Лифантьева Евгения Ивановна: другие произведения.

Досужие мысли в очередной раз: Бд-6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кажется, глюки кончаются. Можно сказать свое веское мяу!

  Что есть критика на СИ? Вообще, зачем она нужна?
  Время от времени вылавливаю интересные определения. Последнее:
    "Критика - это литературоведение + личность :). Без литературоведческих познаний это фигня вообще, но и без чьего-то персонального видения - тоже не критика. А отдельная личность по факту не может быть объективна. Остаётся, как и всегда, искать тех, кого уважаешь, чьему вкусу доверяешь и т.п. :)"
  Key Koree
  
  Теперь о конкурсных рассказах. В связи с глюками на СИ бросать коммы хорошим людям было не особо этично. Поэтому просто бродила по знакомым, полузнакомым и малознакомым авторам, выискивая среди конкурсных рассказов то, что придется к душе. Ну и, может, что-нибудь украсть сумею, какую-нибудь идею...
  
  Ескевич Галина. Бд-6: Парк развлечений
  Вроде бы, на первый взгляд, антиутопия. Мир такой... Сугубо регламентированный. Видимо, имеется дефицит ресурсов, в первую очередь - трудовых. Все молодые обязаны трудиться. Иначе - "квадрат О". Что там происходит, героиня не знает, но туда не хочет. А хочет она в парк развлечений, доступный лишь тем, кому перевалило за 90. Пенсионерам то есть. А еще она хочет конфет и прочих радостей жизни. Которые окружающий ее мир дать ей не может. Или не хочет.
  В общем, грустно и паршиво.
  Но это только на первый взгляд. На второй начинаем думать. Мир достаточно развитый. По ходу дела выясняется, что возможно (за деньги, конечно) полное омоложение организма. Автоматика опять же везде и всюду... А что героиня? Девочке 19 лет, она работает уборщицей. Хм... Высокоинтеллектуальная профессия... Неужели нет возможности делать что-то более интересное? Особенно в условиях дефицита трудовых ресурсов?
  Наверное, есть. Но не для нашей героини.
  Девочка решает улучшить свое положение древним женским способом... И в итоге, естественно, ей приходится расплачиваться по полной программе.
  Так что, выходит, рассказик вовсе не антиутопия. Рассказик о том, что бабская дурость неискоренима. Какие бы технологии ни были придуманы, энный процент представительниц прекрасного пола будут твердо уверены, что их тело (пока молодое) - тот капитал, на который можно купить все, что душа пожелает...
  Кстати, о теле. И о телах. В рассказе забавно обыграно выражение "попользоваться телом". Хитрый старик "пользуется" девочкой дважды: занимается ней сексом и путем манипуляций с личной карточкой, получает в распоряжение собственное омоложенное тело - за счет погибшей девочки, которой он подменяет себя.
  В общем, рассказ, который может, по выражению лорда Арка, "улыбнуть". Если, конечно, не посчитать трагедией гибель дурочки-героини.
  
  Винокур Роман. Приключения кота в импортных сапогах
  Еще одна юморная вещица. В которой, в отличие от предыдущей, никто не гибнет. Получивший по заслугам проходимец возвращается в свое изначальное состояние хвостатого домашнего любимца.
  А вот по поводу украсть у автора...
  Почему-то мне показалось, что в рассказе забавно "переворачиваются" идеи средневековых "сказок о пройдохах". К которым, кстати, относится и "Кот в сапогах". У всех народов было нечто подобное: "Как солдат черта обманул", "Казак и черт"... И в литературных обработках сюжет известный: начиная с "Вечеров на хуторе близь Диканьки" заканчивая теми же Олдями. Но кем мог все-таки быть сказочный (не библейский) черт, если бы он существовал на самом деле?
  В общем, идея не новая, но подана забавно. Так что и на таком, казалось бы, вытоптанном месте, можно что-то найти. Может, и мне попробовать что-нибудь такое у мировой литературы слямзить?
  
  Марченко Андрей Михайлович. Рейс почтового фургона
  Серьезная вещь, притворяющаяся легкой байкой. Межгалактический почтальон перепутал шестерку с восьмеркой, и средне-статистический земной обыватель стал немножко чудотворцем. В общем: мир не совсем таков, каким мы его себе представляем, нужно лишь однажды шагнуть за тут черту, которая отделяет "реальность" и "нереальность".
  И еще одна мысль. Есть понятие "стиль". Типа, какие эпитеты там, метафоры использует автор. Умные дяди рекомендуют учиться у классиков. Но, по-моему, в первую очередь нужно учиться думать немножко не как все.
  Только несколько примеров вкусных фраз в этом рассказике:
  "Появился на улице с грохотом, разбудил всех собак. Те, чтобы скрыть свою растерянность, громко залаяли."
  "Да еще разбитая копилка и пара монет из невостребованного детства..."
  "Можно пройтись по городу. Но никого не встретить, кроме идущего навстречу снега."
  
  
  Максимов Юрий В. Бд-6: Дервиш
  Бессмысленно расточать комплименты по поводу великолепного стиля. Каким еще он, то бишь стиль, должен быль у главного судьи конкурса стилизаций? Гораздо интереснее показать, как хороший автор использует классические приемы НЛП. Может быть, сам того не подозревая.
  В 'Дервише' применена методика 'двойного перевертыша'. Что это такое? Если вкратце, то она основана на том, что, когда человек читает художественное произведение, его сознание постепенно 'подстраивается' под мировосприятие автора. В жизни нэлпер, для того, чтобы 'подстроить' под себя клиента, применяет специальные техники. Писателю же достаточно хорошо написать.
  Еще одна нэлперская техника - 'ломка стереотипа' или 'перевертыш'. Например, читает преподаватель лекцию. Студенты постепенно начинают уставать, внимание снижается. Нэлпер в такой ситуации должен сделать то, чего от него, преподавателя, никак не ждут. Например, запустить в лоб одному из слушателей спичечным коробком. Пока остальные 'охреневают от удивления', преподаватель произносит несколько ключевых для изучаемой темы фраз. Их запомнят наизусть!
  Мало того, после такой экстравагантной выходки можно несколько изменить угол, под которым рассматривается материал: предыдущий-то настрой как бы 'стерт' шоком от удивления.
  Однако 'продвинутые' студенты могут игнорировать первый 'перевертыш'. Типа, они умные, они про все эти техники читали... Тут им нужно устроить еще один шок. Например, вызвать к доске кого-то из студентов и попросить продолжить лекцию. Или пересказать какой-нибудь анекдот.
  Естественно, сознание бедолаги начинает 'метаться' в поисках того, что нужно сказать. И с какой точки зрения... Студент лихорадочно анализирует все, что успел услышать и ловит любую подсказку от преподавателя как манну небесную. НЕ оценивает его слова, НЕ осмысливает, но хватается за них, как утопающий за соломинку.
  Что видим в 'Дервише'? Начало - банально. Некий гончар хочет узнать, что думает о нем соседка - вдова богатого купца. Вроде бы намеки на какой-то интерес со стороны купчихи были, но ничего конкретного. Парень обращается к дервишу, тот выдает ему инструкцию, при помощи которой, дескать, можно узнать мысли женщины.
  Если отвлечься от всяких шарлатански-мистических наворотов типа убиения ни в чем не повинной птички, то парню надо прикоснуться к груди спящей женщины, чьи мысли он хочет узнать.
  Расчет дервиша прост. Если горшечник не решиться полезть в чужой дом или наткнется по дороге на кого-нибудь из слуг или приказчиков, то дервиш ни в чем не будет виноват: инструкция не выполнена. Если же парень все-таки доберется до спальни вдовицы, то возложением ладони на грудь оной он вряд ли ограничится. И тогда проснувшаяся женщина наверняка скажет все, что по этому поводу думает. Что конкретно - зависит от отношения вдовицы к горшечнику, но это уже тоже - не проблемы дервиша.
  Это, так сказать, первый уровень банальности. Такое развитие сюжета хорошо для дворовой сплетни или женского эротического романа. Но мы-то, читатели, типа умные, типа мы знаем, что не все так просто. Кроме того, поразительно красивый язык рассказа готовит нас к первому 'перевертышу'.
  Горшечник оказывается романтическим идиотом, влюбленным настолько, что начинает уважать женщину. Вместо того, чтобы залезть к ней в постель, он дисциплинированно пачкает вдову птичьей кровью и уходит домой.
  Читатель заключает, что вместо эротики с пряным восточным ароматом ему предлагают романтическую комедию о чувствах несколько более возвышенных. Типа, любовь-морковь, два 'тормоза' никак не решаются сделать шаг навстречу друг другу, но в конце концов приходит умный дядя и устраивает их общую судьбу. Сюжет вроде даже начинает двигаться в этом направлении: проснувшаяся вдова пребывает в непонятках: откуда, типа, на мне кровь? И просит старуху-служанку поискать дервиша, который крутился неподалеку... Теперь вроде бы нужна веселая интрига с финальной моралью: 'Бессмысленно пытаться узнать, что думает женщина - чаще всего она сама этого не знает. Женщин нужно не понимать, а любить'.
  Но тут - второй 'перевертыш'. Оказывается, к тому времени, когда все должно закрутиться, дервиша уже прирезали. И читатель в недоумении хлопает глазами: а в чем прикол-то? О чем, собственно, сказка-то была? С какой стороны, с какой точки зрения теперь на нее смотреть?
  Он пытается плюнуть и забыть - но не так-то было! История влюбленного горшечника занозой заседает в мозгу читателя. И постепенно читатель САМ доходит до мысли, что вдова с ее обожателем - не самое главное. Главное в рассказике - навязчивое упоминание о дирхемах, которые были главной целью и для дервиша, и для его убийцы, и посмертные жалобы главного героя - это не просто так... Читатель начинает соображать, в чем же так грешен был дервиш...
  И, что самое важное, читатель вроде бы САМ находит ответы. Вроде бы автор не навязывает ему своего мнения...
  Ловко сделано. Изящно. Чтобы так простроить сюжет, надо либо быть мастером НЛП, либо совершенно не иметь представления о технологиях кодирования. Просто уметь писать. И знать, что хочешь сказать читателю.
  Кстати, большинству рассказ может не понравится. И от высказываний 'чушь какая-то, куцый обрывок без смысла, но с кучей красявостей' критиков удержит лишь статус Юрия на СИ. В прочем, нэлперские техники не обязаны нравится тем, на ком они практикуются. Они - не девица на выданье, чтобы стараться всем понравиться. Главное, чтобы работали. А рассказ - работает.
  Единственное, что мне не понятно: зачем Юрий полез на конкурс в качестве рядового участника? Усмирением гордыни занялся, что ли? Борьбой с чувством собственной значимости? Типа: пролечу мимо финала, получу щелчок по носу - дюже полезно будет?
  Ладно, это так, досужие измышления, за которые меня скоро половина СИ будет ненавидеть...
  
  Deathwisher. Бд-6 Человек в бетонном бараке
  Ха!
  Первая мысль: неужели автор этого рассказа во всех форумах бьет себя пяткой в грудь, утверждая, что он - нацист? Забавно. Потому что более жесткой антинацистской антиутопии мне давно не попадалось.
  Вторая мысль: все не так-то просто. Кажется, Дэт опять выдал образчик того, что я для себя именую 'нечаянной истиной'. Есть на СИ небольшое число авторов, очень талантливых, умеющих чувствовать остро и точно, но имеющих при этом кучу тараканов в голове. В результате получаются вещи, в которых авторы пытаются сказать одно, а получается совершенно другое. Они описывают явления настолько ярко и объемно, что внимательный читатель получает возможность оценить происходящее самостоятельно. И часто приходит к выводам, которые вряд ли могли быть инициированы автором. Это мысли и идеи для автора по тем или иным причинам как бы закрыты...
  Применительно к 'Бараку'. Почему не антиутопия?
  Обычно антиутопии пишутся от лица 'отщепенца'. То есть на начало главный герой вроде бы такой же, как все, рядовой член описываемого общества. Но постепенно события цепляют его за остатки человечности, и начинается конфликт с окружающим миром. В результате герой чаще всего гибнет под давлением невыносимой действительности...
  У Дэта же главный герой не просто прекрасно социализирован в 'новом' обществе, он - один из его символов. Он успешен, он вскоре улучшит свое положение... Вроде бы рисуется портрет своего рода героя-победителя. Вроде бы...
  Однако при этом герой несчастен. Может быть, тут дело не в нацистской идее, а в мироощущении автора - я у него вообще не встречала ни одного счастливого героя. А этот несчастен настолько, что ненавидит и себя, и окружающих. Всех - не только 'унтерменшей', которых положено ненавидеть, но - всех. Соседа, дежурного оружейника, 'стихоплетов', создающих 'литпро'...
  В прочем, сложно быть счастливым в описываемом мире. Автор достигает этого ощущения и выбором эпитетов, и кучей вполне понятных неологизмов, звучащих, как собачий лай... Главный герой 'не нормировано потребляет спирт', а мелкие бытовые неудобства вроде отсутствия шарфа вызывают у него приливы неконтролируемой ярости...
  И еще один забавный приемчик, заставляющий читателя если не испытать шок, то хотя бы задуматься: игра с понятиями 'человек' и 'не человек'. Расово неполноценных 'унтерменшей' в описываемом обществе не считают людьми. В принципе, для нацисткого общества это вполне нормально. Истинным человеком здесь считается главный герой - 'уберменш'. Который сначала видится читателю как некая белокурая бестия: опасная, но вполне по-мужски симпатичная. Детального портрета нет, но читатель, естественно, представляет, как должен выглядеть 'настоящий человек'.
  Только вот главный герой почему-то все время в противогазе. Зачем? Вроде атмосфера в описываемом мире вполне пригодна для дыхания. У 'нефункционального' в столовой главный герой успевает рассмотреть синяк под глазом, значит тот - без противогаза. А главный герой и курит, и ест, не снимая маску. И только в самом конце рассказа до читателя доходит, что главный герой - никакая не 'белокурая бестия', а модифицированная тварь, выдыхающая зарин. Не сильно отличающаяся от 'операторов Штурмфальке': - 'Раскуроченные черепные коробки, лопающиеся от обилия электроники, синюшная кожа, выдернутые из тела позвоночники, закрепленные в железных скобах. И глаза - наверняка белые, слепые, затянутые клубами холодного газа'.
  Противогаз - на выдох, чтобы не отравлять атмосферу в жилых секторах... Хм... Истинный человек, символ будущего...
  Самое забавное, что в самом конце рассказа главный герой испытывает некоторое подобие счастья... Надежда на возвращение в 'фатерлянд' делает его еще более агрессивным - и совершенно безумным. Чтобы быть в этом мире счастливым, нужно окончательно сойти с ума, превратиться в кровавого маньяка, видящего врагов даже в тех, кого общество таковыми все-таки не считает. Так что даже появляется беспокойство за будущее главного героя: кому нужны неуправляемые солдаты, слишком инициативные в своей жажде убийства, превышающие полномочия. Все-таки уничтожение 'нефункциоального' - это одно, а убийство полезного специалиста - совершенно другое... Ведь подготовить квалифицированного медтехника тоже денег стоит, и, вероятно, немалых. Да и нарушение графика сексуальных сношений, по-моему, не должно в данном обществе оцениваться более сурово, чем нерегламентированное потребление спирта. По идее, о проступке медтехника нужно было доложить по инстанциям, а не проявлять ненужную инициативу. Так что герой наказал свое общество на крупные бабки, а таких вещей тоталитарные системы не прощают...
  Вообще, герой рассказа при ближайшем рассмотрении с психологической точки зрения оказывается не из когорты победителей. Классический неудачник, ощущающий себя хоть чем-то значимым только под прикрытием Системы... Хорош в стае на третьих ролях, что-то типа Промокашки из 'Места встречи...'
  Будущее дэтовского героя теперь зависит от состояния дел на земных фронтах. Если там все хреново - парень окажется на передовой. Если нормально - будет переведен в младшие контролеры с обязанностью уборки территории после транспортировки 'перерабатываемых'. Ну, или какая там еще на Марсе самая 'в падлу' работа есть...
  Так что рассказ, как всегда у Дэта, не о будущем, а о сегодняшнем дне, о самоощущении человека в обществе, которое у этого автора всегда достаточно мрачное. Не знаю, что он хотел сказать, но что получилось - то получилось.
  
  Май Алекс. Бд-6: Ушедший с Ковчега
  Как всегда у Мая, читается легко, на одном дыхании. Но потом приходит ощущение: где-то это уже было. В старых, семидесятых годов, журналах. С аннотацией 'Передовые американские писатели осуждают бездуховность империалистического общества'. Нет, плагиатом, естественно, не пахнет. Просто пришло в России такое странное время, когда призраки первых хиппи бродят по нашим просторам и тревожат чувствительные души. Одни и те же вопросы у самых беспокойных (и у янки 60-х, и у наших молодых): у предков была цель, было ощущение нужности, а что у нас? Стандартный набор: квартира-машина-дача? Ну, может, пара-другая мелких ларьков для полного, так сказать, комплекта... Этапы жизни отмечаются только ценой жрачки, которой набит холодильник, да уровнем 'лэйбл' на шмотках...
  Ну, а то, что Май чувствительный - это и к гадалке ходить не нужно. В результате получилась какая-то Дин-Ридовская интонация.
  Настроение, образный ряд... У кого? Убейте, не помню. Бредбери, Шелкли, Хайнлайн, Саймак... Все вместе и от каждого по чуть-чуть... Совпадения - вплоть до белок в крохотном парке на космическом корабле. Хотя нет, белки были у Фрая, и не в космосе, а в параллельном мире, а это - совсем их другой оперы. Но не важно.
  Нелюбовь к 'низким' литературным жанрам сыграла с Майем злую шутку. Он взял те образы, который 'лежат на поверхности', пласт прямых ассоциаций вроде: 'фрукты - яблоки, поэт - Пушкин'. Не подумав, что кто-то другой мог уже просчитать: обнаглевшие в корягу белки, живущие во всех парках мира, для большинства горожан - единственные доступные для общения представители дикой фауны. Ее символ, так сказать. И именно их, ласково-пушистых и не особо напряжных, могут взять с собой в небо улетающие навсегда люди...
  Правда, есть в рассказе два момента, которые заставили меня задуматься.
  Первый - возраст героя. Точнее, вот эти рассуждения: 'Потом приходит "возраст". Трудный этап. Официально - тсс! Но все знают, что это время приходит. Никто не знает точно - когда. Между двадцатью и тридцатью годами? Я как раз посередине.'
  Обычно вопрос 'Зачем я живу (мы живем)?' человек задает себе либо во время подросткового бунта, либо во время 'кризиса тридцатилетних'. То есть тут - либо отставание, либо опережение в духовном развитии. Что это? Признак рано (поздно) повзрослевшего реформенного поколения? Хм, это стоит обмозговать.
  И второе - легенда о том, что 'ковчеги' сумели уйти от Страшного Суда. То есть не просто люди просрали свою планету (антиутопий на эту тему - вагон), но в процессе Апокалипсиса самое непосредственно участие принимал господь Бог, но на шибко хитрых беженцев он просто 'забил'.
  Интересная идея: люди, на которых Бог 'забил'...
  А в общем, повторение пройденного иногда бывает полезно.
  
  Deadly.Arrow. Бд-6: Одиночество Варга
  Интересно, насколько автор использовал реальные фольклорные источники. Дело в том, что сюжет о превращении человека, 'взятого' морем, в демона попадался мне лишь однажды: в сборнике чукотских сказок и легенд. Не считаю себя специалистом в кельтском фольклоре, так что вполне могу допустить: подобный сюжет есть и здесь. Забавно: где Уэллс, а где Уэлен - а мысли у обитателей противоположных точек континента сходятся.
  Ну, а остальное... Красиво, но холодно. Одна фраза хотя бы: 'Море казалось серебряным, волны лениво и тяжело накатывались на берег, слизывая следы варга и оставляя на песке лишь полосы сверкающей пены'. Вроде бы все на месте, складно, музыкально... Но - ощущение древней стершейся монеты... Классическое, даже архаическое восприятие, классические эпитеты, которые можно считать штампами, а можно - кенингами: 'лениво накатывалось', 'слизывая следы', 'серебряная пена'. Сколько раз это уже произносилось? Но именно эта намеренная 'не-модерновость' все-таки создает стиль. Видимо, реконструкторские идеи 'Феникса' еще долго будет влиять на моду в СИ.
  
  Поляков Анатолий Валерьевич. Бд-6: Последний
  А вот рассказ, который, как мне кажется, 'заначен' с конкурса 'Моби'. Видимо, 'Моби' был нужен для того, чтобы авторы решились мечтать без ерничения и, что важнее, не бояться публиковать свои мечты. А то как-то не модно нынче стало быть оптимистом. Хорошим тоном считается предрекать человечеству различные катаклизмы, страдание и, в конечном итоге, полное вырождение. Тут же - конспект модели мира в духе классической НФ. Правда, на другом материале, но это не важно...
  Организаторы 'Моби' сказали: 'Народ! Олитературенные размышления о технологиях связи и прочей электронике, об их влияниях на людей, нам более чем интересны. Правда-правда! Даже опубликуем, если что, в красивом глянцевом журнале'. В результате авторы и впрямь поверили, что это может быть интересно.
  Хотя... У рассказа грустное название. И есть в нем грустинка: неужели за рывок в технологиях человечеству придется заплатить умением играть? Последний геймер планеты... Это страшно.
  Сегодня мы еще делим 'виртуал' и 'реал', позволяя себе в первом ту свободу, которая 'в реале' скована общественными условностями. Правда, конечно, не все, есть те, кто играет и 'по жизни', но это - совершенно особые, любимые мною люди... А вот перестать играть даже в виртуале, 'в иве'...
  Нет! Надеюсь, что такого не будет никогда. 'Вся наша жизнь - игра'. И - сразу же, без обращения к поисковикам: 'А.С. Пушкин'...
  
  Навроцкая Елена. Отдайте нам Джулию
  Хм... Действия - с гулькин нос: типа - война, типа - оккупированный город, было какое-то сопротивление, но одну из ее участниц 'раскололи', а потом помиловали и выпустили... То, что от нее осталось. В принципе, то, что осталось, описано неплохо. Красочно.
  Действие - какие-то краткие мгновенья. 'Народные массы' извещены о предательстве леди Джулии, она подвергается всеобщему осуждению не отходя от ворот тюрьмы. В результате быстренько вешается. На услужливо поданной веревке... Правда, 'народные массы' на этом не успокаиваются и в процессе повешанья побивают предательницу камнями...
  Как кусочек большого романа о войне, может, и сошло бы. Маленькая такая сюжетная линия о том, как перемалывает война человеческие судьбы. Хотя вот только правдоподобие... При упомянутых травмах девица не только самостоятельно передвигаться не могла бы, давно померла бы от болевого шока, сепсиса и прочих радостей. Видимо, или мир магический, или, перед тем, как выпнуть из тюрьмы, Джулию накачали наркотиками. Или, что более вероятно, автор слабо разбирается в физиологии. Это, так сказать, первый 'переход на личности' из обещанных.
  Второй: вопрос о том, за каким данный сюжет вообще был воплощен? Хм... ну знаю, что думал сам автор, а мне вспоминается моя редакторша, которая у меня была, когда я еще работала криминальным репортером. Она считала, что главное - вызвать у читателя эмоцию. Какую - не важно: радость, гнев, отвращение... Главное - чтобы читатель 'вздрогнул'. Ее фирменное выражение: 'Шобы эти жирные задницы вздрогнули на своих диванах'. Меня, криминальщика, она любила, ибо у меня возможностей для 'вздрагивания' читателей было навалом. Например, историйка о том, как с одного мужика 'трясли' долг, полночи измывались над ним и над его женой, а потом, чтобы скрыть следы преступления, подожгли дом. Самое приятное для меня было то, что жена выжила и даже интервью дала... Соседи быстро пожарных вызвали...
  Но такая работа - за деньги. Когда относишься к читателю как к быдлу, которое 'хавает поострее'. А для ровни, за которую вроде бы должны держать друг друга СИшники...
  Или, может быть, в последнем я, применительно к данному автору, несколько не права... Мало ли кто за что кого держит...
  
  Лисица Ян. Бд-6: Кошка
  Кара. Бд-6: Лар
  Граф Минна. Бд-6: Стеклянное, яркое, хрупкое
  
  Эти три рассказа как-то собрались в кучку. Видимо, потому, что авторы - более чем неплохие стилисты. Ян очаровал меня своими рассказами на 'Фениксе', Граф Минна - лидер конкурса 'Вербария', Кара - тут вообще особый разговор...
  В принципе, у всех есть шанс оказаться хотя бы в полуфинале, если не выше. Все рассказы - из одной категории: стихи в прозе. Нет, не в стиле и красявостях тут дело. Проза - действие, информация. Размышления, если хотите, миропостижение. Стихи - настроение. Мироощущение. Образ...
  Все три рассказа построены на передаче настроения. Даже 'Лар'. Стихи ведь - не только всякая любовь-морковь...
  Ну, а с оценкой поэзии у меня туго. Все три автора умеют писать, адекватно передавая свои ощущения. А вот о том, как и что они чувствуют... По-моему, это настолько личное дело каждого, что давать тут какие-то оценки... Так что авторы или будут получать восторженные отзывы: 'Как хорошо!', либо - ничего. Та категория рассказов, которые труднее всего обзирать, и которые больше всего нравятся сетевым читателям...
  
  
  ПыСЫ. Отдельный респект - Яну. 'Жизнь - это черная кошка с белым хвостом...' У нас Печкина начинаю петь часа этак в три ночи, когда пиво кончилось, и идет по кругу шапка - кто сколько сможет... Когда кажется, что есть какая-то особая тайна, объединяющая сидящих вместе... 'Жизнь - семигранная гайка с левой резьбой, Левой дерьмовой резьбой...'
  Так было, есть и будет...
  Ну вот, меня тоже на поэзию понесло. Заразительно, однако...
  

Скрут. Бд6_Венец эволюции

Этот автор, что называется, сам напросился. Без заявки бы, наверное, думать не стала. Хотя...

Рассказ простенький, как детский стишок. Типа, в далеком-далеком будущем жен заменят механические 'домохозяйки'. Конечно, какой-нибудь Сашка Май сразу бы поинтересовался, в полном ли объеме выполняют роботы 'супружеский долг'. Но - респект автору - в рассказике всякие пошлости настолько 'выведены за рамки', что подобные мысли возникают далеко не сразу. Если вообще возникают. Автор сумел задать такой тон, при котором всякие пошлости просто не приходят в голову.

Ну, а содержание... Робот-домохозяйка ссорится со своим хозяином, упрекая того в бессердечии и отсутствии эмоций. Достаточно забавный диалог, копирующий супружескую перебранку в интеллигентной семье с 10-15-летнем стажем.

А вот потом - выверт кибер-юмора. Оказывается, 'домохозяек' подбирают по принципу психологической совместимости и полезности для хозяев. Факт в описываемом мире общеизвестный. В результате мужик 'загружается': 'А вдруг я действительно как-то не так живу, раз меня даже психологически совместимый робот бездушием попрекает?' В общем, человек-функция проникается и пытается начать более эмоциональную жизнь...

По стилистике... Явных ляпов нет, но фразы строятся на уровне 'мама мыла раму'. В прочем, в данной ситуации это - единственно верный вариант стилистики. Вычурность и красявости в таких вещах не нужны.

По композиции - тоже неплохо. Чуть затянут диалог с шофером, дело водилы - сообщить информацию о психологической совместимости 'домохозяек', а не распространятся о своих семейных проблемах.

Никаких 'вторых планов', 'подтекстов' в рассказике нет. По крайней мере, я, как ни пыталась, ничего такого не нашла. Хотя старалась честно. Так что рассказик пригоден для включения в сборник фантастики для детей младшего школьного возраста. Поймут, сравнят героев со своими родителями, 'намотают на ус' информацию о том, что девушкам надо дарить цветы...

Единственная мысль, которая появилась у меня после прочтения этого рассказа, касается вовсе не его, а общей тенденции конкурса. То ли птичий грипп на народ повлиял, то ли 'хинтая' пересмотрели, то ли мода такая... Но через один конкурсные рассказы пахнут кладбищем. Вампиры, волколаки, смерть в разных образах, пытки, кровь, гной, мухи и прочие радости некроманта. Авторы с удовольствием убивают бедных героев. Видимо, о том, как жить, писать уже не принято, хит сезона - о том, как умереть. Антиутопии, опять же, всех видов и сортов. На фоне всего этого 'Венец эволюции' смотрится как что-то милое и доброе. Если автор сумеет сохранить оптимизм, и, не впадая в мизантропию, начнет писать о более серьезных вещах, то получится тот автор, которого я буду читать с удовольствием.

 

Дмитриева Татьяна. Бд-6 Бедная лошадка

Ну вот... Как и говорилось выше, смерть опять оказывается активнейшим действующим лицом. На этот раз - в форме придуманной мальчиком Никошей лошадки. Прозрачной такой, никому не видной... С крылышками.

Хотя, если честно, для меня смерть и прочая мистика в этом рассказе почему-то совершенно не зацепили. Наверное, потому, что мы давно уже обо всем договорились с одной черномазой девицей. Бывает, приходит она к людям без лишних рук, кривых мечей и прочей пошлой атрибутики - просто чернокожая то ли девочка, то ли старуха с очень спокойными и немного 'нездешними' глазами. И от нее вполне может пахнуть малиновым вареньем...

А вот атмосфера Татьяниного рассказа... Не знаю, как у кого, а у меня подобные вещи вызывают мысль о том, что Олдя в своем 'Выйти в тираж' не просто высказали некоторую художественную идею, но, как Жюль Верн, опередили науку. Если мысль материальна...

Вот и 'Бедная лошадка'. Имена героев - прямая отсылка к Гоголю, Станюковичу, к Толстым...

Мир - особый, фантастический мир литературных воспоминаний о детстве. Все эти 'Детства': Никиты, Темы... Мир, в котором большое и маленькое меняются местами, путаются реальность и детские фантазии, а небо такое голубое, каким оно никогда не будет после.

То ли южная Россия, то ли Малороссия: пышная, плодородная, сытая. Обжитые, добрые края. Позапрошлый век. Или даже позапозапрошлый... Когда еще все были при своих местах: и баре, и барчуки, и дворовый люд... Покойное, ровное течение жизни. Сказка для взрослых, напоминание о том, что не все и не всегда так дерьмово, как думают некоторые...

По-моему, умение путешествовать по этим мирам, оживлять книжную фантазию, рассказывать о том, о чем ни строчки не было в написанных (или не написанных) когда-то книгах  - это особый дар, доступный немногим...

Но все-таки зачем - смерть? Да ни зачем, а потому что. Как неотъемлемый атрибут жизни. Смерть в этом мире такая же спокойная, как и жизнь: 'уснул и не проснулся'.

Прозрачная, никому не видная, с крылышками... Только почудится иной раз цокот копыт, да позовет кто-то голосом давно умершего любимого человека... Просто без смерти этот волшебный мир чужого детства был бы каким-то уж очень конфетным...

  
  
  Макдауэлл Аарон Кеннет. Бд-6: Города между городами
  Когда мне попадаются подобные рассказы, я начинаю тупить. С одной стороны, как-то так сложилось, что я не привыкла считать себя полной дурой. Некоторые зачатки интеллекта у меня имеют, причем этот факт даже окружающие подтверждают. С другой - я ничего не понимаю! Как в том мультике: 'Какой заяц? Какой тулуп? Куда летел?' Может быть, автор что-то хотел сказать, но так старательно зашифровал это что-то в экспрессивно-эмоциональных символах, что до сути добраться у меня как-то не получается.
  Есть несколько слабо связанных между собой картинок.
  Одна - про больную старуху. Женщину с богатым прошлым. Причем данный тип женщин в постсоветской действительности пока встречается не так уж часто. Нет, конечно, содержанки есть. Но они пока достаточно молоды. Роза же определенно - существо из позапрошлого века, ненавязчиво позаимствованная у кого-то из французов-реалистов. Это те любили писать про престарелых проституток. Поэтому картинка получилась слишком уж нарочитая. Три описательных прилагательных при одном существительном - признак того, что автор не может найти точного слова. Хотя, в принципе, старушка получилась достаточно зримая.
  Вторая картинка - мальчик Рома. О прошлом его - почти ничего. Даже о том, почему и как он оказался на улице, а не дома. Понятно, у мальчиков с прошлым обычно не густо. Но все-таки, хоть что-то он в этом мире помнит? Не грудничок же...
  Ромка не боится луксоров и даже гладит одну из этих тварей, которая раньше, типа, была его товарищем по играм.
  Третья картинка - ангел. Красивый ангел, ничего не скажешь.
  В принципе, понятно, что на людей обрушились очередные казни египетские. На этот раз в виде луксоров, в которых люди, собственно и превращаются. Луксоры едят оставшихся живых людей. Ромку, правда, не съели. Ромка вообще оказывается на удивление живучим, и после превращения города в пустыню его забирает с собой ангел.
  Но что к чему и почему? И, самое главное, что хотел сказать автор? И вообще - хотел ли что-то сказать, или просто записал смутные фантазии и наивно считает, что это кого-то заинтересует?
  Кстати, явление на СИ достаточно распространенное. В принципе, так, выстраивая цепь картинок, можно даже писать. Может быть, молодежь это даже будет воспринимать. Те, кто выросли клипах и нарезках. Вклчаешь телевизор - и начинается. Вот певец скачет по сцене, вот девица на фоне Эйфелевой башни поправляет челку, вот то ли звезды, то ли волны, что-то природно-красивое, вот парень с девушкой садятся на крутой байк и отбывают в голубую даль... А слова в песенке: 'Ты мне очень нравишься, давай с тобой потанцуем'...
  Только нужно уметь эту самую цепь картинок выстроить... Чтобы передать хотя бы настроение.
  
  Голдин Ина. Бд-6: Сантойа
  Малиновская Елена. Бд-6: Тени
  Опять парочкой пришли рассказы, которые вызывают одни и те же мысли.
  'Сантойа': не смотря на некоторую напыщенность стиля и полное отсутствие описаний природы, но автору как-то удалось создать ощущение раскаленной солнцем каменистой земли. Испания? Сицилия? Латинская Америка?
  'Тени': древне-славянская деревня. Автор, Василиск голубоглазый, как поселился в этих сказочных местах, так и не собирается оттуда уходить...
  В обоих рассказах есть определенные речевые огрехи, но из тех, которые правятся, если перечитать собственную вещь где-нибудь через полгодика после написания. Когда переживание уже не так остро, и есть возможность больше обратить внимания на форму. Но есть и точные, не затертые эпитеты, изящные формулировки, которые говорят о том, что авторы хорошо представляют себе миры, о которых рассказывают.
  И оба рассказа - прекрасная иллюстрация к ответу на вопрос: 'Зачем вообще нужны мистика и фэнтези'. Зачем нужны 'не наши' миры.
  В обоих рассказах - ситуации, мало нереальные в современной России. Точнее, возможные, но только в том случае, если герои (здесь - героини), а также все окружающие их персонажи будут полными идиотами.
  Сошедшая с ума после пожара мать... Как бы ни ругались господа радикалы на 'упорядоченное' общество, но в большинстве более или менее цивилизованных стран на такие случаи существуют дурки. Где жизнь, конечно, не сахар, но голодом больного человека никто морить не будет и озорную ребятню к убогому не подпустят. Да и, может, смогут вывести из шока... Не факт, конечно, но вероятность есть.
  Инин рассказ - из той же оперы. В описываемом мире ею не существует ни полиции, ни чего-либо подобного. Только закон кровной мести и право силы. Убийство и два изнасилования, причем преступники спокойненько пируют рядом с жертвами и не собираются скрываться... Может, где-то на границе с Чечней такое и возможно, но и то... Вряд ли кто-нибудь из авторов СИ обладает достаточной информацией, все равно пришлось бы что-нибудь выдумывать, списывать у других... Чтобы смоделировать подобную ситуацию в нашем мире нужно очень сильно извернуться, показывая, почему это семья Сантойа такая крутая и неподсудная.
  То есть жертвы в этих рассказах не имеют возможности бороться в рамках разума. Зато получают возможность обратиться к иным силам. Запредельное страдание открывает им дорогу в 'иной', запретный мир. Стать над теми, кто принес им страдания, стать для них судьями и палачами, для которых земная сила - ничто...
  Кстати. В этом-то была одна из главных функций реально существовавших суеверий. Все эти сказки о привидениях, неупокоенных душах... В средневековье люди зачастую боялись беспредельничать, опасаясь именно вот такой потусторонней мести...
  Тень в Ленином рассказе оказалась более милосердной, чем обидевшие ее люди. Маргарита у Голдин Инны с южной страстностью вызвала к жизни такие силы, с которыми сама не смогла справиться. И потеряла последнего родного ей человека...
  Но ни там, ни там не было бы возможности рассказать об этом на примерах 'нашего' мира.
  
  Чернышева Наталья Сергеевна. Бд-6: Вопрос этики
  Наталья заявилась еще на конкурсе 'Юного техника'. Весомо так заявилась, прочувствованно.
  Пока у нее в наработках - несколько то ли больших рассказов, то ли маленьких повестушек. Но, видимо, дело кончится большим качественным романом. Качественным потому, что Наталья потихоньку создает свой весьма оригинальный мир. Причем развивает идеи, к которым авторы обращаются не так уж и часто. Это - не кибер-панк, хотя суперкомпьютер Искинт - герой почти всех ее вещей. Это - не нано-технологии. Не магия в чистом виде. Скорее всего, именно такие вещи и можно с полным правом называть современной НФ. Научная база - смесь генетики, парапсихологии и теории управления. То, что сегодня находится на острие интереса. Но, самое главное, чисто НФ-шный подход. Наталья, в отличие от большинства, не переносит сегодняшние проблемы в необычный антураж, но пытается понять, как изменятся человеческие отношения с развитием тех или иных технологий. Особенно таких, как генетические модификации.
  'Вопрос этики' - сюжетик из того же мира. Что делать с полученным образцом, если 'недостаток этой генной линии - пониженная устойчивость личностной матрицы к психодинамическим нагрузкам', и результат эксперимента потенциально опасен для общества? При учете, что 'образец' - 11-летний пацан Тимка?
  Каждый из героев рассказа по-своему решает этот 'вопрос этики'. Тимка, кстати, тоже.
  Претензий к Наталье немного, относятся они в основном к стилю. К сожалению, у нее иногда не хватает умения более разнообразно строить фразы. Особенно в словах автора при прямой речи. Слов не хватает, что ли? С учетом того, что диалогов у нее много, это режет глаз.
  Вот только один пример.
  '- Виктор,- терпеливо проговорил Искинт,- моя аппаратная база основана на органике. Определение "электронный" не соответствует истине. Слово "урод" тоже ложно.'
  А через пару строчек:
  '- Виктор,- кротко проговорил Искинт,- мне без тебя не справиться. Помоги.'
  В принципе, слово 'проговорил' как определение интонации суперкомпьютера - хорошо. Понятно, что синтезированная речь Искинта, вряд ли отличается богатством эмоций и модуляций. Но не единственно возможное. Например, во втором случае:
  '- Виктор,- голос Искинта был по-прежнему бесстрастен, - мне без тебя не справиться. Помоги.'
  Почему бы и нет?
  Дальше - вообще забавно:
  '- Ты как меня обозвал?!- взвился Искинт.'
  Правомерность употребления глагола 'взвился' в приложении к компьютеру вызывает некоторые сомнения. Глагол этот передает ДВИЖЕНИЕ взволнованного человека: обычно под действием бурных эмоций люди вскакивают (если до этого сидели) или резко выпрямляются. В общем, принимают ту позу, в которой выглядят выше, чем обычно, начинают размахивать руками, напоминая взлетающую, взвивающуюся птицу.
  Теперь представьте себе это в отношении компьютера... Системный блок прыгает по столу, размахивая кабелями... А при учете, что компьютер - не какая-нибудь грешная 'АйБиэМка', но - супер, и его системный блок может занимать не один десяток кубических метров... Я вообще слабо представляю, как это может 'взвиваться'...
  Конечно это все так, придирки. Просто интересный автор, интересные мысли. И хотелось бы, чтобы они были интересно поданы.
  
  Пупкин Васиссуалий. Бд-6: Стена
  Интересно, кому пришло в голову взять себе такой ник? Что за человек? Пожалуй, - не юное дарование. Вася Пупкин - знаковое имя еще среди старого фэндома...
  Ну ладно, теперь о рассказе.
  Если честно, то тут особо думать не пришлось. Автор сам это сделал и сам свои мысли вполне внятно изложил. Рассказ о том, к чему приходят бунтари, если им по какому-то капризу Фортуны удается победить. Тайво не хотел 'быть как все'. В результате стадообразное большинство стремиться хоть в чем-то походить на него, Хорошего Парня...
  Кстати, чем все-таки хороша фантастика - можно, не придерживаясь какой-то исторической достоверности и не пытаясь добиваться правдоподобия, нарисовать символ, который каждый читатель наполнит своим содержанием. У меня Тайво почему-то ассоциировался с Фиделем Кастро. Как-то показывали его тут по телевизору: обрюзгший, одышливый... 'Чтобы не стать этаким вот музеем В нужный момент Лучше пойти ко дну...'
  Так что, если автор хотел услышать какие-то рекомендации по улучшению своего произведения, вряд ли от меня дождется чего-нибудь толкового. Единственный 'глюк', который я заметила: кто такие 'они' в самом начале рассказа, которые 'слышат' Тайво? Мы, читатели, то бишь? Но как-то не конкретно...
  Ладно, будем и дальше читать Васю Пупкина, надеюсь, он не только ради конкурса на СИ материализовался. Или раскроет свой ник...
  
  Щемелинин Денис Васильевич. Бд-6: Переглядевший солнце
  По поводу этого рассказ мысль у меня возникла. Хотя сам рассказ относится к тем, по поводу которой снобы-критики, брезгливо морщась, говорят: 'пусто', 'избито', 'бессодержательно'. Но восторженные читатели не устают повторять: 'Как увлекательно, как волшебно!'
  А мысль такая. Наконец-то удалось сформулировать очередное определение того, что есть 'фэнтези' и за что его многие не любят.
  Рассказ Дениса - вроде бы и не 'фэнтези'. Вроде бы - другая планета, даже какое-то научное объяснение есть. То есть, типа, НФ. Но, с другой стороны, почему-то кажется, что это - 'фэнтези'. С ним рассказ роднит мифологичность идей.
  То, что у каждого есть своя мечта - далеко не новость. Как и то, что любовь - весьма полезное чувство, если нужно совершить невозможное. И то, что 'надежда - это совсем немало'. То, что силой НАМЕРЕНИЯ можно творить чудеса - это даже не сказки уже... Не всем правда. И не всегда. Но все мифы всех времен и народов об этом - о тех, кто сумел превзойти границу возможного.
  В наше время традиции мифов продолжили авторы 'фэнтези'. Все-таки, по-моему, основная черта этого направления - не обязательное наличие эльфов и гномов, но глобальная, мифологическая тематика. Если уж герой - то Герой с большой буквы. Который или мир спасает, или, на худой конец, древние пророчества воплощает. Никаких полутонов, 'сложных', 'неоднозначных' характеров. Есть у существа мечта - он к ней стремиться. А не пребывает в сопливой рефлексии.
  Правда, для многих такой тип героя кажется немного оскорбительным. Потому как сами-то такие читатели давно похоронили все свои мечты и теперь стараются доказать себе и окружающим, что в 'нашем мире' все не так просто, и предательство - вовсе не предательство, а уступка обстоятельствам, и подлость - вовсе не подлость...
  Однако же молодежь упорно продолжает писать в 'мифологической' тематике. За что получает по полной программе от критиков и снобов...
  Поэтому в очередной раз говорить о идеях из 'мифологического' набора имеет смысл только если сюжет и мораль - дело десятое, а важнее мир, в котором этот миф твориться. Тогда читатель 'проглотит' мораль.
  У Дениса (для меня, по крайней мере) мир гораздо интереснее и сюжета, и морали рассказ. А вот не хотите ли познакомиться с пушисто-хвостатыми ютлан-налтю с их разделенным на 'дневное' и 'ночное' сознанием? Автору пришлось даже ввести в рассказ 'научное' объяснение феномена. Забавные 'кричи', нигде подобные не встречались.
  
  
   Русинов А Д. Бд-6: Нашествие
  Хм... Первое - структура рассказа. Количество скобок в первой части - намеренный прием или неумение как-то по-другому выразить, что информация поступает сразу из двух точек зрения? Показать, как мысленно комментируются события?
  Второе. Образ главной героини. Тут - автор молодец. Практичная, умная дикарка с полным отсутствием рефлексий. Бесстрашная фаталистка, зубами цепляющаяся за свою жизнь и жизнь ребенка. Такой образ и 'украсть' у автора не грех...
  А вот тема, сама ситуация... Честно говоря, я не очень-то поняла, почему белые так испугались нашествия негров. При том уровне развития технологий (автомобили, самолеты, электричество), которое описывается в рассказе, цивилизованное общество должно иметь достаточно ресурсов, чтобы помочь жертвам стихийных бедствий и природных катаклизмов вроде засухи.
  Правда, может быть, рассказ - своеобразная реакция на сегодняшнее 'гастарбайтерское' нашествие на Россию и прочий цивилизованный мир. И на растущий в этой связи национализм, на усиливающееся в мире противостояние 'Север-Юг'. Правда, в реальности все не так примитивно-просто.
  Ситуация усилена в десятки раз и доведена до абсурда. Как абсурд и воспринимается.
  
  Добровольская Анна Юрьевна. Бд-6:весна
  А вот этому автору - большой спасиб. Не смотря на кучу речевых штампов, очень добрый и красивый рассказ. Ладно, со штампами автор как-нибудь сам разберется, с помощью крохотного ИХМО по поводу научить человека писать невозможно. А вот идея... Среди трэшево-киберпанковской чернухи - как глоток чистой воды. Правда, для реализации своей задумки автору пришлось устроить человечеству очередные казни египетские, на 60% сократив население Земли...
  Но, оказывается, что есть еще люди, которые верят: и в такой ситуации мир не скурвится окончательно, а человек останется человеком. Врач - врачом. Хм, начать, что ли, крестовый поход против страдающих отсутствием оптимизма?
  
  
   Пелипейченко Олег. Бд-6: Еретик
  Автор умудрился собрать в одну кучу 'Заповедник гоблинов', 'Тайну третьей планеты', Толкиена и даже Чебурашку с крокодилом Геной... Хотя нет, до крокодила дело еще не дошло... Только до Лох-Несского дракона. В общем, из всего этого был сделан винегрет, приправлен солнечными зайчиками и рассуждениями о том, что 'Кровь еретика - сильнейшая отрава для народного сознания'. И получилось на удивление съедобно. Забавно было угадывать отсылки, да и стилистически написано очень и очень неплохо. Не штампованно, забавная игра словами...
  Один недостаток - рассказ абсолютно не 'БлэкДжековский'. Вряд ли будет принят благосклонно. На этом конкурсе, как я посмотрю, все больше всякие страсти-ужасы в цене. Трэш, хоррор, предсмертные муки и прочая подобная радость. Юморные рассказики, по-моему, никогда даже в финал не выходили, вне зависимости от их уровня.
  Мысль по поводу: а не устроить ли на СИ юмористический конкурс? Нет, не поймут, наверное... Устали, видимо, от Петросяна и прочих.
  
  ВОРОНЦОВА КРИСТИНА. БД-6: ДОЖДЬ ИДЕТ ДЛЯ МЕНЯ
  Рассказ будет в финале. Или я - китайский летчик. Другого от Кристины ожидать сложно. Так что хвалить - нет смысла. А вот по поводу мыслей...
  В обзоре конкурсна 'Вербария' я про один из рассказов написала, что с первого взгляда он не имеет отношения к фантастике. 'Защитники униженных и оскорбленных' - та веселая компания, которая сейчас заведует 'сказочным' конкурсом, возмутились. Дескать, я подобными утверждениями пытаюсь 'утопить' хороший рассказ, поставив под сомнение его соответствие условиям конкурса. Естественно, подобной цели у меня не было. Было тогда еще достаточно смутное ощущение, что общепринятые рамки 'фантастики' тесны для многих хороших произведений.
  Сейчас эта мысль оформилась более конкретно.
  Что считается главными признаками 'фантастичности'?
  Во-первых, наличие некоторых фантастических допущений.
  Во-вторых (это мнение неплохо сформулировано Мариной Маковецкой) - тот элемент неожиданности, нарушения общепринятых правил, который заставляет читателя удивиться. Фантастика - литература для тех, кто жаден до новых знаний и новых впечатлений.
  Но есть значительное число рассказов, которые не очень-то укладывают и в эти, более чем просторные, рамки. Один из них - 'Дождь идет для меня'.
  Да, здесь есть фантастические допущения. Хотя... Непрерывно идущий дождь, высокая влажность, сырость... Все детали, которые упоминает автор, вплоть до рассыпающихся в труху книг, в принципе, возможны где-нибудь во влажных тропиках. Но все вместе создает картину сверхреальную, неординарную... Настолько неординарную, что по первой ассоциации после того, как прочитаешь этот рассказ, приходит в голову медицинский термин 'аутизм' и почему-то старый фильм 'Человек дождя'.
  В чем же дело?
  И тут вспомнилось определение... нет, не фантастики, но мифа, найденное кем-то во время склоки на конкурсе 'Оживший миф'. Точнее, определение не мифа, но мифологического сознания. Приблизительно это определение звучит так: 'Мифологическое сознание придает образу, служащему для описания мира и отвлеченных понятий, статус реального объекта'. Мир есть текст. Если что-то можно описать, то это что-то существует.
  И вот в рамки мифа рассказ Кристины укладывается идеально. До смешного идеально. Есть поговорка: 'тут от сырости грибы вырастут'. Понятно, что ни грибов, ни какой-либо другой растительности не будет, ради красного словца сказано. Образ, служащий для описания мира. Но ощущение высокой влажность появляется.
  У Кристины прорастающие сквозь стены орхидеи - реальность и для героини, и для читателя. Они описаны так, что я, кинестетик, начинаю ощущать их сладковато-гнилостный аромат, чувствовать под пальцами водянистую хрупкость стеблей...
  И это только один из образов, самый 'проходной', 'антуражный'...
  Древние создавали богов. Сегодняшний автор создает такие же символические образы, вроде господина Д. К.
  Древние придумывали мифы, чтобы упростить и объяснить сложные вещи, не укладывающиеся в примитивном сознании людей той поры.
  Сегодняшний автор создает миф, чтобы рассказать о нюансах тех неоднозначных ощущений и идей, разговор о которых напрямую, 'в лоб' просто невозможен.
  Причем чем дальше - тем больше. Граница между 'реалистической прозой' и 'фантастикой' истончается, художественное мировосприятие становится все более мифологичным. 'Распределение по жанрам' идет на основе каких-то формальных, 'антуражных' признаков или того, как захотела левая задняя нога автора (критика).
  Фантастика, фэнтези, киберпанк...
  Если компьютеры и роботы - то киберпанк. Если файерболы и волшебные палочки - фэнтези. Если привидения и вампиры - мистика. Если ничего из вышеперечисленного - просто фантастика. Но все это - оболочка, а в сердцевине - мифологичность мировосприятия. Образ, перетекающий в реальность, лексическая игра, становящаяся плотью, миры, живущие не по законам физики и геометрии, но по законам слова и духа...
  
  ЖИВЕТЬЕВА ИННА. БД-6: "НЕ" С ГЛАГОЛОМ
  Еще одно подтверждение тех идей, по поводу которых я тут только что распиналась. Единственное фантастическое допущение: возможность вызвать любовь химическими средствами. Действительно фантастическое, из серии: 'этого не может быть потому, что не может быть никогда'. Рассказ именно о том, что любовь - настолько сложное чувство, что никакими пилюлями тут не поможешь... И еще об одной тонкости...
  Современный человек стал более придирчив к собственным чувствам. В одной из скандинавских саг мне попалась фраза 'Они стали жить вместе и полюбили друг друга'. Нет, это не пошлое 'стерпится - слюбится'. Холодноватые и гордые северяне под словом 'любовь' подразумевали уважение к достоинству близкого человека, взаимный интерес, взаимную поддержку. В сагах женщина - фригг, то есть дарующая, хозяйка, подательница...
  Потом были века, когда за любовь принимали буйство гормонов, животную похоть, приукрашенную красивыми словами...
  Но современному человеку мало и того, и другого... Нужно все вместе, и еще что-то невыразимое...
  И пилюли тут не при чем. В конце рассказа героиня так и не проглотила розовую капсулу. Только собиралась? Но станет ли это делать?
  Кстати, кажется, этот рассказ - еще один из кандидатов в финал. По крайней мере, по отзывам критиков - так.
  
  САМИ НАПРОСИЛИСЬ
  
  ПЛЮС ДМИТРИЙ. БД-6: ТОПОЛОГИЯ ЖИЗНИ
  Я подозреваю, почему Дмитрий просит практически всех обозревателей конкурса о том, чтобы они обратили внимание на его рассказ. Может быть, я не права, но рассказ этот достаточно нестандартен, чтобы автор не имел возможности сравнить его с аналогами и самостоятельно оценить его уровень.
  Во-первых, схема. Схематичность, которая сделана художественным приемом. Так, меня сейчас опять начнут обвинять во всех смертных грехах, но все равно напишу: в мировосприятии Дмитрия ведущее - логика. По соционической классификации он наверняка окажется кем-то вроде 'Джека' или 'Штирлица'. Рассказ вырастает не из художественного образа или смутного ощущения, как у многих других авторов СИ, но из четко сформулированной мировоззренческой мысли. Так сейчас не очень-то принято писать. В моде нынче перламутровые переливы оттенков печали или апокалипситические уЖЖасы, чтобы дроЖЖЖь в подЖЖилках... Это считается художественностью, ибо отражает типа сложную и неоднозначную душу творца...
  В основе рассказа Дмитрия - мысль достаточно серьезная, хотя и не новая: с возрастом человек постепенно теряет возможности для выбора. В детстве, в юности степени свободы бесконечны, но с возрастом жизнь человека постепенно уподобляется езде по глубокой колее, из которой не свернуть - разве что только научиться летать. Об этом еще Высоцкий пел ... Но каждый автор имеет право по-своему преподнести читателям старую истину.
  Дмитрий решил поиграть в образы-штампы, наполнив их новым содержанием. Когда заходит речь о свободе, о выборе, очень часто используются устойчивые речевые обороты, взятые из геометрии и физики: вектор движения, линия жизни, спектр возможностей... Описание многообразных миров с различной топологией - великолепная фантасмагория, рассчитанная на читателя с хорошим воображением. Потому как представить хотя бы пятимерное пространство... А потом - перескок с разговора о 'вещных', реализованных мирах к философской идее. В принципе, очень неплохая задумка.
  К сожалению, рассказ портят элементарные речевые ошибки и какая-то детская неумелость, когда речь идет о вещах простых и понятных. С самой первой фразы. 'Редакционное задание пришло еще ночью'. Э-э-э? Куда пришло? Как? Почему ночью? Начальство подняло чувака с постели и послало? Не могло дождаться утренней планерки? Получается, что не журналист ходит на работу, а задания преследуют его, словно стая оголодавших собак, отыскивая в любом уголке Галактики... Кстати, если в описываемом мире столько обитаемых планет, то ночью ПО ВРЕМЕНИ КАКОЙ ИЗ НИХ пришло задание? 'Это не было никаким сюрпризом'. Вообще-то есть устойчивое выражение 'это не было (или было) сюрпризом'. Причем здесь 'никаким'? (Как в том анекдоте: 'Какая ворона, какая ворона? Совершенно никакая'.)
  Следующий абзац - штамп на штампе и штампом погоняет. 'публика должна быть в курсе', 'ваш покорный слуга', 'срочно собирать манатки', 'незамысловатый, но верный по сути'... У меня даже появляется подозрение, что автор вообще-то умеет писать образно и ярко, но пародирует газетный стиль, рисуя, так сказать, портрет 'рабочей лошадки' от журналистики: не особо талантливого, 'не хватающего звезд с неба', но добросовестного репортера. Хотя дальнейшее повествование противоречит этой идее: парень оказывается далеко не глуп. Да и вообще, он - главный и более чем положительный герой, зачем автору его так опускать?
  Правда, когда речь идет о топологической экзотике, шикарное содержание смягчает штампы...
  Ну, а последний абзац - это вообще шедевр неумной 'красявости': 'Тогда я осторожно беру невесомые листочки золотого пергамента, сквозной вязью заношу на них свои впечатления и складываю эту драгоценность в заветный ларец, где-то в глубине души. А когда бывает плохо, вынужденное безделье или просто охота пофилософствовать - я перелистываю золото воспоминаний и не устаю благодарить судьбу за то, что мне довелось увидеть...' Дикий диссонанс с холодновато-логичной манерой описания экзотических миров и разговора с дедом. Есть все, что давно стало не просто штампом, но штампом много раз осмеянным, так что и стебаться над ним - уже штамп: золото, пергамент, заветные ларцы, 'не устаю благодарить'...
  Ладно, надеюсь, автор не обидится. Друг мой Аркадий! Э-э-э... Дмитрий... Друг мой Дмитрий! Не говори красиво. Говори так, как думаешь: у тебя очень неплохо устроенные мозги и прекрасное воображение, ты способен придумать нестандартный образ... Ну на фига же повторять 'красявости', рожденные авторами с совершенно иным типом мышления?
  
  СЕМАШКО ЕЛЕНА ВИКТОРОВНА. БД-6: ПРАЗДНИК ПОДАРКОВ
   Тоже рассказ о выборе судьбы и о его последствии. О том, что 'переписать' прошлое можно только в фантастике. 'Ах, если бы я знала...' Жизнь одного любимого человека меняется на жизнь другого...
  Добрый рассказ. Хотя и не совсем понятна логика: с помощью Подарка нельзя воскресить и нельзя убить... Но, оказывается, можно, потому что изменение обстоятельств приводят и не к таким последствиям...
  И все-таки... Есть в нем что-то от светлой надежды старых советских фантастов. Почему-то этот Подарок вызвал ассоциацию с 'золотым шаром' из 'Пикника на обочине'. 'Счастья! Всем! Даром! И чтобы никто не ушел...'
  Стругацкие тоже ставили после этих слов очень большой вопросительный знак. Который есть и у автора.
  В прочем, фантастика не обязана быть умной по идеям. Можно взять любую идею и исследовать: а что будет, если... И в меру испорченности автора прогнозировать результат.
  А претензии к рассказу - почти те же, что и к прошлому. Штампов меньше, но они есть. 'Лица прохожих притягивали взгляд почти детским ожиданием Чуда', 'не позволив опомниться, мастерски увлек в чарующий полет танца'.
  Кстати, мысль по поводу. Интересно, откуда в рассказах грамотных в общем-то ребят они появляются. По-моему, из-за лености и нежелания изучать тот инструмент, с которым они работают, - языка наш русский. Типа, великий и могучий. В нем есть тысячи и тысячи образных выражений, кем-то когда-то впервые найденных и с тех пор автоматические повторяемых. 'Лица притягивали взгляд'. Как, типа, магнит притягивает железо. Когда-то кто-то увидел эту общность между действием магнита и невольным движением взгляда... Сказал. И с тех пор за ним повторяют. Ручаюсь, Елена, когда писала, ни о каких магнитах не думала. То есть у нее не образ это уже, но попугайское повторение того, 'как говорят'. От образа осталась лишь словесная оболочка, высохшая шелуха... Это - штамп. А вот умные люди по поводу каждого словосочетания думают: а ПОЧЕМУ так говорят? С чем это связано? Что означало изначально? Может, даже какой-нибудь исторический анекдот на эту тему есть? Может, есть резон поиграть и обновить смысл?
  Ну и так далее, и тому подобное...
  
  Тема 'Сами напросились' продолжается.
  ХАНЕР АНТОН. БД-6: СМЕРТЕЛЬНЫЙ СОН
  Что сказать? Мне искренне жаль членов жюри конкурса.
  Но сначала о хорошем. По композиции рассказ очень даже неплох. Отличная картинка - качающийся в полной тишине и безветрии кусок водосточной трубы. В принципе, интересен конец рассказа. Парень нашел оригинальный выход из положения: покончить с собой в мире кошмара для того, чтобы от этого кошмара избавиться. Ведь его-то теперь в кошмаре не будет... И про обнаруженный под подушкой нож неплохо...
  Про остальное ничего не могу сказать. Не знаю, насколько стандартны для хоррора все эти заброшенные дома, бой часов, кровавые топоры и пр. Я не знаток хоррора. Слишком уж у меня воображение развито, чтобы читать подобное. Как представлю схватку медлительных и неуклюжих зомби, так и норовящих свалиться с лестницы, с не менее неспортивным главным героем, так вместо леденящего (по задумке автора) ужаса меня смех пробирает. Ладно, это-то как раз не в упрек Антону, я и над Кингом хохотала, как припадочная...
  К сожалению, больше ничего хорошего о рассказе сказать нельзя. Автор совершает классические для начинающих ошибки.
  Первая: неумение выделить те детали, которые важны для создания атмосферы и сюжета. Например: 'темно-синяя кепка без фирменных логотипов с длинным козырьком'. Ладно, я молчу по поводу того, что 'логотипов с козырьками' не бывает. Правильно: 'темно-синяя кепка с длинным козырьком без фирменных логотипов'. Но при чем здесь логотипы? Что, если бы на кепке было написано 'Адидас', то зомбя разбежались бы в панике? Зачем указывать толщину прутьев ограды? К дальнейшему сюжету эта грешная ограда никакого отношения не имеет, все действие - внутри дома. К тому же обычно ограды и делают из железного прутка именно такой толщины: тоньше - слишком легко согнуть, толще - перерасход металла... Ну и так далее, и тому подобное.
  Второе: фантастически бедный и примитивный язык. Вообще-то 'кепка с длинным козырьком', но которой нередко помещают логотипы, и которая сочетается со спортивным костюмом, - это бейсболка. То есть можно употребить одно слово вместо пяти, и при этом все поймут, о чем речь. И так по тексту - десятки раз.
  Третье. Элементарные речевые ошибки. Часто слова употребляются просто неправильно. 'Под ногами проминалась промерзшая грязь' ПРОмерзшая грязь не может проминаться, это монолит. А вот ПОДмерзшая грязь, грязь, покрытая заледеневшей корочкой - другое дело... В одном предложении употребляются глаголы разного времени: 'Нет шелеста ветра, голосов птиц, никаких звуков, лишь его дыхание и хруст земли под ногами нарушали мертвое безмолвие'. Нет - сейчас, нарушали - в прошлом... И так далее, и тому подобное.
  В общем, мне имеет смысл заглянуть на страничку автора (пока я лишь забежала по ссылке, но ничего больше не читала). Если автору меньше 18 лет, то шансы на то, что он научится писать, есть. Умение придумывать и простраивать сюжет - это уже немало. Но если автор старше... Хм... Может, каким-нибудь более серьезным делом заняться, чем сочинение ужастиков?
  
  ЗАГИДУЛИНА СВЕТЛАНА. БД-6: ПРОСЬБА
  
  Улыбнуло. И написано очень неплохо. Особенно там, где про кошку. Слава богу, здесь по поводу стилистики никаких вопросов. По крайней мере, на каждой фразе я не запинаюсь. Хотя я, в принципе, не сноб и вообще не особо привередлива...
  Правда, чуток прямолинейно все подано. Типа: собрались местные нечистые и предъявили писателю-фантасту ультиматум...
  По поводу местной нечисти идея не очень-то новая, хотя и не особо популярная. Люблю 'Башню птиц' Олега Корабельникова - есть в Красноярске такой писатель, не шибко известный, но очень своеобразный. Он так и не стал 'профессионалом', всю жизнь проработал врачом (вроде нас, СИшников, только поколение другое). У него тоже - нечисть славянская и эвенкийская в одном хороводе...
  Нет, это я не в упрек, просто некоторые мысли приходят в головы не одному человеку.
  А про Су-иясе и Шурале интересно бы было почитать... Ведь у них наверняка что-то свое, особенное, есть. Степь же - не славянский лес. Водяной с повадками эльфа... Может, что-то еще подобное на страничке у Светланы обнаружится...
  
  ЗАГИДУЛИНА СВЕТЛАНА. ПОЧЕМУ ИСЧЕЗЛИ ДРАКОНЫ
  Очень интересная, необычная гипотеза на счет 'слабоумных' драгов и 'вырождающихся', почти гуманоидных, истинных драконах. И об их телепатической связи, создающей полноценное существо. Я же сволочь, я же и украсть такую шикарную идею могу. Потому как в данном рассказе с идеей этой автор обошелся не очень-то ласково. Совершенно никакой сюжет по поводу крушения империи - и рассказ теряет половину достоинств.
  Кстати, по аналогии со Светланиными идеями: хорошее фэнтези - это тоже симбиоз интересного сюжета с оригинальным миром. В данном случае сюжетная сторона... ну, что-то вроде 'драга'...
  
  P.S. Интересно, если объединить Светлану с Антоном, то получится ли с сумме полноценный автор? И возможно ли такое смешение?
  
   Еще два рассказика 'по заявкам'. К сожалению, некоторые вещи, даже неплохо написанные, не дают возможности подумать.
  
  ПЕРВАЯ СВЕТЛАНА. БД-6: СНЫ
  Стилистика... Я - не великий гуру стилистики, поэтому то, как пишет Светлана, кажется мне вполне удовлетворительным. То есть этот тот случай, когда не любуешься красотой эпитетов и прочих метафор, но и не цепляешься за косяки речевых ошибок и канцелярских штампов. Слово - средство для передачи мысли. Ничего более.
  А вот содержание... Честно говоря, я чуть-чуть пожалела героиню рассказа. Она такая обыкновенная. Просто молоденькая девушка, в меру послушная и в меру ленивая. И просто женщина, для которой работа, муж, семья - лишь обуза и лишние напряги. Живет по принципу 'как все'. Тоскливое и бессмысленное существование... Знаю таких женщин. Любительницы женских романов и разговоров обо всяких паранормальных явлениях.
  А у этой и сны отняли. Так что, пока она в коме, она счастливее, чем была до аварии. Пусть там, в своих снах, и остается. Все равно ничего хорошего в реальном мире найти не сможет. Не умеют такие женщины видеть хорошее. Пока молоды - еще способны радоваться. В основном беззаботности и возможности ничего не делать. Но с возрастом количество обязанностей увеличивается, и радость уходит, сменяясь извращенным удовольствием от берновской игры 'Подумайте, какой ужас'...
  Но это - мое личное. А вот что хотела сказать автор, я так не поняла. Может, протупила. И не поняла, к чему, собственно, писался этот 'портрет обыкновенного человека'. Где чудо, где удивление и открытие чего-то нового, без которых нет фантастики? Читаешь такие вещи - и впору как той мыши из анекдота про Вовочку биться головой о мышеловку и кричать: 'Где моя колбаска?'
  В прочем, если бы это был кусочек из какого-нибудь романа в стиле 'городского фэнтези', чтобы показать одну из второстепенных (такие не бывают главными) героинь - то вполне сошло бы.
  
   ЛОПЫРЕВ АРТЁМ В.. БД-6: ИЗГОРОДЬ
   На мой взгляд, более точным названием было бы 'Живая изгородь'. Игра слов, типа... Ну, а по поводу содержания...
   Еще один вариант безумного Апокалипсиса. Бытописание выживших. Споры о новой морали, о том, как следует относиться к 'лояльным полудуркам' из 'изгороди'. Привилегированный 'полудурок' - девочка Ив - оказывается верной и преданной своим покровителям и спасает главного героя. Жутковато, как все подобные вещи.
   Написано достаточно складно. Хотя в тех случаях, когда речь идет о придуманных автором реалиях, он несколько запинается. Действительно, сложно рассказать о том, чего нет... Зачем 'изгородь' 'топочет'? и вообще - что значит 'топочет'? Марширует? Шагает на месте? Как-то не складывается картинка...
  К сожалению, не совсем внятно - и размышления о том, что все же произошло. 'они такие же... Просто когда-то нас поделили: чёрное, белое и серое.' 'Мы не искали судьбы. Не хотели другой жизни. Вероятно, именно таким людям больше всего везёт.'
  В общем, такое ощущение, что автор хотел сказать намного больше, но почему-то не сумел. Или не хватило выразительных средств, или сам для себя еще толком не сформулировал.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Кострова "Кафедра артефактов 2. Помолвленные магией"(Любовное фэнтези) К.Демина "Вдова Его Величества"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) Д.Маш "Детка, я твой!"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"