Лифантьева Евгения Ивановна: другие произведения.

Крыс, ты не прав!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не сдержалась. Начало ответа Крысу. Буду продолжать.


   Крыс, ты не прав!
   Статья Крыса "О сюжетах и фэнтазерках" вызвала бурю негодования со стороны "фэнтезерок". Многие девочки, нападающие на Крыса, смешны в своем гневе. Однако некоторые их высказывания не лишены смысла. Дело в том, что Крыс совершил методологическую ошибку. Требуя обязательного наличия в фэнтезийном романе конфликтов и сюжета, он не определил, что он понимает под "фэнтезийным" романом.
   А на самом деле все гораздо сложнее. Фэнтези - это всего лишь литературный прием. Действие переносится из нашего, так сказать, реального, в некий выдуманный мир. А вот само действие, сама структура романа могут быть какими угодно. В фэнтези можно найти практически все разновидности приключенческой и подростковой литературы.
   Попробую показать это на примерах, одновременно оценивая значимость ярко выраженного конфликта для той или иной структуры романа.
   Итак, первый вариант - боевик.
   Причины конфликта, как правило, находятся за рамками повествования. Сам конфликт - масштабный, противостоят друг другу или государства, или, что чаще встречается в фэнтези и фантастике, целые расы, планеты, межпланетные союзы и так далее. В конфликт втянуты практически все действующие лица. "Литература сержантов" или "литература генералов". Очень четкое деление конфликтующих сторон на "своих" и "чужих".
   Боевик можно найти как в реалистической и романтической прозе, так и в приключенческих разновидностях фантастики - космоопера, альтернативная история, фентези... В-общем, для боевика не суть важно кто с кем дерется. И почему дерутся. Война - она и есть война. Рассказ о том, как дерутся и выживают герои. Сюжет - выполнение каких-то конкретных боевых задач. Все. В наиболее серьезных образцах боевиков задается вопрос "а вообще - нужна ли она, эта война, простому смертному?" В более легковесных таких вопросов нет.
   Из СИшных авторов как прекрасный пример фэнтезийного боевика можно привести дилогию Эдуарда Катласа "Девятая крепость" и "Честь твоего врага". Припомнить даму-автора хорошего боевика, обитающую здесь, на СИ, я, если честно, не могу. Разве что у Марии Гинзбург что-то где-то рядом.
   Второй вариант - "рыцарский роман".
   Беру это определение в кавычки, так как для фэнтези-фантастики специального термина нет. Но именно модифицированный рыцарский роман и составляет одно из базовых направлений в фэнтези. А зародился он вообще еще в Древней Греции, где о рыцарях не имели никакого представления.
   Основной конфликт, на котором держится рыцарский роман, это классический конфликт добра и зла. Рыцарь символизирует добро. Он - защитник "простых людей". Зло представлено многообразными как полу разумными, так и вовсе неразумными монстрами, а также нехорошими властителями. И тех, и других рыцарь доблестно побеждает.
   Однако земная власть мало интересует рыцаря. Он - герой без страха и упрека, его цели идеальны, а приобретение в личное пользование какого-нибудь королевства или царства - слишком мелкая для него задача. Органичным такой конфликт воспринимается только в случае наличия мощного мистического пласта. Геракл - проводник воли богов и жертва их же разборок. Да и сам он по происхождению полубог. Поэтому у него даже мысли не возникает о том, чтобы турнуть царька какого-нибудь острова класса Итаки и спокойно жить до конца дней в роскоши и безделье. Гераклу интереснее чистить навоз, чем править царствами. То же самое - рыцари из средневековых романов. У них впереди - Царствие небесное, ради которого, собственно, они и напрягаются. Что для них царства земные?
   Но вот христианское влияние в Европе ослабело, наступила эпоха Возрождения. И образ рыцаря, не поддержанный искренней верой читателя, понимающего значимость слов "Царствие небесное", стал смешон. И появился "Дон Кихот". Людей начали интересовать более земные ценности типа власти и денег. И на смену рыцарскому роману пришел авантюрный. Но о нем - потом.
   Не стану вдаваться в рассуждения о том, почему в первой половине двадцатого века интерес к образу рыцаря без страха и упрека вновь начал вызывать интерес. Если говорить коротко, то читающей публике надоело смотреть только на грязь у своих ног, да и что такое "Желтый Дьявол" большинство прочувствовало на своей шкуре. И захотелось читателям чего-то более возвышенного, идеи, которую можно противопоставить шкурным интересам. Так родился "Конан-Варвар". Простой парень с окраины, который способен противостоять хитромудрым владыкам, который походя завоевывает царства и женщин и так же ненапряжно их бросает.
   У удачной книги появилось множество подражаний, которые сейчас объединяют общим названием "конина". Дело в том, что за оригинальным "Конаном" было отражение реальных социальных конфликтов Америки 30-х (противостояние между простыми людьми и хитромудрыми магами-банкирами), а в настроении читающей публики очень и очень часто проскальзывало желание решить все проблемы несколькими ударами тяжелым предметом класса меч двуручный либо секира. Нет, "Конан-Варвар" не завал Америку к топору, но он стал неким "клапаном", "социальным наркотиком", позволявшим "выпустить пар" эмоций читающей публики в сторону мечты о далеком и прекрасном. А вот клоны "Конана" такими свойствами не отличались. Поэтому "конина" потихонечку стала сходить на нет, изредка оживая лишь благодаря великолепной игре киноактеров вроде Шварцнеггера. Но Голливуд - это особая песня. А я о фантастике в литературе.
   Так вот, когда "рыцарь без страха и упрека" перестал интересовать публику, пан Сапковский сделал финт ушами, которого подсознательно все давно ждали.
   Фэнтези - это магия. Так почему фэнтезийный рыцарь-защитник обязан, подобно земным аналогам, размахивать всякими грубыми железяками? Нет, фэнтезийный рыцарь - это маг! Точнее, ведьмак - борец с нечистью.
   Разрешалось сразу несколько противоречий.
   Во-первых, светлому магу мирская власть ни в одно место не уперлась. Маги - они не от мира сего, поэтому позволяют заниматься государственными делами всяки графьям-королям и не покушаются на бразды правления. Ну, в крайнем случае, создают что-нибудь типа теневого кабинета и влияют на политику очень осторожно, из-за спин законных правителей.
   Во-вторых, от магии до мистики - один шаг. В серии о ведьмаке достаточно сильно проступает "второй план" - о предназначении, судьбе, ответственности за свои поступки...
   В-третьих, фигура "ведьмак-борец со злом и нечистью" оказалась созвучна другому персонажу приключенческой литературы - сыщику. И тот, и другой борются с конкретными проявлениями зла, мешающими рядовым гражданам спокойно жить. К тому же сюжет "ведьмачих" приключений можно строить не на тупом размахивании длинномерными предметами (что для значительной части читающей публики достаточно скучно), но на некой интеллектуальной игре, на разгадывании загадок в отношении повадок и действий злобной нечисти.
   В-четвертых, решен вопрос мотивации действий героя. Работа такая у ведьмака! Для этого его учили, этим он деньги зарабатывает. Как тот же сыщик.
   Кстати, первая книга "Ведьмака" и по форме очень напоминает классический детектив. Этакий сборник новелл, объединенных общим героем.
   Итак, маг-защитник, ведьмак-монстроборец - это герой нового фэнтези. И вот тут-то авторы-дамы возрадовались! Если размахивающая секирой леди - это нонсенс, то леди кастующая что-то там в уголке, что-то такое, от чего монстры дохнут, а порой и горы переворачиваются, - это нормально. Такая леди может выглядеть вполне женственно. Конечно, жизнь "ведьмы по найму" спокойной не назовешь, ей нужно обладать и физическими данными - но не большими, чем современной спортсменке. Так что тема любви (обязательная для рыцарского романа) оказывается вполне естественной и органичной. Теннисистки и дзюдоистки выходят замуж за любящих их парней - так почему шустрая магичка не может быть любимой?
   Решался и еще один вопрос. Антураж Средневековья для фентези - чуть ли ни обязательный элемент. Но в Средневековье социальная роль женщины если и не была равна нулю, то приближалась к нему. Статус дамы зависел прежде всего от статуса мужчины, который рядом с ней. Ну, и отношения к ней того мужчины. Чтобы что-то из себя представлять, женщине нужно было родиться в статустной семье, выйти замуж (или стать любовницей) статусного мужчины и воспитать статусных сыновей. Кроме последнего, все остальное либо вообще не зависело от женщины, либо (по большому счету) являлось скрытой проституцией. О любви речь вообще не шла.
   Исключение составляли, пожалуй, лишь монашки. Настоятельница крупного монастыря - это фигура в обществе. Но для приключенческого романа жизнеописание такой дамы подходит, как мне кажется, весьма слабо.
   А вот положение магички или ведьмы - то, что нужно. Она способна сама себя защитить и прокормить. Поэтому мужчина ей нужен не как источник дохода или статуса, но для всяких романтических отношений.
   И понеслось! Ольга Громыко - тот автор, чья ведьма вполне подходит под определение "истинной рыцарши". А вот продолжательницы... По-моему, качество всех этих многочисленных "ведьм", которые издаются или висят на СИ, зависит от того, насколько автор понимает, что ее героиня - не объект для любования, а активный борец со злом. Поэтому-то в таких романах обязательно наличие даже не конфликта, а злодея-преступника, достаточно сильного, чтобы победа над ним принесла героине если не славу, то моральное удовлетворение. А читателям (особенно читательницам) - удовольствие от того, что в роли защитника выступает дама, мало отличающаяся от нас с вами, сидящих за компами. Умная, энергичная - и одновременно порядочная, соблюдающая свой кодекс "ведьмачьей" этики. Власть таким героиням, как тому же Гераклу, как правило, ни к чему. Их не властвовать учили, а дело делать. Этакий тип высококлассного специалиста, но не управленца, очень импонирующий всей нашей компьютерной братии.
   То есть первый вывод. В тех романах, которые построены по принципу "Ведьмака", глобальный конфликт вообще ни к чему. Есть стандартное детективное противостояние сыщик - преступник (ведьмак - монстр). А вот то, как интересно автор расскажет об этом противостоянии, зависит от его, автора, таланта.
   Не знаю, насколько дамы-авторы романов, на которые ссылался в своем обзоре Крыс, осознают это правило. Но если сочинять ведьму с параметрами "леди-рыцарь" или "леди-сыщик", то нужно заботиться, прежде всего, о том, чтобы выдумать достойных врагов. А вот явственный конфликт, глубоко задевающий главную героиню, НЕ НУЖЕН ВООБЩЕ! Так же, как Холмса или Мегрэ по большому счету лично не касаются те преступления, которые они расследуют. Они просто делают свою работу - за деньги. Надо же людям как-то жить. Хорошо делают, качественно - никто не будет спорить. Но для них наказание преступника - всего лишь работа. Так же, как и для Геральда - убийство монстра. КОНФЛИКТА НЕТ!
   А вот если говорить об авантюрном романе, то все будет еще интереснее.
   Что такое авантюрный роман?.
  По-моему, это - антипод детективу. В детективе герой, как правило, тратит свои усилии на то, чтобы сохранить стабильность общества. Покой и порядок - вот его цели. В авантюрном романе все наоборот. Герой изменяет существующий порядок, конфликтует с законом, противопоставляет себя устоявшемуся порядку или стремится поставить общество на службу своим интересам. Не больше, но и не меньше.
  Истоки авантюрного романа - в средневековом 'плутовском' романе и в народной сказке о 'счастливчике' - вроде 'Приключения кота в сапогах'. А интерес к нему всегда был и будет из-за того, что внутри каждого из нас живет наивная детская вера в то, что при определенных талантах и удаче человек из низов способен взобраться на самый верх социальной лестницы. Так сказать, выскочить из грязи в князи.
  'Граф Монте-Кристо', которого Крыс вполне справедливо приводит как образец по-настоящему интересного чтения, относится к разряду как раз авантюрных романов. Правда, у 'Графа Монте-Кристо' довольно сложная структура. Там по сути два романа - один о том, как несколько подлецов возвысились за счет Эдмона Дантеса, и второй - о том, как беглый преступник (а в глазах общества и закона Дантес - преступник) решает взять на себя права суда и следствия и наказывает своих обидчиков.
  Гораздо проще по структуре другой роман, точнее, трилогия того же Дюма - 'Три мушкетера' и все остальные 'годы спустя'. Построен он по классической схеме авантюрного романа. На старте - нищий шевалье (то есть не имеющий титулов дворянин). На финише - маршал Франции, богач, одно из первых лиц государства. В промежутке - множество конфликтов (причем по большей части не его личных) и интриг, в которые д Артаньян радостно влезает, занимает нужную сторону и в конце концов каждый раз оказывается в выигрыше. НО! И это очень важно - в выигрыше оказывается и Франция! Такой вот авантюрист-патриот. Чем и приятен до сих пор читателям. К тому же у д Артаньяна - свои понятия о чести, и он умудряется очень аккуратно пройти по границе между авантюрой и подлостью.
  По структуре - никакого отличия от сказки о коте в сапогах, где на старте - нищий сын мельника, а на финише - маркиз и муж принцессы. В промежутке - несколько ловких интриг да убитый мимоходом людоед (а фигли мешался сыну мельника на пути к счастью?). Кстати, меня всегда интересовало, почему маркиз Карабас - людоед? Откуда это известно? Только потом дошло: в людоедской сущности всяких маркизов да баронов простой народ уверен по определению.
  Причем, что самое забавное, хотя структура наиболее простого варианта авантюрного романа и близка к сказочной, но достаточно часто не противоречит историческим фактам. Те же 'Три мушкетера' мои любимые написаны на основе подлинных мемуаров маршала Франции Шарля д Артаньяна. В европейской истории было несколько моментов, когда сословные границы становились достаточно проницаемыми. Первый - 'былинное' время, когда попасть в княжескую (королевскую) дружину (и стать родоначальником боярского или баронского рода) мог каждый свободный - лишь бы оружием как надо владел. Второй - укрепление абсолютизма, когда на смену старой родовой аристократии приходило нищее служивое дворянство. В России в эту эпоху 'в князи' мог выбраться даже простолюдин - такие имена, как Меньшиков, Демидов, Ломоносов известны всем. Третий - эпоха колониальных захватов, когда в Америку, Африку, Индию отправлялся нищий бродяга, а возвращался вполне себе состоятельный господин. Все эти три эпохи активно описывались в реально-историческом авантюрном романе.
  Но, что самое приятное для нас, фэнетзюшников, такая структура романа оказалась идеальной для рассказа о всевозможных 'попаданцах' и 'попаданках'. Герой 'Колдовского мира' Андре Нортон на старте - бродяга без роду и племени. На финише - одно из первых лиц 'колдовского' государства. В цикле о Свароге Александра Бушкова - та же история. На старте - никто и ничто, 'попаданец' (правда, с навыками офицера-спецназовца). На финише - не просто король, но лидер среди правителей планеты.
  И здесь очень важно, насколько автор понимает одну простую истину. Просто так, конфликтуя со всем миром, герой ничего не добьется. Ему, герою, нужно найти подходящий конфликт между местными жителями, выбрать ту сторону, на которую он встанет, и стать - той самой соломинкой, которая переломила спину верблюда. Без такого внешнего конфликта, в ситуации стабильности общества 'попаданец' не способен ни на что серьезное.
  Если взять 'Лейну' Елены Петровой, то в этом романе действительно, настоящий сюжет, настоящее действие начинается только тогда, когда Лейна встревает в эльфийские разборки. С этого момента сюжет раскручивается по законам авантюрного романа, и читать действительно интересно. А все, что до того, - слишком затянутое предисловие. Так что в отношении 'Лейны' я вполне согласна с Крысом: конфликты есть, но местами.
  В прочем, вариант 'Трех мушкетеров' - это самая простая, но и самая свободная схема. Есть несколько других схем, в которых целью героя является не карьера, а что-то иное. Месть, как 'Графе Монте-Кристо'. Восстановление справедливости вопреки закону и царящим в обществе понятиям. Спасение друга. Раскрытие какой-то тайны (часто связанной с сокровищами). Но все эти варианты требуют явственного 'внешнего' конфликта, на котором базируется сюжет.
  В общем, если бы Крыс написал, что он ведет разговор о романах фэнетези, построенных по принципу авантюрного романа, то он был бы прав на сто процентов. Но так как он не поставил ограничения, то я не вытерпела. Да, в авантюрном романе конфликт - это стержень сюжета. Да, многие истории о 'попаданцах' и 'попаданках' напоминают авантюрные романы. Но авантюрный роман - это далеко не все, чем может быть фэнтези.
  Взять хотя бы такое понятие, как 'роман взросления' или 'школьный роман'. Из классики самый известный пример - 'Приключения Тома Сойера' Марка Твена. Где там конфликт? Внешнего практически нет. Конфликт - внутри героя, сюжет - взросление мальчика. Из фэнтези самый известный - 'Гарри Поттер'. Конфликт добра со злом - это самая лажовая часть романа.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"