Лихницкая Валерия: другие произведения.

Облака

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:

  Облака сегодня были особенно красивы. Изысканный узор тончайшего белоснежного кружева не шел ни в какое сравнение с тем тяжелым грязно-серым полотном, которое небрежно бросили на небо и, видимо, забыли убрать - так оно и висело всю прошлую неделю... Висело, набухая все больше и больше, проливая на землю тяжелые грустные капли... Не иначе как уборщица ушла на выходной, а тряпку швырнула, где попало... Или вообще уволилась. Или ее уволили. Да и правильно - нечего таких распустёх держать. Вот из-за подобной безалаберности потоп и случился, не иначе... Зато сменщица ее - совсем другое дело. Старательная, аккуратная, вон какую красоту повесила, постаралась... Может, потому что новенькая? Да нет, вряд ли - узор мастерски выполнен, опытная рука чувствуется. Видать, по призванию работу себе нашла. Это хорошо. Те, кто создают облака, должны работать с удовольствием, потому как если не они, то кто?
  "Ну, милый друг, у тебя и размышления!" - до боли знакомый голос невесело усмехается.
   Ну вот, гляди ж ты, размышления мои ему не угодили. Какие есть...
   "Ну, ты еще и разобидься тут!" - возмущается голос.
   - Где?
   "В смысле?"
   - Где "тут"?
   Он недовольно фыркает. А я развиваю мысль - интересно, значит, тут обижаться нельзя, а где тогда можно?
   "Слушай, умник, хорош к словам цепляться!"
   Ну вот, кажется, я его разозлил.
   "Нет", - возражает.
   - Только не говори, что ты никогда не злишься.
   "Ну почему никогда? - хмыкает. - Бывает... Но для этого нужен очень серьезный повод".
   - А я - не повод?
   "Нет".
   - Хм... Жаль... - чувствую себя и впрямь немного обиженным. - А без повода не умеешь?
   "Нет".
   - Научить?
   Вздыхает.
   "Когда ж ты успокоишься?" - в его голосе звучит усталое сожаление.
   - А надо?
   Молчит. Злится, наверное, все-таки, хоть и не сознается. Ну и пусть. Зато думать не будет мешать, а то ишь какой привередливый - то мысли у меня не те, то говорю не то, не так сидишь, не так свистишь, низко летаешь...
   Да уж...
   Тут он прав, как ни крути. Летаю я и вправду, не очень... И только в одном направлении...
   "Ты чего на крышу-то залез?" - мне чудится, или в его голосе действительно проскользнули беспокойные нотки?
   - Не залез, а пришел, - почему-то спорю, по привычке, наверное. - На облака посмотреть.
   "Из окна не видно?"
   - Не-а...
   Опять вздыхает. А меня это начинает веселить.
   "Ты смотри только, без глупостей", - предостерегает.
   - Это как?
   Его молчание становится таким напряженным, что я не выдерживаю и прихожу ему на помощь.
   - Не переживай, с крыши прыгать не буду, если тебя это, конечно, волнует.
   Я был совершенно уверен, что в ответ он рассмеется, скажет, что его это волновать не может по определению, потому что если бы он так реагировал на все мои выходки, то... Что "то", я додумать не успел, поскольку ответил он коротко и очень проникновенно.
   "Спасибо..."
   - Да не за что, - я растерянно пожимаю плечами. - Я вообще-то и не собирался...
   Он снова молчит. И мне все становится понятно.
   - Или... - шепчу я, осторожно опуская взгляд на то, что находится "за краем"... Правильно сказать, "за краем крыши", но для меня - просто "за Краем"...
   Слышу сдавленный стон.
   - Да не переживай ты так, - спешу его успокоить, как только сам выхожу из оцепенения. - Сказал же, что не буду.
   В очередной раз вздыхает. Не много ли за сегодня?
   - Слушай, - спрашиваю просто для того чтоб заполнить неловкую паузу. - Тебе что, переживать больше не за кого? Или не за что?
   Молчит... Я капризно надуваю губы. Мог бы сказать, что за меня переживает больше чем за всех, что, трудно, что ли? Доброе слово и кошке приятно. Не говоря уже... А мне и подавно... Я ж эти добрые слова люблю больше всяких кошек вместе взятых! И ведь не верю в них, но все равно люблю. Падок на лесть, чего уж там... Как в песне поется, "давайте говорить друг другу комплименты"... Ох, сколько я из-за этих комплиментов глупостей наделал! Ох, сколько еще наделаю!
  Если только...
  Еще один взгляд "за Край". Короткий, мимолетный...
   - Эй, ты чего на крышу залез?!
   Нет, ну сколько можно! Этот голос звучит уже у меня за спиной. Паломничество ко мне, что ли, организовали?! Сижу ведь, тихо, никого не трогаю, на облака смотрю...
   - Работа у меня такая - на крыши лазать, - огрызаюсь.
   Нервный смешок в ответ.
   - Промальпинист, что ли? - недоверчиво усмехается.
   Оборачиваюсь. Красавица, ну тебя-то что сюда притащило? Глаза заплаканные, волосы растрепанные, на плечах шаль. Кутается в нее, тонкие пальцы подрагивают - может, нервишки расшалились, а может, замерзла просто - ветер тут, как-никак... Шелковое платье, конечно, очень красиво фигурку облегает, но от холода не спасает... А на ногах туфли на шпильках - вот уж самая подходящая обувь для прогулке по крышам! Ах, она же ответа ждет! А я тут красотой девичьей любуюсь вместо того, чтобы... О чем она, кстати, спрашивала?
   - А что, не похож?
   - Нет.
   - Ну нет, так нет, - соглашаюсь. - Тогда электромонтер.
   - Врешь, - констатирует.
   - Вру, - не отрицаю.
   - Тогда кто?
   Пожимаю плечами.
   - А тебе кто нужен?
   На красивое лицо набегает тень.
   - Уже никто.
   Понимающе киваю.
   - Тогда тебе вон туда, - указываю на край крыши.
   Вздрагивает.
   - Да, конечно, - ее голос становится совсем бесцветным, слова почти растворяются в городском шуме.
   - Сигаретку хочешь напоследок? Или лучше водки?
   - Нет, спасибо...
   - Ну как хочешь, дело хозяйское.
   Девушка замирает.
   - Только лучше всего прыгать не прямо отсюда, а во-он оттуда, чуть левее пройди.
   - Почему? - искреннее недоумение.
   Поднимаю глаза к небу.
   - Ох уж эти женщины, - вздыхаю. - Ваше любопытство меня с ума сведет когда-нибудь...
   - Почему? - осекается и пытается робко улыбнуться. Получается ничего так, но на Джоконду все же не тянет.
   - Ну вот, опять... - поясняю устало. - Потому что вы у меня за сегодня уже восемнадцатая, а вопросы одни и те же.
   Ее глаза и без того большие, становятся огромными.
   - Восемнадцатая?
   - Ну да, а что? Чем вам цифра не нравится? По мне так отличная. Восемнадцать - возраст свершений, душевных терзаний, возраст пламенеющих сердец и возвышенных стихов...
   - Но какое это имеет отношение к... - замолкает, кусая пересохшие губы.
   - К чему? А, ты об этом... Да никакого, впрочем.
   Мой будничный тон начинает выводить ее из себя.
   - Это я так, к слову, - продолжаю. - Хотя ты права, давай вернемся к нашей теме. Итак. Левый край предпочтительнее, поскольку с той стороны нет никаких посторонних выступов. То есть, один шаг - и все. Дальше - свобода, ни с чем не сравнимая радость полета, которая прервется лишь на один краткий миг удара о земную твердь, после чего воспаришь к тверди небесной, уже в другом качестве, познав упоительное ощущение чистого полета, не отягощенного грубой телесной оболочкой... А если шагнешь прямо, рискуешь встретить на пути балкон, дерево и много всяких других препятствий, а это, согласись, радости полета не поспособствует, если ты, конечно, не умеешь лавировать в воздухе как высокоскроростной истребитель... Поломаешься, расшибешься, да еще и, не дай бог, выживешь... Не надолго, правда, но эти минуты, поверь, тебе покажутся вечностью.
   Девушка стремительно бледнеет, на посиневшей губе появляется капелька крови.
   - Зачем вы мне все это говорите? - ее голос срывается.
   - Помочь хочу, - честно признаюсь.
   - Помочь? - горько усмехается красавица, передернув плечами.
   - Ну да... И потом, работа у меня такая. Кстати, - бросаю косой взгляд на часы, - не хочу тебя торопить, но не могла бы ты побыстрее решаться, будешь прыгать, нет, а то у меня рабочий день уже заканчивается, домой хочется, спасу нет. Я и так уже две недели без выходных, да еще и сверхурочно приходится... Хоть сегодня хотел вовремя освободиться, даже билеты в театр купил...
   Интересно, насколько еще ее глаза могут расшириться? Вроде некуда уже...
   - П-простите, я не понимаю...
   - А чего тут понимать? - ворчу. - Что я, по-твоему, в театр не могу сходить?
   - Да нет, я не про театр...
   - Вот-вот, потому что все вы - эгоисты! - возмущаюсь. - Только о себе и думаете. А что я из-за вас не могу отдохнуть культурно, никого не касается. Короче, будете прыгать? Быстрее давайте, пока еще кого-нибудь нелегкая не принесла!
   - А... - изящные пальцы нещадно теребят шаль, - разве может еще кого-то... принести?
   Я недовольно фыркаю.
   - Еще как может! Думаете, почему я сверхурочно работаю? Только домой соберусь - еще кто-то лезет... А у меня в контракте четко прописано - при любом раскладе работаю до последнего гостя.... Медом вам тут, что ли, намазано? Нет чтоб, раз уж жить надоело, спокойненько таблеточек дома напиться и задремать под любимую музыку, или, на худой конец, ножичком по венам, так нет, на крышу всех тянет... Я вот уже всерьез подумываю, может, мне тут летное училище открыть стоит?
   - А вы... Кто?
   - Кто-кто... Карлсон! - восклицаю в сердцах. Ее глаза в очередной раз удивляют меня своим размером, после чего девушка как-то странно вздрагивает и... начинает безудержно хохотать.
   Я в ответ качаю головой.
   - Женщины... Все бы вам хиханьки да хаханьки...
   Смех у нее явно истерический, но это нисколько ее не портит. К щекам робко возвращается румянец, синева медленно покидает губы.
   - Вы - чудо! - выдыхает она, отсмеявшись.
   - Утверждение довольно спорное, но все равно, спасибо.
   - Нет, не спорьте, мне лучше знать.
   Я только пожимаю плечами.
   - Кто вы? - она повторяет вопрос совершенно серьезно, в ее голосе звучит такое напряжение, словно от моего ответа зависит ее жизнь. Впрочем, может, так оно и есть...
   Кто я? Сумасшедший, который разговаривает с самим собой...
   "Так уж и с самим собой? - ехидно вопрошает мой старый знакомый голос. - И кем же ты себя возомнил? Не высоко ли метишь?"
   Ну вот, а иногда и спорит...
   "Постоянно!"
   Но тебе же нравится?
   "Сам удивляюсь, как я тебя еще терплю!"
   Хм, а я думал, что терпеть тебя приходится мне...
   "Хам!"
   А ты еще не устал от лизоблюдов?
   - Я поняла! - вдруг восклицает девушка, по-своему истолковав мое молчание. - Вы ангел!
   Ну вот, приехали... Голос у меня в голове заливается смехом - почти таким же, как несколько мгновений назад хохотала моя собеседница.
   - Да уж, - качаю головой, - хорош ангел... Толкающий людей на самоубийство... Девушка, может, просто свежим воздухом подышать вышла, на облака полюбоваться, а я сразу порекомендовал, откуда прыгать сподручнее, да еще и сигаретку с водкой предложил... Как-то не вяжется со светлым образом, не находите?
   Она фыркает - кажется, мое "упорство" веселит ее еще больше.
   - Значит, вы нетрадиционный ангел.
   - Нетрадиционной может быть ориентация, - пытаюсь ехидничать.
   - Или методы лечения, - логично возражает девушка. - Но если хотите, - в ее глазах мелькают озорные огоньки, - буду называть вас ангелом с нетрадиционной ориентацией.
   Оп-паньки! Дошутился...
   - Спасибо, почему-то не хочется.
   Она снова смеется. Небеса тоже. Даже облака складываются в некое подобие улыбки... А вот теперь и мне самому не помешает глоток чего-нибудь горячительного.
   - Ну, не хотите быть ангелом, будете демоном-искусителем, - разрешает она.
   - От спасибо! - всплескиваю руками. Нет, одним глотком тут не обойтись. - А чего попроще нельзя?
   - Нет, - качает головой.
   А я начинаю размышлять, кто из нас более сумасшедший. Девица явно не в себе, раз первого встречного-поперечного готова принять за... Хотя чему я удивляюсь? В ее состоянии еще не то возможно... Правда, для человека, решившего сделать подобный шаг как-то быстро она перестроилась. Не моими же молитвами!
   "Какая неуверенность в собственных силах! Я бы даже сказал, комплекс неполноценности!"
   Неполноценности?! Даже если и так! А с чего мне себя по-другому чувствовать? Крылья мне!
   "Приказываешь?" - удивляется голос.
   Да боже избавь!
   "Избавляю!"
   Требую!
   "Что?"
   Крылья!
   "О как!"
   А то!
   - Простите, задумался, - обращаюсь я к собеседнице. - Вы правы, чего греха таить... В общем, считайте, что вы правы - я и ангел, и демон.
   Недоуменно поднимает бровь.
   - То есть как?
   - Да все просто, - небрежно машу рукой. - По совместительству. У нас там серьезное сокращение штатов - кризис, сами понимаете...
   Ее глаза становятся совсем уже нереальных размеров.
   - У вас тоже?!
   - Да, а что вас удивляет? Кризис - явление повсеместное.
   - Но... - ее губ касается совсем детская улыбка, чистая, как глоток родниковой воды, - у вас же там денег нет...
   - Вот именно, - киваю. - Представляете теперь масштаб нашего кризиса? Вообще нет денег! Так все запущено... Не разгребешь!
   "Что-то ты раздухарился", - хмыкает голос.
   Крылья мне!
   "Нет!"
   Тогда слушай дальше.
   - Поэтому приходится на полставки подрабатывать, - продолжаю я нести околесицу.
   В глазах моей слушательницы играют озорные искры.
   - Одно уточнение: ангел подрабатывает демоном или демон подрабатывает ангелом? - весело спрашивает она.
   - А вы как думаете?
   Она прищуривается и напускает на себя серьезный вид, принимая правила игры.
   - Я думаю, что демон, - после секундного размышления высказывает она предположение.
   - Почему?
   Девушка смеется над моей недогадливостью.
   - Это же так просто! - восклицает она.
   В самом деле... Задачка для первого класса...
   - Ну, смотрите. Вы предложили мне сигарету, выпивку...
   - Ну и что?
   - А то, что ангел не может предлагать таких вещей. Даже ради спасения жизни...
   - Да я, собственно, и спасать никого не собирался...
   - А еще вы врете все время! - чуть не подпрыгивает от радости.
   - Слушайте, вы в Инквизиции, случайно, не работали? - пытаюсь язвить, но получается плохо, поскольку настроение отчего-то движется неровными скачками к неприлично высокой планке.
   - Случайно? - переспрашивает она, опасно изгибая бровь.
   Опасно, потому что я тоже начинаю хохотать, не заботясь, насколько придурковато это должно выглядеть. С моей стороны. Но не с ее. Это видно по едва заметной дымке, появившейся в ее взгляде. По музыке ее смеха, по пластике ее тела. Ее голос становится все ниже, движения - мягче. Кажется, она сама замечает происходящую с ней метаморфозу.
   - Вы - точно демон, и не спорьте, - после небольшой паузы заявляет она.
   Я только пожимаю плечами. Я стараюсь не спорить с женщинами. Особенно, когда они на меня ТАК смотрят.
   А потом...
   Голос в моей голове стонет в унисон старой кровати в тесной подсобке, которая кажется тесной только на первый взгляд, на второй - вполне даже приличной, а на третий ее уже просто никто не замечает. Ушибленные конечности, саднящая кожа, сломанная мебель и разбитый цветочный горшок, в котором уже давно никто не живет, кроме щепоти засохшей земли и нескольких камешек керамзита - какое это, в сущности, имеет значение, когда...
   - Спасибо тебе, - выдыхает она, свернувшись калачиком в моих объятиях - не слишком нежных, не слишком сильных, не слишком страстных... Нормальные у меня объятия, человеческие - какие они еще могут быть у...
   - Теперь я точно знаю, ты - демон... - улыбается девушка.
   - Ну, вот и определились, - наливаю ей вина. Откуда у меня здесь вино? Не спрашивайте, не отвечу.
   - Или нет, ты - ангел...
   - Разве что ангел смерти, - подмигиваю.
   - Нет! - восклицает убежденно. - Тогда уж ангел жизни, ведь теперь мне так страстно хочется жить, как никогда не хотелось... Ты меня опять запутал, - нежно запускает пальцы в мои волосы.
   - А ну и пусть. Так даже интереснее, правда? - мурлычу от удовольствия.
   Она целует меня в лоб, после чего вдруг становится совсем серьезной и спрашивает, пристально глядя мне в глаза.
   - Хочешь, я расскажу, что меня сюда привело?
   Я, разумеется, не хочу. Отчасти из-за того, что ничего не хочу слышать, отчасти из-за того, что и без ее рассказа и так все знаю. Но, разумеется, киваю. Это все, что от меня сейчас требуется.
   И она начинает рассказывать.
   Рассказ получается долгий и сбивчивый, периодически прерываемый рыданиями, сдерживаемыми и не очень. Я не перебиваю, только иногда успокаиваю, когда это требуется. Я слушаю. Рассказ о любви и предательстве, о радости и боли, о счастье и отчаянии, о бесшабашности и страхе, о силе и слабости. О том, что называют жизнью. От рождения до... попытки смерти.
   "Слушаешь?"- просыпается голос.
   А по мне незаметно?
   "И как? Нравится?"
   Вздыхаю. Нравится? Это очень слабо сказано. Да я все готов отдать за один день такой жизни, которую эта женщина называет неудавшейся!
   "Все? И даже..."
   Да, все. И ДАЖЕ. Даже то, о чем я мечтаю. То, что пытаюсь вымолить, выторговать, выкрасть, если это, конечно, возможно.
   "Тебя не поймешь!"
   Лукавишь, старый хитрец, ты-то меня очень хорошо понимаешь... Какое может быть сравнение между жизнью падшего ангела, пусть даже принимающего человеческое обличье и настоящей человеческой жизнью, с ее полнотой чувств, с болью разбитого сердца, с отчаянием от крушения идеалов, с радостью от обретения надежд, а главное - с ни с чем не сравнимым ощущением счастья от создания новой жизни!
   Почему демон не может стать человеком?! Ведь человек - несовершенен, он смертен, он уязвим, ему также как и демону недоступно чувство полета, он глух и слеп, он...
   "Но?" - издевается, не иначе.
   Но он чувствует, страдает, любит, находит, теряет, совершает ошибки и исправляет их... Он ЖИВЕТ!
   "Ты сам ответил на свой вопрос".
   Поясни, я сегодня на редкость плохо соображаю.
   "Быть демоном - наказание. Быть человеком - счастье".
   Доступное только ангелам?
   "Ангелам? - смеется. - Назови мне хоть одного ангела, который стал человеком. Бери выше".
   Я чувствую, как все во мне опускается.
   "Лучше уж сосредоточься на крыльях. Эта мечта хотя бы осуществима".
   Тогда крылья мне!
   "Я сказал - мечта. Ей необязательно сбываться".
   Тогда зачем она нужна?
   "Мечта должна быть всегда. Чтобы греть душу. И чтобы было к чему стремиться. Без мечты даже человек превращается в животное".
   А животным я могу стать?
   "Ты это серьезно спрашиваешь?" - Он, кажется, откровенно развлекается, наблюдая над моими метаниями.
   Да нет, так, просто теоретически. Для информации.
   "Займись лучше девушкой, теоретик, а то она опять на крышу побежит, решив, что ты ей больше не интересуешься".
   Без тебя разберусь!
   "Разбирайся... И все-таки ты выбрал очень странный путь к своей цели", - замечает он.
   Отчего же?
   "Насколько я помню, ты в свое время лишился крыльев именно из-за того, что соблазнил одну женщину. А теперь всерьез считаешь, что я тебе их верну из-за того, что ты то же самое проделал с другой? Прости, но твоя логика меня потрясает!"
   Рад, что хоть чем-то смог тебя удивить!
   Да, когда-то именно женщина лишила меня того, чем я тогда не дорожил, и за что сейчас готов отдать все на свете. Да, когда-то из-за женщины я перестал быть тем, кем был раньше, и стал тем, кто я есть сейчас. Но... Надо же стараться исправлять свои ошибки, ведь так?
   "Но не таким же способом!"
   А почему бы и нет?
   "Да как тебе вообще могло прийти в голову, что..." - он осекается, и я понимаю, что в ее словах прозвучало что-то такое, что удивило его еще больше, чем мое безрассудное поведение.
   О чем она, кстати, говорит?
   - ...Я поняла, что беременна, а он... Тогда во мне все перевернулось, и я пошла на крышу...
   Прилагая поистине нечеловеческое усилие, чтоб не расхохотаться в голос и сохранить скорбно-участливое выражение лица, буквально воплю мысленно:
   Крылья мне!!!
   Голос переводит дух, после чего разражается возмущением:
   "Да ты хоть понимаешь, что ты наделал?!"
   Очень хорошо понимаю. Спас не одну, а целых две жизни. Причем, душу женщины спас не только от самоубийства, но и от убийства нерожденного младенца. Крылья мне!
   "Крылья?! - задыхается он. - Ты представляешь, кто у нее теперь родится после того, что ты сделал?!"
   Нормальный здоровый ребенок. Она уже была беременна на тот момент, так что я на отцовство не претендую. А вот, кстати, если бы она как раз НЕ была бы беременна, вот тогда стоило бы беспокоиться, учитывая мой неопределенный статус. Впрочем, тоже не вижу причин для паники - кто-то родился в хлеву, так почему бы кому-то не быть зачатым на крыше...
   "У тебя совесть вообще есть?!"
   Да ладно, я шучу. Говорю же, ко мне это чадо не будет иметь никакого отношения.
   На мгновение он замолкает, после чего замечает изменившимся голосом.
   "К тебе гости. Думаю, из твоего профсоюза. Оденься хотя бы. И... - добавляет после паузы, - будь осторожен".
   Прежде чем я успеваю что-либо ответить, на крыше раздаются шаги.
   Женщина, встрепенувшись, испуганно прижимается ко мне. Я ее успокаиваю поцелуем, в который вкладываю максимум нежности, на который только способен. Шаги приближаются. Кто-то идет к нам. Целенаправленно. И слишком быстро. Слишком - для того, чтобы мы успели что-либо сделать, и для того, чтобы это могло быть случайностью.
   Я только набрасываю на женщину свою рубашку и шагаю навстречу непредвиденной опасности, как дверь распахивается.
   На пороге возникает моложавый мужчина педерастического типа - фигура сухощавая, в меру спортивная, кожа холеная, мэйк-ап безупречный, одежда модная, аксессуары дорогие. Завидев меня, ничуть не удивляется, только утомленно вздыхает.
   - Ну ты, милый, и забрался, - голос неприятный, интонация раздраженная. - Пока тебя найдешь, все ноги переломаешь. Нет, ну я понимаю, экстремальный секс на то и экстремальный, но можно было место почище выбрать? - мужчина нервно отряхивается. - Хотя ладно, дело твое, - примирительно качает головой. - Ты у нас, в конце концов, спец, за твои услуги очень хорошо платят, спрос отличный, так что тебе виднее.
   У меня от его слов буквально отвисает челюсть, а он, как ни в чем не бывало, продолжает.
   - На сегодня больше никого нет, машина тебя ждет, можешь ехать отдыхать. Завтра чтобы был в форме - заказов много, один другого краше, спустишься, расскажу подробно, что конкретно кому надо. Но ты справишься, я в тебя верю.
   - Т-ты... - пытаюсь что-то сказать, но в горле стоит ком.
   - Чего я сюда полез? - по-своему истолковывает мой незаданный вопрос сутенер. - Долго тебя не было, думал, вдруг что случилось, мало ли. Видишь, как за тебя переживаю, ценить надо. А ты тут оказывается спишь. Устал? Не застудись, смотри, милый, ты мне нужен здоровым. Или... О! - восклицает, неожиданно заметив скорчившуюся в углу совершенно онемевшую женщину. - Простите, мадам, не увидел, темно тут как у негра в...
   - Пшел вон! - взрываюсь я.
   - Не понял? - приподнимает бровь лощеный подонок. - Мухой вниз, там поговорим. Еще раз простите, мадам, - кивает он, но я уже срываюсь с места и бросаюсь на него, но он проворно отскакивает. - Ну все, все, пошутил я, пошутил, чего сразу кидаться?! - взвизгивает демон раздора. - Нервные все какие стали! Сам уже понял, что шутка дурацкая, да и влез не вовремя, так чего по морде бить? Девушка, вы уж извините - правда, вас не заметил, что ж я, при даме стал бы разве такое городить? Не совсем же дикарь, чай, политесам обучен... Я сосед этого неандертальца, - пускается он в объяснения. Я собираюсь довершить начатое и все-таки начистить ему фас, но девушка вцепляется в мою руку, изъявляя желание выслушать проходимца. - Прихожу домой, мне жена говорит, что этот, - небрежный кивок в мою сторону, - на крышу полез и весь день там сидит, типа, сходил бы, посмотрел, не случилось ли чего, он и так малость с придурью, мало ли... Я и пошел. А как увидел его, дай, думаю, приколюсь - он сам на розыгрыши горазд, меня подкалывает постоянно, заценит, если что... Кто ж знал, что тут у вас лямур тужур под абажур...
   Девушка начинает медленно приходить в себя, но мою руку не отпускает.
   - Все сказал? - рявкаю.
   - Ну ладно, чего ты взъелся, с кем не бывает! - машет он руками. - Дикарь! Вы бы, мадемуазель, с ним лучше не связывались - он грубый, невоспитанный и малость придурковатый - ему голоса слышатся, так он считает, что это оттуда, - он многозначительно поднимает палец вверх. - С неба, в смысле. Жанна д'Арк, поди ж ты! А как выпьет лишку, пытается всем доказать, что он падший ангел, плачется, что без крыльев ему ну ваще никак.
   - Пшел вон! - кажется, я начинаю сходить с ума.
   - Я-то уйду, беда какая, - спокойно пожимает плечами, - но после того как ты с крыши слезешь, иначе меня жена домой не пустит. Говорит, мало ли, вдруг он решит, что у него крылья появились и сиганет... Страшно все-таки в одном доме с психом жить, - посетовал он девушке. - Вы уж поосторожнее с ним.
   Она неожиданно усмехается.
   - Не переживайте, я за ним присмотрю.
   Он вздыхает.
   - Ну как хотите, дело ваше. Кстати, правда, не засиживайтесь тут - сквозняки адские, а это для женской красоты вредно, уж поверьте стилисту со стажем.
   - После того, что вы наговорили, уже не знаю, чему верить... - фыркает девушка.
   - А чему хотите, я не настаиваю, - подмигивает он. - Ариведерчи, брателла, - машет он мне рукой и поспешно покидает подсобку.
   Я больше чем уверен, что если пойду за ним, то увижу, как он растворится, едва завернув за угол, но сейчас я нужен здесь. Я не могу покинуть ее, после того как...
   Она молчит. Закуривает, делает глоток вина, избегая смотреть мне в глаза. Я чувствую себя подонком и идиотом. Она, судя по всему, тоже. Чувствует, что меня стоит считать подонком и идиотом. И я не скажу, что она не права.
   Я тоже молчу. Не кричать же, что это все неправда, что это все...
   "Происки врагов?"
   Слушай, и без тебя тошно!
   Женщина ставит бокал на пол и, наконец, поворачивается ко мне.
   - Значит, я у тебя за сегодня восемнадцатая? - от ее ледяного спокойствия у меня стынет кровь. - Ну да, ты же сам говорил - до последнего гостя... Господи, какая же я дура! - восклицает она.
   Я делаю движение к ней, но она резко вскакивает.
   - Не прикасайся ко мне! - лед плавится в сполохах жгучей ненависти. - И не говори, что это неудачная шутка твоего соседа. Это ж надо такой идиотский отмаз придумать! Хотя... - она горько ухмыляется, - ты, наверное, действительно, такой редкий специалист, раз он так тебя ценит!
   Я полностью растоптан и размазан. То, что от меня осталось - грязная лужа, в которой она с каким-то болезненным удовольствием продолжает топтаться, не боясь запачкать свои туфельки на шпильках.
   - Впрочем, прости, я не права, - ее тон внезапно становится буднично-деловым, таким как у меня в начале нашего знакомства. - Ты и в самом деле ни в чем не виноват. Ты честный. С самого начала во всем признался. Это я уже себе навоображала невесть что... Не в себе была. И еще ты действительно классный специалист. Мне никогда не было так... - она замолкает, сглатывая комок в горле, на мгновение опускает глаза, но тут же, встрепенувшись, продолжает. - Спасибо тебе. Прости, у меня нет с собой налички, но я тоже хочу быть честной.
   Прежде чем я успеваю сообразить, что она имеет в виду, женщина срывает с руки дорогое кольцо с крупным бриллиантом, которое я раньше и не замечал, и кладет в опустевший бокал из-под вина.
   Из моей груди вырывается стон. Я встаю, каждой клеткой своего тела ощущая действие треклятого закона земного притяжения, и на негнущихся ногах бреду к выходу.
   - Ты... ничего мне не ответишь?
   Действие этих ее слов, произнесенных тихим шепотом, подобно разряду дефибриллятора или уколу адреналина - мое сердце снова начинает биться в бешенном ритме, душа восстает из пепла... вернее, из лужи, в которой уже почти захлебнулась, оставив надежду на спасение. ОНА все же готова меня выслушать! Мои мысли начинают судорожно прыгать, пытаясь сообразить, как построить свой ответ, чтобы не погасить последнюю маленькую искру надежды, но они так шумно бьются о черепную коробку, что я слышу только многоголосный невнятный галдеж...
   - Отвечу, - выдыхаю я, - пойдем со мной.
   Я выхожу на крышу и слышу за спиной ее шаги.
   "Ты что задумал?!" - кричит голос, перекрывая нестройный хор обезумевших мыслей.
   Ничего. Она не поверит ни одному моему слову. Что бы я ни сказал.
   "Прекрати немедленно!"
   Она не сможет жить после всего, что произошло... Если только не удостоверится в том, что меня оклеветали.
   "Ты рехнулся?!"
   Или если получит искупление.
   "Какое, дьявол тебя побери, искупление?!"
   Побирал уже. Все просто. Либо она должна убедиться в том, что я был прав, либо... в том, что я конченый подонок, который искренне раскаялся.
   "Отойди от края!!!"
   И не подумаю. А чего ты нервничаешь?
   "Ты понимаешь, что будет, если ты сейчас, будучи в человеческом облике, спрыгнешь с крыши, это будет самоубийство!"
   Ну? А я тебе о чем говорю? В данный момент это единственная форма проявления искреннего раскаяния, которое сможет уберечь ее от всякой глупости.
   "Идиот! Я не о ней, я о тебе! Самоубийство - смертный грех!"
   Представь себе, я хорошо знаю Библию.
   "Тогда ты совсем спятил! Совершив это, ты никогда не сможешь..."
   Вернуться на Небеса? Судя по тому, сколько времени я это уже пытаюсь сделать, мне это по любому не светит.
   "Столько стараний - и все даром?! Ты..."
   Да, вот такой вот я загадочный зверек. Впрочем, тебе предоставляется великолепная возможность уберечь меня от грехопадения.
   "Что-о-о?!"
   У тебя там что, слышимость страдает? Говорю, у тебя есть шанс спасти меня от падения как духовного, так и физического.
   "Ты..."
   Я. Полетел. До встречи. Или прощай. Целоваться не будем.
   Один шаг. За край. Нет. За Край... Крик женщины. И...
  
  ***
  
  Облака... Тончайшее кружево, поражающее своим великолепием и изяществом, немыслимое творение совершенного Мастера... Удивительно мягкое и нежное... Как пух... Самый чистый, самый мягкий и нежный в мире, которого никогда не увидишь на земле - пух из крыльев ангелов...
   Облака улыбаются. Я раскрываю им объятия. Они бросаются мне навстречу, я заворачиваюсь в них, инстинктивно закутываясь, как совсем недавно женщина куталась в свою шаль. Мне светло, тепло и хорошо. Как никогда. Как нигде. Как дома.
   Для кого-то облака становятся саваном, провожая в последний путь, для кого-то - подвенечным нарядом, благословляя избранную дорогу, для кого-то - устилают колыбель, отправляя в новую жизнь. Для меня же они стали мягким одеялом, завернувшись в которое просто хочется немного отдохнуть, возвратившись домой после долгой дороги для того чтобы... вскоре снова продолжить свой путь... Я продолжу. Обязательно продолжу. Вот только немного еще полетаю... Совсем чуть-чуть...
   Как же я давно не ощущал за спиной тяжести крыльев! Как я мог забыть это упоительное ощущение полета, когда ветер щекотит перья, светящиеся в лучах солнца! Взмах - и паришь над миром, над его суетой, над его болью и несовершенством, еще взмах - и забываешь обо всех тяготах, что пришлось испытать с того момента, как был отринут от родного дома, самого прекрасного, самого счастливого на свете, еще взмах, еще - и уже не верится, что когда-то вообще его покидал... Я - ветер, играющий листвой, я - свет солнца, обнимающий облака, я...
   Я не знаю, сколько продолжается мой полет - мгновение или вечность, здесь нет времени, нет никаких ограничений, только звенящее бесконечное счастье....
   Счастье, восторг, эйфория и...
  
  ***
  
   ...И боль от пробуждения. Запах больничной палаты. Тихое всхлипывание плачущей женщины. Недоумение врача, пытающегося понять, как человек, упавший с такой высоты, может выжить... Дядька, я тебе больше скажу - высота была намного выше, чем ты можешь себе представить... К тому же меня и человеком-то назвать нельзя... Или... можно?
  Я, кажется, сам чего-то не понимаю...
   "Добро пожаловать, мой мальчик!" - опять глумится. Ну что за манера?
   Буду тебе признателен, если объяснишь, что со мной произошло.
   "Какой ты нудный! Сам думать не пробовал? Говорят, иногда это помогает..."
   Так и знал. Один вопрос - я кто?
   "Неблагодарный чурбан".
   Я серьезно!
   "Я тоже".
   Блин... Ну, вот почему нельзя нормально сказать?
   - Миленький, родненький, прости, что я тебе не верила...
   Да ладно, можешь не извиняться, я и сам-то себе давно верить перестал...
  
   - Ты только держись, пожалуйста!
   Я что, умираю?
   "Твое искреннее удивление меня просто умиляет".
   Э, так не честно! Я, может, только жить начал!
   "Ну и как, нравится?"
   Представь себе, да!
   "Хм... Надо же..."
   Ты смеешься?
   "Ни в малейшей степени", - в его голосе нет и тени иронии.
   - Милый, тебе больно?
   Да, черт возьми! Еще как больно!
   "Ну, это как раз нормально, - от его спокойствия меня начинает колотить. - Ты же хотел чувствовать то, что чувствует человек..."
   Все-таки издеваешься...
   "Научись не перебивать старших, сделай милость, - одергивает он меня так, что у меня сразу же отпадает охота с ним спорить. - Умничка. А теперь слушай. Человек рождается с болью. Таков закон бытия".
   То есть...
   "А еще он с болью умирает. Особенно, когда падает с большой высоты. Странно, что ты об этом не подумал... Или, как всегда, понадеялся на меня? То, что ты совершил поступок - похвально. Ты принял решение и сделал то, что посчитал нужным. Ты хочешь сказать, что не знал, чем это может обернуться?"
   Я молчу. Не потому что он запретил его перебивать, а... просто понимаю, что он прав.
  "За свои поступки надо уметь отвечать. И не перекладывать ответственность на других. Хотя... - неожиданно усмехается он, - это как раз очень по-человечески. Чего молчишь?"
   Не перебиваю.
   "Какой ты послушный стал. Аж оторопь берет..."
   Взрослею. Постигаю законы бытия.
   "Удивительно, что у некоторых личностей не бытие, а битие определяет сознание", - в его голосе звучит грусть и вековое сожаление.
   Человек рождается с болью, сам сказал... Закон природы...
   "Скорее, наблюдение. Жаль".
   Что жаль?
   "Жаль, что по-другому вы не можете..."
   Вы?!
   Я цепляюсь за эту мысль уже не как за соломинку, скорее, вцепляюсь зубами в пролетающий трос воздушного шара.
   "Хочешь, я прекращу твои мучения?"
   Нет!
   "Я верну тебе крылья, ты станешь ангелом и никогда больше не будешь чувствовать боли..."
   Нет!!!
   "Ты воспаришь над землей и будешь кружить в облаках..."
   Нет!!! Да нет же, нет!!!
   "Тебе что, не больно?"
   Нет! То есть, больно, конечно... Но я уже привык... Даже приятно...
   "Ты хорошо подумал?"
   Сознание начинает меркнуть. Звуки молкнут, глаза застилает пелена. Боль отступает. Во всем теле появляется былая легкость, кажется, я вообще перестаю чувствовать свое бренное тело. Чувства предательски ликуют, меня охватывает эйфория и жажда полета... Облака раскрывают свои объятия...
   Не-е-е-ет!!!
   "Но почему?"
   Я не знаю. Вернее, знаю, но не могу внятно объяснить. Просто... мое место здесь.
   "Ты никогда не сможешь вернуться..."
   Плевать!
   "Ты так мечтал о крыльях..."
   Мечта должна оставаться мечтой, помнишь?
   "Давай рассуждать логически. Ты хотел научиться чувствовать? Ты научился. Ты хотел проявить характер? Ты его проявил, я тебе поаплодировал и давай забудем об этом. Все, хватит".
   Нет!
   "Тебе не кажется, что ты заигрался?"
   Не кажется.
   "Там тебя ждет только боль..."
   Плевать, верни меня!
   "Куда?"
   Откуда взял!
   "Зачем?"
   Верни и все!
   "Ты мне можешь сказать, чего ты хочешь?"
   Чтобы она перестала плакать. Она беременна, ей вредно...
   Пауза.
   Сознание врывается в истерзанное тело. Тяжесть и боль заполняет все мое существо.
   Господи, спасибо!
   "Только "свершилось!" не говори, сделай милость..."
   Я молчу, предаваясь плохо сдерживаемому ликованию
   "Пару слов напоследок..."
   Я его почти не слышу. Я вижу слезы счастья в ее глазах. Чувствую, что она хочет стиснуть меня в объятиях, но вместо этого решается лишь робко прикоснуться к моей руке, словно я - нефритовая статуэтка или древний папирус, готовый вот-вот рассыпаться от легкого дуновения ветерка или даже от вздоха, неосторожно вырвавшегося из ее груди.
   "Романтик... Поэт..."
   Прозаик. Просто я...
   "Молчи и слушай. Или нет. Спрашивай, пока есть время. Только по существу".
   По существу? Вопрос номер три.
   "Почему три?"
   Я с конца начинаю, теперь ты не перебивай. Итак... Кто был этот... сутенер?
   "Не догадался?" - мне показалось или он мне подмигнул?
   Нет. Но что не из моего профсоюза, это точно.
   "Ты умнеешь на глазах... - опять усмехается. Как-то не складывается у нас серьезного разговора, хоть убей. - Ладно, не буду тратить время. Не смотри на меня так, это был не я! Но что не из твоего профсоюза, это ты угадал. Из моего. Ты так долго не мог принять решения..."
   Мне становится невыносимо обидно. Так, выходит, он знал все с самого начала?
   "Ну, это ты хватил. Я предполагал, что ты на это способен, но... Между понятием готовности к поступку и собственно поступком огромная пропасть. И ты ее перешагнул".
   Вернее, я в нее рухнул. С подачи толкнувшего в спину.
   "Нет, не рухнул. Ты взлетел... Впрочем, если ты передумал..."
   Нет, не передумал, просто размышляю. И хватит меня провоцировать!
   "Хорошо, не буду. Следующий вопрос".
   Вопрос номер два.
   Я теперь кто?
   "Странно, я думал, это будет первым вопросом... Ты - тот, кем ты хотел быть. Добавлю к сказанному. Ты выживешь. И даже поправишься. Не сразу, конечно, но все-таки. Понимаю, что ты не высокого обо мне мнения, но делать тебя калекой мне совершенно не хочется. Только не радуйся, ты тут не при чем. Я о девушке забочусь. У тебя и так достаточно невыносимый характер, чтобы превратить ее жизнь в ад. Следующий вопрос".
   Почему ты это сделал?
   Долгая пауза. Я слышу, как шелестят облака, как слетает маска ехидства с ворчливого старика... Маска, которую он надел специально, чтобы говорить со мной на понятном мне языке...
   "Потому что ты этого достоин. Потому что до тебя это сделал лишь один..."
   От волнения его голос прерывается, и я начинаю чувствовать себя неловко.
   Да ладно, Он пришел, чтобы спасти людей, а я...
   "Для того чтобы спасти одну женщину? И что? Для спасения одной жизни отказаться от крыльев? От того, о чем мечтал тысячелетиями?"
   Ой, давай без пафоса!
   Лучше б он говорил с иронией, все-таки серьезный разговор - не мой конек...
   Я, в конце концов, просто хотел почувствовать то же, что и они, а тут случай подвернулся... Чисто эгоистические побуждения...
   Он смеется. Светло и радостно.
   "Скромность тебе идет. Но... Разочарую тебя, ты не прав. Ты ведь уже давно научился чувствовать как они... Ты уже давно стал человеком - в душе. Ты смотрел на них, хотел быть таким как они, хотел научиться любить, ненавидеть, жить их чувствами... И сам не заметив того, уже давно всему этому научился. Именно это тебя толкнуло на поступок. И твой шантаж... Ты им просто прикрывался, чтобы скрыть свои истинные чувства. На самом деле ты просто хотел ее спасти... И ты придумал, как это сделать. Не спорь со мной. Ты забыл, что я вижу тебя насквозь..."
   Я замялся, не зная, что на это ответить.
   "Можешь не отвечать, - разрешил он благодушно. - А теперь... Мне очень жаль, но нам пора прощаться. Мне будет не хватать наших перепалок..."
   Прощаться?
   "Ну да... Люди не могут вот так просто общаться со мной. Ты перестанешь слышать мой голос... Ты вообще забудешь, кем ты был раньше. Думаю, так будет честно. Ты же хочешь начать новую жизнь..."
   У меня неожиданно защемило сердце. Странно. Не думал, что утрату можно ощущать так остро...
   "Это нормально, - приободрил он меня. - Обычные человеческие чувства... Впрочем, ты всегда можешь ко мне обратиться... Если, конечно, сам того пожелаешь. Не передумал?"
   Нет.
   "Тогда - счастливо оставаться. До встречи..."
   До встречи?
   "Конечно. Все вы приходите ко мне. Каждый в свое время".
   А что будет потом?
   "Не знаю, - улыбается, - это зависит от того, как ты проживешь свою жизнь... Хотя... - он снова смеется, - с тобой я вообще не берусь загадывать на будущее. Зачастую человек мечтает о том, чтобы обрести бесммертие и стать ангелом... Что я могу предложить тому, кто родился ангелом и всю жизнь мечтал стать человеком?"
   Я тоже улыбаюсь, мысленно разводя руками.
   "Ведь ты даже демоном стал из-за этого... Ладно, хватит лирики. Счастливо оставаться. И... заходи как-нибудь..."
   Ответить я не успел. Сначала не нашел нужные слова, а потом... Потом было уже поздно. Так я с ним и не попрощался... Хотя может, это и к лучшему?
  
  ***
  
   Облака сегодня были особенно красивы. Золотые солнечные лучи вплетались в белоснежное кружево, и их изумительный узор начинал играть новыми красками, словно под воздействием волшебной кисти великого Мастера.
   Я смотрел из окна больничной палаты, восхищаясь их великолепием, и думал о том, как все-таки прекрасна жизнь... Вот лежу здесь как колода, смотрю в окно, ни черта не помню, что со мной случилось, кто я вообще такой и как докатился до такой жизни, но знаю, что Она меня любит. Кто она, я тоже не помню, но это разве имеет значение? Она приходит ко мне, сидит у моей постели часами и ждет, когда меня выпишут и мы поедем домой. Это очень здорово - знать, что у тебя есть дом, где тебя кто-то любит и ждет. И я ее тоже люблю. И еще у нас скоро будет ребенок. И вообще... Не знаю почему, но я чувствую себя счастливейшим человеком на свете. Даже тогда, когда мне очень больно. Иногда, когда становится совсем невыносимо, я слышу где-то в глубине сознания чей-то голос... Я не могу разобрать слов, но боль от этого как-то сразу стихает. Я не знаю, кто это со мной говорит - может, мне снится мой отец, друг, которых я не помню... дух каких-нибудь предков или вполне материальный врач... А может, сам Бог... Хотя это вряд ли - кто я такой, чтобы Он со мной говорил? Впрочем, это все тоже не имеет значения. Я понимаю, что он, кем бы он ни был, тоже меня любит...
   Я смотрю в облака и думаю, сколько мне еще предстоит сделать, чтобы доказать, что я достоин их любви - этого странного голоса, этой женщины, Бога, сохранившего мне жизнь... И еще я понимаю, что сделать это мне будет очень трудно - почему-то мне кажется, что у меня отвратительно-упертый характер... Но это не делает меня менее счастливым. Потому что я знаю, с чего я начну. Я начну с того, что постараюсь сделать счастливой ее. Я не альтруист и уж точно не идеалист, чтобы пытаться облагодетельствовать весь мир и помочь какому-то абстрактному человечеству. Но сделать счастливой хотя бы одного конкретного человека - мою любимую женщину - вполне в моих силах. Хотя бы в благодарность за то, что она делает для меня. И я очень постараюсь это сделать. Счастье - это мечта? Может быть. Я где-то слышал, что мечта должна оставаться мечтой. Но я считаю иначе. Мечты должны сбываться. И я сделаю все, чтобы это доказать...
   Но это уже будет совсем другая история...
  
  ***
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Т.Михаль "Когда я стала ведьмой" (Юмористическое фэнтези) | | А.Медведева "Это всё - я!" (Юмористическое фэнтези) | | А.Минаева "Мой первый принц" (Приключенческое фэнтези) | | М.Леванова "Попаданка, которая гуляет сама по себе" (Попаданцы в другие миры) | | О.Гринберга "Краткое пособие по выживанию для молодой попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Волгина "Провинциалка для сноба" (Современный любовный роман) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Любовное фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Попаданцы в другие миры) | | М.Старр "Сказки на ночь" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"