла травой и кустарниками, упрямо пытающимися занять свободное пока пространство земли. Листья царапали кожу и неприятно били по лицу. Раздражала своей липкостью натянутая поперек тропы паутина. Но после нескольких часов бегства по лесу - все это были сущие цветочки.
  
  Я прибавила шагу и, фактически налетела на что-то крупное. От неожиданности резко вскрикнула и метнулась назад. И если бы не крепкие мужские руки, вовремя ухватившие за запястье, наверняка бы кубарем скатилась назад к воде.
  
  -- Я напугал Вас? - произнес приятный бархатистый голос, от которого внутри вдруг словно разлилось тепло. -- Извините.
  
  Я попыталась прийти в себя и успокоить начавшее вновь бешено колотиться сердце. Сегодня мне его было особенно жалко. И еще эта странная реакция на голос.
  
  -- Да, немного, -- кое-как отдышавшись, наконец смогла дать ответ, от чего-то боясь поднять взгляд от наших рук вверх.
  
  - Как водичка? - И снова волна приятного тепла и какая-то дрожь во всем теле. Определенно с нами сейчас творилось что-то невообразимое.
  
  Я осторожно подняла взгляд вверх и застыла в изумлении...
  
  Мой спаситель был прекрасен: темная, как воронье крыло копна густых волос, развивающиеся от легкого ветерка, четко очерченные скулы, прямой нос, хитрый прищур глаз болотного цвета с темными крапинками. И улыбка... Такой улыбки я не видела никогда в жизни. Лучезарная, открытая, но между тем такая загадочная и лукавая. И эта ямочка на щеке. Она буквально пленила меня, приковав взгляд к его лицу. Я подвисла, несколько секунд, а может даже минут, молчала, совершенно забыв о том, что только что со мной произошло.
  
  Нормальный порядок мыслей вернулся не сразу, а только когда запоздало осознала, что от созерцания такой красоты ослабла окончательно, даже ноги начали подкашиваться. С трудом заставила себя отвести взгляд в сторону.
  
  - Планируете искупаться? - вспомнив заданный мне вопрос, пролепетала тихо, едва узнавая собственный голос. Тело от чего-то отказывалось слушаться, требуя предоставить доступ к возжеланному объекту.
  
  - Да! - Юноша перекинул через плечо майку, которая прежде находилась у него в руках, и заставив меня тем самым обратить внимание на то, как хорошо он сложен и как отливают бронзой на солнце мышцы живота, рук, плеч. -- Была такая мысль.
  
  - Я бы не советовала. - Окончательно растерявшись от непонимания самой себя, с трудом оторвала взгляд, стараясь больше не рассматривать его так пристально. Осторожно выдернула свою руку из его ладони. - Здесь сильное течение.
  
  - Боитесь за меня? -- в глазах красавчика заплясали озорные искорки, а уголки губ едва заметно приподнялись. О нет, зачем я на него опять посмотрела!
  
  Прищурив глаза, юноша изучал мое лицо, двигаясь по нему взглядом так медленно, что я непроизвольно зарделась пунцовой краской. Никогда в жизни не краснела и вот нате. А незнакомец еще взял и коснулся пальцами моей щеки, отбросив непослушный локон в сторону. Явно неслучайный жест. Я же буквально обезумела от такой близости. Все внутри вспыхнуло, загоревшись огнем невыносимого желания не просто еще раз посмотреть ему в глаза, а непременно коснуться губ, провести рукой по широкой груди. Желания столь острого, что стало больно. И лишь эта боль позволяла оставаться в сознании и не поддаться гипнотизирующему взгляду.
  
  - Что ж, удачи Вам.
  
  Он выглядел так соблазнительно, что мне стоило огромных сил придать своему лицу безразличное выражение. Пришлось даже вдавить собственные ногти в ладони, чтобы сдержаться. Я осторожно попыталась обойти юношу сбоку. Он не облегчил моей задачи, не сдвинувшись с места ни на миллиметр. Тропинка была такой узкой, что я снова соприкоснулась с его обнаженным торсом и ощутила не только жар стройного тела, но и приятный мужской аромат, еще сильнее усиливший мое желание его коснуться. Он был таким же манящим, будоражащим и сводящим с ума, как и сам его обладатель. Я кожей чувствовала, что парень не сводит с меня глаз, хотя сама продолжала смотреть вниз. Отстраняться не хотелось. Всю меня буквально тянуло к нему как магнитом. Запах - дурман, тело - услада для глаз, а глаза - омуты.
  
  Щеки мои пылали, сердце стучало все быстрее, постоянно набирая обороты, а дыхание стало невыносимо тяжелым, как если бы не хватало кислорода.
  
  Такие чувства были неправильны. Да, существует страсть, сильное увлечение. Но и то и другое всегда развиваются по нарастающей, а не обрушиваются на тебя лавиной, как в данном случае. Страсть - это короткоживущее чувство, напоминающее влюбленность. На меня же словно вылили все возможные чувства разом, как воду из ведра. И то эмоциональное влечение, что я испытывала сейчас, даже этим словом назвать нельзя. Это было нечто большее, чего я не понимал, но что сильно напугало меня. А еще, в этом красавце ощущалось что-то опасное, хищное. А своей интуиции я доверяла намного больше, чем своему разуму. По крайней мере, раньше она меня никогда не подводила. И сейчас, моя интуиция чуть ли не во все горло кричала: "Беги. Прочь от него со всех ног".
  
  Такой борьбы с самой собой мне еще испытывать не приходилось. Сердце, глупый орган, ныло и рвалось к нему; ноздри трепетали, желая вобрать в себя как можно больше его аромата; ноги отказывались отрываться от земли. Меня словно стало две и одна уже полностью принадлежала ему - этому опасному незнакомцу.
  
  И все же я смогла. Собрала всю свою волю в кулак, задержала дыхание и торопливо проскочила мимо, оставив красавца позади. Даже не обернулась, спешно удаляясь. Но сердце уже билось сильнее, выдавая свою слабость перед этим мужчиной.
  
  ***
  
  Вернувшись домой, я первым делом приняла душ, забросила одежду в стиральную машину и накинула халат. Затем налила в стоящую на полу миску молока и прихватив из холодильника вчерашний бутерброд, поспешила на второй этаж. Мои мышцы болезненно ныли. Про ноги было даже страшно говорить. Внезапная слабость в конечностях, крайне болезненное онемение и покалывание в стопах. Сейчас я ощущала себя русалочкой Ариэль, которая получила возможность ходить по земле, но вместе с тем испытывала жуткую, непередаваемую боль во время ходьбы. О, как я сейчас ее понимала.
  
  Я села возле открытого окна, вытянув ноги вперед, чтобы они хоть немного отдохнули. Откинулась на спинку и попыталась подумать.
  
  Как отреагировал бы обычный человек, скажи я ему, что змеи меня преследуют? Удивился. Скорее всего да. Может быть даже не поверил. Точно бы не поверил. И еще, счел бы меня сумасшедшей. Увы, но все обстояло именно так. Где бы я ни была, они всегда находили меня, будь то город, село, мегаполис или глухая деревня. Рядом с лесом или далеко от него - не имело значения. Куда бы мы ни перебрались, змеи всегда были рядом.
  
  Что только не делали мои бедные родители, чтобы уберечь меня от встреч с ними. Мы переезжали чуть ли не по разу в год, пока наконец не осели в этом небольшом городке, поняв, что бегством ничего не изменишь. Мы даже завели вместо собаки парочку ежей для охраны, надеясь, что это убережет от змеиного нашествия хотя бы территорию двора и дома. Жаль, что ежи не приучены ходить на поводке, возможно это бы помогло мне избегать встреч со змеями и за пределами родных стен. По крайней мере, очень хотелось в это верить.
  
  То, что сегодня я оказалась в лесу, куда ни разу в жизни даже носа не совала, было чем-то странным. Словно новый виток в старой истории. Ничего подобного со мной раньше не случалось. Я даже парков всячески избегала, а уж про лес и говорить нечего. Он для меня был запретной зоной, полной опасностей и угроз. И оказаться в нем самостоятельно я никак не могла. Я ведь не сумасшедшая. И я не лунатик, блуждающий невесть где во время сна. Да и кто вообще спит днем?
  
  Я попыталась вспомнить хоть какие-то подробности того как, и главное почему, я отключилась, будучи в центре города, среди массы людей, а очнулась уже очень далеко от него.
  
  Утром меня как будто укололи. Я точно помнила резкое жжение у себя на спине. Скорее всего, мне что-то ввели, поэтому я и потеряла сознание. А когда препарат перестал действовать, очнулась. Но почему в лесу и в окружении змей?
  
  При воспоминании о ползучих гадах снова бросило в дрожь. Эти отвратительные существа вселяли ужас. Склизкие, холодные, с немигающими глазами в которых застыла агрессия и злость. И еще этот раздвоенный язык. Омерзительнее создания на земле просто не существовало. Даже вымышленные вампиры и оборотни казались мне в сравнении с ними более милыми и не такими страшными. От них ты хотя бы знаешь, чего можно ожидать. С аспидами все было иначе. Их непредсказуемость не просто щекотала нервы - она пугала. Меня-то уж точно и почти до смерти.
  
  - Эва, ты дома? - неожиданно донеслось снизу.
  
  - Да, пап. Наверху, - отозвалась я, понимая, что придется на время оставить свои размышления. Чтобы понять, что сегодня произошло, требовалось уединение, без каких-либо отвлекающих факторов.
  
  С трудом заставив себя встать, едва ли не охая, медленно спустилась вниз. Отец с задумчивым видом стоял у открытой двери холодильника, потирая пальцами правой руки густую темную бороду. Папа гордился своей бородой. И она и усы всегда были аккуратно подстрижены. А волосы, хоть те и были достойны внимания, он всегда стриг довольно коротко. Говорил, что не хочет смущать своей курчавой шевелюрой тех, кто начал их терять. В бригаде операторов на тракторном заводе, где и работал мой отец, таких большинство.
  
  - Хочешь я что-нибудь приготовлю? - я приобняла его сзади. Было приятно чувствовать родное тепло, особенно после того, как едва не умерла. - У нас есть цветная капуста и куриные крылышки. Как тебе такое сочетание на ужин?
  
  Отец нежно потрепал меня по волнистым светлым волосам. Кудри мне явно достались от него, а цвет волос получился мамин - такой же светло золотистый, напоминающий спелую пшеницу. Во всем остальном я была похожа на бабушку, которую никогда даже не видела, а потому мне было трудно судить на сколько это действительно так. Она умерла еще до моего рождения. Но, как уверяли родители, круглое лицо с острым подбородком, маленький прямой носик, пухлые губы и глубоко посаженные миндалевидные глаза, были именно от нее.
  
  - И быстро и вкусно, - подтолкнула я папу к принятию решения.
  
  - Годится. - Наконец, согласился тот.
  
  Я выхватила оба пакета с озвученными продуктами из холодильника и принялась их вскрывать. Отец устало опустился на диван.
  
  - Такая жара, а у нас на работе кондиционер сломался. Думал до вечера и не доживу. Бригадир решил своим здоровьем не рисковать и отпросился домой, заявив: Ярослав Степанович, вы за главного, -- отец изобразил противный шепелявый голосок своего начальника. - Будто у меня своих дел нет, за другими приглядывать. Впрочем, все свою работу хорошо знают - не первый день в цехах. - Он устало вздохнул. -- А как прошел твой день? Я так ни разу до тебя сегодня и не смог дозвониться.
  
  - Обычный день, - я пыталась решить, рассказывать ли отцу о произошедшем или повременить, пока сама во всем не разберусь. Не хотелось пугать его раньше времени. - А телефон..., похоже, что я его где-то потеряла. Никак не могу найти. - я высыпала цветную капусту на сковороду и подлила масла. На другую разложила кусочки курицы. - Но может это и к лучшему: он был такой старый. Кстати, пап, а ты сделал застежку на моем украшении?
  
  - Снова обострение? - отец насторожился. Он прекрасно знал, о чем идет речь, да и как было не знать, если с малых лет тебе все время приходится оберегать родную дочь от хладнокровных гадов. - Эвелин, где ты их умудряешься находить? Мы не ходим в лес, живем в центре и практически не покидаем городок.
  
  - Скорее уж они меня как-то находят, - грустно выдохнула я.
  
  Браслет, о котором шла речь, мы пару лет назад заказали из-за границы. Он был разработан специально для мест, где водится много змей. Внутрь браслета было встроено устройство, испускающее звуковые сигналы определенной частоты, отгоняющие пресмыкающихся от человека. По крайней мере, именно так написано в аннотации к устройству.
  
  - Так ты отремонтировал застежку?
  
  - Совсем забыл, да и времени как-то не было. Но сегодня же сделаю, - уверенно заявил отец. - Обещаю.
  
  - Это хорошо, - я повернулась к плите. Курица начала подрумяниваться, и я поспешила перевернуть ее на другой бок.
  
  Отец наверняка заметил, что я расстроена, но с расспросами не лез. С тех пор, как не стало мамы, я все и всегда ему рассказывала. Поэтому он мне доверял и дожидался, когда я поведаю обо всем сама. Обычно я с этим не затягивала. Обычно... Но не в этот раз.
  
  - Может сегодняшний праздник поднимет тебе настроение, -- через пару минут вспомнил про годовщину города отец. - Много людей, шумные фейерверки и салюты. Мы можем даже сходить на площадь вместе. Кажется, обещали, что будут бродячие артисты и какое-то шоу. У нас вся бригада собирается пойти - кто с внуками, кто с детьми.
  
  - А кто встретит с поезда твоего друга с семьей, - перебила его бурную речь я. - Он же сегодня приезжает. Их нужно будет еще проводить в гостиницу, устроить.
  
  - Ах да, совсем забыл. Вот это память стала, -- он потер переносицу. -- И верно, Валентин должен приехать сегодня. А может... -- в глазах отца читался вопрос, -- ну ее эту гостиницу. Пусть остановятся у нас - они все равно только проездом. Переночуют, мы с ним хоть пообщаемся, а завтра снова в путь.
  
  Я представила какой шум и гам будет в доме, когда приедет Валентин с женой и тремя детьми, двое из которых были непоседливыми мальчишками, не замолкающими ни на секунду. Сразу стало ясно, что предаться раздумьям на тему случившегося сегодня точно не удастся. Я не могла закрыться у себя в комнате и не покидать ее до их отъезда - это было бы слишком невежливо. А настроения для приятного общения с гостями совсем не имелось. Но ведь не лишать же из-за этого отца возможности пообщаться с другом детства?
  
  А вот в городе, пожалуй, можно и уединиться. Есть там одно местечко - давно закрытое кафе с деревянной верандой, с которой даже немного видно площадь. О ней знали не многие, а потому чаще всего там оставалось свободно. Там я точно смогу отдохнуть и подумать.
  
  - А, знаешь, ты прав - я схожу в город на праздник. Мои друзья тоже наверняка там будут. Да и вы тут спокойно пообщаетесь. Только у меня просьба. - Я не дала отцу выразить радость от услышанного. - В мою комнату никого не подселять. Я запру ее на ключ, иначе эти малявки все там перевернут.
  
  - А Мики и Донну им оставишь? Ты же знаешь, как они любят с ними играть.
  
  - Па-а-а, - протянула я обреченно. - Они с ними не играют. Они их мучают. К тому же у Донны скоро должно появиться потомство, а после их игр, вряд ли кто выживет.
  
  - Ну хорошо, хорошо, уговорила, - закивал головой отец. - Скажу, что они ушли в поход.
  
  Мясо как раз успело приготовиться, и я принялась сервировать стол.
  
  Благодаря маме, наша кухня была просто огромной. Она занимала весь нижний этаж, объединяя в себе еще и гостиную с большим угловым диваном, двумя креслами и электрическим камином. С двух сторон от него стояли стеллажи с книгами, в основном по истории, музыке и изобразительному искусству. Художественных книг было мало -- любителей легкого чтива в семье не имелось.
  
  В самой кухне тоже была пара массивных деревянных шкафов до верху забитых самой разнообразной посудой. Мама обожала готовку, любила сервировать стол каждый раз по-разному. И свою кухню, оформленную в светло голубой гамме, тоже очень любила. Мы же с отцом были не столь требовательны и с тех пор, как ее не стало, использовали всего лишь один набор посуды - серые невзрачные тарелки двух видов и такие же бокалы. В свое время этот комплект стоил весьма недешево, учитывая, что выполнен он был из жаропрочного матового стекла и мог использоваться для разогрева блюд в микроволновке. Это и был главный критерий, по которому мы остановили свой выбор на данном наборе.
  
  Я выложила курицу в глубокую суповую тарелку, а на две другие - большие и плоские, положила цветную капусту. Мы сели ужинать. Чтобы не есть в тишине, отец нажал кнопку на стоящей недалеко магнитоле и заиграла музыка. Увы, мне расслабиться так и не удавалось.
  
  Когда все было съедено, мы выпили по бокалу компота и разошлись по своим комнатам. Отец стал собираться на вокзал встречать друга. Я переоделась в джинсы с заниженной талией и нежного цвета рубашку, выполненную в деревенском стиле. Как раз как это сейчас было модно. Собрала волосы в хвост. Слегка подкрасила губы и ресницы и, спустилась вниз. Ноги все еще болезненно ныли при каждом шаге. Тянущая боль в нижней части стоп, усиливающаяся при движении, заставляла меня прихрамывать, но я старалась не заострять на этом особого внимания. Стоит немного расслабиться, и превращусь в ворчливую, недовольную жизнью старуху.
  
  Отец все еще бродил по первому этажу, двигая то, что лежало на столах и окнах.
  
  -- Что-то потерял?
  
  -- Да где-то записал номер поезда и время прибытия, но никак не найду.
  
  -- Поезд будет в восемь пятнадцать, вагон четыре, платформа шесть, -- продиктовала я, отлично помня то, что сама же и записывала под диктовку отца, когда он общался с Валентином по телефону.
  
  Отец широко улыбнулся и покачал головой, словно говоря "ну ты даешь". Я кивнула и сунув ноги в мягкие кеды, вышла во двор. Мы хоть и жили в центре города, но у нас был частный дом - коттедж, как обычно говорят о двухэтажных постройках. Дом был не очень большим, но зато имелся свой двор с фруктовыми деревьями и навесом над крыльцом. Мы часто по вечерам выносили на него стулья из ротанга и любовались закатным небом.
  
  Я снова вспомнила о маме. О том, как она сажала эти деревья, как ухаживала за ними, радуясь, что через пару лет у нас будут свои яблоки и груши. Мне ее очень не хватало. Особенно сейчас, когда змеиное преследование перешло в другую стадию и меня даже похитили. Собственно, моя ненависть к змеям подпитывалась еще и тем, что они являлись виновниками гибели самого близкого мне человека.
  
  В голове всплыли образы их детства. Вот я пошла в школу, а мама на пару недель куда-то уехала. Потом она вернулась и долго сидела над своими тетрадками, что-то в них записывая. Тогда она казалась мне очень расстроенной. На столько, что даже отцу не удавалось вернуть ей хорошее настроение почти несколько дней.
  
  Вскоре после этого, к нам в сад заползла огромная змея желто-зеленого цвета с черными кольцами на теле. На ее голове у затылка было несколько крупных щитков и еще какое-то непонятное пятно, похожее на некий символ, прямо на лбу. Таких длинных змей я никогда раньше не видела. Она была просто гигантской.
  
  Мы с мамой в тот день были в саду. Я поливала цветы, а мама обкапывала деревья. Змея подползла к ней совсем близко. Увидев ее, мама замахнулась на гадину лопатой, закричав: "ты ее не получишь", а потом вдруг замерла как вкопанная. Она совсем не шевелилась, даже не убегала и не опускала занесенных для удара лопатой рук, только тихо шептала: "нет, нет, нет...".
  
  Я помнила все так, словно это произошло только вчера. Я кричала маме, просила ее бежать. Кажется, даже что-то швырнула в ту тварь. Не помогло. Змея раздула огромный капюшон и несколько раз ужалила мою неподвижную маму. И сразу уползла, словно только за этим к нам и явилась. Когда она скрылась, мама упала. Я побежала к ней, но она велела вызвать скорую. Отца дома не было, поэтому я набрала и его тоже, рассказав, что случилось. Он велел принести маме воды и 2 таблетки тавегила или димедрола. Когда мне все же удалось найти их в аптечке, и я снова прибежала в сад, мама была очень бледной и хрипя хватала ртом воздух. Скорая не успела.
  
  После вскрытия нам сообщили, что укус нанесла крупнейшая ядовитая змея в мире - королевская кобра, родина которой - леса Индии, где влажно и жарко. Для них, самый идеальный климат. Ее яд вызывает остановку дыхания через 15 минут. Так что даже прибудь врачи вовремя, они не смогли бы помочь, так как противоядия от этого яда у них не имелось. Откуда в нашей средней полосе вообще взялась змея, обитающая в тропиках, никто из них так и не смог объяснить. Прибывшие с собаками кинологи тоже ничего не сумели найти. Не менее странным было и то, что последняя мамина тетрадь с записями бесследно исчезла и мы с отцом так и не смогли потом ее найти.
  
  Я стряхнула с себя грустные воспоминания, вновь испытав накативший прилив ненависти ко всем гадам ползучим и направилась к калитке.
  
  Глава 3. Опасность в каждом звуке.
  
  Змею узнают по шипению.
  (Осетинская пословица)
  
  Не знаю, обострилось ли чувство опасности после произошедшего утром или же оно всегда было развито у меня за пределами нормального, но сейчас, просто выйдя из дома, я буквально ощущала витающую в воздухе напряженность. Словно возможность возникновения неприятных событий была предопределена, а не просто маячила где-то на горизонте, хоть я никогда и не верила в подобные вещи. Тревога и беспокойство усиливали восприятие, они парализовывали, мешали нормально мыслить. Простейший способ преодолеть этот страх - избегать раздражителей. Их-то уж точно не должно быть там, куда я направлялась.
  
  Вечером на улице оказалось просто прекрасно: уже не так жарко, как днем и от реки приятно пахло влагой. В траве заразительно звонко пели сверчки. Ночные насекомые мелькали в свете фонарей. Но расслабиться по-настоящему и потерять бдительность не давали назойливые комары, стекающиеся к каждому свежему телу, словно пчелы на мед.
  
  Стараясь ни о чем не думать, а просто дышать, я быстро добралась до площади. Тело все еще ныло от боли, но эти ощущения уже не казались такими кошмарными, как еще пару часов назад. Да, они определенно доставляли дискомфорт, но не более. Куда сильнее меня терзала боль душевная и с ней все и всегда не так просто.
  
  Я добралась до центра быстро, хоть и не спешила. Уверенным шагом пересекла площадь, заметив, что люди понемногу начинали на нее прибывать. Звучала музыка. На сцене кто-то мелодично пел - негромко, словно лишь распеваясь. Я поспешила к полюбившейся терраске. Сегодня там никого не должно было быть, ведь все праздничное шоу, которое так стремятся увидеть местные, происходит на противоположной от кафе стороне, а с террасы видимость на площадь была отвратительной.
  
  Мое предположение оправдалась лишь на половину - беседка не была пустой. Несколько парочек хихикали в ее глубине на скамейках. Их почти не было видно в темноте, но меня это только радовало. Я подошла к перилам, облокотилась на них руками и устремив взгляд в начавшее терять синеву небо, отдалась на волю своих мыслей.
  
  Начала с того момента, на котором остановилась дома. В памяти легко встала картина со змеиным окружением. Большая поляна, низкая трава, разные по окрасу и расцветке змеи, расположенные по периметру. Настоящий чешуйчатый отряд. И я в центре.
  
  Эти мерзкие твари в лесу вели себя так, словно ими кто-то управлял. Они смотрели, изучали, держали в кольце. Мне не верилось, что они действовали так по собственной воле. Змеи же не муравьи и не пчелы, которые во всем подчиняются своей королеве матке. И они не живут общинами. Как не крути, должен быть дрессировщик. Тот, кто меня усыпил и доставил на ту поляну. Тот, кто научил змей охранять добычу, действовать совместно. Без человеческой особи не обошлось, иначе как бы я вообще смогла попасть в лес?
  
  Моя мама считала, что существуют люди, способные управлять поведением змей. Они что-то вроде заклинателей, только без дудок. Впрочем, она предпочитала называть их иначе, но первый из ее вариантов нравился мне больше и именно на нем я и решила остановиться. По сути, название не играло ровным счетом никакой роли - сущности ведь оно никак не меняло. Змеиный хозяин, кем бы он ни был, наконец объявился сам, а ведь прежде мне приходилось натыкаться только на его шипящих слуг. Наверное, я бы предпочла, чтобы все и теперь оставалось как прежде -- так было привычнее. Увы, что-то изменилось и этот тип начал действовать сам.
  
  Интересно, почему похититель, кем бы он ни был, меня не связал? Если я была ему нужна, то логично было привязать меня к дереву покрепче и вставить кляп в рот, чтобы не могла позвать на помощь. Тогда даже змеи для охраны не потребовались бы. Но он этого не сделал. Отчего? Был так уверен, что я не проснусь раньше, чем он вернется. Или что не смогу сбежать от его армии аспидов, которых жутко боюсь. Нет, он знал, что я очнусь, иначе не забрал бы мою сумочку вместе с находившимся в ней телефоном. А может он планировал мне понравиться: не хотел, чтобы я думала о нем плохо и считала чудовищем. Тьфу ты - глупость какая! - осадила я сама себя. -- Зачем ему это, раз он меня похитил? Что-то никак не желало сходиться.
  
  Нужно включить логику и выбросить из головы все глупые предположения. Должно быть более реальное объяснение произошедшему. Это могла быть чья-то злая шутка, розыгрыш... Может на поляне были даже и не змеи вовсе, а какие-нибудь правдоподобные муляжи... Многие ведь знают, что я панически боюсь пресмыкающихся. Да и в школе надо мной по этому поводу часто подшучивали. Однако, муляжи не преследуют своих жертв.
  
  Я пыталась убедить свой разум в том, во что даже сама не верила. Хотела верить. Очень хотела, но почему-то не могла. Подобное трудно подстроить. Так что сейчас, мамины выводы от чего-то казались мне более верными, чем мои собственные. Они хотя бы объясняли, почему змеи вели себя не как змеи, а скорее, как люди, как команда с единой целью. Я могла бы уверить себя в том, что это мне лишь показалось, но сомневалась, что это сильно изменит ситуацию.
  
  - Мне кажется это ваше, - знакомый, будоражащий кровь голос отвлек от мыслей и заставил обернуться.
  
  Позади стоял он - незнакомец с умопомрачительной улыбкой и зачаровывающим взглядом. Плечи широко развернуты, подбородок поднят. Он держался очень уверенно в себе и вид имел хитрый и самодовольный. Белая, почти прозрачная рубашка с длинными рукавами, аккуратно завернутыми до локтей и темные джинсы с многочисленными потертостями и карманами, придавали ему несколько небрежный вид. А вот аксессуары и дополнения в виде косой цепочки на ремне, указывали на полную продуманность образа. Прямо перед собой на вытянутой руке он держал нитку тех самых бус, которые я сегодня днем швырнула в змею, перед прыжком с утеса.
  
  - С чего вы взяли, что они мои? - Я попыталась не показывать внезапно накатившего волнения и даже изобразила некоторое удивление на своем лице. Все те же чувства, что обуревали меня при первой встрече, вновь всколыхнулись и стали усиливаться, от чего я еще сильнее напряглась.
  
  В самом деле: откуда у него мой браслет? И как он вообще узнал, что вещь моя? Он не мог этого знать. Никто не мог. Если только... -- последняя мысль заставила меня ужаснуться. - Если только это не он принес меня в лес и оставил под надзором змей. Но зачем тогда уходил?
  
  Я окинула парня внимательным взглядом: модно одет, стильная стрижка, дорогие часы. По рукам видно, что тяжелой физической работой обременен не был. На лице самодовольная улыбка. Нет, он слишком себя любит, чтобы заниматься таким грязным делом. Он точно не мог быть моим похитителем. Он не должен был им быть.
  
  Но ведь он мог тому приказывать, -- коварно просачивалась в сознание неприятная мысль.
  
  Мне так хотелось верить, что мои подозрения ошибочны. Что это лишь результат стресса и слишком разыгравшейся фантазии. Но сердце все равно болезненно сжалось, и я все напряглась как струна, интуитивно чувствуя, что близка к истине.
  
  - Мм-м, - юноша не сразу нашел, что сказать: -- Я увидел их на утесе. - Он провел рукой по своим черным волосам, но отброшенные назад локоны почти сразу же вернулись на прежнее место, едва он убрал руку. -- Мне показалось, они хорошо сочетаются с вашим прежним нарядом. Вы, верно, их обронили.
  
  - Возможно, - я осторожно взяла из его рук свои бусы и привычным движением намотала их на запястье, вновь превратив в многорядный браслет.
  
  Как хорошо, что на террасе нет света и я не могу видеть всей глубины этих пленительных глаз. И ветер дует от меня, а не наоборот. Иначе поверила бы любому его слову. Но я не должна ему верить. Не раньше, чем во всем разберусь.
  
  - А как вы оказались на утесе? - мне нужны были подробности. Любые. Хоть что-то, чтобы объяснило, откуда у него моя вещь.
  
  - А вы? - он не отрываясь смотрел прямо в глаза.
  
  Я занервничала, понимая, что не могу объяснить того, чего до конца не понимаю сама. Даже не видя его глаз, я чувствовала их силу, в буквальном смысле слова приковывающую меня к этому месту. Почему-то это меня как раз больше всего и пугало.
  
  Промолчав, я просто отвернулась, удивляясь, что вдруг трудно снова стало управлять собственным телом. На несколько минут между нами повисла пауза.
  
  - Согласен, не очень-то вежливо с моей стороны отвечать вопросом на вопрос, -- первым заговорил незнакомец. Его губы дрогнули в полуулыбке, когда он оказался сбоку и посмотрел в мою сторону. - Ты же спросила первой.
  
  Он сделал короткую паузу, за время которой мое сердце успело уйти в пятки, а затем вернуться назад. Неужели сейчас признается, что все это время следил за мной. И что это он был моим похитителем, а парень продолжил совершенно спокойно и буднично:
  
  - Признаюсь, -- я вся сжалась и замерла, -- я обожаю плавать.
  
  Он встал рядом и тоже облокотился на перила. Посмотрел в мою сторону, но я даже не шевельнулась. Была не в состоянии. Я глотала каждое его слово, как воздух. Впитывала его в себя, пытаясь понять, что из этого правда, а что ложь.
  
  -- А еще больше люблю прыжки в воду с разных высот. Это моя страсть, мое хобби. Я прыгал в эту реку, наверное, со всего: с тарзанки, с лодки, даже с вертолета. А этот утес... Всегда хотел покорить его и совершить прыжок с такой высоты. И вчера мне это удалось. Конечно пришлось долго взбираться вверх, но зато какой потом был прыжок... О, мне многие могли бы позавидовать.
  
  Я недоверчиво фыркнула себе под нос -- оцепенение рассеялось как туман. Ну да, как же, так и поверила. Я натянула на лицо беспристрастную маску и молча дослушала до конца эту очевидную, ничем не прикрытую ложь. Он не был похож на того, кто занимается клифдайвингом - прыжками в воду со скал. Уж в этом я немного разбиралась. Загар отсутствовал, кожа гладка и нежная, как у девушки; прическа всегда как после салона. Выходит -- врет.
  
  -- Я чувствовал будто парю в воздухе словно птица, -- продолжил между тем свою байку незнакомец. -- А когда переводил дух, сидя на утесе, увидел это, - юноша взглядом указал на бусы. Его губы тронула медленная улыбка, едва не растопившая все мои сомнения на его счет. - И сразу вспомнил о тебе... Так все и было. Ну, а теперь твоя очередь рассказывать, -- как ни в чем ни бывало, произнес он, словно бы только что поведал что-то такое скучное, о чем невольно тут же забываешь. - Как ты попала на тот утес?
  
  - Как обычный человек, - стараясь говорить спокойно, чтобы не выдать своего волнения, начала я. Мне было трудно, почти невыносимо отрицать то влечение, что он во мне вызывал. Даже порадовалась, что видимость сейчас плохая, а его аромат уносит ветром в противоположную сторону, иначе давно бы пропала. - Единственно возможным способом: пришла через лес.
  
  -- Долго, наверное, пришлось идти, -- предположил он голосом, в котором сочеталась нежность и легкое недоверие.
  
  -- Что-то вроде того, -- пробормотала я. Язык не шевелился, выдавая мое взволнованное состояние.
  
  Почему он на меня так действует? Так странно и так неправильно. Я фактически чувствовала, как мои щеки запылали под его нескромным взглядом. А мы ведь знакомы всего каких-то несколько минут.
  
  -- Как... как ты нашел меня?
  
  Вопрос был вполне логичным, учитывая тот факт, что я пришла на террасу всего несколько минут назад и почти сразу же появился он. Это трудно списать на совпадение.
  
  -- Я шел в ту сторону, -- он кивком головы указал направление. - Не захотел толкаться среди людей и решил обогнуть площадь по периметру. И тут увидел тебя... Мне сегодня однозначно везет. -- Он даже не пытался скрыть своей самодовольной улыбки. А в глазах так и пляшут чертики.
  
  А мне, похоже, наоборот, -- захотелось бросить в ответ, но я сдержалась. Юноша выпрямился, развернулся и оперся на перила одним локтем. Теперь он стоял спиной к площади и лицом ко мне.
  
  -- Почему ты здесь... одна? Это место, -- он бросил взгляд в ту сторону, откуда доносились голоса милующихся парочек, -- хорошо подходит для интимных встреч. Твой бойфренд опаздывает?
  
  Я закусила губу, не зная, как отреагировать на этот внезапный допрос. Какая ему разница, что я здесь делаю - мы даже не знакомы. Случайно столкнулись на дорожке и только то. И это не дает ему права лезть в мою личную жизнь. Пока я медлила, он снова заговорил.
  
  -- Я вполне могу его заменить. Спорим, -- он придвинулся ближе, так что до моего лица стало долетать его теплое дыхание, -- я намного лучше... во всех смыслах этого слова.
  
  Последние слова он произнес шепотом и у меня по спине сразу побежали мурашки и сердце болезненно сжалось. Я даже сама не поняла, зачем перевела взгляд от его глаз к губам и вдруг ощутила острое желание почувствовать их на вкус. Его губы были такими... манящими. И от тела пахло так приятно и необычно, что я невольно сглотнула и спешно повернула голову в противоположную сторону.
  
  -- Мм-м..., -- он осторожно коснулся моих волос рукой, а я вся просто сжалась, напуганная собственной реакцией на его присутствие. У меня и раньше были парни. Не просто друзья или знакомые, а ребята, с которыми я встречалась, в которых была влюблена. По крайней мере так мне тогда казалось. Но ни один из них не пробуждал во мне столько ощущений и чувств одновременно. Это было даже как-то странно.
  
  -- Мне нравится твоя застенчивость, -- склонившись к моему уху, прошептал он. - Это так... притягательно, и так сексуально.
  
  -- Ты..., кажется, куда-то шел, -- напомнила срывающимся голосом.
  
  -- Я передумал, -- безмятежно проговорил он. - Уверен, тебе совсем не хочется, чтобы я уходил. Моя компания все же лучше, чем одиночество.
  
  Именно этого мне сейчас как раз хотелось больше всего. Он мне мешал. Я пришла сюда чтобы подумать, разобраться в своих проблемах и решить, что делать дальше. Но никак не для того, чтобы бросаться в объятья незнакомого парня. Слишком опасно красивой была его внешность, слишком загадочен взгляд и еще эта нарастающая тяга, усиливающаяся вблизи.
  
  Я минуту помедлила, контролируя каждый свой вдох и выдох, чтобы вернуть мыслям ясность, а затем произнесла:
  
  - Еще раз спасибо за бусы. Мне уже пора.
  
  Я постаралась не смотреть в его сторону. Не хотела в последний момент попасться на удочку его очарования, забыв об элементарной осторожности. Да он был красив, даже чрезмерно. Но вел себя очень уж навязчиво и самоуверенно, словно бы знал, как влияют на мое тело и разум его голос и взгляд. А ведь и правда он все это мог знать!
  
  - Уходишь? - В глазах юноши промелькнула тревога и он спешно, но нежно взял меня за руку. - Я могу тебя проводить.
  
  - Н-нет. Не сегодня, - я высвободила свою руку из его. У меня перехватило дыхание от этого невинного вроде бы прикосновения. Сердце учащенно забилось и перестало хватать воздуха. Да что же это такое, в конце концов, -- бессильно злилась я сама на себя, но вслух произнесла: - Хочу побыть одна.
  
  Лгать становилось все труднее, поэтому я торопливо вышла из беседки и направилась к толпе, чтобы как можно быстрее раствориться в ее веселящейся массе. Хотелось исчезнуть, отключиться, стереть из памяти все события этого дня и, еще сильнее хотелось забыть о нем. Его голос, не важно, что именно он говорил, выводил меня из равновесия. Он заставлял мои думы плыть совсем не в том направлении, которое требовалось чтобы разобраться в утреннем происшествии. Я искала уединения, а наткнулась на... страсть. Нет, не совсем страсть, а какую-то болезненную жажду и обжигающее желание, неправильные по своей сути. Тут и к гадалке не ходи, ясно, что дело нечисто. Красавчик запросто мог быть тем самым заклинателем, встречи с которым я так долго опасалась. Он знал, что браслет мой и даже не пытался этого скрыть. Ни тени сомнения ни промелькнуло во взгляде, когда возвращал его мне. Он не просто был в этом уверен, он знал наверняка.
  
  Нет, -- я замотала головой, пытаясь выбросить из себя эти предположения и начать взвешивать все за и против еще раз. - Он не похож на того, кто мог меня туда принести. И уж тем более не похож на заклинателя.
  
  Верить в подобные оправдания было так же глупо, как и в Санта Клауса или Деда Мороза. Может я просто схожу с ума? Я совсем запуталась. Но... Почему он вернул мне браслет, дав понять, что знает, что он мой? Будь все иначе, он не стал бы этого делать. Он подарил бы его как обычное украшение, сказав, что нашел или даже купил. Любой нормальный парень так бы и поступил. Обычный паренек не смог бы и предположить, что браслет мой, лишь потому, что я поднималась по тропинке, что на другой стороне реки от места где он был найден. Девушки не прыгают с таких утесов - здесь это знают все. Тогда почему он не действовал как другие? Почему не соврал?
  
  Комок в моих мыслях спутывался все сильнее. Я окончательно сбилась с логической цепочки и теперь могла лишь цепляться за разные вымыслы и нелепые легенды. О, как же мне хотелось верить, что все они в самом деле просто сказки и ничего больше. Но все, что случилось упрямо толкало меня совсем к другим выводам. Я никогда не считала себя мнительной. Напротив, старалась мыслить трезво и искать всему логические подтверждения. Но сейчас... моя уверенность рассыпалась в прах.
  
  Я бесцельно пробиралась через толпу, то и дело кого-то задевая плечом. В ответ раздавалось ворчание, иногда ругань. Мне было все равно. Сейчас, ноги были слишком ватными, тело пронизывала всепоглощающая дрожь, и я не могла понять, вызвана ли она тем парнем или же мыслями о том, что он может быть причастен к моему похищению и даже к чему-то большему, чем оно.
  
  Решив, что уже довольно далеко отошла от беседки, я заставила себя остановиться. Шум музыки стал почти оглушительным - до сцены оставалось всего несколько метров. В воздухе стоял запах сигарет, спиртного и использованных хлопушек. О чем-то думать в такой атмосфере просто не реально. Но и домой вернуться я сейчас не могла - там были гости, весьма шумные и через-чур любопытные. Появись я там до того, как они улягутся спать, начнутся неприятные вопросы о парнях, философские рассуждения на тему кого лучше выбрать, с кем дружить, а кого отшить и другая противная муть. Видимо, придется остаться здесь и смотреть концерт до конца. А размышлениями займусь завтра утром, в конце концов, куда они от меня денутся. Утро вечера мудренее, как говорят в сказках.
  
  Я обхватила себя руками - не от холода, погода была по настоящему прекрасной, а скорее, чтобы отгородиться от мира. Еще психологи заметили, что непроизвольный жест скрещивания рук и ног первый признак, что собеседник не с вами, а ушел глубоко в себя. Так и я, совершенно не слышала слов песни, гудения толпы, смеха. Я хоть и была в самой гуще, продолжала оставаться одинокой.
  
  Постояв так какое-то время, я повернула лицо к сцене и попыталась сосредоточиться на сиплом голоске вокалистки, которая пыталась вытянуть песню, явно неподходящей для нее тональности. Где-то рядом протяжно засвистели, и я едва не заткнула уши руками. Сильные звуки всегда меня раздражали. Я стояла ссутулившись. Не потому, что замерзла или устала, просто чувствовала себя скованной, зажатой в тиски обстоятельств. И они давили на меня, как непомерный груз, хотя сейчас я и пыталась ни о чем не думать.
  
  Неожиданно со стороны сцены кто-то замахал рукой. Присмотревшись, я заметила девушку, жившую на одной улице со мной. Нам часто приходилось ходить в школу вместе, хотя закадычными подругами мы и не были. Увидев меня сейчас, она приветливо помахала, жестом подзывая к себе. Я махнула в ответ и сразу замотала головой, давая понять, что подходить к их компании не стану. Девушка небрежно передернула плечами и вскоре уже исчезла в толпе. Моему одиночеству вновь ничто не мешало.
  
  На мгновение в голове промелькнуло: а как бы отреагировал тот парень, скажи я ему, что браслет не мой? Стал бы он спорить, убеждать в обратном? Он был так категорично уверен, что украшение принадлежит мне, а я, глупая, сразу с ним согласилась. Вот ведь недальнозоркая дурочка!
  
  -- Девушка, -- чьи-то руки нежно скользнули со спины по моей талии и обняли вокруг живота. - Мне кажется, вы просто созданы для меня, -- голос казался едва слышным шёпотом, хотя это было далеко не так, ведь музыка со сцены глушила собой почти все другие звуки. Да и по тому, как отреагировало на него тело, я сразу поняла, кто за спиной. -- Только за этот день судьба уже трижды столкнула нас друг с другом.
  
  Я раздраженно выдохнула и попыталась высвободиться из этих объятий. Узнать этот голос не составило никакого труда. Он не был похож ни на один, из тех, что мне доводилось слышать раньше. Он был словно шелк, пьянящей музыкой скользящий по воздуху. Таким только в гипноз погружать.
  
  -- Сейчас ты скажешь, что шел мимо и случайно увидел меня в толпе, -- раздраженно отозвалась я в ответ, пытаясь отцепить от себя чужие ладони.
  
  Его действия очень походили на преследование и это сильно настораживало. Зная, что меня возможно ожидает в ближайшем будущем, я слегка опасалась парней, особенно настойчивых. Но никогда прежде ни с одним из них рядом я не ощущала того, что чувствовала, находясь вблизи этого парня. Разница в ощущениях была такой же, как и во вкусе горчицы и спелой клубники. Причина казалась очевидна, но я все еще оказалась не готова ее принять.
  
  -- Пожалуй, -- согласился незнакомец. -- Это на меня очень похоже.
  
  Он нехотя убрал от меня руки. Мы посмотрели друг на друга -- его глаза улыбались. Если у мужчины красивые губы и он хочет привлечь к ним внимание, он часто улыбается. Этот улыбался глазами, вот только в них было столько озорства и лукавства, что становилось страшно.
  
  -- Друг к которому я шел, позвонил и сказал, что у него другие планы. И я решил посмотреть концерт.
  
  Этот мерзавец врет! Я знала это как дважды два. Он просто пошел за мной сразу после того, как я оставила его одного в беседке. И теперь старательно делал вид, что наше столкновение совершенно случайно. Как и первое.
  
  Недовольно поджав губы, я скрестила руки на груди. Внутри меня начинало набирать силы негодование. Это преследование выходило за рамки дозволенного. Разве я недостаточно понятно объяснила, что сегодня хочу побыть одна. Тогда чего он увязался и не отстает?
  
  -- Ты кретин, -- само слетело с губ, когда я увидела, как игриво он повел бровью, вновь протягивая руки в моем направлении.
  
  -- Иногда, бывает, -- согласился наглец. - Но, ты не можешь не признать, что я очень сексуальный кретин!
  
  Аха, как же. А еще очень самовлюбленный и через-чур самоуверенный. Откуда только взялся на мою голову? Да еще так не вовремя.
  
  -- Для кого как, -- пренебрежительно отозвалась я, решив даже виду не показывать, что он в самом деле в моих глазах как раз такой. - Не мой типаж.
  
  -- Так уж и совсем? - продолжая улыбаться, уточнил незнакомец. Он не просто не верил, все его жесты, выражение лица, указывали на то, что он прекрасно знает, какое впечатление оказывает на противоположный пол. Я чувствовала себя игрушкой в умелых руках. И это жутко бесило. Особенно когда я видела, как он собой доволен и его лицо просто светится от счастья.
  
  -- Не смотри на меня так, -- требовательно произнесла я, чувствуя, как дышать в его присутствии становится все труднее. Снова. - Я не вишенка на торте.
  
  -- Не вишенка, -- согласился он, склонившись почти к самому лицу. - Ты гораздо лучше. Я бы сравнил тебя с бриллиантом, но боюсь, даже он не достоин такой чести.
  
  -- Очень... живописное сравнение, -- ответила я, судорожно сглотнув и отступив на шаг назад.
  
  Мне вдруг стало жутко не по себе в его присутствии. Еще этот пожирающий меня взгляд, эта улыбка. Я определенно его хотела, но... что-то в нем пугало, заставляя грудь сжиматься от нехорошего предчувствия. В мыслях даже мелькнуло, что он похож на вампиров: такие же резкие черты лица, пронизывающий взгляд, опасно холодная красота. Сердце ускорило свой бег.
  
  Его глаза все еще поглощали меня. Мне срочно нужно было спасаться... Бегством.
  
  Я заметалась глазами по толпе вокруг. Счастливые парочки, воркующие друг с другом, подвыпившие компании школьников, одинокие красотки с выискивающими взглядами... Никого из них я не знала, и даже знакомая девушка с улицы, сейчас не попадалась на глаза. А мне так хотелось отыскать хоть кого-нибудь, кого я знала и сбежать к нему.
  
  Помощь пришла оттуда, откуда ее совсем не ждали. Неожиданно воздух прорезал громкий гул, что-то бухнуло и в небо вырвали два огненных столба, знаменуя собой начало выступления так ожидаемой всеми группы. Толпа взревела, и мой преследователь невольно обернулся, чтобы посмотреть, что произошло.
  
  Я не медлила ни секунды. Со всех ног бросилась в толпу, лавируя среди орущих и свистящих людей подобно лыжнику на соревнованиях. Знала, что, если бы не сделала этого, парень навязался бы в провожатые. Сейчас я была совсем к такому не готова - не готова к любым отношениям в принципе. У меня были проблемы и поважнее, чем амурные дела. Тем более с тем, кто мог оказаться опасным. И даже если он не враг, он стал бы меня только отвлекать, не давая возможности быть настороже, когда это особенно необходимо.
  
  Я пробежала через всю площадь так быстро, что даже сама этому удивилась. Не мешкая, запрыгнула в только что подошедший к остановке автобус и лишь опустившись на сиденье, смогла вздохнуть спокойно.
  
  О боже! Неужели я в самом деле сбежала от красивого парня, упрямо пытавшегося со мной познакомиться? Наверное, я окончательно свихнулась. Я вела себя как ребенок - не нашла что ответить на его вызывающие речи и просто сбежала, спряталась. Сейчас он наверняка смеется надо мной.
  
  Я провела ладонями по лицу, чувствуя, как кожа на щеках буквально пылает.
  
  -- Вот идиотка! - буркнула я себе под нос. - И зачем я только побежала? Ведь могла же просто пообщаться, познакомиться. Узнать получше.
  
  Нет..., -- упрямо твердило подсознание. - Ты ведь знаешь кто он и почему так притягателен. С ним ты бы точно забыла обо всем, а сейчас этого никак нельзя делать. Ты должна вычислить виновников своего похищения и понять их мотивы, какими бы они ни были. А еще, решить, что делать. Может даже придется уехать и пока, это еще возможно без сердечных мук и терзаний.
  
  С последним утверждением я уже была согласна не так твердо.
  
  Глава 4. Колючая ложь.
  
  Льстец под словами - змей под цветами.
  (Русская народная пословица)
  
  Наконец, новый день. Я была рада тому, что тот странный вчерашний, остался позади и мне хотелось верить, что дальше все будет вполне по-человечески, нормально. Я решила забыть обо всем, что случилось вчера. Даже о незнакомце. Я не желала об этом думать, потому что, чем больше я думаю, тем сильнее запутываюсь и перестаю вообще хоть что-то понимать. Сама мысль о существовании того, чего и быть не должно, ввергает в ужас.
  
  Я жутко боюсь. Да что там - я в настоящей панике. И чтобы хоть как-то ее избежать, я просто стараюсь ни о чем не размышлять, как будто если не пытаться искать решение, есть шанс просто забыть о самой проблеме. Прежде мне это удавалось. Я много-много лет делала вид, что такая же как все, самая обычная девочка и что это вовсе не за мной повсюду, словно привязанные, ползают змеи. Я для них словно магнит. Вы бы удивились, сколько этих тварей в городе, если б узнали, как часто я их встречала и там, когда мы с семьей пытались спрятаться от этого проклятья в мегаполисе. Ничего не вышло и, когда мамы не стало, мы с отцом приняли негласное решение - никогда больше о них не говорить и не думать.
  
  Порой, мне и правда удавалось позабыть, что они всегда рядом. А потом из-за прилавка магазина выползала очередная тварь. Или скрутившись клубком, начинала рассматривать меня с книжных полок в библиотеке. К паркам и аллеям хоть вовсе не подходи - там они просто кишат. И даже в собственном дворе запросто можно было наткнуться на такую мерзость. И все же я упорно продолжала делать вид, что ничего не замечаю. Какой прок кричать и привлекать к себе и к ним внимание, если все равно змея уползет, пока все будут в ужасе от нее разбегаться, а через какое-то время я наткнусь на другую, и она все так же внимательно станет на меня таращиться. А ведь в качестве желанной добычи я для них вроде как крупновата, но почему-то это ровным счетом ничего не меняет. Змеи продолжают смотреть, вернее присматривать за тем, как протекает моя жизнь. Так что проще было их просто игнорировать, запихнув страх поглубже в глубины сознания.
  
  Но теперь все изменилось и это страшило. Хотя даже сейчас я упорно отказывалась признавать наличие проблемы. Я очень хотела и дальше просто ее не замечать. Да, меня это пугало, но сделать я все равно ничего не могла, а говорить отцу о похищении не хотелось. Он сразу решит, что пора сниматься с места и вновь переезжать. А мне так не хотелось оставлять друзей и наш дом. Все равно ведь не спрятаться.
  
  Быстро собравшись, я сложила все необходимое в сумку и поспешила в танцевальную студию. Большинство ее посетителей приходили во второй половине дня, но я любила приходить именно утром, когда все классы пусты и можно свободно танцевать где хочется. К тому же к десяти часам мне нужно идти на работу в цветочный магазин, так что другого удобного для занятий времени просто нет.
  
  С утра было немного прохладно - солнце едва-едва показалось из-за горизонта и город еще только начинал медленно просыпаться. Я подошла к старому двухэтажному зданию из красного кирпича и постучала в крайнее левое окно. Я знала, сторож Валентина Игоревна уже не спит. Именно она всегда открывала мне двери в эти часы, а иногда даже, присутствовала на занятиях, давая весьма дельные советы. Она не была хореографом, но умела наблюдать и подмечать разные мелочи, от которых порой многое зависит. Я была ей благодарна за все.
  
  В окне на секундочку показалось сморщенное старушечье лицо, а спустя еще несколько минут послышался звук поворачивающегося в замке ключа. Я потянула дверь на себя и приветливо улыбнулась.
  
  - Как сегодня Ваше здоровье?
  
  - Не лучше, но хотя бы и не хуже, чем вчера, - отозвалась женщина, поправляя на себе серый халат, наброшенный поверх яркого цветастого платья. Он был чем-то вроде рабочей формы, не обязательной, но неизменной. - Сколько еще до вступительных? - пропуская меня внутрь, полюбопытствовала она.
  
  - Почти два месяца.
  
  Я прошла в коридор. В школе уже горел свет и двери всех классов были распахнуты настежь. Быстро определившись с кабинетом -- сегодня мой выбор пал на просторный класс на первом этаже, с множеством зеркал и обновлённым недавно паркетным полом, не столь скрипящим, как в других помещениях, я поспешила заняться делом. Войдя внутрь, первым делом распахнула все окна, чтобы впустить утреннюю прохладу. Переобулась. Затем нашла в сумке нужный диск, установила его в музыкальный центр и сбросив верхнюю кофту, приготовилась танцевать.
  
  Звуки музыки наполнили класс. Я закрыла глаза, стараясь почувствовать настроение и поймать нужную волну. Медленно, но уверенно, начала шевелиться, чутко реагируя на малейшие изменения звуков.
  
  Танцы были моей страстью. Я отдавала им всю себя, мечтая, что когда-нибудь буду работать в этой самой школе искусств преподавателем хореографии. О большой сцене я никогда не помышляла. Не потому, что была так в себе не уверена или не хотела привлекать к собственной персоне лишнего внимания со стороны тех, кто за мной охотится, а из-за любви к детям. Не полюби я танцы, все равно бы связала свою жизнь с ними, став учителем или воспитателем в детском саду. Мой выбор профессии меня вполне устраивал, но прежде, предстояло сдать вступительные экзамены в ВУЗ и, если повезет, начать обучение у лучших балетмейстеров и хореографов в области. А еще, и это было намного важнее, танцы помогали мне освободить мозг от всего лишнего, от отвлекающей шелухи и глупостей, в него попавших. Они помогали лучше мыслить и острее чувствовать. А в свете последних событий, это как раз то, что доктор прописал. Вчера ведь так и не вышло разобраться в возникших проблемах.
  
  Уже вскоре музыка полностью поглотила меня. Вместе с ней я-то взлетала вверх словно бабочка, то падала на паркетный пол, а затем, повинуясь звукам, вновь поднималась. Тело стало легким и податливым. Им руководила уже не я, его вела музыка. Она растворяла и обволакивала, успокаивала и придавала сил.
  
  Как только мне удалось окончательно расслабиться, в груди стало возникать фантастическое ощущение - будто сейчас я могу все, что угодно. Даже превзойти себя. Я наслаждалась миром вокруг, испытывала приятное возбуждение и удовлетворение от каждого движения, каждой звучащей ноты. В эту минуту я была по-настоящему счастлива, по-настоящему раскована. Меня не волновало ничего, кроме танца. Мысли были легки и свободны. Легки и свободны...
  
  - Красивый танец, - прозвучало сбоку и жар желания потек по телу.
  
  Пробежав взглядом по классу, я увидела на одном из дальних окон - его. Вчерашний незнакомец сидел на подоконнике свесив одну ногу в класс, а другую согнув в колене и обхватив руками. Он пристально изучал меня своим цепким взглядом. Сегодня на парне были черные джинсовые брюки, пиджак из плотной ткани и светло серая майка. Из-под ее воротника выглядывало какое-то украшение, похожее на индейские бусы, плотно обвивающие шею. Не припоминаю, чтобы мальчики в нашей школе носили хоть что-то похожее, украшения - это ведь удел девочек. Волосы казались слегка взъерошенными, но эта небрежность скорее была частью хорошо продуманной прически, чем случайностью.
  
  - Мне только кажется, что этому танцу чего-то не хватает. - Парень приветливо улыбнулся. У меня же, от неожиданности открылся рот. Я так и стояла, не в силах издать ни звука. -- И я даже знаю, чего. - Его левая бровь игриво взлетела вверх, приводя все мое тело в нервное возбуждение.
  
  Юноша резво спрыгнул вниз, сняв пиджак, положил его на подоконник и уверенным шагом направился прямо ко мне.
  
  - Как ты... -- я запнулась, -- меня нашел? Ты следил за мной? - я недовольно сдвинула брови.
  
  Вот черт! Что он вообще здесь делает?
  
  Красавчик снова хитро улыбнулся и запустив только что проигравшую мелодию повторно, пружинистой, хищной походкой подошел вплотную. Я поджала губы, недовольная тем, что мои вопросы игнорируются. Но его это похоже не сильно волновало.
  
  Едва музыка возобновилась, сильные руки подхватили меня и повели за собой, увлекая полностью отдаться танцу, как я делала это всего несколько минут назад. Я даже не успела ничего сообразить, прежде чем поняла, что он задумал. И вот, мы уже танцуем.
  
  Я попробовала сопротивляться, оттолкнув его и развернувшись назад, чтобы уйти. Но успела сделать только один шаг, когда он схватил меня за запястье и резко притянув к себе, заставил продолжить танец. Наши тела соприкоснулись. В его глазах плясали задорные искорки, края губ слегка приподнялись, демонстрируя ослепительно белые зубы. Он смотрел на меня с вызовом, словно был уверен, что я не приму его игру.
  
  Я стиснула зубы и продолжила танец, стараясь не показывать, как меня словно колотит изнутри. В конце концов, это был всего лишь танец, а с этой реакцией на него давно пора что-то делать.
  
  Он быстро поймал темп. Движения его то ускорялись, то замедлялись. Я на физическом уровне ощущала, что сейчас мы едины, мы даже дышим в одном ритме. Границы личного пространства были нарушены. Он так уверенно вел, так нежно касался руками моего тела и все время смотрел прямо в глаза, будто гипнотизируя. Сердце учащенно забилось. Я даже не могла отвести от него глаз - он словно целовал меня своим взглядом.
  
  "Танец - это почти объяснение в любви", -- говорил нам преподаватель на парных занятиях. Сейчас я в это почти поверила. Хоть я и танцевала против него, а не с ним, это никак не мешало рассказывать какую-то невероятную историю любви.
  
  -- Парный танец чем-то похож на секс, -- томным голосом произнес парень, почти прочитав мои мысли.
  
  -- Прошу -- закрой рот! - почти простонала я.
  
  -- Да ладно тебе. - Он едва сдержал усмешку. -- Танец - это чувства в движении. По тому как партнеры чувствуют друг друга, легко понять, хорошо ли им будет вместе. Наша пара в этом плане идеальна.
  
  Я чувствовала, что не в силах противостоять ему, даже просто отвести взгляд. Он действовал на меня как магнит: притягивал, манил, соблазнял. Как и в прошлый раз, я начала задыхаться от нахлынувших чувств. Теряла контроль над своими мыслями и телом. Хотя само тело, похоже послушно повиновалось каждому его движению, быстро подстраиваясь под любое па, под все повороты и наклоны.
  
  -- Ты всегда такой самоуверенный и наглый? - чтобы хоть как-то уйти от темы секса, язвительно спросила я.
  
  -- Случается. А ты всегда такая колючая?
  
  -- Только в особенных случаях, когда рядом озабоченные придурки.
  
  -- О, значит я особенный?
  
  -- Ты... -- куча мерзких эпитетов уже зависла на кончике языка, но так и не смогла вырваться наружу. Его взгляд, вцепившийся в меня железной хваткой, был опасным - в нем я могла прочесть все его мысли и именно потому, что желания наши были слишком схожи, это пугало до дрожи.
  
  -- Да? - его бровь игриво взметнулась вверх, а на губах расплылась ехидная улыбка. Ненавижу, когда он так делает - мысли буквально вылетают из головы. Он нагл, язвителен и самоуверен - все те качества, что меня отталкивают.
  
  -- Проехали, -- раздраженно буркнула я, с трудом поворачивая голову в сторону, только чтобы не видеть этого прекрасного лица.
  
  Я не помнила, как танцевала дальше и что делала. Он словно читал мои тайные желания, касаясь меня каждый раз с такой нежностью и жаждой, что мое сердце потерялось в буйстве эмоций: страсть, ненависть, злость, притяжение, безумная связь... Я тонула в этом, чувствуя, что хочу обнять своего партнера, прижаться к нему всем, чем только возможно прижиматься. Мы будто бы стали одним целым. И это ощущалось во всем теле, в каждой его клеточке, кричащей о том, что мы не можем расстаться, не можем отойти друг от друга дальше чем на один шаг. Слишком тесно мы связаны и слишком крепко.
  
  Взаимопонимание на паркете было таким абсолютным, что мы почти полностью слились с музыкой. Мозг отключился, отказываясь думать о чем-то кроме того, что он был рядом со мной, напротив меня. Он был восхитителен. Он так чудесно, вкусно пах, что кружилась голова. Мое сердце учащенно билось в груди, но не от быстрых движений, а от счастья.
  
  Танец показался мне бесконечно длинным и каким-то сказочным. Я потеряла связь с реальностью. Даже когда он закончился, я не решалась пошевелиться, боясь разрушить только что возникший идеальный и прекрасный мир. Его глаза были прикованы к моему лицу. Они светились, и улыбка не сходила с красивого лица. Легкий наклон головы и... по спине прокатилось волнительное возбуждение.
  
  Что ты делаешь? - пульсирующей болью в висках пробивалось ко мне собственное сознание. - Вспомни, кто он. Вспомни, какой он.
  
  Я сморгнула и... сон кончился. Я обнаружила свое лицо рядом с его, а наши губы вот-вот должны были соприкоснуться.
  
  Я отпрянула как ужаленная, резко оттолкнув парня в грудь. Предостережения, подобно мантре заполнили меня всю. Они звучали голосом моей мамы и от них было не убежать. "Незнакомец. Страсть. Чары. Опасность. Угроза. Судьба."
  
  Все, что только что прокралось к сердцу рассыпалось в пыль, а взращиваемая годами неприязнь заклокотала в груди и прорвалась на свет.
  
  - Я не приглашала тебя, - меня всю трясло. Я спешно повернулась к нему спиной и рассерженно выпалила: - Мне не нравится, когда за мной следят.
  
  Он ответил не сразу. В повисшей тишине я, казалось, слышала удары своего сердца, а может даже и его. Грохотало так, что уши заложило.
  
  - Я не мог поступить иначе, - он говорил спокойно и очень медленно. Я чувствовала, что он приближается ко мне. Я этого ждала и одновременно опасалась окончательно потерять над собой контроль. Я его уже почти потеряла несколько минут назад. - Я боялся никогда больше тебя не встретить.
  
  Его руки легли на мои плечи и по телу молниеносно прокатилась дрожь. О, как я ненавидела себя и это тело в ту минуту. Он должен был почувствовать мою внутреннюю борьбу. Я почти верила, что он знал о ней. И это распаляло меня сильнее.
  
  - Я еще никогда и ни к кому не испытывал того, что ощущаю рядом с тобой. - Он повернул меня лицом к себе и приподняв подбородок, заставил посмотреть себе в глаза. Они были такими глубокими. О, боги - я горю! Нет, полыхаю в адском пламени. - Ты же тоже что-то чувствуешь?
  
  Он снова попытался меня поцеловать, неспешно наклоняясь к губам. Сердце замерло в ожидании, а уста предательски приоткрылись и потянулись к нему навстречу. Лишь в последнюю секунду я очнулась от этого наваждения и торопливо увернулась. Спешно схватила свою кофту и метнулась в сторону двери. Бегство - лишь оно всегда спасало.
  
  Он перехватил меня на середине пути: в глазах читался вопрос и непонимание.
  
  - Почему?
  
  Я глубоко вздохнула, собираясь с мыслями. А они путались, как комок противных змей, не давая сосредоточиться. Нет, нельзя давать ему то, что он хочет - повторяла я самой себе. --
  Только не ему. Хотя бы до тех пор, пока не буду уверена, что он не тот, кого мне следует опасаться. Нет. Причина даже не в этом. Совсем не в этом. Я таю рядом с ним. Я теряю себя. Так, как если бы он был...
  
  Ответ лежал на поверхности. Не осталось даже сомнений, что он им был. Вероятнее всего был. И он знал обо мне все, кроме главного - я тоже о нем знала. И лишь эта тайна позволяла пока делать вид, что мы оба нормальные - обычная влюбленная пара с обычными проблемами недопонимания. Достаточно убрать эту единственную, незначительную с виду преграду и возврата к прошлому не будет. А я этого не желала. Иллюзия нормальности - это все, что у меня есть.
  
  Я воскресила в своей памяти недавние события в лесу, чтобы почувствовать хоть что-то кроме желания отдаться в эти руки и когда появилось легкое раздражение, почти с облегчением выпалила:
  
  - Я не доверяю лжецам и не вожу с ними дружбу.
  
  - Разве я лгал тебе?
  
  Я демонстративно усмехнулась, радуясь, что так быстро смогла найти то, что позволит его оттолкнуть и сразу же пояснила:
  
  - Ты знаешь второе название утеса Янер? - Ответа не последовало. Впрочем, мне он и не был нужен. -- Напомню: он зовется Непокоренным. А все потому, что уже лет пять здесь устраивают состязания среди профессиональных скалолазов, но пока ни одному из них не удалось долезть даже до его середины. Ты же оказывается не только переплыл реку с бурным течением, но и влез на утес без какого-либо снаряжения, затем спрыгнул вниз и снова переплыл реку. Где ж ты был в разгар соревнований? -- язвительно спросила я. - Или может мне прямо сейчас позвонить в книгу местных рекордов и сообщить им, что ты готов повторить свой подвиг на бис?
  
  Я была вне себя от мыслей о том, что он был замешан в моем похищении и еще больше от тех, что ставили его во главе всей змеиной братии. Я все еще могла ошибаться на его счет, но рисковать все равно не стоило.
  
  Резко высвободилась из его оков, я тяжелой поступью направилась к двери. На этот раз меня никто не пытался остановить. Выйдя из класса, я заперла дверь на ключ, всегда торчащий снаружи и устало опустилась на пол.
  
  Боже! Боже! Боже! - Теперь меня охватила паника. -- Неужели он тот самый... лукавый обольститель, о котором меня предостерегали. Тот, перед кем не способна устоять ни одна девушка. А я, так и вовсе не подчиняюсь самой себе в его присутствии. Я теряю всякий контроль.
  
  -- Что случилось, дочка? - донесся старческий голос из глубины коридора.
  
  -- Ничего, -- мой голос дрожал и казался каким-то жалким. Я заставила себя дышать глубже. Ничего страшного пока еще не произошло и... может я вовсе паникую без повода. -- Просто ногу потянула. Сейчас пройдет, -- отозвалась я.
  
  Не видя ничего вокруг, я поднялась и направилась прочь из здания. То, что я чувствовала к этому парню, было абсурдным, от чего мне казалось, что мир остановился. Меня это волновало. Моя голова кружилась, не в силах найти ответ на главный, терзающий меня вопрос: что со всем этим делать?
  
  Утро было безвозвратно испорчено. Пора на работу. Может хоть она позволит забыться и отвлечься.
  
  Оставшуюся часть дня я больше не видела незнакомца. Но ни на секунду мысли о нем не покидали моей головы. Он был подобен занозе, проникшей на столько глубоко, что оставалось лишь надеяться, что рано или поздно она рассосётся сама.
  
  Жизнь шла своим чередом. Я надела на руку браслет, застежку которого отец наконец-то починил и очень надеялась, что больше не повстречаю никого, кто имеет хоть какое-то отношение к змеям. Кем бы тот человек ни был.
  
  ***
  
  На следующий день красавчик снова объявился. Не совсем сам, а через помощника. Скорее всего это был кто-то из его друзей. Незнакомый парень пришел в наш магазин рано утром и купил огромный букет белых роз. А затем протянул его мне, заявив:
  
  - Это от него.
  
  Я сразу поняла о ком идет речь, но виду подавать не стала. Взяла букет, вдохнула его аромат и словно невзначай произнесла:
  
  - Демид у меня такой романтик...
  
  Посланник замешкался. Я едва не выдала себя, но успела спрятать усмешку за цветами.
  
  - Это не Демид, - потоптавшись с секунду на месте, выдавил из себя немногословный визитер.
  
  - Да? - я изобразила на лице удивление, которое, впрочем, быстро исчезло за моей сияющей улыбкой. - Тогда, наверное, Руслан. Совсем от него такого не ожидала.
  
  Продавщица за соседней кассой громко хихикнула, но поймав на себе мой осуждающий взгляд тут же притихла.
  
  - Передайте Руслану, я очарована, - продолжала играть прежнюю роль я. - Букет просто шикарен.
  
  Парнишка не нашел что сказать и помявшись немного на месте, вышел на улицу. Едва дверь за ним захлопнулась, Самара, - а именно так звали вторую продавщицу цветочного магазина, а по совместительству еще и мою подругу, захохотала в полный голос. Мне нравилось ее имя, хотя для городка где мы жили оно было довольно странным. По ее рассказам, родители долго не могли определиться с именем для дочери и в конце концов решили просто объединить в одно свои собственные имена: Саша и Марина. Получилась - Самара, но все звали ее сокращенно -- Мара.
  
  Мара была моей полной противоположностью - темные прямые волосы, высокие скулы, немного раскосые глаза и невероятно четко очерченные губы. Близкие к азиатским черты лица делали ее довольно обворожительной, а открытость и оптимизм, привлекали мужчин словно цветок пчел. Самара пользовалась этим в полной мере - кокетничая и заигрывая с каждым, кто выказал заинтересованность к ее персоне. Рядом с ней мне никогда не приходилось скучать.
  
  - Эва, что это сейчас было? - сквозь смех, едва выговорила подруга. Сейчас она казалась немного удивленной.
  
  - Ничего, - я повела плечами.
  
  - Ну да, как же, - Мара оставила свою работу и подошла ближе. Ее лицо излучало любопытство. - Какой-то незнакомец дарит тебе шикарный букет роз, а ты ни с того, ни с сего делаешь вид, что не понимаешь, от кого он. Такого я за тобой еще не замечала. Ну не томи же Эвелин, рассказывай.
  
  - Рассказывать нечего, -- буркнула я угрюмо, не желая продолжения этой темы. -- Я не знаю его имени и не хочу его знать.
  
  Это было правдой лишь отчасти. Во мне постоянно боролись два кардинально разных желания. С одной стороны, я хотела верить, что он нормальный парень и была не против отношений с ним. С другой, опасалась, что он тот, от кого мне нужно держаться в стороне, не позволяя вскружить себе голову. И это при том, что собственная интуиция давала совершенно определенный ответ по этому поводу.
  
  - Ну да, так я и поверила, - Самаре не терпелось узнать подробности. - Где вы с ним познакомились? Он красивый? Блондин или брюнет? - допытывалась она. - Хорошо сложен?
  
  - Он лгун и врун. А больше я о нем ничего не знаю.
  
  Подруга не сводила с меня глаз, давая понять, что ждет продолжения, благо что руки в бока не уперла, а уж она может. Пришлось пояснить:
  
  - Он заявил, что взобрался на утес Янер сразу после того, как переплыл реку.
  
  - Да ну? - ее заразительный смех вновь наполнил магазин. - А парень оказывается фантазер. Представляю, как ему хотелось произвести на тебя впечатление, если такое выдумал. Скорее всего, - она почти перестала смеяться, - он не местный. Иначе бы знал историю утеса.
  
  - Думаешь? - эта мысль мне как-то не приходила в голову раньше. Незнакомец и правда мог быть не из наших мест, что лишь еще больше склоняло меня в сторону неприятных мыслей о том, что он для меня с собой несет. - Впрочем, если и так, он все равно не вызывает доверия.
  
  - Ну не знаю... это так романтично, - мечтательно закатила глаза Мара.
  
  - Очень, - язвительно выдавила я и принялась разбирать букет и вставлять розы назад в емкости с водой.
  
  - Глупая ты... такой букет испортила, - прокомментировала мои действия подруга.
  
  - Мой букет, что хочу, то и делаю.
  
  Я не собиралась оставлять букет себе и тем более нести его домой. Этот нахал наверняка снова будет следить, а увидев свой букет, еще решит, что прощен и помилован. Как бы не так! Пусть злится и думает, что у меня другой. Надеюсь этот посыльный передаст ему все сказанное слово в слово. Он не должен ко мне приближаться и лучше, если и вовсе оставит в покое.
  
  Победное ликование быстро сменилось горечью и сожалением. Стоило вспомнить его лицо, как я тут же начала таять и искать причины, чтобы остаться рядом. Я снова стала сомневаться в собственных выводах. Подбирала новые объяснения тому, откуда у него мой браслет и как он добыл его так быстро. Мысли о том, почему он так странно на меня влиял, я попросту игнорировала, хоть в них и крылась вся соль истории.
  
  Если браслет упал в воду, то его сразу унесло бы течением, -- рассуждала я. - Тогда выловить его у берега он не мог. Да и как ему было оказаться в воде, если я швырнула его в кусты. Сомневаюсь, что змея в нем запуталась, а затем решила покончить с собой и нырнула в реку. Чтобы дойти до утеса через лес, требовалось время. А еще, странное желание преодолеть мост и где-то 6 километров до того места, где браслет упал. Кому бы вообще могло понадобилось туда идти, не знай он, что этот браслет там. Да и как вообще об этом можно узнать, не будь ты зрителем всей той сцены.
  
  Предположим, на браслет этот парень наткнулся в лесу случайно. Если бы вернуться в город он решил тем же путем, что и я, то явиться в беседку во всей красе: сухим, одетым во все новое, просто бы не успел. А ему меня еще выследить предстояло пока я шла до известного лишь местным уединенного места. Не случайно же он выцепил меня взглядом вдали от площади.
  
  Как ни крути, а во времени эти перемещения у меня никак не сходились. И я вновь и вновь задавала себе один и тот же вопрос: как же тогда у него оказался мой браслет? Я совсем запуталась, в очевидное верить не хотела и от того начала злиться. Уколола палец о розу и вскрикнув, пихнула упавший на пол цветок ногой.
  
  -- Ты чего? - Самара смотрела на меня как на полоумную. - Цветы то тут при чем?
  
  Я не ответила. Молча подняла розу и запихнула ее в вазон к остальным.
  
  Наконец появились покупатели и мне удалось немного отвлечься. День пролетел в трудах и заботах, и я почти не заметила, как наступил вечер.
  
  -- Ура-ура, время собираться домой! - запрыгала на месте Самара, по-детски хлопая в ладоши. Она была как большой ребенок - такая же непоседливая, наивная и полная жизнерадостности. Обрадовать ее могла любая мелочь.
  
  -- Точно не хочешь забрать цветы домой? - убирая со стола листья от последнего собранного нами букета, спросила она. - Я бы такой букет взяла.
  
  -- Так и возьми, -- предложила я равнодушно. - Все равно он оплачен.
  
  -- Да нет, -- отмахнулась Мара. Странно было видеть в ней проявление скромности - обычно она им не страдала. - Лучше продадим, а деньги потратим, -- неожиданно предложила подруга. - Цветы что, они завянут. А на деньги что-нибудь нужное можно купить.
  
  -- Сама практичность, -- усмехнулась я. - Впрочем, делай что хочешь. Деньги я тоже не возьму.
  
  Я закрыла учетный журнал и пошла в подсобное помещение за кофтой и сумочкой. Через пару минут мы закрыли магазин, попрощались и разошлись в разные стороны.
  
  Мой дом был всего в четырех кварталах от магазина. Я вполне могла бы доехать до него на автобусе, но толкаться в переполненном транспорте совсем не хотелось, и я решила пойти пешком. Тем более, что вечером уже не так душно и жарко, как в разгар дня.
  
  Шла я медленно, стараясь ни о чем не думать. Понимала, что если опять начну копаться во всей этой странной истории, то точно сойду с ума и попаду в психушку. Пока, все мои выводы были однообразны и фантастично неправдоподобны, как и само предсказание на мой счет. Поэтому я пыталась думать о танцах и о своей вступительной программе в институт культуры.
  
  Как на зло, и эти мысли мало отвлекали от таинственного парня. В голове сразу всплывал наш танец... Хотя, кому я вру. Я не помнила танец. Я совсем ничего не помнила, кроме его лица и глаз, в которых тонула в ту минуту. Они были словно омут, притягивающий и опасный. Они подчиняли всю меня ему. При такой внешности, не удивительно что он уверен в себе и наверняка, еще и эгоистичен. Подобные красавцы только такими и бывают. А потому, кем бы он действительно ни был, мне все равно лучше держаться от него подальше. Ничего хорошего он принести не может.
  
  Убедить себя не получалось. Я свернула на родную улицу и почти сразу замерла как вкопанная. Только что мысленно описанный преследователь, как ни в чем ни бывало стоял у забора моего дома, прислонившись к нему спиной и держа в руках такой же букет, как и тот, что я получила от него утром. Закатное солнце подкрашивало красным края его угольно черных волос, обрисовывая светлый нимб вокруг головы.
  
  - Опять ты, - я недовольно нахмурилась. Бежать было некуда. К тому же во второй раз это выглядело бы уж совсем глупо. Мне пришлось подойти.
  
  - Ты не взяла мои розы, и я решил доставить их тебе лично. - Он широко улыбнулся, демонстрируя свою ослепительную улыбку с ямочкой на левой щеке.
  
  Когда он улыбался, то был бесподобен. Его становилось просто невозможно ненавидеть, но злиться я на него все равно должна была. И именно это я себе и повторяла мысленно.
  
  - Пытаешься извиниться? -- я высоко подняла голову, намереваясь придерживаться недавно принятого решения -- держаться от него в стороне.
  
  - Нет. Я не врал тебе, когда рассказывал про утес. -- Он говорил уверенно. Ни тени смущения в глазах. Если и лгал, то делал это очень профессионально. -- Но я очень хочу добиться твоего расположения.
  
  - Зачем? - я все еще была не в духе.
  
  - Хочу, чтобы ты стала моей девушкой, - не отрывая от меня глаз, уверенно заявил он.
  
  От подобных слов я просто растерялась. Открыла рот, но не издала ни звука, просто не зная, что сказать. Слишком быстро для подобного предложения. Через-чур стремительно.
  
  Он подошел ближе и я почувствовала его дыхание. Голова пошла кругом. Юноша нежно дотронулся до моей руки. Кожа под его пальцами запылала, хотя его рука и была приятно прохладной.
  
  -- Ты согласишься стать моей девушкой?
  
  - Н-нет. -- Я нервно замотала головой, пытаясь выбросить из мыслей все его слова. Не хватало только снова поддаться этим животным чувствам и потерять голову. Они были неправильными. Они были странными. Я любила и ненавидела его одновременно. Даже не знаю, какое из этих чувств было сильнее. Вероятнее всего - страх. Он меня пугал. С самого начала пугал своей уверенностью, что мы желаем друг друга. А теперь вот еще и это. -- Я этого не хочу.
  
  -- Не нужно лгать, -- с упреком произнес он. -- Со мной это не пройдёт.
  
  -- Я не хочу быть твоей девушкой, -- повторила я, но голос срывался. Я даже сама не верила в то, что говорила.
  
  - Ты даже не даешь мне шанса. Почему? - смятение и изумление мелькнули на его лице.
  
  О, вот это-то как раз самое важное. Когда есть причина, есть и последствия. Мои меня не привлекают, но тебе я о том сказать не могу. Ибо, стоит только упасть пелене с глаз, от реальности происходящего может снести голову.
  
  - Не вижу смысла тратить время на того, кто не в моем вкусе. - Я противоречила самой себе, по крайней мере в мыслях. Я говорила то что должна была, а не то, что хотела сказать в конечном итоге. Интересно, на сколько меня так хватит?
  
  Я высвободила руку и отступила к воротам.
  
  - Ты только что сделала то же, в чем обвиняла меня. - На моем лице мелькнула тень непонимания. - Ты солгала, - добавил он язвительно.
  
  Повисла гнетущая пауза. Мы в буквальном смысле слова буравили друг друга глазами и в выражениях наших лиц не было ни тени нежности. Его скулы были плотно сведены, брови хмуро сдвинуты к переносице, а свободная рука побелела от того, с какой силой он ее сжал.
  
  - Ты не отстанешь, - сделала я вывод, видя, что мои слова не вызвали в нем особого желания оставить своей затеи, каковой бы она ни была. Напротив, все его черты говорили об обратном: он жутко упертый и отступать от меня не намерен.
  
  Он закачал головой, подтверждая сказанное.
  
  - Я не знаю, чем я напугал тебя и что сделал не так, но может быть мы попробуем начать все с начала, -- медленно проговорил он и лицо его стало приобретать мягкость. -- Тем более, - он снова сделал шаг в моем направлении, - что мы до сих пор даже как положено и не познакомились. - Он приветливо протянул руку и представился: - Кир Хилс. Но здесь меня чаще зовут Кириллом.
  
  Я натянуто улыбнулась, понимая, что Мара оказалась права, предположив, что он не местный. Взяла из его рук розы, но проигнорировала руку.
  
  - А ты? - он все еще ждал.
  
  - Вот только не надо этого..., - я небрежно взмахнула рукой. Мне вдруг жутко захотелось его позлить. - Ты следил за мной с самой первой встречи, ты знаешь где я живу, учусь и работаю. Не думаю, что мое имя для тебя такой уж секрет.
  
  Он опустил взгляд и улыбнулся, понимая, что я его раскусила. Я открыла ворота во двор.
  
  - Когда мы снова увидимся? - вопрос заставил меня задержаться, но оборачиваться я не стала.
  
  - Скоро, - сухо ответила, заглушая все доводы здравого смысла, кричащего о том, чтобы не делать этого. Нельзя давать надежды. Особенно ему. Но я дала. И не знаю даже кому из нас именно - себе или все же ему. Шумно вздохнув, я спешно скрылась за дверью калитки.
  
  Глава 5. Биологическая реакция.
  
  Змея мягка снаружи, да ядовита внутри.
  (Турецкая пословица)
  
  - Ну нет, мы так не договаривались, - я поспешно вернулась в магазин, из которого секунду назад вышла, чтобы отправиться домой и возле которого почти сразу наткнулась на Кирилла. Он ждал окончания моего рабочего дня на улице, чуть в стороне от окон, прислонившись к стене магазина спиной и скрестив руки на груди. Из помещения его видно не было.
  
  Вот тебе и новый день. А ведь большая его половина была почти что нормальной.
  
  Он вошел следом за мной, звеня металлическими браслетами на левой руке.
  
  - Ты не была конкретна вчера, и я подумал....
  
  - Мне не нравится, когда за меня думают и не дают прохода, - раздраженно выпалила я, повернувшись к нему лицом.
  
  - Я и так ждал целый день, - развел он руками, словно не понимая, что опять сделал не так. Обида на лице была не слишком убедительной.
  
  - О, полагаю это тот самый не вызывающий доверия незнакомец, - донеслось из глубины магазина. Самара с интересом рассматривала парня. -- Ничего-так, - озвучила она собственный вывод.
  
  - Я не обещала, что буду проводить с тобой все свое свободное время, - не обращая на нее внимание, продолжила я гневную тираду. Как же я сглупила, сказав вчера, что мы снова увидимся. - И мы не пара, я лишь...
  
  - Да, помню... - густые ресницы слегка опустились вниз. -- Ты вроде как дала мне шанс.
  
  Я? Мне хотелось возмутиться. Никакого шанса я не давала. Не собиралась давать. Но... Я вспомнила окончание нашего разговора и заставила себя сдержаться, понимая, что он вполне правильно меня понял. Да, я действительно его обнадежила.
  
  -- Раз так, -- казалось он прочел мои мысли. -- Пока мы просто друзья.
  
  - Вот именно, -- вынуждена была согласиться я. В следующий раз нужно быть осмотрительнее и не бросать необдуманных слов на ветер. - В любом случае, друзья так себя не ведут.
  
  - Почему? Я всего лишь зашел пригласить тебя в кафе, чтобы пообщаться... по-дружески, - добавил он спешно, поймав мой нахмуренный взор. - Столик уже заказан, так что отказ не принимается.
  
  Какой же он упрямый. Я была вне себя - терпеть не могла, когда кто-то вел себя так бесцеремонно.
  
  Я все еще отказывалась признавать в нем "старого врага", но по сути, общение давало мне возможность выяснить все окончательно, понаблюдать за парнем, задать наводящие вопросы. Опровергнуть или подтвердить то, что меня беспокоит. Но была и опасность. Если весь разговор перейдет совсем не в то русло и я сболтну лишнего, он может все понять и тогда игре конец. Я попаду в капкан. Так же я боялась, что потеряю над собой контроль, когда он начнет одаривать комплиментами и лицезреть своим завораживающим взглядом. И тут мне в голову пришла интересная мысль. Я натянула улыбку.
  
  - Хорошо. Стало быть, дружеский поход в кафе. - Кир кивнул. -- Тогда моя подруга, - я подхватила Самару под руку, - пойдет с нами.
  
  Губы Мары растянулись в широкой улыбке.
  
  - Ладно, - сразу согласился Кирилл. - Я не против.
  
  - Вот и отлично. Можешь подождать нас на улице, мы выйдем через минуту.
  
  Послав мне обжигающий взгляд, он сразу скрылся за дверью. Как только она за ним закрылась, я обернулась к Самаре и приказным тоном заявила:
  
  - Только не смей ему ничего обо мне рассказывать. Я даже готова уступить его тебе, но ты не должна...
  
  - Ты серьезно? - Мара встрепенулась: паренек несомненно ей приглянулся.
  
  - Совершенно. И поэтому ты не должна ему ничего обо мне говорить, как бы он не расспрашивал. Сможешь?
  
  - Заметано, - выпалила Мара и, бросив беглый взгляд на свое отражение в стеклянной витрине, поспешила на улицу. Похоже, что остальные мои слова ее не очень-то интересовали.
  
  Я устало вздохнула и взяв со стола ключ от двери, последовала за ней.
  
  Кафе, в которое пригласил нас Кир находилось на территории базы отдыха на плавучем баркасе с которого открывался прекрасный вид на реку. Сама турбаза разместилась на окраине города возле леса -- знай я об этом заранее, ни за что бы не дала своего согласия -- так что до нее легко можно было добраться как пешком, так и на общественном транспорте. Именно поэтому она была очень популярной и почти всегда переполненной. Но сегодня, на удивление, ее территория пустовала. Как тут не насторожиться? Очевидно же, что Кир забронировал все кафе целиком. Хотел остаться со мной наедине, а я, кажется, слегка подпортила его идеальный план. Эта мысль заставила меня улыбнуться.
  
  Мы добрались сюда на такси. Самара щебетала не умолкая. Я больше молчала, а Кир не сводил с меня глаз, лишь изредка кивая на вопросы Мары и давая односложные ответы. Он был вежлив и учтив - открывал перед нами двери, отодвигал стулья, даже шутил. Я тоже наблюдала за ним, когда он отвлекался на мою подругу. Его красота завораживала. И он умел привлечь к себе взгляды. На него обращали внимание все, включая обслуживающий нас персонал. И он тоже это знал и этим я объясняла себе его самоуверенность. Похоже, что он не привык получать отказы от женщин и именно упрямство с моей стороны и делало мою персону для него такой желанной.
  
  -- Так, из напитков тебе нравится чай. Тут мы с тобой заодно. А из животных? - Самара активно общалась, не давая Кириллу никакой возможности забыть о своем присутствии.
  
  -- Даже не знаю..., -- передернул плечами тот. - Черепахи, ящерицы, лягушки, змеи. А тебе какое животное ближе... дружок? - он перевел взгляд на меня, и я не могла не заметить, как поползли вверх уголки его губ.
  
  Да он издевается. Специально назвал меня "дружок", чтобы подчеркнуть всю нелепость того, как это звучит. Подобные ему ловеласы обычно считают, что дружбы между мужчиной и женщиной не бывает. Плевать. О большем пока может только мечтать.
  
  Я скривила губы в улыбке и с легкой издевкой в голосе произнесла:
  
  -- Ежи.
  
  -- Ежи? -- недоумевал он. -- Почему?
  
  Похоже мой ответ его удивил. Или мне это только кажется? Он всю дорогу пытался втянуть меня в разговор и, наконец, такой шанс представился.
  
  -- Потому что они едят змей, -- парировала я сухо, перелистнув очередную страницу красочного меню.
  
  Мне жутко хотелось посмотреть в эту минуту в его глаза, но я сдержалась, оставив лицо буднично спокойным и равнодушным к происходящему. И черт побери, каких невероятных усилий мне это стоило.
  
  -- Не обращай внимания, -- вмешалась Мара и я почувствовала, что взгляд, до этого безотрывно прикованный к моему лицу, сместился. Я выдохнула с облегчением. - Она у нас немного того, -- девушка повертела пальцем у виска и негромко хихикнула. Хорошо хоть не стала рассказывать о моей паранойе. - А мне нравятся ласки и хорьки. В детстве я часто просила родителей разрешить мне завести хорька. У моей соседки был хорек и когда мы с ней...
  
  Я перестала слушать, что она говорит -- даже не поднимая глаз, чувствовала, что Кир снова пристально на меня смотрит. Попыталась сделать вид, что не замечаю этого, но получалось плохо. Щеки начинали краснеть, выдавая меня с головой.
  
  Почему он так на меня уставился? Неужели понял, что я в курсе? - я бросила беглый взгляд на парня. -- Вроде нет - ничего такого его лицо не выражает. Скорее уж любопытство и заинтересованность. И что-то еще. Кажется, будто хочет о чем-то спросить, но не решается.
  
  Мне вдруг сразу захотелось уйти. Постараться избежать щекотливой темы о змеях. Не хочу, чтобы он начал расспрашивать и вывел меня на чистую воду. Не к чему ему знать о моих слабостях и страхах, особенно, если он тот, кем бы мне не хотелось, чтобы он был. Не стоило, наверное, так торопить события и упоминать про аспидов.
  
  Наверное, было глупо, уходить прямо сейчас. Вот она, возможность все окончательно прояснить, -- убеждала я саму себя. - Еще чуть-чуть и станет ясно, он ли тот, кто управляет змеями или же это случайное стечение обстоятельств, которое заставило меня прийти к таким выводам.
  
  Но, о боже, как же именно этого я и боялась. Паника в груди разрасталась, убеждая в том, что я совсем не готова к тем ответам, которые могут прозвучать. Я знала, что, если все подтвердится, это навсегда изменит мою жизнь и пути назад уже не будет. Я никогда не смогу сделать вид, что все лишь случайность и не смогу уже это игнорировать, как пытаюсь делать сейчас и как делала много лет до этого дня.
  
  -- Мне показалось или ты и правда недолюбливаешь змей? - Кирилл прервал длинный рассказ Самары о ее домашних питомцев, так или иначе умерших, потому что она то забыла закрыть клетку, а то и просто отвлеклась на красивого парня и недосмотрела. Я знала все истории наперечёт. Впрочем, ее все равно никто не слушал.
  
  Ну вот. Так и думала, что это произойдет. -- Я злилась на себя за то, что не смогла сдержаться. -- Следовало соврать, назвав, например, кошку или собаку. Нет же, мне не терпелось подойти к той теме, о которой даже думать не хочется. Теперь придется выкручиваться. Я набрала в легкие побольше воздуха, спешно придумывая, что бы такое ответить, чтобы окончательно все не испортить.
  
  -- Да кто их любит, -- опередив меня, презрительно фыркнула Мара. Сейчас она была как никогда кстати. - Пресмыкающиеся такие ме-ерзкие, -- девушка скорчила противную рожицу.
  
  Подошел официант. Я поняла это по мелькнувшим сбоку белым рукавам его рубашки и блокноту с ручкой в руках. Лица парня я не видела. Просто не могла оторвать своих глаз от Кирилла, который смотрел на меня так внимательно, словно хотел увидеть всю подноготную. Мне даже стало неловко от этого.
  
  -- Вы готовы сделать заказ? - спросил официант вежливо.
  
  Мы с Марой дружно кивнули. Я, только для того, чтобы уйти от щекотливой темы разговора. Аппетита совсем не было, поэтому попросила только мороженое с фруктами. Самара пересчитала блюд пять, удивляясь, почему кроме нее никто не хочет есть.
  
  - У меня идея, - едва записавший наш заказ паренек отошел, вновь заговорил Кир. - Как на счет прогулки по пляжу пока будут готовить наш заказ? Мы можем даже искупаться. Да, думаю это нам и стоит сделать.
  
  Он подмигнул Маре и ее глаза округлились от этого предложения.
  
  -- О таком, -- она слегка зарделась пунцовой краской, -- нужно предупреждать заранее. Мы же не дикари, чтобы делать это в нижнем белье.
  
  -- Я могу и без него, -- он нахально улыбнулся. - Мне скрывать нечего.
  
  Словно демонстрируя свою решимость, парень встал и быстрым движением стянул с себя майку, небрежно бросив ее на спинку стула.
  
  Ой, кто бы сомневался. Я закатила глаза в небо. - Неужели хочет продемонстрировать нам свое стройное тело. Тоже мне, невидаль. Он ошибся, если решил, что мы последуем его примеру. Я даже смотреть в его сторону не стала, прекрасно понимая, как отреагирую, сделай я это.
  
  -- Ну знаешь... -- Самара была смущена до предела. И это при ее-то способностях заставлять краснеть всех парней, что рядом. Что-то явно тут было не чисто. Впрочем, я сама старалась не смотреть в его сторону, чтобы случайно не начать рассматривать как диковинную вещь, ведь знала куда это приведет.
  
  -- Купальники здесь продают, я видел в прайсе, -- довольный собой, заулыбался Кир. Вот чего он отсвечивает этой своей улыбкой, словно больше и показать нечего. Лучше бы умом так блистал, а не уверенностью, граничащей с нахальством.
  
  Мара активно закивала головой, на этот раз соглашаясь.
  
  -- Так бы сразу и сказал. Не за чем было смущать приличных девушек. Идем купаться?
  
  Она повернулась ко мне, и я лишь небрежно пожала плечами, делая вид, что рассматриваю местность вокруг:
  
  - Я не против.
  
  Кирилл помог нам встать из-за стола, отодвигая наши стулья. Когда он переключился от Мары ко мне, его рука нежно коснулась моей кожи несколько раз, и я могла поспорить, что это была никакая не случайность.
  
  Мы покинули баркас и спустились на берег.
  
  -- Девчонки, а поделитесь секретом, -- Кир встал между нами и согнул руки в локтях, приглашая обхватить его за них.
  
  -- Каким? - Мара с энтузиазмом взялась за подставленную ей руку, прильнув к парню чуть ли не всем телом.
  
  Я же от своей части этого обворожительного тела, отказалась. Кирилл не подал вида, что его это расстроило и как ни в чем ни бывало, продолжил болтать.
  
  -- Кем вы мечтали быть, когда были маленькими? Я слышал, в детстве все девочки хотят стать принцессами или королевами. Это так?
  
  -- Да, -- громко отозвалась Самара.
  
  -- Нет, -- совсем тихо произнесла я, зная, что ответ подруги его не слишком интересует. Меня же его вопрос слегка напугал, ведь он не был таким уж случайным, но отвечать определенно не стоило.
  
  -- Нет?
  
  Он все же услышал мое бубнение. И почему-то удивился. Хотя, вполне логично - ведь он ожидал совсем другой ответ, учитывая, что его вопрос на самом деле даже не предполагал прошедшее время. Он совсем не просто так об этом спросил - он тоже меня проверял. Не важно. Я все равно сказала правду.
  
  -- Разъяснишь почему? - Кир внимательно всматривался в мое лицо, будто хотел понять, вру я или нет.
  
  -- Короли и королевы самые одинокие люди на свете. У них нет настоящих друзей, а все, кто рядом, кто улыбается, подхалимничает, пресмыкается - они делают это лишь ради собственной выгоды, власти, карьерного роста. Даже жениться и выходить замуж они должны за тех, союз с кем сулит выгоду королевству, либо на том, кого выбрали родители. Их свобода ложная. Они в золотой клетке и в ней же обречены умереть.
  
  -- Интересная позиция. - Кирилл выглядел растерянным. - Но ты вряд ли могла думать так, когда тебе было, скажем - пять лет. Ты этого не понимала. Значит, ты врешь. Она ведь врет, как думаешь, Мара?
  
  Перетаскивать подругу на свою сторону? Это уже чересчур. Я послала Самаре предупреждающий взгляд, но она все равно кивнула, соглашаясь с его словами.
  
  -- Вот видишь - все это заметили, -- Кир обворожительно улыбнулся. - Полагаю, что ответ на самом деле "да".
  
  -- Нет, -- стояла на своем я. - Мне никогда не нравились принцессы из сказок. Они какие-то уж совсем безвольные и их все время кто-то должен был спасать. Так что я хотела быть золотой рыбкой. Будь я мальчиком, наверное, захотела бы стать богатырем, что одним ударом способен победить Змея Горыныча.
  
  Наши взгляды схлестнулись.
  
  Силы небесные - что я делаю? Ну зачем провоцировать его выйти из тени? Зачем отдавать все карты ему в руки? Будет только хуже.
  
  -- Какая разница, кто и кем хотел быть, -- встряла в нашу милую мысленную перепалку подруга. - Важно, кто и что представляет собой сейчас. Я к примеру, представляю собой очень злую на официантов клиентку. Они что, попрятались, -- она обвела взглядом пристань. - Я уже хочу поскорее взять купальник.
  
  -- Не расстраивайтесь, дамы - сейчас все будет.
  
  Кир отлепился от Самары и громко свистнул, после чего из ближайшей к нам постройки высунулась голова молоденького паренька и вопросительно воззрилась в нашу сторону. Кирилл махнул ему рукой, прося подойти ближе. Просьба тотчас была исполнена, и юноша с неизменным блокнотом застыл в двух шагах от явно очень щедрого клиента.
  
  -- Чем могу помочь? - спросил он, готовясь сделать запись.
  
  -- Мои дамы хотели бы приобрести купальные наряды. Как это можно устроить?
  
  -- О..., - официант почему-то замялся. - Магазин сегодня закрыт. Но, я сейчас поищу администратора и думаю, он сможет помочь вам в этом вопросе.
  
  -- Так и знала, что с купальниками будут накладки, -- заворчала Мара. - Оно и понятно, кому их тут продавать - если на весь пляж, одни мы.
  
  -- Поверь мне, красавица, -- он обращался к Маре, но смотрела все же на меня. - Я всегда держу свое обещание. Купальники будут. А потом мы вернемся к разговору о Горынычах. Меня весьма заинтересовала эта тема.
  
  Ну вот, допрыгалась? - упрекнула я себя. - Поиграла в кто кого умней? Если он еще и сомневается в том, что ты все знаешь, ответы на новые вопросы выдадут тебя окончательно. И что потом?
  
  Заметив, что наш ухажер отвлекся на официанта, давая тому какие-то указания по поводу музыки, я дернула подругу за руку и оттащив чуть в сторону, склонившись к самому уху, шепнула:
  
  - Отвлеки его. Я хочу уйти.
  
  -- Ты серьезно? - кажется она сомневалась в адекватности моего решения.
  
  Когда я кивнула в ответ, подруга дала знак, что поняла мой намек и, подхватив приближающегося Кира под руку, потащила к воде. По дороге она скинула с себя обувь и добежав до реки первой, принялась осыпать его брызгами. Кирилл засмеялся, оглянулся и видя, что я иду к ним, последовал ее примеру. Но я и не собиралась присоединяться к этой игре. Я вообще не планировала оставаться рядом, особенно после того, как едва не выдала себя с потрохами. Даже и не думала, что на самом деле такая несдержанная, но рядом с ним в меня словно бес вселялся - тянуло все время провоцировать, привлекать к себе внимание.
  
  Как только силуэты Самары и Кирилла исчезли за ветвями плакучей ивы, растущей на берегу, я решительно свернула в сторону деревьев и секундой спустя уже исчезла в их тени. Я знала, что только от воды можно обогнуть забор турбазы и выйти на дорогу, с которой проще всего попасть домой. И мне очень хотелось, чтобы мое отсутствие осталось незамеченным как можно дольше. Потому-то я не пошла через центральные ворота, подозревая, что они закрыты от других посетителей и понадобится прежде найти кого-то из сотрудников, чтобы суметь их преодолеть.
  
  Уверенным шагом двигаясь через пролесок, я держала в поле зрения край забора турбазы. Сбиться с пути в мои планы не входило. Первые пару минут я постоянно оглядывалась, боясь того, что Кир оставит Мару и бросится меня догонять. Тогда я точно буду выглядеть как идиотка, побег которой не удался.
  
  Побег, -- на губах невольно образовалась улыбка. - Причем уже далеко не первый. Наверное, я полнейшая дура, раз бегу от такого парня. Снова. В который уже раз. Но возвращаться к теме, к которой я была уверена, Кир все равно вернется в течение вечера, у меня не было большого желания. Пусть все идет, как идет. Пока. В конце концов -- меньше знаешь, лучше спишь. Я не готова услышать то, что он может сказать. И не хочу пока окончательно выдать себя.
  
  Зацепив ногой за какую-то ветку, споткнулась. Чтобы не упасть, схватилась за высокие кусты справа. Это оказалась крапива и руку сильно обожгло. Я спешно одернула ладонь к себе и принялась что есть силы дуть на горящую кожу. Она покраснела и начала покрываться волдырями.
  
  Ненавижу крапиву. Зачем я вообще согласилась пойти в кафе? Сидела бы сейчас дома и ни о чем не думала.
  
  Стараясь больше не касаться этой жуткой травы, я взяла чуть в сторону. Пролесок оказался намного больше, чем я ожидала. Как и везде, где есть люди, рядом с забором валялось много мусора - пустые бутылки, пакеты, порванные коробки, пачки от сигарет и бумага. Убирать прилегающую к турбазе территорию никто не желал.
  
  Я перешагнула попавшуюся на пути автомобильную шину и еще немного свернула в сторону, чтобы не идти по мусору. На мое счастье, он вскоре кончился и двигаться стало намного легче. Внимательно всмотревшись в чащу впереди себя, я слегка расстроилась, так как просвет, обозначающий собой дорогу, все еще был где-то далеко.
  
  Пришлось ускориться, но уже через пару шагов я все же вынуждена была замереть на месте, как вкопанная. Ноги словно приклеились к земле, сердце ушло в пятки, а мышцы одеревенели. Два вертикальных зрачка. Еще два. И еще...
  
  Огромная черная гадина с еще более темным зигзагом на спине неспешно поднимала свое тело из ложбинки за упавшей веткой. Змея так сильно раздулась, что стала казаться толще, чем была в действительности. Будто бы злилась.
  
  Я интуитивно отпрянула, заметив, как зашевелились сбоку от нее в траве другие две змеи. Они были чуть поменьше первой и по окрасу гораздо светлее, но выглядели более агрессивными. Почти одновременно они стали бить хвостами и шипеть. Большие округлые глаза с щелевидным зрачком выражали столько агрессии, что я невольно попятилась, опасаясь, что сейчас повторится все то же, что и в лесу. Это была ловушка. Путь вперед был перекрыт.
  
  Я медленно развернулась, чтобы чуть отойти назад и обогнуть этих гадин сбоку. Моя нога коснулась чего-то скользкого и холодного -- я невольно громко взвизгнула и подскочила вверх, опасаясь почти сразу ощутить жгучий укус в ногу. В ту же минуту чьи-то крепкие руки подхватили меня и приподняли от земли.
  
  Даже не видя спасителя, я знала, что это Кир. Сначала я даже не поняла, как он прорвал оборону и ворвался в этот круг, не спровоцировав нападения. Но тут увидела нечто странное: змеи спешно покидали свои места, расползаясь в стороны от того места, которое только что окружали, прячась в траве и кустах. Они как будто чего-то боялись. Даже толстая змея сдулась и стремительно исчезла в траве.
  
  Я смотрела на них в недоумении. Никогда не видела, чтобы змеи спасались бегством. И от кого? От человека. Вот тебе и ответ на все вопросы. -- Сердце испуганно забилось в груди. -- Кир и правда мог управлять поведением змей и контролировать их. Жаль только, что это его умение не сулило мне ничего хорошего и уж точно не могло убрать их прочь из моей жизни. Я так долго гнала от себя мысли о его связи со своим похищением, но сейчас, мои самые сильные страхи подтверждались и все говорило не в его пользу. Вот почему он всегда меня пугал. Я интуитивно чувствовала его связь со змеями и ощущала исходящую от него опасность и угрозу. Моя эмоциональная реакция на змей жила во мне на биологическом уровне и поделать с этим ничего уже было нельзя. Мой опыт по взаимодействию с ними был негативным и теперь это сказывалось на всем.
  
  Мне стало страшно. Даже больше, чем, когда я поняла, что снова попала в змеиную ловушку. Намного больше. Я постаралась успокоиться, начав глубоко дышать, но кислород словно стал тяжелым, болью отдавая в груди при каждом вдохе.
  
  Когда последний мерзкий хвост исчез в траве, я подняла лицо на Кирилла, но увидела не его - перед глазами вновь всплыла сцена в лесу, и я брезгливо передернулась.
  
  - Испугалась? - нежно спросил он, медленно опуская меня на землю.
  
  - Очень, - честно призналась я, дрожа всем телом, словно осиновый листок. - Я их панически боюсь.
  
  Он улыбнулся и прижал меня к своему плечу, а я впервые не почувствовала той болезненной тяги, что возникала в его присутствии. С осознанием того, кто он, наваждение как рукой сняло.
  
  - Зачем же ты тогда вошла в лес, если так боишься змей?
  
  - Мне было нужно, - тихо отозвалась я, не дав ни каких конкретных разъяснений. Я все еще дрожала. Он сильнее прижал меня к себе и поцеловав в лоб, произнес:
  
  - Рядом со мной тебе ничего не угрожает. Я могу защитить тебя от них.
  
  - Правда? - я подняла голову и заглянула ему в глаза, пытаясь хоть что-то в них прочесть и уже не боясь потонуть. - Ты случайно по профессии не змеелов?
  
  Не знаю зачем я спросила такую очевидную глупость, но вдруг, он пока не догадывается о моих познаниях, а значит еще есть шанс оставить все прежним. Хотя была ли в этом необходимость после того, что я только что увидела? Мой голос все еще дрожал, но Кир кажется решил, что это от страха.
  
  - Нет. Конечно нет.
  
  -- Тогда как тебе это удалось? - робким голосом поинтересовалась я. Моя рука лежала на его груди и это было приятно. Сердцебиение понемногу выравнивалось, словно бы он и правда мог меня защитить. Не понимаю почему, но с ним рядом я чувствовала себя спокойно.
  
  -- Что удалось?
  
  -- Прогнать их.
  
  -- А, ты вот о чем.
  
  Он не спешил давать объяснений, но я пристально смотрела на него, не отводя глаз и давая возможность все еще касаться меня. В конце концов ему пришлось дать ответ.
  
  - Змеи просто меня боятся, - как-то неловко признался он.
  
  - Боятся? Но почему? - изображать заинтересованность даже не пришлось. Она была искренней.
  
  Я этого совсем не ожидала, но он отстранился от меня. Убрал руку с талии и стал рассматривать траву и кусты, за которыми скрылись змеи. Я чувствовала, что затронула тему, которую теперь и он хотел бы избежать. И от этого мне стало еще любопытнее. Неужели он тоже не хочет признавать своей природы и пытается оставить все как есть, или же он просто не понял, что я знаю. Теперь уже испуг отошел на второй план, уступив место любопытству и желанию во всем разобраться.
  
  - Нужно вернуться. Мара, наверное, нервничает.
  
  - Ты не ответил? - я не дала увлечь себя за собой. Сейчас я проявляла упрямство и желание во что бы то ни стало получить ответ. Другого такого шанса может не представиться. И раз уж все так сложилось, нужно выяснить все прямо сейчас, иначе я сведу себя с ума к следующему утру.
  
  - Обещаю, что все расскажу тебе, как только мы останемся наедине, - пообещал Кир, потянув меня за руку в сторону реки.
  
  - Мы и сейчас наедине, - одернув ладонь, заявила я.
  
  Его глаза помутнели, как у любого, кто начинал злиться, и все же, он не спешил отвечать. Казалось, Кир пребывал в растерянности - впервые за все время нашего знакомства. Иначе почему боялся повернуть ко мне лицо и избегал прямого взгляда. В отличие от него, я точно знала, что могу сейчас услышать и от каждой мысли об этом мне становилось только хуже. И всё-таки я должна была выяснить все именно сейчас.
  
  - Это может показаться немного странным..., - не слишком уверенно начал Кир. - Ты даже можешь мне не поверить.
  
  - На столько же странно, как и то, что змеи меня всюду преследуют, - я рискнула выдать одну из своих тайн, подталкивая его к продолжению рассказа. К тому же, это прекрасно объясняло мое поведение и мои прежние ответы.
  
  - Преследуют? - он изобразил изумление на своем лице. Я не очень поверила. - Но зачем им тебя преследовать? Может, тебе это просто показалось - наткнуться на змей в наше время проще простого. Тем более, когда живешь возле леса.
  
  - Ты их защищаешь? - его реакция немного удивляла. Выходит, он в самом деле не понял, что я в курсе его тайны и пытается ее яро защитить и сохранить. Вот только причина мне не совсем ясна.
  
  - Нет. Конечно нет, - Кирилл снова смутился. - Я просто высказал свое предположение по этому поводу.
  
  - А-а, - я сделала вид, что поверила. - Так что там с тобой за история приключилась? - напомнила я о том, что он сам упомянул.
  
  - Хорошо, я расскажу, - Кир прислонился спиной к стоящей рядом березе и сунул руки в карманы. Глаза его бегали по стволам и веткам, избегая контакта с моим лицом, к которому еще пару минут назад были словно приклеены.
  
  Интересно, он просто нервничает или придумывает что соврать? Говорят, что, когда человек врет, он слишком прямо смотрит в глаза, чтобы казаться честным. Кирилл же сейчас вообще избегал этого контакта. Впрочем, что я знаю о психологии?
  
  - Это случилось несколько лет назад, -- он все еще блуждал глазами по пролеску. -- Мы с семьей отправились за грибами и как-то так получилось, что я отстал. Я нашел хорошую поляну и так увлекся, что забыл об элементарной осторожности. Я не сразу заметил рядом змею. Она была крупной и у нее на голове был какой-то странный знак. Прежде я никогда такого не видел. Змея готовилась напасть. Я медленно снял обвязанную вокруг пояса куртку и швырнул ей на голову. А пока она пыталась из нее выбраться, наступил ей на шею и воткнул нож в череп. Не ожидал, что смогу с ней справиться - наверное сыграл свою роль страх. Я тогда очень сильно испугался. - Он выдохнул, как будто только что сбросил с себя тяжелейший груз. - С тех пор змеи стали меня бояться. Я понял это когда оказался в цирке и нам предложили сфотографироваться с удавом. Несчастного тогда еле поймали, так он удирал от меня.
  
  На его лице вновь появилась прежняя самодовольная ухмылка, да и взгляда своего он больше не прятал. Кажется, решил, что опасность миновала и он ответил на мой вопрос.
  
  -- Ух ты! - поразилась я, не поверив ни единому слову. Сейчас было даже не понятно, кто из нас и с кем играет. Его рассказ меня удивил. Это было не совсем то, что я ожидала от него услышать. И это точно не могло быть истиной, так что я не стала скрывать своих сомнений по поводу правдивости всего повествования. - Действительно странно. Столько людей убивает змей постоянно, но я ни разу не слышала, чтобы они, после этого, начинали их бояться.
  
  - Я тогда тоже так подумал, -- соглашаясь со мной, кивнул Кир. -- Но потом вспомнил про знак, который был на голове змеи и решил узнать, что он означает. Оказалось, что этот рисунок..., этот знак принадлежит матери всех змей, их королеве. Я прочел, будто считается, что ее невозможно убить человеку. А я получается, смог. Может поэтому змеи боятся меня. Считают, что я так же запросто могу убить и их.
  
  Я несколько минут молчала, обдумывая услышанное. Когда видишь человека, который тебе нравится внешне, очень сложно воспринимать его отрицательно. Мозг привык принимать во внимание то, что он видит, не слишком обращая внимание на выводы и доводы разума. Сложно противостоять этому обманчивому впечатлению, но жизненно необходимо. Достаточно вспомнить, через что пришлось пройти чтобы выжить в лесу и вернуться домой после похищения. Нет, я так легко не сдамся.
  
  Я еще раз посмотрела на парня. Сомнений больше не осталось. Он именно тот, кто я думаю. И пусть он в этом пока не признается открыто, иных подтверждений больше не требуется.
  
  Кир нервно теребил сорванный с дерева лист в руках. Молчание затягивалось, и он вновь заговорил:
  
  -- Фантастическая история, ты не находишь? - он изобразил что-то похожее на смешок.
  
  Прямой взгляд в глаза так и не помог понять, что же он за человек и..., это было невероятно -- он сам отвел свой взгляд. Первым.
  
  -- Ты можешь мне не верить, - кажется он чувствовал, что не убедил меня, - но эта чистая правда. Хотя, больше похоже на сюжет из фильма. Может имеет смысл поделиться им с каким-нибудь режиссером. Он мог бы придумать интересное продолжение, а я, сыграть главную роль. Я же само очарование.
  
  И верх самовлюбленности, -- хотелось бросить в ответ. - Он и правда думает, что я поверила в этот бред?
  
  -- Уверен, тебе бы захотелось посмотреть на фильм с моим участием, -- его губы тронула лукавая улыбка, а подбородок вызывающе приподнялся. - Я ведь тебе нравлюсь, верно? Возражения бессмысленны - я вижу это по твоим глазам.
  
  -- О, заткнись, -- выдохнула я слегка раздраженно. Его надменность сводила на нет все его усилия мне понравится.
  
  -- Ну вот, что я и говорил. Ты пытаешься убедить меня и себя в обратном, но... -- он хихикнул, -- можешь обманывать кого угодно, только не меня. Я ошеломляюще красив. Еще я в какой-то степени уникален и очень... ОЧЕНЬ сексуален.
  
  Полнейший бред. Он так сильно хотел увести разговор в сторону и изменить течение моих мыслей, что даже готов был выглядеть смешно и нелепо, расхваливая собственную персону. Будто знает, о чем именно в эту минуту я думаю.
  
  Он нес какую-то околесицу, интерес к которой я потеряла сразу же, как это поняла. Его взгляд был слишком насторожен и совершенно не улыбался, когда он восхвалял себя. Кир пытался выглядеть небрежно и естественно, но я видела, как напряжена его спина и сосредоточен взор. Я натянуто улыбнулась, подыгрывая этому спектаклю. Но мысленно, была очень далеко. На столько, что даже не слышала его слов. В голове бешено пульсировала одна единственная мысль: "я была права. Я с самого начала знала, кто он такой".
  
  Теперь, когда все подтвердилось и отмахиваться от проблемы не имело смысла, я снова чувствовала страх. Я боялась, что не смогу этому противостоять, потому что чувства, которые я испытывала к Киру, были очень сильными. Мне предстояло сопротивляться безумной силе притяжения, которая старательно приковывала нас друг к другу, кружила голову, путала мысли, заставляя разум подчиняться телу. Это было неправильно. Это было ненастоящим. Словно наваждение или чары. И меня с самого начала это жутко бесило и выводило из себя.
  
  - Ты мне не веришь? - вернул меня назад в реальность Кирилл. Легкость поведения куда-то испарилась - он снова стал сама серьезность.
  
  - Я еще не решила. - Я отвела глаза в сторону и сорвала растущий рядом цветок. Он был совсем крохотным, на толстой длинной ножке, увешанной зубчатыми листьями. Почти как я - маленькая, в плотном кольце из змей.
  
  Пожалуй, мне действительно нужно подумать. Еще раз. Даже не знаю - просто побыть одной. Прислушаться к своей интуиции. Решить, что делать и как себя вести. Вот только уйти просто так он мне скорее всего не даст. Что ж, придется перетерпеть этот вечер.
  
  Вместе, но не касаясь друг друга мы вернулись назад к реке. Опасаться змей мне больше не приходилось - в его присутствии они вряд ли появятся. Кирилл шел следом, тяжело дыша мне в спину.
  
  - Ну и где вас носило? - возмущенно накинулась на нас на выходе из леса Самара. - Бросили меня здесь одну. Если я вам мешаю, так бы сразу и сказали.
  
  По нашим лицам ей стало ясно, что оба не в духе. Мара резко смолкла и вопросительно покосилась на меня. В ее глазах буквально читалось "почему ты еще здесь". Я не могла ответить ей прямо сейчас, поэтому натянула на лицо улыбку и произнесла:
  
  -- Извини. Каюсь за непреднамеренное похищение этого несносного типа. Теперь ему придется купить тебе еще больше мороженого, чтобы загладить свою вину.
  
  Кир подозрительно на меня покосился, но дал понять, что не против выполнить эту просьбу.
  
  -- Между прочим, магазин с купальниками уже открыли, -- напомнила о недавней затее Мара. - Сходим посмотреть?
  
  Наверняка ей не терпелось расспросить, что произошло, а примерочные как раз давали желаемое уединение. Пообещав, что вернемся всего через пару минут, мы с подругой направились к магазину, где нас уже поджидала незнакомого вида женщина средних лет. Как только мы приблизились, она приветливо улыбнулась и пригласила изучить их ассортимент.
  
  -- Ну и что там у вас произошло? - Мара увлеченно перебирала вешалки с раздельными купальниками, тогда как я отошла к тем, что скрывали и живот, и спину. Не хочу, чтобы Кир таращился на меня еще больше.
  
  -- Он догнал меня раньше, чем удалось добраться до трассы, -- чуть обиженно произнесла я. - Между прочим, в твою задачу входило не дать ему этого сделать. И как же тогда так вышло?
  
  -- Да ну его, -- небрежно отмахнулась подруга. - Больной. Как только заметил, что тебя нет - заметался, бросил меня и не говоря ни слова рванул в лес. И кто вообще так делает? Я тут перед ним и так и эдак, улыбаюсь, ресницами хлопаю, а ему все по боку. Сильно он видно на тебя запал.
  
  -- Глупости. Да, может пока он и хочет встречаться со мной, но ты ведь сумеешь все исправить, -- я подмигнула подруге и сняла с крючка понравившийся оливковый купальник с мелкими прорезями на бедрах. На деле должен сидеть отменно.
  
  Мара что-то ответила, но я уже успела зайти в кабинку и зашторить занавесь, поэтому ничего не услышала. Выбранный купальник в самом деле оказался довольно милым, при этом как я и ожидала, очень скромным и сдержанным. Осталось только подыскать подходящее парео, чтобы скрыть ноги.
  
  Когда я вернулась в основной зал, Самара все еще находилась в примерочной. Я была уверенна, что она разрывается как минимум между пятью вариантами бикини, поэтому с выбором платка не спешила. Наконец подруга нашла то, что ей понравилось и представ перед продавщицей и мной, приняла соблазнительную позу.
  
  -- Ну как тебе? - лицо ее лучилось, а глаза горели.
  
  -- Могла бы и не спрашивать. Шили словно для тебя.
  
  Женщина полностью со мной согласилась. Мы подошли к кассе желая расплатиться за покупки и очень удивились узнав, что все уже сделано.
  
  -- М-ммм, я его почти уже простила, -- растянула губы в улыбке Мара. - Обожаю щедрых мужчин.
  
  Мы вышли из магазина. Кир сидел на пристани, свесив ноги в воду. Брюки его были завернуты до колен, торс обнажен. Солнце ласкало его кожу и было видно, что он этим наслаждается.
  
  -- О! - он чуть с усмешкой скользнул взглядом по моему купальнику, едва борясь с желанием бросить в его адрес какую-нибудь колкость. Я вызывающе приподняла подбородок, давая понять, что его мнение меня мало волнует. - Очень... милый выбор. Идем купаться?
  
  -- Сначала мороженое, -- я увидела, что официант как раз пронес его на баркас.
  
  Мара не возражала, так что мы вновь вернулись в кафе и занялись свои прежние места. Я зачерпнула холодное лакомство с кусочками фруктов и отправив его в рот, зажмурилась от удовольствия.
  
  -- Такое вкусное? - с игривой интонацией полюбопытствовал Кир. - Дашь попробовать?
  
  Не успела я решить, какой ответ дать, как Самара радостно взвизгнула.
  
  -- Ого! Ты только посмотри кто там!
  
  Повернув голову в направлении ее руки, я увидела быстро приближающийся к нам катер с тремя молодыми людьми и двумя девушками на борту. Причем и я и Самара прекрасно знали всю его мужскую половину - они были нашими одноклассниками и с одним из них я даже какое-то время назад встречалась. Мы неплохо проводили время и расстались друзьями. Теперь Адам, а именно так звали моего последнего парня, встречался в еще одной моей подругой. Учитывая, что ее самой на катере не было, я предположила, что сегодня он выполняет роль капитана, катая по реке своих друзей с их вторыми половинками. Никогда еще так не была рада повстречать своего бывшего. Ох, как же вовремя они нарисовались.
  
  Быстро встав, я подошла к ограждающему заборчику и приветливо помахала ребятам рукой. Меня конечно же заметили и засвистели в ответ.
  
  -- Ура, ура! - запрыгала от радости Мара. Похоже, что наш треугольник начал угнетать и ее тоже. - Теперь нормально повеселимся.
  
  Катер быстро подрулил к пирсу, и мы с Марой, совершенно не сговариваясь, побежали встречать гостей. Ребята быстро выпрыгнули на платформу. Адам вылез последним, привязал катер к столбу веревкой и лишь затем подошел обнять нас. Остальные парни уже успели стиснуть в своих крепких руках и меня и Самару.
  
  -- Привет, хорошая моя, -- улыбаясь, раскинул руки в приглашении Адам, и я тут же прыгнула ему на грудь, и он закружил меня по пирсу. А когда вернул на ноги, я поймала совсем уж недружелюбный взгляд Кира, с угрозой взирающего на нового соперника. - Чего здесь такая тишина? - подивился Адам, не заметив этой угрозы. - Впервые вижу, чтоб этот берег пустовал.
  
  -- Ну, теперь он уже не совсем пустует. Пойдем, мы как раз приступили к поеданию мороженого.
  
  -- Ты просто читаешь мои мысли. Мне срочно нужно что-то охлаждающее, иначе я сам растаю.
  
  Самара быстро представила всем Кирилла. Как и я, она не смогла не заметить, какими пожирающими взглядами созерцали его прибывшие девицы. Разве что слюнки не текли. Затем парни познакомили нас со своими девушками, и вся компания перекочевала в кафе. Официант не заставил себя долго ждать и сразу стал принимать заказы новых гостей.
  
  Когда почти все расселись, выяснилось, что стульев на пирсе не хватает. Свободных осталось лишь два, а стоять остались трое: Кир, Адам и я. Конечно, дополнительные стулья должны были принести в ближайшее время, но я не стала дожидаться этого момента.
  
  -- Могу предложить тебе сесть со мной, -- обратилась я к Адаму. - Ты ведь не против?
  
  Кир нахмурился, а глаза заблестели яростью:
  
  -- Я против.
  
  Парни кажется переглянулись, но я не дала им возможности что-то решить, потянув Адама за свободный стул и почти падая ему на колени. Сей безобидный жест был для нас привычным и ничего такого не предполагал, но Кир вдруг зашипел и схватив меня за запястье, рывком поднял на ноги.
  
  -- Никто не смеет прикасаться к этой девушке, -- созерцая гостей почти озверевшим взглядом, процедил он, пребывая в самом настоящем бешенстве. Глаза мечут молнии, челюсть плотно сжата, плечи напряглись.
  
  Смех, до этого приятно разбавляющий неловкую тишину в кафе, мгновенно стих и все уставились на нас.
  
  Я и сама готова была озвереть. Что он вообще себе позволяет? Он еще даже до статуса друга не дослужился, а ведет себя, словно мы давно пара.
  
  -- НИКТО - предполагает всех, без исключения, -- я резко отдернула руку на себя и попятилась к Адаму.
  
  -- Никто кроме меня, -- чуть тише произнес Кир, не отпуская моего взгляда. Своим, он словно молил меня не делать глупостей и остаться с ним.
  
  -- Он твой парень? - донеслось из-за спины.
  
  -- Нет.
  
  -- Это ненадолго, -- уверенно заявил Кир и посмотрел на остальных. В его осанке, повороте головы и взгляде сквозил хищник, обещающий много плохого тому, кто решит бросить ему вызов. - Эта девушка - моя. Она сделана из моего ребра.
  
  -- Из ребра мужчины можно сделать только шашлык, -- пошутил Макар. - Без обид, дружище, но количество ребер у мужчин и женщин одинаково парное. Тот, кто тебе сказал такую чушь, явно бредил.
  
  Я почувствовала, что за спиной встал Адам и подойдя, положил руки мне на плечи. Взгляд Кира почти тут же потемнел пуще прежнего и это очень меня напугало. Подобная ревность сама по себе не нормальна, а между теми, кто даже не вместе, ее и существовать не должно.
  
  -- Убери руки! - приказал Кир, скрипя зубами и с силой сжав кулаки.
  
  -- Чувак, пока ты не ее парень, ты не имеешь права так командовать. - Адам вроде даже и не испугался. - Даже я, как старый друг, не стал бы этого делать.
  
  -- Последний раз повторяю...
  
  Адам не дал ему договорить, перебив:
  
  -- Ты многовато на себя берешь. Если она считает, что мои руки на своем месте, то так оно и есть. Там они и останутся.
  
  Искра вспыхнула, и я почти почувствовала, как Кир потянулся к Адаму, намереваясь нанести удар кулаком. Я и сама не поняла, как сумела перехватить его в самом начале этого пути, буквально закрыв собой весь обзор и едва не столкнувшись лоб в лоб. Частое прерывистое дыхание ударило мне в лицо. Я почти слышала, как скрипят зубы Кирилла, но встретившись со мной глазами, он все же не смог пойти дальше и вот уже плечи расслабились и опустились, дыхание выровнялось. Его ярость разбилась о стену моего недовольства.
  
  -- Извините, мы ненадолго, -- теперь уже я хватила Кира за руку и потащила на берег, чтобы поговорить.
  
  Кир шел следом послушно и похоже даже был рад, что мы отдаляемся от остальных. Я же была в гневе и как только под ногами оказался песок, остановилась и развернувшись выпалила:
  
  -- Что это вообще такое было? Ты не имеешь права мной распоряжаться, да еще при друзьях. Если ты такой на самом деле, то это пугает. Это ненормально, -- словно в подтверждение своих слов, я чуть попятилась.
  
  -- Эва, прости, -- Кир протянул ко мне руки, но я только сморщилась и еще теснее прижала собственные к бедрам. - Я не хотел тебя оттолкнуть. Но он не должен был...
  
  Я не желала даже слушать его оправданий.
  
  -- Тебе надо к психиатру. Нормальные люди так себя не ведут. - Я шумно вздохнула. Это было все, на что сейчас меня хватило. Слезы уже подступали к горлу от осознания того, что все больше чем плохо. Он мной болен, а его ревность граничит не с неуверенностью в себе, а с желанием обладать мной единолично. Все так, как я опасалась.
  
  Сколько раз я прокручивала в своей голове момент нашей встречи. Моей и того, у кого змеи на посылках. У меня была тысяча вариантов, как следует действовать. Во всех них я должна была его ненавидеть и презирать. И вот он настал и пусть все прошло совсем не так, как я это себе представляла, и он даже не сознался в том, кто он есть, я все равно этого не хотела. Нет, не могла. У меня не осталось сил на ненависть к нему. И если и были, сейчас я сама в них слабо верила.
  
  Если бы кто-нибудь мог меня понять. Но тех, кто был в теме, рядом не было. Мама давно уже умерла. А отец... я не хочу его втягивать в происходящее. Не хочу и не буду, пока еще остается возможность так поступать.
  
  -- Я уезжаю с друзьями, -- с трудом совладев с собственным голосом, чуть спокойнее добавила я. -- Я очень устала, а завтра нужно рано вставать. Проводи Мару. Она совсем не знает город, и я за нее волнуюсь. -- Конечно, я врала. Самара была коренной жительницей этих мест и знала окрестности в тысячу раз лучше меня. Но мне было жизненно необходимо оставить его с ней и не дать возможности увязаться следом. -- Надеюсь хоть это ты можешь сделать без срывов.
  
  -- М-м.... Да, хорошо, -- не слишком уверенно отозвался Кир. Наверное, почувствовал, что сейчас мне и правда лучше побыть одной и что я слишком на него зла, чтобы выслушивать что бы то ни было, включая извинения.
  
  Я направилась назад в кафе едва передвигая ноги. Мои движения были скованными. Я хотела проснуться. Это было единственным, чего я сейчас очень-очень хотела.
  
  -- Увидимся завтра, - поспешно выдохнул Кир, но уже в спину.
  
  Я не стала кивать и обнадеживать, даже не повернула голову, продолжая удаляться. Кирилл стоял на месте не двигаясь, но я каждой клеточкой чувствовала на себе его грустный внимательный взгляд. Он даже не подошел, когда я сообщила Адаму, что хочу, чтобы он отвез меня домой и когда остальные тоже решили продолжить плавание дальше. И продолжал стоять на прежнем месте, пока мы грузились в катер, а затем отплывали, превращаясь в белую точку на темно-зеленой поверхности реки.
  
  Глава 6. Секреты старой сказки.
  
  И змее милее свой край, даже если это мусорная куча.
  (Чеченская поговорка)
  
  Субботний день. У большинства людей обычный выходной. Я же, нервно мерила шагами комнату.
  
  Сейчас она пребывала не в лучшем своем виде, так как я в который уже раз попыталась найти исчезнувшую мамину тетрадь с последними записями, заглядывая во все ящики и перебрав содержимое почти всех полок. Теперь на полу оказалось разбросанно много вещей, среди которых шустро бегали ежики. У меня их было целых шесть штук. Настоящая большая семья, которая вот-вот должна была снова увеличиться.
  
  Содержимое исследуемых мной коробок было однообразным: книги, в том числе и со сказками, тетради, папки с файлами. Все это когда-то принадлежало моей маме Маргарите. Она была искусствоведом по образованию. Но так как музей в нашем небольшом городке был всего один, а его коллектив давно и плотно укомплектован, мама работала в школе библиотекарем, и еще вела уроки рисования и музыки. В свободное время занималась исследованиями древних легенд. И после нашего с ней похода в зоопарк, ее всегда интересовала только одна единственная тема. И эта же тема сейчас интересовала и меня: тема змей.
  
  Змеиные легенды, сказания, эпосы - все находилось в этих тетрадках, которые я берегла с тех самых пор, как мамы не стало. Многие из них я знала наизусть, мама рассказывала их как сказки каждый вечер. Но после сегодняшнего, особенно хотелось освежить в памяти то, что я и так слышала многократно. Произошедшее вчера заставляло взглянуть на все совсем иначе, беря во внимание и то, на что раньше я внимания не обращала.
  
  Наконец, нужная коробка оказалась в моих руках. Я извлекла из нее несколько тетрадей и торопливо принялась их перелистывать. Тетради были исписаны красиво выверенным почерком и чуть ли не на каждой странице находились вклейки -- вырезки из журналов и газет.
  
  Я перелистывала страницу за страницей, бегло пробегая по написанному глазами. Одних только сказок было на целый том: Царевна-Змея, Заколдованная змейка, Японская сказка "Глаза змеи"; Невеста Змея, Сказка о Марфе-царевне и Змее, Цыганка и змея, Подарок змеи, Юноша-Змей, Невеста Полоза и еще много-много других. И это, не считая многочисленных сказок Бажова. Почти каждую из них я хорошо знала. Но, сказки-сказками, а мне было нужно что-то более весомое, вроде научных изысканий и предположений. И таковые были. Добравшись до второй тетрадки я как раз нашла то, что искала и принялась жадно перечитывать все пометки на полях.
  
  "Окружающие нас змеи куда более разнообразный вид, чем мы привыкли себе представлять. В процессе эволюции они научились летать и плавать, притворяться мёртвыми, завораживать свою жертву взглядом и маскироваться под любые условия. Все змеи - это воплощение мудрости, хитрости и зла. Особенно опасен предводитель змей. Он, необычайно красив, кожа его отливает бронзой, а взгляд вводит в оцепенение. Этот змей -- возбудитель любви, обольститель земных красавиц. Они бессильны против его магии. Но главное: Змей обладает способностью принимать облик человека".
  
  Чем больше я читала, тем более взволнованной становилась.
  
  До сих пор я не хотела верить, что может существовать особое племя змей, описанных в маминых легендах. Что нечто подобное может жить среди людей так, что они этого даже не замечают. А думать о том, что знакомый тебе человек является колдуном или кем-то, кто способен подчинять себе змей, вообще не хотелось.
  
  Человек-змей. Я снова вспомнила про Кирилла. Он был красив и очарователен. Он заставил меня почувствовать нечто, чего никогда раньше я не ощущала. По какой-то непонятной причине змеи его боятся и сторонятся. Но делает ли это его воплощением коварства? И тем более -- предводителем змей. Если да, то почему его выбор пал именно на меня. Почему им понадобилась та, которая ненавидит змеиное племя всей душой?
  
  Ты задаешь себе совсем не те вопросы, -- шептал тихий голосок в подсознании. - Ты пытаешься его оправдать и это верный шаг к падению. Они того и добиваются. Они долго ждали и теперь пришли за тобой.
  
  Внизу хлопнула дверь, и я поняла, что отец вернулся из магазина. Он ушел, когда я еще спала. Точнее, пыталась спать. Ведь всю ночь мне снились кошмары. Снилось, как я бегу по лесу, а вокруг шевелятся деревья. И у них нет листьев и нет веток - только бесконечные вьющиеся змеиные тела и головы.
  
  Потом снился Кирилл. Он был подобен демону тьмы - пугающе красивый, с холодным, леденящим душу взглядом и покрытой чешуей кожей. Сначала он был человеком, затем стал огромным змеем, обвившим мое недвижимое туловище стальной хваткой. Его кольца обвивались вокруг тела все сильнее и сильнее, сжимая меня с такой силой, что я невольно проснулась в страшном поту.
  
  Отогнав жуткие воспоминания, я отложила тетрадь в сторону и быстро спустилась вниз.
  
  -- Па, как думаешь, где еще могут быть мамины записи?
  
  Взгляд отца сразу стал встревоженным.
  
  -- Что-то произошло? - спросил он и по тому как взволнованно посмотрел, я поняла, что соврать не смогу.
  
  -- Он здесь. И я его видела.
  
  -- Видела? - папа нахмурился.
  
  -- Знаю, все это... -- я всплеснула руками, не находя подходящих слов. - Но, похоже, что мама была права. Змеи..., они разбегались от него, как от огня. Они его боялись. Он красив. Девушки от него без ума. А меня в его присутствии просто начинает трясти. Я не могу себя контролировать. И это пугает.
  
  Про то, что еще больше меня пугает его поведение, особенно в порыве ревности, решила пока умолчать.
  
  -- Старые тетради в чемодане за книжным шкафом, а остальные у тебя в комнате, -- расстроенно пробурчал отец. - Вновь придется переезжать.
  
  -- Никуда мы переезжать не будем, -- твердо заявила я, недовольная тем, что он вообще об этом подумал. - Надоело. Все детство в разъездах, а они все равно нас находят. Не на тех напали. Они еще пожалеют, что с нами связались.
  
  -- А ты точно уверенна, что это он, -- засомневался отец. Как и я, он прекрасно помнил предсказание о моем будущем. - Может... показалось.
  
  -- Я почувствовала это притяжение едва мы встретились. Все как описывала мама. Сильное влечение, не способность мыслить ясно, будто дурман в голове. Я уже бывала влюблена - я знаю, что это. Но с ним все совсем иначе. Я не хотела верить, но... Все именно так.
  
  Вспомнив о маме, я грустно вздохнула. Она всегда меня оберегала и пыталась защитить. И похоже она нашла что-то, что могло полностью изменить жизнь нашей семьи. Возможно даже, она нашла способ снять с меня чары или как-то их ослабить. Найди я тетрадь, все бы прояснилось. И тогда, возможно, вся эта игра, затеянная змеями, была бы на равных. Но эту ее последнюю тетрадь у нас выкрали. Почему, оставалось только догадываться и искать подсказки в целом ворохе других, более ранних записей.
  
  Зазвенел городской телефон. Я поднялась на второй этаж и сняла трубку.
  
  -- Ты представляешь, он посадил меня в такси и отправил домой. Одну, -- захлебываясь от негодования, почти сразу затрещала моя подруга. Странно, что она не позвонила мне еще вчера, наверняка ее переполняли эмоции. - Если не хотел оставаться со мной, мог бы сразу сказать, и я поехала бы с вами... Кретин! А если бы таксист оказался серийным маньяком? Да разве так поступают с девушкой, -- возмущалась она. - А ведь выглядит как... с картинки. А ведет себя...
  
  Затем последовал целый шквал эпитетов и жалоб в адрес нерадивого ухажера. Я едва ухватила момент, чтобы вставить в эту тираду свой комментарий.
  
  -- Я тебе о том и говорила. Смазливое лицо это еще не все. Таким как он особенно нельзя верить. Слишком уж самовлюбленные. А этот похоже еще и больной.
  
  Теперь, когда я все знала и приняла, мне надо было убедить и подругу в том, что Кирилл мне не пара и встречаться с ним совсем не к чему. Мне нужна была поддержка в борьбе с ним и похоже, что он сам меня ею обеспечил. Мара не прощала тех, кто первым бросал ее или давал понять, что она стала неинтересна.
  
  -- Когда ты ушла, -- продолжила подруга. - Он стал меня расспрашивать о тебе и о том, что ты мне о нем говорила. И вел он себя как-то странно. Тряс меня за плечи, рычал. Чувствовала себя, словно бандит на допросе. Я сделала, как ты просила: сказала, что тебе он не интересен и что ты отдала его мне. Только черта с два, мне нужен такой кретин. Он конечно безумный красавчик, но... у него было такое злое лицо, когда вы уплыли. Поверь, я не на шутку за себя испугалась.
  
  -- И что он сделал, когда ты сообщила о нашем уговоре? - конечно, мне была интересна его реакция, а не мнение Мары на счет самого Кира. Этим она мне еще успеет все уши прожужжать, уж я-то ее знаю.
  
  -- Завис на пару минут, а потом выдал такой бред, что жутко стало.
  
  -- Ты серьезно? - мое сердце почти остановилось. -- И что он говорил?
  
  -- Сказал: "она все равно не сможет этому противостоять. Это сильнее ее". - Мара шумно вздохнула. -- Что он имел в виду? Это прозвучало как-то уж очень... угрожающе что ли.
  
  -- Похоже, считает, что я от него без ума, -- выдвинула я ложное предположение, хотя сама конечно знала, о чем шла речь.
  
  -- Слушай, -- затянула Мара снова. - А если он действительно в тебя влюбился и потому не обращал никакого внимания на меня. Хотя..., вести себя он мог бы и повежливее, а не как отупевший придурок, -- подытожила она. Я не могла понять, она злиться на Кира или защищает. Ее высказывания сами себе противоречили. - Точно влюбился. Вон как ревновал к Адаму, просто зверел.
  
  -- Ничего подобно, -- не согласилась с подругой я. - Ты его видела. Такой красавчик всегда находится под пристальным вниманием женщин и вряд ли получал от них хотя бы раз отказ. Вспомни, как облизывались на него девицы с катера. Стоит только поманить пальчиком и любая у его ног. А тут вдруг я вздумала сделать то, что до меня не делал никто. Его это злит.
  
   -- Недоступность, -- догадалась Самара.
  
  -- Ага. Поддайся я сразу его шарму, интерес ко мне быстро бы прошел и не пришлось бы вести себя, как самец в разгар брачного периода.
  
  -- Ты так думаешь?
  
  -- Уверена. -- Да уж, похоже с этим Киром я вскоре стану непревзойденной лгуньей. Никогда прежде еще столько не врала, как в последнее время. Не объяснишь же каждому, что это для его же блага.
  
  -- Кстати, ты помнишь, что вечером встречаемся у Инны по поводу ее дня рождения? - внезапно перевела разговор в другое русло Мара. - Она уже прислала мне три напоминания.
  
  -- Это потому, что ты всегда забываешь или опаздываешь.
  
  -- И совсем не всегда. Так ты идешь?
  
  Конечно, я могла отказаться, но тогда пришлось бы весь день просидеть взаперти, жалея себя несчастную. Нет уж, нельзя позволять ему крушить всю мою жизнь.
  
  -- Да, приду, -- пообещала я.
  
  -- Ладно, там и поговорим, -- отозвалась Мара и тут же отключилась.
  
  Повесив трубку, я чуть не взвыла.
  
  Мерзавец! Кретин! Тупица! - хотелось запустить в его милую физиономию что-нибудь тяжелое. - Противная склизкая тварь! Он думает я поверила ему. Решил, что у меня сносит крышу в его присутствии. Да, ее сносит, но совсем не потому, что он такой бесподобный. Все из-за чар. Эта чертова магия. Без нее он меня бы даже не заметил. Да и я бы не плавилась, как сыр на солнце.
  
  Все было плохо. Я металась по комнате из края в край. Предостережения мамы один за другим всплывали в голове, вызывая во мне целую бурую негодования, злости и раздражения. Ее слова начинали сбываться. Кир не был нормальным, таким как я или мои друзья. Змеи ему подчинялись. Они его боялись. Они и следить за мной могли по его указу. И черт его побери, он отлично знал о своем влиянии на меня, о своей способности расплавлять мой мозг в безвольную жижу.
  
  Я скрестила руки на груди. Перспектива снова повстречать этого мерзавца не просто пугала, а выводила из равновесия. А он будет искать этих встреч. Снова и снова, пока рано или поздно я не сдамся. Упрощать ему задачу конечно не собиралась, планируя всеми силами избегать любого контакта с этим типом. Только на долго ли меня хватит?
  
  Тихий шорох привлек внимание и я подняла с пола одного из своих подвижных питомцев. Вытянутая мордочка с острым, всегда влажным носом, принялась обнюхивать мою ладонь, надеясь на вкусное лакомство. Но сейчас у меня ничего не было. Я осторожно провела рукой по колючей шубке. Черные глазки бусинки повернулись ко мне, словно говоря, что ждут от меня съедобный кусочек. Увы! Вернула ежонка на пол и вновь погрузилась в свои мысли.
  
  Теперь, когда я точно знала зачем следили за мной эти твари и даже догадывалась как могла оказаться в том лесу, а главное зачем, мне нужен был хороший план. И он у меня был. Стратегию поведения в подобной ситуации разработала еще мама и теперь, я планировала во всем следовать ее указаниям. Сев за стол, раскрыла ноутбук и начала спешно набирать сообщение своему хорошему другу. Сотового телефона у меня теперь не было, а именно в нем хранились все контакты. Ни одного номера телефона на память я не помнила.
  
  Письмо получилось коротким. Я лишь сообщила, что хочу увидеться, что есть одна просьба и что все подробности расскажу при встрече. Встречу назначила на 11 вечера, надеясь, что к тому моменту как раз вернусь с дня рождения подруги. Теперь нужно привести себя в порядок и при этом постараться не думать о том, о ком думать не нужно.
  
  Распахнув шкаф, прошлась взглядом по его содержимому. Обычно, празднование всех наших дней рождений проходят в узком девичьем кругу, так что особой необходимости превращаться в принцессу, нет. Можно одеть то, в чем удобно, главное, чтобы не джинсы. Такое уж у нас условие. Поэтому я выбрала бирюзовое платье с длинной юбкой-карандаш, имеющей разрез с правого боку, массивный многорядный браслет и колье-воротник. Посмотрев на часы, решила, что еще успею искупаться и направилась в ванную.
  
  Приятная теплая вода расслабляла. После бессонной ночи это было то, о чем втайне мечтал весь мой организм. Усталый, он буквально блаженствовал, пока струи воды массировали плечи и спину. Увы, покинуть зону релакса все же пришлось, иначе бы опоздала на праздник. Быстро одевшись, накрасив ресницы и глаза, я сунула блеск для губ в маленькую сумочку-клатч и только после этого вызвала такси.
  
  Инна жила не так далеко, однако ехать в душном автобусе, да еще на высоких каблуках, занятие не из приятных. Лучше уж слегка раскошелиться, чем явиться в гости в поту и усталой. Лето в этих широтах такое, что никаким южанам с их охлаждающим морем рядом, подобная жара даже не снилась. Так что выбрав такси я ни в чем не прогадала.
  
  Именинница встречала всех у самого лифта. Расцеловав ее в обе щеки, я вручила купленный заранее подарок - светлую сумку известного бренда - и прошла в квартиру. Как я и полагала, все, кроме Самары, уже были здесь.
  
  -- Я думала, вы приедете вместе, -- приглашая меня к столу, заметила Катя. Они с Инной были двоюродными сестрами, да еще жили в одном дворе, так что часто общались.
  
  -- Знала бы, что она еще не тут, непременно заехала бы за этой нерасторопной девицей.
  
  -- Мара, как знает, но ждать не станем, -- Инна взяла в руки уже откупоренную бутылку шампанского и принялась разливать его по фужерам. - Сколько можно, в самом деле.
  
  Но тут зазвенел звонок и ей пришлось прервать свое занятие.
  
  -- Неужели явилась, -- Инна хмыкнула и поплелась встречать оставшуюся гостью.
  
  Вскоре холл наполнился звонким голоском Мары, а затем и нас всех окатила волна ее оптимизма и жизнерадостности. Пока Самара пересказывала очередные приключения по пути сюда, а с ней всегда что-то случалось и потому опоздания были почти традицией, именинница успела поставить цветы в вазу и окончательно разлить напитки по фужерам. Последовали тосты, поздравления и звон хрусталя.
  
  Гостей было не много. Кроме сестер и нас с Марой, за столом присутствовала Ника - наша общая подруга и одноклассница, а также Виола и Ева, влившиеся в наш тесный круг совсем недавно. Именно Виола встречалась с Адамом и так мы с ней и познакомились. Все девушки были разными, и я порой задавалась вопросом, что именно нас объединило. Инна, например, очень высокая, худая, с угловатыми чертами лица и пепельной косой. Ее сестра - тоже светленькая, но заметно ниже ростом и жутко конопатая. Мару я назвала бы восточной красавицей за ее разрез глаз. Виола больше походила на азиатку - такая же круглолицая, с широким разрезом глаз и маленькими губками-бантиками. Ева и я - чем-то похожи, в одинаковой степени светлокожие, с длинными волнистыми волосами и европейскими чертами лица. Ну и еще Ника - первая красавица школы и этим все сказано. Ей не нужно было даже краситься, чтобы всех нас затмить. Огромные глаза с вызывающими зависть длинными ресницами, пухлые широкие губы, так и взывающие к поцелую и густые черные волосы - все это у нее было.
  
  Пока я в очередной раз разглядывала подруг, зашел разговор о парнях. Да собственно, о чем еще говорить девчонкам - парни, наша извечная тема.
  
  -- Я тут на днях такого красавчика встретила, -- первой поделилась радостью Ника. - Девчонки, он просто бог!
  
  -- Да ладно тебе, -- не поверила Ева. -- У тебя каждый второй сначала бог, а через неделю убожество.
  
  Все засмеялись, припоминая истории ее последних романов.
  
  -- И что, вы встречаетесь? - осведомилась Мара, пытаясь снять кожицу с дольки апельсина.
  
  -- Да если б. Мне пришлось разыграть целое представление, чтоб с ним познакомиться.
  
  -- Удачно?
  
  -- Даже не знаю, -- Ника озабоченно вздохнула. - Мы немного поболтали. Потом он сказал "увидимся" и ушел. Я была под таким впечатлением, что даже номер спросить позабыла.
  
  -- Серьезно? - Самара даже оставила в покое свой апельсин. - Ты и под впечатлением? Да уж, теперь я под ним же.
  
  -- И совсем не смешно, -- Ника обиженно надула свои привлекательные губки. - Теперь даже спать нормально не могу. Он мне все время снится. Похоже, я в него влюбилась. Вот правда девочки, втрескалась по уши, а он взял и исчез.
  
  -- Забей. Все парни гавнюки, -- ляпнула Катя и тут же испуганно прикрыла рот рукой и покосилась на сестру. Та только усмехнулась.
  
  -- Пожалуй соглашусь, -- Самара потянулась за салфеткой. - За Эвой вон тоже один "милашка" увязался, -- она скорчила мордочку, а я едва не пнула ее под столом ногой. Ну кто просил-то, а еще подруга называется. -- Просто проходу не дает, но тоже... В общем вы поняли.
  
  -- Красивый? - оживились девчонки и посмотрели в мою сторону.
  
  -- Кому как, -- соврала я, передернув плечами. Не люблю, когда мою личную жизнь обсуждают - придется при случае напомнить об этом и Самаре тоже.
  
  -- Не слушайте вы ее, -- Мара была в своем репертуаре. - Как выразилась Ника - просто бог. Я сейчас покажу, -- и она полезла в карман за сотовым.
  
  -- Ты его сфотала? - поразилась я, все поняв. Теперь легко отделаться точно не удастся. Мара, чтоб тебя!
  
  -- Естественно. Такие экземпляры нельзя оставлять без внимания. Я еще и постер подумывала сделать.
  
  -- Когда только успела, -- возмущенно заворчала я, злясь на эту предусмотрительную особу.
  
  -- Когда вы играли в гляделки, совершенно на меня не реагируя, -- тут же парировала подруга.
  
  Она наконец извлекла телефон из сумочки, где было столько всего, что удивительно, как она вообще сумела его там отыскать и девчонки тут же сгрудились вокруг, желая лицезреть моего ухажера.
  
  -- Ого! - чуть ли не хором выдохнули подруги, изучая снимок. Одна только я осталась сидеть на месте - делать мне нечего, как смотреть на него. Лучше уж в собственной тарелке ковыряться, чем я и продолжила заниматься с вымученно равнодушным лицом.
  
  -- А я что говорила! - Мара довольно улыбнулась.
  
  -- Да нет, -- замотала головой Ника. - Не может быть. Это ведь он. Тот самый красавчик-бог. Он что, запал на тебя?
  
  В ее вопросе сквозило удивление вперемешку с разочарованием. Еще бы, она со школы считалась самой желанной девушкой из всех. Красивая, высокая, стройная, плюс отменное чувство юмора и врожденный оптимизм и умение подать себя с нужной стороны. Сомневаюсь, что были те, кто не мечтал с ней встречаться. Однако Ника на кого-попало не разменивалась: общалась со всеми, но дружила исключительно с красавчиками. Причем все они были из старших классов, а порой и из других школ. Девчонкам же нравилось в ней то, что Ника не зазнавалась и не пыталась акцентировать на себе все внимание. Да и чужих парней никогда не отбивала.
  
  -- Не верю, что ты его отшила, -- так и не дождавшись от меня ответа, воскликнула она. - Такие парни - это же просто мечта. -- Она тут же приземлилась на свободный стул рядом, кажется надеясь, что я поддержу разговор о Кире.
  
  -- Для кого как. Я вот очень мечтаю, чтоб он поскорее отстал.
  
  На меня посмотрели, как на идиотку.
  
  -- Что? - я развела руками. - Мне он не нравится, как человек, а внешняя красота здесь совсем и не при чем.
  
  -- Поддерживаю, -- неожиданно согласилась со мной Мара. - Ведет он себя действительно не как сказочный принц.
  
  -- Так может тогда дашь мне его номер, -- осторожно спросила Ника, часто-часто захлопав ресницами, а когда я повернулась, закусила губу. - Ну раз тебе все равно.
  
  Я многозначительно посмотрела на девушку. То, что ей нравится Кир, было мне даже на руку. Если удастся их свести, Ника от него не отстанет и возможно, меня перестанут так яро преследовать.
  
  -- Я его не брала. И вообще, мы так и будем обсуждать парней? У нас девчачья вечеринка, где им явно не место.
  
  -- В самом деле, что-то мы засиделись, -- Инна хлопнула в ладоши. - Предлагаю сменить место застолья и перебраться в боулинг.
  
  -- Фу. Без парней там скучно, -- опровергла ее идею Мара.
  
  -- А что, если в кино. - Виола окинула нас вопросительным взглядом. -- В торговом центре недавно открылся новый зал - он всего на 10 человек, с мягкими креслами-диванами, столиками. Можно и фильм смотреть, и болтать, и попкорн кушать.
  
  -- Я за, -- поддержала я ее идею. - Сто лет не была в кино.
  
  Остальные тоже согласились.
  
  -- Только, -- все снова на меня посмотрели. - Вдруг явится другая компания и их подселят к нам.
  
  -- Это вряд ли, -- отозвалась Ева. - Зал арендуется полностью и посторонних не пустят. Хоть один там сиди.
  
  -- О, ну тогда хорошо.
  
  Быстро прибрав со стола, мы подправили прически и макияж и отправились в кино. Инна забронировала зал прямо с телефона, радуясь, что о новинке мало кто знает, а потому зал оказался пуст. Что касается фильма - то его можно было выбрать для просмотра уже на месте -- из тех, что в данный момент транслируются.
  
  Кинотеатр встретил нас приятной прохладой. После качки в пыльной газели и короткой прогулке до торгового центра, за время которой мы успели пожалеть, что не взяли парочку такси, это стало настоящим подарком. Мы с радостью поубирали платки-веера, взбили прически и поднялись на эскалаторе на второй этаж. Наш зал уже был готов. Осталось только купить желаемую еду и можно начинать смотреть фильм.
  
  -- Не люблю рекламу, поэтому лучше схожу пока вниз за соком, -- как только мы приобрели все нужное и заняли места, заявила Ника.
  
  -- А эти тебе чем не угодили? - Инна кивнула на заваленные едой столы.
  
  -- Они из бутылок. А я хочу натуральный, только что выжатый.
  
  -- Как знаешь. Мы не ждем, -- и Инна нажала кнопку, сообщающую работникам, что можно запускать фильм.
  
  Свет тут же потух. Остались лишь декоративные светильники, формирующие уют и дающие достаточно света для того, чтобы друг друга видеть. На экране замелькали буквы и нескончаемым потоком полилась реклама. Я удобно развалилась на кресле-мешке рядом с Самарой, провалившейся в точно такой же в шаге от меня. Мы радостно друг другу улыбнулись и приготовились смотреть фильм.
  
  Так как день рожденье был у Инны, мы решили, что логичнее всего станет доверить выбор фильма именно ей. Радовало, что ее вкус и вкус большинства совпали и теперь всех ожидал просмотр "Гордость и предубеждение и зомби", что намного лучше, чем слезливые комедии или драмы.
  
  Англия 19 века, шикарные наряды и архитектура -- я полностью сосредоточилась на экране, как вдруг рядом со мной - а точнее почти на меня, -- что-то упало.
  
  -- Шикарные кресла! - восторженно протянул Кир.
  
  Наш вес значительно различался, поэтому, как только он приземлился, то сразу стал утопать в мягком содержимом кресла, глубже чем я, меня же чуть подбросило вверх, после чего потянуло в его направлении. За какие-то пару секунд я скатилась чуть ли ни на колени к незваному гостю, уткнувшись плечом в его кипельно-белую рубашку.
  
  Судя по тому, как собственнически он приобнял меня, все было рассчитано заранее.
  
  -- Что ты здесь делаешь, придурок? - возмущенно зашипела Самара с соседнего кресла, бросив в него попкорном. Ее голос прорезался быстрее моего, затерявшегося в длинном вздохе. - Это девчачьи посиделки.
  
  -- Я заплатил за билет, -- стал оправдываться Кир. Протянул мне огромный стакан с воздушной кукурузой и спросил: -- Будешь?
  
  Я поморщилась. От одного только запаха горело масла, которое не спешат менять, готовя попкорн, мне становилось плохо. Наверное, поэтому я терпеть не могла всякие фастфуды и подобную им еду.
  
  -- Ну так и займи место согласно билету, -- не сдавалась Мара.
  
  -- Прелесть этого зала как раз в том, что здесь каждый может сидеть где ему хочется. И мне мое место очень по душе.
  
  Невероятно. Как он здесь оказался? Даже если предположить, что за мной следили, наблюдатели не могли знать куда мы едем в той газели, где сойдем. А учитывая, что Кир явился прямо к началу фильма, он прекрасно был обо всем осведомлен, как если бы его шпион был... среди нас.
  
  Я с ужасом осмотрела девчонок.
  
  Нет, не может быть. Неужели одна из них ему помогает. Если кто-то из них послал ему смс куда мы направляемся, Киру как раз хватило бы времени явиться сюда вовремя. Но тогда получается...
  
  Я вновь замотала головой. Больно было даже думать, что кто-то из моих подруг сообщник Кира. Но кто именно? Точно не Самара - она не пыталась бы его у меня отбить, едва увидела. Значит Ника тоже отпадает. Остается еще четверо. Кто из них?
  
  Повернув лицо к Киру, я напрямую спросила:
  
  -- Кто из моих подруг меня сдал?
  
  Кир совсем не выглядел удивленным этим вопросом.
  
  -- А разве в том была такая уж необходимость? Еще не поняла, -- он облизал губы, скользнув взглядом по моим и приковывая к ним мой взгляд, - ты мой магнитик. Меня всегда тянет туда, где ты находишься.
  
  Заговаривает зубы. Еще бы, ему ведь не к чему сдавать своих, которые еще не раз могут оказаться полезными. Ладно, без него выясню. Не такая уж это и трудная задача.
  
  Я пробежала взглядом по подругам - мешки-кресла располагались полукругом, так что всех прекрасно было видно. И сейчас каждой из них было интересно, откуда этот красавчик нарисовался и как я себя поведу дальше. Любопытство сквозило в каждом взгляде. О фильме на время совершенно забыли.
  
  -- Девчонки, а можно ваши сотовые попросить, -- я старалась не упустить ни чьей реакции. Если кто-то откажется, будет на подозрении. А те, кому скрывать нечего, обязательно дадут. -- Я свой потеряла, хочу новый купить, но никак не определюсь с моделью. Кто не жадный, дайте глянуть.
  
  -- Хочешь я тебе свой подарю? - предложил Кир, прижимаясь ко мне все теснее.
  
  -- Подарок подразумевает выражение благодарности, а я не хочу быть тебе ни за что благодарной. -- Я потянула руки к первым телефонам, что передала Ева и Катерина, сидящие по левую сторону от меня.
  
  Взяв мобильники, чуть развернулась, чтобы Кир не видел их экранов и стала делать вид, что рассматриваю. Быстрым движением нажав на иконку сообщений, просмотрела время отправки последних. И в первом и во втором телефоне ничего подозрительного не оказалось. Выразив восхищение, вернула сотовые владелицам. Запоздало пришла мысль, что шпионка давно могла все подчистить, а значит ничего в телефонах я не найду. И все же я повертела в руках и проверила оставшиеся трубки.
  
  Чисто. Ни каких следов общения с Киром. Осталось проверить лишь его собственный телефон. Вдруг, он не догадался удалить сообщение, ведь не мог же он знать, что я попрошу его трубку.
  
  -- Ну так что у тебя за аппарат? - чуть презрительно спросила я у Кира.
  
  Он быстро извлек мобильник из кармана. О! Ну кто бы сомневался - андроид последней модели. Кипельно белый, с идентификацией владельца по отпечаткам пальцев. Я даже усмехнулась, поняв, что не смогу в нем покопаться.
  
  -- Так как - нравится? Предложение все еще в силе.
  
  -- Мой ответ тоже.
  
  -- Не думаю, что он окончательный. Спорим, к концу фильма я уговорю тебя на этот подарок?
  
  Ну нет - если он останется в такой близости, до конца фильма я просто не доживу. И где там все еще носит эту Нику.
  
  На мое удивление, тут же хлопнула входная дверь и повернув туда голову, я увидела Нику со стаканом сока. Метнув взгляд на кресла, она тут же нашла Кира взглядом и ее брови изогнулись в удивлении.
  
  -- Дай руку, -- одними губами произнесла я, как только девушка перевела взгляд на меня.
  
  Она меня поняла, поставила стакан на столик и важно прошествовав к нашему креслу-мешку, протянула руку-помощи. Я сразу же за нее ухватилась и ловко вынырнула из легких объятий Кира, так что он даже понять ничего не успел.
  
  -- Уступаю место, -- громко произнесла я, подмигнув Нике.
  
  Она не стала долго ломаться и тут же плюхнулась Киру прямо на колени. Я же, чтобы избежать повторения уже произошедшего, спешно пристроилась на мягком троне рядом с Самарой.
  
  -- Так не честно, -- обиженно заворчал Кир.
  
  -- Каждый может сидеть где хочет. Сам сказал, -- парировала подруга.
  
  -- А ты змея, -- наградил ее комплиментом Кир и Мара по-детски продемонстрировала ему свой язык.
  
  Переглянувшись, мы хихикнули.
  
  -- В самом деле, прилипала, -- шепнула подруга мне на ухо. - Как он узнал, что мы будем здесь?
  
  -- Именно этот вопрос завис и у меня в голове, -- вздохнула я. - Поверь, выводы тебе не понравится.
  
  Самара несколько минут внимательно смотрела мне в глаза, а потом до нее наконец дошло и глаза ее расширились от удивления. Почти тут же она заметалась глазами по подругам.
  
  -- Кто из них?
  
  -- Выяснить пока не вышло, -- шепнула я, кивнув на ее собственный сотовый и намекая на недавнюю проверку. - Но теперь я точно не смогу ни с кем из них нормально общаться.
  
  -- Как они могли? То есть, она..., -- не имея пока никого конкретного в виду, возмутилась Мара.
  
  Ответить ей мне было нечего. С появлением Кира мое настроение сразу же испортилось. Я так надеялась провести хоть один день без лицезрения его персоны, но где уж там. Он не собирается меня оставлять даже ненадолго. Можно было бы предположить, что он хотел извиниться за вчерашнее поведение, пробираться в зал не было необходимости. Он спокойно мог дождаться моего возвращения домой, а не устраивать очередной цирк.
  
  Какое-то время Кир и Ника о чем-то шептались. Я не пыталась прислушиваться, пусть даже и на фильме сосредоточиться теперь не очень выходило. Снова захотелось сбежать, но поступить так с именинницей я не могла. Да и вообще, сколько уже можно от него бегать? Впрочем, что еще остается, если он не оставляет мне других возможностей.
  
  Почти весь фильм я сидела как на иголках. Все время ощущала на себе взгляд Кира, но старалась не подавать вида. Выходило неубедительно и даже Самара несколько раз на меня шикнула, чтоб не мешала смотреть. Через какое-то время я все же смирилась с его присутствием в зале и принялась обдумывать, как выяснить, кто из девчонок меня предал. Это было важно, ведь иначе придется разорвать контакт со всеми, а лишаться друзей полностью совершенно не хотелось.
  
  Новая идея родилась совершенно спонтанно и состояла она в следующем: сообщить каждой подруге, что вынуждена покинуть их, но причину, а точнее место куда мне срочно понадобилось, назвать всем разную. Затем, Самаре останется лишь незаметно проследить за Киром и выяснить, куда последует он. Так мы узнаем, кто на него работает.
  
  Знаю - приемчик стар, как мир, но ведь в большинстве случаев он работает, а лишь это важно.
  
  Осуществить первую часть плана удалось без проблем. Выбирая разные уединенные моменты с той или иной девушкой, я повторяла почти одно и тоже, меняя только пункт назначения. Катерине я сказала, что срочно вызвали на работу; Инне, что забыла отдать ключи от танцевального класса; Нике соврала, что мне нужно встретить родственников, так что еду на вокзал, а Еве сказала, что у меня срочное дело в адвокатской конторе. И только Самара знала всю правду. Чтобы изложить ей весь свой план, пришлось увести подругу в дамскую комнату, где я обо всем и рассказала, а потом попросила помочь. Мара просто не смогла отказать, как и я, она очень хотела знать, кто из подруг играет на две стороны, и понимала, что другого такого шанса все прояснить может не предвидеться.
  
  -- Только обещай, что не выпустишь его из виду, -- в заключении всей беседы попросила я.
  
  -- А как мне потом тебе сообщить? Ты ведь сейчас без мобильника.
  
  А вот это в самом деле была дилемма. Я немного подумала, а затем предложила:
  
  -- Я останусь в торговом центре. Как выяснишь направление, возвращайся. Каждые пол часа я буду в кафе "У Мирты". Но если через два часа не появишься, отправлюсь домой - туда и звони.
  
  Теперь оставалось лишь незаметно улизнуть и затеряться в толпе. На мою радость, Ника так старательно отвлекала на себя внимание Кира, да и людей вокруг тоже было достаточно, что мне даже не пришлось сильно напрягаться - просто свернула в один из коридоров, соединяющих два крыла здания, слегка отстав от других.
  
  В центральной части торгового центра было невероятно многолюдно и первые несколько минут я то и дело на кого-то натыкалась, что сильно раздражало и меня и пострадавших, которых задевала. Потом все же удалось сориентироваться и определить какой поток и куда движется. Влившись в эту волну, я добралась до эскалатора и спустилась на этаж ниже, где в отличие от этажа с кинотеатром и кафе, располагались только магазины.
  
  Как любой человек, я не люблю ожидания, предпочитая хоть чем-то себя занимать, если таковые предвидятся. Ну, а раз уж я застряла среди кучи бутиков и магазинов, самое время ознакомиться с новинками этого сезона. Спешить мне было некуда, так что я свернула в ближайший и медленно пошла по рядам, рассматривая висящие на вешалках вещи. Несколько платьев мне даже приглянулись, и я решила, что стоит их примерить, поэтому перекинула наряды через руку и продолжила изучать ассортимент дальше.
  
  -- Все еще продолжаешь от меня убегать? -- От неожиданности я вздрогнула. - Это даже обидно.
  
  Чтобы не выдавать истинных эмоций, я сделала на столько равнодушное лицо, на сколько была способна в этой ситуации и совершенно спокойно произнесла:
  
  -- Разве похоже, что я от кого-то убегаю? У меня что, по вискам течет пот или, может, я часто дышу?
  
  -- Ты ведь поняла, о чем я. - Кир потрогал ткань одного из висевших на моей руке платьев. - Этот цвет тебе не пойдет. Он заглушит твои натуральные краски.
  
  -- Мне не очень интересно мнение малознакомых людей, -- огрызнулась я. - И кстати, ты ужасный джентльмен. Сначала бросил одну мою подругу, теперь другую. Обвиняешь меня в бегстве, а сам...
  
  -- Ни одной из них я ничего не обещал.
  
  -- Да? А мне показалось, что с Никой вас связывает более раннее знакомство.
  
  -- Просто тогда я еще не знал тебя, -- почти елейным голоском пропел Кир.
  
  Я пренебрежительно хмыкнула и зашагала в сторону примерочных.
  
  -- Помощь нужна? - раздалось вслед. - У меня хороший вкус.
  
  -- Очень сомневаюсь, -- себе под нос прошептала я, скрываясь за ширмой в женской примерочной. Ох, как некстати я лишилась своего телефона. Теперь даже не узнать, что произошло и как Кир нашел меня здесь так скоро. И где вообще Самара? Ведь она вроде как должна была следовать за ним по пятам.
  
  Я в раздражении швырнула выбранные наряды на мягкий пуфик, стоящий в углу. Желание что-то примерять - испарилось. Сама я села прямо на вещи и упершись локтями в колени, обреченно обхватила голову. Это никак не помогло, и я вновь встала и заметалась по кабинке словно раненный зверь. Я совершенно не знала, что предпринять. Мало того, что не вышло выяснить, кто из подруг меня предал или, может, наоборот, считает, что помогает устроить мою личную жизнь, так еще вновь оказалась в компании Кира. Очень опасной для меня компании. Было чуть легче, когда рядом находились посторонние люди и мне не приходилось смотреть ему в лицо - в таком случае, притяжение вроде как слегка отпускало, но стоит покинуть это людное место, как я останусь с ним почти наедине, а это недопустимо. Мне нельзя так рисковать.
  
  Жаль, я не могла просидеть в кабинке целую вечность, пока ему наконец не надоест ждать и он не решит уйти. Это невежливо, да и Кир вряд ли обладает достаточным терпением - не выйду я, он сам сюда войдет. В этом я почему-то была почти уверенна, словно всю жизнь его знала и с легкостью могла предсказать, как он поступит в той или иной ситуации. А может, дело в банальной интуиции.
  
  С минуту часто-часто подышав, я вновь собрала платья и отодвинула тяжелую ширму. Девушка, выдающая номерки с количеством взятых в примерочную вещей, приветливо улыбнулась и спросила:
  
  -- Что-то подошло? Я могу отнести это на кассу.
  
  -- Нет. Благодарю, -- так же вежливо отозвалась я. Она то ведь не виновата в том, что у меня плохое настроение и неприятности в жизни. Взгляд, между тем, сам нашел Кира, скучающего у дверного проема.
  
  -- Так что, я оказался прав на счет платья? Второе, кстати, было милым.
  
  Я натянуто улыбнулась и прошагала мимо, хотя даже не представляла, куда теперь двигаться. Может заглянуть в обувной? Говорят, для парней нет ничего скучнее шопинга с девушкой. Он убивает весь романтичный настрой. Стоит проверить, как надолго хватит Кира? Как говорит мой папа: "Умереть за свою любовь не сложно. Сложно прожить со своей "любовью" бок о бок сорок и более лет, а порой и просто выдержать поход в гипермаркет".
  
  Обувной находился в соседнем отсеке, и я сразу свернула в него. Кир проследовал за мной.
  
  Выбрав пару туфель, я присела на кресло и стала примерять. И вот уже он у моих ног и держит туфельку в руках, словно я Золушка, а он принц.
  
  -- Что ты делаешь? - с упреком спросила я, хмурясь.
  
  -- Ухаживаю за девушкой.
  
  -- Нет, я не о том. Что ты вообще делаешь? Я кажется ясно дала понять, что твоя компания мне не к чему. Ты даже не в моем вкусе.
  
  -- Ты не умеешь лгать, -- с присущей ему вечной ухмылкой, парировал Кир. - И сама это знаешь.
  
  -- Возможно. Но сейчас мне и не придется, я ведь собираюсь быть предельно откровенной. Ты ясно дал понять, что считаешь меня своей собственностью, а я не согласна с подобным мириться. Я никому не принадлежу. А того, с кем встречаться, предпочитаю выбирать сама.
  
  -- Прости. Я повел себя недостойно, -- он медленно провел рукой по лодыжке, запуская цепочку томительно сладких ощущений по всему телу. -- Я готов хоть миллион раз за это извиниться. Позволь мне загладить свою вину и купить тебе эти туфли. Они умопомрачительно смотрятся на твоих очаровательных ножках.
  
  Я стиснула зубы и со злостью стащила туфли с ног. Резко встала и пихнула их Киру в руки.
  
  -- Да, и вот еще один очень важный пункт - Я НЕ ПРОДАЮСЬ!
  
  Не оборачиваясь, я вышла из магазина, планируя прямо сейчас покинуть и этот торговый центр тоже.
  
  ***
  
  Кир оказался настойчив. Но хуже всего, что так же он был не глуп, привлекая к моему "пленению" тех, кто находился ко мне ближе всего. Одну из подруг, какую именно выяснить пока не удалось, заставил шпионить. У других выпытывал все про личную жизнь и предпочтения. Не успела я вернуться домой, как услышала буквально разрывающийся звон стационарного телефона. Виновницей этого оказалась Мара и именно она и поведала все то, что произошло сразу после моего ухода.
  
  Оказалось, Кир каким-то образом заметил мое исчезновение сам и ни у кого ни о чем не спрашивая, отбыл, бросив короткое "извините, девушки". Как и договаривались, Мара последовала за ним и даже видела, как он зашел в тот магазин, что я выбрала для временного времяпровождения и как завел со мной разговор. Поняв, что план провалился и помочь ничем больше не может, Самара вернулась к остальным и, наверняка бы больше даже не вспомнила про нашу странную парочку вплоть до возвращения домой, если бы Кир вновь к ним не примкнул спустя какое-то время. Как оказалось, с вполне определенной целью. Во всех красках расписав свои чувства ко мне и вызвав кучу завистливых вздохов у подруг, он принялся засыпать тех вопросами о том, что я люблю и чего не выношу, с каким парнями встречалась и свободна ли теперь. Помешать всеобщей исповеди Маре не удалось, а ее реплики-намеки, что я скрытная и мало что остальным рассказываю, большей частью проигнорировали. Так что, едва ушел Кир, собралась домой и Мара. Вот с тех самых пор она мне и названивала, проклиная отсутствие сотового в моих руках.
  
  Почти все время, что подруга пересказывала произошедшее, я молчала. Да и что я могла сказать? В очередной раз подчеркнуть его странную озабоченность мной? Так это и без лишних слов видно. Поворчать на подруг? Хм, они совершенно ни в чем не виноваты, да к тому же ничего о нашем знакомстве и прошлых столкновениях не знают. Будь я на их месте, может так же поверила бы красавцу парню, изъявившему вполне естественное для большинства желание побольше узнать о понравившейся девушке. Что ж, пусть в настойчивости ему не откажешь, у меня же не отнять врожденного упрямства. Прежде, я всегда добивалась того, чего хотела. Нет желания что-либо меня и теперь.
  
  Поблагодарив подругу за все и заверив, что она самая лучшая, я вернула трубку на место и устало поплелась в свою комнату. Как и всегда после встреч с Киром, ощущалась жуткая усталость и опустошенность. Хотелось просто упасть на кровать и сразу уснуть, будь такое возможным в столь взвинченном состоянии. К тому же я ожидала гостей.
  
  Друг детства прибыл ко мне через два часа после возвращения из кинотеатра и едва оказавшись на пороге, громогласно изъявил о своем приходе:
  
  - Что ты задумала, Эвелина? - донеслось до меня с первого этажа.
  
  Отец был во дворе и, наверняка именно он и открыл ему калитку.
  
  - Мне нужно отделаться от одного парня, и раз ты тут, то готов мне в этом подыграть, - перегнувшись через перила, ответила я с улыбкой. - Ты изобразишь моего парня.
  
  - Ничего себе поворот! А зачем столько сложностей? Может мне просто набить ему морду -- он и так все поймет, - высказал свое предложение высокий и широкоплечий верзила в потертых джинсах и майке с наивно детским рисунком. На его груди красовался цыпленок - с большой головой, маленьким тельцем и большущей рогаткой в руке. Какая нелепица.
  
  - Боюсь, не тот случай, - я быстро спустилась вниз. - И потом, я не хочу, чтобы ты как-то пострадал. Просто сделай то, что я попросила. С остальным разберусь сама. Сможешь? - я игриво ткнула пальцем в его накаченный пресс и закусила губу.
  
  Верзила, а звали его Федором, был моим хорошим другом детства. Наши мамы когда-то очень плотно общались, ну и нам приходилось как-то ладить друг с другом. И хотя мы учились в разных школах, отношения всегда поддерживали. Я помогала Федору делать контрольные, а он, при необходимости, выгораживал меня перед родителями, если вдруг требовалось пойти куда-то с подругой или я слишком поздно возвращалась из клуба. С ним мы отлично поладили с самого начала.
  
  Федор был спортсмен и большой добряк. Несмотря на то, что занимался борьбой, в жизни никого не обидел, хотя, по внешнему виду паренька об этом даже трудно было подумать. Выглядел он солидно - высокий, крепкий, плечистый. Как и все спортсмены, коротко подстрижен. Именно на это обманчивое первое впечатление я и надеялась в своем плане. Использовать Адама из-за его собственных слов о том, что мы старые друзья, уже не удастся. К тому же, у того есть девушка и ей вряд ли бы понравилась такая идея, а Федор совершенно свободен.
  
  - Он так сильно тебе не нравится? - сморщив нос полюбопытствовал Федя, взлохмачивая мою голову. Дурацкая привычка, но ему нравится так делать, а мне остается только терпеть. - Совсем-совсем?
  
  - Я его боюсь, - созналась честно. С Федей я могла быть откровенной. Пусть пока и не во всем.
  
  - Ладно сестренка, - он взъерошил мои волосы еще раз. - Разберемся.
  
  - Очень надеюсь. Сможешь заехать ко мне и завтра?
  
  - Без проблем. Наш спортклуб пока на ремонте, я все равно без дел. Могу тебя даже на работу отвозить и оттуда забирать.
  
  - М-мм, а это мысль. Тебе правда будет не сложно?
  
  - Нет, ну я тебе разве когда врал, - здоровяк развел руками.
  
  - Ловлю на слове. И жду завтра с утра.
  
  - А благодарность?
  
  Я улыбнулась и громко чмокнула его в щетинистую щеку.
  
  Глава 7. Уловка.
  
  Ловите змею чужими руками.
  (Монгольская пословица)
  
  Мы привели обговоренный план в действие уже на следующий день. Утром Федор заехал за мной и отвез на работу. Самара пришла чуть позже -- мне пришлось дожидаться ее на крыльце -- и, едва переступив порог магазина, снова завела вчерашнюю песню. Немного повозмущалась что Кир явился незваным на наш праздник, сумев как-то подкупить или обмануть билетершу; затем обсудила, как Ника безуспешно пыталась привлечь внимание парня, но тот все равно искал глазами меня. Даже поведала, как быстро он от них сбежал, едва поняв, что ничего путного подруги обо мне не знают. Болтать Мара могла без умолку и меня это порой очень раздражало. Я как могла старалась переключить ее на другую тему, но ничего не выходило. А тут еще появился и сам Кирилл -- в безумно узких брюках и почти ничего не скрывающей майке с рукавом, такой тонкой, что даже марля в сравнении с ней просвечивала меньше.
  
  -- О, а вот и божество, -- первой заметив в окне его приближающуюся фигуру, фыркнула Мара. - Вспомнили на свою голову.
  
  Я закатила глаза. Кто еще вспоминал. Трещит о парне все утро, словно на нем свет клином сошелся.
  
  -- Не хочу с ним общаться, -- заявила я твердо. - Совсем. И видеть его тоже не хочу.
  
  -- После вчерашнего унижения, я тоже, -- поддержала меня подруга. - Видано ли, обозвать меня змеей. А когда пыталась убедить других ничего о тебе не говорить, вообще прогнать меня предложил.
  
  -- А теперь ты прогони его, -- предложила я, видя, что он уже совсем близко от двери. Затем быстро юркнула в подсобную комнату и громко захлопнула за собой дверь.
  
  В основном зале магазина была камера, так что я могла все отлично видеть, не покидая своего укрытия. Звук тоже был. Мара об этом хорошо знала, поэтому бросила в монитор заговорщицкий взгляд и громко произнесла:
  
  -- Ну ладно. Буду мстить за нас обеих и за всех обманутых им женщин.
  
  Ее слова вызвали у меня улыбку. Надеюсь, Маре хватит сил пойти в своем решение до конца, не поддаваясь его привлекательной харизме.
  
  Когда Кир вошел в магазин, Мара даже не подняла на него глаз, продолжив обрезать астры, лежащие перед ней на столе.
  
  -- Привет! - поздоровался юноша с улыбкой.
  
  -- Доброе утро! - вежливо отозвалась Самара. - Что желаете приобрести?
  
  -- Я бы хотел увидеться с Эвой. Можешь ее позвать? - он кивнул на дверь за спиной подруги. Похоже заметил, куда я спряталась.
  
  -- Извините, но у нас не дом свиданий, а цветочный магазин, -- вполне серьезным голосом парировала Самара. - Так какой букетик Вам подобрать?
  
  Я невольно улыбнулась. Никогда не замечала за подругой способностей так правдоподобно играть столь стервозную роль. Это было что-то новенькое. Только бы она удержалась до конца. Только бы удержалась. Я даже с силой сжала кулаки. Глупо конечно надеяться, что ей это как-то поможет, но все же.
  
  -- О! Вы на меня верно обиделись, -- догадался о причинах столь недружелюбной встречи Кирилл. Широкая улыбка озарила лицо. Его что, правда все это забавляет?
  
  Он подошел ближе и попытался взять Самару за руку, но девушка быстро отпрянула в сторону. Сейчас их разделял широкий стол-втрина и ему до нее было не дотянуться.
  
  -- Молодой человек, я вам еще раз повторяю: здесь магазин цветов. - О боги! Она не клюнула на эту улыбку. Умничка. А тебе так и надо, ползобрюх проклятый. -- Если вы не хотите ничего покупать, я прошу вас уйти и не отвлекать меня от работы. А если у вас есть какие-то личные дела с нашими сотрудниками, то впредь, постарайтесь решать их за пределами этого заведения.
  
  У нее был такой тон, что даже я поняла -- настаивать не имеет смысла. Своего решения Самара не изменит. А попробуешь возразить - будет только хуже. Сейчас она была полна решимости, еще и зла за тот вечер у реки.
  
  Кир тоже сообразил, что лучше не подливать масла в огонь. Недовольно стукнув по столу рукой, развернулся и быстро вышел, напоследок стрельнув в сторону двери ведущей в подсобку разозленным взглядом.
  
  Я подождала пока Мара даст мне сигнал, что он больше не виден через двери и окна нашего магазина и лишь тогда вышла. И сразу кинулась к подруге на шею.
  
  -- Вот это да, -- возбужденно зачастила я. - Ну ты даешь. Я даже не ожидала, что ты так можешь.
  
  Расплывшаяся в довольной улыбке Мара гордо подняла подбородок еще выше и серьезно заявила:
  
  -- Пусть не думает, что он так уж неотразим.
  
  Мы дружно рассмеялись.
  
  -- Это было бесподобно! - еще раз похвалила я подругу. - Просто непередаваемо!
  
  -- Я знаю, -- она смутилась и ее щеки слегка покраснели. - В школе я часто играла в спектаклях и мне говорили, что в этом деле я весьма неплоха.
  
  -- Ты не просто не плоха, ты... ты неподражаема!
  
  Эмоции переполняли меня. Я была так счастлива, так взволнована, что оказалась не в силах на чем-то сосредоточиться. Глупость конечно полная, но ведь это была маленькая победа. Не совсем моя, но... Я снова обняла Самару и притянула ее к себе.
  
  -- Спасибо!
  
  -- Было бы за что, -- фыркнула та в ответ. - Мне самой это оказалось жуть как приятно. Обожаю мстить. Хотел змею - получил змею.
  
  Мы не могли угомониться, наверное, минут десять, обнимаясь как дурочки и то и дело хихикая. Но нам пришлось вернуться к работе, как только появились покупатели. Заказов на сегодня оказалось предостаточно, так что расслабляться стало некогда. Через пол часа должны были приехать сразу за тремя букетами, а мы успели сделать пока только один.
  
  -- Представляешь, какой это, наверное, шок, получить отказ сразу от двоих? - чуть приподняв бровь вверх и хитро улыбаясь, спросила Мара, спустя какое-то время. Мы уже занялись каждая своим делом, но животрепещущая тема, так быстро исчезнуть конечно не могла. - Такое он надолго запомнит. Только..., -- она вдруг сделала паузу. - Не думаю, что Кир так быстро от тебя отстанет. У него же теперь задача номер один - покорить твою вершину. Поверь, я точно знаю, о чем говорю.
  
  -- Только зря надеется, -- парировала в ответ и высоко вскинула голову. - Ничего у него не выйдет.
  
  -- Так, так, так, -- Мара быстро сообразила, что у меня уже есть какой-то план. - Ну-ка! - она пододвинулась ближе. - Давай, рассказывай. Что ты придумала?
  
  --Увидишь все вечером, -- не спешила я делиться.
  
  -- Ну нет, -- надулась подруга, -- я так не согласна. Я только что жестко прогнала такого красавца... Ты представляешь, каких усилий мне это стоило? А ты даже не хочешь поделиться со мной своими мыслями. Ну и как после такого доверять людям? -- Она театрально приложила ладонь ко лбу.
  
  -- Не переигрывай, -- чмокнув ее в щеку, бросила я. - Лучше все увидеть, чем услышать. Иначе будет неинтересно.
  
  -- Ну и как после такого спокойно работать? -- вновь всплеснула руками Мара.
  
  -- Быстро и желательно, качественно, -- парировала я спокойно и продолжила отбирать цветы для нового букета.
  
  Несколько минут подруга делала вид, что дуется. Но я знала, что она отходчивая, поэтому не обращала на ее поджатые губы никакого внимания. Вскоре ей надоело молчать, и она снова включилась в разговор.
  
  -- А ты уверена, что все правильно делаешь? - не слишком громко, чтобы посетитель, осматривавший витрины, ее не услышал, полюбопытствовала она. - Я по поводу твоих выводов насчет Кирилла.
  
  Я устало вздохнула и посмотрела в потолок. Снова эта тема. Ну почему она такая любопытная.
  
  -- Я все думаю, -- продолжила она свой монолог уже громче, потому что покупатель вышел, так и не сделав никакого заказа. -- А вдруг он не такой уж плохой парень, каким ты его считаешь. Может он в самом деле влюблен. По-настоящему. Меня впечатлило, как он рычал на Адама, когда тот положил свои руки тебе на плечи и на какие ухищрения пошел, чтобы извиниться за это.
  
  -- Ты удивишься, но он вовсе не пытался извиниться. Вплоть до того момента, пока я о том не напомнила. Согласись, влюбленные так себя не ведут, -- сухо произнесла я.
  
  -- А как они себя ведут? - мотнула головой Самара. - Можно подумать ты много влюбленных в себя видела.
  
  -- Не много, -- вынуждена была согласиться я. -- Однако же они были.
  
  -- Вот, -- продолжила прежнюю мысль подруга, -- я о том и говорю. С чего ты взяла, что он тебе врет о своих чувствах? Откуда такая уверенность?
  
  -- Я что-то не понимаю - ты на моей стороне или на его?
  
  -- Я ни на чьей стороне, -- буркнула Мара обиженно. - Я просто пытаюсь понять из чего ты сделала такой вывод.
  
  Вот черт. И чего ее вдруг потянуло философствовать? Меня вполне устраивали прежние ее выводы о том, что Кир плохой парень и нам обеим лучше сторониться его. Я всеми силами пыталась вбить ей это в голову, а тут на тебе - она решила разобраться. Рассказать ей правду, я конечно не могла. Да и вряд ли она бы мне поверила. Хотя..., она бы поверила.
  
  "Это все так интересно, так сказочно и загадочно", -- вспомнила я ее слова про предпоследний фантастический фильм, что мы смотрели в кинотеатре. Она с куда большим желанием готова была поверить в живущих среди нас русалок или даже вампиров, чем в то, что кто-то может быть плохим, но старательно это скрывает.
  
  -- Хорошо. Я скажу тебе, из чего. -- Мне наконец удалось придумать более-менее правдивое объяснение своих выводов, хотя самые главные подробности из них пришлось опустить. Я села на стул, что стоял рядом. - Понимаешь... Он слишком, даже чересчур навязчивый. Ведет себя так, словно все его действия давно отработаны и проверены на других, а потому результат ему заранее известен. Сама посуди - какой влюбленный будет таким уверенным в себе? Ни капли робости, волнения, сомнения. И эта его настойчивость меня просто до жути пугает. Какая-то она уж больно маниакальная.
  
  -- Ладно, убедила, -- сдалась Самара. - С настойчивостью и ревностью у него в самом деле перебор. Ну хоть сейчас ты скажешь, что задумала, чтобы отвадить его от себя? - она кивнула на настенные часы, давая понять, что рабочий день вот-вот подойдет к концу.
  
  Я отрицательно покачала головой.
  
  -- Потерпи еще немного.
  
  До закрытия магазина оставалось пятнадцать минут, а Федор все еще не пришел. Я начинала нервничать. Словно на зло, время тянулось медленно, а волнение лишь нарастало. Мы уже успели доделать и отдать все заказанные на сегодня букеты и привели в порядок магазин. Даже витрины протерли.
  
  Наконец, мой друг появился в дверном проеме. Я радостно подскочила к нему и чмокнула парня в щечку. Потом обернулась к Самаре и представила приятеля.
  
  -- Это Федя, с этого дня -- мой парень.
  
  Брови стоящей за прилавком Мары сначала в изумлении приподнялись вверх, но она быстро совладала с собой и слегка улыбнувшись, приветливо помахала рукой.
  
  -- А это Самара, моя подруга, -- представила я и ее тоже. - Сокращенно - Мара.
  
  Высокий, темноволосый парень с короткой стрижкой, улыбнулся ей в ответ. Я заметила, что Самаре он сразу понравился. Не удивительно. У Федора был хорошо очерченный подбородок с мягкой ямочкой в середине, карие глаза и очень аккуратный для мужчины нос. Впрочем, губы тоже были что надо - не слишком широкие, но и не узкие. Мне вообще не нравились люди с узкими губами - это всегда указывало на их дрянной характер. Сегодня на Феде были темные джинсы и чуть более светлая, тоже джинсовая куртка, одетая поверх синей майки. Я даже мысленно порадовалась, что на ней не было никаких странных рисунков, что он обожает, все же ему предстоит играть роль моего парня, а не случайного прохожего.
  
  -- Ну..., -- Самару почему-то очень смущал пристальный взгляд Федора, и она слегка покраснела. - В принципе, суть плана мне ясна, -- не спеша выговорила она. - Завтра расскажешь подробности.
  
  Девушка опустила глаза, стараясь больше не смотреть в нашу сторону. Я невольно улыбнулась, совершенно не ожидая, что мой кавалер ее так заинтересует. О, я отлично знала, когда Маре кто-то нравился. Ей никогда не удавалось этого скрыть. Но в отличие от Кира, на которого она смотрела скорее с похотью, чем любовью, взгляды что подруге удалось бросить на Федю, я бы назвала нежными и заинтересованными. Улыбнувшись этой мысли, я взяла сумку и потянула Федора к двери.
  
  Мы вышли из магазина на улицу. Закатное солнце красиво окрасило городок, придав ему легкий золотистый оттенок. Трава на газонах заискрилась, словно ее посыпали серебряной пыльцой.
  
  Мне не удалось оценить всю эту красоту в полной мере, так как мы столкнулись с Кириллом, не успев отойти от магазина и на двадцать шагов. Я чувствовала, что так и произойдет и почти была к этому готова. А вот Кир, похоже, испытал шок, увидев меня в мужской компании - я держала Федора под руку. Не сразу найдя, что сказать, он все же подошел ближе и произнес:
  
  -- Эва, мы можем поговорить... Наедине, -- добавил он через секунду.
  
  Сегодня Кир был особенно красив - нежно кремового цвета льняные брюки, пиджак из той же ткани, полностью расстёгнутый, а рукава завернуты до локтей. Под ним белая майка. На шее снова украшение - на этот раз вырезанная из дерева индейская голова. На левой руке браслет в том же стиле, в виде нанизанных на нить деревянных бусин с неровной поверхностью. Ничего лишнего и все очень гармонично и стильно. Хоть прямо сейчас для рекламы снимай. А ведь еще утром он был одет совсем иначе. Значит, успел побывать дома и переодеться.
  
  Федор бросил на меня короткий взгляд и, кажется, почти сразу сообразил, что перед ним как раз тот, кого он должен отвадить.
  
  -- Кто этот тип? - сдвинув брови, спросил он у меня, приступая к отведенной ему роли.
  
  -- Так, -- я небрежно передернула плечами. - Случайный знакомый. А это, -- я указала рукой на друга, держащего меня под локоть, -- мой парень Федор.
  
  На несколько секунд в воздухе повисло молчание. Ребята сверлили друг друга глазами, словно бы пытались понять, кто и что из себя представляет. Я же просто сжалась в комок, не зная, какая реакция последует за этой зрительной перепалкой. И вообще, сработает ли моя уловка. Я ведь ни разу не сказала Киру, что занята.
  
  -- Твой парень? - первым заговорил Кирилл. В глазах читалось напряжение, но небрежная ухмылка все равно присутствовала на лице. - Ты ничего не говорила.
  
  -- Почему же... говорила, -- не согласилась я. Воздух вокруг словно наэлектризовался. Неприятные импульсы пробежали по телу, усиливая мою нервозность. - Именно об этом и шла речь в предложении: ты не в моем вкусе.
  
  Их в самом деле сравнивать не имела смысла: могучий дуб и хрупкий тонкий тополь, олицетворение силы и воплощение хитрости. Общего и с огнем не сыщешь.
  
  -- Он к тебе приставал? - нахмурившись, стал подыгрывать мне Федор.
  
  -- Пытался, -- небрежно отозвалась я и попыталась утянуть друга за собой, давая понять, что на этом наш разговор окончен.
  
  Федор проявил упрямство и продолжил буравить взглядом Кирилла. Впрочем, тот тоже смотрел на него далеко не как на случайного прохожего. Они оба были похожи на петухов, задравших головы вверх и распушивших крылья, чтобы казаться больше и страшнее. Одно лишнее слово и схватки не избежать. Меня же они словно не замечали, будто вовсе позабыв, что стою рядом.
  
  О нет, да вы что, издеваетесь! - я вдруг поняла, что сейчас оба как раз ищут подходящий повод. -- Какого черта Федор это делает? Я же просила его без драк. Я просила...
  
  -- Мы можем поговорить наедине? - повторил свой вопрос Кирилл, словно сомневаясь, что все происходящее здесь правда. В мою сторону он все так же пока не смотрел.
  
  -- Об этом ты не у нее, а у меня должен спрашивать, -- шагнув в его сторону, недовольно прорычал Федор. Его голова слегка наклонилась в бок, что было совсем не хорошо. - Или ты тут что-то еще не уяснил? Я. Ее. Парень. - Произнес он почти по слогам.
  
  -- Да ну, -- с привычной для него надменностью, хищно усмехнулся Кир. Не очень-то пугал его вид хорошо накачанного атлета. Мне стоило это предвидеть. - Странно, что за неделю, вижу тебя рядом с ней впервые. Не находишь?
  
  Мне хотелось раствориться в воздухе, только бы не видеть это самоуверенное лицо. Он вел себя вызывающе. И совершенно точно -- хотел спровоцировать Федора на драку. А тому только дай шанс - возможность помахать кулаками не упустит.
  
  -- Он спортсмен и был на соревнованиях в другом городе, -- поспешила я вмешаться. Нельзя допустить, чтобы они сцепились. И плевать, что у обоих чешутся кулаки. При мне драки не будет. - Он вернулся только вчера. Хотя тебя это даже не касается.
  
  -- Вот уж точно, -- согласился Федя и, вроде как немного поостыл.
  
  Жаль только, что не на долго. Нахмурив брови, он ткнул указательным пальцем Кира в грудь с такой силой, что тот пошатнулся, но на месте все же устоял.
  
  -- Надеюсь, что больше ты мне на глаза не попадешься, -- жестко произнес Федор. - Иначе сделаю из тебя биту для своих тренировок. Уяснил?
  
  -- Более чем, -- сквозь зубы процедил Кир, прищурено глядя в мою сторону. Сейчас он похоже злился уже не на моего ухажера, а на меня.
  
  -- Ну и отлично. - Федор похлопал парня по плечу. Затем подхватил меня за талию так, что я на несколько секунд оказалась над землей и, переставил на другую сторону от себя. Теперь уже он усилил давление и потащил меня прочь от этого места.
  
  Мы шли как настоящая парочка -- в обнимку. Федор крепко прижимал меня к себе и даже пару раз поцеловал в макушку, наверняка надеясь, что этот его жест тоже будет замечен. У меня внутри все дрожало. Руки покалывала мелкая дрожь, а сердце трепетало неистово и тревожно. Мне очень хотелось оглянуться назад, чтобы понять, что делает Кирилл. Смотрит ли он вообще в нашу сторону. Злится? Презирает?
  
  Федор как-то догадался, о чем я думаю и склонившись к самому уху, шепнул:
  
  -- Обернешься, все испортишь.
  
  Резким рывком он притянул меня к себе и страстно поцеловал в губы. На секунду я даже растерялась, но потом вспомнила, ради чего все это представление и, нежно обвила его шею руками. Я не знала, наблюдает ли кто-нибудь за нами или же, разозлившись, Кир давно ушел и не стал провожать нас взглядом до поворота. Я даже не совсем понимала, чего бы хотела в эту минуту сама: чтобы он ушел или смотрел. Я лишь знала, что он наверняка злится. Очень, очень сильно злится на меня.
  
  Не помню, как мы добрались до дома. Я пребывала в каком-то нервном возбуждении и практически ничего не соображала. Хорошо хоть рядом все это время был преданный и хороший друг.
  
  Мы вошли в дом, поднялись на второй этаж, и я просто рухнула на кровать, раскинув руки в стороны.
  
  -- О боже, я думала этот день никогда не кончится.
  
  Федя оперся рукой на дверной косяк. Выглядел он немного задумчивым.
  
  -- Ну, теперь-то ты мне расскажешь за что так невзлюбила этого милашку? - спросил он спокойно. - Или я сегодня старался за "спасибо".
  
  -- Да, конечно... -- я села. - И да, большое тебе спасибо. За все. Если бы не ты, не знаю, чтобы я делала.
  
  -- Эй-эй, не увиливай от вопроса. Я и так всю дорогу ждал объяснений, но ты так тряслась и дрожала, что я не рискнул спрашивать. Что у тебя с ним произошло?
  
  -- Хорошо. - Я указала ему на место рядом с собой, приглашая присесть. - Я тебе все расскажу.
  
  Легко сказать -- расскажу все. Позволить себе подобной роскоши я не могла даже с отцом. Сейчас, когда все стало немного иначе, мне не хотелось, чтобы он вновь начал переживать и, что еще хуже, решился бы на еще один переезд. Пусть думает, что у меня все под контролем.
  
  Федя сел. А я несколько минут собиралась с мыслями. Даже встала и принялась ходить по комнате туда-сюда, словно это как-то могло помочь. Друг терпеливо ждал. Потом все же не выдержал и произнес:
  
  -- Почему-то мне кажется, что сейчас ты придумываешь для всего этого логическое объяснение, а я все-таки хотел бы услышать правду. Ты ведь помнишь, что я твой друг?
  
  -- Да, конечно помню, -- я вернулась на прежнее место. - И я тебе полностью доверяю. И ничего не придумываю. Я просто не знаю с чего начать. Не нахожу слов.
  
  -- Могу предложить парочку вариантов. Например, я влюбилась, но боюсь своих чувств или... он мне нравится, но он кретин и придурок...
  
  Ему удалось меня рассмешить.
  
  -- Нет, нет, -- пробурчала я. -- Дело совсем не в этом. Да, он конечно тот еще... -- Я не стала выискивать эпитеты, решив, что мой друг и сам все прекрасно понял. Глубоко вздохнула, собираясь с мыслями - объяснить ситуацию действительно было нелегко. - Просто этот парень... он питает ко мне какие-то нездоровые чувства. Если их можно так назвать. Он ходит за мной по пятам, преследует меня где бы я не находилась. Он приходит ко мне на работу, на занятия, даже к дому. А недавно и вовсе заявился на девичник к моим подругам, когда мы были в кинотеатре в закрытом зале. Так что выйти на улицу чтобы просто погулять с друзьями у меня и шансов нет - он обязательно появится рядом. Я его боюсь. Действительно боюсь.
  
  Я положила свою руку поверх руки Федора и крепко ее сжала, словно старалась передать через нее весь тот страх, что меня сковывал. Он должен был мне поверить, видел же, как меня всю затрясло, когда появился Кирилл.
  
  -- Ты меня понимаешь? - Мой друг выглядел слегка растерянным и задумчивым. - Такое преследование - это ненормально, -- настаивала я на своих словах. - Я не знаю, что он задумал и чего хочет, но я не могу видеть его рядом с собой.
  
  Повисла долгая, гнетущая пауза. Я сказала все, что могла - больше добавить нечего. Оставалось ждать, какие выводы сделает из моего рассказа Федя.
  
  -- Ну..., -- он неловко почесал затылок. Видимо, рассказанное было совсем не тем, что он хотел услышать. - Если все так, как ты говоришь... быстро от него отделаться не удастся. Он хочет тебя. В смысле... ну ты поняла. - Он немного замялся, смущенно потупив взор. - Как парень я прекрасно вижу это, по его глазам.
  
  Видишь?! А я это еще и чувствую. А хуже всего, что я его тоже хочу, но даже думать себе о том запрещаю. Я бросила его в том кафе, ясно дала понять, что боюсь его, но он все равно хочет сблизиться. А увидев, в какое состояние приводит меня близость змей, похоже решил не открывать пока собственной сущности, чтобы не оттолкнуть еще больше.
  
  -- И он готов за тебя бороться, -- заметил Федя со вздохом. -- Увы, это тоже легко по нему читается.
  
  -- Ты мне поможешь? - в моих глазах читалась мольба.
  
  -- Да куда ж я денусь, -- обреченно выдохнул Федя и крепко обняв, прижал меня к себе. - Тем более, что кроме тебя никто не согласится решать мои контрольные из колледжа.
  
  -- Что? -- прошептала я в изумлении. Похоже, что меня тоже использовали. - А я-то думала, ты мне друг.
  
  -- Конечно друг. Но и ты же мне тоже друг, -- подмигнул он хитро.
  
  Я улыбнулась. Наверное, впервые за вечер.
  
  Глава 8. Взрывоопасная химия.
  
  Загони змею в бамбуковую трубку - она и там попытается извиваться.
  (Китайская пословица)
  
  Всю следующую неделю Федор примерно играл роль моего парня. Он и привозил, и забирал меня с работы. Водил в кафе, гулял со мной по набережной. Подолгу задерживался в нашем доме по вечерам. А Кирилла я всячески игнорировала. Даже когда он приходил в магазин чтобы поговорить со мной, я уходила в подсобку и сидела там до тех пор, пока он оставался внутри. Самара тоже была недовольна тем, что ей не удалось наладить с ним романтические отношения и то ли от зависти, то ли из солидарности, во всем меня поддерживала. И ей тоже нравилось его злить. И если удавалось, весь оставшийся день она пребывала в прекрасном настроении.
  
  Спустя несколько дней случилось то, чего я так опасалась. Кир дождался Федора неподалеку от моего дома и когда тот наконец появился, преградил ему путь. Он толкнул моего друга в сторону забора и придавив его рукой в грудь, произнес:
  
  - Я не знаю кто ты такой и откуда взялся, и мне это мало интересно, но ты немедля уберешься куда подальше и больше никогда не появишься возле этой девушки. Ты меня понял?
  
  - Не понял? - протянул в ответ мой псевдо-жених, дивясь наглости этой букашечки, рискнувшей к нему полезть. Одной рукой он обхватил горло Кирилла и словно пушинку приподнял над землей. - Решил рискнуть жизнью?
  
  - Если не оставишь ее в покое, то расстанешься со своей, - прошипел Кир, едва выдавливая из себя слова. Весовая категория у них была совершенно разной. Рядом с Федей, Кирилл выглядел чуть ли не кукольным.
  
  - Ты еще смеешь мне угрожать? - усмехнулся Федор. - Да стоит мне чуток поднажать, из тебя все кишки вылезут. А ты я смотрю и правда борзой малец. Но, надеюсь, с головой дружишь - катись отсюда, пока цел. - Одним движением руки он отбросил Кирилла на землю и тот приземлился на траву пятой точкой. - Она тебя даже знать не хочет.
  
  - Я тебя предупредил: не оставишь ее в покое, пожалеешь, - с трудом выговорил Кир, пытаясь откашляться от недавнего захвата.
  
  Федор только хмыкнул себе под нос и как ни в чем не бывало, спокойно зашагал в направлении машины.
  
  Я стояла в калитке как вкопанная, с трудом переваривая увиденное. Меня либо намеренно игнорировали, либо... Нет, он не мог не заметить, что я провожала Федора, маша ему рукой. Значит ему было все равно, что я все вижу. Или он хотел, чтобы я это видела. Дурдом! Чувствую себя призом в соревнованиях. Как будто Кир думает, что, если он отвадит от меня Федора это что-то между нами изменит. Как бы не так. Причина-то совсем в другом.
  
  На следующее утро, мой преданный друг снова был у меня. Я и не сомневалась, что он прибудет -- не так-то просто запугать Федю. Он отвез меня на работу, перекинулся парой слов с Марой и уехал по своим делам.
  
  Мне хотелось верить, что вчерашняя стычка принесет свои результаты и меня наконец оставят в покое. Увы, не сработало. После неудачной баталии с моим женихом, Кир тем же утром заявился прямиком в магазин. Он влетел в него так быстро и решительно, что я даже не успела среагировать и спрятаться в подсобке. В один прыжок парень перелетел через прилавок и схватил меня за оба запястья.
  
  - Нам нужно поговорить, -- заявил он требовательно и даже немного грубо.
  
  - Нам не о чем говорить, - бросила я в ответ и попыталась выдернуть руки. Но он держал меня очень крепко. - Отпусти. Мне больно.
  
  - Чтобы ты опять от меня спряталась? Учти, сделаешь это, я выломаю дверь. - Он слегка ослабил хватку, а поняв, что я не собираюсь убегать, совсем отпустил руки.
  
  Я начала потирать покрасневшие запястья. Кир обернулся к Самаре и жестко произнес:
  
  -- Прогуляйся. Нам с Эвой нужно поговорить.
  
  - Вообще-то, мы на работе, - недовольно пробурчала Мара в ответ, вставая на мою сторону. - А все личные дела у нас принято решать в свое свободное время.
  
  - Оставь нас. - Теперь это был больше приказ, нежели просьба.
  
  -- Ладно-ладно, - перехватив его почти угрожающий взгляд, засуетилась она и как-то странно на нас посмотрела, словно ей совсем не хотелось делать то, о чем ее попросили. Но она это все же сделала. - Я выйду... подышать, -- бросила она, исчезая за дверью.
  
  Он дождался, когда Мара покинет помещение. Затем повернулся ко мне и спросил:
  
  - Зачем ты это делаешь? - во взгляде настороженность.
  
  - Делаю что? -- робко переспросила я, опасаясь очередного всплеска агрессии с его стороны. В таком состоянии он пугал меня даже больше обычного.
  
  - Зачем мучаешь меня?
  
  - И цели такой не было, -- будничным тоном отозвалась я, хотя у самой даже поджилки дрожали.
  
  Подняла со стола букет и продолжила добавлять в него фиалки. Руки жутко тряслись, и я боялась, что он сразу поймет, что я лгу. Безысходность того положения, в котором я была, выводила меня из себя. Ненавижу, когда события подчиняются кому-то, но не мне. И его ненавижу...
  
  -- Просто ты мне не нравишься и заметь, я никогда этого не скрывала.
  
  Я отложила букет, понимая, что в таком состоянии могу его только испортить.
  
  - Ты врешь, - уверенно заявил он и попытался прикоснуться ладонью к моей щеке.
  
  Я отступила на шаг назад и с горькой улыбкой произнесла:
  
  - А ты нет?
  
  Мы зло смотрели друг другу в глаза. Устремленный на меня взгляд полыхал яростью. Похоже не только он выводил меня из себя. Сейчас мы одинаково сильно бесили друг друга.
  
  - Почему ты такая? Почему так противишься нашим отношениям? - он шагнул навстречу и схватил меня за плечи. От его прикосновения по коже сразу пронеслась волна возбуждения и желания. - Я же вижу, что волную тебя так же, как и ты меня. Эвелин! - мое имя он выдохнул тихо, нежно коснувшись губами моего лба. - Почему... ты отказываешься это признавать?
  
  - Ты принимаешь желаемое за действительное, - попыталась как можно спокойнее, произнести я.
  
  Напряжение между нами нарастало. Да и я едва держалась, хватаясь за любые мысли, которые могли отвлечь меня от его запаха, его прикосновения. Мне было плохо и хорошо одновременно. Я испытывала блаженство от его касаний. И вместе с тем я почти сгорала от желания убить его собственными же руками.
  
  - Ты влезаешь в мою жизнь и пытаешься в ней все изменить. Ты действуешь мне на нервы, -- в моем голосе звучал лед, хотя сама я с ужасающей скоростью таяла рядом с ним. - Ты говоришь мне что я должна, а чего не должна к тебе чувствовать. Кому это понравится?
  
  - У меня ощущение, будто мы говорим на разных языках, - вспыхнул он в ответ и выпустил меня из своих тисков. Отступил на шаг назад, словно борясь сам с собой. - Ты даже не слышишь, что я пытаюсь тебе сказать.
  
  -- Как и ты, -- -- ехидно пробормотала я, раздумывая, успею ли умыкнуть в подсобку, если вдруг разговор зайдет в тупик, и я перестану себя контролировать. До этого момента оставалось не так много времени: мысли уже начинали затуманиваться, а тело переставало отзываться на голос разума.
  
  Кирилл нервно стукнул кулаком по столу и сжал челюсть так, что скулы задвигались. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы успокоиться и вернуть лицу былое спокойствие. Развернувшись, он подошел вплотную и взяв мою руку, положил ее себе на грудь на уровне сердца.
  
  -- Я. Тебя. Люблю. - Он произнес это громко и как можно четче, но потом почти сразу перешел на шепот. - Люблю больше всего на свете. -- Он склонялся все ниже к моему лицу. Я уже чувствовала на своих щеках его теплое дыхание и понимала, что перестаю мыслить трезво. Еще секунду и мысли и вовсе поплывут, останется только желание, бороться с которым намного труднее. -- Нам суждено быть вместе. Мы рождены друг для друга. Я готов защищать тебя от всех невзгод, беречь от разочарований. Я хочу сделать тебя счастливой.
  
  - Тогда уйди из моей жизни, - мой голос прозвучал сухо и без эмоций, но мне казалось, что произношу все это и не я вовсе. Во рту стояла горечь, словно сказанное было ядом для меня самой.
  
  - Не могу, - выдохнул он, вглядываясь в мое лицо. Его рука легла мне на шею, а большой палец нежно провел по контуру нижней губы. Сразу перехватило дыхание. Почему... почему он так на меня влияет? - И ты не можешь, -- скользнул пальцем по подбородку, затем шее. -- Просто еще не знаешь об этом.
  
  Кирилл решительно притянул меня к себе и впился губами в мои губы.
  
  Моя голова почти сразу закружилась, а ноги подкосились и обмякли. Так как целовал меня он, не целовал никто и никогда. Я теряла рассудок и казалось, что вот-вот потеряю и сознание. Он целовал меня так, будто я была всем, воздухом без которого невозможно дышать, солнцем, без которого трудно жить. Его губы касались губ так, словно истосковались по ним, словно хотели запомнить каждый их дюйм.
  
  Я понимала, что скорее всего мы оба чувствуем одно и то же и в эту минуту, ни он, ни я не сопротивлялись этому. Я была как в бреду. Нет, не как - я точно была в бреду. Я сходила с ума.
  
  Дверь магазина хлопнула и это заставило нас отпрянуть друг от друга. У входа с почти открытым ртом стояла Самара.
  
  - Вот как значит сейчас разговаривают, - съязвила она, проходя на свое место.
  
  Кирилл закрыл глаза и шумно втянул воздух. Когда он снова посмотрел на меня, в его глазах отражалась такая тоска и боль, что я почти почувствовала ее так же ощутимо, как секунду назад ощущала его поцелуй. Он нежно провел ладонью по моему лицу.
  
  - Подумай над тем, что я сказал. И прислушайся к своему сердцу. Я зайду за тобой вечером.
  
  Я ничего не ответила и даже не подняла глаз до тех пор, пока он окончательно не вышел на улицу. Я не двигалась и не дышала. Я не принадлежала самой себе. Часть меня словно вышла следом за ним и в груди образовалась зияющая пустота и холод.
  
  - Везет же тебе, - вздохнув, произнесла Самара с нотками зависти в голосе. Я догадывалась, что подруга все это время наблюдала за нами через окно. - Такой парень и от тебя без ума.
  
  Нет. Он совсем не без ума от меня. Потому что все это чувство не настоящее. Это лишь их змеиная магия, их дурманящие чары. Ему не за чем меня любить. Ему лишь нужно сделать меня такой же, как они. Всего-навсего обратить.
  
  Мои ноги подкосились. Я опала вниз, спрятала голову в ладонях и зарыдала.
  
  - Эй, эй, ты чего? - Самара поспешила ко мне. Она опустилась рядом и стала поглаживать по спине. - Все же вроде бы хорошо.
  
  - Нет, все плохо. Очень плохо. - Слезы длинными ручейками побежали по щекам. На то чтобы сдерживаться не осталось никаких сил. Я окончательно расклеилась. -- Я не должна быть с ним..., я не хочу... не хочу.
  
  Мара не знала, что сказать, так как теперь уже и она мало что понимала. То я завела себе псевдо-жениха, а то вдруг целуюсь с тем, от кого все это время пряталась. Но как мне ей объяснить, что действительно происходит?
  
  Как и любая нормальная девчонка, я хотела отношений, но не вызванных каким-то магическим притяжением, а настоящих, истинных и искренних, которые развиваются постепенно. Таких, как у большинства. Мне же предлагалась только эта чудовищная несправедливость, именуемая предназначением. И никакой возможности выбора. Я была не согласна, чтобы все решали за меня, кто бы то ни был: звезды, люди или сама судьба. У меня есть право голоса и я намерена продолжать им пользоваться. Я не буду заодно с ними, зачем бы им там это не было нужно. И я буду стоять на своем до конца.
  
  - Ну поговори с ним и обо всем скажи, - предложила Самаре первое, что пришло ей в голову. - Он должен понять.
  
  - Уже пыталась, - я зарыдала еще сильнее.
  
  Разговоры не были нашей сильной стороной. Они ни к чему не вели, потому что никогда не были честными.
  
  - Так может вы просто не о том говорите.
  
  Не давись я сейчас слезами, может даже улыбнулась бы этому ее замечанию. Вот уж верно подмечено.
  
  -- Я конечно не знаю, что уж там такого у вас произошло, что вы вдруг оба стали такими странными, но мне кажется, если сесть и как следует все обсудить, всегда можно найти компромиссное решение.
  
  - Н-нет, - я замотала головой. - Я не буду с ним больше говорить. И не буду встречаться. Если он придет сюда еще раз, скажешь, что я уволилась.
  
  Я решительно встала, спешно собрала в сумку свои вещи и пошла к двери. У самого выхода ненадолго приостановилась, понимая, что он все еще может быть рядом. Но затем все же вышла на улицу.
  
  Поблизости никого не было. Я вздохнула с облегчением и зашагала к автобусной остановке. Глаза опухли от слез и теперь приходилось страдать от ограниченной видимости. Все выглядело как в тумане - бесформенно, расплывчато и неопределенно. Лишь хорошее знание местности вокруг позволяло мне двигаться в правильно направлении.
  
  Я понимала, что погорячилась, говоря, что собираюсь бросить работу. Делать этого я вовсе не планировала, зная, что тогда вынуждена буду все время сидеть дома, сходя с ума от собственных мыслей. Работа была единственным утешением в свете последних событий и отказываться еще и от нее, попросту глупо.
  
  Да, я сорвалась. Растаяла от его слов и ласки. Больше этого не должно повториться. Мне нужно научиться быть более собранной и твердой. И не давать ему ни единого шанса себя поцеловать. Даже просто коснуться. Даже стоять рядом, на расстоянии с которого я ощущаю его запах.
  
  Понимая, что сама с этим не справлюсь, я честно поведала Федору о случившемся по городскому телефону, как только оказалась дома. И спросила совета. Решение моего друга оказалось весьма оригинальным и даже обрадовало меня. Он предложил поставить над входом в цветочный магазин камеру наружного наблюдения и установить пультовый замок со звонком. Я с этим сразу же согласилась.
  
  Федя не стал тратить время попусту и раз уж я была дома и в полной безопасности, сразу отправился в магазин, чтобы выполнить задуманное. На следующее утро я увидела это чудо техники собственными глазами. Теперь, попасть внутрь можно только в том случае, если увидевший тебя продавец нажмет кнопку и откроет дверь.
  
  В тот же день Кир несколько раз приходил к магазину, так что полезность сего агрегата мы с Самарой проверили не один раз. В ответ на его умоляюще сложенные руки, мы попросту отворачивались и начинали делать вид, что не замечаем его.
  
  Кир был вне себя от злости. Я знала это наверняка, потому, что Федор отирался возле меня все время, не давая ему возможности подойти ко мне ни утром, ни вечером. Днем же я скрывалась от него за закрытой дверью. Даже если он и не верил в этого, внезапно взявшегося откуда-то жениха, недооценивать его он уже не мог.
  
  Но, чем больше усилий для того чтобы мы не встретились прилагалось, тем упорнее искал со мной встречи Кирилл. Мне даже пришлось забросить утренние тренировки вступительной программы в музыкальной школе, так как выяснилось, что там я становлюсь наиболее уязвимой. Не знаю, как, но Киру удавалось пробираться даже в классы на втором этаже, каким-то образом преодолевая закрытую дверь и сторожа на входе.
  
  Когда в очередной день отец подбросил меня к школе, и я спешно юркнула внутрь и удостоверившись, что в кабинете пусто, начала разминку, внезапно нарисовался Кирилл. Это оказалось так неожиданно, что я даже отпрянула.
  
  -- Вот дьявол! Как ты сюда попал?
  
  -- Рада меня видеть? - его самодовольная улыбка выводила меня из равновесия.
  
  -- Как собака кошку.
  
  В школе было тихо и безмолвно, ни единого звука не нарушало этой ужасающей тишины. Страх сковал мое тело. Я не знала, чего от него ожидать, кроме разве что явных приставаний и попытки убедить меня, что я его люблю.
  
  -- А ты совсем не такая, как я решил сначала. -- Кир перевел взгляд от глаз к моим губам, ненадолго задержался на них, словно смакуя то, что видит, потом снова посмотрел в глаза. - Мне даже нравится. В тебе столько силы, столько страсти...
  
  Я совершенно не понимала, куда он клонит. Подобное странное поведение разжигало во мне только одно чувство - негодование.
  
  -- Чего ты хочешь? - не выдержала я.
  
  Он хищно улыбнулся в ответ. Может для кого-то в нем и не наблюдалось ничего особенного, но для меня, его фигура и лицо были почти божественны, глаза словно магнит, а эта его улыбка, затмевающая собой все адекватные мысли... Я нахмурилась.
  
  -- Хм. Он ведь ничего не значит для тебя. Так ведь?
  
  Я знала кого он имел в виду.
  
  -- Уверен, что знаешь это наверняка? Ах да, забыла, - я медленно пересекла класс и остановилась перед сумкой с вещами. - Тебя ведь не очень волнует, чего хотят другие. Ты неисправимый эгоист.
  
  -- Да перестань. Мы оба знаем, что это все спектакль. Он совсем не твой типаж, да и ты не очень в его вкусе.
  
  -- Гадалка сказала? -- поддела я Кирилла.
  
  Он встретился со мной взглядом. Глубина его глаз околдовывала. Пора было начинать паниковать... Он ведь на это и рассчитывает. На свой шарм, на неспособность моего тела противостоять этим желаниям.
  
  -- То, что между нами происходит... настоящая химия. Наши чувства способны взорвать этот класс.
  
  Сомневаюсь. Что его точно может взорвать, так это правда. Но он ее не скажет. И я не скажу. Сейчас он еще ведет себя, как человек, потому что боится оттолкнуть еще больше, но что будет, когда эта преграда рухнет. Когда ему не нужно будет скрывать свою истинную сущность. Я даже представить это боялась. Я точно не была такой дурой, чтобы выкладывать ему что все знаю. Пока я делаю вид, что ни о чем не подозреваю, у меня есть шанс на нормальную жизнь. О ней я и мечтаю.
  
  -- Что ж, раз мы способны убить друг друга, -- перевернула все его слова я. - Пожалуй, мне стоит держаться от тебя еще дальше.
  
  Я взяла сумку и направилась к двери. Знала, что он схватит меня за руку, когда окажусь рядом. Это было так предсказуемо. И я удивила его. Я не прошла мимо. И не побежала, выдернув свою ладонь из его. Я остановилась, поймала его взгляд, склонилась, заставив парня напрячься и сглотнуть, а потом громко выдохнула прямо в лицо:
  
  -- Бам!
  
  Это оказалось так неожиданно, что Кирилл вздрогнул, а когда смог понять, что либо, меня и след простыл. Так что мое решение прервать подготовку было вынужденным. Кир сам же этому и поспособствовал. Теперь, единственные с кем я проводила свое свободное время, были Федор и Самара. Ребята хорошо поладили и с готовностью помогали мне отражать нападения Кира. И даже стали соглашаться со мной по поводу того, что такое поведение ненормально. При очередном столкновении, Федор не смог удержаться и разбил Киру нос, ворча:
  
  -- До чего же упертый кретин! Я же ясно дал понять -- отстань от нее.
  
  -- Только когда уговорю ее мне поверить, -- парировал Кир, лежа на земле.
  
  -- Упертый и тупой, -- сделал вывод Федя, но бить лежачего не стал.
  
  Глава 9. Затаившееся смирение.
  
  Окоченевшая от холода змея, жалит сперва отогревшего её.
  (Армянская пословица)
  
  Прошло несколько дней за время которых я ни разу не наткнулась на Кирилла. Меня это почему-то настораживало, хотя должно было радовать. Он обязан был понять, что я действительно не хочу быть с ним и оставить меня в покое. Но отчего то мне пока не верилось, что он смирился.
  
  Между тем жизнь шла своим чередом. Федор на пару дней уехал на какие-то соревнования, и я сходила с ума от скуки уже который вечер подряд. Решила даже вновь начать посещать любимую школу и разучивать вступительный танец. Все равно кроме работы и дома иных развлечений не имелось.
  
  Близились выходные, и я с ужасом представляла, как буду слоняться по дому из угла в угол, когда другие радуются хорошей погоде и отдыхают где-нибудь на пляже у реки. Впрочем, река манила меня к себе меньше всего. Я давно научилась обходиться без этого дара природы, зная, что возле нее в сто раз опаснее, чем в пустом поле. Куда больше я скучала по друзьям и общению с ними. Увы, выяснить кто из них сдал меня Киру, так и не вышло и от того пришлось прервать все контакты. Благо сотового у меня теперь не было, и никто из девушек не названивал сам, зазывая встретиться и куда-то сходить вместе. Оказалось, даже в чем-то плохом можно отыскать свои плюсы.
  
  Короткая мирная передышка прервалась в тот день, когда Мара явилась на работу слегка возбужденной. Не спеша набрасывать рабочий фартук, чуть ли не от самой двери она затараторила:
  
  -- Ты даже не поверишь, что случилось со мной вчера вечером.
  
  О, тут действительно было сложно даже что-то предположить. Такими словами Мара могла начать как рассказ о банальном столкновении со своим бывшим в автобусе, так и новой покупке, о которой она мечтала чуть ли не вечность. Я приготовилась слушать.
  
  -- Бреду я себе не спеша домой и тут слышу, кто-то зовет меня. Оборачиваюсь - два незнакомых парня.
  
  -- Ты серьезно? - я рассмеялась. - Если они незнакомые, как они могли тебя звать?
  
  -- Ну ты что, с луны что ли упала? - взмахнула руками подруга. - Как можно позвать красивую незнакомую девушку?
  
  -- Ах, ну да, -- я попыталась сдержать улыбку. - И что дальше?
  
  -- А дальше самое интересное. Подхожу я к ним, а они спрашивают свободна ли я.
  
  -- И ты конечно свободна...
  
  Самара закатила глаза в потолок.
  
  -- С тобой не интересно, -- обиженно буркнула она, но тут же заулыбавшись, продолжила: - В общем, они пригласили меня на турбазу в эти выходные. Сказали, что есть бесплатные билеты на четыре человека и они ищут красивых девчонок, чтобы весело провести там время. Осведомились, есть ли у меня красивая подруга...
  
  -- Только не говори, что ты согласилась?
  
  Конечно она согласилась. Это было написано у нее прямо на лбу. Боже, как можно! Кто знает, кто такие эти незнакомцы.
  
  -- А что такого? Я сто лет не была на пряже. А ты и того больше. К тому же они действительно показали мне билеты на четыре оплаченных домика. А один из парней оказался продавцом из магазина, где я часто покупаю туфли. Я ему понравилась, и он был рад, что мы вдруг столкнулись.
  
  -- Ты как хочешь, а я в этом не участвую, -- заявила уверенно. - Ты ведь знаешь в какой я нахожусь ситуации, а выезд за пределы города может плохо мне аукнуться. Кир затаился, но мне почему-то кажется...
  
  -- Ну хватит, -- Мара одернула меня за руку. - Ты со своим Кириллом совсем зачахла. К тому же он давно не появлялся - чем не повод воспользоваться удачным стечением обстоятельств и отдохнуть. Билеты уже у меня, -- она выудила из сумочки две ярких карточки с фотографией маленьких домиков у воды. - Разве ты сможешь устоять против собственного, индивидуального жилища? А он даже знать ничего не будет.
  
  -- Ты невыносима, -- замотала я головой. - И это слишком большой риск.
  
  Весь оставшийся день Мара упорно уговаривала меня поехать с ней. На какие только уловки не шла, включая упоминание о том, что из-за меня и ей приходится терпеть некоторые неудобства. А уж уговаривать она умела.
  
  В конечном итоге я сдалась, о чем и пожалела в это утро, едва только проснулась.
  
  Солнце пробиралось ко мне в комнату теплыми лучами, скользнувшими по лицу сквозь щель между штор. Домики, в которые мы с подругой заселились вчера вечером, были хоть и маленькими, но очень уютными. В них приятно пахло свежим деревом. Да и ребята давшие билеты Самаре, оказались довольно милыми и общительными. Я даже смогла расслабиться, пока мы вечером болтали о всякой ерунде. Приятно хоть иногда почувствовать себя обычным подростком.
  
  Вставать не очень-то хотелось. И все же я заставила себя открыть глаза и почти сразу закрыла их вновь, увидев то, что никак не могло быть здесь. Пульс подскочил.
  
  Кирилл.
  
  Наверное, я еще сплю. Он никак не мог оказаться на этой турбазе и тем более в комнате, что я занимала. Еще с вечера я заперлась на ключ. А значит это лишь мираж.
  
  Выждав несколько секунд, я снова открыла глаза. На немного заспанном красивом лице появилась легкая улыбка. Волосы парня были слегка взъерошены, но это лишь добавляло ему шарма и делало в моих глазах еще более привлекательным.
  
  -- Как... ты здесь оказался?
  
  -- Вошел через дверь, -- сонно произнес он в ответ и сладко потянулся, будто в его присутствии в моем домике и тем более в моей постели не было ничего странного. - Как тебе спалось?
  
  Снова посмотрел на меня: абсолютно спокойный, раздражающе самоуверенный и чертовски красивый. Мне хотелось взорваться, потому что никто не имел права вот так без спросу проникать ко мне в постель. Да, мы оба были одеты: он в светлые штаны, я в тонкую майку и шорты, но разве это имело значение. Я не приглашала его сюда. И не за чем так любезно улыбаться.
  
  -- Где ты взял ключи от домика? - я села и натянула одеяло повыше. Скрывать мне в общем-то было нечего, но так я почему-то чувствовала себя более защищенной. - Ты здесь всю ночь?
  
  -- Тебе бы этого хотелось? - ожидающий взгляд и грустная улыбка на губах.
  
  -- Кретин, -- я резко толкнула его в грудь руками, надеясь, что он свалится с узкой кровати на пол, но он даже не сдвинулся с места и лишь сильнее заулыбался. Я вскочила на ноги: -- Ты прекрасно понял, что я имела в виду.
  
  - Увы, я пришел только утром. Ты так сладко спала, что я не решился тебя разбудить и лег рядом. Сам не понимаю, как задремал.
  
  -- Что ты вообще делаешь в моей постели? - окончательно вспыхнула я. Мой взгляд скользнул по его обнаженному торсу.
  
  Полуголый парень в моей постели - это уже чересчур. Черт, зачем он снял майку? Или он вообще был без нее. Я поискала глазами эту часть гардероба: смятая голубая футболка висела на спинке стула. Рядом с ним стояли и его туфли.
  
  -- Ждал твоего пробуждения.
  
  Я возмущенно закатила глаза. С ним невозможно было нормально разговаривать. Он вел себя так, будто я лишилась памяти и потому не помню, что наши отношения перешли уже к этой стадии. Но они и близко к ней еще не подходили. Я сторонилась его, держалась подальше, даже сбегала, если требовалось. Но мы снова там, где остановились.
  
  -- Прочь из моего домика! - потребовала я, решив, что пора завязывать с любезностями.
  
  -- Да ладно, милая, -- его глаза сузились в игривом прищуре. - Ты не можешь выставить за дверь такого очаровашку.
  
  -- Еще как могу. - Подскочив, вцепилась в край одеяла, прикрывавшего его ноги и резко потянула на себя. - Убирайся вон.
  
  Он успел ухватить противоположный край и дернул его на себя с такой силой, что я подалась вперед. Кир перехватил мою руку и секунду спустя я уже приземлилась всем своим телом прямо на грудь парню. Соприкосновение с чудесно пахнущим телом вызвало легкую дрожь, волной пробежавшую от ладоней до самых пят.
  
  Ну почему он всегда так на меня действует?
  
  -- Предлагаю еще немного поваляться в постели, -- опалив теплотой своего дыхания, прошептал Кирилл. - Еще слишком рано, чтобы вставать.
  
  -- Ты невыносим, -- сквозь зубы процедила я, попыталась подняться. Попытка не удалась -- Кир обвил руками мою талию и крепко прижал наши тела друг к другу.
  
  -- Знаю, -- внезапно согласился он со мной. Перехватил мой взгляд и попытался удержать его, глядя в глаза и почти не моргая. - По-другому с тобой не выходит. Ты все время бежишь от меня и приходится импровизировать. Это я подбросил твоей подруге оплаченные билеты на отдых на этой турбазе через тех ребят. Я был уверен, что ей удастся быстрее убедить тебя приехать сюда, чем если б я пытался это сделать сам. Отсюда и дубликаты ключей от ваших домиков. Я ведь не знал в каком из них ты поселишься.
  
  Его невообразимо таинственные и чуть мутные глаза скользнули по моему лицу и замерли на губах. У меня снова перехватило дыхание.
  
  -- Ты не имел права меня обманывать, -- стараясь не думать о мыслях, посетивших в эту минуту его, да что уж там - и мою голову тоже, обиженно пробормотала в ответ.
  
  -- А ты бросать меня со своей подругой одного в том кафе. Я ведь приглашал туда тебя - не ее.
  
  Я вдруг вспомнила, что заставило меня это сделать и почему вообще вела себя с Киром так странно и мое сердце защемило от боли. Господи, ну почему все так несправедливо? Почему он не мог оказаться просто обычным парнем, каких миллионы. Почему ему обязательно нужно было быть мерзким гадом, предводителем змей, их... не хотелось даже думать.
  
  Наши тела все еще соприкасались, и я начала чувствовать, как участилось дыхание Кирилла. Да и мое собственное вот-вот планировало начать давать сбои.
  
  Я резко скатилась на бок, заставив его ослабить объятья, а когда оказалась на кровати, тут же села.
  
  -- Я уеду домой прямо сейчас.
  
  -- Нет, -- он приподнялся на локте. - Прошу. -- Его взор вдруг стал похож на тот, что был у кота в мультфильме про Шрека - такой же жалостливый, просящий и полный надежды. -- Дай мне шанс. Один день. Всего один. Ты сможешь узнать меня поближе, понять. Это все, чего я прошу. Лишь один полный день.
  
  Сомнения относительно Кирилла вновь закопошились где-то в глубине сознания. Вдруг все совсем не так, как мне показалось. Нет, это было бы за гранью реальности. Он не мог быть тем, кем я хотела. Он хитер, притягателен. Но пугало даже не это - он только что признался в том, что снова все это спланировал. И я понятия не имела, что еще таят в себе его планы. Он мог попытаться разрушить мою защитную броню, ослабить бдительность, а потом похитить и унести к своим мерзким безногим дружкам. Они ведь уже пытались это проделать, но тогда ничего не вышло. Это запросто могла быть новая попытка? Мы считай, что уже в лесу - никто даже не заметит, если исчезну. Подруге скажут, что вернулась домой, и никто даже искать меня не станет.
  
  -- Так что ты решила? - Кир придвинулся поближе и осторожно коснулся моего плеча рукой. - Ты можешь мне верить, правда. Я ведь и пальцем тебя не коснулся, когда мы лежали рядом. Знаешь, чего мне это стоило? - Он вздохнул. - Я хочу все сделать правильно.
  
  Я и правда не ощутила его прикосновений, когда проснулась. Он лежал на вполне пионерском расстоянии, на том, которое позволяла эта кровать. Но могла ли я верить ему только поэтому?
  
  -- У меня есть парень. А все это..., неправильно.
  
  -- У тебя нет парня, -- уверенно заявил Кир. -- Ну же, Эва, не разрывай мое сердце. Из-за тебя оно и так стало шалить чаще обычного.
  
  Я закусила губу и встала с кровати. За окном становилось все светлее, приветливо пели птицы и возвращаться домой совсем не хотелось.
  
  -- Ладно. Допустим, что пока я согласна на твое общество, чтобы ты понял, что мы друг другу совсем не подходим, но если мне что-то не понравится...
  
  Он не дал мне договорить. Я даже не поняла, как ему удалось так быстро оказаться рядом со мной. Кир подхватил меня на руки, прокрутил вокруг себя и вновь вернув на пол, убрал упавшие мне на лицо волосы назад.
  
  -- Ты не разочаруешься, -- пообещал он, одаривая своей сногсшибательной улыбкой. Затем поцеловал в лоб и спешно скрылся за дверью. Я осталась стоять посреди комнаты в полной растерянности и недоумении.
  
  Он совершенно точно сумасшедший, а я и того хуже - глупая доверчивая дурочка. Правильно ли я поступаю, идя у него на поводу? Он слишком уж одержим мной и это совсем не нормально. И опасно для жизни. И что же я делаю, зная все это? Даю ему еще одну возможность мне понравиться. Ну не дура ли?
  
  Неожиданно дверь в домик снова распахнулась и перед моим лицом появился огромный поднос с маленьким чайником и кучей сладостей.
  
  -- Завтрак в постель, -- улыбнулся Кирилл. - Кстати, чтобы это действительно было так, тебе неплохо бы в нее вернуться.
  
  Ну уж нет, действовать по его сценарию я не стану.
  
  -- Хорошо, -- сухо кивнула я и тут же добавила: -- Я в душ.
  
  Мне и в самом деле пора было привести себя в порядок: умыться, почистить зубы, расчесать волосы. А еще, хотелось переодеться, чтобы не ходить перед Кириллом в коротеньких шортиках и почти ничего не скрывающей маечке.
  
  Не дожидаясь ответных слов, я скрылась в душевой и сразу принялась приводить себя в порядок. Когда дыхание стало свежим, а волосы послушными локонами спадали на плечи, ненадолго вернулась в комнату и взяв с кушетки темно синее платье с расшитым лифом, снова исчезла за дверью. На переодевание у меня ушло не больше трех минут. Когда я вернулась в комнату, на прикроватном столике уже стояли две наполненные чаем чашки и легкий дымок красиво вился на фоне шоколадных стен. Кир все еще был без верха, словно ему так больше нравилось. Меня же такой его наряд слегка смущал, поэтому я тут же предложила:
  
  -- Душевая свободна. Можешь переодеться.
  
  -- Не сейчас, -- с самодовольной улыбкой отозвался Кир и его глаза засияли. - Мне нравится, как ты на меня смотришь, когда я раздет.
  
  Я едва не зарделась алой краской. Черт, он все же заметил, как я пялилась. Нужно держать себя в руках и не забывать, что у меня вроде как есть парень, в правдивость которого Кир правда все еще не верит.
  
  Сев на краешек кровати, я взяла в руки чашку с чаем и сделала первый глоток.
  
  -- Ну и что у нас идет за чаепитием? Ты ведь распланировал весь день.
  
  -- По плану у нас рыбалка.
  
  -- Что?
  
  -- Мы будем ловить рыбу.
  
  -- На удочку?
  
  -- Нет. - В его глазах мелькнули озорные искорки. - Будем ловить ее по старинке - копьем.
  
  Я вспомнила, что видела вчера огороженную сетью часть реки и мне даже показалось, что в ней плещется рыба. Похоже, сейчас именно об этом месте и шла речь.
  
  -- Уверен, тебе понравится. Надеюсь ты надела купальник.
  
  Мне даже не требовалось кивать - бретельки купальника обвивали мою шею, слегка приподнимая горловину платья. Что ж, начало дня обещает быть по крайней мере необычным.
  
  Мы допили чай. Кир встал, поднял с пола пакет с одеждой, который я даже не заметила и стал стягивать с себя брюки. Я спешно отвернулась, но даже затылком чувствовала, как он улыбается, наблюдая за мной.
  
  Плевать. Не стану я смотреть, как он переодевается. И без этого знаю, что тело его идеально и одного короткого взгляда на него будет достаточно, чтобы вспыхнуть неутолимым желанием.
  
  Наконец он переоделся, и мы вышли из домика. На улице было немного прохладно, что вполне естественно, учитывая, что на часах только начало шестого. Ни один из постояльцев турбазы еще даже не проснулся. Теплые лучи солнца едва пробирались сквозь тесно переплетенные между собой ветви деревьев, а вода и вовсе должна была быть безумно холодной.
  
  -- Надеюсь нам не придется лезть в реку, -- чуть поежившись, высказала я вслух свое опасение.
  
  -- Я бы не допустил, чтобы ты замерзла, -- отозвался Кир, уверенным шагом направляясь к большой сеточной ограде. Почти вплотную к ней примыкал широкий пирс. На нем все уже было готово для нашего отдыха: несколько острых копий, торчащих в специальном держателе в виде высокой вазы, большее синее ведро и сочок.
  
  Мы прошли по мосту и остановились у самого края.
  
  -- Я покажу, как нужно, -- предложил Кир.
  
  Он взял одно из копий, занес руку вверх и замер. Почти не шевелясь стоял около двух минут, а затем резко воткнул орудие ловли в воду. Тысяча мелких брызг поднялась вверх и осела на мост и наши с Кириллом ноги. Я невольно взвизгнула от холодного душа, а он обернулся и широко заулыбался:
  
  -- Говорил же, будет весело. -- Кир поднял копье вверх - оно оказалось пустым. -- Но есть риск остаться без обеда. Попробуй, может у тебя выйдет лучше.
  
  Я взяла второе копье и подступила к краю. Повторяя действия Кирилла, занесла руку вверх и стала ждать, когда у поверхности воды мелькнет блестящая чешуя.
  
  Сонная крупная рыба вяло перемещалась в толще воды, но подниматься на поверхность и тем более подплывать к мосту, не спешила. Мне пришлось ждать куда больше времени и когда одна из обитателей замкнутого пространства все же подплыла поближе, спешно опустила свое копье в воду. Увы, моим уловом тоже стали лишь брызги. Я не ожидала, что копье окажется таким тяжелым - рука просто устала держать его навесу, поэтому я не совсем бросала, а скорее просто уронила его в воду.
  
  Кир рассмеялся.
  
  -- Я распугала всю рыбу.
  
  -- Это не так просто. Может попробуем вместе?
  
  Я даже рот открыть не успела, чтобы возразить, как он уже подошел вплотную и встав со спины, ухватился за копье поверх моей руки. Я почувствовала его дыхание у себя на шее и прохладную ладонь на бедре.
  
  Не знаю, смотрел ли он на воду. Я точно нет. Я прикрыла глаза и вообще, кажется, забывала даже дышать, пока мы стояли вот так близко друг к другу. Приятный аромат его кожи ласкал в носу, от ладони на бедре по телу катились возбуждающие волны. Когда его рука повлекла мою руку вниз, я вздрогнула и вернулась в реальность.
  
  Нас снова осыпало россыпью холодных брызг, но улова так и не было.
  
  -- Может..., -- я сглотнула, пытаясь уравновесить сердцебиение, -- попробуем сачком.
  
  -- Ну нет. Этот способ для слабаков. Давай еще раз.
  
  -- Могу я сама, -- чувству его желание снова приобнять меня, попросила спешно.
  
  Кир кивнул, чуть отступил и встал рядом. Я подняла руку с копьем вверх и сосредоточилась на шевелении в воде. Его взгляд га себе чувствовала всем телом и желая отделаться от него, немного язвительно подколола парня: -- Ты забыл, где твое копье?
  
  Пока он склонялся и поднимал свое оружие, я ненадолго отвлеклась, скользнув взглядом по берегу. В столь ранний час он был безлюден и пуст. Короткие волны неспешно набегали на песчаный пляж, словно заевшая пластинка болталась на одном месте назад-вперед темная коряга, прибитая к берегу течением. Она была похожа на большого сома с несколькими яркими крапинками на спине. Я присмотрелась к ним внимательнее. Ну надо же -- снова змея.
  
  Покосилась на Кирилла, который был так увлечен выслеживанием рыбы, что пока еще не видел ее. Может и мне сделать вид, что не заметила, -- мелькнула в голове мысль. - Все равно сейчас она далеко и не представляет опасности.
  
  Я отвела взгляд в сторону и тоже попыталась сосредоточиться на рыбе. Мелькнувший на поверхности плавник был подобен красной тряпке для быка - я метнула копье в воду и вдруг почувствовала, как он вошел в твердую плоть. От неожиданности, а я и правда не думала, что удастся попасть, я радостно завизжала и ухватилась за копье двумя руками.
  
  -- Поймала, -- радостно выдохнул Кир. Бросил свое копье на мостик и поспешил мне на помощь. Как только его руки ухватились за древко, я позволила ему сделать все остальное. Он быстро извлек рыбину из воды и опустил в ведро. Я склонилась рядом.
  
  -- В воде она казалась больше.
  
  -- Ну это хоть что-то. Я вообще ничего не поймал, -- протянул Кир без нотки разочарования. Легко снял мою добычу с копья и вернул мне его назад. - Отнесу ее в кафе.
  
  -- Хорошо. А я еще порыбачу.
  
  Удача приподняла мне настроение и захотелось попытать счастье вновь. Взгляд снова устремился на воду.
  
  Стихшие за спиной шаги дали понять, что Кир сошел на берег. Я бросила беглый взгляд на корягу - змея все еще была там. Я решила держать ее в поле зрения, раз уж мой спаситель ушел. Кто знает, что у нее на уме и вдруг, ну правда - вдруг они не заодно и даже не вместе.
  
  Через несколько минут Кир оказался напротив болтающейся в воде коряги и почему-то подошел к воде. Я спешно опустила взгляд перед собой, почувствовав, что он повернул голову в мою сторону. Через несколько секунд я снова осмелилась поднять глаза вверх. Кирилл делал вид, что моет рыбу, но я отчетливо видела, как шевелятся его губы, словно он ведет с кем-то беседу. Вот только рядом, кроме той гадины, никого не наблюдалось. Лицо Кира было нахмуренным.
  
  Меня словно ледяным душем окатило, когда пришло понимание, что они спорят: он и его безмолвная собеседница с длинным хвостом. Змея тоже повернула голову в его сторону, а он продолжал говорить снова и снова, как если бы пытался ее в чем-то убедить.
  
  Я бросила копье в воду, не в силах больше держать его на весу. От увиденного меня начала бить дрожь, а к глазам подступили слезы. Из-за шумного всплеска воды Кир вздрогнул и поднял на меня взгляд. Я натянуто улыбнулась в ответ и развела руками, давая понять, что попытка не удалась.
  
  Перемирию пришел конец. Увиденное снова напомнило мне кто мы есть друг для друга: я жертва, а он охотник - демон, стремящийся соблазнить и увлечь в свой шипящий мир. Мне не стоило забывать, что он с собой несет. Мимолетное помутнение рассеялось, осталось только разочарование и горечь.
  
  Когда Кир вернулся назад, все изменилось. Я была настороженна и больше уже не могла расслабиться. Время стало тянуться катастрофически медленно. Меня уже не веселили его шутки, да и попытки чем-либо увлечь тоже не находили отклика. Я погрузилась в себя. Улыбалась и кивала, совершенно не вникая в суть его слов. Он это видел и чувствовал.
  
  Напряжение нарастало, и Кир не выдержал первым:
  
  -- Что-то случилось? Ты сама не своя. -- Он подсел ко мне ближе, перескочив на соседний стул.
  
  Сейчас мы сидели под навесом на пластиковых стульях, а перед нами на столе стояли напитки. Рыбу как раз должны были готовить. Когда его рука осторожно коснулась моей ладони, я испуганно вздрогнула.
  
  -- Я передумала, -- вспомнив свое условие, подняв голову вверх и встретилась с ним взглядом. - Я хочу вернуться домой.
  
  Лоб Кирилла прорезали глубокие складки. Он был опечален этими словами. Наверное, в эту минуту мы выглядели одинаково удручающе расстроенными. Я из-за того, что вновь позволила себе поверить в лучшее будущее, Кир, потому что его план сорвался.
  
  Несколько минут мы просто молча смотрели друг на друга, и он держал мои руки в своих. Затем предложил:
  
  -- Я тебя отвезу.
  
  -- Не стоит.
  
  -- И все же, я бы хотел...
  
  -- А я нет, -- почти прорычала я в ответ. - Оставь уже меня, наконец, в покое, -- и резко поднявшись, я зашагала в направлении домика.
  Глава 10. Невеста с приданным.
  
  
  Сколько ни петляет змея, но в свою нору вползет выпрямившись.
  (Ассирийская поговорка)
  
  -- Ты сегодня рано, -- приветливо улыбнувшись отозвалась Самара из-за прилавка. - До закрытия еще 15 минут.
  
  -- Так получилось, -- Федор прошел в магазин и остановился только когда достиг стола. -- Ты случайно не знаешь, когда планируется завершение этого фарса? - он навалился всем весом своего тела на стол.
  
  -- Тебе похоже уже надоело, -- чуть отстранившись, тихо заметила Мара.
  
  -- Не то что бы уж очень... -- протянул Федор в ответ. - Просто сия ситуация мешает моей личной жизни.
  
  -- О! - Мара сделала изумленное лицо и, почему-то занервничала. - Нашел себе девушку?
  
  -- Аха. - Федор схватил ее за руку и чуть притянув к себе, тихо произнес: -- Нашел. И хотел бы куда-нибудь с ней сходить... вечером... после работы. Сразу, как только она закроет на все засовы свой цветочный магазин.
  
  Самара зарделась пунцовой краской. Наклонила голову и часто-часто захлопала ресницами. Федор отпустил ее руку, отстранился и совсем другим голосом добавил:
  
  -- Жаль, но на сегодняшний вечер я уже занят. Неоплачиваемая работа.
  
  -- Извини, -- виновато протянула я, осторожно выглядывая из-за прилавка. Я присела собрать мусор под столом и так там и осталась, не рискнув мешать разговору друзей, когда появился Федор. - Правда, извините меня.
  
  Я вышла из-за стола, молитвенно сложила ладони и поднесла их к лицу.
  
  -- Я понимаю, как много прошу от вас. Но мне, действительно, больше не к кому обратиться.
  
  -- Да ладно, -- поспешил успокоить меня друг, но я видела, что он слегка засмущался. - Мы все понимаем.
  
  Мара согласно закивала.
  
  -- Тогда позвольте мне организовать вам первое свидание. -- Глаза Самары и Федора в изумлении расширились. - Да ладно вам. Или думаете, я совсем слепа и не замечаю, что между вами происходит. Вы же сразу друг другу понравились. И, если вам интересно мое мнение, я считаю, вы шикарная пара.
  
  -- А что, -- по-приятельски обняв меня за плечи, довольно протянул Федя. - Я совсем не против.
  
  -- Тогда завтра все пойдем ко мне и весь вечер второй этаж будет в вашем полном распоряжении. Обещаю не мешать.
  
  -- Годится! - Федор подмигнул Маре. - И нашей комедии ничего не помешает.
  
  -- Да ну вас, -- смущенно буркнула та. - Идите лучше домой. Я все закрою.
  
  Я радостно чмокнула подругу в щеку и подхватив Федора под руку, направилась к двери. Юноша двигался неохотно, не переставая оглядываться назад.
  
  -- Не забывайся, -- донеслось со спины. - На сегодня ты все еще парень Эвы.
  
  Мы вышли на улицу. Дул теплый летний ветерок. Шумно носились над головой ласточки и стрижи, предвещая дождик. Со стороны центральной части городка долетал смешанный звук колоколов и машин. Часы показывали семь.
  
  Я глубоко вдохнула, и мы зашагали под тенью деревьев в сторону дома. Я все еще чувствовала себя неловко за то, что Федору вновь приходится изображать моего парня, из-за чего его собственная жизнь оказалась отложенной в дальний ящик. Да и Самара не может познакомиться с ним поближе, не помешав моим планам. Но ничего другого в мою голову пока не приходило, да и Кирилл вновь стал навязчиво искать со мной встреч сразу после того, как я покинула его на той турбазе, причем вместе с Марой, которой сразу рассказала про обман с билетами. Его попытки вновь поговорить о нас, вернее о том, что мы друг к другу чувствуем и что должны чувствовать, сводили меня с ума. Я все так же сталась избегать с ним встреч, даже думать себе о нем запрещала. Заезженная пластинка, но что поделать. Надеюсь, рано или поздно он смириться, что у меня другой и все это наконец-то закончится.
  
  Мы почти добрались до нужной улицы, когда к нам подошли двое парней и вежливо попросили закурить. Федор полез в карман за спичками.
  
  Один из ребят ловко вытащил из рукава шприц и спешно воткнул его Феде в плечо. Почти сразу мой широкоплечий друг грузно рухнул на землю, а я издала короткий громкий крик, оборвавшийся на середине. Второй нападавший зажал мне рот ладонью и, во избежание ударов кулачками, заломил назад левую руку, заставив наклониться вперед от боли.
  
  Я была напугана как никогда раньше. Моя беспокойство возросло, когда взгляд скользнул по неподвижной фигуре Феди, лежащей у ног. Казалось, он даже не дышал.
  
  -- Не шуми, -- приказали мне тихо. - Мы ничего тебе не сделаем. Кое-кто всего лишь хочет с тобой поговорить.
  
  С сердца словно камень упал. Черт! Я должна была догадаться сразу. Кроме как Кириллу, это никому не было нужно. Ублюдок! За то, что он сделал, -- мне все еще хотелось верить, что Федя жив, -- он сильно поплатится. Стало быть, все же решил похитить меня во второй раз. Ладно, раз он готов поговорить на чистоту - поговорим.
  
  Поняв, что происходит, я перестала упираться. Кивнула головой, давая знать, что услышала и готова подчиниться. Рот тут же освободили. Я повернулась в сторону друга, беспокоясь за его состояние. Нападавшие будто поняли, о чем я думаю и тут же пояснили:
  
  -- С ним тоже все в порядке. Очнется через тридцать минут и даже ничего не вспомнит.
  
  Это немного успокоило меня, хотя до конца этим бандитам я и не верила. И потом, если ему ввели, то же, что и мне в день похищения, тридцатью минутами он вряд ли отделается.
  
  -- Ну и где он? - я постаралась сделать свой тон как можно более жестким и холодным. От них исходила опасность, но демонстрировать свой страх я не собиралась.
  
  Оба парня при более детальном рассмотрении показались мне немного странными. Тот что вырубил Федора имел вытянутое лицо, маленький нос и очень-очень темные глаза. Они-то как раз и пугали своей глубиной и почти полным отсутствием цвета. Другой был брюнетом со светлыми голубыми глазами, внешне вполне приятный и даже симпатичный. Но его глаза так же имели какой-то нездоровый прищур - как у лисицы, что задумала обмануть колобка.
  
  Упомянутый не замедлил появиться. Как оказалось, все это время Кир был рядом - стоял в тени большого тополя, за порослью давно не стриженных кустарников. Я нахмурилась.
  
  -- Мне казалось, что мы с тобой уже все давно выяснили.
  
  -- Поставить перед фактом - это так у тебя называется, -- парировал Кир.
  
  Уверенным шагом он подошел ко мне, взял за запястье и как я не пыталась упираться, потянул за собой.
  
  -- Пойдем. Пройдемся...
  
  -- А если я не хочу..., -- я продолжала упорствовать, упираясь ногами в землю как можно сильнее.
  
  Он еще интенсивнее сжал мое запястье и притянув к себе, взял под руку.
  
  -- Твои манеры меня пугают, -- честно призналась я, чувствуя легкий страх и растерянность.
  
  -- Знаю. Но у меня нет другого выхода. Ты снова сделала все, чтобы мы не могли встретиться в нормальной обстановке.
  
  Я резко одернула его назад и остановилась. С ним я никуда не пойду. Я не стану отдаляться от дома и подвергать себя еще большей опасности. Если понадобится - закричу.
  
  -- Хочешь что-то сказать - говори. У меня нет желания куда-либо с тобой идти, -- заявила я твердо. - Совместная прогулка, последнее, о чем я мечтала.
  
  Его дружки уже успели оттащить тело Федора в сторону и усадили под дерево, чтобы создавалось впечатление, что парень так и уснул. Как на зло, кроме нас на улице никого больше не было - я не могла ни закричать, ни попросить о помощи. Дурацкие заборы! Никто ничего не увидит, даже если под его окнами произойдет убийство.
  
  -- Хорошо, -- не очень уверенно согласился Кир. И удерживать больше не стал.
  
  Я сразу сложила руки на груди и вопросительно на него уставилась. Хочет вести себя бесцеремонно - пусть так. Я тоже забуду о правилах приличия. Не позволю ему заставлять себя нервничать.
  
  -- Ну..., мне долго еще ждать? Мог бы хоть речь подготовить, прежде чем устраивать этот цирк, -- подколола его, видя, что он не спешит объясниться.
  
  -- Я мог бы начать с того, что люблю тебя, но ты и так это хорошо знаешь. - Заговорил он тихим, слегка напряженным голосом. - Поэтому я просто спрошу. Почему ты так упорно отказываешься признавать, что тебя влечет ко мне так же сильно, как меня влечет к тебе? - он сверлил меня глазами. - Не нужно снова лгать, Эва. Это чувство... Я все вижу в твоих глазах. Слышу в твоем дыхании и сердцебиении. И от того обман твой мне еще более непонятен.
  
  -- Обман? - я наигранно приподняла одну бровь. - Обман - это то, с чего началось наше знакомство. Это все твои небылицы о себе и о нас. Это твои способы заманить меня на турбазу.
  
  -- Я тебя не понимаю.
  
  -- Ну конечно. И опять обман... -- я ненадолго замолчала. -- А быть рядом с человеком, который живет только обманом, я не хочу и не буду.
  
  -- Эва, ты ошибаешься. Я всегда говорил тебе только правду.
  
  -- Всегда? -- Я усмехнулась. - Очень, например, похожа на правду история о том, как ты переплыл реку в самом широком месте и взобрался на отвесную скалу, уже много лет называемую среди альпинистов "непокоренной", нашел там мои бусы и тем же путем вернулся обратно. Я уже не говорю о том, что ты прекрасно знал, что они именно мои. Может быть стоило созвать зрителей и показать свой талант всем - стал бы героем. Ну так что, устроим шоу?
  
  В моей груди все бушевало. Мне казалось, что раздражение достигло своего наивысшего пика. Он врал. Все еще. Снова. Опять. Пытается убедить меня, что такой правильный и милый. Только не выйдет. Я все о нем знаю. А я еще даже не назвала главного, о чем он врал и умалчивал с первой нашей встречи. О чем тоже солгал, когда я спросила. Только я не слепая - я своими глазами видела, как змеи по молчаливому приказу расползаются от него в стороны и как он мило беседует с одной из них, думая, что я не вижу.
  
  Я готова была открыла рот и выложить ему всю правду, но тут он сам заговорил.
  
  -- Признаю -- ты права, -- Кир опустил взгляд вниз. - Но меня можно понять. Я лишь хотел произвести впечатление на девушку, которая мне понравилась, вот и приврал немного. Разве это так уж плохо и непростительно?
  
  -- Ну тогда может расскажешь правду сейчас.
  
  Кир несколько секунд помедлил:
  
  -- Я выловил бусы из реки. Наверное, они слетели с тебя, когда ты купалась. Я лишь нашел их и принес тебе.
  
  -- Они не могли слететь с меня, потому что, когда я купалась -- их на мне не было, -- произнесла я совершенно спокойно. - Я оставила их в лесу. В пяти метрах от края той скалы. И это означает, что я снова слышу ложь. И мне это надоело. Ты хотел правду - ты ее получил. И не беспокой меня снова, если кроме лжи тебе больше нечего сказать.
  
  Выпалив эти слова, я внутренне вся сжалась, понимая, что сама провоцирую его во всем признаться. И если он это сделает, у меня не остается причин отталкивать его и дальше, врать, что мне неприятен лживый человек рядом. Но он молчал, и я видела, что пока не был готов к правде. Облегченно вздохнув, я уверенным шагом направилась в сторону своего дома, а Кир остался стоять на месте, обреченно глядя мне в спину.
  
  Сердце бешено колотилось. Я не была уверенна, что больше он не станет искать со мной встреч, но точно знала, что на новую ложь ему потребуется какое-то время. Пару дней можно ничего не опасаться... И, о боже! Как же я ошибалась!
  
  Кир явился ко мне домой тем же вечером. Мой отец не знал его в лицо, а потому поверил парню, заявившему, что он курьер, который доставил цветы. Передать их отцу он отказался, сказав, что ему нужна подпись той, кому цветы адресованы. Мне пришлось выйти за ворота.
  
  -- Опять ты? - Я была более чем удивлена.
  
  Кир держал в руках огромный букет белых тюльпанов и не отрываясь смотрел прямо в глаза. Я попыталась уйти и захлопнуть ворота на засов, но он опередил меня, придавив дверь своим телом, так что у меня не осталось никаких шансов спрятаться.
  
  -- Зачем ты пришел? Придумал новую ложь и не смог дождаться утра, чтобы ею поделиться?
  
  -- Зачем ты так со мной? -- в глазах читалась боль. -- Да, пусть я обманул тебя, но разве это повод чтобы отвергать меня и отказываться от своих чувств? Я люблю тебя. И в этом я всегда был честен с тобой.
  
  -- Любовь, это когда человек готов пожертвовать своими чувствами ради того, чтобы его любимый был счастлив. А ты можешь это сделать? ... Не думаю, -- через паузу сама ответила за него я. - Потому что тобой движет не только любовь. Ты преследуешь и другие цели. Так ведь?
  
  -- Эвелин, я не понимаю к чему ты клонишь, -- полным смятения голосом произнес Кир. - Разве можно быть счастливым вдали от того, кого любишь? Сердце нельзя обмануть. Нам суждено быть вместе.
  
  Снова эта старая песня о судьбе и о том, что мы должны быть вместе. Кто так решил? Уж точно не я. Его товарищи в змеиной шкуре? Их мнение меня мало волнует.
  
  -- Только не с тобой. -- объявила я. И тут же сообщила неожиданную даже для себя самой новость: -- Тем более, что я выхожу замуж.
  
  -- Выходишь? - он едва не выронил цветы.
  
  - Да, выхожу, - не отворачиваясь, чтобы он не воспринял эти слова как шутку, подтвердила сухо.
  
  - Объясни мне... зачем? - Рука с цветами безвольно повисла вдоль тела. - В сказки про любовь к другому я не поверю, можешь не стараться. Ты любишь меня так же, как и я тебя.
  
  - Ты себе это придумал.
  
  - Прекрати, - он швырнул цветы в сторону и резко встряхнул меня за плечи. - Что ты скрываешь от меня? Что мешает нам быть вместе? Я вижу, что-то тебя пугает, и я хочу знать, что.
  
  - Я скрываю? - мне было так трудно возвращаться вновь к одному и тому же. Словно мы застряли на месте и никак не можем преодолеть один единственный шаг. Он лгал и продолжал это делать снова и снова. Лгал и увиливал, прикрываясь чувствами, которых могло и не быть. Их и не было.
  
  На глаза стали наворачиваться слезы. Я едва держалась, чтобы не зарыдать, но одна слезинка все же улизнула и торопливо покатилась по щеке. Он увидел ее и оторопел. На его лице отразилась такая боль, будто он чувствовал свою вину и от того страдал не меньше моего. Он попытался меня утешить, осторожно коснувшись рукой лица. Я не позволила.
  
   - Это ты ни разу не сказал правду, -- ледяным и острым, как бритва, тоном, отрезала я. Мне было больно от того, что и я вынуждена ему врать, искать способ оттолкнуть. -- Ни про утес, ни про свое отношение со змеями. Ты..., -- я сделала паузу, наполняя легкие воздухом. А может хватит уже тайн? Вдруг правда сделает все проще и понятнее. -- Ты совсем не тот, кем пытаешься казаться в моих глазах.
  
  -- О чем ты? - растерянно выдавил он сквозь зубы, но мне показалось, что лицо его на секунду побелело.
  
  Огонь во мне разгорался все сильнее. В душе бушевала злость, раздражение, тревога. Я была напряжена словно гитарная струна. Мне надоело держать все в себе. Я поняла, что готова сказать правду. Может, тогда он поймет, что нам никогда не быть вместе и все его змеиное отрепье отстанет от нашей семьи. И я решилась. Горестно вздохнув, я произнесла:
  
  -- О том, что змеи тебя не боятся. -- Мой испепеляющий взгляд был прикован к его лицу. И оно, с каждым моим словом выражало все больше изумления и беспокойства. - Они тебя уважают, преклоняются перед тобой и подчиняются тебе. И ты никогда не убил ни одной из них, потому что просто не смог бы этого сделать... Они же твоя семья.
  
  -- Моя семья? - с напускным удивлением переспросил Кир. Похоже он все еще не планировал открывать свои карты.
  
  Я разозлилась. Я устала притворяться, что ничего не знаю и не понимаю. Я знала все. Знала с самого начала. Во многих собранных мамой легендах говорилось о том, что змеи имеют царя и царицу. Эти главные змеи отличается от остальных, особым знаком на голове: иногда это корона, иногда драгоценный камень или золотые рожки. А порою они просто окрашены в необычный цвет. В разных легендах главных змей описывали по-разному. То они совсем белые, то в виде ужей с голубым и полосками на теле или серых ужей, но с золотыми рожками. Внешность тут была не главной. Куда важнее, что у этой странной парочки всегда был сын - наследник их владений и будущий повелитель змей.
  
  Казалось бы, какое все это имеет отношение к обычной девочке из маленького городка в средней полосе России. Моя мама тоже задавалась этим вопросом, учитывая тот факт, что с самого моего рождения различные гады ползучие совершенно не давали мне прохода. Я натыкалась на них повсеместно, буквально спотыкалась о змей.
  
  Все более или менее прояснилось, когда мы пошли посмотреть на зверей из приезжего зоопарка. Тогда мне едва исполнилось четыре года. Проходя между клеток, мы встретили странную женщину. Увидев меня, она начала крестится, зашептала какие-то молитвы и попятилась прочь. Ее реакция не осталась незамеченной -- мама сразу попыталась выяснить причину такого поведения.
  
  -- Змеевка! - тыча в меня пальцем, повторяла женщина на все ее вопросы. - Змиева жена.
  
  С тех пор все и началось. Мама просто с головой ушла в изучение этой темы. Искала материалы, записи, старинные документы - все, что хоть как-то могло объяснить слова той сумасшедшей. То, что она выяснила, больше походило на сказку. И именно так мы все с отцом и воспринимали, считая, что причина моей притягательности для змей совсем в другом. Мама же была уверенна, что докопалась до истины. Она говорила:
  
  -- Змеи выбрали тебя в невесты своему принцу. Когда придет время, они захотят сделать тебя такой же, как и они. Ты просватана за Змея.
  
  -- Я не хочу быть невестой змея, -- бурчала я тогда в ответ. - Мне не нравятся змеи.
  
  Мама вздыхала и нежно гладила меня по волосам.
  
  -- Знаю, милая. Но ты должна помнить, что змеиный принц - это воплощение хитрости и красоты. Перед ним не сможет устоять ни одна женщина. Стоит молодой девушке увидеть его, и она потеряет голову. Столкнувшись с ним, ты поймешь это сразу.
  
  В тот день в лесу мне повезло, что хозяина змей не оказалось рядом, когда я очнулась. Будь он там, все могло сложиться совсем иначе. Мне бы точно не дали сбежать и, кто знает, какие планы были у него на мой счет. Думать о том, что я готовилась кому-то в невесты, просто не хотелось. Все эти предположения долгое время выглядели бредовыми, вплоть до этого момента. И пусть сейчас будущее меня жутко пугало, но сделать этот шаг я была обязана. И я решилась.
  
  -- Все. Мне надоело играть в эти игры, -- я оттолкнула его от себя, хотя он меня даже не касался. -- Я хочу жить как нормальный человек. Хочу, чтобы в моей жизни не было тебя. Хочу заниматься любимым делом. Только тебя это не очень устраивает, так ведь - змеиный принц?
  
  Всего на секунду между нами повисла напряженная пауза. Глаза Кира подозрительно сузились, рука, тянувшаяся все время ко мне, медленно опустилась вниз. Господи, неужели я не ошиблась. Мне так хотелось на это надеяться. Хотелось услышать его смех над этой фантастической версией. Но он не смеялся. Он лишь смотрел на меня так, словно видел впервые. Момент, когда он все понял, я знала точно. Весь мир в его глазах, словно распался и возродился в течение секунды.
  
  - Ты знала? - его удивление вырвалось наружу. А меня окатило волной разочарования.
  
  Да, все так и есть. Я ничего не придумала. Он в самом деле змеиный принц. А я... Нет, не могу об этом думать. Только не сейчас. Только не сейчас... Я постаралась собрать всю свою волю в кулак. Посмотрела на Кирилла. Он все еще ждал моих слов.
  
  - С того самого момента, как ты вернул бусы, -- сжав челюсть, я заставила себя выдавить ответ.
  
  - Почему ты не сказала мне сразу? - он непонимающе смотрел на меня.
  
  -- А почему ты мне не рассказал правды? - переспросила я тут же. - Думал одурачить очередную глупую девочку, как вы это делали раньше?
  
  -- Я всего лишь, -- он сделал осторожный шаг мне навстречу, -- не хотел тебя травмировать. Особенно после того, как увидел, в каком ужасе ты была, когда они преградили твой путь.
  
  Я недоверчиво усмехнулась.
  
  -- Я был в таком смятении, -- вдруг начал делиться своими переживаниями Кир. - Я ничего не понимал и сходил с ума. Все эти отговорки, это шоу с женихом... Но раз ты все знала... Это многое объясняет и....
  
  - Это ничего не меняет, - перебила я его поспешную радость. Я была словно поднесенная к огню спичка, готовая вспылить в любое мгновение. Мне стоило огромных усилий держать себя в руках. -- Я повторю только один раз: я ненавижу змей и всегда буду их ненавидеть. Я ненавижу все ваше змеиное племя, которое отравляло мне жизнь с самого детства и которое убило мою мать. Я не желаю больше видеть рядом с собой ни тебя, ни твою поганую семейку. Я никогда и ни за что не буду с тобой и не стану одной из вас, как вы это запланировали.
  
  -- Ты не сможешь ничего изменить, -- поймав мой блуждающий взгляд, тихо, почти шепотом произнес Кир. Мои гневные речи его нисколько не задели. Он провел рукой по моей щеке, вытирая слезы. - Даже если тебя отпущу я, они тебя не оставят. У тебя никогда не будет нормальной жизни, -- в его голосе мелькнула какая-то боль, словно он и сам был не рад тому, что говорит. -- Мы предназначены друг другу судьбой. Тебе не затушить этих чувств. Никогда.
  
  Он снова попытался притянуть меня к себе, но я уперлась руками в его грудь, не давая этого сделать.
  
  - Возможно. Но зато я знаю, как порвать эту связь. - В глазах Кирилла мелькнул вопрос. - Я нужна вам только для продолжения рода? - я отстранилась. Хотелось верить, что и эта часть маминых выводов правдива. - И как только у меня появится другая семья и дети, я перестану быть вам нужной.
  
  Он отрицательно замотал головой.
  
  - Никогда и ни при каких обстоятельствах я не смогу отказаться от тебя. И свадьба тут не поможет. Твой жених просто до нее не доживет.
  
  - Убьете его? - я каждой клеточкой тела ощутила, как во мне вновь разгорается злоба. - Как и мою мать?
  
  - Я уверен это была случайность.
  
  - Такая же, как и та, что ты пророчишь моему будущему мужу? -- резко и с издевкой отозвалась я. -- Убьете его - я найду другого. И третьего, и пятого. Но твоей я никогда не буду.
  
  - Глупая, - он схватил меня за талию и зло притянул к себе. - Как ты не понимаешь, что тебе ничего не изменить. Ты не сможешь выносить дитя от другого мужчины, ты сможешь родить его если только он будет моим. Они убьют твоего мужа, твоих детей, всех, в ком не будет моей крови.
  
  -- Это угроза? - слезы моментально высохли, и я зло заскрипела зубами. То, что я увидела в ее взгляде, заставило меня содрогнуться. Он мне не лгал. Не в эту минуту.
  
  -- Это правда. Эвелин, хоть ты и панически боишься змей, они не в силах причинить тебе вред - их яд не действует на членов нашей семьи и матерей будущих наследников, даже еще не состоявшихся. А вот на твоего ребенка, если вдруг он будет не от меня... Один укус и...
  
  - Вы -- звери. Убийцы... Гады, - я разгневанно заколотила кулаками по его груди. - Ненавижу вас.
  
  Кир даже не стал защищаться, давая мне возможность выплеснуть всю свою злость. Просто стоял и молча терпел. Я быстро поняла, что мои попытки смехотворны. Отстранившись, попыталась открыть калитку, но он снова задержал ее своим плечом.
  
  -- Эва, -- Кир застонал. - Я не могу этого изменить и на что-то повлиять. Мы не властны выбирать себе вторую половину. Но мой народ не позволит тебе просто уйти. Ты, гарантия их долгой и продолжительной жизни. Никто не согласиться лишиться пятидесяти или ста лет, какой бы ни была эта причина.
  
  -- Вы живете сто лет? - я недоверчиво покосилась на Кирилла. Эта информация мне еще была неизвестна. Я всегда считала, что змеиная жизнь коротка и не превышает 30-40 лет. По крайней мере, так писали о змеях в книгах.
  
  -- Вообще-то, все триста, -- горько усмехнулся он. - Но только королевская чета. Остальные по 150 лет, иногда чуть больше.
  
  -- Неужели вам мало тех лет, что вы живете? - искренне поразилась я. - Это же больше чем средняя продолжительность жизни любого человека.
  
  -- Тебе тоже будет это доступно, -- по-своему понял меня Кир.
  
  Неужели решил, что я завидую. Или думает, узнав сколько смогу прожить, став его невестой, я изменю свое решение. Он меня плохо знает.
  
  -- Вы эгоистичны, мерзки и гадки..., -- выпалила я в порыве злости. - Я никогда не буду иметь с вами ничего общего. И вы не посмеете больше вредить мне. У меня и так много поводов вас ненавидеть. Хотите добавить еще - вперед! Тогда вам точно никогда меня не получить.
  
  Я еще раз рывком потянула калитку на себя. Кир не остановил меня, позволив проскользнуть во двор. Такого поворота событий никто из нас кажется не ожидал.
  
  Я пулей влетела в дом. Отец попытался что-то спросить, но мне было не до него. Я пробежала в свою комнату и закрыла дверь. И сразу рухнула на кровать и зарыдала. Сейчас у меня не было сил держаться, потому, что я не только получила окончательное подтверждения того, кто такой Кирилл, но и выяснила подробности собственной роли во всей этой истории. Я даже представить не могла, что все окажется так ужасно. Мало того, что таких как он оказалось больше чем одна семья, целый народ, так они еще и жили дольше любого человека. Где здесь справедливость?
  
  Триста лет - эта цифра просто не укладывалась у меня в голове. Почему? Почему они живут так много? Выходит, они даже стареют медленнее, чем люди. Им это кажется нормальным и теперь понятно почему они так яро меня преследуют. Змеи хотят, чтобы все оставалось как есть, без изменений. И помешать этому только в моих силах.
  
  Последняя мысль заставила собраться. Да, я могу все изменить. Могу уровнять их с людьми, лишить привилегий, если смогу продолжить бороться. А я смогу. Ради себя, ради моей мамы. Они не получат меня. Не в этой жизни.
  
  Я встала. Прошлась по комнате из угла в угол, сжимая пальцы в кулак так, что даже почувствовала боль. Она была мне сейчас необходима, чтобы собраться и начать мыслить ясно. Снова прокручивала в голове недавний разговор. Вспомнила про убийства близких и моих будущих детей. Об этом в тетрадях мамы не встретилось ни слова. Возможно она и не подозревала о намерениях змееподобных во чтобы то ни стало продлить свою жизнь. А если бы и знала - разве могла бы она что-то изменить. Столько лет скитаний и переездов, столько потерь - и это еще не конец. А я так надеялась, что открытый разговор с Кириллом избавит меня от всех проблем. Но, увы...
  
  Нужно больше информации, -- решила для себя. Пора посмотреть на все, что накопала моя мама через призму новых данных. Изучить все, что имеет хоть малейшее отношение к змеям как таковым.
  
  Я достала из шкафа коробку с тетрадями и принялась вдумчиво читать каждую строчку, не пропуская ни единой пометки на полях. Теперь, я обращала внимание на любую незначительную мелочь, которая раньше могла показаться лишней и ненужной. Я должна была знать о них все, ведь только зная врага хорошо, можно его одолеть.
  
  Глава 11. Безумно прекрасен -- безмерно опасен.
  
  Змея кусает не для сытости, а ради лихости.
  (Русская пословица)
  
  После разговора с Киром, последние слабые сомнения в происходящем улетучились, и я была в самой настоящей панике. Вопросов оказалось больше, чем ответов. Словно в бреду прошла ночь, за время которой я так и не смогла уснуть, перебирая в голове все сказанное этим чудовищно красивым парнем. Он был частью закрытого от людей мира, о котором говорил и потому воспринимал его как нечто само собой разумеющееся. А мне, сделать этого все еще не удавалось.
  
  Да, умом я понимала, что происходящее совсем не сказка, а самая настоящая реальность, но до конца поверить в нее никак не могла. Между мной и его миром словно бы был барьер - невидимый, прозрачный, но очень прочный. Он не позволял мне окунуться в их стихию, сдерживал любое желание узнать побольше о мире змей, отгораживал от всего, что с ними связано. Возможно, его я воздвигла сама на протяжении всех тех лет, что были прожиты. И я же могла его и разрушить, убрать эту стену и попытаться понять, почувствовать, как это жить рука об руку с фантастикой. Половина тинэйджеров как раз о таком и мечтают: прикоснуться к сказке.
  
  Но я не хотела. Не желала убирать этот барьер. Я держалась за него обеими руками, словно только в нем и было мое спасение. Я осознавала, что стоит мне узнать этих змее людей лучше и может возникнуть ненужная симпатия. Тогда уже моя вера не будет такой твердой, и я не смогу сопротивляться. А я должна была сопротивляться. Просто обязана.
  
  Была ли эта новая жизнь заманчивой? Только не для меня. В чем, в чем, а в том, что не хочу становиться змеей или кем-либо на нее хоть немного похожим, я была уверенна даже больше, чем во всем остальном. Брезгливость, ненависть и страх перед змеями были частью меня, частью моей души. Расстаться с ней, все равно, что предать саму себя. Каким бы красивым и манящим не был Кир, он не стоил того, чтобы превращаться ради него в ядовитого монстра. О том, как происходит этот оборот и происходит ли вообще, не думала. Это пока не важно. Даже если все их различие в ядовитых клыках, подобным вампирским, меня это не привлекает, а только отталкивает.
  
  Наступило утро. Я чувствовала себя жутко разбитой и обессиленной. Не хотелось даже вылезать из постели, и я оттягивала этот момент, как только могла. Но тут зазвонил телефон. Пришлось встать, так как кроме меня в доме больше никого не было - отец уходил на работу намного раньше, чем я просыпалась. Сунув ноги в стоящие у кровати мягкие тапочки, заспешила к аппарату. Сняла трубку.
  
  -- Эва, прости, -- раздался знакомый голос. Звонил Федор. - Не смог за тобой сегодня заехать. Какие-то хулиганы залили в замочную скважину монтажную пену и пришлось вызывать спасателей. Они все еще ковыряются с дверью, наверное, придется менять.
  
  -- Нет, ничего. Я все понимаю. А который уже час?
  
  -- Без двадцати десять. Правда, извини. Мне надо было позвонить раньше, но я пытался открыть дверь сам и просто не следил за временем.
  
  -- Ничего, я доеду сама. Ты не переживай из-за меня - я справлюсь, -- пообещала уверенно. - Занимайся своими делами.
  
  Федор еще что-то сказал, но я не расслышала, так как уже повесила трубку и помчалась одеваться. Успеть на работу за 20 минут не имея машины, не просто. Даже если автобус придет без опозданий, со всеми его задержками при посадке и высадке пассажиров мы будем ехать до места все эти двадцать минут. А мне еще нужно собраться и добежать до остановки.
  
  Пришлось перейти с быстрого шага на бег. Как могла проворно я почистила зубы, влезла в ту же одежду, в какой ходила вчера, кое-как на ходу расчесалась и выбежала из дома. У калитки вдруг поняла, что вышла в тех самых тапочках, что были на мне, когда звонил Федор. Пришлось вернуться.
  
  Сбросив тапочки, сунула ноги в балетки, закрыла дверь на ключ и поспешила на остановку.
  
  Сегодня мне явно не везло. Нужный автобус я увидела уже отъезжающим и поняла, что торопиться больше нет смысла - вовремя я уже все равно не успею. Я остановилась и перевела дух. Только сейчас обратила внимание, что на улице гораздо холоднее, чем вчера. В небе повисли тяжелые тучи, солнце скрылось за облаками, а ветер усилился и упрямо пробирался под одежду. Невольно поежилась, сожалея о том, что не прихватила с собой теплой кофты. А еще, не помешал бы и зонт. Собиравшийся хлынуть вчера дождь, похоже немного запаздывал и грозил обрушиться на наш городок в ближайшие минуты.
  
  Я ускорила шаг.
  
  Надеюсь не успею сильно замерзнуть, пока бегу до работы. Главное, чтобы и дождь не спешил.
  
  Бывает, что иногда встаешь не с той ноги и весь день потом идет насмарку - все валится из рук, ничего не выходит, а все обстоятельства складываются словно на зло тебе. Похоже, сегодня как раз такой день был у меня. Я поняла это как только почувствовала что-то мокрое и холодное на своем лице. Упомянутый дождь не заставил себя долго ждать и намекнув о своем приходе парой крупных капель, обрушился настоящей лавиной. Я в буквальном смысле слова взревела, раздраженно топнув ногой по асфальту. Моя легкая одежда за секунду промокла насквозь, волосы прилипли к лицу, по которому к тому же, теперь широкими ручьями стекала вода.
  
  Чьи-то холодные и мокрые руки коснулись моего плеча, и я почувствовала, как водяной поток перестал хлестать по лицу. Над головой появился зонт. Я обернулась и, даже не удивилась, обнаружив за спиной Кирилла.
  
  -- Не хочу, чтобы ты заболела. Пойдем, довезу тебя до работы.
  
  Его постоянное присутствие рядом уже перестало быть чем-то новым и непредсказуемым. Впрочем, сейчас я на него даже не злилась. Пусть отирается рядом сколько хочет - решение уже принято, и я от него не отступлюсь. К тому же мне очень хотелось поскорее оказаться там, где сухо, и я не стала сопротивляться, позволив усадить себя в теплую машину. Внутри активно работала печка. Я поежилась и потянула к ней заледеневшие руки. Странно, что летний дождь оказался таким по осеннему холодным.
  
  Кир убрал зонт на заднее сиденье и сел за руль. Честно сказать, я даже не заметила, какая машина у него была - невероятная невнимательность с моей стороны. Он завел мотор и автомобиль плавно покатил по дороге. По лобовому стеклу нервно маячили дворники, пытаясь справиться с той лавиной воды, что поливала их снова и снова. Видимость была отвратительной. Только по слабым красно-желтым пятнам можно было опознать, что впереди едут другие автомобили.
  
  Как не странно, Кир не пытался заговорить. Внимательно следил за дорогой и даже не смотрел в мою сторону. Казалось, что он ждет первого шага от меня, боясь снова спугнуть или обидеть. Я была благодарна ему за помощь и даже решила, что не будет ничего плохого в том, если мы немного поболтаем как обычные старые знакомые.
  
  Согласна - думать так, полный бред! Я как никто это знала - мы не были просто знакомыми, мы были почти врагами. По крайней мере, именно в этот разряд я все это время относила его мерзкую семейку. Но, может он в самом деле тоже не очень рад такому стечению обстоятельств и не так уж сильно и виноват, что мы оказались связаны странными узами.
  
  -- У меня есть вопросы, -- осторожно произнесла я, бросив в его сторону быстрый взгляд.
  
  -- Спрашивай. Если это поможет тебе лучше нас понять, я готов ответить на все.
  
  Его лицо выглядело спокойным, но нервно постукивающие по рулю руки выдавали волнение.
  
  -- Скажи, на что ты рассчитывал, когда затащил меня в тот лес?
  
  -- Я тут не при чем. - Ему все же пришлось на меня посмотреть и натолкнуться на недоверие во взгляде.
  
  -- Ты была что-то вроде подарка, -- осторожно пояснил Кир. - От моих подданных. Я приехал в ваш город лишь накануне.
  
  -- Я - подарок? - мои глаза удивленно расширились.
  
  Этого я даже предположить не могла, когда перебирала возможные варианты. Немыслимая чушь. Кому только в голову такое могло прийти? Как кого-то можно дарить? Разве это нормально? Я не стала озвучивать свои мысли на этот счет, а только язвительно хмыкнула:
  
  - Спасибо хоть бантик привязывать не стали. И все равно странно. Как они думали я отреагирую на твое появление? Обрадуюсь неожиданному спасителю?
  
  -- Как и многие до тебя, -- предположил Кир, небрежно пожав плечами. Его черные волосы, пока он спасал меня от ливня, успели намокнуть и теперь по вискам медленно стекала вода. Голубая рубашка с расстегнутым воротником тоже была мокрой. И все же он выглядел ошеломительно красивым. Наверное, это их змеиные штучки - красивая внешность для быстрого обольщения.
  
  Я внимательно посмотрела на его лицо. Четко очерченные скулы покрывала короткая щетина, брови слегка сдвинуты к переносице, а губы плотно сжаты. Под глазами темные круги, словно он не спал этой ночью. Хотя, я-то, наверное, тоже выглядела не особенно шикарно, учитывая, что тоже совсем не спала.
  
  Кир следил за дорогой и хоть и не мог отвлекаться, мои действия не остались им незамеченными. То, что я рассматривала его, ему явно нравилось, хоть он и не показывал вида. Едва заметная улыбка тронула его губы, и я сразу все поняла. Пришлось отвернуться к окну, чтобы не польщать его и без того раздутое эго.
  
  -- И как же реагировали до меня?
  
  -- Тебе не понравится, -- заметил Кир, не рискуя даже мельком взглянуть в мою сторону.
  
  Неужели все так плохо? Тот факт, что его интересовало мое мнение и, судя по всему, для него оно было важным, будоражил кровь. Странно.
  
  -- Расскажи, -- потребовала немного грубо.
  
  Он сделал глубокий вздох, то ли готовясь к тому как я отреагирую, то ли чтобы успокоиться. На лбу возникла озабоченная складка и я напряглась, не в силах даже предположить, что же такого мне предстоит услышать.
  
  -- Ты должна была проснуться к моему приходу, -- вполголоса сказал он. -- Их задачей было лишь удержать тебя в лесу. Никто не ожидал, что ты рискнешь прыгнуть с утеса.
  
  Я нахмурилась, вспоминая события того дня.
  
  -- Они мне угрожали. - Мои слова прозвучали очень жестко и зло.
  
  -- Нет, -- он закачал головой. - Никто из них не посмел бы тебя тронуть.
  
  -- Мне в это как-то не очень верится.
  
  -- Глупая, -- Кир попытался положить свою руку поверх моей, находящейся на подлокотнике. Я успела отодвинуть ее и недовольно покосилась в его сторону. - Даже если бы тебя укусили, ты бы не умерла.
  
  -- Да, я помню. Яд на меня не действует. Но от этого ничуть не легче.
  
  -- Он действует, но не так как ты ожидаешь. - Я сглотнула, пытаясь подавить предательский ком в горле. Новость была мне не по душе и я напряженно прищурилась. Не желая еще больше меня разозлить, Кир спешно продолжил: -- Пока ты не стала одной из нас, яд для тебя все равно что снотворное. Сильное снотворное.
  
  А вот и ответ на вопрос: что же такого мне ввели при похищении. Потом я вспомнила, как змея, в которую я бросила браслет, тоже пыталась меня ужалить. Похоже именно эту инъекцию она и планировала ввести. Укуси она меня - я бы сразу уснула. Хорошо, что у нее ничего не вышло.
  
  -- И что дальше? - Меня распирало любопытство. Не терпелось узнать продолжение истории. - С подарком, -- подсказала я, заметив, что Кир медлит.
  
  -- Если бы ты не очнулась раньше, чем я пришел, то мы бы встретились на поляне. Должна была вспыхнуть сильная страсть. Такая, какой никто из людей еще не испытывал. Мы бы поцеловались, -- он попробовал заглянуть мне в глаза, желая знать, что я об этом думаю.
  
  Я стиснула зубы, боясь съязвить и выдать свою злость прямо ему в лицо. Сама мысль о том, что все оказалось тщательно спланированно и не раз уже осуществлялось, выводила меня из себя, заставляя ощущать негодование и ярость. Но покажи я их сейчас, нормальный разговор станет невозможен, и я не сумею узнать все, что не давало мне спать этой ночью.
  
  - Змеиное кольцо имеет свойство усиливать чувства и эмоции тех, кто внутри, -- продолжил Кир свой рассказ чуть более осторожно. - Любовь стала бы очень сильной. Мир перестал бы для тебя существовать. Наши тела стали бы притягиваться, потом переплелись...
  
  И тут я все поняла. Боже, это было даже хуже, чем мне представлялось. Этот процесс...
  
  -- Змеиная свадьба, -- опередила я Кирилла, вспомнив одну из вклеек из маминой тетради. Только в ней все описано более безобидно и почти красиво. Там обрисовывался Закон: увидевшая по осени змеиную свадьбу сама станет змеевой невестой. Золотые очи Змея даруют ей силу, и они станут танцевать в серебряном свете полной луны, блестя чешуей.
  
  По спине пробежал холодок и к горлу подступил ком -- значит все же оборотничество имело место быть. Еще вспомнилось, что своих молодых змеи брали в кольцо и начинали выдувать на них магию, в которой растворялись все страхи и тревоги, оставляя лишь бушующую страсть. И пока они это делали, пара преображалась, становясь теми, кем они были в действительности. Но раньше я и представить не могла, что это не просто описание любой свадьбы среди змей - это описание именно моей свадьбы. Той, к которой меня готовили. Той, где жених - змеиный принц, а невеста - избранная из людей.
  
  - Первое обращение, -- выдохнула я почти в панике.
  
  Кир посмотрел на меня выжидающе и с легким беспокойством в глазах.
  
  -- Ты знал?
  
  -- О чем? -- с тревогой переспросил он.
  
  -- Что я в лесу? Ты же туда и шел. Ты знал!
  
  -- Я догадывался, -- вполголоса проговорил он. -- Меня попросили прийти, указав на карте место. Но..., ты же понимаешь: этого подарка я ждал не один год.
  
  Я отвернулась. За окном все еще стеной лил дождь и похоже, что сегодня он не планировал утихать вовсе. Его капли шумно колотили по крыше и стеклам машины, заглушая и рев мотора и все другие городские звуки. Сквозь размазанные силуэты даже сложно было понять, где именно мы едем.
  
  Мой мозг отказывался переваривать что-либо из всего этого. Сейчас он был просто не в состоянии работать адекватно. Очередная новость была словно гром среди ясного неба. Все уже было! Не единожды. И все всегда шло по одному сценарию - без сбоев, без заминок. Все те девушки..., они ведь даже не предполагали, что произойдет и чем для них обернется. Они просто ничего не знали.
  
  Кир впервые говорил правду с момента нашего знакомства. Теперь у него не имелось причин что-то от меня скрывать. Тем более, что он очень хотел понравиться и изменить мое мнение о его народе. Врать в такой ситуации не к чему.
  
  Я не стала сейчас осмысливать услышанное - были и другие вопросы, и я хотела прояснить для себя как можно больше.
  
  -- А почему в лесу? Зачем было так далеко уносить меня в чащу? - максимально будничным тоном спросила я, но голос все же дрогнул, и он с силой сжал руль, сразу заметив это.
  
  -- Чтобы избежать встреч с грибниками. Змеиная свадьба -- зрелище не для всех.
  
  Мне показалось, что в этот момент Кир усмехнулся. Что ж, хоть кому-то это все кажется забавным. Я бы возможно тоже посмеялась, не касайся все меня лично.
  
  Мы оба замолчали. В моей голове наконец сложилась целостная картинка. Я мысленно порадовалась, что смогла в тот день сбежать, иначе бы даже понять не успела, как стала бы одной из них. А этого я ни тогда, ни сейчас не хотела.
  
  -- Что ж, все ясно, -- тихо произнесла я. Мне наконец удалось немного согреть руки и теперь я пыталась растереть ими оставшуюся часть тела, которое не желало так быстро приходить в норму. -- Не пойму только зачем вы преследовали меня всю жизнь?
  
  -- Это не было преследование. -- Моя усмешка дала понять, что я с этим не очень согласна. -- Они лишь выражали тебе свою признательность и любовь. Как будущей королеве.
  
  -- Вы что совсем не понимаете, что это звучит как бред, а выглядит и того хуже, -- не удержалась я. -- Как обычный ребенок мог отреагировать на змею?
  
  -- Ты никогда не была таким же ребенком, как другие, -- не согласился со мной Кир. - Постоянное соседство со змеями должно было убедить тебя, что они совсем не опасны.
  
  -- Так вы пытались выработать у меня привыкание? - я нервно рассмеялась, поняв наконец весь смысл этого странного плана. - Какая прелесть! И да, я такая тупая, что не осознала столь глобальной задумки.
  
  Мои слова его почему-то рассмешили.
  
  -- А хочешь я расскажу тебе легенду о том, почему мы так долго живем, -- неожиданно предложил он сам.
  
  Я сдержанно кивнула.
  
  -- Это предание сохранилось лишь в Африке. Еще во времена существования Эдема, кто-то из первых людей нашел на дне озера цветок вечной молодости. Он сорвал его, поднял на поверхность, осторожно положил на камень и поспешил поведать о находке семье. А когда вернулся, не нашел цветка. Его обнаружила и похитила змея. С той поры змеи могут менять старую кожу на новую и потому молодеют, и живут дольше других смертных.
  
  Машина остановилась, и я поняла, что мы приехали. Теперь уже Кирилл повернулся почти в пол оборота и внимательно изучал мое лицо, двигаясь по нему взглядом неприлично медленно.
  
  -- Даже вымокшая до нитки, ты невероятно привлекательная, -- поделился он выводом после осмотра.
  
  Я отвела взгляд и закусила губу, чтобы скрыть улыбку от столь предсказуемого комплимента. Примерно тоже самое я слышала от своего прежнего парня - Адама и тогда это казалось куда более романтичным. Я посмотрела на часы - рабочий день длился уже десять минут. Я все же опоздала.
  
  -- Мне пора, -- я открыла дверь.
  
  Кир тут же вышел из машины и попытался достать с заднего сиденья зонт, но я уже быстро побежала к магазину, даже не попрощавшись. Что толку, если он все равно всегда торчит поблизости.
  
  К моему недоумению магазин оказался заперт и на часто повторяющиеся звонки в дверь никто не реагировал. Свет внутри так же не горел. Похоже, Самара сегодня тоже опаздывала. Я не знала, что делать. Ключи от входной двери были только у нее, так как она жила ближе и всегда приходила первой.
  
  -- Там никого нет, -- заметил Кир, когда я в очередной раз надавила на звонок. Маленький козырек над дверью совершенно не спасал от дождя. - Вернись в машину. Ждать под дождем не очень комфортно.
  
  Мне не хотелось оставаться с ним наедине, тем более что теперь ему нет необходимости отвлекаться на дорогу. А значит, есть все шансы, что разговор опять перейдет в неприятное русло и окончится выяснением отношений. А мне это порядком надоело. Если бы не этот холодный дождь.
  
  Нехотя, я вернулась назад в машину. Как только двери захлопнулись, Кир протянул мне сухой платок. Я взяла его и вытерла лицо и все открытые участки тела. Сиденье подо мной оставалось мокрым еще с первого раза, а теперь и вовсе казалось, что сижу в луже.
  
  -- Все еще боишься меня? - осторожно спросил Кир.
  
  -- Я вас не боюсь, -- соврала я. Впрочем, змей в облике человека я в самом деле не сильно-то и боялась. -- Вы мне просто не нравитесь. Больше, чем очень сильно.
  
  Губы Кирилла расползлись в улыбке.
  
  -- Врать у тебя не очень получается, -- заметил он. - Ты вся сжимаешься в комок в моем присутствии. И мне от этого очень грустно.
  
  Что ж, в чем-то он был прав. Теперь, мое отношение к нему было однозначным. Страсть, вспыхнувшая в самом начале, отступила на второй план, давши место страху. Я его опасалась, боялась и одновременно хотела где-то на уровне инстинктов. Он был так хорош, когда улыбался. Эта улыбка сводила с ума, хотя должна была настораживать. Слишком уж она была хитрой и какой-то маняще притягательной.
  
  Словно прочитав мои мысли, Кир медленно улыбнулся и его густые ресницы слегка опустились вниз, отбросив тень на немного грустные сегодня глаза. А затем снова посмотрел на меня, и я почувствовала, как начинаю таять. При виде его лица, невольно забывалось о том, что он и не человек вовсе. Хотелось коснуться его, провести пальцами по вискам, скулам, подбородку. Почувствовать тепло и нежность кожи. Ощутить его дыхание рядом со своим.
  
  Я тяжело задышала. Кир медленно склонился в мою сторону, продолжая безотрывно смотреть сначала на мои губы, а затем вдруг переведя взгляд на глаза. Наши взгляды встретились. Его глаза... Я друг поняла, что они вовсе не болотного оттенка, как показалось сначала. Они словно бы изменили цвет. Я попыталась понять какого окраса они сейчас, внимательно всматриваясь в зрачки напротив. Странный цвет: на первый взгляд кажущийся бронзовым, а при более внимательном изучении иным: на радужной оболочке проявлялись темно-желтые крапинки. Золотые очи... прямо как в легендах.
  
  Взгляд Кирилла сейчас был таким пристальным и таким неподвижным, что я вдруг вздрогнула, осознав, что он почти такой же застывший, как и у змеи. Он совершенно не моргал, словно ему этого и не требовалось. А вдруг так и есть? Я ведь почти ничего о них не знаю.
  
  В окно постучали.
  
  -- О нет..., -- я невольно отшатнулась, поняв, что мы почти соприкоснулись друг с другом лбами. Еще какая-то секунда, и он вновь бы меня поцеловал, а я даже не заметила, как мы к этому моменту подошли.
  
  Кир тоже вынужден был отреагировать на стук. Он нехотя повернулся к окну, нажал кнопку на руле и стекло медленно поползло вниз.
  
  Как же хорошо, что нам помешали и я вовремя очнулась, не позволив своим мыслям увести меня в лабиринт иллюзий, поддавшись его безумному очарованию. А ведь только-только подумала, что избавилась от наваждения, перестала им болеть. Впредь, нужно быть осторожнее. Не за чем так таращиться на него и изучать. Он только этого и ждет, понимая, что я не могу себя контролировать в такие минуты.
  
  Побеспокоивший нас оказался представителем ГАИ, закутанном в прозрачный дождевой плащ. Мотнув головой, чтобы стряхнуть с капюшона воду, он громко представился, а потом заявил, что стоянка здесь запрещена и потребовал предъявить документы. Странно, что в такую погоду он вообще рискнул выйти из своей машины. Для этого мы как минимум должны были нарушить что-то такое, за что полагался неимоверно большой штраф.
  
  Оказалось, мы стояли под запрещающем парковку знаком. Я даже порадовалась, что у Кирилла появились иные заботы кроме меня и с нетерпением стала всматриваться в боковые стекла, надеясь увидеть приближающуюся к магазину Самару.
  
  Моя радость была недолгой. Кир не дал мужчине никаких документов, нагло заявив:
  
  -- Мы здесь ненадолго.
  
  -- Предъявите документы, -- повторно потребовал работник ГАИ.
  
  Кир перехватил его напряженный взгляд и сухим, но довольно жестким голосом с каким-то легким шипением, произнес:
  
  -- Отойди от машины. Вернись в свою и уезжай прочь. И побыстрее.
  
  Подобной наглости я не ожидала даже от него. Неужели думает, что раз принц, то все обязаны ему подчиняться. За такие слова в адрес служителя закона можно лишится не только прав, но и машины. Здесь не его родной город, где его наверняка все знают.
  
  Реакция работника ГАИ меня удивила - он медленно моргнул, а затем подчинился. Закрыл рот, молча повернулся и сразу пошел к своему автомобилю, двигаясь так, словно это стоит ему огромных усилий. Я увидела, как он сел, завел мотор и неспешно выехал на дорогу. Через несколько минут патрульная машина скрылась из виду.
  
  -- Так ты можешь управлять не только змеями? -- подивилась я. Даже не думала, что его способности распространяются на всех без исключения. Когда видишь это своими глазами, испытываешь настоящий шок. Надеюсь, на меня это не имеет действия.
  
  -- Не только, -- согласился Кир. Закрыл окно и снова повернулся ко мне. - Ты тоже бы могла. Если бы захотела стать... -- он умолк, перехватив мой недружелюбный нахмуренный взгляд, обещавший ему долгую и мучительную смерть если он хотя бы еще раз упомянет об этом.
  
  -- Спасибо, как-нибудь без этого обойдусь, -- отрезала я коротко. А затем сразу спросила. - У всех вас есть такие же способности, как у тебя?
  
  Мне стало интересно, может ли кто-то еще делать то же самое. Я должна была знать, чего ожидать от своих врагов. Хотя бы частично. Учитывая, что такие как он могли все время быть рядом со мной, а я бы этого даже не поняла. И раз уж сегодня так сложилось, что я вынуждена терпеть его общество, хоть выгадаю из этого пользу.
  
  Кир отрицательно покачал головой.
  
  -- Нет. Управление людьми доступно только королевской семье, если ты об этом.
  
  -- Хорошо. - Меня и правда это радовало. Жутко даже представить, что какая-то часть населения страны способна приказывать и им вынуждены будут подчиниться. - Не понимаю только, почему ты не пользовался этим раньше? Например, с Федором.
  
  Кир снова улыбнулся.
  
  -- Я много раз думал об этом и..., честно признаюсь, очень хотел так поступить.
  
  -- И что же тебя остановило?
  
  -- Ты, -- удивил меня своим ответом Кир.
  
  -- Я?
  
  -- Да. Если бы я стал что-то приказывать твоим друзьям, ты бы заподозрила, что я не совсем человек. А мне хотелось заручиться твоей симпатией без всех этих штучек. Тогда я не знал, что тебе все уже известно. К тому же, использование этих способностей на людях грозит нам изобличением, и рисковать не следует. Действие приказа на людей кратковременно и через 10-15 минут проходит, поэтому толку от него не много. Этот дар дан для управление нашим племенем, а не людьми.
  
  -- Стало быть, другие... из вас, они ничего такого не умеют?
  
  Он усмехнулся.
  
  -- Все зависит от вида человека нашей расы. Если в состоянии змеи он имеет какую-то особенность, при перевоплощении в человека она остается и даже усиливается. Например, черная мамба самая быстрая змея на земле. Человек ее вида тоже двигается быстрее обычных людей. Из них часто получаются хорошие бегуны или спортсмены. А бушмейстер - толстотелая гадюка, -- пояснил он, -- среди змей самый бесшумный. Ну и среди людей, как ты понимаешь, тоже.
  
  -- А к какому виду змей относишься ты? - внутри меня все дрожало от таких подробностей. Они не просто змеи, но еще и разные. Я и представить не могла, к каким видам аспидов может относиться Кирилл, но чувствовала, что он не из числа неядовитых. Еще в школе нам всегда говорили - чем красивее окрас насекомого или пресмыкающегося, тем смертоноснее его яд. А значит, за привлекательным лицом Кирилла, его отточенным телом, кроется далеко не безобидное создание, а мерзкая опасная тварь.
  
  -- Моя семья из рода Королевских кобр, -- произнес он с гордостью, подтверждая все мои подозрения.
  
  Что ж, могла бы об этом догадаться и сама. Это казалось таким очевидным.
  
  -- Без рук, без ног, но очень опасна, -- вдруг вспомнилась детская загадка про змей, и я произнесла ее, даже не задумываясь.
  
  -- К твоему сведению, кобра самая вежливая змея на планете.
  
  -- Да ну? - насмешливо отозвалась я. Он сам-то хоть понимает, как глупо это звучит? - Змея, одной дозы яда которой достаточно, чтобы убить 12 человек сама добрячка?
  
  -- Ты мне не веришь?
  
  -- Ну..., лисица тоже была очень вежлива беседуя с Колобком.
  
  -- А между тем, даже в природе кобра никогда не нападает сразу на то, что не является ее добычей. Она прежде наносит фальшивый укус, резко выбрасывая вперед часть своего туловища и ударяя врага головой. И только если он не отступит, она укусит по-настоящему.
  
  -- А я слышала, что этот вид змей легко раздражим, имеет скверный характер и отвратительную привычку преследовать убегающего противника. Ничего не напоминает?
  
  Кир скривился. Понял, что именно его преследование моей персоны я сейчас имела в виду.
  
  -- И какими еще змеиными талантами ты обладаешь? - настороженно спросила я. - Что ты такого перенял от своего вида?
  
  Кир от чего-то молчал, делая вид, что очень сосредоточен на изучение стекающих по стеклу капель. Мне даже показалось, что он хочет услышать мои предположения на этот счет. Что ж, это я могу.
  
  -- Ну, ты верно умеешь раздувать свою шею в огромный капюшон.
  
  -- Не без этого, -- отозвался он усмехнувшись.
  
  Эти его ухмылки бесили и выводили меня из себя. Но сейчас я готова была их стерпеть, только бы выведать, что еще такого он умеет. Это могло мне помочь в дальнейшем избавиться от него и остальных таких же.
  
  -- Что еще?
  
  -- Ты неплохо начала. Продолжай, -- предложил Кир.
  
   -- Так и знала, что ты боишься рассказывать. Это ведь твое преимущество и не со мной им следует делиться.
  
  -- Не боюсь. Просто мне нравится слушать твои догадки.
  
  -- Я ничего о вас не знаю - какие уж тут могут быть догадки. Так ты скажешь? Или предпочтешь, чтобы я и дальше думала, что твой вид самый агрессивный. Слышала, по статистике змеи в год убивают почти 50 тысяч человек.
  
  -- Тебе запудрили голову глупые книжки. Кобры куда лучше, чем о них пишут. Они единственный вид змей, самки которого строят гнезда для кладки яиц, охраняют его до рождения малышей, а перед их вылуплением уползают, чтобы случайно не съесть. Тебе ведь, надеюсь известно, что мы питаемся и другими змеями тоже?
  
  Я кивнула. Я и правда слышала, что кобры питаются себе подобными, за это они и зовутся королевскими змеями, ведь держат в страхе всех остальных. Я даже знала, что малыши кобр рождаются сразу с капюшоном и ядом. Не так уж и вредно оказывается иногда помногу смотреть телевизор.
  
  -- Но это не потому, что они так жестоки, что готовы съесть собственных детей, -- продолжил Кир, -- а из-за голода, ведь им приходится по 3 месяца обходиться без еды, охраняя кладку. И все это время не прекращаясь идут дожди.
  
  -- Это все очень мило, но ты так и не ответил на мой вопрос. Какие у тебя способности?
  
  -- Кроме того, что я ядовит для всех без исключения, -- он смотрел мне прямо в глаза. И вид был такой, словно сейчас лопнет от гордости: глаза слегка прищурены, на губах легкая ухмылка, одна бровь чуть выше другой. - И того, что могу гипнотизировать и подчинять себе и змей, и людей...
  
  Чего он медлит? Почему не скажет прямо?
  
  Кир слегка склонился в моем направлении, оперся локтем на подлокотник, а подбородком на руку. Указательный палец оказался лежащим на его нижней губе, что сразу приковало мой взгляд к его рту.
  
  Такие манящие... Его губы просто призывали к поцелую. Безумно хотелось ощутить их вкус, тепло дыхания.
  
  -- О мой бог! - Я вдруг отчетливо поняла ту мысль, что он пытался сейчас донести. Он был магнитом. Моим магнитом. Это его главный дар и самая важная способность.
  
   - Именно, -- подтвердил он догадку. - И да, я твой. Весь без остатка.
  
  -- У тебя нет шансов. - Я спешно отпрянула к окну.
  
  - Обычно мне везет. -- Неторопливая сногсшибательная улыбка на губах. От которой у меня всегда перехватывает дыхание. -- К тому же, когда мы рядом, наши тела выделяют особые феромоны, воздействующий на физическое состояние партнера и вызывающие у того острое желание. Что-то вроде запечатления, если ты знаешь, что это такое.
  
  -- Значит так ты планируешь добиться своего? Просто соблазняя меня своим запахом? - Сразу захотелось перестать дышать.
  
  -- Не только. Ты ведь и сама чувствуешь, что мы связаны и всегда ощущаем желания друг друга.
  
  Тут он от части был прав: его запах я ощущала лучше, чем запах окружающих меня людей и даже цветов. Мне было совсем не просто сдерживать в себе желание дотронуться до него, когда он оказывался так близко. А тут еще как на зло снова подкралось нестерпимая жажда его поцеловать.
  
  Глава 12. Угроза и принуждение.
  
  Пока змее на хвост не наступишь, она тебя не ужалит.
  (Азербайджанская пословица)
  
  Разговор принимал опасную сторону и его следовало как можно скорее прекратить. Или перевести в другое русло.
  
  -- Странно все это как-то, -- мне потребовались не дюжие усилия, чтобы продолжить беседу со сдержанностью в голосе. Дыхание участилось и сердце билось о грудную клетку, как безумное. Ну хоть теперь я знала причину. -- Как вам удалось столько лет скрываться от людей? Вы живете по соседству, но никто об этом даже не догадывается.
  
  -- Мы просто не выпендриваемся, -- заявил Кир сухо. Ему не нравилось, что я перевела разговор на другую тему. - Хватает и того, что люди и обычных змей не очень-то жалуют. А уживаться с другими видами себе подобных они просто не умеют.
  
  Тут он был прав. Узнай ученые о том, что среди них есть люди, умеющие становиться змеями по собственному желанию, а потом возвращать себе облик человека, их любопытству не было бы разумного предела. Таких как Кир располосовали бы на миллионы кусочков, изучая все от и до. И коль змей человечество не жалует, стоит предположить, что и в их сородичах люди усмотрели бы опасность и угрозу. А все что неподконтрольно, должно быть уничтожено.
  
  -- Почему ты сегодня снова меня ждал? - спросила я, заметив, как в магазин спешно забежала Самара. Моему незапланированному плену пришел конец. - Я четко высказала свою позицию на ваш счет.
  
  -- Я просто не могу уйти, -- признался он тихо. - Притяжение к тебе очень сильное.
  
  -- Тогда придется уйти мне, -- я попыталась открыть дверь и покинуть машину, но он схватила меня за руку и потянул назад, возвращая в салон.
  
  -- Хочешь мне приказать? - я резко обернулась и так на него посмотрела, что он слегка опешил.
  
  -- Я не могу тебе приказать. Ты такая же, как и я. И на тебя это не действует.
  
  -- Надо же, -- невольно порадовалась я. - Хоть что-то приятное от моего проклятья.
  
  -- Это дар.
  
  -- Не надо говорить за других. Мне лучше знать.
  
  -- Ты все равно вернешься ко мне, -- заявил он решительно, разжимая руку.
  
  -- Еще посмотрим.
  
  На этот раз ему было меня не остановить. Я быстро вышла из машины, мысленно радуясь тому, что дождь слегка поутих и уже не так противно хлестал по щекам.
  
  -- Ты вернешься, -- донеслось вслед. - Мы слишком одинаковые, чтобы быть вдали друг от друга.
  
  Ага, как же. Чтобы к кому-то вернуться, нужна веская причина. И у меня в его отношении ее не имелось. И странные, магические чувства, на которые он так рассчитывает, ею не являются - скорее уж они повод бежать от него прочь и как можно дальше.
  
  Я спешно зашла в магазин и тряхнув головой, чтобы избавиться от крупных дождевых капель на голове, с ходу набросилась на свою подругу:
  
  -- Ты чего сегодня так долго? Я вымокла до нитки.
  
  -- Извини, -- Мара потрясла свой зонт над цветами, а потом раскрыла и оставила сушиться возле окна. - Я сегодня проспала. Наверное, это из-за погоды.
  
  Да уж, скорее всего. Я тоже не очень хотела сегодня вылезать из-под одеяла и, если бы не звонок Федора, пришла бы еще позже. Так что винить ее мне не за что.
  
  Я еще раз покрутила головой и убедившись, что с меня не течет широкими ручьями вода, поспешила в подсобку чтобы переодеться в сухие вещи. Хорошо, что в магазине было несколько предметов из моего гардероба, оставленных здесь на случай генеральной уборки, которую намного удобнее делать в одежде попроще, нежели в коротком платье или белом наряде.
  
  Я быстро сняла мокрую одежду и натянула на себя старенькие джинсы и футболку с рукавом до локтей. От сухих вещей озноб понемногу начинал отступать. Теперь предстояло привести в порядок голову. Что было бы куда сложнее, имей я сейчас в виду не волосы, а мысли. Было странно, знать, что оборотни, да не растиражированные фильмами волкоподобные, а куда более мерзкие существуют, а еще понимать, что никто другой о том даже не догадывается, считая их существование вымыслом фантастов. У людей богатая фантазия, они постоянно придумывают новых мифических существ, обыгрывая их в книгах и фильмах, но даже не подозревают, что некто подобный живет бок о бок с ними, умело скрываясь.
  
  Желание поделиться этой тайной, раскрыть остальным глаза, с некоторых пор накатывало с завидной регулярностью, но одновременно я так же понимала, что никаких доказательств у меня нет - одни слова, но кто в них сейчас верит. Нет, меня банально причислят к умалишенным и все останется, как было. Я одна на один с этим новым и страшным миром. Да уж, завидовать точно нечему.
  
  Отыскав расческу, я включила сплит систему на обогрев и встав под кондиционером, принялась сушить волосы. Минут через семь голова приобрела более или менее нормальный вид. Взглянула на себя в зеркало: немного бледная, с большими тенями под глазами, без макияжа. На него в это утро у меня совсем не хватило времени. Поэтому достала из сумочки тушь и слегка подкрасила ресницы. Так-то лучше.
  
  Вернулась в основной зал. Мара перебирала цветы в морозильной камере, извлекая из вазонов те, что слегка подвяли и портили общую картину.
  
  -- Тебе помочь?
  
  -- Нет. Я уже почти все. Думаю, сегодня работы будет не много - в такую погоду, какие уж тут цветы.
  
  Я изобразила подобие улыбки. В самом деле, даже если кому-то очень понадобятся цветы, куда проще заказать их доставку прямо в квартиру, чем бежать под таким ливнем в магазин лично. Я бы ни за что не пошла.
  
  Самара закончила перебирать цветы и захлопнула камеру. Я заметила, что и она сегодня выглядела не очень свежо. Подруга казалась жутко уставшей и какой-то вялой, словно как и я мучилась кошмарами и не могла уснуть. Волосы собраны в хвост небрежно - значит тоже собиралась на работу впопыхах, одежда немного помятая, украшений нет. Мара, как и я, обожала разные побрякушки и их у нее было такое количество, что к одному и тому же наряду, она умудрялась подбирать каждый раз совершенно разные. И это при том, что обычно переизбытком таковых славилась я. Но сегодня, вся эта роскошь напрочь отсутствовала, а я со своими проблемами и вовсе перестала надевать хоть что-то из украшений. Все время со мной был только противозмеиный браслет.
  
  -- Ты выглядишь так, словно совсем не спала, -- заметила я, помогая ей собрать упавшие с отбракованных цветов на пол листья. - Что-то случилось?
  
  -- Так..., мелочи, -- нехотя отозвалась она, ничего не объясняя.
  
  Ладно - не хочет говорить, не нужно. Я не любопытная. Будет желание, сама поделится.
  
  -- Может выпьешь кофе или немного поспишь в подсобке, -- предложила я. - Уверенна, сегодня и правда покупателей будет не много. Я справлюсь и одна.
  
  -- Идея с кофе очень кстати, -- Мара широко зевнула, спешно прикрывая рот рукой. - Тебе сделать?
  
  -- Нет, -- я поморщилась, в очередной раз поражаясь, как она умудряется все время забывать о том, что я не люблю кофе и даже его запах. Мой напиток - это чай, ну или соки. Причем любые.
  
  Мара вяло прошла мимо меня в подсобку. Я протерла стол от пыли и села на стул. За окном все еще стеной лил дождь, от чего даже в магазине пахло сыростью и было немного зябко.
  
  Интересно, как долго продержится такая отвратительная погода? Без дела, погруженная только в свои мысли, я быстро свихнусь. Так что лучше уж чтобы он поскорее кончился и снова появились покупатели.
  
  Звонкая трель прокатилась по магазину. Я даже не сразу поняла, что это звонок. Метнула взгляд на дверь - едва различимый мужской силуэт в темной одежде, стоял на нашем крыльце. Я открыла дверь, нажав на кнопку. Мужчина спешно вошел внутрь, откинул назад капюшон своего длинного темно синего плаща и обвел взглядом помещение.
  
  Я почему-то засомневалась, что он станет что-либо покупать. Скорее всего, зашел погреться или даже переждать дождик в тепле. Так многие делали в дождливую погоду. На вид посетителю было около сорока. Высокий, несколько угрюмый, с тяжелым неприятным взглядом. Одет просто: в сине-серый костюм классического кроя, какие давно никто не носит, разве что какие-нибудь офисные клерки, да и то в силу профессии, чем из-за собственного желания. Рассмотреть более внимательно не вышло - мужчина так на меня посмотрел, что я непроизвольно отвела глаза в сторону и сделала вид, что что-то записываю в тетрадку.
  
  Посетитель подошел к витрине холодильника и стал осматривать ассортимент. Может, я все же ошиблась, и он в самом деле, желает что-нибудь приобрести. Я натянула вежливую улыбку и выйдя из-за прилавка, приблизилась к нему.
  
  -- Что-нибудь хотите посмотреть поближе?
  
  Ответа не последовало. Угрюмый посетитель продолжил созерцать цветы. Я неловко помялась на месте и собралась вернуться на свой стул, как вдруг он заговорил.
  
  -- Ты доставляешь много хлопот. - Его голос был спокойным, но слова звучали грубо и холодно.
  
  Мне потребовалась всего секунда, чтобы понять, что передо мной не совсем человек. До этого момента я не встречалась с змее-людьми лично, если не считать Кирилла. Ко мне они всегда приближались в своем истинном обличии. Такая встреча происходила впервые.
  
  -- Что-то хотите мне сказать? - я попыталась не показывать своего страха и тревоги.
  
  -- У тебя всего неделя, чтобы принять правильное решение. - Мужчина все еще не поворачивал ко мне своего лица, внимательно рассматривая цветы за стеклом, словно они были куда интереснее, чем то, что его сюда привело.
  
  Я вспомнила слова Кира о том, что его люди не могут причинить мне вред и это добавило мне уверенности в себе. Подняла подбородок вверх и невозмутимым голосом произнесла:
  
  -- Я приняла правильное решение уже давно и теперь старательно его придерживаюсь.
  
  -- Считаешь себя очень смелой? -- с явным недовольством изрек он, резко повернувшись и шагнув в мою сторону.
  
  В его желтых глазах светилась злоба. Зрачки приобрели форму палочки, брови угрожающе нависли над глазами, а изо рта высунулся длинный и тонкий, раздвоенный змеиный язык и потянулся в мою сторону, вибрируя вверх-вниз на самом кончике. А вместо слов из горла вырвалось громкое шипение.
  
  О господи! Они имеют такие языки в человеческом обличье? - мне стал нехорошо. Я невольно попятилась назад, остановившись лишь когда спина коснулась стола. Вцепилась в него руками, не зная, что предпринять. Это... это создание было ужасно.
  
  -- Или ты делаешь все по собственной воле, -- с шипением в голосе, заговорил мужчина, -- или мы прибегнем к методам, которые тебе не понравятся. Видовые старейшины не могут больше ждать -- у нас есть дела поважнее, чем ожидать пока вы на что-то решитесь. - Он еще раз продемонстрировал свой длинный черный язык, почти касаясь им моей щеки. Я стиснула губы и повернула голову, желая избежать этого контакта. Незнакомец спрятал язык, быстро вернул лицу человечность и добавил: -- Надеюсь, мы друг друга поняли.
  
  Я не издала ни звука и даже не шевельнулась. Я боялась разозлить этого омерзительного аспида. Все то, что мне хотелось сказать, он бы воспринял как протест и кто знает, какой приказ ему дали на этот счет. Если он нанесет укус, а теперь я даже не была уверена, что кусать они могут только будучи обличёнными в шкуру змеи, я отключусь. А дальше... Я оборвала свои мысль, не дав додумать сей ужасный сценарий до конца.
  
  Мужчина смерил меня суровым взглядом. На секунду задержался на браслете, который в последнее время я даже не снимала с руки, надеясь на его помощь в отпугивании змей. Ухмыльнулся.
  
  -- Хорошая безделушка. И совсем безвредная, -- озвучил он мои опасения и резко развернувшись, вышел из магазина.
  
  Только теперь я смогла начать дышать нормально. Мой лоб покрылся капельками пота, а костяшки пальцев побелели - так сильно я давила на край стола, за который держалась. Ноги были ватными и тело отказывалось подчиняться. Сейчас я боялась их. Их всех. Ведь эти создания даже людьми назвать было нельзя. Они были какими-то мутантами неизвестного происхождения. И они мне угрожали. Не так как раньше, а напрямую.
  
  Во мне смешались негодование, беспокойство, паника и злость. Они требовали сделать то, чего я делать никак не хотела. И мое мнение никого не интересовало. Я была лишь средством для достижения цели. Но не желала становиться такой -- иметь ядовитые зубы, отвратительный длинный язык и немигающие глаза. Все это было мне противно. Я говорила об этом Кириллу, но похоже, его мое мнение так же не слишком волнует. Они все хотят одного и какая разница, чей из методов сработает.
  
  Что ж, они в очередной повысили мою планку ненависти к змеям. Я не стану играть по их правилам - я сделаю все так, как никто из них не ожидает. Я выйду замуж. Тем более, что это я уже обещала сделать. И вовсе не за Кирилла. Он плохо меня знает, если думает, что они могут меня запугать. Их яд не так уж и страшен, если иметь под рукой противоядие. И оно у меня будет.
  
  Из подсобки вышла Самара, все еще зевая. Вяло плюхнулась на стул и тихо спросила:
  
  -- Что-нибудь купили?
  
  Мысленно порадовавшись, что она не следила за моей беседой с тем мерзким типом через камеру, я отрицательно мотнула головой и мигом исчезла в освободившейся подсобке, чтобы успокоить свое бешеное сердцебиение и усмирить мысли. Раздраженно стащила с руки браслет, который считала защитным. Мне определенно не помешает обзавестись какой-нибудь более действенной защитой от змей, раз от этой никакого толку. Стоит заглянуть в интернет и полюбопытствовать на эту тему. Воспользовавшись для этого телефоном, вышла в сеть и ввела в поисковике интересующий меня запрос. Найдено было лишь одно упоминание о непроницаемой для яда змей брони - высохшей корке ила. В самой статье шла речь о фараоновой крысе, как порой называют мангуста. Говорилось, что дабы обезопасить себя, он пачкается в иле, обмазываясь им полностью, а затем сушится на солнце и становится неуязвим для ползучих гадов. Все это смахивало на какую-то фантастику. Очень сомневаюсь, что острые зубы змей не прокусят какую-то там иловую корку. Скорее уж еще и оближутся после поедания зверька, думая "а в панировке тоже вкусно". Мне бы, как отпугнуть, но на эту тему почему-то полезной информации ноль.
  
  ***
  
  У меня не было ни капли сомнений, что после вполне милой и невинной беседы с Киром в его машине, он решит, что мы нашли общий язык и попытается вновь со мной сблизиться. И тут я оказалась абсолютно права. Уже на следующий день, такой же теплый, как и те, что предшествовали ливню, под видом обычного покупателя в магазин явился его дружок. Я узнала его сразу, как только он улыбнулся - этот парень был среди тех, кто напал на Федора, когда Кириллу вздумалось со мной поговорить.
  
  -- Привет! - он облокотился на прилавок и подпер подбородок кулаком.
  
  Я мельком скользнула по нему взглядом: брюнет со светлыми голубыми глазами, невероятно атлетически сложен. В присутствии Самары я не могла говорить с ним так, как бы мне хотелось, поэтому лишь сдержанно улыбнулась в ответ и сухо спросила:
  
  -- Какой букетик желаете?
  
  Он громко рассмеялся.
  
  -- А ты упрямая. Милочка, -- на этот раз он обращался к Маре, -- не подышишь воздухом минут пятнадцать. У меня к твоей подруге есть разговор.
  
  -- Аха, щас, -- парировала Мара и придвинулась ближе, наверняка догадавшись, что незнакомец прислан от надоедливого кавалера. - Мне больше нравится воздух с ароматом цветов, а не с выхлопными газами.
  
  -- Как знаешь, -- не сильно расстроился парень и снова повернулся ко мне. - Не поделишься соображениями, чем мой друг так плох?
  
  -- Нет, -- сухо ответила я.
  
  -- Еще бы. У него совсем нет недостатков. Он -- красив, умен, привлекателен, общителен, пунктуален...
  
  -- Мечтаешь сходить с ним на свидание? - прервала я этот поток лести.
  
  -- Ха, -- хмыкнули в ответ. - Жаль, что я не совсем в его вкусе, в отличие от тебя.
  
  -- А он не в моем. Вот ведь незадача.
  
  -- Ну прекрати, правда. - Парень поднял с прилавка один из цветов, что мы отобрали для нового букета и без интереса повертел его в руке. - Даже самые суровые принцессы в сказках дают добрым молодцам шанс проявить себя.
  
  -- Я не принцесса... -- Он перехватил мой взгляд и игриво взметнул вверх брови. Я невольно зарделась краской и едва не выдала себя, заявив, что "никогда ею и не стану", но вовремя смогла остановиться. Хорошо, что Мара не поняла, о чем мы.
  
  -- Может уже отстанете от нее, -- вмешалась она. - Надоело, что твой дружок постоянно ее преследует. Бесит!
  
  -- Он бы и рад перестать, но она сама виновата.
  
  -- Да ну? Сейчас скажешь, что не даю ему шанса, который он заслуживает? -- поддразнила я.
  
  -- Нет. Я так не скажу.
  
  -- Пытаешься меня заинтриговать? Не выйдет. Все, что его касается, мне не интересно. И, кстати, он уже в курсе.
  
  -- Я пытаюсь тебе объяснить, что твои причины неубедительны.
  
  -- Это еще почему?
  
  -- Хотя бы потому, что ты еще и дня с ним не провела, чтобы хоть немного узнать, что он за человек, но уже во всю твердишь, что он не в твоем вкусе. Спорим, ты и трех пунктов того, что тебе в нем не нравится назвать не сможешь.
  
  -- Я и не собираюсь их называть, -- огрызнулась я.
  
  -- Еще бы - ты ведь и не сможешь. Чтоб перечислить недостатки, их сначала нужно найти.
  
  -- Придурок, кретин и надоедливый прилипала. Достаточно пунктов? - выпалила Мара.
  
  -- Не годится. Их даже ко мне применить можно. А о человеке и его характере эти слова ничего не говорят.
  
  -- Чего ты хочешь? - я сложила руки на груди. Присутствие этого болтуна начинало надоедать.
  
  -- Чтобы ты провела всего один день с моим другом.
  
  -- Нет!
  
  -- Никогда прежде не видел, чтобы девушки так бежали от замужества. Обычно они грезят свадьбой, белым платьем...
  
  -- А ты не думал, что может не в самой свадьбе дело, а в самом женихе.
  
  -- Ладно, оставим пока эту тему. Так что там насчет того, чтобы провести день с тем, кто тобой надышаться не может?
  
  -- Нет! - повторила как заведенная.
  
  -- Что ж... Тогда давай возьмем за точку отсчета именно этот день. Будем считать, что утром ты занята на работе, а вот вечером...
  
  -- Я сказала - НЕТ! - на этот раз уже гневно повторила я.
  
  -- М-ммм, -- промурчал словно кот парень. - Тогда у меня не остается выхода, как поселиться в вашем магазине.
  
  Он ловко запрыгнул прямо на прилавок и вальяжно развалился на нем, закинув ногу на ногу.
  
  -- Буду радовать вас своим обществом. Поговаривают, я весьма интересный собеседник.
  
  -- Я сейчас вызову полицию, -- предупредила Самара, пытаясь столкнуть его со стола.
  
  -- Валяй, -- ни капли не испугался тот. - У меня дар убеждения. Когда они приедут, я поведаю им жалостливую историю о безответной любви и уговорю приковать твою подругу к себе наручником, чтобы доставить на свидание к Кириллу. На что спорим, у меня все получится? Хотите расскажу, как однажды я помог одному батану получить свидание самой завидной девчонки из школы. Дело было осенью. Мы...
  
  -- Нет! - чуть ли не хором вскричали мы с Марой. А затем посмотрели друг на друга и она спросила:
  
  -- Ну и что будем делать? Через пол часа должна явиться хозяйка и, если она увидит этого..., -- она лишь смерила недружелюбным взглядом парня, но эпитет так и не подобрала, - нам с тобой не поздоровится.
  
  -- Знаю.
  
  Сегодня и в самом деле должна была явиться владелица магазина. А женщина она была мягко говоря не очень приятная и грубила даже без повода. А когда здесь творится такое... В общем, нужно срочно каким-то образом избавиться от дружка Кирилла. Может быть позвонить Федору - он явится и вышвырнет его из магазина. Жаль только, что ему до нас добираться долго и он может не успеть.
  
  Я покосилась в окно и тут увидела знакомую машину, паркующуюся неподалеку. О черт! Леди босс уже здесь. Вздохнув, я повернулась к парню:
  
  -- Один день. И только сегодняшний.
  
  -- Клянешься?
  
  -- Вот еще, -- фыркнула я. - Но, если сию минуту не испаришься, я передумаю.
  
  Он ловко скатился вниз и приземлившись на ноги, широко заулыбался:
  
  -- Я и не сомневался в своем обаянии.
  
  -- А стоило бы. Если б не приезд хозяйки, фиг бы у тебя что вышло, -- буркнула я в ответ, указав на дверь.
  
  Он скрылся даже быстрее, чем мы ожидали.
  
  -- Ты правда пойдешь у них на поводу? - с сомненьем переспросила Самара, недоверчиво глядя на меня.
  
  -- Конечно нет. Как отчитаемся, и она уедет, умыкну домой. Не позволю, чтоб меня шантажировали.
  
  Самара заулыбалась.
  
  Через несколько минут заявилась хозяйка. Это была довольно крупная во всех смыслах этого слова, женщина. Даже черты ее лица были далеко не изящны: большой рот, всегда окрашенный ярко красной помадой, картофелеобразный нос, выпирающий вперед подбородок. Взгляд жесткий, всегда недовольный. Мне она никогда не нравилась, так как была язвительной и острой на язык. Мою персону она не очень жаловала, но терпела и уже не знаю почему. Мара как-то предположила, что из-за жадности - ведь работали мы у нее за сущие гроши.
  
  Хозяйку звали Раисой, фамилия Садовская. Мы коротко называли ее мэм, потому как она терпеть не могла обращения по имя-отчеству, заявляя, что это прибавляет ей лишние годы. Честно сказать, я и не помнила, каким было это отчество. Про себя мы с Марой звали ее Садисткой, что мадам вряд ли бы понравилось, прознай она про это.
  
  С приходом Раисы работа встала и все завертелось вокруг бумажек. Мы сдавали отчеты, пересчитывали оставшиеся цветы и другой товар. Незаметно пролетело два часа и мадам в темно красном костюме наконец-то покинула магазин, оставшись довольна прибылью и чистотой в зале.
  
  -- Сегодня у нее хорошее настроение, -- заметила Мара, едва дверь закрылась. - Даже похвалила. Впервые за два года.
  
  -- Кого как, -- хмыкнула я, вспоминая, как она раскритиковала мой наряд: "юбочки можно надевать и подлиннее". Как будто это вообще ее дело. Нас все равно из-за прилавка видно только по пояс. -- Думаешь она больше не вернется?
  
  -- Уже планируешь меня покинуть? - догадалась куда я клоню подруга.
  
  Я кивнула.
  
  -- Она никогда не возвращается. Если что забудет, пришлет муженька. Так что иди, собирайся.
  
  Шагнув к подруге, я крепко обняла ее и шепнула на ухо:
  
  -- Ты самая лучшая.
  
  Мара только улыбнулась и продолжила собирать букеты, заказанные на утро. Я быстро переоделась в соседней комнате, подправила макияж и вернулась в зал магазина. Чмокнув коллегу в щеку, вышла на улицу и... как же меня так угодило - наткнулась на недавнего приставучего дружка Кирилла.
  
  -- Короткий день? - улыбаясь во весь рот, спросил он, стоя под деревом и вертя в руке зажигалку.
  
  Я спешно попыталась придумать причину своего появления на крыльце магазина, но тут увидела за его спиной Кирилла и все идеи по поводу того, что вышла подышать, развеялись как дым. Похоже, они знали, что я попытаюсь сбежать.
  
  -- А я тебе тут подарок привел, -- все еще не убрав улыбки, добавил парень. - Нравится?
  
  Кир вышел навстречу и протянул мне скромный, но между тем очень изящный букет белых тюльпанов. Они были крупными, но все равно сильно напоминали собой подснежники.
  
  -- Ладно, развлекайтесь. Я свою работу на сегодня сделал, -- и развернувшись он побрел прочь. Мы с Кириллом остались стоять друг напротив друга.
  
  -- Знали, что уйду раньше? - спросила я тихо, не глядя на него. Сделала вид, что изучаю цветы.
  
  -- Догадывались. Ты предсказуема.
  
  Я вздохнула.
  
  -- Ну и какие планы?
  
  Бежать назад в магазин не имело смысла - только окончательно выставлю себя полной идиоткой. Чтобы они там ни думали, все равно шансов у них ноль. Это просто свидание, пусть и не очень желанное. Да даже и не свидание, а так - времяпровождение.
  
  -- В паре кварталов отсюда есть одно кафе. Там готовят очень вкусную пиццу и всегда играет хорошая музыка.
  
  -- Ладно, -- я приняла подставленную руку, и мы не спеша зашагали в направлении остановки.
  
  Сели в первый же из подъехавших автобусов.
  
  -- Я уже не первый раз дарю тебе цветы, но до сих пор так и не выяснил, какие из них ты любишь, -- спросил Кир, сев на сиденье рядом. - Твои подруги на этот вопрос вразумительного ответа не дали.
  
  -- Ландыши.
  
  Он заулыбался как-то уж очень двусмысленно.
  
  -- Что? - спросила я.
  
  -- Интересный цветок. - Ответ меня не убедил, и я продолжила сверлить его взглядом. Кир сдался: -- Он чем-то похож на нас... мм, на мой вид.
  
  -- Вот уж нет. Ничего общего.
  
  -- Я бы назвал его двояким. Когда цветет - это красивые нежные цветы с дурманящим ароматом. Ты знала, что он вызывает головокружение?
  
  -- Нет. И в чем же его двойственность?
  
  -- Когда цветы станут ягодами, они перестают быть такими уж невинными. Ягоды ландышей ядовиты. Наша остановка, -- он протянул мне руку, помогая подняться.
  
  Мы покинули автобус и зашагали вверх по тропинке вдоль девятиэтажек. В тени деревьев было не так жарко, как на открытом солнце и не приходилось щуриться.
  
  -- Только не говори, что ландыш - цветок змей, -- вернулась я к начатому разговору.
  
  -- Нет. К нам он отношения не имеет. Просто мне показалось забавно, что тебе нравится именно этот цветок.
  
  -- Расскажи о себе, -- попросила я, желая закрыть тему змей. Надоело, что она постоянно и все время всплывает. Его дружок хотел, чтобы я узнала Кирилла, как человека, что ж, вот его шанс.
  
  -- Что, например?
  
  -- Не знаю. Что нравится, чем любишь заниматься, какие книги читаешь?
  
  -- Хорошо. Но только после того, как выберем пиццу.
  
  Я поняла, что мы дошли до нужного кафе. Это было открытое летнее заведение, пристроившееся между высоткой и недостроенным домом. Несмотря на то, что находилось оно далеко не в центре, людей внутри оказалось много. Рядом размещалась танцплощадка, но пока она была совершенно пуста. Мы прошли за свободный столик, и официантка положила перед нами меню.
  
  Глава 13. Обряд единения.
  
  Когда заросли тревожат, из них выползают змеи.
  (Японская пословица)
  
  Пицца в кафе и в самом деле оказалась довольно вкусной. Мы съели по два куска, все это время оживленно беседуя. Временами я забывала, кто рядом со мной, слушая рассказы Кира о своем детстве, попытках научится ездить на лыжах, о любимой книжке, которую он так и не сдал в библиотеку до сих пор. Сегодня он казался мне расслабленным и не таким сдержанным, как обычно. О себе я такого сказать не могла. Я боялась потерять контроль, боялась забыть, чем мне грозит сближение с этим парнем. Поэтому просто слушала, задавала вопросы, улыбалась и как можно меньше старалась смотреть в его сторону.
  
  Когда стемнело, Кир пригласил меня на танец. Я попыталась отказаться, но он настаивал:
  
  -- Не упрямься. Я знаю - ты это любишь. И потом, признай, у нас вдвоем неплохо получается.
  
  Мне пришлось уступить и вот уже мы медленно покачивались среди других парочек на освещаемом цветными прожекторами танцполе. Играющие мелодии были приятными, смесь классики и современных стилей - именно то, что мне нравится.
  
  Руки Кирилла лежали у меня на бедрах и постепенно он смещал их все дальше на спину, прижимая меня к себе ближе и теснее. Его дыхание стало касаться лица и волос, биение сердца участилось. Это я ощущала даже через тонкую светло голубую рубашку, что была сегодня на нем. Надо признать, мне нравилось, как он одевался: не броско, все вещи простые, но очень хорошо скроенные. Он умел дополнить их какой-то мелочью в виде цепочки или браслета, от чего весь наряд становился не просто модным, но и стильным.
  
  -- Знаешь почему все змеи любят танцевать? - склонившись к уху, спросил Кир.
  
  -- Нет. А есть причина?
  
  Кир кивнул.
  
  -- Встретив в природе своего собрата, наши младшие друзья вынуждены вступать с ним в борьбу за территорию. Но использование яда на таких же, как они - неблагородно.
  
  -- Ты серьезно? - Мне стало смешно: о каком благородстве может идти речь при упоминании змей.
  
  -- Более чем. Они не желают тратить яд, необходимый им для охоты, на подобные дела и потому состязаются иначе.
  
  -- Танцуют? - я не скрывала усмешки.
  
  -- Ты бы все поняла, если б хоть раз увидела. Это красивое действие. Каждая змея поднимается вверх, вытягивается на столько, на сколько она может и старается коснуться макушки соперника, демонстрируя тем самым свое доминантное положение. Если одной из них это удалось - спор завершен. Поверженный пригибается и уползает.
  
  -- И при чем здесь благородство? Ты ведь сам сказал, что они не тратят яд, потому что он нужен им для охоты. Пытаешься вызвать во мне любовь к своим сородичам?
  
  Кир смотрел на меня не отрываясь. Уголки его губ были слегка приподняты вверх, но я не могла сказать, что он улыбается. А вот его глаза действительно улыбались - светились тысячей лучиков.
  
  Я отвела взгляд в сторону, понимая, что не смогу удержаться от желания поцеловать его первой, если не сделаю этого и вдруг заметила, что люди вокруг нас как-то странно стоят. Нет, они даже не стояли, а двигались, но не так, как того требует танец. Они двигались в нашу с Кириллом сторону, образуя из собственных тел что-то похожее на круг. И сейчас глаза каждого были обращены на меня.
  
  -- Что происходит? - я почувствовала неладное и обернулась назад. Интуиция не обманула - это был круг, и он все теснее смыкался.
  
  -- О, нет! - Кир тоже завертел головой. - Я запрещаю, -- в голосе мелькнули нотки приказа. - Вы не смеете. Я не давал своего разрешения.
  
  Его никто не слушал. Лица толпы незнакомцев были спокойны и лишены эмоций. Лишь глаза словно замерли. Я не сразу поняла, что они перестали моргать, а присмотревшись увидела, что очи людей из круга изменили форму.
  
  -- Что они делают? - я невольно придвинулась к Кириллу, словно ища у него защиты. Движение было интуитивным, даже неосознанным.
  
  -- Начинают обряд, -- чуть ли не шепотом, ответил он, прижав меня к себе еще теснее.
  
  -- Обряд? - страх сковал мое тело.
  
  Лица незнакомцев все больше менялись. Началось все с глаз - они быстро стали змеиными, лишенными век и ресниц. Затем рты приоткрылись и появились языки: длинные, черные, раздвоенные. Они то высовывались, то снова исчезали среди губ, приковывая мое внимание к этой жуткой части лица. Нечто подобное я уже однажды видела, но в таком количестве зрелище выглядело еще более пугающим.
  
  -- Я не хотел, -- извиняюще начал Кир. - Я надеялся, что ты сама...
  
  И тут мне все стало ясно. Они начали обряд единения, змеиную свадьбу - ту, что активизирует мое проклятье, превратив в одну из них. В такого же монстра, как каждый из этих типов. Все вокруг меня не были людьми, они были его подданными, а это кафе... Все было подстроено. Это с самого начала была ловушка.
  
  Что есть силы я ударила Кирилла обеими руками в грудь.
  
  -- Ты..., -- слова застряли в горле.
  
  -- Я не разрешал, это не мое желание... -- стал оправдываться он. Но что он мог сказать, если сам привел меня в это место - туда, где много его собратьев и наверняка совсем нет людей. Или об этом заранее позаботились, чтобы никто случайно не помешал.
  
  Тем временем толпа начала издавать какой-то странный звук. Не знаю, как они это делали, ведь рты их были закрыты, но я все равно слышала нечто, похожее одновременно и на музыку, на шорох и даже на трение. Но сильнее всего был свист. Раздвоенные языки очень хорошо подходили для этой цели, позволяя им издавать этот жуткий, раздражающий звук.
  
  -- Ты меня обманул!
  
  -- Я знаю, что ты бы не хотела, чтобы все вышло так и я бы не посмел...
  
  -- Заткнись, -- звук все сильнее нервировал меня. Было в нем что-то опасное, гнетущее, лишающее воли. Мысли от него становились туманными.
  
  Я закрыла ладонями уши и попыталась вырваться из круга, юркнув между высоким парнем и женщиной в темном платье с бледно зелеными цветами на лифе, но словно на стену наткнулась. Парень пихнул меня назад в центр круга, и я едва не сбила собой Кирилла. Он обхватил меня за плечи и попытался убрать руки от головы.
  
  -- Не сопротивляйся. Так будет быстрее.
  
  Как он может просить меня об этом? Ах, как я могла забыть - он же хочет того же. Все его слова, что он не знал и не давал им разрешения - все ложь. Он не смог убедить меня речами и теперь брал магией... их змеиной проклятой магией. Это был их счастливый миг.
  
  Мне хотелось наброситься на него с кулаками и исцарапать это, слишком уж идеальное личико. Он не имел права так со мной поступать.
  
  Глупая, -- одернула я сама себя. - Он же змей. Разве ты ожидала чего-то другого? Они всегда нападают из-под тишка, берут обманом и лестью. Они все коварны и хитры. Нет, я не собираюсь им так легко сдаваться, -- мысленно кричало мое подсознание где-то очень глубоко внутри.
  
  Голоса стали сильнее, звук проникал не просто мне в голову, но и словно во все клеточки тела. Он наполнял меня изнутри всю. Я ощущала, как тает мое сопротивление, как нарастает желание - то самое, что я столько времени безуспешно душила в себе. Я была словно в огне. В огне страсти и вожделения. Меня все больше тянуло к Киру. Я заболевала им. Нет, я просто не могла дышать, пока он так далеко. Невыносимо сильно хотелось оказаться в его объятиях, слиться с ним в поцелуе, утонуть, раствориться в нем самом, словно вокруг кроме нас нет ничего.
  
  Глаза заволокла пелена. Лица незнакомцев из круга стерлись, словно их здесь и не было, а лицо Кирилла, стоящего напротив, наоборот, стало безумно четким. Я видела каждую черточку его прекрасного, изумительного лица: его соблазнительные губы; красивые, таинственные и одновременно манящие глаза. Я даже видела маленькую родинку на виске, которую раньше никогда не замечала. Он был так близко и одновременно так далеко. И он был таким родным...
  
  Руки сами отлепились от головы и, словно в тумане, потянулись к Кириллу. Он улыбался. Нежно, очаровательно.
  
  Это все не по-настоящему. Это все магия. Ты этого не хочешь, -- голос разума с каждой секундой становился все тише. Трезвый рассудок таял, словно снег на ладони. Я теряла связь с ним. Эта незримая нить почти порвалась, предвещая мне скорое падение.
  
  И тут вдруг... Я открыла рот и закричала так громко, как не кричала еще никогда в жизни. Мне нужно было заглушить их пение, разорвать эту магическую связь, начавшую подавлять мою волю.
  
  Не знаю, что подтолкнуло меня к такому действую и как долго я кричала. Но вскоре голос сорвался, и я уже могла извергать лишь сиплый хрип. В ужасе я схватилась руками за горло, чувствуя, что лишилась единственного своего оружия против этой магической музыки. Глаза полулюдей, полузмей с удивлением взирали на меня. Я еще раз попыталась вскрикнуть и обмякнув, рухнула на землю.
  
  От удара о твердую поверхность по всему телу прокатила волна боли. Голова закружилась. Но я терпеливо сдержала стон, не желая, чтобы мой обман раскрыли. Я не была такой уж слабачкой, падающей в обморок при виде опасности, но сейчас, это был мой единственный шанс как-то отсрочить жуткий обряд. Все, что я могла теперь, так это слушать и надеяться на лучшее.
  
  Почти сразу после падения гул стих и зазвучал голос Кирилла:
  
  -- Вы перепугали ее до смерти. - Он был зол и недоволен. - Я ведь говорил, что она нас безумно боится.
  
  -- Приведи ее в себя, и мы продолжим, -- командным тоном произнес кто-то в ответ.
  
  Кир попытался возразить:
  
  -- Нет. Я не позволю...
  
  -- У тебя нет права голоса в этом вопросе, -- перебили его сразу же. Собеседник наверняка был высок рангом, раз смел так разговаривать с принцем. - Тебе дали достаточно времени, чтобы все уладить.
  
  -- Она почти стала мне доверять, а вы все испортили.
  
  -- Сейчас это не важно. Церемония состоится.
  
  -- Я не позволю, -- мне показалось, что в голосе Кирилла сквозил гнев.
  
  Странно, что он пытается меня защитить. Он ведь тоже хочет, чтобы это случилось. Тогда почему?
  
  -- Мы заберем ее. Как будешь готов, ты знаешь где нас найти.
  
  -- Ну уж нет. Я не позволю никому ее забрать.
  
  -- Кругом Уробороса ты не командуешь, -- донеслось в ответ.
  
  В ту же минуту легкий ветерок скользнул по коже, поднимая некоторые пряди волос вверх. Он налетел так же быстро и внезапно, как и стих. Затем послышалось шипение. Даже с закрытыми глазами я почувствовала, что рядом змея. И очень большая. Сердце часто-часто заколотилось в груди, пульс участился. Хотелось вскочить и бежать, но страх был столь сильным, что я боялась, что просто не смогу его побороть. И я осталась лежать.
  
  -- Твое упрямство смешно, -- произнес все тот же властный голос. Мне даже казалось, что я уже когда-то его слышала.
  
  В ответ вновь лишь шипение. Затем какие-то шорохи. Шаги. Кто-то вскрикнул - совсем не громко, но я уловила этот звук. Сначала даже испугалась, что змея кого-то укусила, но потом вспомнила, что вокруг меня и есть одни змеи, а не люди.
  
  -- Глупый мальчишка, -- раздраженно вскричал прежний голос и теперь я вспомнила где уже мне приходилось его слышать. Это был тот самый недружелюбный мужчина, что угрожал мне в магазине. Как я поняла из нашей с ним беседы, он был старейшиной. - Когда тебе надоест играть в любовь, ты сам придешь к нам.
  
  В ответ ему прошипели.
  
  -- Тешь себя пустыми надеждами. Она устоит против твоих чар и в следующий раз.
  
  Сразу за этими словами послышались шаги. Постепенно они становились все тише и тише, а затем я окончательно перестала что-либо слышать. Меня вновь коснулся мимолетный ветерок, а затем все погрузилось в какую-то гнетущую тишину. Словно сборище вокруг меня затаилось и только и ждет того, чтобы я очнулась, и они сразу продолжат то жуткое пение. Я боялась даже дышать. Все, что только что произошло, было как будто не со мной. Эта толпа, ее гул, страшный звук, усиливающий мои чувства к Кириллу. Может мне и в самом деле все только снится, а в действительности я сейчас сплю в своей постели.
  
  -- Эва...
  
  Прохладные руки коснулись моего тела. Нет, это не было сном. Кир нагнулся надо мной. Его ладонь нежно коснулась щеки, а затем он убрал волосы с лица. Даже с закрытыми глазами я чувствовала, что он смотрит на меня. И этот взгляд обжигал, сбивал дыхание. Кровь прилила к лицу, словно меня только что уличили в обмане. Я шумно втянула в себя воздух и открыла глаза.
  
  Он был рядом. Склонился так низко, что заслонил собой небо. В глазах печаль, боль и что-то еще, похожее на сожаление. Вот только о чем оно: о том, что сам сорвал свою свадьбу и не дал закончить обряд или же, что допустил произошедшее?
  
  -- Эвелин, -- выдохнул он едва слышно и моего лица коснулось его теплое дыхание. - Я так за тебя испугался.
  
  -- Они..., -- я с радостью осознала, что голос никуда не исчез и я все еще могу говорить. Возможно, я взяла слишком высокую ноту и когда кислород в легких кончился, просто не смогла так быстро восполнить его потерю и потому с губ сорвался лишь хрип.
  
  -- Они ушли. - Успокоил меня Кир. - Я прогнал их. Прости. Я не хотел, чтобы все так случилось. Они не послушали меня и...
  
  Я попыталась сесть. Руки, ноги и даже затылок, неприятно заныли, напоминая, как бесцеремонно я с ними обошлась, падая на землю. Кир подал руки, предлагая помощь. Я лишь метнула в него полный злости взгляд и встала самостоятельно. Он тоже поднялся. Расстроенное выражение сменилось усталостью и унынием.
  
  -- Ты мне не веришь?
  
  -- А есть повод?
  
  -- Я только что предотвратил церемонию...
  
  -- Ты, -- я усмехнулась. - Это я ее прервала, разыграв потерю сознания. А ты предлагал не сопротивляться, чтобы все быстрее закончилось.
  
  -- Так ты... Тогда ты должна была все слышать.
  
  -- Я и слышала.
  
  -- Тогда почему ты на меня злишься? - Кир не понимал. Он схватил меня за плечи и заставил посмотреть себе в лицо. - Ответь мне.
  
  -- Втираясь в доверие ты хотел того же. Ты играл со мной, соблазнял, лгал. Я даже не знаю, какой ты на самом деле.
  
  -- Знаешь. Рядом с тобой я всегда настоящий.
  
  -- Правда? А я думала ты настоящий, когда в шкуре змеи.
  
  -- Я не выбирал кем родиться, -- с упреком парировал он. - Но, если бы и был такой выбор, оставил все без изменений. Мне нравится быть тем, кто я есть.
  
  -- Еще бы.
  
  -- Тебе это противно, но ведь и ты такая же. Только пока эти силы спят внутри тебя. Но однажды, они все равно проснуться, и ты уже не сможешь отрицать свое второе я. Ты одной с нами крови.
  
  -- Я не чудовище, -- слова криком сорвались с губ.
  
  -- Я тоже не монстр, -- почти так же громко прокричал он в ответ. - Я никого не убивал. Никогда.
  
  Повисла пауза. В душе у меня все бурлило. Как он может так говорить? Я не одна из них. Я не родилась такой и не стану монстром по своей воли. Такой меня может сделать только их колдовство, их магия. Согласиться принять его, все равно, что обречь себя на вечные муки. Разве тот, кто любит, может предлагать такое?
  
  -- Эва... Я даю тебе возможность выбора.
  
  -- Выбора? - возмущенно выпалила я. -- Согласиться или это сделают без моего согласия? Это не выбор. Ты никогда его мне не давал. Ты все время лжешь. Ты даже о своих чувствах не говоришь.
  
  -- Я не говорю? - возмутился Кир. - Да я твержу тебе о них с нашей первой встрече.
  
  -- Ты твердишь о том, что мы обязаны быть вместе, что это судьба, что мы предназначены друг другу. Что я не могу этому сопротивляться. Это что, похоже на настоящее признание?
  
  -- А ты хочешь настоящее?
  
  -- Да, хочу.
  
  Внезапно он вздрогнул и замер.
  
  Сама не знаю зачем я так сказала. Слова сорвались до того, как я подумала о последствиях. Даже его лживые признания действовали на меня как чары, а если... От одной мысли об этом стало дурно.
  
  Стоп. Успокойся, -- убеждала я себя. - Бояться нечего. Он не умеет говорить по-другому. И потом, он уже говорил, что любит тебя и ты это сумела пережить. Справишься и теперь.
  
  -- Ладно, -- Кир вроде как немного смутился. Его уверенность в себе вдруг исчезла или мне так только показалось. - Тогда слушай. Когда ты рядом... Когда смотришь на меня так же как сейчас... -- впервые за все время нашего знакомства он запинался и не заканчивал начатое предложение, словно ему и правда не хватало слов. -- Мне кажется, что по сердцу медленно ведут острым куском стекла. Словно оно в тисках - в плену у той, что не дает мне воздуха, лишает сил, возможности спокойно спать, есть, думать. Ты контролируешь меня даже больше, чем тебе кажется. Ты управляешь мной, а не наоборот.
  
  От его голоса, от этих слов... у меня по спине побежали мурашки.
  
  -- Я давно понял, что в те дни, когда не вижу тебя, впадаю в панику. Я все время боюсь, что ты снова исчезнешь, переедешь в другое место и нам придется искать тебя. Я несчастлив, когда ты расстроена, когда грустишь или злишься.
  
  Я и не думала, что Кир способен говорить таким тоном - нежным, взволнованно обеспокоенным, настоящим. Сердце остановилось. Грудь сжало в тиски. Его губы дрожали, а глаза переполняла боль. Да, сейчас он не врал. Он был честен со мной. А я...
  
  -- Хватит, -- почти взмолилась я, ощущая, как рушится мой надежный барьер.
  
  Его слова ранили меня слишком глубоко. Ощущение, что чувства Кира не просто магия, что они настоящие, терзало изнутри даже сильнее, чем мысль о безответной любви, навеянной колдовством. Так было проще все переболеть, думая, что виной всему магия и что он меня не любит, а только хочет. А если нет? Если чары оказывают действие только на меня, а его чувства искренни...
  
  -- Ты сама хотела, -- напомнил Кир.
  
  -- Уже не хочу, -- соврала я. И врала я не только ему, но и себе самой, чувствуя, как все внутри просто умоляет о том, чтобы он говорил мне о своей любви снова и снова. Это было похоже на бальзам, остужающий огненную рану, но одновременно и увеличивающий ее. Я отвернулась.
  
  -- Эвелин, -- позвал он и потянулся рукой к лицу, чтобы повернуть к себе.
  
  Я изо всех сил старалась унять дрожь и беспокойство.
  
  -- Я люблю тебя сильнее чем могут выразить слова. Ты для меня все. Боль, страсть, жизнь, вино, сладость.
  
  Мне казалось, я умираю. Мысли путались. Ноги подкашивались, не в силах больше удерживать меня на весу. По рукам и лицу струился огонь. Я горела изнутри, задыхалась, но вдохнуть глубже просто не могла. Кир смотрел на меня так, как никогда раньше. Я тонула в глубинах его глаз, шла на дно со скоростью торпеды. Он наклонился и приник к моим губам. Мне так хотелось ответить на этот поцелуй, прильнуть к нему всем телом, но вместо этого... укусила его.
  
  -- Ай! - вскрикнул он, отстраняясь. На губах проступила капелька крови и я почувствовала себя отвратительно. - За что?
  
  - Твои слова..., -- я с трудом могла говорить. Дыхание все еще не пришло в норму. - Для меня они как магические заклинания, лишающие рассудка. Это неправильно. Так не должно быть.
  
  -- Это любовь.
  
  -- Лучше я разрушу все сегодня, чем дам тебе надежду заполучить меня завтра. Его у нас нет. И никогда не будет. Я никогда не смогла бы жить там, где живут такие гады, как вы.
  
  Я попятилась в сторону от Кирилла. На его лице отразилось смятение, боль. Он хотел догнать меня, но я замотала головой, продолжив пятиться. Слезы подступали к глазам, но я не давала им прорваться, и они жгли меня изнутри. Утрата, разочарование, боль потери - охватили полностью. Я знала, что только что сама вогнала между нами еще один кол, отодвинув дальше друг от друга, чем мы были прежде. Сегодня я отказалась не просто от слов, я отказалась от его настоящей любви, в которой он наконец-то сознался. Такая рана быстро не заживет. Он уже не сможет забыть моих слов, не сможет продолжать делать вид, что все еще можно исправить. Больше уже нет. И именно этого я и добивалась. Я хотела ударить его по самому больному, хотела причинить эту муку, подорвав его веру в предсказание.
  
  -- Не пойму, почему ты бежишь, -- предпринял он еще одну попытку достучаться до меня. -- Я не просто так тебя преследую, я хочу на тебе жениться.
  
  -- Но я этого не хочу.
  
  Развернувшись, я побежала прочь, ничего не видя перед собой. Слезы заволокли глаза и сил сдерживать их уже не осталось. С этим нужно было заканчивать. Пора поставить жирную точку в моей истории. Только бы хватило сил. Но прежде, нужно еще кое-что проверить.
  
  Я вспомнила про Мару и Федора, ведь я рушу не только свою, но и их личную жизнь. Мне было неловко перед друзьями, ведь они этого не заслужили. В самом деле, сколько можно лишать себя радостей бытия из-за этого парня. Нельзя позволять ему так отравлять свою жизнь. Чтобы не засомневаться с принятом решении, я спешно извлекла из сумочки свой новый телефон, купленный на днях и набрав Самару, громко произнесла:
  
  -- Сегодня вечером идем в клуб - ты, Федор и я.
  
  -- Ты уверенна? - в голосе Мары слышалось сомненье. - А что если он тоже окажется там?
  
  -- Он не может знать, куда мы собираемся. Я попрошу Федора приехать ко мне в гости, а когда он уедет, я уеду с ним. И даже если Кир как-то прознает, что ж, я смогу потерпеть это один вечер.
  
  Знаю, моя идея была опасной и совершенно безрассудной, особенно после произошедшего недавно, но так приятно было слышать, как Самара вновь воспарила духом и повеселела. Мара любила вечеринки, пожалуй, больше, чем все остальное, так что она просто не могла не согласиться. И ей вовсе не к чему знать, что мне громкая музыка, разрывающая ушные перепонки, сейчас нужна куда больше, чем я готова признать. Меня все еще трясло, и я знала, что не смогу прийти в себя еще очень долго, а значит, нужно просто на что-то отвлечься. Этим что-то и был клуб.
  
  А вот Федор отнесся к моему предложению куда более настороженно.
  
  -- К чему такой риск? - не понимал он. - Мы столько времени тебя опекали, а ты хочешь дать ему шанс к себе подобраться?
  
  -- Федор, да брось, -- я взмахнула руками, хотя он и не мог этого видеть. - Я безумно благодарна вам с Самарой за все, что вы оба для меня делаете, но и вы тоже заслуживаете право на счастье, на нормальную жизнь. Я не предлагаю пуститься во все тяжкие. Один вечер. Мы вполне можем его себе позволить. И потом, я и сама очень хочу развеяться, а про Кирилла можешь забыть - сегодня мы уже вдоволь наговорились, надеюсь ему хватит этого до утра.
  
  -- Клево, -- все так же без энтузиазма протянул друг. - Полагаю, Самара уже "за".
  
  -- Аха.
  
  -- И раз уж вы все равно все уже решили, у меня один выход.
  
  -- Именно. Пришли смс, когда поедешь за мной.
  
  Глава 14. Родословная.
  
  Змея меняет шкуру, но не меняет натуру.
  (Таджикская пословица)
  
  В клубе было душно. А от постоянных скачков и движений, пот начинал сочиться из всех пор, молниеносно пропитывая собой одежду. Мои волосы уже прилипли ко лбу, прическа Самары, над которой она трудилась, наверное, не один час до нашего с Федей приезда, того и гляди грозила развалиться, но ее это ничуть не беспокоило. Мы всецело отдались во власть музыки и дергались как полоумные.
  
  -- Все, пауза. Умираю, хочу пить, -- прокричала я, склоняясь к друзьям, чтобы за фоном этой адово гремящей музыки они могли меня расслышать. В наш тесный маленький кружок никто больше не пытался прорваться и нас это вполне устраивало. - Вам принести?
  
  -- Я могу сходить, -- вызвался Федор, но я замотала головой.
  
  -- Нет. Я сама. Хочу передохнуть. Скоро вернусь.
  
  Кое-как протиснувшись среди танцующих, я добралась до бара, успев схлопотать пару толчков локтями, одну подножку и несколько явно неслучайных прикосновений к собственной попе. Некоторые парни просто отвратительны в своем нездоровом желании перелапать всех вокруг. Так что у бара я выдохнула с облегчением, попросила бутылку негазированной воды и полезла в карман за деньгами.
  
  -- Не нужно. Я заплачу.
  
  Я даже глаза закрыла, моля, чтобы этот голос мне только померещился. В самом деле, ну сколько можно... Он не должен быть здесь. Вечер был таким прекрасным, я даже почти начала забывать о недавнем инциденте и попытке превратить меня в монстра. Ненавижу... Как же я его ненавижу. И он должен испытывать то же самое чувство ко мне, после того, как я растоптала его искреннее признание.
  
  -- Мне от тебя ничего не надо.
  
  Я все же достала деньги и демонстративно протянула их бармену. Тот помедлил лишь секунду, но потом взял.
  
  -- Эй, погоди, -- Кир схватил меня, сцепляя наши руки в замок и притягивая к себе. Быстро умыкнуть обратно в толпу, не вышло.
  
  Хватило секундного взгляда, чтобы внутри мгновенно вспыхнуло острое желание. Для меня он всегда выглядел потрясающе: красивый, стильный, с глубокими глазами. А мышцы его живота и груди были столь рельефными, будто бы выточенными умелой рукой скульптора, что плотно прилегающая к телу белая рубашка лишь сильнее подчеркивала это. Он весь был словно воплощение власти и уверенности. И он запросто мог меня погубить.
  
  Я мотнула головой, стряхивая накатившее на разум безумие.
  
  -- Я не рада тебя видеть. Разве ты еще не понял?
  
  -- Ты так очаровательна сегодня, -- последовал совсем уж неуместный комплимент. -- И я не злюсь на твои слова, хоть мне это и было неприятно. Я понимаю, чего ты пыталась добиться.
  
  Я закатила глаза.
  
  -- Чего ты хочешь? - от злости с силой сжав свободный кулак и послав ему самый свой ненавистный взгляд, агрессивно прорычала я. Его лесть, если он на нее рассчитывал, не действовала.
  
  -- Танец с тобой. - Кир был раздражающе спокоен, словно между нами ничего такого и не произошло. Хорошо хоть не сверкал лучезарной улыбкой - это бы добило меня окончательно.
  
  -- Да иди ты!
  
  -- Эва! - он подался вперед, опаляя меня собственным дыханием. Голос его цеплял, принуждая таять, как от самых жарких прикосновений.
  
  -- Выбери кого-нибудь другого. Мне есть с кем танцевать.
  
  -- Эва, прошу! Всего один танец. И я отвечу на любые твои вопросы. Обещаю. - Он все еще крепко держал меня за руку. - Иначе я не отстану. Я не хочу, чтобы этот день закончился так.
  
  -- Один танец и весь вечер я тебя больше не увижу, -- недовольно процедила я, зная, что это единственный способ от него отделаться.
  
  Нехотя, он все же кивнул.
  
  Как только я перестала вырываться, Кир поднял голову и кому-то кивнул. Музыка тут же сменилась на более лирическую, подходящую для парных танцев. Я даже глаза закатила, еще сильнее злясь, что он вновь все продумал и подготовил заранее. Неужели я так предсказуема в своих решениях. Что ж, придется его удивить, а пока... чуточку потерпеть раздражающее общество.
  
  Забрав бутылку с водой из моих рук, Кир вернул ее на барную стойку, чуть отступил от последней и тут же заключил меня в объятья. Сердце едва не остановилось от наполнивших в миг ощущений. Его прохладные руки приятно холодили мне спину, а дыхание посылало по плечу и шее волны мурашек и, словно ветер костер, разжигало желание.
  
  -- Скажи, почему именно я? -- Я чувствовала, что должна говорить и думать, чтобы вновь не попасть под действие его чар. Только так можно было им противостоять, когда мы в такой близости.
  
  -- Мы поговорим потом. Сейчас я хочу насладиться танцем.
  
  -- Нет, -- я чуть оттолкнула его от себя, давая понять, что не шучу. - Или мы говорим и танцуем или я сразу ухожу.
  
  -- Хорошо, -- он вновь привлек меня к себе и прижал даже теснее, чем прежде. Так обычно танцуют парочки, которые давно вместе. Лицо парня оказалось прижатым к моей щеке.
  
  -- Ты переходишь границы дозволенного, -- попыталась возмутиться я, но услышала лишь наглый смешок.
  
  -- Ты сама захотела говорить прямо сейчас. Иначе мы друг друга не услышим.
  
  Вот глупая - сама загнала себя в эту ловушку. Я невольно закусила губу, но затем быстро заставила себя собраться и продолжить допрос.
  
  -- Почему выбор пал на ту, что вас ненавидит?
  
  Этот вопрос не давал мне спокойно существовать все мою жизнь, и пора было выяснить, что за ним крылось.
  
  -- Я не знаю. - Он чуть качнул головой, приникая губами к моему виску.
  
  Мне потребовались все мои силы, чтобы проигнорировать этот его жест нежности и продолжить тем же спокойным и ровным голосом.
  
  -- Ты не можешь не знать. - Я отодвинулась в сторону, чтобы видеть его лицо. Мириться с таким ответом я не собиралась. -- Это ваша история. И ты лучше других должен знать, как выбирается будущая невеста, за какие качества. И я вижу, что ты знаешь, но по какой-то причине не хочешь мне говорить.
  
  Он действительно знал. Глаза не могут врать.
  
  -- Говори! - почти приказала я. - Говори или убирайся.
  
  Он не мог уйти. Не сейчас, когда я позволила ему прикоснуться к себе, находиться так близко. Он слишком хотел меня, чтобы отказываться от этой возможности побыть рядом. И все же в его глазах колыхалось сомнение и борьба. Что-то не давало ему говорить, удерживало от честного ответа. А значит этот ответ важен, и я должна его получить.
  
  -- Ты обещал быть со мной честен. Помнишь?
  
  Кир сдался.
  
  -- Да, обещал. И ты права, я знаю ответ.
  
  -- Так в чем дело? Почему я его еще не слышу?
  
  Кир хмыкнул, но на его привычную язвительно самоуверенную усмешку, эта, совсем не походила.
  
  -- У тебя талант задавать трудные вопросы.
  
  -- И у меня плохо с терпением, -- я начала искать глазами друзей.
  
  Кир тут же все понял и склонившись к самому уху, произнес:
  
  -- В тебе течет кровь одного из трех племен, уничтоженных и почти стертых с лица земли моим народом в глубокой древности.
  
  -- Что за народы?
  
  -- Псилы, марси и офиогены.
  
  -- Никогда не слышала.
  
  -- Еще бы. О них остались лишь редкие упоминания в сказочных бестиариях. Их давно уже считают выдуманными. Расслабься, -- он нежно провел ладонью по моему плечу. - Ты так напряжена, что начинаешь наступать мне на ноги.
  
  Я знала, что это не так. Даже если б я спала и мое тело двигалось бы по инерции, я бы не танцевала как медведь. Пластика и грация были у меня в крови. И все же я нахмурилась, понимая, что он пытается отвлечь меня от нашего разговора. А значит, это еще не вся правда.
  
  -- И чем же они так вам не угодили? - с трудом сдерживаясь, чтобы в очередной раз не высказаться по поводу их мерзкой натуры, а еще, чтобы и в самом деле не наступить ему на ногу, но намеренно, спросила я.
  
  Кир устало вздохнул. Я видела, он не хочет это обсуждать, но вариантов у него нет: только уйти прочь. Но он ведь не из тех, кто сдается. И ему не сбить меня с толку.
  
  -- Считается, все они были созданы чтобы присматривать за первыми оборотнями земли --змеями, держать их в рамках. Истории об этом есть во всех бестиариях. Только там мы не то что бы змееоборотни, они скорее демоны-суккубы.
  
  Кто бы сомневался -- красивые, но опасные. Настоящие машины для убийства. Я читала о суккубах. Все они алчны и кровожадны. Женские особи овладевала мужчинами против их воли, чтобы родить очередное чудовище, большинство из которых жаждут теперь иметь в своих рядах и меня. Что и говорить - настоящее семейство фурий, спокойно дожившее до нашего времени. Черт бы побрал породившую их всех гадину.
  
  -- Продолжай, -- меня слегка начинало потрясывать и даже прикосновения рук Кирилла не вызывали должного эффекта, что всегда возникал при контакте с ним. Похоже, злость и ярость были куда сильнее змеиной магии.
  
  -- Это скучная история, давай лучше поговорим о нас, -- предпринял он попытку уйти от темы.
  
  -- Напротив, все безумно интересно. Так каким ты говоришь образом они должны были держать вас в узде?
  
  Кир усмехнулся, давая понять, что я совершенно верно поняла его слова. Но затем лицо его вновь стало серьезным. И ответить тоже пришлось:
  
  -- Псилы были неуязвимы для ядовитых змей и ядовиты для самих змей. Их кровь была для нас ядом. Марсии - являлись заклинателями змей и им так же были не страшны наши укусы. А офиогены лечили от таких укусов наложением рук. Заклятия их были мощнее действия самых лечебных трав. Они легко высасывали яд из ран только что укушенных, прекращали воспаления и боль, и это никак не отражалось на их здоровье.
  
  -- Стало быть, они не были с вами в родстве?
  
  -- Нет. Но у всего в природе должен быть противовес, естественные враги. Они были нашим. Праотцам не нравилось, что рядом живут те, в чьих телах есть яд, смертельный для змей, усыпляющий нас одним лишь своим запахом. Даже те, кто родился от связи кого-то из такого племени с обычным человеком, частично получал свойства народа. Их кровь была опасна сама по себе, без каких-либо магических слов.
  
  -- Вы не могли на них влиять, -- догадалась я. Принуждение просто не могло сработать на тех людях -- это-то и пугало его предков больше всего. В войне за господство и власть, разразись такая, змееоборотням нечем было противостоять против подобного. В таком тандеме они были добычей, а вовсе не хищниками.
  
  -- Они просто обезопасили себя, -- не слишком уверенно, произнес Кир.
  
  -- Обезопасили? Уничтожив целых три народа?
  
  -- Тогда были другие, более тяжелые времена.
  
  -- Они всегда такие. Но считать себя лучше кого-то... Да кто вы такие, чтобы выбирать, кому жить, а кому нет?
  
  Я вновь начала заводиться. Кириллу нечего было мне сказать - одно неверное слово могло еще сильнее рассердить меня - и он выбрал молчание, как меньшее из зол. Я даже не пыталась придать своему лицу мягкость или сделать вид, что понимаю поступки тех, кто отдавал тот приказ. Они решили судьбы множества людей, обрекли их на смерть и этому не может быть прощения. Это даже хуже войны. За меня они тоже все решили. Сделали выбор, и я должна стать женой змеиного принца, в благодарность за уничтожение моего рода, поспособствовав продлению их собственного. Что ж, теперь хотя бы ясна ирония происходящего - быть вечно зависимыми от тех, кого уничтожили.
  
  -- Прошу, не смотри на меня так, -- умоляюще начал Кир. - Все это было давно. Очень давно.
  
  -- Только не говори, что к нам это не имеет никакого отношения, -- перебила я его. - Имеет. Самое прямое. Поэтому-то ты и не хотел мне ничего рассказывать. Вы до сих пор используете в своих целях тех немногих, что остались. Вот в чем вся соль. Но я не собираюсь вам помогать. Если бы дело касалось лишь тебя - это одно, но так... Нет!
  
  Я выскользнула из его рук ловко, как ящерица. Только мои волосы проскользили сквозь пальцы Кирилла. И развернувшись, решительно пошла прочь. Кусочки мозаики, что уже давно была разбросана по моей голове, начинали складываться в вполне понятную картину. Очень жуткую картину, в центре которой была я.
  
  -- Это был их выбор, не мой, -- донеслось в след.
  
  Именно. Всегда есть выбор и мой именно таков: я не стану вашей. Ни в этой жизни, ни в какой другой.
  
  ***
  
  Этой ночью мне так и не удалось уснуть, несмотря на то, что из клуба мы вернулись в начале второго. Федор забросил домой сначала Самару, а затем уже меня. Пожелал спокойной ночи, после чего отбыл и сам. Никто из них даже не заметил моего столкновения с Кириллом и тот танец, что пришлось заплатить за спокойный остаток вечера. Конечно же, полностью клуб мой навязчивый ухажер не покинул, я то и дело ощущала на себе его взгляд, но отыскать, как не пыталась, не смогла. Выходит, он почти сдержал свое обещание не мешать нашему отдыху.
  
  Прокручивая в голове самые разные наши разговоры, я уже очень скоро осознала, что мы находимся в тупике и именно поэтому его люди предприняли ту попытку соединить нас силой. Выходит, они опасались провала, боялись моего исчезновения. Это наталкивало на некоторые мысли, а еще, подразумевало, что подобное наверняка повториться и может даже в ближайшее время. Теперь мне угрожала еще большая опасность чем раньше, ведь каждая наша встреча с Киром могла закончится попыткой нас соединить, а его приказов этот самый "свадебный" круг не слушался.
  
  Когда совсем рассвело, я быстро приняла душ, одела джинсы и майку с хипстерским рисунком, после чего заплела волосы в косу и нанесла макияж. Несмотря на бессонную ночь, выглядела я совсем не плохо, что не могло не радовать. Когда Федор приехал за мной чтобы отвезти на работу, я уже пол часа как маялась от безделья, бесцельно слоняясь по дому и крутя в голове одну и ту же мысль. Решение я уже приняла и теперь оставалось лишь все как следует продумать.
  
  Запрыгнув в машину, я чмокнула друга в щеку. Он что-то вяло пробубнил и сонно зевнул.
  
  -- Не могу поверить, что ты не выспался.
  
  -- Я тоже. И виновата, кстати, твоя подруга. Это она продержала меня у телефона почти до четырех утра.
  
  -- Ого! Если бы могла, точно бы присвистнула. Собираешься продолжить свое занятие после того, как меня отвезешь? - я имела в виду сон.
  
  -- Угу.
  
  -- Тогда у меня предложение. Я сегодня ненадолго - только оставлю заявление на отпуск и сразу поедем назад, так что можешь остаться у нас и спокойно выспаться. А Самару я попрошу, чтобы приехала после работы. Я ведь, вроде обещала вам свидание.
  
  -- Ты решила взять отпуск? - немного удивился Федор и даже отвлекся от дороги, чтобы посмотреть на меня.
  
  -- Кое-что произошло, -- расплывчато произнесла я. - Не могу пока рассказать, но теперь мне небезопасно находиться вне дома. Не волнуйся, у меня есть план и очень скоро я вас в него посвящу.
  
  -- Уже начинать бояться? Потому что все твои планы уж как-то плохо влияют на мое личное время.
  
  -- У тебя его все равно слишком много, а полезный общественный труд еще никому не вредил, -- пошутила я.
  
  -- Вы двое меня просто изводите, -- пожаловался друг и я снова чмокнула его в щеку, выпрыгивая из машины. Мы как раз добрались до магазина.
  
  -- Жди. Я скоро.
  
  Как и ожидалось, Самару я так же обнаружила весьма помятой и сонной, а значит Федя не врал о их долгой ночной беседе. Я радостно заключила подругу в объятья и крепко сжав, произнесла:
  
  -- Мне даже жаль тебя сегодня.
  
  -- Это еще почему? - Мара нахмурилась, почувствовав неладное.
  
  Я помахала перед ней своим заявлением.
  
  -- В отпуск? - удивленно протянула та. - Но... Когда ты решила?
  
  -- Вчера. Мне нужное кое с чем разобраться, о многом подумать. Да, помимо этой неважной новости есть еще и хорошая - вечером жду тебя у себя.
  
  -- Это еще зачем?
  
  -- Свечи, шампанское, фрукты... -- Она все еще не понимала. - Обещанное свидание. Федор уже в курсе.
  
  -- О! - чуть смутилась подруга. - Боюсь, сейчас он готов меня убить.
  
  -- Уверяю, вечером он о том и не вспомнит. В общем, мы готовиться, а тебе удачного дня, -- и снова обняв девушку, я быстро покинула магазин, оставив свое заявление на стойке.
  
  Самара передаст его мужу владелицы, как только тот доставит сегодня новую порцию цветов. Возможно хозяйка даже поворчит по этому поводу, но я знаю, что все равно подпишет. Когда мы пришли к ней работать, условие "отпуск по первому запросу" был главным пунктом, и она дала на него согласие.
  
  Пока все шло очень даже неплохо, но ведь еще не вечер. А он мне предстоял весьма непростой. Надеюсь, мое сообщение о намеченной вскоре свадьбе они воспримут как задумано. Роль жениха Федору предстоит разыграть до конца и очень надеюсь, что он не пойдет на попятную. В общем, все решится этим же вечером.
  
  Глава 15. Свадьба.
  
  Когда змея не справляется с врагом, она жалит себя.
  (Ассирийская пословица)
  
  День икс - так я называла дату собственной свадьбы -- наступил как-то уж совсем быстро даже для меня. Погода выдалась жаркой и уже с утра воздух раскалился так, что стало трудно дышать. Очередной милый денек для желающих пожениться.
  
  Мой свадебный картеж медленно подъехал к Загсу. Он был небольшим и состоял всего из трех автомобилей - машины жениха, невесты и длинного белого лимузина, в котором молодым полагалось ехать вместе после регистрации.
  
  У дворца бракосочетания было много гостей. От того места где остановились машины и до самого зала тянулась мягкая ковровая дорожка алого цвета. Традиция была взята из иностранных фильмов и довольно быстро прижилась в нашем городке. По краю дорожки рассыпаны лепестки роз, а у входных дверей стояли несколько больших ваз с цветами.
  
  Первым вышел жених. Сегодня Федор был особенно неотразим: белая рубашка, галстук бабочка, сшитый на заказ темно синий костюм, украшенный маленькой бутоньеркой на уровне кармана. Он поспешил открыть дверь в машину невесты и протянул мне руку, помогая выйти.
  
  Я медленно покинула автомобиль. К разочарованию гостей, моего лица они не увидали -- его скрывала длинная плотная фата с густо набитым рисунком, наброшенная на лицо. Жених предложил руку. Я обхватила его за локоть, и мы медленно пошли по дорожке к Загсу. Гости захлопали, кто-то даже стал выкрикивать поздравления, хотя, как по мне, для этого пока еще было немного рановато. Несколько девочек в длинных розовых платьях шли впереди и бросали перед собой лепестки. Они не были из числа гостей, а предоставлялись новобрачным Загсом.
  
  Едва мы вошли в здание, заиграла музыка. Гости поспешили занять свои места на подготовленных для них стульях. Просторное помещение заливал солнечный свет, свободно струящийся из огромных округлых окон с двух сторон комнаты. Шторы были сшиты из золотистого шифона, подобранного в цвет стен и плитки на полу. Многочисленные лепнины покрывали входную дверь и декоративные арки, в которых размещались счастливые ангелочки из гипса. Многочисленные вазы с искусственными цветами оживляли пространство и радовали глаз яркими красками.
  
  Как только все оказалось готово к торжественной части, женщина регистратор жестом попросила помощника остановить музыку и взяв в руки большую красную папку, собралась начать речь. Гул голосов стремительно начал смолкать и вскоре стало совсем тихо.
  
  -- Уважаемые гости. Дорогие молодожены, -- приятным голосом начала ведущая церемонии. Это была светловолосая женщина лет тридцати пяти, с красивыми чертами лица и короткой стрижкой. - Сегодня мы собрались здесь чтобы соединить вместе два любящих сердца. Но перед тем, как сделать это, я должна спросить - является ли желание вступить в брак искренним, свободным и хорошо обдуманным. Прошу ответить вас - жених.
  
  -- Да! - уверенно произнес Федор.
  
  -- Прошу ответить вас - невеста.
  
  Прежде чем я успела открыть рот и что-либо ответить, откуда-то сзади донеслось:
  
  -- Не делай этого. Прошу тебя!
  
  Лица гостей удивленно повернулись в сторону говорившего. Мы с Федором тоже вынуждены были обернуться. У входной двери стоял Кир. Поняв, что все внимание привлечено к нему, он уверенно сделал шаг в нашу сторону.
  
  -- Ты же не любишь его, -- голос был немного тревожным, а лицо и вовсе казалось болезненным. Вряд ли он хорошо спал последнюю неделю. -- И никогда не полюбишь так, как меня.
  
  Гости заохали и зашептались. Я продолжала стоять на месте, даже не шелохнувшись. Только сжатые в кулаки руки выдавали мое недовольство. Федор тоже казался спокойным. Он лишь с усмешкой окинул взглядом этого наглеца и повернувшись к ведущей церемонии, попросил:
  
  -- Продолжайте.
  
  Женщина неловко закашляла, но свои последние слова все же повторила.
  
  -- Прошу ответить вас - невеста.
  
  -- Да, -- тут же прозвучало ей в ответ.
  
  Неожиданно, жених громко вскрикнул и отшатнулся в сторону. В ту же минуту все увидели змею, зло шипящую в паре шагов от него. По тому, как Федор схватился за ногу, стало ясно, что она его уже укусила.
  
  В зале началась паника. Гости вскочили с кресел и теперь пятились в сторону выхода, стараясь оказаться как можно дальше от этой твари. И только мой отец не последовал примеру остальных. Он подбежал к Кириллу и занес руку для удара.
  
  -- Ах ты паршивец. Да как ты посмел, -- закричал он со злостью.
  
  Нанести удар папа не сумел. Рука вдруг перестала его слушаться и внезапно онемела, так что он не мог и пальцем пошевелить, так и застыв в этой странной позе, как если бы принимал участие в детской игре "море волнуется раз". То же самое я однажды уже видела, только тогда так застыла моя мама.
  
  Кинув последний, полный боли и горечи взгляд в мою сторону, Кир поспешил покинуть зал регистрации. То, ради чего он приходил, было сделано. Он попросил меня все прекратить, но, когда я не послушала, привел в действие свою угрозу. Теперь, он уходил не спеша, безнадежно опустив плечи и тяжело волоча ноги, а мерзкая змеюка, словно пес на поводке, ползла за ним следом, даже не реагируя на толкающихся по сторонам людей.
  
  Зал гудел словно улей. Несколько человек кинулись к жениху, предлагая свою помощь. Кто-то стал звонить в скорую. Незнакомый паренек в ярко красной бабочке поверх белой рубашки, швырнул в змею стулом, но она ловко увернулась и поползла дальше, словно ничего и не случилось.
  
  Я шагнула ближе к жениху и присела рядом. Мой отец стал приходить в себя, понемногу размял руку и как только она снова стала ему подчиняться, тоже присоединился к нам.
  
  -- Расступитесь-ка, ребятки, -- требовательно попросил он.
  
  Ему дали подойти ближе. Лицо Федора позеленело. Папа достал из кармана футляр, раскрыл его и внимательно изучил содержимое. Затем извлек один из шприцов с мутной жидкостью.
  
  -- Прошу без паники, -- предупредил он. - Это противоядие. Пожалуйста, никого не расходитесь - через пару минут мы продолжим.
  
  -- Вы уверены? - испуганно спросила регистраторша. - Парню срочно нужно в больницу.
  
  -- Нет, правда, все в порядке, -- отозвался отец. - Мы к этому были готовы. Прошу вас закончите церемонию. Скорая уже едет.
  
  -- Ну... хорошо, -- неуверенно ответила женщина. Сомневаюсь, что хоть раз прежде ей доводилось видеть подобное на других церемониях. Наша оказалась во всем исключительной.
  
  -- Ребята, помогите-ка мне, -- теперь уже отец обращался к гостям.
  
  Несколько рослых парней, очень похожих на Федора по комплекции и скорее всего являющиеся его друзьями, подхватили товарища под руки и повели в соседнюю комнату. Я поспешила следом, не желая оставлять жениха без присмотра.
  
  Как только мы оказались в свободной от гостей комнате, отец усадил Федора на стул и закатал штанину. На месте укуса были хорошо видны две точки прокола и небольшой синеватый отек с множественными мелкими кровоизлияниями вокруг них. Кровь в ранках уже запеклась, предотвращая кровотечение.
  
  Отец стал энергично высасывать из ранки яд, сплевывая кровянистую жидкость прямо на пол. Ребята лишь напряженно переминались с ноги на ногу, стоя у него над головой. Все были в напряжении, особенно если учесть, что отсасывание длилось около 15 минут. Впрочем, кто-то все же сообразил отыскать аптечку и дал Федору понюхать нашатыря.
  
  -- Стало быть мы к этому были готовы? -- недовольно пробурчал Федор, покосившись сначала на меня, а затем и на моего родителя.
  
  -- Вроде того, -- сухо парировал тот и продолжил свою спасительную операцию.
  
  Как только яд был изъят, папа быстро сделал укол в ногу жениха.
  
  -- Несколько минут будет не очень комфортно, -- предупредил он, перехватив встревоженный взгляд Федора. - Придется потерпеть. Парни, принесите воды. И побольше.
  
  -- Я его убью, -- злобно прорычал Федор, словно и не слышал этих слов. - Пусть только попадется мне на глаза. Удушу, собственными руками.
  
  Со стороны друзей послышались слова поддержки. Желающих поквитаться оказалось не мало.
  
  -- Что это вообще был за тип? - вопрошали парни. - Чего он хотел?
  
  -- А эта гадина? Вы видели, как она за ним следовала? Будто ручная.
  
  Федор молчал. Лишь его желваки двигались по лицу, лоб прорезали морщины, а брови осели на глаза, превратив всегда улыбчивого и добродушного парня в угрюмого и злого.
  
  -- Ну как, можем вернуться? - осторожно полюбопытствовал отец, созерцая слегка побледневшего Федора. - Или все же лучше в больницу. Сыворотка не сможет мгновенно нейтрализовать змеиный яд. Ее компоненты действуют в течение нескольких часов.
  
  -- Нет, все нормально, -- успокоил его Федя. - Мне уже легче. Сейчас закончим, а потом как раз и скорая подоспеет. Пять минут все равно погоды не сделают.
  
  -- Хорошо. Пойду пока успокою гостей.
  
  Отец вышел, оставив нас с Федором и друзьями одних. Я нежно коснулась его плеча рукой. Он поднял голову и натянуто улыбнулся.
  
  -- Не боись, красавица - каким-то червяком меня не запугаешь.
  
  Он осторожно встал со стула, пошатнулся, словно от головокружения, но смог устоять на ногах. Шумно выдохнул. Затем подхватил меня под руку и повел назад в парадную залу.
  
  Едва мы появились, гости стали возвращаться на свои места, хотя все еще опасливо озирались по сторонам и громко перешептывались. На то чтобы утихомирить их потребовалось минут пять. Регистраторша придирчиво посмотрела на жениха и, видимо решив, что он и в самом деле в порядке, встала на свое место и взяла в руки микрофон. А еще через минуту церемония продолжилась.
  
  Нас попросили расписаться в актах, потом обменяться кольцами и, наконец, регистраторша облегченно произнесла:
  
  -- Поздравляю! Можете поцеловать невесту.
  
  Я повернулась лицом к жениху, и Федор аккуратно откинул длинную фату назад, открыв наконец прятавшееся за ней бледное и испуганное лицо. На месте невесты стояла совсем другая девушка, которую Кир не мог ожидать там увидеть, если б остался до конца.
  
  Молодые поцеловались...
  
  А я отложила планшет в сторону и откинув голову назад, закрыла глаза. Размерное покачивание и стук колес поезда слегка расслабляли, успокаивая бушующие во мне эмоции.
  
  -- Змеиное отродье! - гневно прошипела сквозь зубы. - Как же я их ненавижу.
  
  Намерения в отношении меня змее-гадами были продемонстрированы четко - они сделают все, чтобы объединить меня с Киром и превратить в еще одну мерзкую тварь. Я этого не хочу. А значит вариант для действий один - бежать, и еще, искать способ избавиться от их навязчивого, опасного внимания. И то, и другое я сейчас и проделывала. Федор и Мара сыграли свои роли превосходно.
  
  Мой план сработал. На месте невесты была совсем не я, а Самара. Я лишь наблюдала за всем в режиме онлайн по своему планшету, куда видеозаписи со свадьбы присылал мне специально нанятый для этой цели оператор. В век развитых цифровых технологий это совсем не сложно сделать. И пусть я видела все не совсем в ту же минуту, а с легкой задержкой, меня это вполне устраивало. Я хотела знать, как пройдет свадьба моих друзей, хотела бы и присутствовать на ней лично, но возможности такой не было. А больше всего, я хотела знать, что все прошло хорошо и ничего страшного не случилось.
  
  Мои ожидания не оправдались. Кир поспешил, даже не дождавшись, когда я, то бишь Самара, поднимет фату. Но сейчас то он наверняка уже в курсе подмены - рвет и мечет, поняв, что его провели. И еще больше потому, что я бесследно исчезла и никто не знает, куда. Так ему и надо. Это было испытание, которое он не выдержал. Он дал мне еще один повод для ненависти. Он сам же все и испортил.
  
  Мне было немного стыдно перед друзьями, что подвергла их такой опасности. Они и подумать не могли, что на свадьбе может произойти что-то подобное. Да, они были в курсе, что Кирилл обязательно заявится, но что он будет с ручной змеей... Когда вернусь, если конечно вернусь, они мне это припомнят.
  
  Поезд слегка сбавил скорость. Видимо мы приближались к очередному населенному пункту, где у него есть остановка. В купе я была совсем одна, так как по моей просьбе друзья выкупили его полностью. Это давало возможность как следует все обдумать и отдохнуть. Я устремила взгляд в мелькающий за окном пейзаж, воскрешая в памяти события сегодняшнего утра.
  
  Проснувшись, я приняла прохладный душ с кондиционером для тела, что привезла Самара. Переоделась в ее вещи, чтобы сбить своих ищеек со следа. Волосы собрала в хвост и спрятала под фуражку. Плотно перекусила и стала собирать сумку. Чтобы меня ничто не задерживало в пути, я взяла с собой лишь самое необходимое: деньги, документы, несколько маминых тетрадей с важными записями, туалетные принадлежности и один комплект сменной одежды. И еще совершенно новый сотовый телефон, с новой симкой, купленный по моей просьбе товарищем Федора. Через него в дальнейшем я планировала держать связь с домом. Все остальное я могла купить в любом городе во время своих остановок.
  
  По звукам с первого этажа я поняла, что начали съезжаться гости. Я в последний раз проинспектировала Самару что ей нужно делать. Передала отцу ампулы с противоядием. На случай непредвиденных событий -- я заказала в специализированной клинике целый набор от укусов самых разнообразных ядовитых змей и на каждое лекарство наклеила картинку с мордой змеи, чтобы папе проще было в них разобраться. Затем взяла сумку и отправилась вниз. В наш гараж имелось два входа: один с улицы, второй прямо из дома. Никто даже не заметил, как я оказалась у машины отца. Через несколько минут в гараже появился папа.
  
  -- Готова? - немного взволнованно спросил он.
  
  Я кивнула. Отец открыл багажник внедорожника. Чтобы покинуть дом незамеченной мне предстояло ехать не совсем в комфортных условиях, но других вариантов мы не нашли. Если дом под присмотром, за всеми, кто в него попадает и из него выходит будут следить с особым рвением.
  
  Я влезла в багажник. Он был довольно просторным, так что теснота мне не грозила. Отец укрыл меня одеялом. Багажник захлопнулся. А через несколько минут машина тронулась.
  
  Я сидела тихо, почти не дыша. Мы договорились, что отец доставит меня в супермаркет, где на подземной парковке я пересяду в такси, что вызвал для меня кто-то из его сослуживцев. Сама я старалась нигде не светиться, чтобы Кир с его дружками не смогли заподозрить неладного. После этого, отец должен был пойти в магазин, купить для видимости ящик спиртного и вернуться назад домой.
  
  Для церемонии регистрации мы выбрали самое позднее время из возможного. Я надеялась, что мне вполне хватит его, чтобы покинуть наш городок и затеряться в соседнем с ним областном центре. Ну а дальше, мой путь лежал в горы. Туда, где как я полагала, обитает мудрец и знаток всего, что касается змей -- Великий Полоз. Сказки-сказками, но судя по записям мамы, он так же был вполне реальным, как и оборотни меня преследующие. Он был чем-то вроде хранителя тайных знаний, доступ к которым мне был ох как необходим.
  
  Что касается свадьбы, то здесь все сложилось как нельзя лучше и мне удалось уговорить расписаться Самару и Федора. Хотя разговор с ними вышел весьма непростым.
  
  -- Мне нужно уехать, -- выпалила я, стоя перед слегка опешившими от моих слов друзьями.
  
  Как и обещала, я устроила им их первое свидание, хотя и совсем не в тот день, в какой обещала. Впрочем, это их ничуть не расстроило, тем более что погода накануне была ужасной, да и у Федора возникли проблемы с дверью. И все же, свидание состоялось. Вот только на его счет у меня имелись собственные планы - нужно было серьезно переговорить с ребятами. И вот, они сидели в моей комнате с плотно зашторенными шторами, в окружении лепестков из роз и нескольких крупных свечей. На столе стояли фужеры с почти уже выпитым шампанским и ваза с фруктами. Времени для того чтобы пообщаться я дала им предостаточно, оставив наедине на целых полтора часа. Я хотела дать больше, но терпения не хватило.
  
  -- И уехать нужно так, чтобы этого кое-кто не заметил, -- добавила я, дав им немного времени переварить услышанное. - Вы оба в курсе, что за мной следят, потому что Кир всегда в курсе, где я и куда собираюсь. Поэтому без вашей помощи мне не улизнуть.
  
  -- Что ты придумала на этот раз? - первым спросил мой друг. - Кстати, -- он потер место укола, - я еще не забыл недавний вечер и его последствия. Так что это ты нам должна, а не наоборот.
  
  Он нежно обнимал Самару, удобно устроившуюся у него на коленях.
  
  -- Это я и хочу сделать - вернуть вам долг. Я оплачу целиком все расходы по вашей свадьбе, -- выпалила я спешно, понимая, что-либо так, либо вообще не смогу этого произнести. И сразу замолкла, закусив губу. Не знала, как они отреагируют и немного, вру - очень и очень много, нервничала.
  
  Федор и Самара едва не лишились дара речи. Они недоуменно переглядывались, открывая и закрывая рты, словно рыба, которой нечем дышать. А потом чуть ли не хором протянули:
  
  -- Чего?
  
  -- Стоп-стоп-стоп, -- затараторила Мара, замахав руками и поднявшись на ноги. - С чего ты взяла, что у нас будет свадьба? И что мы ее хотим? У нас сегодня еще только первое свидание, да и то, какое-то подпольное. Не находишь, что о свадьбе рановато пока говорить?
  
  -- Ну, я-то в общем не против, -- невзначай заметил Федор и тут же получил от Самары подзатыльник.
  
  -- Да вы что, сговорились? - Глаза подруги еще больше увеличились в размере.
  
  -- Нет, -- ответила я за нас двоих и замотала я головой. Потом обняла подругу за плечи и негромко добавила: -- Считай, что это мое предчувствие. Вы так классно смотритесь вместе, что я решила....
  
  -- Поспешила ты, а не решила, -- проворчала она в ответ, хмурясь еще сильнее. - Надо же было такое придумать. Ты что, думаешь, я на столько несерьезная, что готова выскочить за первого встречного?
  
  -- Я так не думаю..., -- начала было я, но Мара не слушала, продолжая возмущаться.
  
  -- К твоему сведению, свадьбе предшествует признание в любви и предложение руки и сердца.
  
  -- Эй, а вот тут я могу обидеться, -- вклинился Федор. - Разве я не сказал тебе о своих чувствах?
  
  Мара отмахнулась от него как от навязчивой мошки.
  
  -- Я не о том. Я хочу, чтобы все было по-честному, по-настоящему. Чтобы парень сам сделал мне предложение, когда решит, что готов к семейной жизни. А не вот так, впопыхах, ляпнув "Да я не против".
  
  -- Но я ведь тебе тоже нравлюсь, -- неожиданно встал на мою сторону Федя. Он даже попытался обнять подругу, но она раздраженно сбросила его руки со своих плеч. - И мы уже две недели не спим по ночам, болтая друг с другом по скайпу или телефону...
  
  -- Ты ей сказал? - протянула возмущенно Мара.
  
  -- Нет! Я этого не знала, -- поспешила я ее успокоить, вспоминая какой вялой она была в последние дни. Вот оказывается в чем причина. Очень кстати. - Так у вас все в самом деле серьезно?
  
  Я посмотрела на подругу, но та только обиженно надула губы. Я перевела взгляд на Федю.
  
  -- Аха. Самарочка мне нравится. Очень...
  
  -- И ты ей тоже, судя по тому, что даже я оказалась не в курсе ваших амурных дел, -- спокойно заметила я. - Обычно она трещит о своих ухажерах сутками, а тут, ни писка. А это верный признак, что чувства искренни.
  
  -- Да, но свадьба, -- девушка все еще не могла переварить сказанное. - Люди годами встречаются, притираются и лишь когда они уверены в себе на сто процентов, задумываются о совместной жизни.
  
  -- Ну..., -- я задумчиво закатила глаза, -- я хотела вам предложить сыграть фиктивную свадьбу, с нанятым ведущим и актерами, а теперь думаю, зачем выбрасывать столько денег на ветер, если вы все равно через пару месяцев придете к тому же решению. Я лишь немного ускоряю события.
  
  -- Нет, я так не могу, - твердо заявила Мара. - И вообще я не понимаю к чему весь этот фарс? Такое ощущение, что вы с Киром совсем с катушек послетали со своими выдумками. Мне даже уже не кажется, что вы такая уж несочетаемая пара.
  
  -- Ты просто ничего не знаешь.
  
  -- Да ну? - Мара вопросительно уставилась на меня. - Ну так просвети? Чего такого еще мы о вас не знаем?
  
  -- Поверь, если б это было безопасно, я бы с радостью все поведала. Но если расскажу, вам будет грозить опасность, а я не хочу, чтобы близкие мне люди страдали.
  
  -- Все это звучит как-то натянуто, -- заметила подруга. - Ты нас словно за идиотов держишь. И я не собираюсь играть собственной жизнью ради непонятно чего. Мой ответ НЕТ!
  
  -- Мара, -- я готова была взмолиться.
  
  -- НЕТ и точка!
  
  -- А может рискнем? Я всегда мечтал о такой жене, как ты, -- подал голос Федя.
  
  Я так надеялась, что от его слов подруга окончательно оттает. Я сразу поняла, что ребята понравились друг другу еще при первой встрече. К тому же, от Феди много раз прежде слышала что-то вроде того, что пора бы и жениться, да никого на примете. Он поговаривал шутя, но я сразу поняла, что мысль эта вполне даже глубоко и крепко сидит в его голове. И вот, пришло время ею воспользоваться.
  
  Увы, Мара продолжала упрямиться. Пришлось повторно напомнить о своем предложении. Как любая девушка, Самара обожала что-нибудь покупать. Шопинг был ее слабостью. А халявный - почти болезнью. Она умудрялась раскрутить на покупку любого, даже самого скупого ухажера. Я очень надеялась, что она не сможет отказаться от полностью оплаченной свадьбы и возможности одеть шикарное платье.
  
  -- Полностью оплаченная свадьба, платье, банкет, -- осторожно стала перечислять я, стараясь разжечь в ней азарт. - Любое платье, какое захочешь. Самый лучший ведущий города и любой ресторан.
  
  Мы с отцом вполне могли позволить себе такие расходы, так как с самого детства на мой счет откладывали все свободные деньги на случай непредвиденных ситуаций, если вдруг резко понадобиться сорваться с места и уехать в другой город или даже страну. Тратили мы мало, так что денег накопилось порядочно и их хватило бы не на одну свадьбу.
  
  Самара сложила руки на груди, все еще делала вид, что дуется. Федор подошел к ней и нежно обняв за плечи, что-то шепнул на ухо. Я вся сжалась, понимая, что лишь от ее решения зависит моя дальнейшая судьба. Как только Федор отстранился, ее глаза просияли, и я облегченно выдохнула, поняв, что лед тронулся. Если она пока еще и не готова сказать "да", то до этого момента осталось уже не так далеко. Надеюсь, моя интуиция меня не подводит.
  
  Спустя несколько минут после нашептываний Феди, гримаса обиды спала и Мара с плохо скрываемым любопытством спросила:
  
  -- И что еще за это щедрое предложение мы должны были бы сделать?
  
  -- По сути, ничего такого, что вы не делали ранее. Вам нужно лишь продолжить играть свои роли. Федору - роль моего парня, а тебе - делать вид, что вы не встречаетесь.
  
  -- Не понимаю. А зачем тогда ты нам свадьбу предлагаешь?
  
  -- Да. Зачем? - повторил ее вопрос Федя. - Ты совсем меня запутала, Эва.
  
  -- Мне нужно, чтобы все думали, что замуж выхожу я. В этой суматохе я незаметно уеду из города в день свадьбы, а мое место займешь ты, -- я перевела взгляд на подругу. - Тебя примут за меня и это собьет их со следа.
  
  -- Не слишком ли все запутанно? - засомневалась Мара. - Ты и сейчас можешь переодеться мной и уйти из дома, а потом уехать куда тебе хочется. К чему все эти сложности со свадьбой?
  
  -- Как вам объяснить, -- я принялась нервно мять руку, понимая, что придется поведать самую безобидную часть своей сложной истории, иначе друзья ни за что не согласятся помогать дальше. - Я вам еще не говорила, но люди, что за мной следят, это не только одна из наших подруг, но еще и куча родственников Кирилла. Кто-то из них всегда рядом. Поэтому, когда мы познакомились, он уже знал, где я живу, где работаю, куда хожу. Накануне нашей встречи, меня похитили, но я смогла сбежать. И те цветы, что купил и подарил мне присланный им парень, вроде как были извинением за случившееся. Вот поэтому я так сразу воспылала к нему неприязнью и отказывалась общаться.
  
  Мара хотела что-то спросить, но я жестом руки остановила ее, решив дорассказать начатое:
  
  -- Но и это еще не все. Его родственники обладают одним редким даром, -- я врала на ходу, придумывая более или менее правдивую историю, основанную на реальных событиях. - Они находят меня везде, где бы я ни была. Вроде как по аромату моей кожи.
  
  Конечно, я не была уверена полностью, что именно так они меня и находят. Но данное предположение было единственным, к которому я смогла прийти. Как-то же это происходило. Жаль, что не спросила про это у Кирилла, когда была возможность. Но друзьям об этом знать пока не стоило.
  
  - Поэтому мы столько лет подряд и переезжали из города в город, прежде чем осели тут. Отец может все подтвердить.
  
  -- Они что, собаки? - с сомненьем переспросил Федор, недоверчиво прищурившись.
  
  -- Если бы, -- фыркнула я немного расстроенно. Я бы была даже рада, будь они обычными оборотнями волками или собаками, а не змеями. Только вариантов для выбора мне никто не дал. - Просто их обоняние каким-то образом настроено на меня. И поэтому, где бы мы ни были, они всегда нас находили. Они помешаны на мысли, что их сын и я должны стать мужем и женой.
  
  -- Так, я что-то не понял, -- встряхнулся вдруг Федор. - Так ты что, получается знакома с этим Кириллом уже давно?
  
  -- С ним недавно. А с его семьей..., -- я снова вздохнула. - С рождения.
  
  Я не знала, верили они мне или считали спятившей. Вроде бы, лица вполне адекватные, хотя и немного растерянные. Самара даже нервно крутила кольцо на пальце, как делала всегда, когда о чем-то усиленно думала.
  
  -- Я не вру, правда. Если не верите, можете спросить у моего отца и он подтвердит, почему мы так часто кочевали. Сейчас, когда наш возраст позволяет сочетаться браком, преследования перешли на новый уровень. Сначала похищение, на днях - угроза. Я их боюсь. Больше, чем вы даже можете себе представить. Они что-то делают со мной, что я начинаю сходить с ума в присутствии Кирилла. И он отлично о том знает, поэтому и ищет возможность остаться наедине подольше. Они... они очень опасны. Я даже не могу рассказать всего, что знаю, иначе вы можете пострадать. Просто поверьте на слово.
  
  -- Почему ты?
  
  Я даже усмехнулась этому вопросу Мары. Сама столько раз себе его задавала, а узнала правду лишь недавно.
  
  -- Из-за моих далеких предков. Они вроде как тоже обладали рядом способностей и теперь я нужна семье Кира для того, чтобы усилить свои. Все очень сложно.
  
  -- Они занимаются колдовством? - понизив голос, предположила Мара.
  
  -- Я не могу сказать, -- закачала головой я. - Пока еще не могу. Сейчас, чтобы выиграть немного времени, мне нужно сбить их со следа и уехать, чтобы выяснить, как избавиться от нашей связи. Как освободиться от них. Мне не позволят, если об этом узнают. Сейчас я под еще большим надзором, чем была раньше.
  
  -- Сомневаюсь, что это сработает, -- немного подумав, высказала свою мысль Мара. - Я про твой план: я ведь совсем иначе пахну.
  
  -- О, не волнуйся. Я уже все придумала. Мы купим платье, и я похожу в нем немного, чтобы запах проник в ткань. Накануне заночуешь у меня, оденешь мою пижаму, используешь мои духи и средства для душа. Среди большого количества людей на свадьбе они не смогут определить ты это или я.
  
  -- А как же лицо?
  
  -- Закроешь фатой.
  
  -- Да, но это только до регистрации. Когда нас объявят..., -- она ненадолго запнулась, видимо все еще не веря в то что мы обсуждаем их совместное будущее, -- мужем и женой, мне придется его открыть.
  
  Я кивнула.
  
  -- К этому времени я планирую быть уже далеко. К тому же своим родственникам ты можешь ничего не врать, хотя придумать причину почему тебе придется выезжать в ЗАГС из моего дома, а не из своего, все же придется.
  
  -- О, это-то как раз сущие пустяки, -- чуть расслабившись, бросила подруга. - Если гости прибудут накануне, им всем где-то нужно будет переночевать. Чтобы не толкаться, я могу перебраться к близкой подруге и от нее же и поехать в ЗАГС. Никто ничего даже не заподозрит.
  
  -- Так ты согласна? - я сжалась в ожидании ее ответа.
  
  Мара закусила губу и с каким-то странным выражением лица покосилась на Федора. Все молчали. Самара обдумывала мой план, Федор тоже о чем-то усердно размышлял и только я нетерпеливо ждала окончательно вердикта. Все еще оставалась опасность, что кто-то из двоих передумает. А запасного плана у меня пока не было.
  
  -- Если не хотите настоящую свадьбу, я прошу разыграть ложную, -- прервала я их раздумья.
  
  -- Звучит забавно, -- подытожил Федор. - Свадьба с изюминкой. Гости будут в восторге.
  
  -- Скорее уж с подменой. Эва, ты дашь нам время переговорить.
  
  Все поняв, я кивнула и поспешила покинуть комнату, оставив друзей обсудить услышанное. Все, что могла, я сделала - решение только за ними.
  
  Пока друзья совещались, я нервно мерила шагами первый этаж дома. В голове болтались разные "а что, если", один другого хуже и страшнее. Непредвиденных обстоятельств было столько, что вряд ли кто-то смог бы их всех предсказать. Достаточно Киру узнать о побеге - плану конец. Мне не дадут увидеться с Полозом и попытаться выяснить у него средства для собственного спасения. Так что решение Мары и Федора были далеко не самой главной моей проблемой.
  
  Вскоре они позвали меня на верх и по излишне сдержанным физиономиям обоих, едва войдя в комнату, я сразу поняла, что можно перевести дух - Свадьба состоится. Я до последнего не верила, что друзья согласятся на эту авантюру. Да и история с даром находить меня по запаху, как и все остальное, должна была прозвучать для их ушей, как бред сумасшедшего. Доказать это я никак не могла, как и посвящать в тайну своей семьи других людей. Это могло оказаться опасным для их жизни. Да и кто бы поверил. Хорошо хоть у них не возникло сложных вопросов, ответы на которые я и сама не знала.
  
  Всю следующую неделю после этого разговора шла активная подготовка к свадьбе. Федор и Мара все свое свободное время проводили дома у меня: только здесь они могли ни от кого не скрываться и наслаждаться обществом друг друга. Тем более, что ложную свадьбу они все же отвергли, рискнув сыграть настоящую. Я была за них искренне рада.
  
  Единственный, кто знал весь план целиком - был отец. Получив согласие на свадьбу от друзей, я сразу же обо всем ему рассказала. Он молча выслушал все мои выводы, а также соображения на тему как быть дальше и немного подумав, спросил:
  
  -- А ты уверена, что найдешь этого Полоза? Сама говоришь, что мама лишь один раз упомянула о нем в своем дневнике. Может это лишь ее догадки.
  
  -- Не думаю. Великий Полоз - очень древний змей. Хотя я не совсем уверена, что это его имя, скорее уж должность или профессия. Или может когда-то его и правда так звали. Сейчас уж я ничему не удивлюсь. Главное, что по маминым записям, он обладает большим опытом и мудростью. О нем намного больше легенд, чем обо всех других змеях. К тому же, в мифах он всегда описывается как мудрец и предсказатель будущего. Следовательно, он знает то, что мне нужно - всю историю этого народа и его правителей. Знает, что следует сделать, чтобы меня оставили в покое и выбрали себе другую жертву в невесты. Я даже думаю, что, когда мама уезжала на свои курсы повышения квалификации, она ездила к нему, а потом записала все, что узнала в новую тетрадь. Иначе зачем кому-то было ее похищать.
  
  -- Предположим, ты права и сможешь отыскать этого самого змея. Зачем ему делиться с тобой своими знаниями?
  
  -- Затем, что я невеста змеиного принца и имею право знать, что мне предстоит. И ему совсем не к чему знать, что быть ею я не хочу.
  
  -- Попытаешься его обмануть?
  
  -- Да. У меня нет иного выхода. Пока я не выясню всего, не смогу им противостоять.
  
  -- Он может догадаться. Сама же говоришь, он видит будущее.
  
  -- Знаю. Но попытаться все-таки стоит.
  
  -- А если тебе не удастся его найти.
  
  -- Буду искать пока не найду. У меня есть предположение, как его выманить и, если сработает, расскажу. Спасибо маминым записям.
  
  -- Что ж, надеюсь ты знаешь, что делаешь, -- озабоченно вздохнул отец. - Хотел бы помочь чем-то еще, но...
  
  Я обняла его за плечи.
  
  -- Я люблю тебя. Спасибо, что просто поддерживаешь. Мы им еще покажем Кузькину мать.
  
  Мужчина хрипло усмехнулся в усы и привалив мою голову к плечу, поцеловал в лоб.
  
  -- Буду держать за тебя кулаки, -- пообещал он.
  
  Чтобы все вышло как можно более правдоподобно, мы с Самарой позаботились о том, чтобы о моей свадьбе не знал разве что ленивый. Я сочла, что чем больше внимания она к себе привлечет, тем меньше будет шансов у моих врагов выполнить свои угрозы и никто из близких не пострадает на этом мероприятии. Мне очень хотелось верить, что змеи не рискнут убить человека, особенно в день его свадьбы. Но они были в своем репертуаре - как всегда агрессивны и безжалостны.
  
  Я даже подумывала, что попытка убийства жениха произойдет накануне, а потому уговорила Федора переехать к нам в дом, напомнив о том, как его легко вывели из игры в прошлый раз и, запретила покидать территорию двора по какому-либо поводу. Только здесь парень был в безопасности, так как мы уже давно научились защищаться от непрошенных гостей. Забор уходил в землю почти на метр, внутри него шел ток, так что перемахнуть через него тоже было нельзя. Кроме того, в саду маленькими группами бегали ежики, а уж они то были способны почувствовать змей сразу, если тем все же удастся как-то пробраться внутрь.
  
  За что я любила ежей, так это за их умение противостоять змеям. Они обладают некой особой защитой от сильных ядов, включая мышьяк, синильную кислоту и ряд других опасных препаратов. Природа сама создала того, кому было по силам уничтожить аспидов. Однажды я даже наблюдала, как это происходит. Тогда к нам впервые после долгого затишья заползла змея. Глава моего ежиного семейства схватил ее зубами и тут же спрятался под колючки. Гадина попыталась укусить его, но вместо этого хватала ртом острые иглы. И покуда она так развлекалась, еж медленно перемещался по ее телу, поочередно ломая позвонки змеи, пока она окончательно не была уничтожена и не превратилась в банальный кусок мяса. Поедало ее в тот день почти все ежиное семейство.
  
  Помимо этого, отец установил всюду камеры и датчики слежения за всем, что движется. В общем, дом был почти что неприступной крепостью, по крайней мере для змей. Все что было нужно, мой вынужденный пленник мог заказать через интернет. На всякий случай, все доставки забирал у посыльных отец, так что на этом этапе все обошлось. Я тоже всю неделю не показывала носу из дома, не желая быть похищенной и даже просто столкнуться с Кириллом.
  
  Пока я вспоминала события последних дней, поезд успел сделать остановку, высадил одних пассажиров и забрал других и вскоре снова тронулся в путь.
  
  Глава 16. Дороги сплелись. Урал.
  
  Утопающий и за змею хватается.
  (Татарская поговорка)
  
  Урал. Никогда раньше здесь не бывала. Многочисленные невысокие горные хребты, поросшие кривыми елями, пихтами, лиственницей и березой, с любой точки смотрятся просто завораживающе. Суровый климат превратил природу этих мест в сказочное криволесье, которое изредка чередуется с лугами и полянами. Лес здесь, преимущественно низкорослый и довольно редкий. Вершины гор - лысые. На них деревья не растут, только мхи, лишайники да разная местная ягода: брусника, голубика, горец, кислица.
  
  В Челябинске, где произошла моя очередная остановка, преобладали в основном широколиственные леса с хорошо знакомыми мне деревьями: липой, кленом, ольхой, дубом и березой. Встречались здесь так же осина, вяз, ива, рябина, шиповник и черемуха. Как я прочла в путеводителе этих мест, здешние леса богаты малиной и костяникой. А еще в них растет папоротник. Почему-то я обожала это растение. Одним своим видом оно напоминало о чем-то сказочном и далеком, о девственной природе и нетронутых человеком лесах.
  
  Немного полюбовавшись окрестностями, я пересела на автобус, идущий по трассе на Екатеринбург. Мне предстояло доехать до поворота на Воскресенское, обогнуть Снежинск и далее до поселка Иткуль. Именно в него я и держала свой путь. К месту, которое затеряно среди лесов и рек русского севера. К тому, которое мама зачем-то пометила в своей тетрадке крестиком, будто оно было почему-то важным. А может так она отметила отправную точку своих собственных поисков. Что ж, я тоже начну отсюда.
  
  Чтобы не терять времени зря, я еще в поезде связалась по телефону с гидом и договорилась об индивидуальной экскурсии в горы. Конечно, брать с собой постороннего всегда рискованно, я же хотела найти Великого Полоза, но я так же понимала и то, что одна с этой задачей ни за что не справлюсь. Скалолазка из меня была еще та, да и в незнакомом лесу даже опытный лесничий заблудиться способен.
  
  Пока автобус трясся по неровной дороге, я отыскала в сумке кофту. Лето в горах было гораздо холоднее, чем у нас в Поволжье. И это уже вполне ощущалось.
  
  Накинув ее на себя, внимательно посмотрела на небо. Изучая особенности Урала, я прочла, что здесь очень часто бывает дождливая и облачная погода. И все же зонт с собой не взяла. Впрочем, небо сегодня оставалось ясным и приветливым. Хорошо бы так было и дальше.
  
  Дорога оказалась длинной и утомительной, и я очень обрадовалась, когда среди деревьев стало просматриваться озеро. Его название, которое так же стало и названием поселка, переводилось с башкирского языка, как "мясное", иначе говоря "богатое рыбой". Было видно, что озеро глубокое. Но вода в нем чистая и прозрачная. Из-за многочисленных родников с гор она должна быть еще и очень холодной. Впрочем, купаться я и не планировала. Меня куда больше интересовали его окрестности - небольшие горы, густо поросшие хвойным лесом. Рельеф здесь был достаточно сложным: разные по высоте хребты плавно переходили в долины, а затем снова в горы. Многие склоны казались похожими на широкие террасы, а берег озера с его многочисленными скальными обнажениями прекрасно демонстрировал из чего эти горы состоят.
  
  На мое счастье, автобус остановился, и безумная тряска прекратилась. Я спешно вышла на улицу и глубоко втянула в себя чистый лесной воздух. Совсем рядом к дороге стояла красивая, хотя и странно изогнутая сосна. Справа от нее я заметила пихту и ель. Сразу за ними начинались постройки, плавно утопающие в надвигающемся на них лесе. Удивительно, но здесь я все время обращала внимание на деревья, мысленно определяя их породу. Слишком уж непривычной казалась мне природа данных мест. Нет, вроде бы вся растительность знакомая, но вот ее сочетания... и габариты... Это совсем не тот лес к какому я давно привыкла.
  
  Край озер и бесконечных лесов, край каменных джунглей, скрытых под густой растительностью. Как же здесь великолепно!
  
  Достала из сумки телефон, чтобы набрать своего гида. Он подошел сам, похоже уже поняв, что я его клиентка.
  
  -- Если вы мне, то труба села, -- с легкой грустью изрек он, окидывая меня с ног до головы оценивающим взглядом. Наверняка перебирал в голове варианты того, что может делать в глуши такая молодая и хрупкая девушка. - Я Гриша.
  
  -- Эвелин, -- пожав протянутую руку, тоже представилась я. - Можно просто Эва.
  
  -- Прошу в мою погремушку, - он кивнул в сторону старенького уазика, припорошенного пылью, что стоял метрах в двухстах от нас. - Отвезу вас в гостиницу, а по пути расскажите, куда Вас завтра отвезти.
  
  Я послушно проследовала за мужчиной. Мне он, почему-то, казался похожим на лесника. Темное, хорошо загорелое лицо с щетиной недельной давности, две длинные морщинки на лбу и много мелких в уголках глаз. Волосы скрыты под потрёпанной временем панамой темно зеленого цвета. На ногах высокие ботинки со шнуровкой. Штаны цвета хаки. И майка, на удивление чистого, оливкового цвета. На вид ему было чуть больше сорока.
  
  Мы сели в машину. Едва я захлопнула дверцу, он завел мотор и сразу тронулся в путь.
  
  -- Мне казалось, поселок прямо тут, -- осторожно начала я разговор.
  
  -- И тут, и там, -- мотнул головой в разные стороны Гриша. - Разбросан по этим пригоркам, как семена по полю. Это самая окраина, а центр чуть дальше. - Он сделал небольшую паузу. - Так зачем в наши места?
  
  -- Ищу одно место. Называется "каменный пояс".
  
  -- Что-то исследуете? - без особого интереса, спросил он.
  
  -- Да, -- я кивнула, хотя он головы ко мне не повернул и не мог этого видеть. - Ищу маленькое озеро рядом с этим местом.
  
  -- А-а, -- протянул он с ноткой иронии, -- это значительно облегчает задачу. Чего-чего, а водоемов тут, пруд пруди. -- Мужчина усмехнулся собственной шутке. -- Десяток прямо по соседству. С какого начнем?
  
  -- С того, что менее обитаем, -- предложила я. Вряд ли стоило искать Полоза вблизи мест обитания людей. Змеи довольно осторожны и не станут селиться рядом. А может и наоборот, вполне себе неплохо уживаются с людьми в одном из этих самых поселений. Как тот же Кирилл. Так может лес с озером не так уж мне и нужны? Если подумать, даже этот водитель мог оказаться змее человеком и работать на того же Полоза. Ведь в принципе, ни о ком из них я ничего толком и не знала. А внешность... она как известно обманчива.
  
  Пока я мысленно металась, мужчина усмехнулся.
  
  -- Таких здесь сейчас нет. Люди всегда селятся у воды, и эти озера не исключение.
  
  Его ответ меня расстроил. Я, конечно знала, что найти Великого Полоза будет не так-то просто, но слабо понимала с чего стоит начать. О Царе Земли, как еще называли мудреца, я знала лишь то, что живет он в Уральских горах, на Каменном поясе у озера. Это все, что удалось найти о нем в интернете, маминых тетрадях и книгах. В своем воображении я представляла себе одинокий деревянный домик у озера, а пока выходило, что уединение здесь только снится. Стало быть, предположение о том, что он обитает в поселке совсем отметать тоже не стоит.
  
  Я попыталась решить, стоит ли говорить о том, что именно я ищу или лучше оставить это в тайне. Ответ родился сам собой. В конце концов это могло помочь в поисках.
  
  -- Понимаете, -- начала я негромко. - Для моей диссертации мне нужно изучить среду обитания одного из уральских существ. О нем здесь сложено много легенд и сказок.
  
  Мужчина молча ждал, когда я сообщу ему самое главное. Причем особенно заинтересованным он не выглядел, как и удивленным.
  
  -- В общем, я проехала пол страны чтобы описать... Великого Полоза.
  
  -- Черный Змей - желтая голова, -- понимающе кивнул собеседник. - Надеюсь вы не золото ищите.
  
  -- А при чем здесь золото? - ступила я, поздно вспомнив сказки Бажова.
  
  -- При чем? - губы Гриши скривились в недоверчивой усмешке. - Все знают, что Полоз Хозяин Золотой жилы. Потому и едут сюда толпами мечтатели и кладоискатели каждое лето. Уж каких только историй я не слышал от них. Да только без толку по горам ходили. Бывало и гибли, а золота никто так и не нашел. Давно тут уже все повырыто.
  
  -- Разве я похожа на кладоискателя? - Вот уж с кем меня точно было нельзя сравнить, так с жадными до золота мужиками и мечтательными юнцами, грезящими о кладах.
  
  -- А почему нет, -- подернул плечами гид. - Кто знает у кого что в голове.
  
  -- Ясно, -- грустно выдохнула я. Похоже, меня тоже приняли за одну из охотниц за золотом. - Тогда, боюсь, нам не по пути.
  
  Вот теперь мужчина удивился и даже замедлив ход машины, с вопросом в глазах повернул ко мне голову.
  
  -- С чего вдруг? - только и смог выговорить он.
  
  -- Не хочу, чтобы вы таскали меня по горам как всех тех мечтателей, рассказывая небылицы о Полозе. Могу предположить, что о нем вы знаете не больше моего. Поэтому прошу лишь довести меня до гостиницы и показать, где здесь есть библиотека. А дальше я сама.
  
  -- Как хотите, -- недовольно пробурчал в ответ гид. Его явно расстроил тот факт, что он упустил клиента, тем более что в этих местах каждый турист был на счету и все старались извлечь из этого свою выгоду.
  
  Не смотря на такой поворот событий, до гостиницы он меня все же довез и кратко объяснил где искать библиотеку. С ней все оказалось куда сложнее, чем я ожидала. В поселке таковая была всего одна и находилась она в школе, ей и принадлежала. Стало быть, что-то путное искать в ней не имело смысла, там будут только учебники и то, что необходимо по программе.
  
  -- Если вдруг передумаете, мой номер у вас есть, -- бросил он на прощанье. Я кивнула в ответ.
  
  Гостиница, хотя на ней и вывески такой не значилось, была вполне неплохой. Двухэтажное деревянное здание с резной отделкой на ставнях и крыльце стояло чуть на возвышении, так что с него открывался чудесный вид на весь поселок. Одной стороной она примыкала к плотному хвойному лесу, казавшемуся непроходимым и темным, другой - к скалистым уступам, поросшим деревьями не так густо. Среди них я сразу заметила тропинку и догадалась, что она была туристической.
  
  Я поднялась по ступенькам и вошла в помещение. Внутри приятно пахло деревом и едой. Стены оказались обиты деревянной вагонкой, на полу лежал ламинат. Вся мебель была одинаковой - из темного дерева с грубой текстурой. На стенах несколько картин из мелкого камня, оленьи рога, небольшой плазменный телевизор и какая-то карта. В самом углу - стойка для регистрации.
  
  Когда я вошла, висящий над дверью колокольчик сообщил о новом госте и из соседней комнаты вышла женщина маленького роста и совсем не славянской внешности. Лицо ее было круглым, нос и губы маленькими, а глаза на столько раскосыми, что я даже долго не могла понять, какого они цвета. А вот говорила женщина без акцента, что почему-то немного меня удивило. Может потому, что в разных городах люди всегда говорили с каким-то характерным лишь для их мест произношением, а у нее подобный выговор отсутствовал.
  
  Я быстро оформилась и получив ключи от своей комнаты, проследовала за управляющей прямо до нужной двери. Возле нее меня и оставили. Я повернула ключ в замке. Вошла.
  
  Маленькая комната была очень уютной. Она немногим отличалась своим оформлением от того, что я видела в главной зале - та же вагонка, ламинат, картина с природным мотивом на срезе дерева, тумба, стул и кровать. Вместо шкафа несколько крючков и две вешалки. Весьма даже неплохо для такой глуши.
  
  Как мне объяснила управляющая, душ был всего один и находился в конце коридора. Туда-то я в первую очередь и отправилась, желая смыть с себя пыль дорог после долгого путешествия.
  
  Приняв душ, переодевшись в просторные брюки и тонкий свитер, я взяла с собой еще и кофту. Затем вынула из рюкзака все, кроме фонарика, бутылки с водой и шкатулки с припаянной к ней длинной цепью. Этот способ ловли Полоза я нашла на страницах мировой паутины и хоть и не была в нем до конца уверена, решила опробовать лично. В конце концов, люди ищут Полоза чтобы выпросить у него золото, а я планирую ему его предложить. Кто знает, может ему это даже понравится, и он согласится ответить на все мои вопросы. Знаю, глупо надеяться, только я все равно должна. Иначе какой смысл вообще был сюда ехать.
  
  Закрыв комнату, я снова вернулась в главный холл. Управляющая сидела у окна и всматривалась вдаль. Услышав шаги, женщина обернулась и быстро пробежала по мне взглядом.
  
  -- Я бы не рекомендовала вам идти в горы одной, -- догадавшись о моих намерениях, произнесла она. - Здесь сложные тропы и, если свернете не туда, можете заблудиться или, что еще хуже, повредить что-нибудь. Нужно чтобы рядом хоть кто-то был. Тот, кто знает эти места и может позвать на помощь, если понадобится. И потом, в лесу дикие звери.
  
  -- Понимаю, -- согласилась я. - Только я здесь отдыхаю одна. У меня нет напарника.
  
  -- Тогда возьмите с собой хотя бы Эльдара. - Она указала на щупленького мальчугана, который сидел в дальнем углу и то и дело щелкал каналы в поисках чего-нибудь интересного. Он был такой же темненький, как и женщина. Глаза узкие, лицо плоское, на щеке свежая царапина. - Он много не попросит. На диск или на шоколадку. Но зато сможет провести вас куда захотите. Не каждый взрослый так хорошо знает эти горы, как он. Отец-то охотник. И зверей шугнуть знает как. С ним не пропадете.
  
  Такой вариант меня вполне устраивал, и я с радостью согласилась.
  
  Через несколько минут мы уже были в горах, и я пыталась не отставать от проворного мальчугана в потертых джинсах, завернутых до колен. Так же на нем была майка без рукавов и широкий кожаный ремень с пристегнутым к нему ножичком. На спине небольшой рюкзак, наполнение которого мне было неизвестно.
  
  -- Ты что-нибудь знаешь про Великого Полоза, -- в спину мальчику крикнула я, понимая, что быстро устану, если тот не сбавит шаг.
  
  -- Да тут все что-нибудь знают о Звере Земли, -- шмыгнув носом, отозвался он.
  
  -- Расскажи, -- попросила я.
  
  Мальчишка все еще продолжал карабкаться вверх, и я с трудом за ним поспевала.
  
  -- Ну.... Я слышал, что он живет у древнего озера. Только такого здесь сейчас нет. Или может зовется иначе. Сам он черный, а голова желтая. Он владеет тайными знаниями о всех богатствах земли. Поэтому его и зовут Зверь Земли. Спит он на дереве. А еще, он боится коней.
  
  -- Коней? Почему?
  
  -- Не знаю, -- передернул плечами Эльдар. - Я так слышал. Может конь его раздавить может. Ну, как в песне о вещем Олеге. Помните?
  
  -- Ты ее читал? - я была немного удивлена. Мальчику на вид было лет 9-10, не более.
  
  -- Нет, не читал. Мы с братом кино про него смотрели. Так значит вы золото тут найти хотите, -- сделал он собственные выводы на мой счет.
  
  Да уж, фантазия у жителей этих мест была та еще.
  
  -- Не угадал, -- улыбнулась я в ответ. - Я ищу самого Полоза. А богатства его мне даром не нужны.
  
  -- Тогда зачем он вам? Если не для денег, -- недоумевал парнишка.
  
  -- Ну ты же сам сказал, что он владеет тайными знаниями. А мне очень нужны ответы на некоторые вопросы, о которых люди ничего не знают.
  
  -- Странная вы, -- честно признался, что думает, паренек и наконец-то замедлил шаг Мне это даже польстило. Приятно было общаться с этим мальчуганом - легко и свободно. И можно почти ничего не скрывать. Дети все воспринимают иначе, чем взрослые. И не задают ненужных вопросов. А те что задают, весьма в точку.
  
  -- Может быть, -- согласилась я с ним. - Мне это иногда говорили.
  
  -- А ты попробуй с шахтерами поговорить, -- вдруг предложил Эльдар. - С теми, кто раньше на шахтах работал. Сейчас-то они все почти закрыты. Если кто твоего Полоза и мог видеть, то только они.
  
  -- Думаешь?
  
  -- Уверен. Они часто повторяют "ищи руду, где я пройду".
  
  -- И что это значит?
  
  -- Ну. Мне дед говорил, что если заметишь где большую змею, то там, где она проползла, копать надо. Что-нибудь да найдешь.
  
  -- А ты копал?
  
  -- Пару раз было, -- неловко признался мальчик.
  
  -- И?
  
  -- Врут они все. По мне, так это обычные сказки для туристов про этот "змеиный след". Летом тут экскурсии водят и всем вчехляют, будто это тропа Полоза. Что он весь из золота с хрустальной чешуей, которая иногда теряется. А те, глупые, ее искать начинают. Ползают по земле, камни перебирают. - Он усмехнулся. - Мы тут давно живем, а Полоза еще никто и никогда не видел.
  
  -- Грустно, -- вздохнула я, -- что никто и никогда. Ладно. Пойдем обратно. На сегодня хватит.
  
  Прогулка хоть и получилась недолгой, я все же устала. Возможно, сказывался долгий переезд и следовало прежде отдохнуть и лишь затем отправляться в путь. Но пока я ни о чем не жалела. Разведка была нужна.
  
  Эльдар вроде даже обрадовался моему предложению и так же резво, как и раньше, поспешил в обратный путь. Пока мы спускались, он предложил:
  
  -- А хочешь я тебя еще к Шайтан-Камню провожу? Его у нас тут все туристы смотреть ходят.
  
  -- Ты про каменный останец, что торчит из воды, -- догадалась я, вспоминая перечень памятников природы этих мест.
  
  -- Ну да, -- закивал мальчонка. -- В сказке у Бажова под ним от твоего Полоза его дочка со своим женихом скрывалась. Только, -- он шмыгнул носом, -- сейчас он не очень...
  
  -- Почему не очень?
  
  -- Да исписали весь. Плавают кто не лень к камню и чертят там граффити разное. А она, краска эта иха, и не стирается совсем.
  
  Мне было приятно слышать, что такой юный житель ценит родную природу и ее особенные места, только сказать мне на это оказалось нечего. Не оправдываться же за туристов и их бездушное отношение к реликвиям. Я только устало вздохнула и продолжила спускаться вниз.
   Продолжение следует...
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Воронцова "Виски для пиарщицы" (Женский роман) | | Д.Сойфер "На грани серьезного" (Женский роман) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Сергей "Делирий 3 - Печать элементов" (Боевая фантастика) | | Т.Михаль "Когда я стала ведьмой" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | Н.Соболевская "Ненавижу, потому что люблю " (Современный любовный роман) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-2" (ЛитРПГ) | | К.Марго "Мужская принципиальность, или Как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | | А.Медведева "Это всё - я!" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"