Лифантьева Евгения Ивановна : другие произведения.

Приглашение к игре

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На СНП-2008 играет мой текст. Приглашаю всех, кому интересно, попытаться угадать, что это за текст


   Во первыих строках хочу сказать, что у меня нет никаких претензий ни к участникам конкурса "Современная нереалистическая проза", ни к судьям. Конкурс как конкурс, неплохо организованный, со своим форматом и традициями.
   И побеждают на СНП действительно хорошие, качественные рассказы. Впрочем, на всех конкурсах, вне зависимости от названия и целей организаторов, побеждают хорошие рассказы. Это - закон. Правда, вряд ли можно говорить, что победители данного конкурса лучше всех остальных рассказов, существующих на СИ. "За бортом" остается немало настолько же хороших рассказов, которые не подошли под формат конкурса, оказались не воспринятыми данной судейской аудиторией или - вообще не участвовали в конкурсе. Это нормально. Это - литературный процесс, в котором нет и не может быть ничего абсолютного.
   В-общем, у меня нет цели обидеть кого-нибудь из судей или авторов обзоров, которые я буду цитировать. Наоборот, я хочу извиниться перед ними за мистификацию. Люди старались, писали рецензии, искренне считая, что помогут молодому автору обрести свое лицо... А под маской "молодого автора" оказалась маска злобной Скади. Если кому-то этот факт неприятен - прошу меня извинить. Но иначе никак не получалось.
  
   Любая теоретическая дискуссия непродуктивна. Можно до бесконечности рассуждать о том, насколько "конструкторские" или "не конструкторские (интуитивные)" те или иные рассказы. К тому же авторы, как правило, и сами не знают, каким из этих методов они пишут.
   Мое мнение - сама эта теория порочна, так как базируется на неполном знании и на нескольких исходных ошибках.
   Первая ошибка - вот в этом базовом положении теории: "Причина глубинного различия в том, что хотя за творческий процесс, кодировку и раскодировку архетипов, фантазию отвечает правое полушарие мозга, в современном обществе доминирует левое полушарие, властвуя над миром людей, подчиняя мир своей "разумности" и логике".
   С точки зрения физиологии мозга - миф, причем ненаучный.
   Не буду ничего утверждать в отношении таких видов искусства, как музыка и живопись. Мало того, вполне могу себе представить глухонемого неграмотного художника, в чьем мозгу не хранится названий ни для одного зрительного образа. Но мы ведем разговор о литературе, единственным выразительным средством которой является слово. А речь - это уже то, что называется "второй сигнальной системой".
   А вот как она работает с точки зрения физиологии, оказывается, зависит не от творческого уровня человека, а от его пола. У мужчин - один "центр речи" - участок мозга, в котором хранятся слова-маркеры для всех известных этому человеку образов. Причем расположен он именно в левом полушарии.
   Механизм его работы прост. В мозг поступает некий комплекс сигналов от органов чувств (причем не только зрения, слуха, обоняния, осязания и вкусовых рецепторов, но и от мало изученных "экстрасенсорных" органов восприятия). Весь этот комплекс сигналов и есть то, что мы называем "образом". Этот "образ" поступает в "центр речи", в котором по принципу наибольшей аналогии для него подбирается имя-маркер. Одновременно из долгосрочной памяти в активную перебрасывается весь комплекс информации, касающийся тех образов, которые носят соответствующее имя.
   На выходе: "Это стул. На нем сидят. Это стол. За ним едят".
   При восприятии речи (устной или письменной) процесс может идти по двум сценариям. Первый - имя-маркер, попадая в "центр речи", создает в мозгу некий образ. Этот образ сравнивается с поступающей в мозг информацией, и находится наиболее полный аналог. В результате фраза "Возьми, пожалуйста, стул и сядь на него" понимается правильно. Слушающий находит предмет, наиболее близкий к хранящемуся в его мозгу образу "стула" и совершает действие, наиболее близкое к хранящемуся в его мозгу представлению о действии "сесть".
   Второй сценарий - на первом этапе образ не создается, но идет манипулирование знаниями об именах-маркерах, и лишь потом итоговое имя становится образом. Поэтому вполне понимаема фраза: "Возьми стул". В обыденной обстановке она означает приглашение сесть, так как у большинства людей понятие "стул" накрепко связано с понятием "сидеть".
   Конечно, я сильно упростила описанный процесс. Например, не упомянула о "фильтрах" при восприятии, отсекающих сигналы о том, чего не может быть - потому что не может быть никогда. Не упомянула и об особых, не массовых, вариантах ассоциаций, которые сформированы у некоторых людей под воздействием особых обстоятельств. Например, для рабочего мастерской по перетяжке мебели фраза "Возьми стул" вовсе не будет означать приглашение посидеть и отдохнуть. Наоборот, это означает, что данному рабочему нужно встать, принести стул, расположить его на верстаке (или как там еще на мебельных фабриках называется место для работы) и начать его ремонтировать.
   Но в общих чертах "центр речи" работает именно так. В результате, если травмировать мозг, то мужчина забывает имена-маркеры для всех образов и теряет способность к лингвистически-ассоциативному мышлению. Такие случаи в истории медицины описаны сотнями, если не тысячами.
   У женщин, в отличие от мужчин, нет единого, локализованного, "центра речи", их несколько, они связаны между собой. Но работают они примерно по тому же принципу, что и у мужчины, только обработка информации - полученных сигналов идет сразу в нескольких участках мозга - параллельно.
   (Намек - сколько ни бей женщину по голове - молчать не заставишь).
   Вторая концептуальная ошибка теории "конструкторства-интуитивизма" состоит в том, что автор этой теории пытается противопоставить друг другу два этих метода. Вот что пишется о различиях методов:
   "1. Произведение долго вынашивается, но не продумывается, а словно формируется в подсознании. Когда этот процесс окончен, автор просто садится и за довольно короткий срок пишет, редактируются впоследствии только стилистика и орфография. Но такой метод очень энергоемкий для автора, требует богатой фантазии, развитой личности, силы воли, необходим отдых между написанием произведений, и чем больше законченный текст, тем дольше нужно восстанавливать силы.
   2. В другом случае произведение продумывается, конструируется из уже существующих фрагментов, идей и придумок, это долгий процесс, также требующий энергетических затрат, но не эмоциональных, а умственных, развитой логики. Львиная доля времени тратится на редактуру, текст часто переписывается".
   Основная ошибка тут - в том, что слову "подсознание" придается некое мистическое значение. Хотя исследованию его работы посвящены труды многих психоаналитиков, но все равно оно ощущается литераторами как нечто таинственное, источник чего-то такого, что и есть истинное искусство. Более мистичными воспринимаются, наверное, только слова "коллективное бессознательное" и "архетип".
   Хотя на самом-то деле все достаточно просто. Подсознание - это метод обработки поступающей в мозг информации без вывода ее на сознательный уровень. В том самом примере со стулом человек, которому предлагают взять сей предмет мебели, не думает осознанно: "Если мне предложили взять стул, то, наверное, я должен использовать его так, как обычно люди используют стулья, то есть сесть на него". Нет, человек подсознательно ассоциирует понятия "стул" и "сесть".
   Подсознательное мышление - это мышление с помощью сформированных алгоритмов. Его преимущество - скорость. Его недостаток - отсутствие возможности сознательного контроля и критики, отсутствие возможности рассмотрения "нестандартных вариантов".
   Поэтому любая деятельность начинает контролироваться подсознанием только тогда, когда она достаточно хорошо освоена. В учебниках по психоанализу чаще всего приводится пример с тем, как человек учится водить автомобиль. Сначала он контролирует все свои действия на сознательном уровне, лихорадочно пытаясь вспомнить, что нужно нажать и что повернуть в соответствии с тем, какую информацию об обстановке на дороге он получил. Но с накоплением опыта его действия все больше и больше становятся бессознательными. Теперь, увидев знак "пешеходный переход", он, не осознавая, что делает, автоматически сбрасывает скорость. При этом водитель может слушать музыку, общаться с пассажиром и вообще - думать - о чем угодно, кроме того, что по правилам дорожного движения положено снизить скорость перед пешеходным переходом.
   То же и с писательскими навыками. Пока автор не очень уверен в своих способностях моделировать и вербализировать образ, он будет это делать на сознательном уровне. Как только накапливается опыт - значительная часть работы уходит в область подсознания. И вот мысль о том, что, предположим, герой рассказа вышел на лесную лужайку, автоматически вызывает весь комплекс ощущений, которые испытывает человек на лесной лужайке и, что самое приятное, уже готовый набор слов-маркеров, предназначенный для того, чтобы вызвать тот же комплекс ощущений - образ - и у читателя.
   То есть "интуитивизм" в творчестве - это сочетание писательского опыта с личным духовным опытом человека.
   Правда, тут есть один момент, о котором не стоит забывать. Настоящее творчество всегда должно быть на пределе возможностей. То есть каждый новый текст, это, образно говоря, попытка управлять незнакомым транспортным средством. Да, за рулем "Жигулей" автор уже освоился. А попробуй-ка поводить вертолет... самолет... "Буран"... космический корабль... Новые задачи - и снова нужно отказываться от автоматизма, снова думать головой, тем самым "левым полушарием", которое так не любит почему-то организатор конкурса СНП.
   То есть - нет никакого "конструкторского" или "интуитивного" творчества. Есть уровень личности автора, есть его опыт.
   Вот, собственно, мое видение проблемы "конструкторского" творчества.
   Однако, для проверки любой идеи нужен эксперимент - вот таким экспериментом и стало мое участие в нынешнем СНП.
   Через предноминацию прошел и уже принят на конкурс мой текст, который представляет из себя чисто "конструкторскую" по всем параметрам имитацию "неконструкторского" текста.
   Пока я не буду разглашать инкогнито. Предлагаю организаторам и судьям поиграть в "угадайку". Какой текст, играющий на конкурсе, написан мной?
   Конечно, мне хотелось бы, чтобы в игре могло принять участие как можно больше народу. Поэтому у меня огромная просьба к тем, кто уже знает, какой текст мой (а пара судей конкурса это знает) - не сдавайте меня сразу! И еще. Если вы догадались, какой текст принадлежит мне, пожалуйста, не сообщайте об этом в коммах, но пишите на e-mail: skadi_n@mail.ru.
   И еще одно. Мне очень бы хотелось дождаться обзора Хищной Птицы - очередного выпуска "Записок из колдовского леса" или как он там на этот раз будет называться. Интересно, насколько я правильно смоделировала для себя представление о том, что госпожа Хищная Птица считает "неконструкторством", и какие эмоции вызовет у нее мой текст.
   Собственно, ради этого момента весь эксперимент и затевался.
   Когда появится обзор Хищной Птицы (если, конечно, инкогнито не будет раскрыто до того как), эта статья будет продолжена описанием того, как писался текст, какие задачи ставились и вообще - что я думаю о поколении "рожденных в восьмидесятые".
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"