Ли Галина Викторовна: другие произведения.

Точка невозврата. Волчья кровь. 18 глава

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновление от 25.10.2010


   18 глава
  
   Я встретила охотников открытой дверью. Распахнула ее на всю ширину и отошла назад, так чтобы меня хорошо было видно. Момент, когда Они сломили волю Валгуса, отозвался в сердце стоном оборванной струны: на секунду меня с головой накрыло отчаяние юноши. Он понял - я не собираюсь бежать, жду появления "ловцов". Понял и решил сдаться. А теперь вот боялся, что я не устою и кинусь в драку. Пришлось сосредоточиться на одной единственной задаче - передать другу свое решение. Чтобы он знал - я не собираюсь ни с кем воевать, и если даже попробуют спровоцировать, не поддамся.
   Внизу скрипнула подъездная дверь, сигналя - ждать осталась недолго - я автоматически поправила футболку, зачем-то проверила карманы штанов, наткнувшись на твердую бляшку медальона. Через секунду он висел у меня на шее - даже думать не хотелось о том, что Их лапы коснутся реликвии рода.
   Потом я расправила плечи, выпрямилась и стала ждать, собрав всю волю в кулак, отбросив прочь лишние мысли, думая только об одном - ради Валгуса надо оставаться сильной и держать себя в руках. Тогда и только тогда, у нас есть шанс на будущее. Понимание того, как близка смерть, обострило все мои чувства, выведя их совсем на другой уровень, недостижимый в прежнее время и в волчьей шкуре. Казалось, даже время теперь мне послушно - оно словно стало резиновым и растянулось, позволив окончательно прийти в себя и взять под контроль эмоции. Впитывая каждой клеточкой происходящее вокруг, я сконцентрировалась на главной цели - не дать охотникам повода для убийства.
   Они поднимались крадучись, почти беззвучно.... В другой ситуации ни за что не расслышала бы осторожных шагов, но теперь... теперь каждый шаг отдавался стуком в ушах, каждый выдох и вздох звучали так, словно ловцы дышали рядом. Я стояла и слушала, как охотники проходят пролет за пролетом. Стояла, пытаясь унять дрожь в ногах. Очень хотелось прислониться к стене, или лучше - сесть прямо на пол, но я лишь один раз переступила с ноги на ногу, чтобы отвлечься от этого "топ, топ, топ". А потом наступила тишина, Они даже дышать перестали - распахнутая дверь стала для охотников настоящим сюрпризом. Увидев ее, Они замерли на последних ступеньках.
   Задержка была недолгой, но я успела почувствовать, что творится в душах ловцов - азарт, решимость, опасение, злость и капелька страха, ровно столько, чтобы держать себя в руках и не ударить первыми, дождаться подходящего повода для атаки.
   До появления вековых врагов оставались считанные секунды, а страх так и не пришел. Сложно описать, что творилось в моей душе, но больше всего это походило на собранность перед боем. Именно так мои предки готовились сделать первый рывок.
   В памяти быстрым вихрем пронеслись чужие воспоминанья....
   Да, именно так! Эта встреча и есть настоящий бой, пусть без крови и драки. И победа в нем ценою две жизни... Валгуса и мою. И я не собираюсь эти жизни уступать!
  
  
   Их было четыре. Взрослых, опытных, уверенных в своей удаче. Настоящих ловцов, совсем не похожих на тех... с кем довелось столкнуться дома у подъезда. Те были щенки, эти - матерые звери, сгорающие от ненависти к моему роду.... ко мне.
   Они не видели пред собой человека, девушку. Они не желали думать о том, что "дичь" никому не причинила вреда. Для ненависти было достаточного того, кто я есть. Того, что я волк из чужой стаи.
   Для убийства и ненависти было достаточно одного - что я все еще жива. Хотя... вид моего трупа любви бы тоже не прибавил.
   Поймав на себе горящий взгляд, я словно увидела свое отраженье... Старое, той волчицы из ельника, которой была всего месяц тому назад. Ведь я сама так чувствовала и думала недавно, была готова растерзать чужака за один только запах. И растерзала бы любого... кроме одного единственного снежного...Валгус действительно спас мою душу, спас мое человеческое "я". Не позволил стать такой же как Эти.
   И я ответила на злобу спокойствием, на миг почувствовав себя мудрее и сильнее своих врагов, сказала четко и громко, как у доски во время урока:
   - Сопротивляться не стану. Сама пойду.
   Охотники снова замерли на мгновение - таких слов от загнанной в угол "псоглавой" не ожидали - а потом самый старший сказал: - Хорошо. - И отступил в сторону, освобождая выход.
   Уже на лестничной площадке, я обернулась, один из конвоиров тут же схватил меня за плечо: все-таки снежные боялись подвоха, не верили, что кто-то из нас, из лесных, может вот так спокойно сдаться. Такого история двух родов еще не знала. Мы с Валгусом вписали в историю враждующих кланов совершенно новую главу.
   Пальцы у моего охранника хваткой походили на железные тиски - наверняка после них на теле останутся синяки - но я виду не подала, что мне больно, а только тихо пояснила:
   - Дверь надо закрыть на замок, - и протянула ключ.
  
  
   Спускалась, не отрывая взгляда от аккуратно выстриженного затылка снежного, твердя про себя "все хорошо, Валгус, все хорошо". Мой парень здорово нервничал, он был готов сорваться, так сильно переживал за меня. Переживал вопреки тому, что чувствовал - юноша точно знал, что со мной все в порядке.. если только так можно сказать. А вот ловцу было очень .. неуютно, от мысли, что враг у него за спиной. Я читала это по скованности его движений, по изменившемуся запаху, по встопорщившимся на затылке волосам. Видно, не часто Ему приходилось конвоировать живого врага, раз не выработалась привычка. Я отстранено подумала: "Кажется, охотники совсем не рассчитывали на такой вариант. Что придется меня с собою тащить. Живой". В своей правоте по этому поводу удостоверилась, стоило оказаться на улице.
   К обочине был припаркован большой внедорожник. Всего один. Он стоял, сверкая на солнце черными полированными боками, красуясь четырьмя серебристыми кольцами на решетке радиатора. Машина очень походила на ту, что увезла меня когда-то в бабкину деревню. И в нее уже затолкали на заднее сидение Валгуса. Если посадить еще и меня, одному из ловцов придется бежать вслед за машиной. Не может быть, что Они рассчитывали именно на такой вариант!
   Сердце кольнуло иголкой страха - смерть задела меня холодным крылом, дохнув в затылок смрадным дыханьем. Я сжала кулаки, прогоняя испуг - бояться не место и не время. Отчаянью можно предаться потом... намного позже... когда-нибудь.
   Старший охотник окинул меня внимательным взглядом - видно пытался предугадать, что пленница способна выкинуть, оказавшись рядом с другом. Пришлось повторить:
   - Я не собираюсь сопротивляться.
   Мужчина в ответ кивнул, обернулся к одному из своих напарников и что-то приказал. Самый крупный из конвоиров нырнул обратно в темноту подъезда, чтобы показаться на улице белым волком. От взгляда на зверя волоски на руках тут же встали дыбом, и я отвернулась, чтобы не провоцировать лишний раз саму себя.
   Едва слышно щелкнул замок на двери, и мой взгляд метнулся вглубь салона в поисках любимого лица. На скуле у Валгуса наливался синяк, верхняя губа была разбита и припухла, но в остальном парень был невредимый и живой. От синяков и ссадин тоже не останется следов через пару минут.
   Валгус мне улыбнулся, и в ответ сердце гулко застучало. Снежные уловили этот стук и переглянулись, а потом вожак сказал:
   - Садись!
   Мое опасение, что между мной и Валгусом кто-то вклиниться, не оправдалось - конвой предпочел держать пленников подальше от дверей. Я придвинулась вплотную к любимому. Некоторое время мы, не отрываясь, смотрели друг другу в глаза, просто желая удостовериться, что все в порядке. Потом Валгус грустно улыбнулся.
   - Ну что же ты, Дичок, почему.... - шепнул мне юноша, не договорив "не сбежала".
   Я ответила:
   - Не могу... без тебя.
   Валгус едва слышно вздохнул, потом немного наклонился, и я почувствовала на лице его теплое дыхание. Обнять меня юноша не мог - его руки скрутили за спиной - поэтому обошелся поцелуем в лоб. Мне показалось, шофер тихо зарычал - он не спускал с нас взгляда, уставившись в зеркало заднего вида. Валгус внутренне напрягся - скулы юноши затвердели, взгляд стал холоднее льда, и я, уткнулась лицом в шею друга, едва слышно шепнула:
   - Валгус, не надо!
   Юноша вздрогнул и прижался ко мне щекой. Ожесточенность в его душе исчезла, сменившись сосредоточенностью и решимостью. Теперь мы с Валгусом думали, чувствовали и дышали в унисон. И это только добавило мне силы.
   Вожак уселся на переднее сидение, в его ногах устроился волк. Рядом со мной и Валгусом, тесно прижавшись, устроились два оставшихся конвоира: салон автомобиля хоть и просторен, но не настолько, чтобы с комфортом уместить четырех человек. Но мне не было дела ни до чужих прикосновений, ни до жгущего небо и нос запаха. Слишком хорошо тогда понимала, что возможно это последние часы, когда любимым рядом, и я не собиралась их тратить зря, переживая о том, что уже случилось, о том, что возможно никогда не произойдет, беспокоиться об охотниках, сидящих рядом. Мне стало на удивление спокойно, как будто гноящуюся, дергающую болью рану обкололи новокаином. Потом... когда я останусь одна, "заморозка" уйдет, но пока... Пока Валгус рядом, а на остальное мне наплевать!
   Я встретилась взглядом с тем, кто сидел на первом сиденье. Он смотрел на меня с отвращением, а когда переводил взгляд на Валгуса, в глазах читалось неприкрытая злость и презрение. Родич Валгуса все не мог взять в толк, как...как он может испытывать к "псоглавой" что-то кроме ненависти. А мой друг лишь усмехался в ответ, и шептал мне на ухо ласковые, полные нежности слова. Я тоже не смогла удержаться от усмешки - снежный серьезно полагал, что имеет право нас осуждать. Как это глупо. Пошло и глупо! Это их мир отвратителен! Это тысячелетняя вражда - глупа! И дураки те, кто не может от нее отказаться! Они просто трусы! Они бояться сами себя! И нас боятся! Боятся, что все придется менять! Каково это будет - оказаться один на один с тем, что натворили?! Что учинили сами над собой и над... "врагами".. И мое племя ничуть не лучше! Мы как... задиристый зверек, что впервые увидел зеркало - кидаемся и скалимся на собственное отражение! Вот только разве им всем это объяснишь? Разве послушают?! Ведь мы нарушили самый главный закон всех существующих стай на земле - мы решили жить по-другому. Не так как они! Такое редко прощают.
   В душе поднялась настоящая буря, я чуть не зарычала, и теперь уже Валгус шепнул:
   - Дичок, не надо!
   Меня пробила сильная дрожь, как от мороза, я еще теснее прижалась к парню и почти простонала:
   - Валгус, я так тебя люблю.
   Мой сосед справа вздрогнул от этих слов.
  
  
   Джип мчался по ровной ленте, запутанной летной пробиравшейся сквозь пригородные леса, мимо новых торговых центров, мимо нормальной человеческой жизни. Совсем как тогда... прошлым летом. Моя судьба снова сделала очередной крутой поворот, имя которому "неизвестность", правда на этот раз я свернула в него не одна. Да и в прошлый раз тоже... Только теперь конечным пунктом стала не затерянная в лесах деревня, а длинное, сверкающее темным стеклом, здание аэропорта Домодедова - скорость автомобиля снежных не устроила. Нет, я не сомневалась, что охотники постараются как можно быстрее убраться подальше от нейтральной полосы, но не знала, что для этого будут затрачены такие средства. Подобная... спешка вызвала в моей душе больше недоумение, чем тревогу, а вот Валгус, при виде взлетающих самолетов, нахмурился - лицо стало задумчивым. Я физически ощутила, как в его голове крутится карусель новых предположений и догадок. Похоже, доставка провинившихся воздухом не вписывалась в привычный сценарий охоты. И я не знала, огорчаться этому или радоваться, поэтому попробовала найти подсказку на лице своего друга, но юноша лишь улыбнулся, успокаивая. Я ответила ему такой же улыбкой. Ведь и правда, неважно, почему Они так поступили... ведь мы изменить ничего не могли.
   Пока шофер искал место для парковки, сидящий впереди охотник повернулся, смерил нас внимательным взглядом, остановив его на Валгусе, и сказал:
   - Надеюсь, дальше обойдемся без сюрпризов?
   Юноша ответил короткой фразой на своем языке.
   Вожак прищурился, непонятно почему покосился на меня, кивнул, а потом неохотно приказал: - Снимите с него браслеты. - И снова смерил Валгуса пристальным взглядом. - Веди себя осторожнее, мальчик.
   Мужчина говорил по-русски хорошо, но все-таки с едва уловимым акцентом, придававшим знакомым словам непривычную твердость.
   Валгус в ответ на скрытую угрозу ловца лишь усмехнулся - пока мы на виду у людей, никто не причинит нам вреда. Да и потом тоже... Раз существуют те, для кого чужие мысли и воспоминания не тайна.
   - Я выполню свое обещание, - спокойно сказал мой друг и прищурился, - А ты?
   Мужчина неохотно кивнул.
   Валгус развернулся, подставляя скованные за спиной руки, сидящему рядом ловцу, дождался, пока их освободят, и с облегчением растер кисти.
   - Все, приехали, - распахнул дверь снежный.
   Автомобиль остановился рядом с левым крылом аэропорта. Нас провели прямиком в VIP-зону. Там, кивнули в сторону мягкого дивана - мол, садитесь. Со стороны наши конвоиры, наверное, смотрелись как телохранители - молчаливые, серьезные, ловкие. Вчетвером, они заполняли пространство вокруг нас, лишая свободы движения, и, в то же время, делали это так, словно не они нас вели, а мы сами шли в нужном направлении.
   Еще в подъезде у меня отобрали рюкзачок с нашими документами, но вопреки ожиданиям, открывать его не стали, а отдали девушке-менеджеру совсем другую стопку. Там были не только документы, но еще какие-то исписанные листы. Девушка, отстучав каблучками по гладкой зеркальной плитке, удалилась оформлять наш вылет. Богатым клиентам вовсе не требовалось стоять, дожидаясь своей очереди. Им все приносил на "блюдечке".
   Я сидела, прислушиваясь, ожидая, когда объявят посадку и пытаясь угадать, который, из светящихся на темном экране рейс, наш, чтобы хотя бы так узнать, куда меня и Валгуса готовится забросить судьба, но этого не случилась. Вернулась та же улыбчивая красотка и повела к выходу на взлетное поле. Там нас ждал микроавтобус.
   А вот самолет оказался меньше, чем я ожидала. Остроносый, напомнивший силуэтом небольшую акулу, украшенный тремя полосками и буквой W у двери. У Валгуса, при его виде удивленно поползли брови вверх. У меня тоже.. когда поняла, что кроме ловцов и их добычи пассажиров больше нет.
   Менеджер аэропорта "сдала" выгодных клиентов красавцу стюарту и попрощалась, пожелав приятного полета.
   Приятного. Нам.
   Я чуть не расхохоталась ей в лицо от такого пожелания, но вовремя себя одернула. Этот смех мог стать началом настоящей истерики, а я пока себе позволить ее не могла.
   Стоило подняться по траппу, как за нами захлопнулась дверь. Салон оказался отделан по высшему классу - кремовая кожа на креслах, удобные столы, прикрытые белоснежными скатертями, телевизор, пушистые шерстяные пледы на подлокотниках. Меня было оттеснили в сторону от Валгуса, но парень оглянулся на главного ловчего:
   - Мы, кажется, договорились?
   Тот неохотно кивнул:
   - Пусть садятся, где хотят.
   Валгус дожидаться повторного разрешения не стал и потянул меня за руку вглубь самолета, к единственному диванчику. Конечно же, мы были как на ладони - у противоположной стены стояли два кресла, которые тут же заняли наши конвоиры - но разве это важно? Я тут же сбросила кроссовки и с удобством устроилась в объятьях своего парня. И мне первый раз в жизни было плевать, что обо мне подумают другие, как наши объятия смотрятся со стороны. Я решила - пока есть возможность жить и чувствовать, надо ею пользоваться. Валгус думал так же. Мы и пользовалась.. как могли.
   Самолет простоял на взлетной полосе еще с час. На город потихоньку опускались сумерки, сделав солнечный свет оранжевым. Он падал на волосы Валгуса через овальное стекло иллюминатора, играл на кончиках его длинных ресниц рыжими искрами. Я смотрела на любимое лицо, стараясь впечатать в память каждую черту, задумчивое выражение умных глаз, грустную складку красивого рта.
   Валгус перехватил мой жадный взгляд, нежно погладил по щеке и поцеловал в висок, прошептав:
   - Девочка моя...
   Лица ловчих буквально перекосило от этого поцелуя. Они, не сговариваясь, одновременно отвернулись к своим окнам. Мой друг улыбнулся и потянулся к моим губам за поцелуем другого рода. Настроение юноши определенно стало лучше с той самой минуты, как он увидел этот дорогой самолет. Вот только почему.. я пока понять не могла.
  
  
  
   Так только в страшном сне бывает - вдруг неожиданно оказываешься там, откуда нет выхода. А вход - есть. Был. Раз ты стоишь в этом месте.
   Я крепко сжала челюсти и на секунду закрыла глаза, пытаясь справиться с оцепенением. И с безразличием. А заодно вспомнить весь путь до тюрьмы, чтобы отделаться от навязчивой идеи о сне и вернуться в реальность.
   Мы приземлились уже в глубоких сумерках, когда солнце полностью скрылось за горизонтом. Так же как и в Москве, нас встретила у трапа машина. Вдалеке, за широким взлетным полем светилось огнями странное здание. Трудно было вот так сразу описать его сложную форму. К тому же я снова разволновалась, поняв, что наша дорога подходит к концу. И прежде, чем мне удалось разглядеть название города, в котором мы приземлились, Валгус шепнул:
   - Мюнхен!
   От неожиданности я даже споткнулась, потом недоверчиво посмотрела на парня, хотя и так чувствовала - Валгус был совершенно уверен, в том, о чем говорил, он узнал это место. Но мне плохо верилось, что вот так запросто можно было оказаться не просто в чужом городе, а вообще в чужой стране! Там.. в Москве, когда я проходила через контроль.. на меня едва взглянули! Тут проверяющие оказались более внимательными, но документы видно делали на совесть, раз не возникло вопросов.
   А потом была автострада, поток машин, огни ночного города, и парковка у небоскреба. Он отражал в своем темном, почти черном стекле перевернутое небо, плывущие облака и сияющий неон рекламы с соседних зданий. Едва взглянув на него, поняла - это и есть наша тюрьма и наше судилище. Меня подтолкнули в спину, и я послушно пошла впереди своих тюремщиков, втягивая незнакомые запахи. И там, у лифта, случилось то, о чем отказывалась думать все это время - нас с Валгусом разлучили, и я осталась с охотниками. А потом и вовсе - в полном одиночестве, ослепшая от обилия белого, запертая в этой ужасной комнате.
   Я снова открыла глаза, и таившаяся в тени сознания надежда, что это действительно сон, тут же умерла. И хорошо! Нельзя сейчас строить иллюзии, иначе можно в один момент сойти с ума.
   Глубоко вздохнув, несколько раз сжала и разжала пальцы рук. Это простое движение помогло - ко мне вернулось зрение, и я смогла осмотреть свою тюрьму.
   Белая комната, похожая на узкий пенал, без окон, без единого пятнышка, за который может зацепиться взгляд. Идеально ровная штукатурка на крашеных стенах. Слепящий свет от ламп под потолком. Железная кровать, прикрученная к полу. И все.
   И в душе было как в этой комнате - пусто и страшно.
   Я стояла до тех пор, пока не почувствовала - если не лягу, то упаду.
   Больничная белизна кровати отталкивала, я предпочла бы перекинуться в волка и скрутиться в уголке на полу. Предпочла бы.. да. Но не стала - я не зверь! И хочу, чтобы Они об этом помнили. Я знала - за мной следят. Чувствовала каждой клеточкой. Поэтому решила держать себя в руках и во всем оставаться человеком.
   Первый шаг оказался самым трудным - ноги словно одеревенели - но он раскрутил застывший механизм, завел большую куклу - я дошла до кровати, содрала с ног кроссовки и улеглась, забившись под одеяло. Но даже с закрытыми глазами было слишком светло. Я чувствовала себя.. выставленной на всеобщее обозрение. И беззащитной.
   От чувства уязвимости сердце забилось в неровном, рваном ритме, и волоски на руках стали жестче, грозя обернуться в волчью шерсть. Моя волчья суть рвалась наружу.
   Я глубоко вздохнула и принялась считать до десяти, всматриваясь в себя в поиске знакомой точки. Огонек Валгуса увидела сразу, почувствовала, как он тянется ко мне. На миг даже показалось, что чувствую дыхание любимого у своего виска, его тепло, любовь и поддержку. Валгус был очень близко. Рядом. Возможно - за стеной.
   Желая удостовериться в этом, я прижала к ней ладонь.
   Да.. Валгус был рядом - я почувствовала, как кольнуло иголочками кожу. Мой друг, мой любимый, мой... муж терпеливо ждал, пока я приду в себя.
   Сознания коснулось ласковое тепло, и я скорее почувствовала, чем услышала встревоженное: "Ты как?"
   Мысленно улыбнулась в ответ, подумав: "Нормально, держусь".
   Такой способ общения пока оставался непривычным - не было уверенности, что меня правильно поняли, не хватало выразительных, "говорящих" глаз юноши. И все-таки Валгус был прав - мы действительно неразлучны. Я - часть его, он - часть меня. И это никто не изменит. Разве что.. смерть?
   В ответ на эту мысль сердце кольнула тревога Валгуса, и я виновато поежилась - надо быть последней эгоисткой, чтобы позволить себе думать о таких вещах. Потом глубоко вдохнула, приводя в порядок чувства, и медленно, спокойно задышала, подлаживаясь к неслышному для других ритму, стараясь в мыслях стать с Валгусом одним целым. Юноша сразу ощутил эту перемену, обрадовался и даже улыбнулся - я закрыла глаза, представив, как он это делает.
   Ничего, мы справимся! Мы не сделали ничего плохого. Они не могут нас осудить. За любовь не судят!
   И снова щеку словно погладили невидимая рука. Я услышала - "Спи, Дичок. Отдыхай" и под конец - "У нас все получится".
   Послушно закрыла глаза, прижалась лбом к стене - чтобы лучше чувствовать близость Валгуса - и попробовала забыться. А чтобы не мешал яркий свет, натянула капюшон толстовки на самые глаза.
   Кроме слепящих ламп, очень мешало пристальное внимание. Слежка. Я чувствовала ее каждой клеточкой тела. Эту злобу, смешанную с враждебным любопытством и недоумением. Вот только сложно было понять.. это мои чувства или Валгуса?
   Раньше за мной подобных способностей не водилось. Одно дело определять настроение по запаху. Это умеет любой опытный волк... а вот улавливать эмоции тех, кто прячется за стеной.. это дано не каждому. Моим родичам вовсе не дано. И мне тоже.. до ритуала.
   Теплота и невидимая ласка моего любимого успокаивали, я почувствовала, как тяжелеют веки, и завозилась, устраиваясь удобнее, чтобы спокойно выспаться перед решающим днем.
   Но стоило только провалиться в уютную темноту, как Валгус исчез, а я оказалась в знакомой пустоте. И на этот раз меня там поджидали. Я не успела убраться с пути светящегося круга. Попробовала, но услышала властное: "Саша, не смей! Сейчас не время для детских игр! Я должен знать, что с тобой происходит!"
   Этот окрик, заставил меня болезненно сжаться. Так мог приказывать только вожак.
   Я могла его ослушаться, я делала это не раз. Но не стала... Растерялась на мгновение и слилась с зеленым огнем. В ту же секунду перед глазами завертелась круговерть последних событий.... Последних месяцев моей жизни.... И я смотрела их не одна - мое сознание крепко держал черный волк. Мой наставник, товарищ, брат и опекун. И не он один. В круге было еще одиннадцать братьев. Я на мгновение ощутила, что они чувствуют - смесь ярости, злости, недоверия, отвращения и готовности убить. Меня. В первую очередь - меня. Ту, которая заварила всю эту кашу. И только Ярослав... черный волк, он лишь торопливо пролистывал день за днем, пытаясь докопаться до истоков, узнать все. Он рылся в моей памяти, как вор в чужом шкафу! Это было больно.. В висок словно иголку загнали.
   Я дернулась, ощетинилась, пытаясь вывернуться и удрать, но лишь заработала тычок, больше похожий на пощечину.
   "Не смей мне мешать, глупая девчонка!" - взъярился Ярослав, и я притихла, потому что следующая мысль была такова: "Не мешай мне тебя спасать!"
   Меня.. Спасать..
   Черный волк не собирался стоять в стороне.
   И тогда я открылась, позволила не только увидеть, но и дать испытать, все, что я чувствовала - терять было нечего. Мне хотелось, чтобы наставник понял всю глубину моих чувств, а затем... А затем решил, как поступить. Стоит ли меня вообще спасать.
   В тот момент я поняла, что при желании Ярослав мог меня убить. Вот так. Не прикасаясь. Мне показали, как это бывает.
   Чужая память.. она как шкатулка с секретами, открывает их лишь после того, как хозяин узнает их тайны. И лишь иногда - случайно.
   В моей памяти затерялась и такая смерть. Но она меня не испугала. Я привыкла к мысли о Гостье.
   Наконец, кино в голове закончилось, и Ярослав снова стал сам по себе. Мой наставник молчал, я - тоже, в ожидании приговора.
   А зеленые огни все кружили вокруг меня. Их стало еще больше, словно в круг ворвалась вся стая. Мне удавалось уловить отголоски отдельных эмоций, а иногда даже узнать, чьи они. Эмоции были у всех одинаковы: ярость и злость, лишь ярость и злость, и только один раз - растерянность и жалость. Борис... мой недолгий приятель по школе. Он за меня переживал. Но чаще звучало: "Предатель, как ты могла?!"
   И я неожиданно разозлилась - вас не спросила! Ощетинилась - не им судить, права я или не права! Да кто они такие?! Что знают о жизни, сидя в своих лесах?! Что знают о Валгусе?!!
   "Не рычите!" - привел в чувство стаю Ярослав, - "Мешаете думать!" - а потом обратился ко мне, - "Медальон при тебе?"
   Я чуть не взвыла - да при чем тут бабкин подарок?! - и услышала строгое, - "Надень, как только проснешься."
   От неожиданности я призналась "Он на мне", и получила грустное: "Ну и дел ты натворила, Александра. Уж лучше я тогда тебя убил".
   Скулить, выпрашивая пощаду, не стала. Просто спокойно замерла, ожидая решения. И мне не было страшно. Может.. я не до конца верила в собственную смерть? Такое просто не может случиться - я молода, здорова, полна сил и желаний. И стая ведь не враги? Разве могут свои... родные.. вот так просто убить? Мои родичи не монстры! Так я тогда считала.
   "Что же нам с тобою делать?" На этот вопрос ответ я не знала.
   "Лучше бы тебя убил" - это очень жестоко. Как любая правда. Так действительно было бы лучше для всех. Для моей стаи и самое главное - для Валгуса.
   Почувствовав, что снова скатываюсь к границе отчаяния, я приказала себя не скулить. Я должна выбраться из этой переделки, ради Валгуса, ради себя, ради тех, кому еще предстоит родиться, может быть еще через пару тысяч лет. Тех двоих, кто тоже найдет в себе смелость наплевать на законы своих стай и позволить себе быть любимыми.
   Поэтому я ответила. Замерла напротив огня черного волка и сказала: "Тебе лучше знать. Но я его не оставлю!"
   Стая яростно взвыла в ответ.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"