bliznetss: другие произведения.

Самое Большое Путешествие

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:


bliznetss

  

  

0x01 graphic

Самое Большое

Путешествие

  

Путь к Богу лежит через

его отрицание

  

  
  
  
  
  
  

Я увожу к отверженным селеньям,

Я увожу сквозь вековечный стон,

Я увожу к погибшим поколеньям.

Был правдою мой зодчий вдохновлен:

Я высшей силой, полнотой всезнанья

И первою любовью сотворен.

Древней меня лишь вечные созданья,

И с вечностью пребуду наравне.

Входящие оставьте упованья.

Данте

Божественная Комедия

  
  
  
  

  
  

Шаг Первый

Начало Конца,

Или

Философские Этюды

  
  

Во времени и в бесконечном

пространстве нет никаких

целей.

Фридрих Ницше


Бездна

  

Чем больше я вглядываюсь в бездну,

тем больше мне кажется, что она

вглядывается в меня.

Кто-то из великих

   Ночь выдалась темная. Безлунный небосвод покрывали лишь мерцавшие звезды. И ни одно облако не смело нарушить небесное спокойствие. Это было именно то, что нужно. Человек без имени вылез из-под одеяла, быстро оделся вышел из дома.
   Теплый ветерок дул ему в спину. Он толкал его ТУДА, к Обрыву. Уж он-то знал, что это самое лучшее место: оттуда лучше всего было видно. Человек без имени знал, на что шел. Да, он знал, что никто еще не смог этого сделать. Никто не мог выдержать ЕЕ взгляда. Но он не такой, как ЭТИ. "Слабаки! Не могли, надо же! Никто не смог!" А он точно знал, что сможет смочь...
   Вот и показался Обрыв. В ночной тьме он отличался от неба только отсутствием звезд. А, может быть, их просто не было видно. Человеку без имени это было абсолютно не важно. Он был готов. Встав на краю Обрыва, он стал пристально вглядываться в мерцавшую пустоту над головой. (Или под ногами? А, может, под головой? Человек без имени не совсем представлял себе, где эта пустота находится, но ориентировался по звездам.) Она была бесконечно большой, просто ужасно большой. Недаром ее назвали Бездной.
   Человек без имени смотрел на нее, смотрел, смотрел, смотрел. Но Бездна на него почему-то не реагировала. "Это просто безобразие, - подумал Человек без имени. - Я уже стою здесь столько времени, а она даже не соизволила обратить внимание. И он начал выкрикивать неприличные выражения, глядя в небо.
   "Какое-то странное существо, - подумала Бездна. - Что ему от меня нужно?" И она решила оторваться от космического футбола и повнимательнее посмотреть на это существо.
   Тем временем, существо, перестав ругаться матом, почувствовало некую реакцию со стороны ему противостоящей. И ему все сильнее и сильнее стало казаться, что чем пристальнее оно всматривается в Бездну, тем пристальнее она всматривается в него.
   Вдруг Человека без имени стало терзать какое-то смутное чувство: то ли ноги затекли, то ли эти два подозрительных гигантских глаза посреди неба, которые на него недобро пялились, ввергали его в ужасное оцепенение.
   - Увидел! - радостно воскликнул Человек без имени, и от радости умер.
   "Да, бывает", - разочарованно подумала Бездна и пошла досматривать космический футбол.
  
   Мораль: не ходите, дети, ночью в Африку гулять, а то увидите что-нибудь в небе и умрете от хохота или в канаву упадете. А ваши трупы обглодают дикие звери... Оно вам надо?!

10.12.02

  

Бабочка

  
   Жила-была бабочка. Жила себе и жила, летала, где хотела. И вот однажды она присела на пенек. Вдруг, бац! На нее упал камень! Вот и нет больше бабочки. Жалко ее. А нечего было здесь летать. Ее же никто не заставлял. А то, понимаешь, летает себе тут, летает. А мне, может быть, завидно. Я, может быть, с детства мечтал летать. И во сне я всегда летал. Да я и сейчас летаю. А что тут такого. Вон же эти летают, и ничего. А почему я не могу? Я себе и крылья сделал, из дерева. Как у бабочки. Я всегда хотел стать бабочкой.
   Я вообще-то люблю бабочек. Да. У меня их аж сто пятьдесят штук накопилось. И все разные... А эта страшная какая-то. Какая-то неправильная бабочка, неестественная. Наверное, мутант какой-нибудь. Сейчас их полно развелось. О-о-о, только успевай считать! Да, что творит природа. Как ей не жалко-то зверушек бедных. Сколько ж можно терпеть это издевательство... товарищи! Доколе будет продолжаться эта тирания! Нужно срочно менять все порядки, товарищи. Власть народу, бей буржуев! Загнивающий капитализм повсюду понатыкал своих засланцев, которые подтачивают наше общество изнутри. Товарищи, не поддавайтесь на их провокации, не поддавайтесь!
   Эта бабочка - явно антикоммунистический элемент, западный диверсант. Ее специально натренировали, чтобы она подорвала психическое здоровье вождя племе... э-э...партии. О-о-о, как изощренно придумано. Нет! Не выйдет! Товарищи, знайте: ваш вождь всегда будет с вами... Да, да... Что уже?! Ну, доктор, еще пять минут. Мне только договорить... Ну, хорошо, иду... Вот, товарищи, ради того, чтобы привести вас всех в светлое будущее, на что я иду... Никакой личной жизни, ну никакой...

10.12.02

  

  
  


Дело

  
   Собака Ш., принадлежавшая гражданину К., всячески отрицает какую-либо свою причастность к причинению смерти своему хозяину, который, по свидетельствам многих очевидцев, неоднократно подвергал ее физическим избиениям и моральным унижениям, используя при этом ненормативную лексику и другие средства психологического давления (угрозы, громкий голос, размахивание руками, ногами и другими предметами перед передней частью головы собаки).
   Но, по заявлению гражданина Е., лично наблюдавшего сцену, которая повлекла за собой смерть гражданина К., собака Ш., по невыясненным пока причинам, напала на некоего гражданина И. И укусила его за правую нижнюю конечность (в дальнейшем именуемую ногой). Гражданин И., с детства боявшийся собак, обнаружив, что его укусили, впал в состояние крайней возбужденности, находясь в котором, совершил ответное действие в сторону Ш., вследствие чего она и была укушена за заднюю конечность (в дальнейшем именуемую хвостом).
   В результате образовавшейся потасовки был испуган проезжавший в этот момент мимо гражданин Н., занимавшийся велосипедным спортом и ехавший в указанное время с тренировки, проходившей поблизости, и, находясь в состоянии испуга, попавший в дорожно-транспортное происшествие с автомобилем, ехавшим с превышением скорости в противоположную сторону и управляемым гражданином С., который, будучи в нетрезвом состоянии, плохо контролировал этот процесс, ввиду чего, сбив гражданина Н., выехал на встречную полосу движения и попал в аварию с участием тяжелого грузовика, водителем которого был гражданин О., который, не справившись с управление, выскочил на железнодорожное полотно и застрял там.
   В это время к месту происшествия приблизился товарный состав, нагруженный различными строительными материалами и нефтепродуктами и находившийся под управлением гражданина А., который не успел среагировать на сложившееся чрезвычайное положение и затормозить, по причине чего поезд на полной скорости врезался в грузовик и сошел с рельс, произведя при этом большой и оглушительный взрыв.
   А гражданин К., находившийся невдалеке и наблюдавший эту картину, сильно впечатлившись и испугавшись, получил сердечный удар и, падая, запнулся за вновь прибежавшую к нему собаку Ш., что привело его к удару головой о лежавший радом камень, не определенной породы.
   В итоге, всех участников происшествия, включая камень, было решено в установленном порядке задержать, опросить и затем доставить в Главное управление по борьбе с организованной преступностью для дальнейшего выяснения обстоятельств дела.
  

5.04.03

  


Любовь

  
   Как-то раз один человек влюбился в другого. Другой человек тоже влюбился. И вот любили они друг друга, любили. Но однажды одному человеку надоело любить другого. И он разлюбил его. А другой человек не разлюбил. И умер. А один человек посмотрел на другого и подумал: "Как грустно". И тоже решил умереть. Но потом передумал.
   Потому что как-то раз один человек влюбился в другого. Другой человек тоже влюбился. И вот любили они друг друга, любили. Но однажды одному человеку надоело любить другого. И он разлюбил его. А другой человек тоже разлюбил. А один человек посмотрел на другого и подумал: "Как грустно". И решил никогда больше не влюбляться. Вот так не влюблялся он, не влюблялся. Но однажды ему надоело не влюбляться.
   И как-то раз один человек решил влюбиться в другого. Искал он другого человека, искал. Но так и не нашел.
   Тогда один человек решил любить себя. Любил он себя, любил. Но однажды ему надоело любить себя. Ему вообще надоело любить, и он подумал: "Как грустно". И умер. А другой человек, которого он искал, увидел, что один человек умер, и тоже умер.
   "Как грустно", - подумал Бог. Но не умер. Потому что он бессмертный.

11.12.02

История одной души

   Жил-был человек. Жил себе и жил. Прожил долгую жизнь. Но однажды ему надоело жить, и он умер. Вылетела из него душа. Летала себе и летала. Но однажды ей надоело летать, и она решила в кого-нибудь вселиться. И вселилась она в кота.
   Жил-был кот. Жил себе и жил. Прожил долгую жизнь. Но однажды упал с крыши, и умер. Вылетела из него душа. Летала себе и летала. Но однажды ей надоело летать, и она решила в кого-нибудь вселиться. И вселилась она в цветок.
   Жил-был цветок. Жил себе и жил. Прожил долгую жизнь. Но однажды пришла девочка и сорвала его, и он умер. Вылетела из него душа. Летала себе и летала. Но однажды ей надоело летать, и она решила в кого-нибудь вселиться. И вселилась она в человека.
   Жил-был человек...

10.12.02

Кирпич

  
   Как-то раз по улице шел человек. Это был плохой человек, злой. Вдруг ему на голову упал кирпич, и человек умер. Но он совсем не хотел умирать, он очень боялся смерти. Он так боялся смерти, что сошел с ума. Да, это был сумасшедший, который очень боялся смерти. При одном упоминании о ней он трясся от страха.
   Но кирпичу было безразлично на кого падать. А человек, боявшийся смерти, умер.
   Да, жаль, кирпич сломался. Это был хороший кирпич, добрый.
  

10.12.02

История одного тела

  
   Жило-было тело. Жило себе и жило. Но однажды тело умерло. Похоронили тело на кладбище. Закопали в землю. Вскоре все мясо тела съели черви, которые жили в земле. Но они тоже вскоре умерли, а их трупы съели другие черви. И этих червей потом съели другие черви.
   На кладбище росло дерево. Это дерево питалось фекалиями червей. На этом дереве росли плоды, которые питались от дерева, которое питалось фекалиями червей. Это были очень вкусные и сочные плоды. Многие люди их срывали и ели. Съев плоды, они получали полезные витамины и становились здоровее, то есть люди ели плоды, которые питались от дерева, которое питалось фекалиями червей, то есть другими червями, которые съели тело. Вот!
   Так почему же говорят, что есть человеческое мясо - ненормально?!
  

10.12.02

Homo Sapiens

  
   Однажды на свет появился человек. Он огляделся вокруг и подумал: "Зачем я появился на свет?" И умер.
   Да, жаль, что люди сначала появляются, а потом думают. Или не жаль?
   Ведь если бы люди сначала думали, то они никогда не появились бы. Или появились?
   Ведь если люди сначала думали, а потом появились, значит, на этом свете им что-то было нужно. Или не нужно?
   Ведь если бы людям на этом свете было что-то нужно, они бы появились, даже не думая. Или думая?
   Ведь если бы люди сначала думали, они бы никогда не появились...
  

11.12.02

  

Черви

  
   Давным-давно, даже не помню когда, был город. Этот город очень хорошо был. Он был богат: деньгами, оружием, едой. Стены города были очень толстыми и высокими. Поэтому враги не могли попасть внутрь.
   Но однажды жителям этого города стало скучно. И они стали думать, чем можно заняться. Думали они, думали. И, наконец, придумали. И стали этим заниматься. И это занятие им так понравилось, что они перестали заниматься другими делами, которые им не нравились.
   Но однажды жителям города надоело этим заниматься. И они перестали. Но пока они занимались этим делом, они забыли все остальные. Они вообще все забыли. Вся еда в городе кончилась. А как открыть ворота, они не помнили. И поэтому все умерли от голода.
   И их съели черви, которые только этого и ждали. Ведь им не было скучно, и они все помнили.
  

11.12.02

  

Шаг Второй

Погружение

Познающий вступает на горький путь

Библия

Жестокость порождает лишь жестокость


Дневник

   Здравствуй, мой дорогой Дневник!
   Сегодня я начал новый этап в моей жизни - завел тебя. С этих первых строчек, мой друг, начинаются твои воспоминания обо мне. Теперь ты будешь моим лучшим другом, которому я буду доверять все свои тайны. Ну что ж, в добрый путь, в доброе плавание по секретам одного человека!
  

10 сентября 20.. г.

   Ты знаешь, Дневник, чего я никогда не мог понять? Как во мне могут существовать самые противоречивые чувства, причем одновременно. Ты удивлен? Я тоже. Представляешь, самые отвратительные чувства и эмоции уживаются с самыми возвышенными: предательство и преданность, ложь и правда, равнодушие и любовь и так далее. Раньше я ужасно стыдился этого противоречия, думал, что это страх и трусость говорят во мне. Сегодня я считаю, что это были действительно страх и трусость, но не совсем в том смысле, в котором понимают люди. Эти чувства были (и есть) частью огромного спектра эмоций, и противоречивость их была чисто иллюзорной. Теперь я называю их не противоречивыми, а противоположными... Хотя подлости от этого в них не убавилось.
   Ты меня, наверное, не понимаешь, ты ведь еще молодой, но все-таки постарайся это сделать, ведь от этого зависит моя жизнь.
   Хм, жизнь. Ха-ха-ха! Не жизнь, а существующая действительность. Я хочу жить, но я устал существовать. Представляешь, я все еще люблю эту жизнь. Она действительно прекрасна, замечательна и великолепна... но лишь в очень недоступных уголках планеты и в мечтах. Нет, не думай, что я какой-нибудь мечтатель-нытик-лентяй, который ничего не хочет делать и только жалуется на жизнь. Я вообще терпеть не могу нытиков и слюнтяев, распускающих сопли всю свою жизнь, они меня раздражают. Просто я действительно устал существовать, я не вижу какой-либо глобальной цели, ради которой можно было бы свернуть горы. Безразличие - мой сегодняшний спутник. Самое смешное: что бы я ни начинал крупного и стоящего или чего я хочу, ничего не получается. Я меня такое чувство, что мой ангел-хранитель - садист. А может быть я просто неудачник?.. Неудачник... Неудачник... НЕУДАЧНИК! Да, это звучит как мой приговор.
  

11 сентября 20.. г.

   Здравствую, мой лучший друг! Как твои дела? Неплохо. А у меня не хорошо. Ничего не выходит. Я как будто иду по коридору, который становится все длиннее и длиннее, и заветная дверь, до которой я почти дотянулся, вновь ускользает от меня. Зачем мне вообще это надо? Почему я должен стремиться к этой двери? Потому что жизнь заставляет. Единственное, что меня еще держит в этом мире, - это злость. Как ни странно, но это именно так! Именно злость заставляет замолчать мысли и зажигает в глазах ответ всему миру: "Не дождетесь!" Как в одном старом анекдоте. Ненависть к своей бессильности что-либо изменить заставляет меня жить и хоть немного, но изменять жизнь. Абсурдно, не правда ли? Но Абсурд, если ты не забыл, мое второе имя. Точнее одно из имен, ибо их у меня очень много.
   Знаешь, мой друг, я все-таки надеюсь, что к нашей следующей встрече что-нибудь изменится к лучшему. Ты ведь помнишь: я - оптимист..

(...)

26 сентября 20.. г.

   Сегодня я сделал очередную гадость, за которую, впрочем, мне не было мучительно стыдно, как раньше. Да и сама гадость заключается в том, что я ничего не сделал. (Ну вот, очередной абсурд. Но я думаю, что ты уже привык к этому.) Я всего лишь прошел мимо. Мимо лежавшего на земле человека. Наверное он был пьян. Но почему-то в мои мысли вкрадываются сомнения, и мне все больше кажется, что у него что-то случилось с сердцем, Понимаешь, одет он был прилично, на лицо тоже вроде бы нормальный человек, но сколько я видел своей жизни таких "нормальных" людей в ненормальных состояниях. Поэтому вдаваться в детали я не стал, а просто прошел мимо. Но, ты знаешь, я до сих пор не могу понять: почему я ничего не сделал? почему я прошел мимо? почему я раньше проходил? и почему буду проходить, пока не пойму: почему?
   Я не чувствовал к этому человеку ни ненависти, ни злобы, но почему-то все-таки прошел мимо. Что это было? Если страз, то за что?.. Я больше не могу найти причин, по которым я это сделал.
   Итак, страх. Знаешь, Дневник, пока я не в силах этого понять, но когда-нибудь я найду ответ, и ты узнаешь об этом первым.
  
   ...Равнодушие - главный порок современного общества и меня как элемента этого общества. Всем на все наплевать, в том числе и мне. Но, знаешь, начинает надоедать. Мне вообще большинство вещей быстро надоедает, и тогда я отбрасываю их, не задумываясь... Черт, мне сейчас пришла в голову мысль: а почему же я еще живу? (Я имею в виду, что, кроме злости нет больше причин для продолжения жизни.) Представляешь, мой друг, я пишу сейчас эти строки, и самому смешно становится: какие-то детские рассуждения на тему "Как изменить мир к лучшему". "Дело надо делать!"
   Ты знаешь, у меня так улучшилось настроение, что я, пожалуй, пойду прогуляюсь.

(...)

20 октября 20.. г.

   ...Помнишь, Дневник, я как-то говорил тебе, что когда-нибудь разгадаю секрет равнодушия? Мне кажется, я это сделал.
   Вчера ночью я наблюдал в окно ужасную сцену: две собаки растерзали кошку; половину ее съели на месте, а остальное утащили в свое логово. Жуткости картине добавило то, что убитая кошка была похожа на моего кота. А своего кота я очень любил.
   О, ты знаешь, я испытал весьма необычный коктейль эмоций и чувств, но все-таки, не смотря ни на что, он мне понравился. В эту смесь входили ужас (именно ужас, а не страх), жалость, чувство безвыходности, невозможности ничего сделать (я действительно не мог ничего сделать, и это отнюдь не оправдание), отчаяние, чувство несправедливости и обида на такую судьбу, - в общем, все чувства, которые испытывают... самоубийцы! Да, да, именно самоубийцы! Я потерял одну из причин для жизни, очень важную причину. У самоубийц такая причина занимает весь горизонт их мышления, а у меня достаточно для того, чтобы не повеситься. Знал бы ты, что это такое, когда у тебя отбирают смысл жизни...
   Но не обольщайся особо, ведь до того момента, когда я осознал, что это мой кот, я думал совсем о другом и испытывал совсем другие чувства.
   Собственно, что заставило меня посмотреть в окно? Почему я просто не проигнорировал шум, доносившийся с улицы? Почему я просто не "прошел мимо"? Знаешь, ведь было страшновато выглядывать: не известно, что я мог там увидеть. Но - вот тебе еще одна человеческая странность - неизвестность притягивает многих людей, как магнит. Я один из таких людей-исследователей. А чувство, которое во мне все-таки сильнее страха, - это любопытство.
   Да, мой друг, именно любопытство заставило меня посмотреть в окно. И я нисколько не жалею о том, что сделал это. (Хоть сегодня и оказалось, что съели не моего кота, - какое чувство облегчения для моего эгоизма.) Я - исследователь, поэтому мне нужно жестко, а порой откровенно жестоко, относиться к себе - и часто к другим. (Если говорить о смысле жизни, то именно желание узнать об этом мире как можно больше заставляет меня жить и вообще чем-то интересоваться. Это моя глобальная цель... как исследователя. Помнишь, я об этом говорил. Злость не дает мне умереть, а любопытство - бессмысленно убивать время.)
   В те секунды я удовлетворял лишь свое любопытство. (Да, мой друг, желание понять и познать мир может завести очень далеко. Главное не перейти грань межу исследователем и человеком и не стать машиной по сбору информации.) Жестокость познания заключается в принципе невмешательства, равнодушии, созерцании.
   Вот, наконец, друг, я и привел тебя к ответу на поставленный мною вопрос.
   Люди не вмешиваются в чужие дела по трем основным причинам. Одни люди просто бояться последствий вмешательства, и я их понимаю: в нашей жизни может произойти все что угодно (по себе знаю). Я назову их "боящиеся".
   Другие - занимаются исследованиями ("исследователи"). Хладнокровие и невмешательство при любых условиях - главные факторы чистоты эксперимента. Нужно быть весьма самодостаточной личностью, чтобы позволить себе быть "исследователем". Люди воспринимают их (нас) как плохих, злых людей, которым доставляет удовольствие видеть чужое горе. (Ты знаешь, где-то в глубине души я иногда испытываю это чувство садизма, но это скорее человеческая слабость, чем цель наблюдений.)
   Третьи - "эгоисты", замкнутые на своих проблемах. Их кругозор сужен до длины собственного носа. Их жизнь может казаться идилией, мечтой, но это лишь призрачный обман, мираж, "розовые очки", которые они надели на себя и на многих других. "Эгоисты" не хотят видеть "плохой" мир - только "хороший".
   (Я бы хотел заметить, что, в принципе, любой из трех типов этих людей может быть сдобрен хорошей долей садизма - не только "исследователи" и не только в глубине души, - а иногда и злорадства.)
   Вот, Дневник, мне кажется так. И тебе теперь тоже. Знаешь, эти три вида "проходящих мимо" - это на самом деле три стороны моей души, составляющие единое целое, меня. Не думай, что я осуждаю других людей, - это не имеет смысла, потому что тогда бы мне пришлось осуждать и себя. Люди, они на то и люди, чтобы иметь слабости. Другой вопрос, что надо стремиться сузить круг этих слабостей. Что мы с тобой и делаем.

(...)

13 ноября 20.. г.

   Ты знаешь, Дневник, почему я пишу красными чернилами? Потому что именно они отражают все мысли, которые я выплескиваю на бумагу. А ты знаешь, почему у меня возникают такие мысли? Потому что я хочу знать истину. И понемногу я ее узнаю...
   Сегодня снова экспериментировал с болью: держал горящие спички в руках, пока они не тухли. Ожоги пройдут через неделю, а полученные ощущения останутся на всю жизнь. Мои мысли нападают на них, словно стая пираний, и растерзывают их на мелкие кусочки, чтобы узнать из чего они состоят.
   ...Очень хочется спать. Прошлой ночью я не сомкнул глаз: поглощал новую информацию. Я не могу без нее жить, как наркоман не может жить без наркотика. Я уже информан со стажем, и мне уже вряд ли что-то поможет. (А надо ли?)... Извини, друг, глаза просто сливаются, поговорим позже.

(...)

21 ноября 20.. г.

   Дорогой Дневник, тебе когда-нибудь снились кошмары? Только не говори мне, что ты не видишь снов: у тебя уже достаточно ярких воспоминаний. А я вот вижу, и не только во сне. Ох, кем я только там не был: и жертвой, и убийцей, и сторонним наблюдателем, участвовавшем в истории, и просто смотрел сон как кино; я бываю разных полов и возрастов, а мой внешний вид может быть каким угодно, даже нечеловеческим.
   Все ужасы (самые страшные и яркие), хранящиеся человеческой психикой, идут из самых глубин сознания. Но ты, скорее всего, не поймешь этого сразу, поэтому, чтобы не было путаницы, я объясню тебе смысл этого слова.
   Человек (и любое другое существо) содержит в себе духовное и животное начала, которые условно делятся на 3 уровня сознания: подсознание, сознание и надсознание. Начнем подниматься по ним снизу вверх.
   Подсознание представляет собой набор жизненно необходимых физическому телу программ - инстинктов и безусловных рефлексов. (Например: дыхание, сердцебиение, потоотделение; инстинкты самосохранения и размножения.) То есть подсознание является чистейшим животным началом.
   Следующий уровень сознания, расположенный, условно говоря, выше, - это, собственно, само сознание. Ключевая особенность сознания от подсознания - это мышление. Способность мыслить, думать, задаваться вопросами присуща только сознанию. Но мыслить можно в разных направлениях: как в сторону животного начала, так и в сторону духовного. (В данном случае я говорю о людях, так как животным мышление подобного рода не свойственно. Но об этом дальше.) Поэтому сознание является своеобразным "независимым" отростком от подсознания и надсознания, который у разных людей и в разное время отклоняется в ту или иную сторону. То есть сознание не является прослойкой между подсознанием и надсознанием. Сознание - это уникальная структура, способная к обучению. Именно в сознании (и подсознании) заключается главное отличие живых существ от неживых: камень невозможно чему-либо научить в отличие от собаки.
   Но, мой друг, чтобы ты не думал, что сознание человека ничем не отличается от сознания животного (в самом широком смысле этого слова), мне придется ввести в оборот еще два термина: верхнее сознание и нижнее сознание. Чаще всего люди, говоря о подсознании, имеют в виду (по моей шкале) нижнее сознание. Все его слои накапливают информацию (условные рефлексы и навыки) с рождения человека (животного) и до времени, когда она начинает уже специально обрабатываться и в дальнейшем использоваться для построения логических структур. (В этот период используется примитивная "логика" - "метод тыка", - содержащая в своей основе лишь одно правило: не делать того, что когда-то вызвало негативную реакцию, - без каких-либо умозаключений.)
  

0x01 graphic

   Следующий этап развития - активизация верхнего сознания - присущ только людям. В этот период используется другая логика: осмысление, понимание результатов и выводов, и на их основе возможное построение сложных логических структур.
   Как ты мог понять из моих рассуждений, нижнее сознание (по общей шкале - подсознание; вот она - Мекка для всех психологов) в общем-то достаточно статично во времени (несмотря на его развитие в течение всей жизни): от 0 до 5-6 лет (период раннего детства у людей). То есть самые ужасные и стойкие страхи приобретаются людьми именно в это время. Начиная с 6-7 лет и до 12-13 (до периода полового созревания), информация записывается уже в верхнее сознание, но так как мозг в этот период времени только-только, как большое колесо, с большим трудом начинает "раскручиваться", то нижние слои этого подуровня еще очень похожи на нижнее сознание. Поэтому страхи, приобретенные в это время, также довольно устойчивы, и если человек не захочет от них избавиться или пока не сможет этого сделать (подобные страхи можно устранить самостоятельно, если они не запущены), то они могут преследовать его всю жизнь.
   Теперь перейдем к третьему, последнему уровню сознания - надсознанию. Тут все очень просто и очень сложно одновременно. С одной стороны, надсознанием (духовным началом) обладает все и вся, а с другой - высоко духовные люди почитаются у нас за святых. Эта парадоксальность на самом деле иллюзорна, так как все дело здесь опять же в сознании. Помнишь, я говорил тебе, что сознание человека может стремиться как к духовному, так и к животному началу - все зависит от его выбора. Так вот, животные, лишенные права выбирать, намного духовнее (как ни странно это звучит) людей. Потому что у них контакт с надсознанием (то есть со Вселенной) происходит без помех верхнего сознания, то есть без эмоций, порожденных им, следовательно, более полно. Весь живой мир в целом является идеалом природной гармонии, и вторжение в него агрессивного, неразвитого духовного человека нарушает эту гармонию.

   Теперь, Дневник, я бы хотел поделиться с тобой выводом, к которому я, в конце концов, пришел: все люди одинаковы и являются частью единого целого, а внешняя разница между ними заключается лишь в пропорциях между открытыми мною уровнями сознания.
   Вот так, мой друг. Сегодня ты узнал очередную тайну о том неизвестном мире, который ты никогда не видел. Жаль, что дыхания знаний недостаточно, чтобы оживить тебя. Но, с другой стороны, ты понимаешь мои идеи так, как понимаю их я, и поэтому у нас не возникает с тобой разногласий, и я с легкостью могу передавать тебе свои чувства и мысли, "показывать" этот мир своими "глазами". Ты - продолжения меня, ты - это и есть я. Так что до следующей встречи, мой друг!
  

3.04.03

Усталость

   Как приятно расслабиться, когда ты устал. Когда ты очень устал. Выжимаешь педаль до пола и отпускаешь руль, и машина сама летит, как птица, покорно отдаваясь дороге. Руль поворачивается влево, руль поворачивается вправо, и лишь мурлыканье мотора остается неизменным. Еще немного и твой конь расправит крылья и полетит навстречу звездам. Но жизнь как всегда отберет последнюю мечту и жестоко казнит ее со всеми надеждами. И вот уже она смотрит на тебя своими огненными глазами и грозно ревет, точно взбесившийся бык. Выставив рога, он несется на тебя, изрыгая клубы дыма. И ты, словно жалкий тореодор, впервые вышедший на арену и увидевший настоящего, живого разъяренного быка, застываешь на миг, завороженный этим зрелищем. Твой страх дремлет в это мгновение, переходящее в Вечность. И ты понимаешь: небо одарило тебя своим поцелуем. И ты чувствуешь: это самое прекрасное, что было в твоей жизни.
  

9.03.03

  

Взгляд изнутри

Посвящается Линде

  
   Они лежали в постели и о чем-то разговаривали. Малыш прекрасно их слышал, но ничего не понимал. Да это и не было нужно: он чувствовал, что они были счастливы.
   Когда девушка узнала, что беременна, то просто растерялась и жутко расстроилась. Настолько она была не готова к такой новости. Если родители узнают об этом, они ее просто убьют. А учеба? С рождением ребенка о ней можно было забыть. От безвыходности у девушки началась депрессия.
   Ему хотелось заплакать, но он не мог. Ему хотелось пожалеть маму, сказать ей теплые слова, утешить - но он не мог. Он был в плену ее чрева. Малыш чувствовал, что маме становится все хуже. И ему тоже становилось хуже.
   Однажды малыш размышлял, как можно помочь маме. Он строил планы, как он, родившись, постарается доставлять ей как можно меньше хлопот: не будет ни плакать, ни капризничать, а только смеяться и улыбаться. Но вдруг он почувствовал удар, затем еще и еще. Удары сыпались один за другим, снова и снова причиняя ему боль. Но то была не столько физическая, сколько душевная боль. Он не мог в это поверить: неужели та, которой он доверял, которую любил, предала его?! Нет! Не может этого быть!
   Вопреки всем расчетам девушки, ребенок выжил. Но она твердо решила избавиться от него. Ей было тяжело это делать, но другого выхода она не видела. В ход шло все, что могло навредить ему: таблетки, сигареты, спиртное... И однажды это случилось. Еле живой, изможденный ребенок вдруг почувствовал острейшую боль в руке. Потом в плече. Потом... потом он был уже мертв.
   Этот очень эффективный способ пришел ей в голову чисто случайно. Как-то раз она сидела и зашивала пальто. И вдруг нечаянно укололась: "Какая адская боль! А если бы игла была больше? Да я б себе палец проткнула... Стоп! Большая игла!.. Вот, что мне нужно". Достав где-то тридцатисантиметровый шип, юная убийца тщательно все продумала...
   После окончания всей операции ребенок превратился в решето. Но ей было не известно, мертв ли он. И все-таки что-то подсказывало, что она достигла желаемого.
  
  
   Вот уже несколько дней у девушки безостановочно болела голова, ее постоянно тошнило, тело горело, как в огне. Но ухаживать за ней было некому. Ее соседка по комнате уже почти неделю "зависала" у какого-то дружка и дома не появлялась. Точнее не дома, а в общежитии. Как и любая другая подобная комнатушка, эта, конечно, была маленькой и тесной, но зато никто не беспокоил. Лишние свидетели были здесь совсем ни к чему.
   Однажды девушке приснился сон. Ей снилось ее дитя. Они гуляли вместе в парке, играли и веселились. Погода была чудесная: светило солнце и дул легкий теплый ветерок. Вдруг все небо быстро затянули черные тучи. Наступившую темноту озаряли лишь вспышки молний, а приятную недавнюю тишину разрывали теперь на куски раскаты грома. Со всех сторон к испугавшейся маме и малышу стали приближаться какие-то ужасные твари высотой с многоэтажный дом. Настоящий ужас охватил девушку. Она побежала, но тут... окружающий мир исчез. И она оказалась в темной комнате, напоминавшей средневековую кухню.
   В огромной печи, стоявшей недалеко, горел огонь. Но то был какой-то необычный огонь. Кроваво-красные языки пламени манили к себе и шептали, что здесь безопасно. Девушке захотелось подойти, но она с удивлением обнаружила, что не может пошевелиться. Вдруг она оказалась на большом деревянном стуле в виде трона перед большим деревянным столом. Огонь исчез. Вместо него появилось огромное чудовище с огненной головой и еще более огромными крыльями, как у летучей мыши, за спиной. Все его тело было то ли покрыто смолой, то ли и состояло из нее. А в огромных когтистых лапах у него был ребенок. Это был ее ребенок, ее малыш. Ужас нахлынул на девушку с новой силой.
   Чудовище подошло и положило на появившуюся перед жертвой тарелку малыша. Смотря на нее страшными черными глазами, оно указало на ребенка и сказало: "Ешь! А иначе я съем тебя!" В руках у девушки оказались нож и вилка. Малыш смотрел на нее и улыбался. Чудовище повторило: "Ешь!" Истекая слезами, она поднесла нож к ребенку и отрезала ему руку. Из раны хлынула кровь, но он по-прежнему смотрел на нее доверчивыми глазами и улыбался. Обливаясь его кровью и своими слезами, она начала разжевывать мазкие косточки руки. Съев одну, она приступила к другой. Затем дошла до ног. Ей казалось, что все эти конечности шевелились у нее внутри, несмотря на то, что она их прожевывала. Туловище с головой весело на нее смотрело и по-прежнему добродушно улыбалось. Из всех его ран били фонтаны крови. В одном маленьком ребенке не могло быть столько крови, но она была. Весь пол комнаты уже покрылся кровью. Все вещи и сама девушка были в крови. Она заметила это только сейчас. Ее рвало, но наружу выходила только кровь.
   Вдруг ребенок произнес: "Я люблю тебя, мамочка. Дай же мне обнять тебя крепко". Сказав это, он высунул змеиный язык, который стал тянуться к ней. С этот момент "мамочка" почувствовала, что съеденные ею руки и ноги младенца, начали на самом деле шевелиться и пихаться. Они будто снова срослись и теперь желали вырваться на свободу.
   Тем временем, язык младенца уже стал обвивать ее горло. Затянув петлю, малыш стал втягивать его обратно. Девушка не могла ничего сделать, с ужасом обнаружив, что у нее нет рук. Они валялись тут же возле стула. А из мест, где они раньше были, струилась какая-то черная жидкость, издававшая отвратительный запах. Но боли не чувствовалось. Вместо нее все тело охватил жар. Вдруг конечности младенца стали распирать девушку изнутри во все стороны. Она попыталась закричать, но вместо этого раздалось хриплое бульканье. И тут... она проснулась
   Ее стошнило прямо на пол. Вся постель была в крови, и она уже капала вниз. Девушка вскочила и побежала в туалет, оставляя за собой кровавый шлейф. Ее выворачивало наружу. Было такое чувство, что внутри все перемешалось. Заскочив туда, она облила рвотой весь унитаз. Но, не дав ей придти в себя от одного, с ней тут же случилось другое. Мертвое тельце ребенка плюхнулось прямо на пол, забрызгав все кровью. Оно было маленькое, щупленькое, побитое и с дырками по всему телу, из которых сочилась кровь. Несостоявшаяся мама взяла своего малыша голыми руками и попыталась смыть в унитаз. Но у нее ничего не получилось: тельце не проходило в отверстие. Пришлось проталкивать его опять же руками...
  
   Ребенок посмотрел на маму на прощание. Она не оправдала его надежд и ожиданий: слишком слаба. Придется начинать все сначала. Снова подыскивать подходящих родителей, снова проходить стадию зачатия, снова ждать, пока разовьется физическое тело... На это уйдет какое-то время. Но что значит время, когда впереди целая Вечность.
  
  

6.03.02


  

Коробочка

  
   "Где я?"
   Это был первый вопрос, пришедший мне в голову.
   Я очнулся как-то внезапно. Точнее не очнулся, а... ну... не знаю, как сказать. Еще секунду назад я спокойно шел по улице, а теперь я здесь. Но где это "здесь"? Как я сюда попал?
   Вокруг была абсолютная темнота. Я встал на четвереньки и медленно стал исследовать окружающее пространство.
   Через несколько часов я установил, что нахожусь в какой-то комнате. Но никаких выступов и неровностей на полу и на стенах не нащупывалось, а до потолка я так и не достал.
   "Ну, здорово! Жил себе, жил. Никому не мешал. А тут на тебе, радость какая привалила: оказался неизвестно где и неизвестно когда отсюда выйду, и выйду ли... Уж не умер ли я?.. Э-э-эй! Включите свет - дышать темно! Ау-у-у! Есть тут кто-нибудь? Если я в Аду, то где же Дьявол? Хоть время с ним покоротать".
   Вдруг зазвучала торжественная музыка. В центре (я так думаю) комнаты появился столб света, и торжественный голос объявил: "Внимание, внимание! Только сегодня! Не пропустите! Проездом из Рая в Ад Магистр Черной Магии, Князь Темных Сил, Повелитель и Господин всего зла... Дьявол!!! Поприветствуем его!"
   Из пола, словно на лифте, медленно стал подниматься Дьявол, сверкая своей улыбкой. Внешность у него была классически дьявольской: этакий миловидный бес с хвостом и рожками. Когда он поднялся, шум стих, невидимый "зал" смолк.
   - Спасибо, спасибо! Я знаю, что все вы любите меня... как кошки собаку.
   "Зал" разразился хохотом и аплодисментами.
   - Да, да, да. Ну а теперь давайте поприветствуем нашего сегодняшнего гостя!
   Нечистый, на которого всегда светил "прожектор", подошел ко мне. Подо мной тут же выросло кресло. Он тоже оказался в кресле. А между нами появился стол.
   - Итак, сегодня в нашем ток-шоу "Жизнь и смерь" присутствует знаменитый человек по имени Человек! (Не правда ли оригинально.)
   Итак, уважаемый Человек, что привело вас в нашу студию? Поделитесь с нами вашей проблемой.
   - А-а-а... Э-э-э... Ну-у-у... Не знаю.
   - Все понятно. Наш уважаемый гость стесняется. Давайте поддержит его аплодисментами!
   "Зал" буквально взорвался рукоплесканиями, свистом, криками "Давай, давай!" и "Мы с тобой!"
   - Ну-с, многоуважаемый, мы ждем ответа.
   - Ну, собственно, я бы тоже хотел его получить. Я даже не знаю, где я нахожусь и как сюда попал.
   - Он не знает, где он находится... Ха-ха-ха... Вы находитесь на знаменитом на весь свет ток-шоу "Жизнь и смерь"!
   - Понятно... А где здесь выход? Не подскажете?
   - О-о-о, наш гость обиделся. Не обижайтесь!
   - Нет, я не обиделся, просто мне нужно идти домой.
   - О-о-о, как жаль, как жаль! Ну что же, вот выход.
   Передо мной появилась дверь. Просто одна дверь, которая висела в пустоте. Я подошел к ней, повернул ручку, открыл и... стукнулся о кирпичную стену. Дверь тут же исчезла. А я, пошатываясь, сел обратно в кресло.
   - О-о-о, извините, я забыл вам кое-что сказать. Вы не можете просто так уйти отсюда. Вам придется отдать мне душу.
   Я был несколько ошарашен. Но тут же собрался с мыслями и ответил.
   - Как отдать душу?! Что, даром?! Ну, уж нет. Ты, Нечистый, должен ее купить. А вот цену назначу я.
   - О-о-о, да Вы, я смотрю, знаток высших законов. Тогда вам точно ко мне... Какую же цену вы назначаете? Может быть, все богатства мира, или неограниченную силу, или недоступные остальным знания?.. Что же?
   - Дай-ка подумать... Если я продам тебе душу, а сам уйду отсюда, мое тело будет без души?
   - Нет, душа останется при Вас, но до смерти тела, затем она будет принадлежать мне полностью.
   После некоторой паузы я спросил из чистого любопытства:
   - А почем нынче у вас, на "черном" рынке души?
   - Ну, они, безусловно, упали в цене. При Фаусте добыть душу было гораздо тяжелее, нежели сейчас. Наша фирма "Дьявол и Ко" успешно конкурирует с кое-какой враждебной нам организацией. У нас за последние столетия потрясающий рост прибыли...
   Дьявол объяснял все это на красочных плакатах, тыкая по ним указкой. Стол, кресло Нечистого и "зал" исчезли, а он стоял перед доской.
   - Итак, подпишем контрактик. Вот тут поставьте свою закорючку, и получите все, что угодно.
   Передо мной появился стол, на котором лежала кипа бумаг. На первом листе сверху крупными буквами было написано "Контракт". Рядом чернильница с пером.
   - Э, нет, погоди, дружок. Зачем это мне продавать душу? Мне от тебя ничего не нужно. Богатства мне не нужны - с ними одни проблемы. Знания я сам раздобуду. А сила мне ни к чему. Сколько есть, столько и хватит. Так что, извини, но ничего не получится.
   Дьявол аж позеленел от злости, но тут же успокоился.
   - Хорошо, давай подумаем. А чем ты, собственно, так дорожишь? Что тебе нравится в твоей жизни? Ведь ты же маленький никому не нужный человечишка. Мне ничего не стоит раздавить тебя одним мизинцем. Но я этого не буду делать, потому что ты мне нравишься. Люблю думающих людей.
   Сейчас я открою тебе "страшную тайну"... Твоя жизнь - это смерь, а смерть - это жизнь.
   - Как это? Не понял. Ну-ка поясни.
   - Как ты думаешь, почему меня абсолютно не интересует твое бренное тело,
   твоя плоть, а только твоя душа?
   - Ну... откуда ж я знаю. Тебе же все души подавай, а не мне.
   - Вот именно. Меня интересует твоя душа только потому, что она и есть
   твое реальное тело.
   Когда ты родился, твою душу заключили в твое тело, чтобы она мучилась. Причем ее никто не спрашивал, хочет она этого или не хочет. И всю твою жизнь она мучается в тебе и хочет выйти. Когда твоя плоть умирает (не без помощи души), душа наконец-то обретает свободу. А знаешь, кто все это придумал? Бог. А вы - люди - как стадо баранов слушаетесь его и выполняете все его прихоти. Это он наплел вам про Ад и Рай, что, мол, в Раю хорошо, а в Аду плохо. Это он, гад такой, пользуется свое монополией... У-у-у, налоговой инспекции на него не хватает...
   Он заманивает вас, простачков блаженной жизнью после смерти. Но при этом говорит, что перед этим вы должны помучиться на земле. Мол, чем больше мучаетесь, тем лучше. Да это же он - главный злодей во Вселенной.
   Я же открыто говорю: зачем мучить свою душу в плену плоти. Освободите ее, уничтожив свое тело, либо не мучайте его и придавайтесь плотским утехам. Ведь после смерти тела, твоей душе все равно будет хорошо, она начнет жить. Ведь нет никаких Рая и Ада. Это все Он придумал, чтобы заманить побольше ваших, людских душ к себе.
   Посмотри на этот мир. Твой мир. Разве он не ужасен.
   Перед моими глазами начали появляться страшные картины.
   Вот разрушенный город, из-под развалин которого боязливо выглядывают грязные, оборванные, голодные дети. Тут же лежат растерзанные крысами трупы. Несчастный одноногий калека просит Бога о помощи.
   - Вот видишь. Все вы в трудную минуту призываете Бога. А помог он кому-нибудь хоть раз?... Смотри дальше...
   Вот мы находимся в темных кварталах городских трущоб. Везде грязь, мусор, помои. Вот банда подростков-оборванцев избивает дедушку. Он даже не сопротивляется, просто нет сил. Они его убивают. Начинают рыскать по карманам, сдергивают с шеи крестик.
   - Вот видишь. С Ним вы везде. С Ним вы идете на смерть, но ради чего? Зачем такие мучения? Смотри еще...
   Вот какие-то люди с криками "Аллах акбар" взрывают себя среди многолюдной толпы. Множество мертвых и раненых. Море крови и слез. Крики и паника. Вот оторванная ручка ребенка, а вот и его голова. Тут с застывшими от ужаса и боли глазами маленькая девочка сидит на руках у убитой мамы... Точнее половина девочки.
   - Вот видишь. Он придумал для вас разные религии, чтобы ввести в заблуждение, что богов много. И сделал Он это для того, чтобы люди истребляли друг друга. Это Бог - дьявол, а не я.
   Теперь ты мне веришь? Я желаю тебе и всем людям лишь добра. Вы должны знать правду.
   Когда-то давно, когда я был с Ним заодно, я воспротивился его порядкам. Мне надоело, что Он постоянно вам лгал. И я захотел донести правду до ваших ушей, чтобы вместе низвергнуть тирана. Но Он узнал об этом и решил уничтожить меня, но я вовремя спрятался, и поэтому остался жив. Теперь я действую из подполья, тайно. Я думаю, он знает о моих действиях, но не может поймать.
   Именно поэтому мне нужны души. Наша повстанческая армия нуждается в дополнительных силах.
   Ну, что ты теперь думаешь обо мне и о Нем?
   - Да-а-а... Кто бы мог подумать. Я, конечно, знал, что ты любитель приврать, но чтобы так. Да-а-а...
   - Вот видишь. Ты тоже подвержен этим стереотипам, которые Он вам навязал. Конечно, если б я был у власти, я сделал бы то же самое. На войне, как на войне.
   - Твой рассказ весьма убедителен. Получается, что Бог несправедлив. Он пользуется правом большого и сильного и жестоко подавляет каждого, осмелившегося пойти против. Да-а-а... Все перевернулось с ног на голову.
   - Нет, ты не прав. Не с ног на голову, а с головы на ноги. Забудь все, что ты знал о Боге и обо мне. Это все неправда. Иди за мной, и ты узнаешь истинное положение дел.
   Подпиши контракт и вступай с братство "Воинов за правду и справедливость".
   Я вновь оказался у того же стола с пером в руках. Но чернильница была пуста. На мой вопросительный взгляд Дьявол ответил:
   - Ну же, решайся, подписывай. Только не чернилами, а кровью. Ткни пером в палец и распишись. Это будет последняя боль, которую ты почувствуешь в своей жизни... в своей настоящей жизни.
   Я задумался. Cатана меня убедил, и я решил подписаться. Я стал подносить перо к пальцу. И когда я собирался вот-вот проткнуть его, раздался громоподобный голос.
   - Нет!
   Дьявола вдруг скрючило в судорогах. Он упал на пол. Я увидел, что у него на затылке начало появляться еще одно лицо. Вот медленно выпирает нос. По бокам него появились углубления; затем в них появились глаза. Под носом череп медленно растрескался, и появился рот. Через несколько минут лицо окончательно сформировалось. Сатана встал и повернулся ко мне спиной, то есть своим новым лицом.
   - Нет, не делай этого! Дай мне теперь объяснить что к чему!
   Я помедлил и отложил перо в сторону.
   - Ну, хорошо, давай. Только сначала скажи, кто ты.
   - Я - Бог. Я пришел сюда, чтобы уберечь тебя от неверного шага. Видишь ли, Дьявол во многом прав. Но он извратил истину до неузнаваемости...
   - Неправда! Не слушай его...
   - Замолчи, Нечистый!.. Так вот, все, что он говорил, это правда, кроме одного: я - не тиран, и мне не нужна власть над Вселенной, потому что она у меня и так есть.
   - Еще бы у тебя ее не было...
   - Заткнись, зараза!.. Он не рассказал тебе всей правды, а лишь только то, что ему было нужно. Теперь послушай всю истину до конца.
   Дьявол не просто был со мной заодно, он был... и есть... и будет... моим братом. Но братом не в вашем земном смысле, а братом... Проще говоря, он - это я, а я - это он. Мы - одно целое и неделимое. Нас невозможно разделить, как зло невозможно отделить от добра. Во Вселенной вообще нет таких понятий.
   Вот ты подумай, ведь в каждом зле есть частица добра, а в каждом добре - частица зла. Даже если это на первый взгляд не видно.
   - Как это так? Добро во зле, а зло в добре. Что-то я не пойму.
   - Ну, вот смотри.
   Передо мной снова появляются ужасные картины со сценами насилия и смерти.
   - Видишь этих страдающих людей. Дьявол тебе говорил, что они страдают зря, что их душа и так будет блаженна, что никаких Ада и Рая нет и все это выдумки. Да, это выдумки. Ада и Рая нет. Я придумал их специально, чтобы напугать твоих примитивных соплеменников, потому что они все равно бы ничего не поняли.
   Да, душа облачена в плоть, обречена страдать. Но это нужно в первую очередь самой душе, а не мне и не кому-нибудь еще. Страдая, душа очищается от своих грехов. Вспомни, твое земное тело тоже загрязняется и его периодически надо мыть. Все это делают, и это нормально.
   - Хорошо, это я понял. А зачем душе это нужно? Она же все-таки не тело.
   - Как зачем? Она же очищается, чище становится, все больше соединяется со Вселенной, со мной, а затем окончательно переходит в меня.
   - Ну и...
   - Что "ну и"?
   - Ну и что дальше? Переходит она в тебя, не переходит, мне-то какая разница.
   - Правильно, правильно! Не слушай его, он тебе сейчас наговорит...
   - Да заткнись ты, скотина! Я же тебе не мешал, когда ты речь свою толкал... Послушай я тебя что-то не пойму. Я же тебе говорю: твоя душа очистится и сольется со всеми остальными чистыми душами в вечном счастье и блаженстве.
   - Фу, какой ужас. Вечное счастье - вечный ад. Находиться постоянно среди чему-то радующихся придурков?! Вот уж спасибо, не надо.
   - Как?! Как это не надо?!.. Тебе не нужно вечное счастье?
   - Нет, не нужно.
   - Ну... Это... Как это... Э-э-э...
   - Что, съел! Не нужно ему твое вечное счастье и все тут.
   - Э-э-э... Ну, как это... Как это не нужно... Не пойму...
   Бог ушел в какие-то длительные раздумья, а Дьявол, воспользовавшись моментом, крикнул мне с "затылка":
   - Вот видишь, я же тебе говорил! Он специально заманивает к себе человечьи души, чтобы поедать их. Подписывай быстрее контракт, пока он не очухался.
   Я вновь взял в руку перо и начал подносить его к пальцу. Но тут...
  
   "По-моему, теперь я точно умер", - пришло мне в голову. Точнее в то место души, где у тела находилась голова.
   Взлетая к небу, я увидел, что моей комнатой была всего лишь небольшая коробочка. И на эту коробочку села какая-то гигантская мадама.
   - Мама, мама, ты же раздавила мою новую зверюшку, - голосила рядом "маленькая" девочка.
  

1.01.03


Кто?

  
   Был обычный осенний пасмурный вечер. Небо, укрытое большой непонятной тучей, изливающее целый день свои слезы, словно оплакивая землю, задыхающуюся под тяжестью людского племени. Холодные, темные дома, поглотившие свет. Ветер, отбирающий последние лохмотья у последних деревьев. Асфальт, бетон, железо и стекло, замуровавшие этот гигантский муравейник. В общем обычный мрачный, унылый вечер, один из многих, когда странные чувства и мысли посещают наши души.
   "По телевизору опять нечего смотреть. Столько каналов, а из всего интересного - только новости. Одни только новости. О, как же они мне надоели за всю мою жизнь! Иногда мне кажется, что ничего нового в мире вообще не происходит. Одно лишь повторение старого. Изо дня в день одно и то же:
   "...произошел терракт. Семь человек убито, десятки ранены. Спецслужбы прилагают все усилия для раскрытия подобных злодеяний.... В пятницу вечером врезались две иномарки. Водитель BMW погиб на месте, водитель AUDI доставлен в тяжелом состоянии в реанимацию... Напряженный конфликт между двумя враждующими сторонами продолжается. Гибнут сотни людей... Прошедший ураган унес несколько жизней, в том числе детей. Ущерб оценивается в сотни миллионов долларов..."
   Обычный набор тем для выпуска "Новостей".
   Если смотреть это каждый день, невозможно не сойти с ума. А ведь такие, как я, почти все. Поэтому все мы немножко сумасшедшие.... О, вот что-то интересное".
   "Сегодня утром во дворе одного из домов был обнаружен зверски изуродованный труп женщины, все тело которой было покрыто многочисленными колото резаными ранами, а также синяками и ссадинами. Голова была найдена отдельно. Она находилась в мусорном баке, стоявшем неподалеку. У нее отсутствовали глаза и язык.... Это уже третье преступление подобного рода. Власти заявляют о том, что в городе появился маньяк. Поэтому всем жителям рекомендуется быть очень осторожными и бдительными. Не отпускайте детей одних поздно вечером, ходите только по освещенным улицам, не садитесь в лифт с незнакомцем.... О дальнейшем ходе дела мы будем рассказывать вам регулярно.... А сейчас новости спорта..."
   "Вот это - новость! Вот это - интересно! Уже третье убийство, а его... или, может быть, ее до сих пор не поймали. Весь город на ушах стоит! Вот это встряска для нервов. Если бы не такие случаи, жизнь была бы серой и скучной, а никаких новостей и в помине бы не было. Да, мрачная была бы картина... как пейзаж за окном. Кстати, пора пойти проветриться перед сном... Хэ, может маньяка этого встречу. Пообщаемся".
  
   На улице было мокро, но вполне чисто. Остатки дождика моросили на асфальт, по которому в разные стороны разбегались многочисленные ручейки. А по краям дорог, снова собираясь, они превращались в настоящие реки, бурно текущие вниз по течению. Небесный старик что-то нашептывал себе под нос, и его мерный шепот успокаивал. Но все же мысли кружились возле одного: маньяк.
   "Интересно, а как он выглядит? Как они вообще выглядят? Можно ли узнать маньяка в толпе? У него, наверное, дикие злобные глаза, налитые кровью, взъерошенные волосы, злобное лицо, перекошенное гримасой ненависти. А ходит он всегда в длинном черном кожаном плаще, под которым прячет свой огромный нож. Хотя, в кино их, обычно показывают спокойными. Нет, ну есть буйные шизофреники, нападающие на всех подряд, но и то их можно не раскрыть сразу.
   Тогда кто же они, эти маньяки? Что они - больные люди, это ясно: простые психи, шизофреники, параноики - больны умом; а вот маньяки-эстеты, людоеды-поэты, - скорее всего, душой. Психи и маньяки - это разные люди.
   У психов очень агрессивный разум и чистая душа, потому что они физически больные люди и не хотят специально причинять никому вреда. Маньяки же, напротив, имеют спокойный разум и черную душу. Для них важен сам процесс убийства, а не его последствия. Способные на жестокие и кровавые преступления, они абсолютно не агрессивны в обычной жизни".
   Вдруг размышления прервал женский голос:
   - Извините, у вас сигаретки не найдется?
   - Нет, я не курю.
   - А который час, не подскажете?
   - Извините, я без часов.
   - А хочешь развлечься, красавчик?
   - ?.. А-а-а, нет, спасибо.
   - Ну давай, не ломайся.
   - Я же сказал: нет!
   - Ну и пошел ты! Урод!
   - Что?!
   - Проваливай отсюда, придурок! Импотент несчастный!
   - А не пошла бы ты сама куда подальше, дура!
   - Катись отсюда калачиком, ублюдок!
   - Вот стерва!
   "Чертова дура! Только все настроение испортила, шлюха проклятая! У-у, ненавижу таких людей! Это даже не люди, это... это... просто уроды! Да таких убивать надо!.. Вот тварь, а! У-у, ДРЯНЬ!!!
   ...УБЕЙ ЕЕ...
   ...что? что ты здесь делаешь?..
   ...Я ХОЧУ ПОМОЧЬ ТЕБЕ ВОССТАНОВИТЬ СПРАВЕДЛИВОСТЬ...
   ...но в чем?..
   ...В ЖИЗНИ. ВЕДЬ ТОЛЬКО ЧТО ТЕБЯ ОСКОРБИЛИ И УНИЗИЛИ, И ЧТО, ТЫ ТАК ПРОСТО УЙДЕШЬ?!..
   ...а что я могу сделать...
   ...КАК ЧТО?! УБЕЙ ЕЕ, ЭТУ ГРЯЗНУЮ ШЛЮХУ!..
   ...но я не могу...
   ...ПОЧЕМУ? ВЕДЬ ОНА НИ ЗА ЧТО НИ ПРО ЧТО ПЛЮНУЛА ТЕБЕ В ДУШУ, РАСТЕРЛА В ПОРОШОК ТВОИ БЛАГОРОДСТВО И ДОСТОИНСТВО...
   ...но за это не убивают...
   ...ВОТ И ЗРЯ. А РАНЬШЕ УБИВАЛИ. ВЕДЬ ЕСЛИ УБИТЬ НЕСКОЛЬКО ПАРШИВЫХ ОВЕЦ, ОСТАЛЬНОЕ СТАДО ОСТАНЕТСЯ ЗДОРОВЫМ. ТЫ ЖЕ САМ ГОВОРИЛ, ЧТО ТАКИХ УРОДОВ НАДО УБИВАТЬ. НУ ВОТ И УБЕЙ ЕЕ, ВОЗЬМИ НА СЕБЯ РОЛЬ ПАСТУХА, ПОМОГИ ЛЮДЯМ. ВЕДЬ ТЫ ЖЕ ВСЕГДА МЕЧТАЛ О СОВЕРШЕННОМ ОБЩЕСТВЕ, В КОТОРОМ НЕ БУДЕТ НЕСОВЕРШЕННЫХ ЛЮДЕЙ...
   ...одно дело мечтать, а другое - делать; ведь я же не могу убивать каждого, кто мне не понравится...
   ...ПОЧЕМУ?..
   ...ну...ну...
   ...ВОТ ВИДИШЬ, У ТЕБЯ НЕТ ПРИЧИН ИХ НЕ УБИВАТЬ. ТАК УБИВАЙ ЖЕ! ПОСМОТРИ СКОЛЬКО НА СВЕТЕ ЛИШНИХ ЛЮДЕЙ, КОТОРЫЕ ТОЛЬКО И ИЗНЫВАЮТ О ТОМ, ЧТОБЫ КТО-НИБУДЬ ПРИШЕЛ И ИЗБАВИЛ ИХ ОТ ЖИЗНИ. ОНИ БУДУТ РАДЫ, ЕСЛИ ТЫ УБЬЕШЬ ИХ И ЛИШИШЬ СТРАДАНИЙ...
   ...но почему я должен убивать их? и зачем?..
   ...ПОТОМУ ЧТО ТЫ ИЗБРАННЫЙ. ДЬЯВОЛ ИЗБРАЛ ТЕБЯ ДЛЯ ИСПОЛНЕНИЯ МИССИИ СМЕРТИ НА ЗЕМЛЕ. ВЫПУСТИ НА ВОЛЮ СВОИ ЧУВСТВА, РАЗДИРАЮЩИЕ ТЕБЕ ДУШУ, И ТЫ ПОЧУВСТВУЕШЬ, КАК ЕЙ СТАНЕТ ЛЕГЧЕ... КАК ВСЕМУ МИРУ СТАНЕТ ЛЕГЧЕ. ОН, НАКОНЕЦ-ТО, ВЗДОХНЕТ ПОЛНОЙ ГРУДЬЮ...
   ...да-а-а?.. но Библия учит: не убий; подставь левую щеку, когда ударили по правой; возлюби ближнего своего, как самого себя...
   ...ХА, БИБЛИЯ! ЧЕМУ МОЖНО НАУЧИТЬСЯ ПО БИБЛИИ? ЭТОТ ИДИОТ ИИСУС МУЧИЛСЯ ВСЮ ЖИЗНЬ, А ПОСЛЕДНИЕ ДНИ ВООБЩЕ НА КРЕСТЕ ПРОБОЛТАЛСЯ, - И РАДИ ЧЕГО? ЧТОБЫ ПРИНЕСТИ СЕБЯ В ЖЕРТВУ СОБСТВЕННОМУ ОТЦУ?! КАКОЙ КРОВОЖАДНЫЙ У НЕГО ОТЕЦ: УБИЛ СОБСТВЕННОГО СЫНА НЕПОНЯТНО ЗАЧЕМ. УЖ НЕ РАЗВЛЕЧЬСЯ ЛИ ХОТЕЛ?
   ЧЕМУ МОЖЕТ НАУЧИТЬ КНИГА, НАПИСАННАЯ ТАКИМ ОТЦОМ? УБИВАТЬ СОБСТВЕННЫХ ДЕТЕЙ? ТАК УЖ ЛУЧШЕ УБИВАТЬ ТАКИХ ТВАРЕЙ, КАК ЭТА ШЛЮХА! УБЕЙ ЕЕ!!!..
   Рука сама собой нащупала нож. Лицо скривилось под натиском злобы, ненависти и отвращения. Глаза загорелись от желания отомстить и очистить мир от всякой грязи. Бешено колотившееся сердце отдавало глухим эхом в голове, переполняясь гневом. Утоленная однажды жажда крови сделала свое дело.
   Набросившись на женщину, убийца, от всей души размахивая ножом, стал резать и колоть ее, попутно избивая ногами и руками. Это продолжалось всего несколько минут, но потребовало от него много сил. Но усталости пока не чувствовалось: ярость наполняла мышцы.
   Когда женщина на последнем дыхании попыталась произвести нечто вроде крика, убийца отрезал ей язык, "чтобы впредь не сквернословила". Затем он выдавил ей пальцами глаза, "которыми она оскверняла умы людей". Положив еще трепещущееся тело на спину, он вспорол ему живот и вырезал матку: "Какое потомство может дать эта грязь?" После этого женщине были отрезаны обе груди, "чтоб не могла вскормить своими грязным молоком чужих детей". Вырвав еще бьющееся сердце, убийца бросил его на асфальт и растоптал: "Черное сердце не достойно жизни". В конце, подняв за волосы растерзанный труп, он сказал: "Я лишу тебя власти, Горгона, и уничтожу твое грязное семя", и отрезал ей голову.
   После кровавого пиршества мести на асфальте осталось лишь месиво, когда-то бывшее человеком. И только один немой свидетель оплакивал случившееся. Его слезы быстро смывали все следы преступления, и кровавые ручейки мгновенно растащили всю "грязь" по самым потаенным уголкам и закоулкам. А "палач", помыв свои обагренные руки и нож в луже, отправился домой, выкинув по пути все "недостойные" части тела в ближайший мусорный бак, ибо он любил чистоту.
   "...МОЛОДЕЦ! ЧУВСТВУЕШЬ, КАК СТАЛО ЛЕГЧЕ?..
   ...да, теперь я спокоен..."
  
   За окном шел дождь. Он жалобно стучался в окно и просил впустить его на ночлег, прячась в темноте, как старый разбойник. Устрашающе завывая, по крышам носился ветер в поисках пристанища. Ему поскорее хотелось укрыться от непогоды, и поэтому он с шумом врывался во все открытые двери и окна. В общем, был обычный пасмурный осенний вечер, один из тех, когда хочется непонятно чего.
   "Как мне надоели все эти дурацкие фильмы и нудные передачи. Тошнит уже от них:
   "...получили серьезные ранения. Обстоятельства дела выясняются... Эй, Джо, у тебя будут большие неприятности, если ты не... задержан подозреваемый в совершении четырех зверских убийств, последнее из которых произошло месяц назад. Сейчас следователи пока не разглашают деталей, но нам стало известно, что обвиняемый - некий бизнесмен. "Новый Джек-Потрошитель" убивал исключительно представительниц древнейшей профессии... Жуткие кровавые убийства всколыхнули всю общественность не только нашего города, но и всей страны в целом. Лучшие следователи занимались этим делом. И, по-видимому, их усилия не остались напрасными. О ходе этого громкого дела смотрите в наших последующих передачах... А сейчас новости спорта..."
   Они все-таки умудрились поймать этого маньяка. Жаль. Теперь жизнь в этом городе опять вернется в прежнее русло, и он опять станет всего лишь провинциальной дырой, где даже мухи засыпают на лету.
   А было бы здорово встретиться с этим ненормальным и спросить его: зачем он это делал; что он чувствовал, когда убивал; что он чувствовал после того, как убивал? Каким же зверем надо быть, чтобы разодрать в клочья четырех женщин. Да в нем, наверное, сам Дьявол сидит...
   Что-то устал я в этот экран пялиться, даже голова разболелась. Да и прогуляться уже пора.
   Да, что бы я делал без моих прогулок. Точно бы с ума сошел".
  
   На улице было мокро. Асфальт набух многочисленными венами дождевой крови, а в особо глубоких местах превращался в бурлящую и шипящую смолу. Угрюмые дома, преграждавшие ему путь, тоже не оставались в стороне, и по своим артериям устремляли источник жизни к сердцу гигантского организма. Но мысли человека, идущего одиноко по улице, были совсем далеко от этого.
   "Ох уж мне эти маньяки. Я им просто поражаюсь. Ну неужели нельзя найти более мирного способа уничтожить свою агрессию, впрыснуть адреналин в кровь? Неужели все дело заключается только в незнании? Не думаю. Что-то мало в это верится. Неужели они действительно прирожденные убийцы, палачи небес? Или, может быть, просто рабы своей слабости и своих страхов, жертвы общества?
   Этот бедный бизнесмен, ну что ему не хватало в жизни? Денег, наверняка, хоть лопатой греби, скорей всего, жена - умница-красавица, да и любовниц, наверное, несколько - живи да радуйся. Ан нет, гложет Сатана душу, крови требует: пора, мол, расплачиваться. Неужели за деньги нельзя было найти не опасного для окружающих способа снять грех с души... Хотя нет, за деньги душу не очистишь, что бы там не обещали эти священники, черт бы их побрал".
   Ливень уже хлестал во всю своей страшной плеткой со множеством концов. Он бил с такой силой, что по всему небу разлетались искры и оглушительные раскаты ударов. Асфальтово-бетонная кожа земли просто дымилась от такой экзекуции. Прервав свои размышления, человек наконец-то заметил это и решил поспешить домой.
   Многие светофоры уже не работали, и только трехглазые из них подмигивали своим желтым оком всем припозднившимся, предупреждая о том, что жизнь не вечна. Впрочем, людей на улице и не было, и лишь запоздавшие одинокие водители проезжали кое-где, торопясь домой к своим семьям.
   Он вышел на узкую улочку, вылезшую из-за поворота. Здесь, как ему казалось, можно было сократить путь. И уже почти пройдя ее, пришлось подумать о переходе на другую сторону: впереди виднелась огромная лужица, целый океан. И только он начал свое движение, как из-за угла на огромной скорости выскочил автомобиль... Последнее, что увидел одинокий прохожий, - два ярко светящихся глаза, злобно смотревших на него. И, кажется, даже слышался чей-то жуткий, злорадный смех.
  
   "Вчера вечером был зверски убит известный в свое время журналист. Жестокость убийства просто поражает. Его тело буквально размазали по целой улице. Опознали труп лишь по обнаруженным в одежде документам. Проливной дождь многое смыл, но и того, что осталось, было достаточно, чтобы привести в ужас видавших виды оперативников. А обнаружившие "тело" обычные прохожие вообще были в шоке. Некоторым даже становилось плохо. Такого белый свет еще не видел...
   Кому и зачем понадобилось вот так расправляться с человеком? Может быть, в городе появился новый маньяк, еще более ужасный и кровожадный, чем прежний?.. К чему катится наш мир...
   А сейчас новости спорта..."
  

9.10.02

Alter Ego

  
   "В последнее время мне хочется кого-нибудь убить. Причем это не просто слова, я действительно хочу кого-нибудь убить. Неважно кого: сопливого пацана или ворчливую бабку - мне все равно. Я хочу крови!
   Когда я злюсь на кого-нибудь, мне хочется ударить его, потом еще раз, потом еще и еще. Мне хочется бить и бить, пока этот кто-нибудь не превратится в кровавое месиво, чтоб кровь этой твари забрызгала мои одежду и лицо. Представляю: я пинаю эту полумертвую суку, которая от боли уже ничего не соображает, а ее кровь капает с меня. М-м-м-м... Потрясающе...
   А как этот мужик вчера свою жену избил, прямо посреди улицы, среди бела дня. Невозможно было оторваться от этого зрелища: как они ругались между собой; как он ударил ее; как она ответила ему; как он, озверев, начал бить ее руками и ногами... Ух, классно!.. Ха, а трусливые прохожие поразбежались и попрятались кто куда. Только один смелый нашелся... Да, хорошая вышла бойня. Жаль только, не замочили друг друга".
   Таким размышлениям предавалась молодая девушка, возвращавшаяся из института домой. Ее внешность выдавала в ней весьма привлекательную особу и не выдавала крутящиеся на уме мысли, которые были подстать ее черным, цвета смолы волосам и одежде. За спиной у нее виднелся небольшой рюкзачок подходящего цвета с красной "кровавой" надписью "KOЯN", который лишь подчеркивал ее изящную фигуру. Глаза цвета ночи скрывали раздражение и обиду на весь свет. А черные ногти и губы окончательно убеждали всех, кидавших на нее взоры, что либо она - ведьма, либо у нее с головой не все в порядке. Но - как и чаще всего - они ошибались. Эта девушка была так же умна, как и красива, хотя институтовские оценки не всегда выдавали в ней этого потенциала. Врожденный ум не давал ей спокойствия, наоборот, заставлял искать ответы на все новые и новые вопросы. От такой "счастливой" жизни потянуло на самовыражение, дабы наравне с красотой и умом в ней уживались еще и многочисленные таланты: рисунки, рассказы, стихи и тому подобное "творчество" выходили из-под ее пера, как с конвейера. В общем, это была очень даже интересная девушка.
   А вот окружающий мир, по которому она шла, по сравнению с ней был не столь ярок. Но я постараюсь описать его достаточно красивыми словами, чтобы хоть как-то восполнить этот не достаток, от меня не зависящий. Повсюду рассеялись гиганты-дома, презрительно смотревшие вокруг со своей высоты и всем своим видом дававшие понять, "кто здесь настоящий хозяин". Почти высохший асфальт у их подножий еще хранил память о прошлом дожде, а хмурившееся небо уже не обещало ничего хорошего. И по этой толстой корке, покрывшей русла дорог, текли реки машин и людей, постоянно пересекаясь друг с другом, но не внося при этом хаоса. Все куда-то шло, ехало, бежало, летело, катилось и перекатывалось - в общем, спешило.
   Кристина шла по живым, пульсирующим улицам и, смотря в землю, думала о своем. В большом городе не обязательно следить за окружающим движением: толпа сама вынесет куда надо, остановит, где надо и заставит двигаться, когда надо. Так и девушка дрейфовала в этом течении. Ноги, "включенные на автопилот", несли ее по давно знакомым им ручейкам к причалу другой, более крупной реки. И вот, когда она размышляла о том, какие все-таки злые бывают люди, неожиданно раздался скрип тормозов и шин. "Спящая красавица" проснулась и увидела такую картину: она стоит посреди небольшой дороги, а сбоку от нее выскочивший злой дядька ругался, как только мог:
   - Куда прешь, дура! Совсем ослепла что ли!..
   Кристина в недоумении на него посмотрела, и вдруг до нее дошел весь смысл сложившейся ситуации. Она не стала ничего отвечать, а просто отвернулась и пошла дальше.
   - Вот сучка - ноль внимания! Ну, попадешься ты мне еще! Я тебе устрою!
   Фантазия девушки отчетливо изобразила сцену мести: вчерашняя разборка мужчины с женщиной, только на месте женщины - она, Кристина.
   - Да пошел ты, козел, - пробурчала она себе под нос и пошла раздосадованная дальше.
  
   Двери автобуса закрылись прямо перед лицом, а злорадствовавший водитель скалился в боковое зеркало. Кристина просто "взорвалась" от его выходки: она послала ему несколько нецензурных выражений и один непристойный жест и вдобавок ударила ногой по отъезжавшему транспорту. Ее так разозлила эта "мелкая шоферская пакость", что и этого показалось мало: она пнула еще и валявшуюся рядом банку. "Вот урод! Дебил! Я б тебе всю морду расцарапала!" ее губы аж скривились от злости, а в глазах засверкали искорки ярости. Девушке тут же вспомнилась одна из выведенных ею формул, что ярость - это сестра отчаяния. И действительно, невозможность ничего сделать в данной ситуации - отчаяние - просто бесило ее, а кровь прямо-таки кипела от накопившегося негатива, который требовал выхода. Это было очередное подтверждение ее теории практикой. Но минут через десять обиженица внешне казалась уже поостывшей, а на самом деле упивалась внутри фантазиями о том, как она "с большим удовольствием оторвала бы этому уроду водиле язык и засунула бы ему в задницу" и "заставила бы улыбаться его беззубой улыбкой". А вскоре подошел и другой автобус.
   Выражение "как сельди в бочке" Кристина знала непонаслышке, но сегодня, казалось, "сельдей" было особенно много. В одно мгновение ее поглотила эта волна рыб-пассажиров, втянувшихся внутрь "бочки", и стиснула так, что "чуть глаза не лопнули". Высокий рост, конечно, позволял девушке свободно держаться за поручни, но сейчас это было совершенно не нужно: падать все равно было некуда. Давно привыкнув к таким поездкам, она уже не обращала внимания даже на разные "случайные" прикосновения. Но сегодня ее раздражало все. Пытаясь более-менее удобно устроиться, Кристина отчаянно пихалась локтями, не обращая внимания на недовольное бурчание соседей. И через какое-то время ей это, естественно, удалось: она очутилась на "хорошем" месте лицом к окну.
   Внезапно девушка почувствовала у себя на талии чью-то руку, которая неспешно начала ее ощупывать. Это было явно не случайное прикосновение. Она даже несколько опешила от такой наглости. А рука тем временем, воспользовавшись таким положением дел, исследовала весь "ландшафт" внизу и начала подниматься вверх. Очнувшись, Кристина с руганью в нее вцепилась и, не отпуская, стала поворачиваться. Она еще больше растерялась, когда увидела, что рука принадлежала... миловидному дедушке лет под восемьдесят.
   - Ну, ты, старый хрыч, вообще обнаглел! Тебе давно уже пора ноги протягивать, а не руки!
   Дед раскраснелся и поспешил забиться куда-то в уголок. А публика весело начала обсмаковывать все детали произошедшего, и по всему автобусу, то тут, то там, были слышны смешки. "Да, вам-то смешно, а мне все это уже изрядно надоело", - подумала девушка и снова отвернулась к окну, простояв так до конца пути.
   Ливень хлынул как-то неожиданно, даже можно сказать внезапно, будто вывалился из давно ушедшей тучи и только сейчас упал. Начало было таким резким и сильным, что уже через несколько минут по улицам неслись бурлящие потоки воды, сметавшие всю пыль на своем пути. Вообще-то Кристина любила гулять под небольшим дождиком или смотреть на него из окна, но мокнуть под проливнем ей как-то не хотелось. Но пока она добежала до ближайшего укрытия, вся промокла до нитки. "Да что за день такой! - распсиховалась девушка. - Сегодня всё против меня, даже погода!"
   Прошло целых два часа, а дождь и не думал заканчиваться. Продрогшая Кристина уже начала постукивать зубами, точно желая высечь ими искру надежды. (Укрытием для нее служил навес магазина, который полтора часа назад закрылся, и поэтому ей пришлось стоять на улице.) Она думала о том, что ведь это еще не конец, нужно еще до дома дойти... или доплыть. А капли, падавшие сверху, все барабанили и барабанили по крыше, четко отбивая свою дробь. Девушка тоже отбивала свою дробь и теперь уже вовсю тряслась от холода.
   - Апчхи-и-и!.. Ну, здорово, теперь еще и простыла, - с раздражением и досадой полушепотом процедила она.
   А в это время невдалеке, метрах в тридцати, стояла ничем особо не примечательная машина, каких по городу ездит тысячи. А между тем в этой ничем не примечательной машине сидел очень примечательный господин. Он сидел и негромко слушал классическую музыку, а также вот уже второй час наблюдал за одной девушкой, стоящей под навесом. В его голове уже созрел некий план, и он, как паук, ждал, пока жертва окончательно запутается в паутине, чтобы в нужный момент... Наконец человек решил, что этот момент настал. Он завел двигатель, немного постоял, включил фары и затем медленно поехал к месту, где стояла девушка.
   Капельки воды, падавшие с неба и разбивавшиеся об асфальт, маленькими осколками разлетались во все стороны. Казалось, что земля дымится, что это вовсе и не земля даже, а болото, порождающее ядовитые испарения. В определение "болото" очень вписывался подъехавший темно-зеленый автомобиль, который остановился прямо напротив Кристины и посигналил. Девушка заинтересованно посмотрела на тонированные стекла и даже на какое-то время перестала дрожать, но ничего там не увидела. Но вдруг дверца машины распахнулась, и какой-то человек - она не разглядела какой - пригласительно помахал ей рукой. Кристина подумала, что терять ей, в принципе, нечего, и мигом очутилась внутри. Человек за рулем нажал на педаль, и они поехали.
   Отстукивая зубами чечетку, девушка некоторое время пыталась согреться, не обращая внимания на водителя. Но когда она все-таки повернула голову в его сторону, ее сердце чуть не выпрыгнуло наружу от испуга, но внешне этого не показала: перед ней сидел тот самый человек, который сегодня чуть не сбил ее!
   - Что за... Какого... Что вам от меня нужно? - с показным раздражением, скрывая дрожь в голосе, спросила Кристина.
   - О, нет, нет, ничего! Не подумайте обо мне ничего плохого. Я просто решил помочь вам в трудную минуту... А сегодняшнее происшествие на дороге - ну, с кем не бывает. Извините, я вспылил: у меня был трудный день, а тут еще это. Я искренне извиняюсь, поверьте мне.
   - Как вы меня нашли? Вы следили?
   - Нет, что вы. Я здесь вообще случайно проезжал. Там на дороге случилась авария, и поэтому ее перекрыли, пришлось в объезд ехать. А тут смотрю: вы стоите. Вся промокла, продрогла, еще, небось, и простудились, - переводил разговор на другую тему мужчина.
   - Может быть, - последовал по-прежнему жесткий ответ.
   - Вы все еще мне не верите? Думаете, я вам что-нибудь сделаю? Тогда можете не рисковать и выйти прямо сейчас.
   - Нет уж, спасибо. Раз вы посадили меня к себе в машину, то и везите домой... ко мне, - выстраивала линию обороны девушка, исходя из правила: лучшая защита - это нападение.
   - Ну, во-первых, я вас не сажал, вы сам сели. А, во-вторых, я не знаю, где вы живете. Скажите адрес.
   - Ну конечно. Чтоб от вашего внимания потом избавиться нельзя было? Мне такого "счастья" не надо. Я лучше "на пальцах" покажу, куда ехать. Вот сейчас пока прямо до второго поворота направо.
   - Хорошо, как скажете.
   Проехав по указанному направлению, "извозчик" вновь начал разговор:
   - Давайте хоть познакомимся что ли. Меня зовут Александр Владимирович, или просто Саша. А вас?
   - А меня не зовут, я сама прихожу.
   - Ха-ха-ха... Смешно. А если серьезно, - улыбнувшись, сказал он.
   - А вам какое дело, как меня зовут. Вы крутите "баранку", вот и крутите дальше.
   - Хорошо, хорошо, не хотите называть своего имени как хотите. Тогда я буду звать вас Лили.
   Пока продолжались эти безуспешные попытки начать нормальный диалог, новоиспеченная Лили смотрела в основном в окно. Но в те редкие моменты, когда ее взгляд все-таки удостаивал ответа "собеседника", она урывками пыталась рассмотреть его.
   Это был уже немолодой мужчина лет пятидесяти. Его плешь явно скрывал парик, а обрюзгшее, покрывшееся толстым слоем жира тело - светло-коричневый классический костюм, под пиджаком которого виднелась светлая рубашка в клеточку. На руке у него бряцали золотые часы, видимо, какой-то известной марки. Его пухлые щеки и обвисшие скулы и подбородок, плавно переходившие в плечи, производили отталкивающее впечатление. А припомнив дневную стычку, девушку определила, что он еще и ростика был небольшого. "Настоящий колобок", - усмехнулись ее мысли, а на губах отразилась некая тень улыбки. Отвратительные, маленькие, озабоченно бегающие глазки, раздевавшие ее до того, мгновенно уловили это изменение и заставили растянуться его рот в довольной ухмылке. Расплывшись по своему креслу, этот толстяк, усердно пыхтевший каждый раз, как ему нужно было повернуться, всю дорогу беспрерывно крутился туда-сюда и о чем-то говорил. А у Кристины, теперь полностью восстановившей его портрет, возник только один вопрос: "Сколько же нужно есть, чтобы стать таким?"
   Воображение в миг нарисовало ей эту картину: своими толстыми, жирными, липкими пальцами он хватает со стола все подряд и впихивает в себя, почти не пережевывая. В дань этикету у него на груди висит грязная, заляпанная, с желтыми пятнами тряпка, об которую он в конце вытирается. Когда он ест, изо рта у него валятся куски пищи, которые падают ему прямо на колени и на пол. "Фу, гадость!" - с отвращением прекратила это мучение Кристина.
   Тем временем "гадостник" до сих пор не мог поверить, что все получилось, и он сидит здесь с ней, девушкой из его эротических фантазий. В его голове вновь и вновь прокручивались все столь необычные события, произошедшие с ним сегодня.
  
   Как обычно, после работы Александр Владимирович направлялся на своей темно-зеленой "десятке" домой. Ничто не предвещало беды, когда он, немного отвлекшись, чуть не сбил молодую девушку - Кристину. В приступе злости, выскочив из машины, он обругал ее с ног до головы. Однако спустя минут десять, продолжая свое путешествие, он поймал себя на мысли, что "девчонка-то весьма ничего". И эта мысль, словно вирус, со скоростью электромагнитной волны заражала все остальные, и вскоре ему уже невозможно было избавиться от навязчивого желания, охватившего всю душу: "Я хочу ее. И она будет моей!"
   Возбужденный мужчина тут же развернул автомобиль и чуть не попал в аварию. "Нужно догнать ее немедленно! Где я потом ее искать буду?" Пока он, как ураган, несся по дороге в обратную сторону, в его голове с такой же яростью метались мысли в попытке выстроиться в план ближайших действий: "Нет, сейчас к ней подходить нельзя. Нужно выждать более удачное время... Блин, думай, думай, что делать!.. Нет, я не могу ее упустить! Только не ее. Я хочу, безумно хочу ее... Она должна заплатить мне за обиду. О, да! Я ее так отделаю, что она потом неделю встать не сможет. Да я ее..."
   С такими извращенскими мыслями "половой гигант" уже проезжал мимо "места встречи", и поэтому стал высматривать знакомую фигуру. Ему повезло: он увидел Кристину как раз в тот момент, когда к остановке подъезжал второй автобус. Замедлив скорость, преследователь убедился, что девушка села в него, запомнил его номер и поехал до ближайшего разворота. Затем, снова догнав, следовал за ним, пока она не вышла. Проводив ее взглядом до магазина, он остановился неподалеку и, теперь уже в спокойной обстановке, додумал до конца свой злодейский план. Сначала уговорит ее поехать с ним в какой-нибудь ресторанчик. Там напоит до бессознательного состояния. Расплатится с официантом и попросит его помочь сопроводить даму к машине. Потом даст ему "на чай". После этого сядет за руль, заведет мотор и поедет. Приедет в какое-нибудь пустынное место, и потом...
   - Вот здесь налево, и остановитесь, - указала Кристина рукой.
   - Как?! Уже приехали?! - с фальшивой ошарашенностью удивился толстяк. - Как жаль, а я хотел пригласить вас в какой-нибудь уютный ресторанчик на ужин в честь нашего примирения.
   - Мне некогда. Мне завтра на работу рано вставать.
   - О, ну, пожалуйста, - притворно плаксивым тоном продолжал он свои уговоры. - Я лично объясню вашему шефу завтра, в чем было дело.
   - Нет, я не пойду. Я промокла, замерзла, устала и хочу спать. До свиданья! - железным голосом отрезала Кристина, и открыла дверь, начав вылезать.
   Но тут похотливый извращенец не смог больше сдерживаться, и схватил ее за руку.
   - Нет, так просто ты не уйдешь. Ты знаешь, чего я натерпелся, когда чуть не сбил тебя? А ведь виновата была ты. Так кто же возместит мне моральный ущерб?
   Его глаза страстно заблестели. Он как-то вдруг весь сразу раскраснелся и потянулся к девушке своими омерзительными жирными губами и руками, пытаясь снять с нее одежду и поцеловать. И ему даже удалось пару раз это сделать. Но в этой небольшой потасовке она, забыв о брезгливости, успела укусить нападавшего за палец, и он, дико взвыв, отпустил ее. Девушка тут же выпрыгнула из машины и побежала к своему подъезду.
  
   Был уже поздний вечер, покрывший весь город мрачным покрывалом полутьмы, когда Кристина, не обращая внимания на бушующую грозу, пыталась найти у себя в рюкзачке ключ от металлической двери, отделявшей ее от спасения. И вот - о счастье! - где-то в глубине сумки пальцы наконец нащупали его. Трясущимися руками она силилась вставить эту железную палочку в скважину замка, совершенно отвлекшись от того, что происходило за ее спиной. И когда удача все-таки улыбнулась ей и заставила опомниться, перед ней уже стояла промокающая темная масса насильника с пистолетом в руке.
   - Я же сказал: никуда ты не пойдешь, пока не отработаешь долг, - злобно прошипел он и снова сомкнул уста Фортуны.
   Стальные нервы Кристины, помогавшие ей не раз, не подвели и теперь, а мозг мгновенно выдал идею: сделать вид, будто сзади кто-то появился, чтобы нападавший обернулся. В результате он действительно обернулся, и тут же потерял пистолет, который улетел куда-то в темноту. Обезоружив, девушка изо всех сил оттолкнула от себя озадаченного на какой-то миг своей глупостью мужчину, но тот лишь немного отошел. Однако этого оказалось достаточно: раскачиваясь и размахивая руками на краю высокого подъездного порога, он отчаянно стремился удержать равновесие. "Подтолкни падающего", - вспомнилась ей недавно прочтенная фраза.
   - С удовольствием, - зло съюморнула Кристина и пнула его в грудь.
   Несмотря на свой вес, толстяк отлетел на добрые полметра и со всего размаху ударился головой об асфальт. Кристина спокойно на него посмотрела сверху вниз и неожиданно почувствовала какое-то необычное движение внутри. Мелкая дрожь очень быстро усиливалась, как земля дрожит перед родами, глаза с такой же скоростью разгорались пока неизвестным пламенем, а сердце с каждым ударом било все сильнее и сильнее, будто проверяя на прочность стены, которые давно мечтало покинуть. Через несколько секунд девушка поняла, что все это предвосхищало: вулкан черной ненависти, злобы, ярости, гнева и всех подарков Дьявола, отравляющих жизнь, проснулся в ней сейчас и с ужасающей мощью начал извергать весь свой мрак наружу:
   - Урод! Ублюдок! Старый извращенец! Ненавижу тебя! Ненавижу таких, как ты!
   - и она принялась пинать еще хрипящего человека по лицу. Она пинала и пинала, и не могла остановиться. (Не могла или не хотела? Или это была вообще не она?) Потоки черноты, стекавшие с нее и капавшие на землю, превращались в кровь... в чужую кровь. И это было здорово! (Ученые называют такое состояние аффектом и связывают его с аномальным количеством определенного гормона в человеческом мозге. Но не кажется ли вам, что это слишком просто и даже банально?) Превратив "посмертную маску" теперь уже трупа в кровавую кашу, Кристина прошлась ударами по остальным местам, но особо задержалась на пахе, который был буквально размазан мощной подошвой ботинок. Когда вулкан испускал последние, но самые яростные, вздохи, борясь за свою жизнь, его alma mater, опав на мокрый асфальт, вновь принялась за голову столь ненавистного ей человека, которого знала всего несколько часов. Схватив за волосы, она исступленно долбила ее об землю и при этом бормотала: "Ненавижу, ненавижу".
   Наконец очнувшись от этого гипноза, Кристина, собрав остатки последних сил, поднялась и подобрала свой рюкзак. "Дерьмо!" - презрительно метнула она в сторону трупа, но внутри ничего похожего уже не почувствовала. Изуродованное мертвое тело, бывшее недавно живым, здравствующим и преуспевающим мужчиной в самом расцвете сил, ничего на это не ответило, оно молча продолжало лежать в луже то ли воды, то ли крови. Но Кристину это уже не интересовало. Открыв дверь все еще немного дрожащими руками, она кое-как поднялась к себе на этаж. Несмотря на страшную усталость, внутри у нее было необыкновенное чувство облегчения. Было так легко и приятно, что когда она зашла в квартиру и легла на диван, то тут же уснула крепким, но таким же легким и приятным, сном. Сегодня у Кристины был трудный, но одновременно с этим удачный день: сбылась ее мечта.
  
  

27.12.02


Шаг Третий

Дно

Выхода нет

Надпись в общественном

транспорте


Очень мрачная история

о том, как я убил человека

  
   Я ненавижу этого урода. Он преследует меня с самого детства. Тошнота и отвращение при одном его виде стали настолько невыносимы, что я наконец решился сделать то, о чем так долго помышлял.
   Как обычно с самого утра он ходил за мной, наблюдал, но никогда ни с кем не разговаривал. Просто ходил и пялился на меня... У-у-у, сука! Ненавижу эту тварь!.. Ничего, сегодня ты сдохнешь...
   Я ходил по своим делам, и у меня дрожали руки от одного воспоминания о том, что он рядом. Но вот и вечер. Уже стемнело. Разными темными закоулками я добрался до дома. Подъезд. Третий этаж. Тусклая лампочка на лестничной клетке. Ключ в замок. Щелчок. Я дома. И хоть он за мной не заходил, я знаю, что он здесь.
   Аж руки вспотели от предвкушения. Расплата близится. И хоть он мне нисего физически не сделал, но одним фактом своего существования довел мою нервную системудо состояния хаотической туманности. Я хочу отомстить ему за погубленную жизнь.
   В ванной лежит "опаска", буду ждать его там.
  
   Долго ждать не пришлось. Вот он. Стоит передо мной с озлобленной рожей, осклабив зубы. Скажу честно, я никогда не видел его таким, но он тоже, видимо, решил закончить этот фарс. Беру бритву и раз его по руке, еще раз, еще. Слегка перекосился, но гнева не стало меньше. Ах ты тварь, да тебе даже не больно! На тебе еще! По груди, по животу, по морде! Еще и еще. Сдохни, гнида, сдохни!..
   ...Весь в крови, а все равно довольно лыбится, У-у-у, тварь! Раз, два, еще...
   ...У меня больше нет сил. Но, смотри-ка, он тоже, кажется, падает. Цепляется руками за раковину. Да, да! Он умирает! Свершилось правосудие. Все-таки есть справедливость на этом свете.
  
   Капельки крови медленно стекали вниз, сталкиваясь друг с другом, и заковывали зеркало в бурую решетку, закрывая путь к выходу.

4.07.04


Лед

  

Сон - это маленькая смерть.

   Зима. Лучшее время года для размышлений. В этот период начинаешь холодным взглядом смотреть на вещи. Да-а-а, это вам не болезненные и депрессивные осень и весна и не жизнеутверждающее лето, когда ум впадает в спячку и уступает место чувствам и эмоциям. В зимние морозы холодный интеллект включает свое рациональное мышление, очутившись в своей среде существования. Но есть такие вещи, которые невозможно понять только интеллектом, даже зимой; их нужно прочувствовать, пережить. Но некоторые ситуации реально пережить просто невозможно, поэтому мы подключаем свою фантазию. Она рисует нам прекрасные образы или, наоборот, ужасных чудовищ, дает возможность окунуться в свои мечты или заставляет погрузиться во тьму своих страхов и ужаса. Но что будет, если слишком увлечься этим?..
   Как мне в голову мог прийти этот рассказ? Может быть, я просто вспомнил эту историю, вспомнил чужие воспоминания, чужие фантазии, чужие кошмары? Было ли это на самом деле или нет, весточка ли это из прошлого или предзнаменование из будущего, я не знаю. Я знаю лишь одно: никакой самый ужасный и извращенный кошмар, родившийся в сознании человека, никогда не превзойдет реальной жизни.
  
  
  
   Трещина скользнула по сосульке как молния, рассекающая ночное небо. И за ней, как и положено, последовал хруст-гром. Ледяной убийца удалялся от крыши и приближался к земле, и к своей цели. Несколько секунд грациозного падения - и все было кончено.
   "Ничего себе! А если бы она мне на голову упала", - еще не придя в себя от легкого шока, подумал человек, перед которым только что взорвался фонтан ледяных брызг. Как раз за пару минут до этого у него развязался шнурок, на завязывание которого ушло несколько секунд. Эти несколько секунд спасли человеку жизнь.
   Кстати о человеке. Это был юноша лет двадцати пяти, высокого роста, крепкого телосложения. Он носил на себе имя Марк, имел хорошую работу и перспективы на будущее, дабы жизнь была не против... то есть почти не против. Всю "малину" ему портили лишь иногда снившиеся кошмары, после которых он несколько дней не мог прийти в себя. И, может быть, он не стал бы обращать на них внимания, если бы не одно обстоятельство: с каждым разом кошмары становились все реальнее, и уже не всегда можно было понять, что приснилось, а что нет.
   Рассуждая о жизни и смерти, Марк ускорил шаг, слишком увлекшись своими мыслями. И, спускаясь в пешеходный переход, он нечаянно поскользнулся. Во время падения в его голове вместе с ним летела только одна мысль: "Все-таки лед".
  
  
  
   Когда Марк открыл глаза, был уже вечер. Голова жутко болела и гудела. С трудом оглядевшись, он никого не увидел. Поэтому, собравшись с силами, поднялся самостоятельно и, пошатываясь, пошел домой, постепенно вспоминая что же с ним произошло.
   Марк шел по темным пустынным улицам, которые почему-то освещались лишь местами. Ему казалось, что он не шел, а парил, настолько он не чувствовал своего тела. Была только одна невообразимая боль в голове. Марку казалось, что там у него работал какой-то мощный двигатель, который перемалывал ему все мозги и страшно гудел. Перед глазами отчетливо появилась картина, как кто-то, срезав ему полголовы, копошился там миксером и при этом еще и сам завывал. Вдруг к этому гулу примешался какой-то шелест. Этот еле слышимый сначала шелест становился постепенно все громче и громче. И только теперь Марк понял, что это был вовсе и не шелест, а шепот. Тысячи голосов шептали ему: "Убийца, убийца, ты должен убить!" Они впивались в каждую клеточку мозга, в каждую мысль и высасывали из них все, оставляя лишь себя. Обхватив голову руками, жертва голосов пыталась "вытряхнуть" непрошеных гостей из нее: "Нет, нет! Отстаньте от меня! Я не хочу!" Но они не слушали его и все громче повторяли свою дьявольскую мантру. В конце концов уши и нос Марка не выдержали и пустили кровь, а голова судорожно затряслась. Но тут шум неожиданно исчез. Гула, боли и голосов больше не было. На смену им пришли тишина, приятность и легкость, и лишь одна мысль пропитывала всю его сущность: "Убить".
   В таком блаженном состоянии Марк шел теперь уже к своей жертве. Было ощущение обыденности происходящего, как будто он делал это каждый день после обеда, как будто это была его обычная работа, которая была ему безразлична. Чувствовалась какая-то рутинность, будничность.
   Марк позвонил в дверь. Послышался женский голос: "Иду, иду. Кто там?" "Это я, мам". Дверь открылась, и последнее, что увидела женщина, был кулак.
   Взяв на кухне нож, убийца прежде всего перерезал жертве горло. Затем, очистив пол от ненужных вещей, ровно положил мертвое тело на спину и уже окончательно отрезал голову. За этим последовало разрезание и удаление одежды. Полностью обнажив женщину "мясник" сделал продольный разрез вдоль всей ее длины и аккуратными движениями начал снимать кожу. Отделив таким образом ее всю от мяса и мышц, приступил к внутренностям. Пропоров обезглавленный и обескоженный труп бывшей мамочки, убийца раскрыл его, буквально как кошелек. Все кишки он отбросил за ненадобностью в угол, сердце и печень очутились на тарелке, а остальные органы - в пакете.
   Весь пол комнаты был залит кровью и еще какой-то слизью, стены были также кое-где забрызганы. Сам "потрошитель" был с ног до головы запачкан ею, и ему это нравилось. Взяв нож побольше и потяжелее, он начал разрубать распотрошенную "тушу" на куски: сначала на три части поперек, а затем каждую часть еще пополам. После окончания разделки все останки были сложены во второй пакет, а голова, завернутая в кожу, поместилась в первом, с внутренними органами. Завершив упаковку, убийца сел за стол и не спеша принялся поглощать приготовленные ранее сердце и печень. После трапезы он умылся, оделся и с двумя пакетами в руках вышел на улицу.
  
  
  
   - Ох, приснится же такое, - пробормотал Марк, садясь в постели. Он чувствовал себя ужасно, было состояние, похожее на тошноту. А, может быть, это и была тошнота. Хотелось выплеснуть из себя всю эту дрянь, но она не выходила, будто зная, какая участь ее ждет. Более-менее придя в себя, Марк потер еще немного глаза, выпил воды из графина и включил телевизор, чтобы хоть маленько отвлечь свою память от кошмарных воспоминаний.
   А за окном в это время стояла задумчивая ночь, заглядывавшая в комнату своим желтым глазом. Ей, наверное, было интересно наблюдать за людьми, чтобы понять: что же они такое? И для большей невидимости она укрылась черным бархатным покрывалом, поблескивавшим маленькими огоньками звезд, где, может быть, находилось множество таких же обыкновенных людей, которым снятся страшные сны.
   Через некоторое время Марку снова захотелось спать. Не выключая телевизор, он повернулся на бок и приготовился к сладким грезам. И только его глаза закрылись, как он почувствовал, что ему на щеку что-то капнуло.
   - Ну что такое, - раздался его раздраженный голос.
   Вытерев пальцем каплю, Марк посмотрел на нее. Это была какая-то темная непонятная жидкость. Пришлось включить лампу. При свете жидкость оказалась багрово-красной.
   - Какого... - еще несколько капелек упали на него.
   Марк медленно поднял голову, и его взгляду предстало кровавое пятно на потолке, прямо над ним. В этот момент очередная капля упала ему на нос. И вдруг со всех сторон послышался шепот тысяч голосов: "Убийца, убийца, ты умрешь!" На потолке и на стенах начала проступать кровь, а напротив Марка появилась кровавая надпись: "Убийца". Он в ужасе смотрел, как она затекала на его глазах. А багряная слизь все сочилась и сочилась, стекая вниз и наполняя комнату. Неожиданно с потолка, в том месте, где было пятно, посыпалась окровавленная штукатурка. "Убийца" снова поднял глаза. И в этот миг сверху наполовину вывалился гниющий мертвец, убитая им во сне женщина. Именно женщина, а не мама. Потому что только сейчас он понял, что никогда в жизни не видел убитой и вообще не знает кто это. Хотя во сне у него не возникло даже тени сомнения в том, что это не его мать. Ее полуобглоданный череп с волосами и вытаращенными глазами скалился и дико смеялся. Но вдоволь навеселившись, вскоре затих. Несколько мгновений посланница преисподней втягивала носом воздух и, видимо, что-то пыталась учуять. Очевидно, найдя нужный ей запах, она довольно заклокотала. Посмотрев на Марка каким-то очень внимательным взглядом, демон вдруг нереально широко раскрыл рот и с истошными звуками начал извергать свою гнилую плоть с личинками и червями прямо на него. Тут "убийца из сновидений", словно очнувшись, вскочил с кровати и начал с отвращением стряхивать с себя гниль. С ужасом обнаружив, что по голени утопает в крови, он рванулся к двери, но поскользнулся и упал. Кровавая пучина поглотила его. Идя ко дну, он все-таки пытался всплыть, захлебываясь и задыхаясь. Но воздух в легких кончался, и судорожные движения постепенно угасли. Практически бездыханное тело медленно погружалось в бездонную глубину. И в этот момент Марк... проснулся. Жадно глотая воздух и трепыхаясь всем телом, он все еще пытался "всплыть". Сердце бешено колотилось, а по коже струились ручьи пота. В дикой панике он оглядывался вокруг, ища кровь, но ничего не находил. Постепенно понимая, что все в порядке и ничего не произошло, Марк начал успокаиваться. Зачатки разумных мыслей уже подсказывали ему, что он только что проснулся, а все произошедшее, по-видимому, было сном. "Да, сном, точно. Мне все это приснилось. Но как же это было реально. Я чувствовал, что на самом деле умираю. А если б я не проснулся?.. Даже страшно подумать. Как я рад, что все-таки проснулся, что мне всего лишь приснился сон, всего лишь страшный, ужасный, кошмарный сон, но сон. Как я рад, что мне это только приснилось!"
  
  
   За окном по-прежнему стояла ночь, правда теперь она немного наклонилась в сторону, наверное, чтобы получше рассмотреть всю комнату. Все еще работающий телевизор уже ничего не показывал и только тихонько шипел, глядя на своего хозяина. А "хозяин", совершенно потеряв всякое желание ложиться спать, решил выпить водички. Но графин оказался пуст: "Ой, я ведь совсем забыл, что вода-то кончилась". Пришлось подниматься. Встав с постели, Марк вдруг похолодел и посмотрел на пол. Но ничего кроме тапочек там не увидел. Облегченно вздохнув и улыбнувшись, он подумал: "Сон. Это был всего лишь сон". Шаркая по полу ногами и держась за лоб рукой, "жертва кошмаров" поплелся к холодильнику. Уже взявшись за его ручку, он услышал на улице какой-то хлопок и насторожился. "Тьфу ты, что-то совсем у меня нервы расшатались", - заключил Марк и потянул на себя дверцу холодильника.
   Неожиданно из него на Марка обрушился водопад крови, сваливший его с ног. "Это был не сон!" Испытывая уже отчаяние, он бросился в ванную и заперся там. Обливаясь водой из-под крана, юноша все больше и больше терял надежду на то, что этот бесконечный ужасный "сон-не-сон" когда-нибудь кончится. Трясясь от страха и от уже начинавшейся истерики, он вытирался полотенцем, когда услышал бульканье, доносившееся из ванны. Его лихорадочный взгляд боязливо дополз до источника, издававшего звук. Это было сливное отверстие. Марк очень осторожно издалека стал всматриваться в него. Несколько секунд ничего не происходило. Но вдруг оттуда брызнул фонтан крови, и ванна начала быстро наполняться. Через мгновение она была уже полной. Бедный и несчастный "убийца-жертва" буквально отскочил он нее и бросился к двери, но та не поддалась его натиску. Тогда он быстро развернулся и прижался к стене. Багровая поверхность ванны была безмятежной. Спустя несколько минут этого спокойствия Марк все-таки решился проверить, что же она скрывает: у него не было выбора. Приблизившись к ней, он попытался разглядеть что-либо в ее мутной глубине, но ничего не было видно. Поэтому ему пришлось все ближе пригибаться к ней. И вот, когда он уже почти касался носом своего отражения, из ванны вынырнула та самая женщина из его снов, полусгнившая с полуобглоданным черепом. Она вцепилась своими костлявыми руками в его горло и издала ужасный вопль. Он тщетно пытался освободиться от цепких мертвых пальцев. Но после некоторой борьбы ему наконец-то удалось это сделать. Выломав несколькими ударами дверь, Марк выскочил наружу и... начал падать. Кусок земли, висевший в пустоте и с торчавшими лезвиями вверх ножами, быстро приближался к нему. Он закричал и... вскочил с пола, продолжая кричать.
   Вокруг были стены, какие-то туннели, лестницы. Перед глазами стояла дымка. "Нет, это не сон, это реальность... Она повсюду... Она преследует меня... Нет, нет!.." В паническом страхе Марк бросился сам не зная куда. Люди, встречавшиеся на пути, как-то странно на него смотрели и расходились в стороны перед ним. А в голове снова стоял гул, и снова те же голоса шептали ему: "Убийца, убийца!"
   - Нет, нет, отстаньте от меня! Что я вам сделал? - кричал обезумевший юноша, двигаясь по оживленной улице и обхватив голову руками. Вдруг краем глаза он увидел где-то сбоку промелькнувшую тень. Бешено оглядываясь, он начал искать ее. Вот она появилась между людьми в толпе, истерично тряся головой и закатывая глаза, и тут же исчезла, появившись через секунду между другими. Вот она стоит возле столба и манит к себе пальцем, судорожно дергаясь при этом всем телом. Вот она пронеслась мимо как луч света, не содрогнув даже воздуха. Это было похоже на игру в кошки-мышки, только не совсем было понятно, кто - "кошка", а кто - "мышка".
   Неожиданно резкий трупный запах ударил Марку в нос. Не выдержав такой атаки, он осел на колени, и из него начала хлестать рвота. Оправившись через какое-то время от удара, только теперь он увидел, что его руки, ноги и вся одежда были в крови, а рядом в снегу лежал такой же окровавленный топор. Собрав последние силы, Марк поднялся и увидел ужасную картину: все люди исчезли, а вместо них по всей улице, насколько хватало взгляда, ходили мертвецы. Испытывая отвращение к этим тварям, он схватил топор и с яростью начал сносить им головы. Мертвецы в ужасе от него разбегались, но он догонял их и с размаху бил в спину, а когда они падали, уже тогда отрубал им головы. Но их было так много, а сил так мало. В конце концов его скрутили.
   Дымка перед глазами рассеялась, и, уже теряя сознание, Марк увидел, как все мертвецы снова превратились в людей, а также множество человеческих обезглавленных трупов. "Это был сон. Всего лишь ужасный сон", - в последний раз пронеслось в его голове перед тем, как он окунулся во тьму.

14.02.03


Лиома

   Ее глаза. Ее удивительные глаза. Вся вселенная скрывается в них. Это двери, за которыми нет времени, нет пространства, нет ничего, кроме бесконечности. Пустота, скрывающая глубину. Пустота, из которой почти невозможно выбраться. Пустота, в которой хочется раствориться и забыть обо всем. Но память вечна. Память бессмертна. Та, которую мечтаешь убить, настигает тебя всегда раньше и бьет тем сильнее, чем больше ее ненавидишь. Это жестокое создание не имеет ни жалости, ни совести, ни чести, но одно лишь огромное желание причинить боль.
   Дыхание превращается в трепет раненной птицы каждый раз, как моя рука прикасается к бледной и нежной коже Ее. Пламя, дающее радость жизни, давно угасшее в Ней, возгорается во мне, когда палец мой путешествует по Ее красивому телу. Шелк черных пауков, покрытый печалью, начинает его странствие. Из самой гущи веду я его к плавному подъему прекрасного лба. Немного спустившись, мой странник вновь устремляется ввысь и достигает Вершины Мира, самой высокой точки на сем пути. Неспешно сойдя с нее, он пересекает Ущелье Нежности. И пройдя по Холму Трех Лун, плавно устремляет свои шаги вниз, в Долину Несказанных Слов. Когда его взгляду вновь открывается даль, перед ним уже лежит Равнина Жизни, на которой лишь однажды встречаются Горы Любви. Долгая дорога, проходящая сквозь Оазис Начал, заканчивается на Холме Венеры, скрывающем в своих недрах Пещеру Познания. Но она не является пристанищем похоти и разврата. Это лоно любви принадлежит лишь одному принцу, и, зная это, слуга его не смеет нарушить табу.
   Всякий раз, как я погружаюсь в мир моей новой реальности, снова и снова я устремляюсь к Ней, к Той, что стала смыслом моей жизни, к той, что стала моей жизнью. Сейчас она холодна и безмятежна, Ее ровный и спокойный сон ничто не может нарушить. Ее тонкие прекрасные руки не обвивают меня в горячих объятиях, а когда я прикасаюсь губами к Ее пальцам, ледяные ветры всего мира бьют мне в лицо. Ее когда-то обжигающие поцелуями уста теперь дарят лишь пробирающую до костей дрожь. Ее грудь не колыхается, а сердце не трепещет в ужасе перед смертью. Ее дыхание ушло вместе с Ней по дороге из серебряных камней, туда, где красота ценится больше, чем здесь. Но Она ушла не по своей воле, а по воле того, для кого воля не играет никакой роли.
   А ведь когда-то давно в моей прошлой жизни... Хм, какая избитая фраза. Она такая же поношенная, как мое стремление к счастью. Вот сейчас я думаю об этом, и память вновь топит меня в волнах воспоминаний, в волнах очень большого и очень маленького моря, длиной в двадцать два всплеска. Мое море высыхает, но мне не хочется этого останавливать. Недавно сверкавшая гладь превратилась в песчаные дюны. Огромная вина, лежащая на дне, осушает меня.
   После Нее мне нужно одно: чтобы не было этого "после". И ничего больше. Потому что до Нее все было бессмысленно и после Нее все стало еще более бессмысленно. Жизнь была с Ней и в Ней. Я чувствовал ее внутри. Чистая, свежая и прозрачная, как родниковая вода. Она играла в Ней и сверкала в Ее глазах. А одно Ее слово, один звук Ее чудесного голоса доставлял столько удовольствия и давал столько силы, что я мог творить невозможное... Нежность... Нежность Ее второе имя... Смерть забрала Ее душу, но я никогда не отдам ей Ее тело.
   Не смотря на перенесенные страдания, мой разум все еще пытается понять и найти ответ. Ответ на вопрос, мучающий его все время, что я без Нее: ЧТО Я ЗДЕСЬ ДЕЛАЮ? Раньше Она была моим ответом. Но теперь Ее нет. Вместе с Ней я потерял все. Все, что было, и все, что могло быть. Мое прошлое, настоящее и будущее. Я НИЧТО без Нее. Я оболочка, наполненная НИЧЕМ. Мрак, пустота и безразличие - мои составляющие. Цель: быть с Ней. Средство: слезы дьявола о разбитых мечтах. Цель оправдывает средства.
   Когда я выхожу на улицу за дозой, люди косятся на меня, презрительно шипят во след: "Наркоман", "И зачем таких земля держит", "Убивать таких надо". Но мне все равно, ломка поджимает. Дилер хочет меня "наколоть". Но это уже не важно, перед глазами болтается маленький пакетик. А дальше как обычно. Квартира. Кухня. Плита. Огонь. Ложка. Шприц. Вена. Укол... Вот он, мой билет к Тебе, Любовь Моя...
  
   ...Тук-тук, тук-тук... Тук-тук, тук-тук... Тук-тук... Тук... Тук........ Тук...............
   ...Л...И...О...М...А...
  
  
   Однажды ночью я видел сон. Я сижу на скамейке. Передо мной на корточках сидит Она, сложив руки, как школьница, у меня на коленях. Я нежно держу в руках Ее прелесную головку. Мы смотрим друг на друга и наслаждаемся этим. Моя любовь закрыает от удовольствия глаза, и я наклоняюсь, чтобы поцеловать Ее прекрасный лобик. И неожиданно - настолько неожиданно и молниеносно, что Она даже ничего не заметила и не успела понять, - я преврвщаюсь в страшного, злобного демона. Тело становится гигантским, одежда разлетается в клочья. И головка моей радости оказывается в лапищах этого монстра. Метнув на меня (как на смотрящего со стороны) злорадный взгляд, он сжал ладони. И в то же мгновение вновь приобрел свою прежнюю форму. Все эти превращения длились доли сукунды. Вот было все, и вот - ничего. Растерянность. Растерянность. Растерянность. Это все равно что видеть какой-нибудь очень хороший и очень приятный сон и вдруг резко проснуться в каком-нибудь отвратительном, ужасном месте. В один миг лишиться всего, кроме собственной жизни. Это ужасно... Мне так и не хватило смелости разжать руки.
   Этот жуткий сон оказался пророческим. Я виноват в Ее смерти, я не предупредил Ее. Если бы не я, Она не пошла бы в этот чертов магазин. Пьяный водитель. Грузовик. Гололед. Такое могло случиться с кем угодно, но только не со мной. Моя жизнь - это страшный сон. А, может, наоборот: мои страшные сны - это жизнь?
   Сейчас я, наверное, сплю. Нет, не сплю: во сне я не рассуждаю о снах. Значит, я умер. Тоже не подходит: смерть дает ответы на все вопросы. Видимо, я где-то посередине. Но какое это странное состояние. Я не вижу ничего. Кругом тьма, пустота... Нет, все-таки это - моя жизнь...
   ...Лиома? Это ты? Я чувствую тебя. Где ты?.. Лиома! Я знал, что найду тебя здесь... Глаза, твои глаза. Что с ними? Почемуты плачешь, Лиома? Ты напугана? Ничего не бойся. Я с тобой. Я всегда буду с тобой.
   Что такое? Что это, Лиома? Откуда на тебе кровь? Почему ты вся в крови? Твои прекрасные глаза. Нет! Почему они кровоточат? Нет, нет, Лиома! Не надо! Не надо!! Не уходи снова! Не покидай меня! Нет!!!
   ...Тук-тук, тук-тук... Тук-тук, тук-тук... Тук-тук... Тук... Тук........ Тук...............
   ...Л...И...О...М...А...
   ...Л...Ю...Б...О...В...Ь...
   ...М...О...Я...
   ............

29.02.04


Демоническая любовь

  
   Она встретила его в какой-то забегаловке.
   Он был не один, а с четырьмя друзьями.
   Тяга к экспериментам всегда была в ней.
   "А они ничего.
   Пять человек сразу! Это надо попробоать."
   Она пригласила их к себе домой.
   Вожделеющие взгляды и руки разорвали одежду в клочья.
   Одна против пяти.
   Первый - спереди.
   Второй - сзади.
   Третий - сверху.
   Четвертый и пятый оказались в ее руках.
   Но что за черт!
   Из темных углов комнаты начинают выходить еще неудовлетворенные самцы.
   Но места больше нет.
   Кровь играет, терпенья нет.
   Есть ножи.
   С легкостью они проделывают себе новые пути в ее теле.
   Сверкнуло лезвие - их стало шесть.
   Еще раз - и уже семь.
   Блик - восемь.
   Блик - девять.
   Десять.
   Одиннадцать.
   Двенадцать.
   Все кончилось черной мерзкой жидкостью, которая полезла из всех отверстий.
   Никто и никогда не испытывал столько удовольствия сразу.
  
  
  

6.10.04

Мясорубка

  
   Светлый дом в светлом городе.
   Хорошая домохозяйка готовит обед.
   Мелет мясо обычной ручной мясорубкой.
   Иногда кусочки мяса падают на пол.
   Тогда их тут же хватает вечно голодный кот.
   Это давно вызывало в хозяйке бурные эмоции, но кот всегда успевал убегать.
   В этот раз не успел.
   В бешенстве она сунула его в мясоубку и начала вращать ручку.
   Кот орал как ненормальный, но металлический винт надежно держал его в своих лопастях.
   Ручка вращается.
   Шерсть, кровь и мясо полезли из дырок.
   Кости хрустят.
   Маленькая черепушка треснула.
   Глаза вывалились.
   Сил хватает, чтобы перемолоть и это.
   Фарш из кошатины готов.
   Но взгляд женщины совершенно обезумел.
   Она засовывает свою руку в жерло мясорубки, и другой рукой начинает вращать ручку.
   Хруст, кровь, дикий взгляд, но движение не останавливается.
   И только застрявшее в винте кольцо прекращает безумие.
   Но рядом лежит топорик для рубки мяса.
   Он оказывается в оставшейся руке.
   Со всего размаху его лезвие врезается в колено сумасшедшей.
   Еще размах - и второе колено сломано.
   Она начинает глодать остатки своей второй руки.
   Закончив на локте, она принимается грызть пальцы ног.
   Дотянувшись до упавшего ножа, выкалывает себе глаза и уши.
   Режет свою грудь, протыкает соски.
   Выдирает из себя волосы, снимает скальп.
   Разрезает рот от уха до уха.
   Отрезает нос и съедает его.
   Нащупывает топор и со всех оставшихся сил перерубает себе позвоночник.
   Делая последние вздохи, грызет свою оставшуюся руку.
   Лужа крови на полу в светлом доме в светлом городе.
  
  
  

9.10.04

Шаг Четвертый

Надежда

Надежда умирает последней...

Но рождается первой


Цветок

  
   Тьма. Тьма-а-а. Тьма.
   У-а-а-а!
   У-а-а-а!
   Свет. Све-е-ет. Свет.
   А-а-а-а!
   А-а-а-а!
   Боль. Бо-о-оль. Боль.
   А-а-а-а!
   А-а-а-а!
   Стекло режет мои вены.
   А-а-а-а!
   А-а-а-а!
   Моя зеленая кожа всю жизнь хранит на себе печать муки.
   А-а-а-а!
   А-а-а-а!
   Моя зеленая кровь всю жизнь сочится из раны.
   А-а-а-а!
   А-а-а-а!
   Мои лепестки таят в себе печаль смерти и горечь жизни.
   А-а-а-а!
   А-а-а-а!
   Боль невыносима!
   А-а-а-а!
   А-а-а-а!
   Но я живу. Потому что во мне есть жизнь... И потому что не могу умереть.
   А-а-а-а!
   А-а-а-а!
   Помогите мне избавиться от страданий. Выньте осколок неба из моего тела.
   А-а-а-а!
   А-а-а-а!
   Человек. Челове-е-ек. Человек.
   А-а-а-а!
   А-а-а-а!
   Тьма. Тьма-а-а. Тьма.
   А-а-а-ах!
   Свет. Све-е-ет. Свет.
  
  

9.05.04

Бег

  
   Горизонт: белые облака, голубое небо, багряно-золотой рассвет, переходящий в закат, граница видимого и невидимого, источник надежды для заблудившегося путника. И вот он сужается в одну-единственную точку, манящую тебя, словно мотылька, в разные стороны. Потому как точка эта находится где-угодно, но только не прямо перед тобой. И вот ты идешь к ней, бежишь, все быстрее и быстрее, очень быстро. Со всей яростью ты двигаешь ногами и руками, со всей иступленностью стараешься дотянуться до нее. Ты бежишь, летишь, стараясь обогнать самую мысль о неудаче. И вдруг падаешь. И все то, что подкрадывалось комом к твоему горлу, по инерции вылетает из тебя и, размазываясь по мраку, превращается в отчаяние. Точка все так же мала, все так же далека и все так же где-то. И если после такого пробега ты, как Марафон, еще не умер, то к тебе приходит усталость. Если ты еще глуп, то побежишь снова, если уже нет - медленно побредешь, тщательно высматривая дорогу. Но что делать, когда ты уже не глуп, но бежать все еще хочется? Бежать. Но не забывать останавливаться и осматриваться, тогда твой бег не будет иметь хоть немного бессмысленности.

9.06.04

Длинное острое лезвие

  
   Почему все люди пытаются меня использовать? Да нет, не пытаются, они используют. Почему эти скоты хотят от меня только одного, пользуются мной как вещью? Почему, я спрашиваю, о Боже? Что я сделал такого, чтобы заслужить такую участь? Почему каждая из этих мерзких тварей использует меня в своих грязных целях? Я, в принципе, не против того, чтобы всем этим заниматься, но только по своей воле. Вот если б попался мне хороший человек, так я ради него все что угодно бы сделал. Хочется чего-то большого и светлого, а попадаются одни отморозки и подонки. Ну почему, Боже? За что мне все это?
   Я с самого детства мечтал служить высоким благородным идеям. Мечтал, что буду приносить людям радость. А радость они получают, когда кушают. Поэтому я хотел работать на кухне в какой-нибудь столовой, там, где народ попроще и не такой высокомерный как в ресторанах. Да и сказать по-правде, образование не позволяет в такие места устраиваться. Образовали меня не там где надо и не так как надо. Так что, горька моя судьба и жить не хочется... Ну вот, эта сволочь опять меня достает. Наверное пришить кого-нибудь хочет. Фу, как это отвратительно! А что я могу сделать?! Ведь я же всего лишь обычный кухонный нож. О Боже! За что мне такая судьба?

14.05.04

Диалоги

  
   - Привет, Макс!
   - Здорово, Санек!
   - Ну, как дела?
   - Да ничего, по-маленьку. А у тебя?
   - Тоже неплохо!
   - Ну, пока!
   - Пока!
   - Зачем он меня спросил про дела? Все равно ему не интересно. Да никто и не отвечает никогда... О, кого я вижу! Приветик, Ольга!
   - Привет-привет! Куда идешь?
   - Да так, домой. А ты?
   - А я из дома. По делам пошла... Ты извини меня, но я опаздываю, так что я пойду.
   - Ну ладно, пока!
   - Счастливо!.. Надо поторопиться, а то опоздаю. Лешка потом дуться будет. О, как хорошо: вот и мой автобус!
   - Граждане пассажиры приготовьте деньги за проезд или проездные билеты. Ща я вас кондукторить буду.
   - Ха-ха-ха. Как смешно, сейчас лопну от смеха. Ваш юмор об забор хорошенько погнуть не мешало бы... О, еще одни гении. На большее ума не хватило, как только машину разукрасить во все цвета радуги. Придурки!
   - Прикольно я тачку разрисовал? Целый день из гаража не вылазил. Зато теперь на нее все глаза таращат.
   - Да, это ты неплохо сделал... Вот здесь на углу останови. Ага, спасибо!.. Ну, пока!
   - Пока!
   - Так, и где здесь 25-ый дом? Так, 13-ый, 15-ый, 17-ый, 19-ый, 21-ый, 23-ий, 25-ый. Ага, вот он. Так, 49-ая квартира... Здравствуйте!
   - Здравствуйте!
   - Вы Мария? Я по объявлению в газете.
   - Ааа. Ой! Вы проходите... У меня тут не прибрано... Я сейчас... Вот сюда присаживайтесь... Я сейчас, я мигом...
   - Телефон звонит, трубку будете брать?
   - Да, сейчас... Ало... Свет. Привет! Свет, я сейчас не могу, давай попозже. Я немного занята, понятно. Да, да. Ну все, пока!
   - К нашей Машке жених пришел. Да, Людка, только нам с тобой не везет. Мы с тобой, как две дуры.
   - Я себя дурой не считаю. А что жених к Машке пришел, так я только рада за нее. Придет и наше время. Правда, Мурзик!
   - Мммуррр!
   - Вот видишь, и Мурзик подтверждает.
   - Мммуррр! Мммолочка бы мммне.
   - Да, Мурзик, да! Придет! Куда оно денется.
   - Да придет, придет! Только вот мммолочка очень хочется. Мммуррр!.. Что там движется? Мышь!!!
   - Пи-пи-пи... пингвин... Пи-пи-пи... пингвин...
   - А я говорю, мышь! Какой же ты пингвин!?
   - Пи-пи-пи... пирид мордой опасности я хоть лосем согласна быть... Пи-пи-пи...
   - А-а-а! Мышь!!! Вася, убей ее, убей!
   - Ну мышь, и что дальше. Чего визжать-то так. Мне вот работать нкдо, а ты мне мешаешь... Так, на чем я остановился: "...он нежно обнял ее за талию, и начал стягивать трусики"... Ух ты, вот это фотки!
   - Так, все работаем! У нас осталось еще две сцены... Замерли... Еще несколько снимков... Так. Так... Отлично! Все свободны!
   - Как мне надоело сниматься в этой фигне, я хочу чего-то большего. А ты, Леша, хочешь чего-то большего?
   - Конечно. Я всегда хочу.
   - Я сегодня Сашку встречала. Представляешь, сто лет его не видела, а поговорить некогда было. Блин, и ради чего все это.
   - Ради жалкой пародии на сладкую жизнь.
   - Кто это сказал?
   - Конь в пальто!
   - Мишка, смотри, коня в пальто ведут! Нет, ты такое когда-нибудь видел?
   - Нет, не видел... и уж тем более не слышал. Прикинь, Макс, иду, думаю о своем, вопросы себе задаю, а он вдруг взял и ответил!
   - Да, Миш, тебе думать меньше надо. Скоро уже видеть чего-нибудь начнешь... Задолбали уже эти комары!
   - Няяям! Какая вкусная кровь!.. Тяжко с полным брюхом лететь, ох, тяжко. Надо бы присесть... А-а-а!
   - Присядем, отдохнем. Да, Миша, ну и загрузил ты меня своими рассказами. Читал, читал, половину не понял, но подумать есть о чем.
   - Да, вот такие вот песни... В смысле рассказы. До такого состояния восприятия еще, конечно, дойти нужно. Ну так жизнь-то только начинается, так что успеешь... Пойдем погуляем. Люблю рассуждать в движении...

11.06.04

Коробочка-2

Турбоулетность

  

   Читателю, ознакомившемуся с первой частью "Коробочки", наверное будет интересно узнать о моих дальнейших приключениях после того, как я, наконец, выбрался из своей ловушки. Так вот, в этой части своей саги я поведаю вам о еще более интересных и захватывающих открытиях, сделанных мною в этом путешествии.
   После моей настоящей смерти, как вы помните, я начал подниматься в Небеса. Вот с этого момента и начинается мое повествование.
   Поднимался я, оставив свое бренное тело, недолго, минуты две-три (как мне показалось, возможно, на самом деле это было и не так). И вот, проткнув насквозь очередное облако, моя бестелесая сущность увидела перед собой некое подобие аэродрома, только полностью состоящего из облаков разных цветов. "Добро пожаловать в Рай!" - гласила одна яркая надпись прямо передо мной. "Спасибо, что вы воспользовались услугами Райских Авиалиний!" - вторила ей другая, находившаяся ниже. Вдруг откуда-то раздался мягкий, но настойчивый, голос: "Проходите, проходите! Не задерживайте движение!" "Ух ты!" - подумал я и поспешил спуститься с холма, на котором располагался "аэродром". Ноги ступали не спеша, торопиться им было некуда, голова поворачивалась в разные стороны, глаза узнавали различные предметы. Но предметов было не так уж много, одни сплошные облака: то наскачившие друг на друга, то развалившиеся стайками на "лужках".
   Впереди показалась огромная стена с еще более огромными - благодаря нависавшей арке - воротами, перед которыми стояла длиннющая очередь. "Мавзолей Кинг-Конга", - подкралась и напрыгнула на меня хитрая мысля.
   - Кто здесь крайний? - спросил я, когда подошел к концу очереди.
   - Жа мной будете, молодой щеловек, - ответила мне древняя бабулька лет ста на вид.
   Ворота и арка были очень красивыми, со всякими там витушками-завитушками, и, по-видимому, из чистого золота, так как ярко сияли на солнце. Надпись на арке огромными буквами гласила: "Центральный парк культуры и отдыха им. Г. Бога".
   - Ой, бабуль, а здесь же, наверное, билетики нужно покупать?
   - Дык, шынок, жа тем и штоимь.
   - Так у меня денег же ни гроша нет!
   - Ждешь не жа деньхи плодають.
   - А за что?
   - Жа добло, котолое ты пли жизни сделал. Щем больше жделал, тем больше у тебя "денех".
   - Каких денег?
   - Ну, это я так ховолю, метафолой.
   - Чего???
   - Да не важно.
   Я решил покинуть странную бабулю и пойти прямиком к воротам. "С утра приходят ко мне люди разные: бледные, прям на пороге могут скончаться, и всякие другие разнообразные - розовые, еще не успели сторчаться..." - навеяли мне воспоминания об одной песне лица стоявших в очереди. "Да-а-а! До чего в тему"
   Впереди стал виднеться конец... э-э-э... скорее начало очереди. Справа от ворот моему взору предстал стол, за которым сидел архангел.
   - Доброе утро! Как дела! - вежливо спросил я, подойдя к нему.
   Стол почему-то не ответил, но вместо него ответил архангел.
   - Здравствуй, сын мой! Ты, я вижу, новенький. Хочешь что-то узнать от меня? Вопрошай.
  
   - Я бы хотел узнать, что там за этим забором?
   - Там Эдемский Сад, Рай.
   - А, знаю, это где Адам и Ева жили. А потом их Бог выгнал за то, что они непотребным делом в неположенном месте занимались. Жестко он их, жестко.
   - Ну-у-у. таково было его решение. Кстати, этот Сад раньше находился на земле. Но после того, как люди начали плодиться, пришлось перенести его сюда, ибо люди в грехе не ведают, что творят.
   - А-а-а! Заповедник устроили. Правильное дело. А как бы мне попасть туда? Мне тут про какие-то добрые дела говорили.
   - Как прожил ты свою земную жизнь, так и будет тебе здесь отмерено. - Тут архангел начал листать книгу, лежавшую у него на столе. - О, сын мой, да за твои дела тебя бы ниже надо. Но раз Он так решил, значит, ему виднее... Вот, держи свой билет и ступай в очередь.
   - Спасибо! - сказал я и с ужасом посмотрел на очередь: она стала еще длиннее. - Я пока, пожалуй, здесь прогуляюсь.
   "Не забыл ли я сказать бабуле, что за ней стою?" - мучила меня страшная мысль, страх которой был прямо пропорционален размеру очереди.
   - Пссс... Пссс... Человек... - отвлек меня от мысли непонятный шепот.
   Я обернулся. Между прутьев высокой металлической (золотой?) ограды, сильно заросшей кустами, располагалось лицо, смотревшее на меня своими голубыми глазами.
   - Сюда, иди сюда, - прошептало лицо.
   Я подошел.
   - В нескольких шагах отсюда есть проход, закрытый кустами, пролезь туда.
   После выполнения данных мне указаний я очутился на внутризаборной территории. Моим глазам предстал обладатель лица, белокурый высокий ангел.
   - Кто ты, и почему помогаешь мне?
   - Мое имя тебе ни к чему, зови меня просто ангелом. А помогаю я тебе из убеждений и по команде сверху (точнее снизу). Я один из последователей Дьявола, один из повстанцев. Ты уже слышал о нашей армии Сопротивления. Так вот, здесь я нахожусь тайно. Я резидент. Мне поручено ознакомить тебя с местными достопримечательностями во всей их красе.
   - Но ведь уже выяснилось, что Бог и Дьявол - одно целое. Зачем же опять идти назад и разделять их на части? По-моему, ты давно не связывался со своим верхом (то есть низом), поэтому у тебя устаревшие данные.
   - Да нет, он только что выходил со мной на связь. А насчет их единства - я знаю. Просто ситуация несколько сложнее, чем ты думаешь. Но об этом ты узнаешь позже, а теперь пойдем. Ступай за мной.
   И мы пошли, продираясь сквозь колючие кустарники. Вышли мы на аллею. Вокруг произрастали самые разнообразные деревья и растения, пели разноголосые птицы и шныряли всякие четвероногие и не только. Да уж, точно заповедник.
   Прогулка наша длилась довольно долго. Было иного чего осмотрено, выслушано, почувствовано. Поговорили с различными душами о том-о сем. Встретил там какого-то чудика, который мне сказал, что с ним нечто похожее случалось. А звали его... ой, как же... А, вроде бы, Данте какой-то или что-то около него. Не знаю, кто такой, но с головой у него явно проблемы. Хотя вообще дух он неплохой, да и человеком, наверное, тоже был таким же. С ним еще такая красивая девушка была. Жалко имени не запомнил, слишком сложное для меня.
   Наконец, дорожка привела нас на площадку, посреди которой росло дерево, яблоня, но это была очень большая яблоня. Вокруг нее возвышался забор с очень необычной, на мой взгляд, надписью: "Осторожно! Может оживить!" А вся земля под ней была усеяна огрызками.
  
   - Да, вот это островок хаоса в море спокойствия. Что, у вас здесь убраться что ли не могут?
   - Это Древо Познания. К нему строго запрещено даже приближаться, а уж о том, чтобы попробовать плоды, и речи быть не может.
   - Я и вижу, как не может.
   - Да, желающих познать истину много, - сказал мой спутник и погрузился в задумчивую паузу. - Чтобы продолжить наше путешествие, тебе необходимо вкусить яблоко.
   Преодолев забор, я стал выбирать яблоко покрупнее и посочнее, но они все были такие большие и спелые и так и просились в рот, что я сорвал первое попавшееся. Даже подпрыгивать не пришлось, ветка сама опустилась. "Какое вежливое дерево", - удивилось мое удивление. "Не то, что некоторые", - подтвердило злопамятство, вспомнив колючий куст возле забора.
   Когда я надкусил яблоко, то сначала ничего не произошло. ("Таких вкусных яблок я еще никогда не пробовал.") Но через некоторое время глаза у меня "поехали", все стало расплываться, потом и вовсе круги пошли. Затем стало темно и тихо, прямо как в тот раз, в коробочке.
   - Эй, ангел, где ты? Я что опять попал в коробку?
   - Нет, ты в себе, - ответил мне голос, показавшийся очень знакомым.
   - А кто ты?
   - Я Голос.
   - Это понятно, что ты голос, а как тебя зовут?
   - Так меня и зовут - Голос, но это только для друзей. Официально я Внутренний Голос.
   - А как мне тебя звать?
   - Просто Голос, я же сказал.
   - Ага, спасибо за доверие, Просто Голос.
   Мне сказали, что здесь мое путешествие продолжится, и ты, видимо, будешь моим новым проводником.
   - Точно!
   - Ну, давай: рассказывай, показывай.
   - Смотри.
   И тут я начинаю видеть следующие сцены.
   Автобус едет по своему маршруту. "Немного" подгулявший армейский офицер стоит в уголке. Пошатываясь из стороны в сторону, - то ли из-за бултыхающегося автобуса, то ли из-за воздействия алкоголя, то ли из-за того и другого, - он держит взапазухе маленького котенка, который беспрестанно жалобно пищит и испуганно озирается по сторонам. Человек его гладит, успокаивает и что0то бормочет ему на ушко. При этом на его лице такое нежное и ласковое выражение, а в глазах - печаль и тоска, что можно подумать, что этот котенок его единственное близкое и родное существо на всем белом свете. Причем совершенно ясно, что он был только что подобран где-то на улице.
   - Что это: любовь к животным или безумное одиночество? - сказал Голос.
   Я промолчал.
   - Почему же ты молчишь?
   - Нечего сказать.
   - Сказать всегда есть что. Было бы кому. Ладно, продолжим дальше.
   Ночь. Темная улица. Я иду домой. Вдруг откуда-то между домами раздаются возбужденные крики: "Помогите! Помогите! Он хочет убить меня!" Кричит, судя по голосу, парень лет двадцати-двадцати пяти. По мне пробегают мурашки. Я смотрю в темноту, откуда раздался крик, но все же прохожу мимо, иду дальше. Вполне возможно, что это всего лишь обдолбанный наркоман чего-то там увидел в своих глюках.
  
   - А если нет? - спросил Голос. - Цинизм или инстинкт самосохранения? Кто ты: человек или примитивное животное?
   Смотри дальше.
   Центр города. День. Люди прогуливаются. Не совсем трезвый дедушка лет семидесяти пошатываясь идет по улице, никого не трогает, играет себе на гармони. На встречу ему идут три молодых парня. Когда они поравнялись, двое из них перекинулись парой слов с дедом, а третий обошел его, выхватил из заднего кармана бумажник и побежал. Старик заметил это и, матерясь, даже побежал вслед, да где ему там. Понимая всю безнадежность этой затеи, он остановился и расплакался. Наверное, кошелек было жалко, а, может быть, просто обидно. Не за это он воевал, не за такое будущее. (Как ни пафосно это звучит.) Да, воровство всегда существовало на пару с человеком. Можно простить воровство ради выживания, но воровство ради легкой наживы...
   - Ну все! Хватит! Я все прекрасно помню! Не надо мне напоминать больше об этом.
   - Почему не надо? А, может, наоборот, надо?
   - Да, я видел все это своими глазами. Но я же там не один был, другие тоже ничего не сделали, к тому же я был далеко.
   - В десяти метрах.
   - Ну и что. Такова жизнь. Я не могу поспорить с жизнью. Не я придумал эти законы. Между прочим, ваш Бог их придумал. А я что, я всего лишь человек. Чего ты от меня хочешь?
   - Почему ты осуждаешь других?
   - Кто?! Я?! Я никого не осуждаю. Да, я виноват, что ничего не сделал. Но сегодня это нормально, НИКТО НИЧЕГО НЕ ДЕЛАЕТ!
   - Если большинство называет ложь истиной, это не значит, что так оно и есть. Ты хочешь узнать истину или верить в ложь, убивая каждый день своей жизни зря?
   -Я уже давно мертв, что мне еще терять?
   - Душу. Она живет не так много, как ты думаешь. Она так же смертна.
   - Хорошо. Что ты предлагаешь? Ходить каждое воскресенье в церковь и ставить свечку, когда совесть нечиста. Я не любитель этого, да и не думаю, что поможет.
   - Без внутренней поддержки не поможет. Но и этого мало. Ты думаешь, рассуждения о совести и раскаяние смогут очистить твою душу и освободить тебя от борьбы с темной стороной этого мира? Понимаешь, сколько о еде не думай, все равно сыт не будешь, даже если тебе это будет казаться. Слова словами, а дело делом. Если ты рассуждаешь о добре и зле и при этом закрываешь глаза на окружающую реальность, то чем ты отличаешься от стены, стоящей посреди пустыни и возомнившей себя плотиной.
   - Я себя никем не мнил. Что ты несешь?
   - Ладно, проехали.
   - И вообще, как это относится к Дьяволу и Богу, и зачем мне нужно было сюда попадать?
   - А так и относится. Люди ищут добро и зло, Бога и Дьявола где-то там непонятно где. А они (точнее он) всегда с тобой, они внутри тебя. То, чем ты сейчас занимаешься, есть их понимание. Ты словно одеваешь волшебные очки, дающие возможность видеть мир таким, какой он есть на самом деле, видеть его настоящих обитателей.
   Все! Что можно было, я сказал. Остальное ты узнаешь позже. До встречи!
   Перед глазами опять потемнело, поплыли круги, и вскоре я опять стоял возле яблони.
   - Теперь ты готов узнать самое главное, - встретил меня словами ангел. - Пойдем.
   Я, до сих пор находившийся под впечатлением от примерки "волшебных очков", последовал за своим проводником. Мы снова куда-то долго шли, но на этот раз молча. Уже кончились деревья и кусты, вокруг снова распространились облака. По-видимому, это была
  
  
   окраина парка. Преодолев дорожный знак с предупредительной надписью "Осторожно! Зыбучие облака!", ангел остановился и завел разговор.
   - Ты любишь играть в игры?
   - Смотря в какие. А вообще, да.
   - А если это будет игра актера в театре?
   - А, вон ты о чем! Да, тоже нравится.
   - А если ты вдруг узнаешь, что на самом деле являешься таким актером, а весь мир (вся вселенная) - театр?
   - Ну, это я уже давно знаю. Это еще Шескпир сказал.
   - Шекспир.
   - Чего?
   - Да так.
   А что ты скажешь, если узнаешь, что театр - кукольный, а актеры - куклы, которыми кто-то управляет?
   - Ну, не знаю... Да и к чему это ты клонишь? Говори напрямую. Уж не хочешь ли ты сказать, что я какая-то там кукла? Не смеши меня.
   - Видишь ли, это не смешно, потому как является чистой правдой. Хотя чистая правда тоже бывает смешной, когда остается в прошлом.
   - Что-то ты опять загибаешь.
   - Понимаешь, Бог и Дьявол, как одно целое, не могут никуда друг от друга спрятаться, если ты помнишь. Но если бы ты хоть немного умел думать, то догадался бы: раз они - одно целое, и никуда деться один от другого не могут, значит, либо они разыграли перед тобой спектакль, либо ОН, Богодьявол, явно не дружит с головой и имеет раздвоение личности. Но при раздвоении личности эти самые личности не знают о существовании друг друга (или, по крайней мере, одна из них) и уж тем более не могут спорить или ругаться между собой. Значит второй вариант отпадает. Остается...
   - ...спектакль. То есть все это было лишь шоу. Все, что я видел.
   - Больше того - все, что вы ВСЕ видели, видите и будете видеть. Вся вселенная во все времена (и даже когда не было времени) является театром, а все живущие в ней - актеры. Чем лучше актер, тем больше он знает о своем театре. Лучшие из лучших знакомы лично с Режиссером.
   Все играет по его сценарию, самому гениальнейшему из когда-либо придуманных. Все, что ты знаешь о христианстве, все придумано и сыграно: начиная с падения Дьявола в Ад и заканчивая сегодня.
   Нужно было растрясти Человека, заставить его заново все пройти, переоценить. Жизнь в Раю расслабляет, а от такой расслабленности еще никто не умнел. Нужно было движение вместо застоя. И тогда-то и было принято решение организовать все это Действо: Древо Познания, Запретный Плод, Змий-Искуситель, изгнание из Рая. Люди должны заново пройти Круг Познания.
   Такого количества приключений хватит на какое-то время спокойствия. Ну а потом все начнется сначала. Кстати, этот принцип действует в масштабах всей вселенной. Сама вселенная живет по нему. Это закон: движение - жизнь!
   Посмотри сюда.
   Ангел показал рукой вниз, и тут у нас под ногами образовалась огромная дыра. Все облака расступились, и стал виден весь обозримый мир. Города, поселки, деревни, поля, леса, реки, озера, горы, моря, люди, птицы, звери, самолеты, машины, здания, фабрики, заводы, корабли, ракеты, каналы и мосты, электричество, скорость, количество, качество, развитие и отсталость, ум и глупость, свобода и рабство, жизнь и смерть, движение - все, чего раньше снизу было не видно.
   - Это Чистилище. Это твой дом, ваш общий дом. Тебе пора туда возвращаться. Прощаться не будем, ибо бессмысленно.
   - И я начал медленно опускаться вниз, на землю. И все бы ничего, но одна деталь меня сильно смутила: я раньше как-то не замечал, что у этого ангела на спине красовалась надпись "Бог", а под ней мелкими буквами от руки приписано "чорт", с перечеркнутой буквой "о" и исправленной на "е".
  
  
   - Блин, что это за фигня была, - недовольно бормотал я, потирая ушибленный лоб и поднимаясь с земли на той самой улице, с которой все и началось. Где-то под ногами валялась банановая кожура.

31.05.04

  

Выход

   Знакомство этих двух людей произошло случайно: он спас ее от уличных хулиганов одним прекрасным летним вечером. Смелый молодой рыцарь с красивым мужественным лицом, естественно, покорил восемнадцатилетнюю леди. И за столь романтическим началом последовало не менее романтическое продолжение. Красивые ухаживания, дорогие подарки и постоянные признания в любви в конце концов сделали свое дело - через три месяца была сыграна пышная свадьба со множеством гостей, подарков и счастливых лиц на фотографиях. Сбылась мечта невесты, о которой думают многие девушки на свете: богатый принц пришел прямо из сказки и подарил ей звезду с неба вместе со своим сердцем... Но свадьба закончилась, и сказка тоже.
   - Ах ты дрянь! Проститутка! Я научу тебя, как меня уважать! - ругался глава семейства, при этом лупя хранительницу очага шнуром от утюга. - Я тебе покажу самостоятельность! Ты - жена, и обязана сидеть дома, а не шляться где попало и с кем попало!
   - Но я не шлялась, я всего лишь встретила бывшего одноклассника, и мы с ним...
   - Заткнись, сучка! Знаю я, ЧТО вы с ним. Все вы, стервы, одинаковые: сегодня - с одним, завтра - с другим. У-у-у, шлюха! - взревел он и угодил ей вилкой от шнура прямо по щеке, чуть не попав в глаз.
   Затем "ковбой" отбросил свое "лассо" в сторону и превратился в "кикбоксера". "Тренируя" поочередно то руки, то ноги, он, наконец, спустя двадцать минут, решил, что "жажда справедливости" вполне утолена, и можно, пожалуй, посмотреть телевизор. А юная супруга, покрытая синяками, ссадинами и шрамами от "кнута", закрылась в ванной и стала "зализывать" раны.
   Такие "батальные" сцены происходили чуть ли не каждый день - повод всегда находился: то на две минуты опоздала, то не так оделась, то какая-нибудь прошедшая мимо особа мужского пола на нее покосилась - результат был один: первоначальный "аванс" получала сразу на месте, остальное - дома. Девушка очень хотела выжить, поэтому не сопротивлялась. Попробуй-ка она замахнись на мужа, наверняка окажется на ближайшем кладбище, а то и этого не будет. Но мне кажется, что здесь было что-то еще кроме страха, что-то, что сильнее его... А, может быть, и нет.
   Тотальный контроль, под которым она находилась, еженедельно влетал Сергею в копеечку, но президент активно развивающейся фирмы мог себе это позволить. Заперев свою "жар-птицу" в "золотой клетке", он с упоением наслаждался всем, что она могла дать. А дать она могла очень многое. Но через несколько месяцев у него, как и у всех ему подобных, наступило такое состояние, когда "игрушку и выкинуть жалко, и радости она уже не приносит".
   - Нет, я же сказал, никуда ты не пойдешь! Ты будешь сидеть дома! Хочешь поговорить с подружкой - есть телефон, болтай хоть целыми днями.
   - Но мне нужно выходить на свежий воздух, бывать в парке, в лесу.
   - "В парке, в лесу". Насажай себе цветов на балконе, да и ходи среди них... И вообще, будешь спорить...
   И он показал жест, от которого у его "пленницы" по телу пробежал холодок: слишком часто за этими угрозами следовало реальное наказание.
  
  
   - О, какая идиллия: папа, мама, я - счастливая семья! - зло сострил тридцатилетний бездетный "юморист", увидев на телеэкране какую-то рекламу. - Семейка придурков! Был бы у меня ребенок, я бы показал, ЧТО значит настоящая семья. А во всем ты виновата, дура пустая! Сколько уже трахаемся, а все забеременеть не можешь. Вот ведь тварь бесполезная, повисла на моей шее и пользы никакой!.. Иди сюда, мрась, когда я с тобой разговариваю!
   И вслед за этими словами полетела кружка с горячим чаем, но не попала куда намечалось. Девушка подошла, но разозленный промахом супруг в бешенстве ударил ее по голове так, что она даже упала и чуть не потеряла сознание.
   - Я тебя спрашиваю: сколько еще это будет продолжаться? Почему я до сих пор не гуляю с собственным сыном?
   - ...
   - Отвечай, когда я с тобой разговариваю! - злобно прорычал он и пнул свою женушку в живот для ускорения процесса мышления.
   - Нет! Не надо! Я беременна!..
   - Что?!.. Что ты сказала?..
   - Я беременна, беременна... Уже третий месяц... Беременна... Не надо... Беременна... Третий месяц, третий... Не надо... Не надо...
  
   Ребенок родился здоровым: пухлым и розовощеким. Радостная мама почти не расставалась с ним, лежа в самой лучшей и дорогой больнице страны. Появление на свет сына очень обрадовало ее и вместе с постоянным уходом врачей существенно поправило здоровье: как физическое, так и психическое. За эти несколько недель ее настроение омрачала лишь появлявшаяся в палате физиономия мужа, приветливо всем улыбающаяся. Поистине, это были лучшие дни в ее жизни... в ее теперешней жизни, в которой давно позабылись и счастье, и радость, и любовь, остался один только страх и зарождающаяся ненависть. Это был просто рай по сравнению с тем адом, в котором каждый день, длившийся целую вечность, был полон жестокости и насилия, а ночь превращалась в ужасные кошмары, измучившие душу. Но - как и все хорошее в жизни - этот рай в один "прекрасный" день кончился: Ольгу выписали из больницы.
  
   - Здравствуй, здравствуй, друг прекрасный! - поприветствовал ее Сергей при выходе из больницы. - А кте эте у няс тют тякой? У-тю-тю!
   И он начал заигрывать с ребенком, которого она держала на руках. Малыш, увидев перед собой что-то большое и темное, сначала с интересом наблюдал за ним, но когда оно потянулось к нему, испугался и заплакал.
   - Ну начинается. Ну что ты плачешь? Испугался что ли? Не бойся, папочка тебя не обидит. И другим не даст, - успокоил отец сына, а затем обратился к жене: - Давай садись в машину и покорми ребенка, а то он, наверное, не ел целый день. Поди голодом заморить решила. Я ж тебя, стерву, знаю.
   Привыкнув к такому обращению, Ольга тихо проглотила обиду и слезы и мысленно пожелала смерти своей второй половине. По дороге домой она узнала об очередном своем "заговоре" против мужа, что, дескать, она хочет отравить его самого и уморить наследника. За что, собственно, и получила несколько подзатыльников и ударов в ухо. По приезду домой она более подробно обо всем узнала.
  
   Упоение своим отцовством у Сергея довольно-таки быстро прошло и сменилось на раздражение от бессонных ночей и постоянного рева.
   - Да пойди ты заткни его! Что он орет-то! - раздался его раздраженный крик в одну из таких ночей.
   Ольга изо всех сил старалась успокоить сына, но он никак не умолкал. Она качала его на руках и убаюкивала, но ничего не помогало: он жутко визжал и словно резал ножом по измотанным нервам. Девушка даже не заметила как это получилось. Ее пальцы сами собой обвили маленькую шейку и исступленно начали сжимать ее. Когда она поняла, что делает, ребенок был уже без сознания. Истерично начав трясти его и рыдать, она пыталась привести его в чувство, но он по-прежнему не подавал признаков жизни. В отчаянии Ольга бросилась к телефону и набрала спасительный номер. В этот момент на шум прибежал Сергей. Мигом сообразив, что произошло, он кинулся к сыну, но ничего не смог сделать. "Убила!" - прошипел он и ринулся на Ольгу.
   Приехавшая "скорая" обнаружила на месте два бессознательных тела: удушенного ребенка и жестоко избитой молодой женщины. Их встретил сильно возбужденный и взволнованный мужчина, почти полностью покрытый каплями крови...
  
   Вокруг было темно. Где-то вдалеке слышались чьи-то голоса: "Давление падает, пульса почти нет... Десять кубиков адреналина. Давай!.. Ну же, карабкайся! Ты сможешь!.." Но вскоре все стихло, наступила такая тишина, что даже в ушах звенело. Вдруг Ольга увидела впереди какой-то свет и пошла к нему. По мере приближения свет становился все ярче и ярче, а чувство спокойствия и умиротворенности, которое она почти забыла, проникало в ее душу все больше и больше. Она читала о том, что это происходит, когда человек умирает, но она и представить себе не могла, что это так приятно. Наконец, свет поглотил ее полностью, и когда глаза привыкли, им открылся чудесный луг с травой сочно-зеленого цвета и прекрасными цветами, на котором гуляли разные люди, но все в белых одеждах и с венками на головах. Некоторые из них веселились, некоторые беседовали, а некоторые, как она, просто осматривались вокруг. На небе приятного голубого цвета не было солнца, но это не мешало ему ярко светиться. Конечно, если здесь уместно слово "ярко", так как ни один из цветов этой волшебной картины не раздражал глаз и мог надолго приковать к себе взор. Осматриваясь, Ольга шла по мягкой, шелковистой траве босиком и абсолютно не чувствовала тяжести своего тела, которое словно парило в воздухе. Ростки и цветы, временно прижатые к земле, затем снова выпрямлялись и радовались жизни, а их чудесный аромат заполнил все вокруг.
   К наблюдавшей за этим пейзажем Ольге степенно приблизился какой-то старец с такой же белой, как и его одежда, бородой.
   - Приветствую тебя, дочь моя! Добро пожаловать домой! - мягко, но торжественно произнес он и жестом предложил продолжить прогулку с ним.
   - Кто вы? Мы раньше с вами не встречались? Мне кажется, я вас где-то уже видела, но не помню где.
   - Да, мы действительно знакомы и ты действительно меня видела. Правда, только однажды, при рождении, но незримо я всегда с тобой, ведь я - твой ангел-хранитель.
   Девушка немного удивилась, но не больше, потому что в ее памяти уже виднелись какие-то смутные образы, запрятанные ею в самые потаенные уголки души.
   - Но ты слишком рано вернулась, твой черед еще не пришел. И мне позволили лишь предупредить тебя о яде твоего сердца, проникшем в грядущее, ибо будет тяжело пить нектар своей гордыни и вкушать плоды своей мудрости. А теперь ступай обратно в чистилище, и не забудь мои слова под его тяготами.
   У так ничего больше и не сказавшей Ольги перед глазами стал появляться туман, сначала редкий, но быстро становившийся густым. Когда он скрыл от нее луг, то все вдруг снова потемнело. И снова вдалеке послышались какие-то голоса, которые становились с каждой секундой громче. Тут тьма начала рассеиваться и расплывчатые образы начали приобретать конкретные очертания: перед ней стояли и о чем-то говорили два человека - мужчина и женщина - в белых одеждах. Ольга подумала, что опять вернулась на луг, но вслушавшись в их разговор и внимательно оглядев, что смогла, она догадалась, где находится.
   - Доктор, доктор, смотрите: она открыла глаза, она пришла в себя! И это после десяти лет комы! Доктор, вы просто гений!
  
   Да, за эти годы "жизни" Ольги многое изменилось. Оказалось, что муж с ней развелся почти сразу же как ее положили в больницу. В тюрьму его не посадили, деньги помогли ему и здесь. Ребенок выжил и через пару месяцев был уже дома. Радость "папаши" длилась как обычно недолго, через несколько недель он совершенно устал от диких воплей своего сына и отдал его на "растерзание" нянькам. А сам тем временем, лишившись жены, решил подыскать ей замену. Девушки приходили самые разные и с самыми разными намерениями, но ни одна больше недели не выдерживала. Спустя четыре года в стране произошел экономический кризис, и фирма Сергея, как и многие другие, погрязла в долгах, но выжила. На сегодняшний день она представляет из себя обычную фирмочку, которые десятками открываются и закрываются каждый день. После такого финансового краха жизнь в семье стала просто ужасной: экономя каждую копейку Сергей продал все, что мог, включая квартиру, в которой жил, и переехал к своей матери, проживавшей неподалеку.
   Детство Алеши - так назвали мальчика - с этого дня закончилось, начался ад. Бабушка, бывающая "не в себе", папа, бывающий "много и часто не в себе", и их постоянные переговоры стали обыденным делом. Проведя лучшую и самую яркую и запоминающуюся часть детства в такой семье, ребенок вырос очень нервным, вспыльчивым и замкнутым.
   Три года назад в автокатастрофе погибли Ольгины родители, и ей пришлось улаживать многочисленные бюрократические проблемы, чтобы получить крышу над головой. Спустя месяц после этого начались первые слушания о незаконном расторжении брака ее "бывшим" мужем и о лишении его родительских прав. Еще через десять месяцев нервотрепки маленький Леша, наконец, в первый раз зашел в свой новый дом и увидел (невозможно вообразить себе его радость при этом) собственную отдельную комнату. О таком счастье он даже и не мечтал.
   - Мам, где же ты была все это время? Папа сказал, что умерла, но я ему не поверил. Я уже давно ему не верю, он часто меня обманывал.
   - Нет,, сынок, на этот раз он тебя не обманул, он просто ошибся: я не умирала, а всего лишь спала, только очень долго... как Спящая Красавица. Ты помнишь эту сказку, тебе читали ее?
   - Да, нам в школе задавали.
   - А папа или бабушка тебе не читали?
   - Нет. А что, должны были?
   У Ольги появились слезы от этих слов, и, обнимая сына, она произнесла:
   - Теперь я буду читать тебе сказки. Мы прочтем их все до одной, и ты узнаешь обо всем на свете.
  
   Смерть отца застигла Алексея врасплох, хотя он и знал, что тот смертельно болен и вот-вот должен был умереть. Врачи нашли у него рак головного мозга. Как жестоко он мучился со своей болезнью практически один не описать даже самыми ужасными словами. Эти двенадцать лет после потери сына сильно изменили его: вместо мужчины в расцвете сил глазам представал старичок лет семидесяти, весь скукоженный и иссохшийся. Тусклые впалые глаза с бессмысленным взглядом, растрепанные полуседые волосы. От былого величия тирана не осталось даже тени. И все-таки Леше было жаль этого человека, он любил его. Нет, не в обыденном смысле слова, а в высшем. Да, умер человек, но не умерла его душа, его "хорошая" душа (если это словосочетание вообще уместно). Ведь когда-то он спас его маму от хулиганов. Не из корыстных же целей он это сделал. Вспоминая свою жизнь, юноша пришел к выводу, что все-таки несмотря ни на что его отец был благородным человеком. Ведь он тоже был когда-то маленьким мальчиком, которого бил отец и спившаяся мать. Алексей твердо решил разорвать этот порочный круг, начав прямо с себя.
  
   "Ах ты, скотина! Сволочь паршивая! Я тебе устрою "райскую жизнь"!.. На, на, получай!.. На тебе еще!..
   - Ой, ну выключи ты эту ерунду. Столько бессмысленного насилия. Ужас какой-то.
   - Пап, ну смотреть-то больше нечего.
   - Иди на улицу погуляй. Смотри, какая погода хорошая.
   - Так там нет никого. Что я один гулять буду?
   - Почему бы и нет. Походи, понаблюдай за людьми, за птицами, за муравьями. Жизнь-то кипит, просто ты этого не видишь. Посмотри себе под ноги, там очень много интересного.
   Так наставлял Алексей своего сына "на путь истинный", объясняя ему смысл самых простых вещей, которые нас окружают и ежедневно "живут" с нами бок о бок.
  
   Посвящается всем детям, чье детство было искалечено их родителями.
   Помните: все взрослые когда-то были детьми, и все дети когда-нибудь будут взрослыми.

17.04.03

Демон

  

Знаешь, что открыли мне звезды

одной безоблачной лунной ночью?

Они поведали мне о том,

что внутри каждого носящего тело человеческое

живет неведомой силы демон,

смыслом существования которого

является погибель наша,

как телесная, так и духовная.

У этого демона, как и у нас,

наличествуют слабости и сильности:

который-то не любит музыку,

который-то - сочинительство,

иной - иное.

("Узнай имя демона, и ты уничтожишь его", -

правы были китайские мудрецы.

Но не все демоны лишаются силы своей

после прочтения имени своего,

лишь обычные, малые.)

Отродье Сатаны, блуждающее в потемках моей души,

ненавидит более всего музыку,

отчего я просто не могу жить без нее.

Отдыхает он, и плавная мелодия тихим потоком

вливается в мою душу,

не очерняясь о его грязное тело.

Беснуется лихо - получает ярость гитар,

жестокость барабанов и злой глас.

Тяжесть вереницы нот нужна мне для усмирения его,

иначе он уничтожит меня.

Чем сильнее демон пытается вылезти,

чем яростнее упирается и сопротивляется,

тем более тяжелая и яростная музыка давит на него своим весом.

Другие демоны, которых я знаю,

убивают своих пленителей-пленников по-разному:

травокурением, винопитием, чревоугодием,

растлением, холодной сталью по венам,

полетами из окон, удушениями -

у них огромная фантазия,

и способы смертоубийства не поддаются исчислению.

Ибо борьба за выживание - не дело для слабых духом,

не буди своего демона,

да не узнаешь ты всей истины,

потому как не в истине - счастье.

Хочешь узнать правду, готовься к войне,

к самой затяжной в твоей жизни,

к такой войне,

от которой невозможно будет спрятаться нигде и никогда,

пока победа не изберет пристанищем твою келью.

Поражение равносильно смерти,

поражение - это и есть смерть,

а смерть - это и есть поражение.

Куда бы ты не пошел,

чем бы ты не занимался,

о чем бы ты не думал -

эта война всегда будет с тобой.

28.05.04

Черный квадрат

м о т э в ь т с е и к а т

к я т и р п и к а т й о е

у г а в о н о т э о н м с

с и я ь л е т и з а ж ь в

о в с н ж о м з о р о т м

ч а т о н т о г в б м м е

к е у г о у к е а о з о н

е т п о п п и о а з о н в

п т е и р о с т в и в н о

р а н с к у с с т я д е т

о к ь р а з в и т и я н о

с и м а н и т в з г л л т

т р а н с т в а з а п о Ч

6.06.04

(читать по спирали против часовой стрелки)КомамоК

  
  
  
  
  
  
   Надежда
   Жизнь Вера
   Дети Деньги
   Счастье Время
   Любовь Увлечения
   Работа Движение
   Дом Спорт
   Здоровье
   Сон
   Судьба
   Будущее
   Настоящее
   Прошлое
   Позапрошлое
   Послебудущее
   Желания
   Возможности
   Личность
   Взгляд
   Свет
   Тьма
  
  
   Ничто
   Ничто
   Ничто

14.05.04

Стихи сумашедшего

  
   Чего хочет летящее на крыльях света

ВРЕМЯ?

   Чего хочет падающий в безвременье

СВЕТ?

   Куда бежит издаваемая звездами

МУЗЫКА?

   Как мелодична та цепь звуков, называемая

БЕСКОНЕЧНОСТЬ.

   Вы только вслушайтесь в эту симфонию:

Б

Ь Е

Т С

С К

О О

Н Н

Ч Е

   Кто сказал, что нельзя посчитать

ЛЮБОВЬ?

   Просто это никому не нужно.

ОНА ОДНА.

   Посчитайте лучше лучи счастья, падающие

НА НАС.

   Где тот старик, что разлил

НЕБО,

   В котором плавают

ПТИЦЫ?

   Где те птицы, что несут в себе

НАЧАЛО?

   Смешно даже подумать о том, как это все

СМЕШНО.

   Но самую душу съедает только одно чудовище -

СТРАХ.

   Жизнь начинается только

В СЕРДЦЕ.

   Свет - Тьма - Свет - Тьма - Свет -

ТЬМА.

   Остановка пространства не есть отсутствие

ДВИЖЕНИЯ.

   Движение - жизнь, а жизнь есть

ВСЕГДА.

   Вы слышите, как что-то шепчет нам на ушко

ЛУНА?

   "Так чей же свет отражает Солнце?" - спрашивает

ОНА.

   Безмятежна в плену е морей

ВОДА.

   Что упадет быстрее: капля света или луч воды?

ВОПРОС.

   Какая разница, их гибель все равно неизбежна.

ОТВЕТ.

   Что это там за мрачная

ЛИЧНОСТЬ,

   Что прячется за углом существования? Видимо, это -

СМЕРТЬ.

   Старая карга наверное думает, что я приглашу ее

В ГОСТИ.

   Пусть лучше она проглотит самую себя,

ТОГДА

   Я, быть может, сжалюсь над ней.

ВЫХОД.

   Кто я такое, чтобы быть

ЗДЕСЬ?

   Кто ты такое, чтобы быть

ТАМ?

   Почему я чувствую звезды и музыку одинаково? Наверное, я

СУМАСШЕДШИЙ.

   Двигайся медлнне, и ты увидишь скорость смерти.

СТОП.

   Куда уходит

ДЕТСТВО?

   А как ты думаешь. Ответ валяется над твоей головой.

ПОСМОТРИ ВВЕРХ.

   Время - НИЧТО.

НОЛЬ,

   Замкнувшийся на себе самом, из бесконечности переходит в

БЕССМЫСЛЕННОСТЬ.

   Ничего нет там, где там нет ничего.

СОМНИТЕЛЬНО.

   Где грань абсурда, переходящая в смысл?

ТРЕУГОЛЬНИК,

   Не имеющий углов есть

ПРОТИВОРЕЧИЕ

   Самому себе, ибо практически все есть лишь

ИЛЛЮЗИЯ,

   Изменяющая свою форму при столкновении с разумом.

ЧЕЛОВЕК

   Суть копания Вселенной внутри себя. И

ГДЕ

   Этот замок отпираемый семью ключами?

КУДА

   Может завести мысль, не знающая пути?

ПОЧЕМУ

   Трупы разлагаются так долго? И

КТО

   Задаст мне ответ, на который я знаю вопрос.

ТИШИНА...

   Зеркало, отражающее мое второе

Я,

   И отражение отражения меня говорит, что это

Я САМ.

14.05.04

Все идет по плану

  
   Шаг Первый
   Шаг Второй
   Шаг Третий
   Шаг Четвертый
   Шаг Пятый
   Все логично. Все по плану. Все в порядке очереди.
   Все ровно.
   Может быть, я - псих, но - скучно.
   Нет ничего более скучного, чем ровность. Даже очень злая и жестокая ровность. Все превращается в ровность, если не умеет меняться.
   Когда плохо, хочется, чтобы было хорошо.
   Когда хорошо, хочется разнообразия.
   Ибо когда не к чему стремиться, жизнь теряется в лабиринтах рафинированного счастья.
   Одинаковое хорошо, хуже чем разное плохо?
   Мини-жизнь пройдена. Что дальше?
   Здесь что-то не то. Я чувствую это. Все слишком быстро.
   Знание приумножает печаль. Печаль о потерянном мире детства и наивности, который был настолько огромен и интересен, что не мог уместиться и в сотню жизней.
   Печаль растет.
   Дети становятся злее и пессимистичнее. Взрослые впадают в инфантильность и маразм.
   Одним не дают жить в детстве, другие не могут в него вернуться.
   Мир совратил сам себя.
   Меня уже тошнит от постоянного созерцания его однообразно омерзительной рожи, в которой я вижу свое отражение.
   Вечная война цивилизации и культуры в очередной раз подходит к своему логическому финалу. Цивилизация издыхает в собственных зловониях. Ее место должна занять культура. Но не та индустриальная культура цивилизации, которая по самоотвращению обогнала своего родителя, которая вышла за грань искусства и превратилась в антиискусство.
   Все уже когда-то было. Нет ничего нового.
   Даже эти строки кто-нибудь наверняка уже когда-нибудь писал. Ничего свежего.
   НИЧЕГО!
   Я задыхаюсь в этом затхлом воздухе, похожем на кисель.
   Счастье или свобода?
   Печаль или рабство?
   "Или" нужно заменить на "=" или хотя бы на "?".
   Суть жизни есть ритм. С этим ничего не поделаешь. Но ритм бывает разный. И чем он сложней, тем реже повторяется, тем меньше надоедает.
   И пусть многие ненавидят Сверхчеловека (во всех его лицах). Сея смерть среди туловищ, он освобождает души от сползания в бесконечную однообразность.
   Боль освежает. Боль делает разум яснее. Но и боль, если она постоянна, перестает действовать.
   Что делать?!
   Не спрашивать "что делать?", а делать.
   Что-нибудь. Неважно что. В любом безумии есть своя логика. В любой логике есть свое безумие. Но это не значит, что я призываю к насилию, разрушению и хаосу.
   От скуки люди начинают уничтожать время. Свое время. А время этого не прощает.
   Все вокруг ноют и изнывают.
   ТОШНИТ.
   От их однообразных завываний.
   Я не смотрю в свое прошлое, чтобы не знать своего будущего. Потому как, зная будущее, мне будет невыносимо скучно жить. Исчезнет всякий элемент неожиданности, малейшая надежда на изменение.
   Жизнь ради выживания так же скучна, как и жизнь ради жизни. Но жизнь ради чего-то в любом случае имеет смысл.
   Как хаос - элемент порядка, смерть - элемент жизни. И меня раздражает, когда на похоронах на меня косятся, если я вместо того чтобы состроить кислую мину и пустить лживую слезу, в лучшем случае просто равнодушно наблюдаю. Обычно мне искренне наплевать на покойного, потому как я не был с ним знаком, но я все таки уважаю его. Весь мой сарказм и ненависть направлены на тех, кто окружает могилу. Все пропитано фальшью. Это даже не фальш, это откровенный спектакль, все участники которого в курсе дела. Просто в обществе так принято. Традиция также предполагает присутствие батюшки, миролюбиво взирающего со своего большого брюха на рабов Божьих. Цирк. Водевиль. Фарс. Вот мне и становится смешно.
   Рабы не мы. Мы не рабы.
   Не хочешь убивать другого, убей себя.
   Не хочешь убивать себя, убей другого.
   Не хочешь убивать никого, убивай время.
   Не хочешь убивать, я тоже.
   Но выбора нет.
   Есть альтернативные варианты.
   Будем растить цветочки на балконах, огурцы и помидоры на подоконниках, ходить на работу с 9.00 до 17.00 и тихо мирно сдохнем лет этак в восемьдесят.
   А можно попробовать заново научиться мечтать, и не давать никому растоптать свою мечту.
   Конечно, мечта мечте рознь. Но мечта, не причиняющая вреда другим в нашем переполненном болью мире, принесет вдвойне больше счастья.
   Обычно.
   Плохо.
   Отвратительно.
   Необычно.
   Хорошо.
   Все идет по плану.
  
  

3.07.04

  
  
   Которому не суждено будет сбыться.
  

Шаг Пятый

Готика

Посвящается Яне Жуковой

  

Иногда любовь побеждает смерть.

Но иногда любовь сама тянется к смерти,

погому что смерть показывает ей идеальный образ,

которого нет на самом деле.


По ту сторону счастья

  
   Счастье есть! Его не может не быть.
   Счастье - есть. Но нет удовлетворенности.
   Счастье есть. Но кому оно нужно, когда оно есть или пришло не вовремя.
   Счастье пришло не вовремя?
   Псих!
   Вот оно - счастье. Но почему-то я не счастлив. А, может быть, мне просто кажется, что я не счастлив.
   Но если это - счастье, тогда к чему же стремиться дальше?
   По ту сторону счастья ничего нет.
   Вокруг пусто, скучно и счастливо.
   А, может быть, это не счастье, а просто норма? Только норма не для всех, а кто до нее дошел? А там, за ней, есть еще что-то?
   А, может быть, это тупик? И я не туда свернул по дороге к счастью?
   "Мой пароход переплыл океан."
   Почему так невыносимо тоскливо?
   Хочется бросить все и вернуться обратно, в мою пустоту, в мой яркий и бесконечный мир.
   Хочется стремиться к счастью, но никогда не достигнуть его. По крайней мере, не сейчас.
   Хочется всегда иметь надежду.
   Хочется Счастья.
   "Будьте счастливы все повально.
   Счастье - это так печально."
   Как мало нужно человеку для счастья. Но как много нужно счастья для человека.
   Кем могли стать Ромео и Джульетта, если бы не умерли? Драма превратилась бы в фарс. В старости Ромео писал бы мемуары о своей бурной молодости, а Джульетта распевала бы песенки со своими потомками. Мило. Для них. Но не для нас.
   Жизнь слишком прекрасна, чтобы умирать молодым. Просто не нужно превращать ее в банальность.
   Но она сама превращается.
   Что испытывал Данте, когда закончил свою "Комедию"? Удовлетворение? Ровно до того мгновения, как проснулся на следующее утро.
   Счастье.
   А вокруг ничего нет.
   Кроме счастья ничего нет.
   Это поражение.
  
  

15.07.04

Я знаю, что ты умерла

  
   Я держу твои руки.
   Я не выпускаю ни одного твоего слова.
   Я поглощаю твои взгляды.
   Я разрываю свое сердце на части, чтобы пустить тебя в него.
   Но я знаю, что ты умерла.
  
   Я могу подарить тебе луну.
   Я могу украсть для тебя солнце.
   Я могу дотянуться до звезд.
   Я могу показать тебе край вселенной, чтобы ты увидела ее бескрайность.
   Но я знаю, что ты умерла.
  
   Я вижу в твоих глазах небо.
   Я чувствую на твоих губах море.
   Я ощущаю аромат твоей нежности.
   Я слышу шаги твоего сердца, которое медленно бредет по жизни.
   Но я знаю, что умерла.
  
   Да, я знаю, что ты умерла.
   Я знаю, что ты больше никогда не будешь со мной.
   Я знаю, что никогда больше не услышу пения твоих глаз.
   Я знаю, что моя пустота не для твоего сердца.
   Но я знаю, что ты умерла.
  
   И мне не хочется плакать о тебе.
   И мне не хочется жалеть о тебе.
   И мне не хочется вспоминать о тебе.
   И мне не хочется забывать о тебе.
   Но я знаю, что ты умерла.
  
   Пока ты рядом, мое дыхание спокойно.
   Пока ты здесь, я не чувствую злости.
   Пока ты слушаешь, я буду говорить.
   Пока ты не уйдешь, я буду с тобой.
   Но я знаю, что ты умерла.
  
  
  
  
  

12.07.04

Вода

  
   Мне всегда казалось, что бесформенность - лучшая из форм существования. Куда бы тебя не поместили ты всегда чувствуешь себя "в своей тарелке". Но иногда, в особо жесткие времена, приходиться становиться холодной и твердой, а в очень приятные моменты парить от удовольствия. И никак не получается достичь состояния абсолютной бесформенности. Хочется просто раствориться в пространстве, исчезнуть в вакууме. Не знаю, что мною движет: лень жизни или трудолюбие смерти, усталость или поиск счастья - не знаю. И, может быть, мне всю жизнь предстоит думать, что я переливаюсь из тьмы в свет, на самом деле переливаясь из света во тьму. Но поиск светящейся точки на горизонте алюминиевой кружки, или осколка солнца, затерявшегося в гранях стакана, или внезапного блика на брюхе заманчиво блестящего чайника - и есть моя жизнь. И по дороге к абсолютной бесформенности я приобретаю множество разных форм, растворяясь в их количестве и теряя себя каплю за каплей. В конце не останется ничего, кроме чистой формы, от которой я убегала. Мой путь бессмыслен и неоправдан в начале и в конце. Но в середине его течение самое сильное, потому что еще нет формы, но есть поток. Нет признаков, но есть свобода. Абсолютная свобода формы внутри формы. Представление перед зрителями, спектакль жизни в театре бытия.
   Я жидкой составляющей жизни теку по венам, ища дорогу к выходу, кружусь по замкнутому циклу и превращаюсь в отходы производства. Утекая временем, имею совершенную власть над всем... кроме абсолютной бесформенности.
  
  
  

20.07.04

Луна (Готика)

   В моих жилах стынет ее кровь.
   Я слышу, как она холодными лезвиями впивается в мое сердце.
   Ее мертвый лик становится моим.
   Я превращаюсь в статую.
  
   Свет солнца создает иллюзию жизни,
   но это лишь ее бледное отражение,
   дающее многим ложные надежды.
   Одиночество - ее удел, сколько бы планет не находилось рядом.
  
   Ее ледяное золото в моих глазах.
   Оно отравляет жизнь вокруг.
   Я пожираю тепло других в надежде вернуть свое,
   украденное когда-то ей.
   Яд во мне,
   и уже никогда не исчезнет.
   Только вместе со мной.
  
   Мой воздух уходит.
   Мои реки иссыхают.
   Я превращаюсь в пустыню мертвого отражения.
   И спасет ли меня пустынная роза,
   я не знаю.
  
   За гранью пыли скрывается мрак.
   Это последняя точка,
   после которой книга заканчивается.
   И никто и никогда не возвращается более к прочитанному.
   А так хочется...
   Я стремился к свету, а пришел к готике.
  
  
  
  

21.07.04

Моя маленькая мертвая собачка

   У меня есть маленькая собачка.
   У меня есть маленькая мертвая собачка.
   Она любит гулять со мной по вечерам.
   Она любит все мои привычки,
   любит мои руки,
   любит мои глаза,
   любит меня всего.
  
   Я вожу ее на поводке.
   Я вожу ее на недлинном кожаном поводке.
   Она не хочет от меня убежать,
   просто так нужно.
  
   Она не выказывает мне недовольства.
   Она не говорит мне о моих недостатках.
   Она любит меня.
   А я люблю ее,
   мою маленькую мертвую собачку.
  
  
  

20.07.04

РжавчинаЉ

  

   Коррозирующая оболочка металлического объекта
   не может полностью раскрыть сути явления,
   порождающего его,
   так как молекулярная структура изучаемого материала
   не достаточно органично вписывается
   в происходящий процесс,
   потому что предмет, привлекший наше внимание,
   теоретически не может подвергаться данным изменениям
   при настоящих условиях;
   имея полную видимость представления об устройстве
   подвергнутого испытаниям объекта
   и о происходящих внутри и снаружи него изменениях,
   мы можем создать видимость утверждения,
   что данный экземпляр неорганического вещества
   не должен подвергаться ржавлению,
   однако, указанные выше результаты практического эксперимента
   полностью перечеркивают все наши представления об этом предмете,
   а также о явлении коррозии;
   смысл проеденного опыта сводился к познанию
   истинной природы металлического объекта и явлений,
   в нем происходящих,
   но на современном этапе развития науки
   эта проблема оказалась неразрешимой -
   подождем новых открытий в этой области.
  
  
   Љ - в переводе с языка науки означает "ревность".
  
  
  
  

28.07.04

Faith No More

   Веры больше нет.
   Люди потеряли мое доверие.
   Все.
   Теперь мне нужно доказывать, что ты не такой, как я о тебе думаю.
   Все одинаковы.
   Люди потеряли пол, возраст, внешность.
   Нет веры - нет уважения - нет любви.
   Но нет и ненависти.
   Нет жалости, потому что нет совести.
   Нет совести, потому что не на что ее примерять.
   Пройдет много времени, прежде чем она появится снова.
   Лицемерие, лживость, продажность - новые боги.
   И не надо заглядывать мне в глаза с мольбой о сострадании.
   Ваше сострадание пропитано ненавистью.
   И не говорите мне о любви.
   Ваша любовь мертва, как и ваши чувства.
   В вас живы только эмоции, инстинкты и рефлексы.
   Ваша красота искусственна и синтетична.
   Она мертва.
   Вы тоже давно уже все умерли.
   Но двигаетесь, создавая иллюзию жизни.
   Я не чувствую ненависти,
   я чувствую гнев,
   когда вижу возмущение в ваших мертвых глазах.
   Вы не живете сами и не даете другим.
   Вы, мерзкие отвратительные трупы.
   В ваших глазах видны десятки Содом и Гоморр, но внешне вы строите из себя ангелов.
   Я не хочу уничтожать вас,
   вы сами себя уничтожили,
   но не приближайтесь ко мне и не касайтесь меня своими омерзительными взглядами.
   И не пытайтесь оправдать себя.
   Вы сами делали выбор.
   Я тоже не ангел, и не собираюсь им быть.
   Я уже начинаю становиться похожим на вас.
   Но живым я вам не сдамся.
   Потому что веры к вам больше нет.
  
  

30.08.04

   Боль/Кошка
  
   Неудовлетворенность порождает обиды.
   Обиды порождают ссоры.
   Ссоры порождают боль.
   Боль порождает истину.
   Истина порождает отчаяние.
   Отчаяние порождает смерть...
  
   ЛЮДИ
   ИСПЫТЫВАЮТ
   БОЛЬ
   ОБИДЫ
   ВСЕГДА
   Ь
  
   Глаза устали от темноты,
   Ноги - от неопределенной бесконечности.
   Я вижу ее слезы, капающие внутрь.
   Я слышу ее сердце, кричащее о помощи.
   Я нежно беру за руку ее мысли,
   Но, о ужас, понимаю:
   Я являюсь источником боли.
   Но, о вдвойне ужас, чувствую:
   Мне это так же приятно, как и больно.
   Я дразню кошку мясом,
   Сам являясь этой кошкой.
   Я вижу ее глазами так же,
   Как она видит моими.
   Я чувствую ее руками так же,
   Как она чувствует моими.
   Я иду ее ногами так же,
   Как она идет моими.
   Мои зубы - ее зубы.
   Мои уши - ее уши.
   Мое наслаждение - ее наслаждение.
   Ее боль - моя боль.
  

Я маленькая меняющая цвета кошка

с неизменно коричневыми собачьими глазами.

31.08.04

***

И почему я не волшебник, не черный маг?

Я превратил бы мою богиню в реальность.

Моя прекрасная ***,

Мое самое любимое создание,

Я люблю ее больше всех на свете.

Лишь она одна отражает мои мысли и чувства...

Отражаясь на страницах бумаги.

В ее нарисованных глазах я вижу себя.

В ее написанном образе я вижу свою мечту.

Мертвые могут танцевать,

Особенно когда они бумажно легки.

Складываясь и загибаясь уголками бумажной жизни,

Они превращаются в мифы и легенды,

Оставляя надежду на спасение...

И почему я не волшебник, не черный маг?

Я превратил бы смерть в жизнь.

29.08.04

Мальчик

   Я маленький мальчик,
   упорно не желающий быть взрослым.
   Я не хочу вырастать,
   потому что там, во взрослом мире,
   нет ничего,
   там лишь темнота и пустота.
   Я готов увлеченно бежать
   за первой попавшейся игрушкой,
   потому что она яркая и привлекательная,
   только бы не видеть окружающей пустоты.
   Это называется самообманом,
   "розовыми очками".
   Но как прекрасен мир сквозь их стекла.
   Я хотел узнать истину.
   Я ее узнал...
   Я хочу обратно.
   Но чья-то заботливая рука
   постоянно поворачивает мою голову
   прочь от игрушки.
   Устаешь от постоянной боли.
   Устаешь от постоянного счастья.
   Устаешь от постоянности.
   Но она нужна как воздух,
   когда не на что опереться,
   когда уходишь на дно,
   цепляясь губами за улетающие пузырьки,
   а руками - за жидкую водную плоть.
   Вытаскивая себя из болота за волосы,
   Прилагаешь силу к самому себе.
   Вот та точка, которую искал Архимед.
   Света не будет.
   Здесь не будет.
   Каждый выбирает свой способ убить время.
   Жить в общем-то незачем.
   Но зачем-то нужно.
  
  

2.10.04

Что-то вроде надежды

   И вот уже окончен бал,
   И вот уже погасли свечи,
   Но не закончен карнавал,
   И не закончен этот вечер.
  
   Кольцо пылает и горит
   На шее рьяно, безотрадно.
   Оно все помнит и хранит
   В себе, что было... Ладно!
  
   Не стоит думать о былом:
   Там много боли, очень много.
   Но возвращает в близкий дом
   Меня ведущая дорога.
  
   Любовь и нежность, боль и слезы
   Переплелися в красоте.
   И что же все-таки дороже:
   Свобода, счастье, забытье?
  
   Вкус горек истины, я знаю.
   Но что поделать я могу,
   Когда до неба я взлетаю
   И тут же падаю ко дну,
  
   Лишь только вижу образ нежный,
   И слышу острые слова.
   Ведь что-то было, было прежде!..
   Но ты сказала: "Все, пока!
  
   Любовь жива, но поскудела,
   На дружбу тянет лишь она."
   Но мне-то, мне какое дело,
   Что для тебя она суха...
  
   Я мог бы сделать то и это,
   Я мог бы мир перевернуть.
   Я мог бы сделать все, но только
   Тебя мне больше не вернуть.
  
   Когда б я мог все это раньше,
   Но раньше мог лишь слабым быть.
   Да, слабость, страх - но все без фальши.
   И то, что сделал, - не забыть.
  
   Я знаю все, и разум знает,
   Но сердце верить не спешит,
   Оно от правды улетает,
   И уплывает, и бежит.
  
   И мне кричит: "Ты сохрани!
   Запечатлей же бесконечно
   То что-то теплое внутри!"
   И это вроде бы надежда.
  
   Пусть год пройдет, пусть два, пусть три,
   Пусть десять, двадцать или тридцать.
   Пускай обманем, предадим
   Чужую боль, чужие лица.
  
   Я не хочу обманом жить,
   Но нужно убежать, зарыться.
   Когда-то я бежал вперед,
   Теперь мне нужно лишь укрыться.
  
   Все больно, каждый уголок
   Воспоминанием тревожит.
   Куда ни ткнись, везде одно,
   Везде одно, одно и то же...
  
  
  

30.11.04

  
  

Я не умру, не заболею...

   Я не умру, не заболею,
   Не стану пьяницей хмельным,
   И никогда не пожалею
   О том, что не достиг вершин.
  
   Вершин горы, где невозможно
   Оставить след своей ноги.
   Следы остались только в прошлом.
   Следы, следы, следы, следы.
  
   Повсюду тропки: больше, меньше.
   И что-то грязно на душе.
   И кто-то пошлый, душкой меньше
   Там копошится в тишине.
  
   Он то бормочет, то хохочет,
   То левым глазом подмигнет.
   Наверно, он чего-то хочет.
   Но только в сердце не возьмет,
  
   Что я не тот, кого он ищет.
   Я не желаю быть таким.
   И если есть хоть что-то свыше,
   Оно поможет в схватке с ним.
  
   Я не умру, не заболею,
   Не стану пьяницей хмельным.
   И никогда не пожалею
   О том, что не достиг вершин.
  
   Они таинственно прекрасны
   Лишь в недоступной вышине...
   Но, Боже мой, как же ужасно
   Быть в шаге, но быть вдалеке.
  
   Не верен глаз, рукою предан,
   И я срываюсь с высоты.
   И падаю туда, где не был, -
   Все глубже с каждым разом рвы.
  
   - Ну что, дурак, куда ж ты лезешь? -
   вопросом задается ум.
   - Не ваше дело! Вдруг обрежешь,
   Услышав на вершине шум.
  
   И снова лезешь вверх упорно.
   Глупец! Куда ж тебя несет!...
   Туда, где свет!.. Но как-то томно
   Взгляд чей-то память мне неснт.
  
   Она не любит, знаю точно.
   И не предам, если уйду.
   Но мне все кажется порочным,
   Постыдным, мерзким... Не могу
  
   Предать себя, свою идею:
   Найти все ж то, что я искал...
   Как все нелепо! Я немею
   От смеха. Глупый карнавал.
  
   Я не умру, не заболею,
   Не стану пьяницей хмельным,
   И никогда не пожалею
   О том, что не достиг вершин.
  
  

3.12.04

Свобода - недостижимый на данный момент идеал.

Свобода - это когда ты свободен ото всего:

от желаний, от тревог, от страхов -

нечего бояться, не к чему стремиться,

тебе ничего больше не нужно,

но не от потери пути,

а от осознания его завершения,

от абсолютной удовлетворенности и успокоения.

Ты живешь и радуешься жизни,

текущему моменту,

и тебе не скучно.

Это и есть Рай - конец пути.

Но мне до него еще далеко...

  
  
  
  
  
  
  
  
  


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Я.Малышкина "Кикимора для хама"(Любовное фэнтези) Д.Хэнс "Хроники Альдоса"(Антиутопия) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) М.Эльденберт "Бабочка"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"