Ли Галина Викторовна: другие произведения.

Точка невозврата. Волчья кровь. 10 глава.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновление от 17.04.10. Плиззз.. комментарии в общий файл.

  10 глава
  
  
  Я почти не таилась. Не пряталась от людских глаз. Нарушив самый важный закон можно смело плевать на все остальные. Пусть увидят! Большинство заметит лишь огромного пса. Лишь единицы, кто разбирается - волка. И не поверят глазам - таких волков не бывает. А если поверят... Что ж, одной легендой больше!
  Бежала напрямую, не разбирая пути, ориентируясь только на свой маячок. Ливень стегал меня струями, словно пытался привести в себя, заставить одуматься, повернуть. Но я, как одержимая, стремилась только вперед. Все мысли были подчинены одной единственной цели, и плохая погода не могла свернуть меня с выбранного пути.
  Ямки и рытвины на земле почти сразу наполнились водой, а тропинки на склонах холмов превратились быстрые ручьи. Пару раз пришлось проскочить через асфальтовую змею автотрассы, бросив тело между нескончаемым потоком машин.
  Мышцы работали как отлаженный механизм. Я неслась, не останавливаясь - казалось невозможным потратить хоть минуту из отмеренных удачей часов.
  Усталость дала о себе знать только ближе к утру, и я перешла на легкую трусцу: мысль отдохнуть даже в голову не пришла. До города я добралась к полудню, но сразу сунуться в уличную толчею не решилась, на это хватило соображения. Забилась в парк, выбрав куст погуще и с тоской следила за солнцем, медленной черепахой клонившимся к горизонту.
  И в тот момент, когда оно, погрузив город в расплывчатый сумрак, спустилось за лес, я серой тенью скользнула в знакомый подъезд. Ткнулась носом в темную кнопку лифта, но вовремя опомнилась и рванула вверх по лестнице, царапая когтями крашеный бетон. Сердце за одно мгновение разогналось так, словно спешило добраться до места вперед хозяйки. Случись там человек, встреча кончилась бы плохо - снесла б его, не заметив. Или перепугала до смерти.
  
  
  Ступени закончились неожиданно, и я пролетела до самой шахты лифта, там замерла - последние шаги дались нелегко. Уверенность в правильности происходящего испарялась, как капли воды на горячей сковородке. Только отступать было поздно.
  Я подошла вплотную к заветной двери, насторожилась, повела ушами. Квартира безмолвствовала - ни шороха, ни скрипа - но я знала, мой маяк не ошибся и хозяин на месте.
  Села, уткнувшись носом в вонючий ламинат обшивки, неуверенно, едва прикоснувшись, тронула лапой его гладкую поверхность. И замерла в ожидании.
   Мне казалось, с каждой секундой тишина наливается тяжестью, как песочная форма расплавленным свинцом. Неопределенность давила: не найдя сил устоять на ногах, я скрутилась в клубок на бетонном полу и закрыла глаза. Вся моя смелость и вера растаяли словно дым, оставив внутри гулкую пустоту. Я бы ушла... если б могла. Если бы хватило храбрости остаться совсем одной.
  В соседней квартире мерили время напольные часы, и через два сухих "тик-так" над головой едва слышно щелкнул замок. Я прижала уши, плотно зажмурилась, замерла и перестала дышать.
  Целая секунда ушла на то, чтобы дверь распахнулась, а потом время растянулось в длинную бесконечную ленту, замотав меня в непроницаемый кокон. Его прорвал изумленный вздох, и голос полный тревоги, - Дичок?! Дичок! Тебя ранили?!!
  Родной, любимый, желанный. И в нем не было слышно ни гнева, ни отвращения.
  Втянула в загоревшиеся легкие воздух. Вместе со вздохом застучало сердце. Я открыла глаза и поднялась. Уже человеком. Забыв, где нахожусь и в каком виде предстану - мне было не важно. Валгусу, кажется, тоже - ребра сдавили железные тиски его рук, и я уткнулась носом в сильное плечо. Мир на мгновение перестал существовать, он растаял словно мираж, словно никогда никого и не было, кроме нас двоих! Во всяком случае - для меня. А потом загудел лифт, заставив вспомнить о реальности.
  Я ойкнула, покраснев, Валгус рывком затащил меня в квартиру, захлопнул дверь, и сомкнул веки, - Я не смотрю. Беги в ванную, я подберу тебе вещи.
  Но прежде чем отпустить, снова привлек к себе, не открывая глаз, и тихо шепнул, - Только не исчезай!
  Не сумев придумать ответ, провела дрожащей рукой по родному лицу.
  Слова лишь звук! Мой друг и без них все поймет. Не может не понять!
  А потом я приходила в себя от бегства под душем. Кожа на голых лопатках горела, помня сильные ладони. Наверное, я совсем потеряла стыд, но мне было все равно. Даже в тот момент, когда дверь слегка приоткрылась - на вешалке повисли трико и футболка.
  Горячая вода и шампунь быстро смыли дорожную грязь с тела и волос, и заодно вернули в тело разум. А вместе с разумом возвратились все сомнения, терзавшие мою душу.
  Я выбралась на мохнатый коврик и глянула в зеркало - прошло сто лет с тех пор, как стояла напротив него на Новый год.
  Стекло запотело от пара: покрывшись серебристой матовой пленкой, оно отражало лишь смутные цветные пятна. Я автоматически протянула руку - протереть - и замерла, представив на мгновение, кого увижу. Сорвала с вешалки вещи, торопливо натянула, а потом снова уставилась в мутное серебро - отдельная капля проела на его поверхности волнистую дорожку. И я не удержалась - поелозила по зеркалу кончиками пальцев, пустив по стеклу несколько ручейков.
  Ужасно... Та кто смотрела на меня из зазеркалья, отличалась от девушки в зеленой блузке, так же как отличается матерый волк от добродушного щенка. Я тихо застонала, признавая свое поражение - разница слишком сильна! Я больше не та девочка, которая была ему мила. Валгус просто не успел посмотреть мне в глаза!
  Дверь тут же распахнулась.
  - Дичок! И вопреки собственным мыслям, я вцепилась в Валгуса обеими руками - не хочу терять еще раз! Он точно луч света разгонял темноту в моей душе.
   Не помню, как мы оказались в зале, на диване. Не знаю, сколько времени просидели обнявшись. Я все еще не могла говорить, словно сутки, проведенные в звериной шкуре, выветрили из памяти человеческую речь. На самом деле, мне просто не верилось, что все получилось. А Валгус целовал мои руки, лицо, губы. Кажется, он тоже не мог прийти в себя.
  Наверное, я могла бы сидеть так бесконечно, но юноша опомнился и вернул меня на землю. - Ты меня прогнала... Я не надеялся... Он замолчал. Я судорожно вздохнула, и прошептала, - Тебя бы убили.. Я не ... Ты не должен был туда приходить!
  - А как же по-другому? - шепнул юноша. - Я с ума сходил, не зная, что с тобой. Ты не представляешь, что чувствовал, когда тебя.. когда ты... Исчезла! И потом... когда подумал, что ты стала как они. Что возненавидела меня!
  Я закрыла глаза и уткнулась лицом в шею друга.
  Так и было! Недолго, но было! Даже сейчас, часть моего "я" ежилась от запаха. Он выжжен в моей крови! Навсегда, на всю оставшуюся жизнь. Но это.. неважно. Это мелочь! Главное - другое. Совсем другое.
  - Я не могу тебя ненавидеть, - шепнула, не поднимая взгляда, - Я слишком...
  "Я слишком тебя люблю" - так хотела сказать, но слова застряли в горле, отказываясь выходить. Да разве они нужны?! И так все ясно.
  - Дичок...
  Объятья стали еще крепче. Если бы я была обычным человеком, наверное стало бы больно, а так... хорошо. Валгус приподнял за подбородок мое лицо, заставив посмотреть в глаза, и шепнул, - Ты для меня важнее всего в этой жизни.
  Это я знала, иначе он не пришел бы за мной. Рискуя жизнью. В самое логово вражеской стаи. Обрекая себя на верную смерть.
  - Никуда больше одну не отпущу! - неожиданно зло вымолвил Валгус. Будешь жить у меня!
  Я вздрогнула. О том, что случится после того как вернусь, даже не задумывалась, решила только - домой не пойду ни за что. На миг показалось - остаться в квартире Валгуса самое правильное. И что скрывать, мне этого хотелось больше всего на свете, но только... что делать с охотниками? За спящую уже не сойти.
  - А как же..
  Я хотела спросить: "А как же твои родители", но меня опередили.
  - Родители уехали. Им не было смысла задерживаться.
  - А ты..
  - А я остался. Сказал, что доучусь.
  Невозможно было представить, как он убедил их оставить его одного.
  Валгус правильно понял мой взгляд и усмехнулся, - Мне доверяют. Я.. немного старше, чем кажусь. И недовольно сдвинул брови.
  Кивнула, внутренне поежившись - понятно, почему он так со мной носился, я для него и правда как Лялька. Воспоминания о сестре заставили вспомнить и причину, по которой не могу больше жить дома.
  - Валгус?
  Я помедлила с вопросом, опасаясь услышать в ответ страшное.
  - Что? - улыбнулся юноша и ласково погладил кончиками пальцев мою шею.
  - Я опасна для людей, а для....тебя? Тоже?
  - А разве сама не чувствуешь?
  Улыбка так и не исчезла со счастливого лица. Похоже, он и секунды не сомневался в ответе.
  - Нет! Я о другом. Мы тянем чужую жизнь... Я не хочу, чтобы ты... пострадал.
  Валгус затрясся от смеха, - Глупенькая! Ну конечно же ты для меня не опасна!
  Потом стал серьезным, - И ты меня не бойся. Я не причиню тебе вреда.
  Взгляд стал грустным. - Хотя уже успел навредить. Как ты рассталась со стаей?
  - Меня отпустили. Сказала почти правду.
  - Не верю, - невесело хмыкнул юноша, - Они не могли тебя отпустить ко мне.
  - Не к тебе. Нет. Упираться не имело смысла. Теперь мы оба знали, насколько глубока пропасть между нашими народами.
  - Просто отпустили. Они не знают, куда я пошла.
  Мы замолчали, впервые осознав в полной мере, что натворили. И что еще натворим. Я поняла, что не только сама стала изгоем, но и.. сделала им самого дорогого мне человека!
  - Валгус? - ахнула, - Я должна уйти!
  И кинулась бы к дверям, проклиная себя за безрассудство и глупость, если б мне дали.
  - Нет! Не глупи! - рыкнул Валгус. Гнев на мгновение исказил красивое лицо, но через мгновение оно снова осветилось нежностью, - Помнишь, что я тебе говорил? Не важно кто мы... Я не расстанусь с тобой. Даже если весь мир будет против нас.
  А он и так против нас. Я знала это. Да и Валгус тоже знал.
  Юноша улыбнулся, - Выход есть всегда. Надо только хорошенько подумать.
  Улыбка сама растянула губы: мне только что вернули фразу, которую я твердила сама себе, пытаясь вырваться из ельника.
  Валгус прав. Выход есть всегда. Не может не быть!
  Валгус уловил мой настрой и улыбнулся, а потом, словно разглядев что-то новое, нахмурился, зарылся пальцами в свои волосы на макушке и выдохнул, - Ну и дурак я! Ты же голодная. И уставшая.
  Пожала плечами в ответ. О еде не думалось, а заснуть я бы сейчас все равно не смогла бы, хотя мышцы и гудели от долгого бега.
  - Все нормально, не беспокойся. Расскажи лучше, что случилось за это время.
   Юноша отрицательно качнул головой, осторожно поцеловал меня в веки и сказал, - У тебя круги под глазами. И щеки провалились. Так не пойдет! Сейчас что-нибудь сообразим. А пока будешь есть, я поделюсь всем, что знаю.
  
  Пока закипал чайник, больше похожий из-за синей подсветки на летающую тарелку, мой друг готовил сэндвичи. Я втянула запах свежей ветчины, хлеба и поняла насколько проголодалась. Вот только вместо свежих листьев салата предпочтительней был бы второй слой копченого мяса. Большого труда стоило сдержать себя и не наброситься на еду, поэтому назло своему аппетиту я откусила маленький кусочек, тщательно его прожевала и задала первый вопрос. Который больше всего сейчас интересовал.
  - Как моя мама?
  Валгус нахмурился и посмотрел на меня внимательным взглядом, словно решая, сколько правды можно сказать.
  - Валгус... - выдавила я. Голос от переживаний сразу сел, и друг поспешил меня успокоить.
  - С ней все нормально, не переживай. К ней приходили пс.. твои родичи. Они убедили ее, что с тобой все хорошо. Так что в милицию не заявили. Она собиралась забрать документы из школы, но я... уговорил ее подождать.
  Я качнула головой, бездумно откусив еще один кусок.
   Мои родичи умели убеждать, уговаривать, пугать собеседников. Наши враги поступали еще проще - они владели тем, что люди называют гипнозом.
  По телу пробежала волна дрожи - это дрогнула одна из дверей.
  Нет! Я не из стаи! Я сама по себе. Мне нет дела до того, что случилось триста лет тому назад! И это не враг.
  Когда я снова взглянула на Валгуса, в глазах не осталось ничего от чувств, терзавших мгновение тому назад душу.
  - Спасибо!
  Валгус улыбнулся, сел рядом и шутливо дернул меня за волосы, стянутые в хвост, - Я надеялся.. Нет, я верил, что ты вернешься.
  Мне стало грустно, - Врун, я помню, как ты смотрел на меня в лесу.
  - Я все равно верил, - твердо сказал парень, - Иначе уехал бы.
  Есть расхотелось, и я потянулась к юноше.
  - Ну нет, - рассмеялся Валгус, - Такому большому волку одного бутерброда недостаточно. Жуй, давай! А я тебе еще что-нибудь расскажу.
   Я схватила второй сэндвич, куснула его и все-таки не удержалась от вопроса. Глупого, конечно. И самого незначительного из всех, что крутились в моей голове.
  - А что нового в школе?
  Валгус только плечами пожал, - Не знаю. Я туда не ходил.
  Вздохнул, - Мне хватало других забот. Я не сразу сообразил, что случилось, искал тебя вслепую. А псо.. твои сородичи хорошо умеют заметать следы.
  Уже второй раз напряженные губы Валгуса спотыкались о какое-то слово.
  - Как ты нас называешь?
  У юноши дрогнули брови. - Не тебя. Прости, это всего лишь привычка.
  - А все-таки? Любопытства мне не занимать.
  - Дичок, я не хотел тебя обидеть. Просто мое племя так привыкло. Так .. твой народ зовут уже не одну тысячу лет.
  - Как?
  - Псоглавые.
  Я растерянно моргнула - вспомнился сухой голос училки по истории.
  - Ну да, когда то вы не особо скрывали свои тайны от людей. Вас было больше и вы никого не боялись. И нас было больше.
  Я вздрогнула - все изменилось. Никто не знает, с чего началось, в памяти лишь последствия первой ссоры. От которых наши народы не могут оправиться вот уже несколько веков.
  Почему "псоглавые" я не спрашивала. Лучшие из нас были способны на частичную трансформацию. Те, кто мог контролировать даже биение собственного сердца. Они становились вождями семей. Я потомок одного из них. Непутевая правнучка, потерявшая от любви разум, поступки которой грозят всем ее близким бедой.
  Я отложила в сторону бутерброд и сжала кулаки, пытаясь не удариться в запоздалую панику. - Валгус, что с нами теперь будет?
  - Не переживай, что-нибудь придумаю! - тотчас отреагировал юноша. На красивом лице никаких чувств, кроме спокойствия, и я, глядя на эту невозмутимость, тоже перестала дрожать. Мне даже в голову не пришло задуматься, как следует. А может, это сказались усталость и пережитый стресс.
  
  
  Валгус уступил мне свою кровать, постелив себе на диване. Юноша мог с комфортом устроиться в спальне родителей, но выбрал место, откуда мог видеть меня.
  - Хочу, чтобы ты была на виду, - объяснил он.
  Мне же и расстояние в несколько метров казалось огромным, хотелось быть еще ближе, чтобы в любой момент прикоснуться и удостовериться - мой друг по-прежнему рядом. Только разве признаешься в таком желании?
  Я кивнула, послушно пошла в спальню, легла и закрыла глаза. Стоило это сделать, как в памяти вспыхнули образы: наливающийся молодой зелень ночной лес, а в нем черный волк, не сводящий с меня обеспокоенного взгляда. И зверь казался таким настоящим, что я вскинулась и села, широко раскрыв глаза. Сердце снова сбилось с ритма - оказаться там, откуда сбежала, что может быть хуже? Только внезапно остаться одной в пустой квартире.
  Я вслушалась в тишину, уловила размеренное дыхание Валгуса, стук его сердца, разглядела спокойное лицо с закрытыми глазами и перевела дух. А потом спустила ноги на пол и задумалась, что делать дальше. Мне мало было видеть Валгуса, мне требовалось чувствовать его, прикасаться. Иначе никак.
  И я решилась. Встала, нервно одернула футболку, и сама - сама! - пришла к парню в кровать. Юноша лежал с закрытыми глазами, но не спал, я знала, что не спал - сердце билось часто.
  - Валгус... - шепнула, - Мне страшно. Прозвучало совсем по-детски: жалобно и жалко.
   Мой приятель тут же открыл глаза, тихо вздохнул, словно смирился с чем-то, а потом подвинулся, - Ложись.
  Я, не раздумывая, нырнула под одеяло и облегченно перевела дух - теперь все хорошо,
  Валгус рядом, можно спокойно заснуть. Если получится.
  Я прижалась к юноше и расслабленно вытянулась - в душе сразу воцарился покой. Зато сердце друга забилось чаще. И после того, как я неловко задела рукой его живот, Валгус выдохнул, - Саша, постарайся хотя бы... поменьше двигаться.
  Сначала подумала, что спать мешаю, а потом дошло, что он имел в виду, и я залилась жаром по самые кончики ушей. У меня в мыслях ничего такого не было! Просто я физически больше не могла оставаться на расстоянии! Во всяком случае - ближайшие пару дней, пока не успокоюсь.
  Отодвинулась на самый краешек, только пальцы прижала к плечу, чтобы чувствовать - он никуда не делся. Валгус выдавил короткий смешок, сквозь зубы, сгреб меня в объятия и прижал к себе, - Так намного лучше. А я постараюсь держать себя в руках. Если забудусь, бей сразу в ухо. И добавил, - Теперь - спи. А то ты похожа на приведение.
  Я послушно закрыла глаза. Силы и правда закончились, уснула почти мгновенно.
  
  Утром проснулась одна, но запаниковать не успела: услышала, как звякает посуда на кухне. Некоторое время лежала, бездумно пялясь в потолок, улыбаясь собственной безмятежности, и, конечно же, дождалась бодрого окрика, - Саша, хватит вылеживаться! Вставай, умывайся и за стол! Голос у друга был совершенно счастливый, и от этого мне стало совсем хорошо.
  В ванной сразу кинулась в глаза яркая зубная щетка в нарядной упаковке. Мелькнула мысль - "когда успел?", а сразу следом другая - "я и впрямь тут останусь". На этот раз она совпала с уверенностью в моей душе. Я открутила кран с холодной водой, плеснула ее в лицо и смело глянула в зеркало: девушка за стеклом казалась совершенно счастливой. Именно такой я себя и чувствовала тогда - совершенно счастливой.
  Завтракали медленно, наслаждаясь теплыми булочками, которые Валгус купил в ближайшей пекарне, ароматным кофе, но, главное - каждой минутой простой домашней близости, такой доступной обычным людям.
  А потом Валгус меня ошарашил, - Допивай кофе и давай, переодевайся, а то в школу опоздаем.
  Не ждала я, что так быстро все вернется на круги своя. Я надеялась хотя бы один день провести просто рядом с любимым! Один на один!
  Признаваться в своих желаниях не хотелось, поэтому сказала другое, - Мне нечего одеть.
  Валгус самодовольно улыбнулся, - Напрасно ты так думаешь. И потащил меня обратно в спальню. Там, убранной кровати, стоял знакомый баул, с которым меня обычно отправляли к бабушке.
  - Когда же ты успел? - озадаченно прошептала, потянув железный язычок замка.
  - Давно, - снова стал серьезным мой товарищ, - Перед тем, как отправился за тобой.
  В горле словно ком встал - Валгус так верил в меня, намного больше чем я сама!
  Я уронила обратно в сумку блузку, порывисто обняла друга и выдохнула, - Спасибо!
  Кажется, юноша понял, за что его поблагодарили. Ведь вещи тут были совершенно не причем. Валгус на секунду прижал меня к себе, легко коснулся лба губами, отстранился и усмехнулся, - Но взамен я продал душу одной маленькой чертовке, пообещав ей, что покажу тебя, как только вернешься!
  Лялька! Я рассмеялась, представив, через что пришлось пройти парню, чтобы заполучить ее согласие. Если только он не смошенничал, воспользовавшись своими способностями.
  - А разве ты не...
  Валгус качнул головой, - Нет. Тебе бы это сильно не понравилось.
  Я кивнула, соглашаясь. Еще как не понравилось бы!
  
  Выйдя из квартиры мы, не сговариваясь, одновременно шагнули к лестничному пролету: лифт теперь казался крайне опасным. Опасным не своим изношенным механизмом - с поломкой мы как-нибудь справились бы - а тем, что можем оказаться на выходе лицом к лицу с нежданными гостями. Лестница в этом плане надежнее - врагов легко можно услышать или унюхать. Спускаясь вниз, я нервно хихикнула, вспомнив мамины страхи: она жутко боялась, что вместе со мной в подъезд ворвется насильник или маньяк. Теперь человеческие монстры мне были не страшны, зато появилась новая угроза, справиться с которой не хватило бы даже невероятных сил оборотня.
  - Переживаешь? - тут же спросил Валгус, тыкая в светящуюся зеленым "радоктивную" кнопку подъездного замка. После того, как юноша это сказал, мне и впрямь стало не по себе.
  - Немного, - призналась с неохотой. Обычная человеческая жизнь за недолгое время моего отсутствия внезапно стала казаться совершенно чужой и странной.
  Валгус с силой толкнул железную дверь, заставив открыться, а потом оглянулся и протянул мне руку, - Не бойся. Я же с тобой.
  Я послушно кивнула, поймав себя на мысли, что жизнь загадочная штука. Кто бы мог подумать, что став почти вечноживущим, сильным, быстрым, и опасным как смерть зверем, я получу в довесок столько страхов, сколько не приходилось испытать за всю свою человеческую жизнь!
  Вздохнув, сделала первый шаг в человеческий мир из подъездного сумрака. Мышцы сами собой напряглись, нос втянул засоренный городскими запахами воздух. Я в первый раз с тоской вспомнила другой аромат: терпкий, хвойный, с богатыми смолистыми нотами, с нежным привкусом распустившихся ландышей на языке. Потом посмотрела на счастливое лицо друга и улыбнулась - что стоит лес, раз в нем нет того, кто больше всех мне нужен?!
  - Ну что, пойдем? - спросил Валгус, словно сомневаясь в моем решении. Я в ответ рассмеялась, - Хоть на край света! - мысленно добавив - "только вместе с тобой", и вложила в надежную руку свою ладонь.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"