Лифантьева Евгения Ивановна: другие произведения.

Триммера 2013

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Русуберг Т. "Шестые Врата"
  
   О языке.
   Только начала читать, наткнулась на две фразы:
   "Один из ребят снял его цифровой камерой через несколько минут после того, как часы Игната остановились. Она видела потом в интернете это фото с нечеткой оранжевой подписью внизу: 13:03 18:08:2017".
   Напряглась. Задумалась: что тут неправильно? Вроде все на месте, но...
   Ощущение слишком правильной речи. Речи человека, для которого русский - не родной язык. Или человека, который давно не бывал в России, живет вне языковой среды.
   Четче всего это заметно, когда речь идет о современной технике.
   "Цифровая камера (или фотокамера)" - словосочетание из интернетного прайса. Правильное наименование товара. В обычной речи, во-первых, уже перестали подчеркивать, что фотокамера - цифровая. Пленочные фотокамеры уже не в ходу, ими пользуются только фотохудожники. То, чем мог сделать снимок "один из ребят", скорее всего, - цифровая камера. Причем класса "мыльница". С меньшим процентом вероятности - "зекралка", если этот "один из ребят" увлекается фотографией на уровне любителя. Хотя, если речь идет о 2017 годе, то, в свете сегодняшних тенденций, снимок мог быть сделан с помощью сотового телефона или "планшетника".
   То есть человек, ощущающий тенденции развития языка, написал бы: "Один из ребят сфотографировал его через несколько минут после того, как часы Игната остановились". Подчеркивать, что та аппаратура, которая использовалась для съемки, цифровая, не надо. Это и так ясно - по определению. Вот если бы снимок был сделан на пленку, это нужно бы было подчеркнуть...
   Мало того, "цифровой камерой" сегодня называют официально не только фото-, но и видеокамеру. Мало того, словосочетание "цифровая камера" у среднего обывателя ассоциируется скорее с видеокамерой, а про фотокамеру чаще говорят "фотоаппарат".
   И дальше по тексту - множество таких "корябок", словно значения слов проверяли "в гугле", по словарям, которые неизбежно отстают от развития языка. В тех областях жизни, в которых и реальности жизни, и, следовательно, лексика неизменны, эти различия незаметны. Но в отношении современной техники - "корябает". Мало того. Временем действия заявлен 2017 год, а за оставшиеся до того времени четыре года многое может измениться.
   В общем, полезла в сведения об авторе и обнаружила, что она живет за границей, причем уже давно.
   И вот возникла неполиткорректная мысль.
   Сегодня есть русская и есть русскоязычная литература.
   Русская - та, чьи авторы живут в России.
   Русскоязычная создается на всем пространстве бывшего СССР и еще в куче стран, куда уехали наши соотечественники. И, чем дальше, тем больше начинает разниться язык.
   Это не плохо. Это процесс, который делает доступные русскому читателю произведения более разнообразными.
   Например, недавно читала великолепный роман Deadly.Arrow "Термит". Автор живет в Прибалтике, "инакость" чувствуется и в языке, и в системе проблем, которые рассматриваются. Но из-за того, что автор не пытается писать "правильно", а пишет так, как он ощущает русскую речь, эта "инакость" получается тем, про что говорят "не баг, а фича". Я уже не говорю об украинизмах, постоянно проскальзывающих в текстах Олди. Это - то, что делает их произведения еще более живыми, сочными.
   А вот стремление "написать правильно" - баг. Нет "единственно возможного правильного" варианта русского языка, есть множество вариантов, которые все являются литературными и правильными.
   В общем, язык романа я воспринимаю как минус. Хотя это лучше, чем многое, издающееся сегодня, где нет не только "самости", но и элементарной грамотности.
  
   Да, и еще один момент.
   Стихи в прозаических произведениях у меня всегда вызывали недоумение. С одной стороны, вроде бы помогают задать тон эмоционального восприятия, настраивают читателя на нужное автору чтение, создают ряды ассоциаций. Но... Но не все читатели - любители стихов. На третьем отрывке поймала себя на том, что пропускаю поэтические вставки. Может, это обеднило мое восприятие. Но не люблю, когда мне так грубо навязывают, как я должна чувствовать текст. Но это - чисто мое восприятие. Знаю один роман, стихи их которого (правда, авторские, а не взятые из текстов популярных групп) растащили на цитаты и "завешивают" на "стене" "Вконтакта" даже без указания авторства, как некое "народное творчество".
  
   О структуре
   Вот тут интересно и, если честно, аплодирую автору, решившемуся поставить перед собой достаточно сложную задачу.
   Во-первых, шесть практически равнозначных персонажей.
   Во-вторых, история каждого развивается самостоятельно. Приключения - общие. А вот духовные изменения героев не синхронны. Это сложно. Тем более, что изменения эти выражены не у всех героев. Понятнее всех Катя-Динго... Ее история логична и четче всех прописана. Остальные - кто практически не меняется, кто осознает себя более поверхностно.
   В общем, по ходу чтения возникла мысль: "От себя не убежать - даже за Врата, не важно, какие по счету".
   В-третьих, нет общего для всех финала. Тоже интересный прием, в котором зашифрована интересная мысль: "счастливым концом" для разных людей будут различные варианты Мироздания.
   Но есть, на мой взгляд, и необязательные вещи. Читатель, которого заинтересует роман, вряд ли не знает ни об "эффекте бабочки", ни о "точках бифуркации", ни об идее "ветвящихся вселенных". Зачем столько разговоров на эту тему, причем разговоров, от которых "взрывается мозг" не только у читателя, но и у персонажей?
   Вообще, долгие лекции, даже приправленные ехидными комментариями персонажей, - вчерашний день НФ. Или надо, чтобы "лектор" выдавал теории, не настолько массово освоенные фантастикой, как эти самые "ветвящиеся вселенные".
  
   О героях
   Видимо, была попытка показать варианты современного человека. Точнее, несчастного современного человека. Попытка удалась. Герои запоминаются. Действуют в соответствии с логикой своих внутренних конфликтов и проблем.
   А вот команды из них не получается, что, собственно, вполне логично: они все - индивидуалисты, как и положено быть современному человеку в глазах современного же автора. Даже когда командные действия жизненно необходимы, персонажи продолжают цапаться между собой и разбегаться, как тараканы. Даже "новый дивный мир" у них оказывается разным.
   Не первая книга на эту тему, попадающаяся мне. А вот о том, как современные люди становятся командой, пока не попадалось.
   И вот тут вопрос, который к данному роману отношения почти не имеет. Или писатель по определению - индивидуалист, особенно в наше время, он не способен прочувствовать состояние героя, ощущающего себя членом команды, или у этой задачи вообще нет решения.
  
   В общем и целом
   Очень неплохая задумка, но автор не смог ее дотянуть до должного уровня реализации.
   Автор не дотянул, я - завязла...
   По оценке будет что-то среднее. Плюсы - за смелость в выборе темы, за попытку написать не развлекуху, а нечто более глубокое. Главные минусы - чисто по моему восприятию - за язык и длинные объяснения и рассуждения по поводу многовариантности мира, такие длинные и подробные, что мне стало все ясно где-то странице на пятидесятой, а автор продолжал и продолжал объяснять... если бы не обязанности жюря, бросила бы читать, у уже наплевать, кто там с кем останется и кто в кого влюбится.
  
   Федорович Д. "Радрадрабен"
   Язык.
   Плохо. Очень плохо.
   Во-первых, достаточно часто слова употребляются неправильно. Например, "вступил в сень храма". Сень - это полог, навес... в общем, крыша, то, что прикрывает, то, что сверху.
   "Вступить в крышу" невозможно. Можно - "под крышу". Сегодня слово "сень" употребляется как подчеркнуто-поэтическое. Но есть еще один маленький нюанс, который делает употребление предлога "в" просто комичным. Если верить словарям, то в православных храмах "сенью" называют балдахин над "престолом". В него, наверное, можно "вступить", если он упал на пол...
   В общем, значение малознакомых слов лучше проверять по словарю...
   Вообще с предлогами - беда. "Свидетельствовать про отсутствие" нельзя. Можно "свидетельствовать об отсутствии". Русский язык - хитрая штука. Очень многие глаголы, особенно не общеупотребительные, требуют после себя только определенных предлогов. И это нужно чувствовать. Неумение правильно выбирать предлоги - один из показателей языковой "глухоты".
   Или вот такая конструкция:
   "Василиски были вегетарианцами, но в остальном питались практически всем, отдавая, впрочем, предпочтение поганым грибам, в изобилии произраставшим по окрестным оврагам".
   Кто бы мне сказал, причем здесь слово "в остальном"? И вообще - "были вегетарианцами" означает "не ели мяса, только растительную пищу". Тогда почему "питались практически всем"? В это "все" мясо входит или нет?
   Чтобы читатель все-таки понял, что жрали василиски, нужно написать: "...были вегетарианцами, отдавая предпочтение поганым грибам..." Ну и дальше можно расписать про те грибы - где растут и что от них светится. Зачем накручивать лишнее, затрудняя понимание текста читателем?
   А это вот вообще перл, хоть на "Фентези-проду" отправляй: "Граф Робин Айтер уныло следил за ними глазами".
   Интересно, а чем еще можно следить? Руками? Ушами?
   И еще по поводу языка. Автор пытается создать комический эффект за счет использования к месту и не к месту канцелярита. В принципе, прием работающий, особенно в "попаданческой" юмористической фэнтези. Если главная героиня - из офис-менеджеров, то она на "серьезные" темы так и думает. Но в данном случае главный герой и читать-то научился в том возрасте, когда другие женятся. И при этом он - не голь перекатная, а владелец замка, то есть местная элита. То есть в описываемом мире канцелярита не может быть в природе. Для появления канцелярита нужная канцелярия, нужно государство, нужны канцелярские крысы-чиновники, а не полу анархическая вольница феодальной раздробленности. Писать о таком мире языком докладных записок, даже рассчитывая, что это будет смешно, нельзя. Не смешно. Тоскливо.
  
   Об организации текста
   Достаточно простая. Линейное повествование о приключениях троицы - граф Робин Айтер, авантюрист Бека и девица по имени Гризония, представляющаяся как Глендавейн, дочка мага Гафлареха. В общем, стандартная AD&D-команда, за исключением клирика. И приключения - обычный данжен. Герои идут, идут, идут... "Вторая" линия - приключения папаши Гафлареха, хотя маг особо не приключается, просто самолюбование и болтовня. "Третья" - скандалы между какими-то богами, причем боги еще более тупы, чем герои, сварятся между собой, как одесские шлюхи на коммунальной кухне. Надо всем этим парит "хранитель" из пролога, и в эпилоге оказывается, что вся катавасия затеяна им для того, чтобы скинуть с себя обязанности "хранителя".
   "Денжачность" проявляется еще и в "смене" в "группе приключенцев" мага.
   Сначала в команде вроде бы четыре члена (классический набор для денжака), но "капитан" (который в эпизоде с карликами выполняет функции клирика), решает остаться у этих самых карликов. В общем, игрок сказал, что у него нет времени водиться, и "команда" пошла дальше втроем.
   Девица, несмотря на все ее слоты, не дошла до цели, завязла в гареме. По законам жанра остальные члены команды должны ее выручать, но автору это не нужно, и один маг тупо заменяется другим. Так бывает только в том случае, если по ходу "модуля" один игрок "отваливается", его место занимает другой, с другой "накидкой".
   В конце концов, линии сходятся, сливаются в одну.
   Я не считаю "линейную приключалку" чем-то низкосортным. Роман-путешествие - не ново, но и не плохо само по себе, достаточно вспомнить хотя бы романы Жюля Верна. Но приключения должны быть интересными, а мир - продуманным и живым. А тут в мире не существует ничего, кроме каких-то случайных, никак друг с другом не связанных объектов вдоль маршрута группы приключенцев.
  
   В общем и целом
   Как оно вообще оказалось в финале?
   На мой взгляд, текст - тупая запись денжака, причем модуль - далеко не самый интересный, а мир - совершенно не продуманный.
   Положение мог бы спасти юмор, но тут он - ниже пояса, причем не спереди ниже, а сзади. Аннальный какой-то... Игроки совершенно не отыгрывают своих персонажей, мастер не способен придумать ни одного приключения...
   Мало того. Если судить текст по законам денжена, то тут есть еще один большой минус - полное отсутствие сражений. Где персонажам экспы набираться? Нет, понятно, что магичка - ходячий гринпис, но, придумав такого персонажа, неизбежно ставишь вопрос по поводу того, должно ли быть добро с кулаками...
   В общем, под хорошую дозу пива по такому модулю поводиться можно было бы... чисто поржать над гадящими в рядок карликами и так далее... но как литературное произведение текст не выдерживает никакой критики.
  
   Дьяков В. "Дорога в никуда"
   Язык
   Добротный уровень среднего автора эпохи соцреализма. Но в данном случае автор, бедолага, нарвался на критика, который, во-первых, живет в Омске - ага, той самой столице Сибирского казачьего войска, во-вторых, интересуется местной историей и, в-третьих, только недавно увлекся писателем, которые мог бы стать одним из героев романа "Дорога в никуда". Александр Новоселов - сын казачьего офицера, учился в Омском кадетском корпусе, работал учителем в казачьей станице и воспитателем в кадетском корпусе, член Русского географического общества... в общем, одна и та же культура с героями романа Дьякова.
   Так вот. Язык романа "Дорога в никуда" - это язык "зауральца" (если смотреть с нашей стороны хребта), столичного жителя, который пытается стилизовать реплики под "сибирский говор". Получается не очень. Нет какой-то изюминки, нет ощущения истинности. "Новодел". Подделка.
   Доказательства? Пожалуйста!
   Вот, просто методом тыка в текст: "Луну за оконцем сеней заслонили откуда-то набежавшие высокие перистые облака". Не "за оконцем", а "в оконце". "Перистые облака" - чисто научное название, ну не называют так облака в Сибири! К тому же, даже если учитывать, что это - слова автора, то есть современного человека, то зачем уточнять, что "перистые" облака - "высокие"? Они по определению высокие!
   А вот часть реплики Степана - не образованного, кадетских корпусов и юнкерских училищ не заканчивавшего:
   - Ну, я, значит, высматриваю какую-нибудь казачью часть, нашу сибирскую, чтобы к ним присоседиться да до дома добраться, или до полка, если он ещё не распущен.
   Ну не скажет сибиряк "высматриваю"! "Выглядываю". Не "присоединиться", а "пристать". И по смыслу неточно. Не "не распущен" полк (страдательный залог, то есть распущен приказом сверху), а "еще держится", "не распался".
   Есть к тому же синтаксические ошибки.
   Плюс - ощущение пафосного "менторства", жесткой идеологизации текста.
   "Кадеты, находясь в постоянном контакте друг с другом, где бы они не были, лежа в койках, стоя в строю, сидя за партами, они с детства даже если и не сдружились, то по крайней мере привыкли друг к другу, ощущали локоть стоящего рядом и входили в юность единым монолитом, к тому же замешанном на общих целях и идеалах. Все они, за редким исключением, хотели стать офицерами, желали служить отечеству. Но тут... сначала в феврале, а потом в октябре семнадцатого, когда Володя учился уже в пятом классе, всё что играло в их жизни роль непререкаемых, вечных символов: царь, вера, отечество, всё разом рухнуло".
  
   По структуре
   Тут все классически и правильно. Композиция, зачин, кульминация... Несколько сюжетных линий. Все, как положено.
  
   По фактажу
   Ну, тут автор нарвался. Причем - жестко. Я, батенька, живу в той самой "станице Захламино", точнее, на территории, где были выгоны этой станицы. То самое "знамя Ермака", с которым скакал Анненков, я руками щупала...
   Вижу, что автор добросовестно порылся в исторических документах. Точнее, в их трактовках, которые появились в последние десятилетия, и которые "гуляют" по Интернету. Если изучать реальные документы, то все оказывается не совсем так. Поэтому, когда я читаю, то лучше, чем кто-то, вижу, насколько односторонне показываются события.
   В результате чтение вызывает жесткое неприятие. Те же ощущения, которые вызвал фильм "Адмиралъ".
  
   В общем и целом
   Роман на уровне средних романов эпохи соцреализма. Мог бы стать "бестселлером", если бы в России литература по-прежнему оставалась инструментом идеологического воспитания масс, а в качестве "генеральной линии" был избран монархизм. Типа, "православие, народность, самодержавие" и прочее такое. В условиях идеологической конкуренции и отсутствия "поддержки сверху" такие тексты уже не работают.
   Оценка будет чуть выше средней - за то, что автор владеет элементарными профессиональными навыками. Минусы - за тоскливое менторство, "подделку" под сибирский язык и подгонку исторических фактов под идеи автора.
  
  
   Лугин Ю. Отведи всему начало
   Первый текст, который мне не пришлось дочитывать через силу, уговаривая себя, что я - жюрь, поэтому обязана. Хотя текст далеко не идеальный.
  
   Язык
   Пожалела, что ни черта не понимаю в стихах и не могу оценить уровень поэтических вставок. Обычно стихи, которые авторы включают в романы, - вещь совершенно необязательная. Здесь стихи - не просто часть текста, а его главная составляющая. Собственно, только ради стихов все и происходит. Похоже на беллетризированную биографию какого-нибудь известного поэта, в которой факты жизни перемежаются написанными в тот период произведениями. Но вот насколько хороши стихи, насколько хорош как поэт главный герой - не скажу. Хотя от этого зависит осмысление рассказанной истории. Если поэт хороший, то все было не зря...
   Прозаическая же "оправа" больше похожа не на повесть, а на сценарий. Много разговоров и короткие ремарки, в которых - только действие. Ноль описаний-картинок. Минимум рассуждений и размышлений. Язык предельно информативный. Слова не складываются в "картинки".
   Вот мальчик стоит у доски объявлений, которая официально называется "информационный стенд". Конечно, никто из школьников ее так не зовет, все, даже учителя, называют просто "стенд". Или "расписание". Но режиссеру наплевать, как эту называют доску на стене коридора. Ему нужно знать, что это - и все. Мальчик стоит. Подошли девочки, заговорили. Мальчик вздрогнул и обернулся.
   Все остальное - на совести режиссера и актеров. Как обернулся мальчик? Как посмотрел? Какие бантики у девочек? Это все решается по ходу постановки.
   Прямая речь интереснее. С одной стороны, принято считать, что подростки сегодня говорят на какой-то дебильной смеси блатной фени, мата и искалеченного английского, зачастую вообще предпочитая ограничиваться нечленораздельными звуками. Может быть, где-то, кроме телесериалов, так и изъясняются. Но дети, как и взрослые, очень разные. Мы примерно в том же возрасте, о котором идет речь в первом сюжете триптиха, общались при помощи цитат из "Понедельника..." Стругацких. В данном конкретном уральском городке, благодаря тому, что в школе работает хороший учитель литературы, дети увлеклись Достоевским... Бывает.
   Тем более, что у каждого из героев есть речевая характеристика, ребята говорят по-разному... Значит, автор знал, что делал. Натужный пафос, которым отличается речь главного героя, Виктора, - прием подростковой самозащиты, а не ошибка автора.
  
   Композиция
   Интересно. Продуманно.
   Тест (то ли повесть, то ли сценарий) - история юношеской любви. Три эпизода. Общее дело, сблизившее Виктора с предметом его обожания, но не давшее возможности объясниться. Попытка перебороть безответную любовь, заменив ее на влюбленность другой девочки. И окончательное прощанье, когда Галя выходит замуж.
   В общем-то, нехитрая история. Психологически объяснимая и не раз объясненная героем самому себе. Любовь как переживание, как работа души влюбленного, а не как основа для отношений. "Галя - девочка-мечта". Сохранить любовь к ней возможно, только пока она недоступна, пока остается мечтой. Превращение мечты в реальность убивает мечту.
   Тут никаких "почему?" и "не верю" не возникает. Вообще, если бы был чуть более художественен прозаический текст, то повесть могла бы ощущаться как отличная.
  
   Время
   Автор нашел точное соотношение личного и общего, социального. Мальчик любит девочку. Пишет стихи. При этом фоном - 90-е годы прошлого века, "черный" криминальный уральский городок, населенный спивающимися и скалывающимися безработными, мальчишеские драки, постепенно превращающиеся в криминальные "разборки", смерти от передозировки, "чеченская" война... И все это - без надрыва, без публицистического "ужас-ужас". Подростки пьют и курят, играют в рок-группах и сочиняют стихи, инсценируют Достоевского и, пожалев маленькую девочку, помогают пьяной мамаше добраться до дома... Такая вот, обычная - для героев текста - жизнь. Вырваться из этой черноты можно, или уйдя в личные переживания, или уехав. Только так можно сохраниться и не перестать быть человеком.
   Герою, Виктору, это удается.
  
   Герой
   Вот тут очень большой плюс. Текст выгодно отличается от многих современных тем, что его герой - не социофоб. В не особо-то комфортном мире он чувствует себя, как рыба в воде. Не знаю, может, это - мой "перенос", но есть в России особая категория мужчин, выросших на рабочих окраинах провинциальных мегаполисов или в таких вот небольших городках при заводах. Они способны писать стихи и - одновременно - умеют не только драться, но и "развести базаром". Это последнее умение гораздо сложнее и одновременно - выигрышнее, чем просто умение размахивать кулаками и "держать удар". Но без уверенности, что способен не испугаться драки, это невозможно...
  
   В общем и целом
   Оценка будет выше, чем у первых трех романов. Главные плюсы - за созвучие авторского мировосприятия с моим. Да, вкусовщина. Да, приоритет идейной составляющей над художественной при оценке. Но имею право. Да еще плюс - за фразу про то, что быть рожденным на реке Уй - это много значит. Знакомая речка.
   Думаю, за невыразительность и скудность стиля в "ремарках" текст получит немало низких оценок - подслащу пилюлю.
  
   Ал Баев. Цок
   Язык
   Вот тут интересно. Читая, то и дело спотыкалась. Например, писать "звал ее этим прозвищем" - нехорошо. И "смок" - это имя одного из героев Джека Лондона. А то, что висит в воздухе, называется "смог". Мелкая чистка нужна. Больше всего раздражает употребление рядом однокоренных слов. Конечно, совет стараться заменить однокоренные слова синонимами - не абсолютное правило. Повторы одного и того же слова - стилистический прием. Некий такой "перчик". Но, как любой пряности в еде, перца не должно быть слишком много. Так и тут эти повторы порой раздражают.
   Но, с другой стороны, "Цок" - первый их пяти обозренных роман, про который можно сказать, что у автора есть собственный стиль. Большинство языковых "вывертов" - сознательны. Много игры смыслами. Я уже написала автору, что меня восхитила идея использования карьерной лестницы в качестве оружия. Или даже орудия преступления.
   С другой стороны, где-то главе на третьей я начала уставать от этих игр, от витиеватости, смыслы уже скользили мимо, не создавая никаких картин и ассоциаций.
   Тут нужно подумать, насколько функционально писать именно так. Ответа на этот вопрос я не знаю, так что посоветовать автору ничего не могу. Но постепенно начало складываться ощущение, что слова зачастую просто лишние. Хождение вокруг да около, взгляды с разных сторон, повторы...
   В общем, по языку, как говорится, не мое. Но совершенно очевидно, что написано так, а не иначе, не потому, что автор по-другому не умеет, а потому, что сознательно выбрал именно такой стиль и ритм.
   Находки
   Они есть. И это приятно. Про карьерную лестницу уже написала. Порадовали "мыслеварка" и "курьерская молния". Да, молнии, оказывается, бывают еще почтовыми и пассажирскими... Детали "ангельского" мира отлично продуманы. А кое-где уровень извращенной фантазии не уступает, например, "Плоскому миру" Пратчетта.
   Возникло даже подозрение, что в основе некоторых образов - не абсурд, а логика мифа. Что кое-что можно расшифровать как символ. Трактовать было лень, но, может быть, еще вернусь. Интересно.
   Образы
   Ангельские и демонические - интересны. Буйство фантазии и логика характеров. А вот людские, особенно образы знакомых Маши, кажутся взятыми из сериалов для домохозяек. Да и сама Маша, которая, вроде бы, является главной героиней, ничем особенным в характере не отличается. Девушка как девушка, обычная современная "творчица". Ее талант интуитивен, поэтому не требует высоты духа.
   Впрочем, автор сам это прекрасно понимает: оговаривается в начале романа про то, что не хочет повторять "современную сказку про Золушку". Некая "марионеточность" реальных людей и страстность - ирреальных существ, похоже, - тоже осмысленный прием. Для чего? Нужно подумать.
   Структура
   Кое-где показалось занудливо. Видимо, автор немного ошибся, "обманывая" читателя по поводу того, кто же является главным героем. Сначала идет рассказ о Маше. Я, читатель, привыкаю к ней, жду от автора рассказа о том, что же происходит в жизни этой не особо яркой, но милой девушки. Но автор вдруг решает, что о Маше сказано достаточно, и уводит читателя в "Высшие" и "Низшие" сферы... Приходится сделать над собой усилие, чтобы перестроится на восприятие рассказа об ангеле. Во второй части все наоборот. Маша вообще перестает быть героиней, она - лишь объект защиты, покровительства и торговли между ирреальными противниками. В результате девушка вообще выцветает до состояния сизого дымка, выпущенного из уха бывшего мужа.
   А жаль. Хотя в ином случае книга была бы совершенно иной.
   В общем и целом
   Однозначно не мое. Милая добрая сказка, расцвеченная буйной фантазией в описании ангельского быта и мастерским жонглированием словами. Но в целом роман уже относится не к "чтиву", а к "литературе". Оценка будет высокая.
  
   Н.Н. Аукцион грез
   Язык
   Не очень. То и дело попадаются неточные слова и выражения.
   Вот, с самого начала:
   "Стена немного нависала". Вот сиди и думай, что это означает. То ли ледяная стенка, как говорят альпинисты, "с отрицательным уклоном" - но тогда она "выступала". То ли выше героя вдоль стены проходит карниз, который действительно может нависать. То есть из-за одного слова исчезает картинка.
   Дальше - шиха этот, сосед... Я долго пыталась представить, как можно ходить на верхних конечностях и работать нижними. Оригинальность - оригинальностью, но понятия "верха" и "низа", а так же гравитации в фантастике никто не отменял. Не придумала ничего оригинальнее, чем "боевой робот" - две здоровые ноги, похожие на страусиные, между которыми болтается остальное тело.
   "...Сидел в уютной, даже нарядной каюте..." Тоже не точно, но тут уж, скорее, нарушение традиций словоупотребления. В слове "нарядный" скрыто значение "нарядить, украсить". То есть четкое указание на то, что объект, о котором говорится, так выглядит временно. Про интерьер редко говорят "нарядный". Нарядная - одежда. Именно потому, что вечером в ресторане девушка нарядная, а утром после вчерашнего, да после тяжелого сна... ну, автор сам понимает. Невозможно быть нарядным все время.
   Интерьер может быть роскошным, изысканным, дизайнерским... Слово "нарядный" в отношении интерьера можно употреблять в том случае, если его, интерьер, специально "нарядили", то есть украсили ради какого-нибудь праздника. Актовый зал в детском саду в момент, когда там проходит новогодняя елка, - нарядный. А ради чего наряжали каюту? Нет, конечно, можно что-нибудь придумать, если захотеть. Но для книги это совершенно не важно.
   И вот таких неточностей по мелочам - много. Читать мешает. Цепляешься, задумываешься, а нить повествования куда-то ускользает.
   Структура
   Линейная, но изобилующая отсылками в прошлое: легендами, воспоминаниями, снами, рассказами тех или иных героев... Это сильно тормозит действие, зато позволяет подробно рассказать об авторской вселенной.
   Жанр
   Нет, не фантастика. Классическая космоопера, причем настолько классическая, что некоторые приемы можно считать штампами. "Вольная" планета, на которой сталкиваются интересы нескольких спецслужб, роскошные "грады" с развратом на любой вкус и нищета на астероидах, "новое" иномирское дворянство, древние расы, пираты и таинственные артефакты... Мир здорово напомнил миры Коуля и Банча, их "Вечного императора" и еще добрую дюжину книг, в основном западных. Впрочем, для качественного боевика это не страшно.
   А вот тут боевик оказывается каким-то... слишком элегантным. Понятно, что герой, воспитанный в традициях "коридоров Рока", весьма напоминающих восточные философские учения, не будет бить морду всем и каждому. Для такого героя больше бы подошел детективный сюжет, а вот с детективом тут слабенько. Герой почти не думает, не рассчитывает ходы оппонентов. Его постоянно обманывают. Да и главная загадка - про темпоральную бомбу - решается где-то сразу после рассказа о пирате. Достаточно сопоставить возраст льда и время, прошедшее после гибели "Синего кита", чтобы понять, что старый пират где-то надыбал технологии "древних". Правда, после рассуждений о "Тени и Сути" у меня было подозрение, что в распоряжении пирата оказалась пушка-телепорт, способная отправлять любые объекты внутрь твердого тела. Оно бы было логично... Но тогда не было бы "большого буха" в конце.
   Герои
   Тоже классические. Три девы: воительница, роковая женщина и простушка, наивный друг, которому герой упорно не верит (вот этот момент мне понравился больше всего), суровый и мудрый командир, злодеи-маньяки в качестве оппонентов...
   Что интересно, ни один из героев не оказывается "с двойным дном". Если герой - то герой, если злодей - то злодей.
   В общем и целом
   Для боевика не хватает темпа, для детектива - работы интеллекта и тайн. Главный плюс - отлично проработанный мир, пусть носящий следы заимствований, но вполне гармоничный и даже изящный.
   Оценка будет средней, может, чуть выше средней.
  
   Г. Герасимова. Хозяйка проклятого дома
   Не удержусь... ну кто заставляет авторов сочинять такие попсовые синопсисы? Ведь конкурс "Триммера" для того и придуман, чтобы была возможность показать "неформат". Тут никакое издательство над душой не висит. А по синопсису выходит, что текст хоть в почивший АСТ посылай, в серию "дамский роман".
   Язык
   Манерный. Язык манерных барышень позапрошлого века, да еще пропущенный через фильтр времени, который придает некий шарм любой древности, хоть бы она и была в момент появления не более, чем ширпотребом. Как-то попадалась мне статья об аукционах французского фарфора. Забавно, но наравне со столовой посудой там весьма часто появляются бурдальоны эпохи великолепных Людовиков. И "ночные вазы", правда, те чаще делались из металла. Так вот, язык "Хозяйки проклятого дома" мне напомнил об этих самых бурдальонах. Вроде бы в момент появления - вещь мало приличная, а сейчас - ничего, можно на полку поставить и гостям показывать. Читала анекдот о том, что какой-то "новый русский", решив раскинуть понты и кормить гостей только из антикварной посуды, использовал бурдальон в качестве... сливочника.
   Ну и ошибочки по мелочи, в основном из-за того, что в тексте слишком много лишних слов.
   "Где-то двадцати пяти лет от роду". "Двадцать пять" - не "круглое" число. Поэтому не может быть "где-то", "примерно", "около" двадцати пяти. К тому же в этой фразе куча избыточной, повторяющейся информации. Всю конструкцию можно было бы без потери смысла заменить одним словом - молодой. До двадцати лет - юноша, а не мужчина. После тридцати - уже не молодой. Видимо, автор пыталась избежать трех прилагательных подряд: в момент первого знакомства ей было важно сообщить читателю, что смотритель особняка молод, черноволос и приветлив. Почему именно эти качества важны для автора? "Молод" и "приветлив" объясняют стиль общения женщины со смотрителем. А вот какая разница потенциальной хозяйке, какой масти ее слуга? Хоть рыжий, хоть альбинос... главное, чтобы приказы выполнял и не воровал. Так что, по-хорошему, можно бы было перестроить первый абзац так: "молодой приветливый мужчина изящно поклонился, пропуская вперед..."
   Дальше. Кто такой "сотрудник"?
   Представьте сами ситуацию. Вы - смотритель особняка. Приехала претендентка на то, чтобы поселиться в особняке, а с ней - какой-то мужик. У него на лбу написано, что он - "сотрудник"? Наиболее логичное - "спутник". Тут, скорее, надо бы было дать краткое описание одежды мужика, причем так, чтобы стал понятен его социальный статус. Он кто: адвокат, конюх, грум или, вообще, жених новой хозяйки? Ни смотритель, ни мы, читатели, этого не знаем. Одежда укажет на то, что мужчина принадлежит к "образованной публике", но не особо богат. Какая одежда? Как ее описать? Ну, это - дело автора. Что-нибудь "в синем сюртуке (пальто, пелерине - ну не знаю я, какая мода в описываемом мире, а автор должен знать) из добротной шерсти, какие носят модные врачи и судебные поверенные..." Или что-то в этом роде.
   В общем, каждое слово в тексте надо взять за грудки, хорошенько потрясти и спросить: "А ты твердо уверено, что твое место - тут? А зачем ты тут? О чем говоришь? А это важно читателю именно в этот момент?" Правда, боюсь, что после такой процедуры текст сократится вдвое.
   Структура
   Повествование от первого лица диктует линейный сюжет. А вот детективные "загадки" почему-то подаются "из вне". Вот, например, такой эпизод. Раненый "Гинко" в тюрьме. Асаяке "впивается взглядом" в плечо преступника. Тот демонстрирует удивление. На основании этого Асаяке делает вывод, что он в плечо не покусанный. Но почему этот эпизод нельзя было описать "изнутри", с точки зрения героини? Тут же читатель понимает, зачем весь этот цирк, только тогда, когда девушка вслух рассказывает о своих выводах.
   И еще один момент, который снижает накал повествования - пролог. Если в первом отрывке сказано: "Только один человек может владеть этим домом. Только ему откроет он все свои секреты", то читателю понятно, что в конце все будет хорошо. Хэппи энд неизбежен, даже если впереди - несколько частей.
   Герои и мир
   Не буду ругаться... хотя очень хочется.
   Достаточно только сказать, что я не люблю анимэ. Вот такой неудобный жюрь достался автору... С другой стороны, если бы я начала стебаться над ситуациями и поворотами сюжета, то мало бы не показалось.
   Главная претензия к анимэ и ко всем произведениям в этом стиле - абсолютная непродуманность, какая-то клиническая искусственность социального фона.
   Причем вот что интересно. С одной стороны, в тексте постоянно упоминаются реалии если не сегодняшнего дня, то второй половины 20-го века. Уделяется внимание юридическим "крючкам", полиция тоже постоянно фигурирует. То есть вроде вполне себе цивилизованное общество.
   Но вот, например, ситуация с первым похищением героини. Девушка выстрелила в преступника, освободилась из машины, тут же появляется полиция, героиню отвозят домой.
   При этом преступникам "удалось скрыться", причем даже захватив тело то ли раненого, то ли убитого.
   Теперь представить эту ситуацию.
   Какие-то уроды неизвестно зачем похищают молоденькую девушку. Причем результатом похищения оказывается то ли труп, то ли "тяжкие телесные". А полиции - наплевать! В полиции никому не интересно, что это за бизнес такой - похищение девиц. Думается, героиня могла быть не первой и не последней жертвой. В полиции наплевать на неучтенный труп... Мало того: родители девушки не подают заявление, не теребят полицию, не требуют наказать похитителей? У девочки после этого приключения возникает "блок" на агрессию. И что, учитель не подсуетится, не выяснит, что стало с тем, в кого стреляла героиня? Лучшая терапия тут - показать героине ее похитителя живым, да еще рассказать, какой участи она избежала, что случилось с другими жертвами похищений.
   Правда, тогда не получились бы страдания по поводу недобитого "Гинко". Причем героиня в этом эпизоде поступает совершенно правильно с точки зрения именно общества, в котором главенствует закон. Так чего переживать, что не нажила на свою голову уголовного дела за превышение пределов самообороны?
   В общем, мир, если задуматься, очень условный и не очень-то логичный. Хотя в мире, существующем по законам логики, вряд ли были бы возможны описанные приключения.
   В общем и целом
   Совершенно не мое. Оценивала с учетом того, что законы жанра предполагают раздражающие меня условности и штампы. Был бы лучше, плотнее, язык - могла бы оценить высоко. А так, извините...
  
   Кравцова М. Автопророк
   Язык
   В развитии. То есть автор - не совсем безграмотен, но не всегда находит точные слова. Плюс - мелочь очепяток, которые появились, видимо, в результате правки.
   Что такое "точное" слово.
   Самое начало - описание "автопророка":
   "Впрочем, в нем не было ничего примечательного. Парень как парень,  на вид лет двадцать шесть, не больше. Болезненная бледность с аскетичной худобой, рост - не выше среднего; волосы, собранные в тощий кудрявый хвост на затылке, длинные неугомонные пальцы, то ли тряпицей, то ли носовым платком машинально оттирающие краску с ладоней. Старые вымаранные джинсы, мешковатые, едва зацепились на бедрах и заляпанная краской серая куртку, слегка напоминавшая рубище паломника болталась на худых плечах".
   Теперь давайте подумаем, чьими глазами мы смотрим на "мастера аэрографии". Наверное, глазами его заказчиков - трех "взрослых, вполне умудренных опытом мужиков". Из этих "мужиков", пожалуй, только Андрей способен моментально ответить, кто такие аскеты и почему они были худы. У нормального современного мужика бледность и худоба, скорее, ассоциируется с болезнью, чем с диетой по религиозным причинам. Ну, может, кто-то вспомнит слово "анорексия", но вряд ли кто-то заподозрит автодизайнера в том, что тот рехнулся на похудании. Скорее подумает, что работа с красками вредна для легких.
   То есть можно было ограничится словосочетанием "болезненно бледный и худой" - короче, проще, понятнее и, главное, реалистичнее применительно к ситуации.
   Дальше: "рост - не выше среднего". В смысле? Низкий или средний?
   Дальше: "не было ничего примечательного". А бледность и худоба - не примечательно? У нас, по-моему, массовый голод еще не наступил, анорексики, покачиваясь от ветра, толпами по улицам не ходят. Наоборот, большинство мужчин нынче - с пузиками уже в 25, а к 30 у многих "авторитет" начинает заходить в дверь гораздо раньше, чем его владелец.
   Тут автор просто перепутал похоже звучащие слова и конструкции: "неприметный" и "ничего примечательного". "Неприметный" - да, маленький, худенький, невзрачный. А "ничего примечательного" - то есть "ничем не выделяющийся из общей массы". Нюанс, но есть.
   Дальше.
   "Длинные неугомонные пальцы, то ли тряпицей, то ли носовым платком машинально оттирающие краску с ладоней". Опять лишние слова. Какая разница мужикам-клиентам, чем была та ветошь, которой мастер оттирает краску: носовым платком или куском пододеяльника? К тому же тут не может быть противопоставления "то ли - то ли". Если носовым платком вытирать краску, он перестает быть носовым платком, становится грязной тряпкой.
   Дальше... "неугомонные пальцы".
   С одной стороны, понятно, что хотел сказать автор... и даже вроде не штамп выдал... но!
   "Неугомонные пальцы" означает, что их владелец все время что-то крутит в руках. Это - признак внутреннего напряжения или неврастении. Однако в данный момент хозяин "неугомонных пальцев" занимается совершенно осмысленным делом - оттирает краску. Вот если бы он крутил в руках карандаш, ручку, гайку, что угодно еще, - было бы понятно, что он не способен контролировать нервные движения рук. А оттирать краску - это нормально. То есть мастер и не собирался свои пальцы "угоманивать". Так откуда же клиенты знают, что они, пальцы, "неугомонные"? То, что мастер - неврастеник, знает автор. Но ему, автору, нужно не тупо называть признак, а показать то, что мастер - неврастеник. Заменить тряпку на любой другой предмет, который, по идее, не нужен человеку в этой ситуации - и все. Тогда можно и "неугомонные".
   А если автору так важна для образа мастера грязная тряпка, то придется показывать повышенную возбудимость персонажа каким-нибудь иным способом.
   В последней фразе описания куда-то делись согласования:
   "Старые вымаранные джинсы, мешковатые, едва зацепились на бедрах и заляпанная краской серая куртку, слегка напоминавшая рубище паломника болталась на худых плечах"
   Наверное, "куртка", а не "куртку".
   После слова "бедрах" нужна запятая. После "паломника" - тоже.
   И вообще... "слегка зацепиться" невозможно так же, как невозможно быть "частично беременно". Это - глагол совершенного вида. Можно зацепиться и не зацепиться. Можно зацепиться крепко, слабо, прочно, надежно, ненадежно, едва-едва, с трудом, намертво... но не "слегка".
   К тому же в основе смыслового ядра слова "зацепиться" значение "цеплять". Цепляют - крючком или тем, что в какой-то степени выполняет его функцию. То есть получается, что джинсы прицеплены к бедрам крючками?
   Джинсы вымаранные, куртка заляпана краской... Зачем повторять то, что и так понятно? Спецуха - она и есть спецуха. Парень работает с аэрографом, ежу понятно, что будет в краске с ног до головы.
   Опять отсылка к какому-то "поломнику"...
   Нет, понятно, что заказчики знают, что автодизайнер вроде как гадалка. Но тут автору надо решить для себя вот какой вопрос.
   Что персонажи в этот момент думают? Как воспринимают мастера?
   Вроде бы автор четко проговаривает, что мастер видится клиентам "ничем не примечательным". Но в то же время в восприятии клиентов всплывают ассоциации, которые делают парня более чем примечательной личностью. Как будто у нас на улице на каждом шагу можно встретить парней с лицами библейских аскетов и в рубищах паломников.
   То есть весь абзац, если его хорошенько почистить, сокращается в пару фраз: "Неприметный болезненно худой парень с бледным лицом". "Нервно комкал в пальцах грязную тряпку". "Старые джинсы и рабочая куртка заляпаны краской".
   Тощий кудрявый хвостик можно оставить без изменений, хорошая деталь, можно добавить еще черную аптечную резинку, которой стянуты волосы - то есть, с точки зрения клиентов, парень - совсем лох и нищеброд.
   Все!
   А вот дальше можно бы было вдруг изменить "угол зрения".
   На первый взгляд - неприметный. А клиентов вдруг глюкануло, что у мастера аэрографии - лицо библейского аскета и куртка похожа на монашеское рубище...
   Разделить смыслы.
   И это претензии по поводу ОДНОГО абзаца.
   По поводу первого абзаца - тоже.
   "Все равно как юная..." Конструкция не литературная.
   Понятно, что в быту так порой говорят, но это - безграмотно.
   Можно употребить устаревшую конструкцию "подобно тому, как". Или вообще перестроить фразу: "Понятно, если юная романтичная девица приходит..." и так далее. Добавить, что "девицы верят в чудеса". Тогда будет осмысленно противопоставление "трех взрослых мужиков". Да, если "взрослый мужик", то понятно, что хоть чем-то, да умудрен. Хотя тоже не совсем корректно выбраны слова. Слово "умудрен" - архаичное, встречается только в устойчивых выражениях вроде "умудрен жизнью". К тому же "умудрен опытом" - это "масло масляное". "Опыт - сын ошибок трудных". "Умудрен жизнью" - достаточно близко по значению к слову "опытен". В конструкции "умудрен чем-то" на месте "чем-то" должны стоять испытания, которые прошел человек, а не "опыт" как итог.
   В общем, по-хорошему, текст должен отлежаться, потом, если автор захочет, то может сесть за него снова, выкинуть все лишние слова и эпизоды, сократить экскурсы в историю, многие из которых можно бы было уместить в один абзац, и сделать шикарную мистическую повесть. Достаточно попсовую, но тут уж мое мнение о попсе значения не имеет. Найдутся любители тайн Древнего Египта и всего такого прочего.
   Структура
   Бардак. В принципе, я понимаю автора. Очень трудно выразить идею о том, что все происходящие события - следствия кучи причин и влияний, порой совершенно независимых и непересекающихся. Даже если ограничиваться обыденной реальностью, и то не всегда поймешь, где искать начало того или иного явления. А если добавить к реальности идеи о переселении душ и о влиянии древних артефактов, получится такой клубок, в котором, как говорится, "без бутылки не разобраться". Но тем-то писатель отличается от остальных людей, что он может, если захочет, разобраться, да еще так, чтобы выразить сверхидею текста.
   Мир
   Вот тут буду ругаться и "посылать к соседям". Точнее, к Марго Па.
   Весь мир "Автопророка" - сборник модных сегодня "романтишных" мифов. "Трендовых" мифов, давно и прочно угнездившихся в передачах типа "Битва экстрасенсов" или "Непознанное". Древний Египет (как я уже ненавижу этот Египет, который мистики юзают активнее, чем фэнтезюшники - эльфов и вампиров!). Нефтяные олигарх (ну, как же в современной России без нефтяных олигархов?) и хищения нефти мафией (ну, как же без рашен-мафии?). Зверства большевиков - такое ощущение, что у нас сегодня все население России - "потерпевшие от большевистского режима". Хотя есть такой писатель Сергей Довлатов, ему принадлежит классная фразочка: "Без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить - кто написал четыре миллиона доносов?". Правда, Довлатов сам дубаком служил, хотя и в "уголовной" зоне. И, если поскрести как следует каждого сегодняшнего любителя рассказывать об "обидах", найдешь тех, кто радостно занимал должности и квартиры арестованных и вполне себе благоденствовал. Тем более, если речь идет о нефтяном олигархе - о том, как проводились залоговые аукционы, и кто за ними стоял, сегодня не знают разве что те, кто не интересуется политикой вообще.
   Про идею о переселении душ я вообще молчу. Хотя всегда, когда читаешь подобные тексты, возникает законный вопрос: почему предыдущие реинкарнации обязательно - всякие фараоны и колдуны? Почему душа не могла принадлежать кому-нибудь попроще, вроде раба или крестьянки? Понятно, что "неромантишно", но зато намного вероятнее...
   А почему посылаю к Марго Па? Да потому что ее роман - как раз о преодолении шлака расхожих мифов.
   В общем и целом
   Если почистить, текст вполне может найти не только читателя, но и издателя. Вполне в формате современного мистического романа. Но на конкурсе, который задумывался как попытка популяризировать неформат, не смотрится.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"