Лихницкая Валерия: другие произведения.

Хилер. Часть 2. Глава 1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая глава второй части. Черновой вариант. Для затравки, так сказать.) Когда будут остальные - пока сказать не могу. Вот сейчас скажу страшную вещь - я понятия не имею, куда этот персонаж еще влезет и как оттуда вылезет. Я знаю только на чем все закончится. Остальное - логика событий и его поступков - мне недоступно. Я читаю главу уже после того. как пишу ее. Вот такие мы с ним (с персонажем) шизанутые. Простите. Спасибо что читаете нас))

  
  - Ай-яй-яй-яй-яй-яй, убили негра, убили, негра убили, - весело напевал я, привычно орудуя скальпелем. - Ай-яй-яй-яй-яй ни за что ни про что, суки, замочили...
  
  - Алекс, прекратите!
  
  - Да ладно! Хорошая песенка, что вы! Или вы расистка? Вы не любите негров?
  
  - Я?!
  
  - То есть... вы любите негров?! Проказница!
  
  - Алекс...
  
  - Ой, только не говорите, что это неполиткорректно! Значит, опыты над людьми ставить - это нормально, а негра негром назвать - неполиткорректно.
  
  - Смените песню, пожалуйста!
  
  - Я не диджей на радио, я - маньяк-убийца.
  
   - Алекс!
  
   - Ну ладно, шучу, не убийца, просто маньяк.
  
   - !!!
  
   О этот взгляд, молчаливый и кричащий! Тот самый взгляд, толкающий мужчин всех времен и народов на преступления, великие открытия, завоевания мира... да на все, в принципе. Я вообще не понимаю, зачем женщинам язык, когда у них есть такой взгляд.
  
   - Ну хорошо, - сдался я. - Я на ка-амушке си-жу-у-у-у, я топор в ру-уках держу. Ай-ли-и-и-и, ай люли-и-и-и, я топор...
  
   - Алекс!!!
  
   - Ну что вам опять не нравится? Это, между прочим, народный фольклор!
  
   - А у вас есть песни не про убийства?
  
   - А там не про убийства, там только про топор и люли. Или про люли тоже не надо?
  
   - Не надо!
  
   - Да вы же не дослушали! "Я топор в ру-уках держу-у-у-у, вот я колы-ышки тешу! Ай-ли..." Не, без люлей все ж не так жизненно...
  
   - Все, я больше не могу.
  
   - Ну не можете - не слушайте, - обиделся я. - Между прочим, меня сюда позвали делом заниматься, а не вас развлекать. Песен хотите - откройте себе караоке-бар и вон, релаксируйте. Кстати, это очень странно - у вас тут настоящий ад, а караоке нет...
  
   - Что?
  
   - Ну как что? Знаете, чем ад отличается от рая? В раю играет живая музыка, а в аду поют караоке.
  
   - Простите...
  
   - Простите, не понял?
  
   - Простите, что отвлекаю вас от работы, - ого! Кажется, действительно смутилась.
  
   - А вот не прощу, - да, я мстительный. И мелочный. Мерзкий тип вообще.
  
   Пауза.
  
   - Ну ладно, есть, - смягчился я. Что-то жалко ее стало.
  
   - Что есть?
  
   - Есть у меня другие. И песни и танцы. Только деньги вперед. Можете в трусы засунуть, я не обижусь.
  
   - Не дождетесь.
  
   - Тогда слушайте что есть. Ай-яй-яй-яй-яй-яй...
  
   - Давайте лучше про колышки.
  
   - С люлями?
  
   - Без разницы.
  
   - О эти женщины, сами не знают, чего хотят. С люлями - плохо, без люлей - скучно...
  
   Пауза.
  
   - А кошка у вас есть?
  
   - Кошка-то вам зачем?
  
   - Обрезки некуда складывать. У меня сосед когда мотоцикл чинил, у него всегда оставалась куча лишних деталей. Вот и я думаю, чего добру пропадать? А животинка порадуется.
  
   - Она у нас и так не грустит.
  
   - Это хорошо, - кивнул я. - О животинке заботиться надо, все они суть твари божии. В отличие от людей. Те - просто твари. Кстати, вы знаете, многие маньяки любили животных. Я вот думаю, может, мне какую-нибудь живность завести?
  
   Пауза.
  
   - Ну а что, я бы завел носорога. Или сверчка, он ест меньше. Хотя нет, зато он скрипит, а это бесит. Лучше носорога.
  
   - Господи, почему носорога?
  
   - Потому что не скрипит. Ну и прикольно. Никто не заводит носорога, а я бы завел.
  
   - И как вы его собираетесь содержать?
  
   - Я что, дурак, что ли, его у себя заводить? Я его у вас заведу. А вы уже будете думать, чего с ним делать. А я буду к вам приходить, смотреть и радоваться.
  
   - Давайте я вас лучше в зоопарк свожу, там порадуетесь.
  
   - А мороженным угостите? Без мороженного радость не может быть полной
  
   - Угощу.
  
   - А в цирк?
  
   - И в цирк.
  
   - А в кино?
  
   - И в кино.
  
   - А в отпуск со мной поедете?
  
   - Алекс!
  
   - Черт, не прокатило. Ну ладно, хотя бы попытался... Ой, я кажется зажим у него в желудке забыл! Это все вы со своими придирками...
  
   - Алекс!
  
   - Шучу-шучу. Я ж маньяк, я ничего не забываю. Но глаза у вас красивые. Большие такие. И краска для волос хорошая.
  
   - Краска?
  
   - Ну вы мне все время говорите, что от моих придурей скоро поседеете. Но я все придуриваюсь и придуриваюсь, а вы все не седеете и не седеете. Значит, вы либо врете, либо краситесь.
  
   - Боже, и этот мужчина признавался мне в любви!
  
   - Боже, и эта женщина занималась со мной сексом на Эйфелевой башне!
  
   - Алекс, вы бредите?! Какой секс?!
  
   - Офигительный! Хотя жестковатый, если честно. Но мне понравилось. Особенно когда вы меня привязали к этим металлическим дрынам... не, я понимаю, иначе мы б оттуда свалились к хренам, но получилось о-о-очень круто.
  
   - Алекс, у нас не было с вами секса никогда!
  
   - Никогда не говори "никогда". Книжка такая есть, про Джеймса Бонда - он такой же как вы, только мужик... Хотя неудачный пример - с ним бы у меня точно секса не было - никогда!
  
   Она сейчас зарычит. Это хорошо, пусть. Так даже лучше. А я пока поработаю. Люблю работать в располагающей, комфортной обстановке.
  
   Пауза.
  
   - А почему на Эйфелевой башне? - все-таки любопытство - не только мой порок.
  
   - О, а вам тоже понравилось?
  
   - Алекс!
  
   - Ну что вы сразу кричите? Прям как во время секса...
  
  - !!!
  
  - Ну не знаю, просто мне всегда это казалось прикольной идеей - заняться сексом на Эйфелевой башне... А почему вы спросили?
  
   Ада пожала плечами. Судя по ее взгляду, она считает самой идиотской своей идеей - знакомство со мной. И до сих пор спрашивает себя, почему не прикинулась глухой при первой нашей встрече.
  
   - Ну хорошо, - уступил я, - это, конечно, не так прикольно, как в зорбе... но зато романтичнее.
  
   - В зорбе?!
  
   - Да нет, на башне! На башне - романтичнее, в смысле. А в зорбе - прикольнее. Только проблема в том, что я его видел либо в детских парках, либо горнолыжных склонах. Само собой, детишек пугать не стоит, а вот катиться с горы в пузыре и при этом... По-моему, дико прикольно.
  
   - Скорее, просто дико.
  
   - Ну вот поэтому в моих мечтах вы были со мной на Эйфелевой башне. Видите, какой я гуманный, романтичный и заботливый! Цените.
  
   - Я должна вас как-то отблагодарить за это?
  
   - Ну не мешало бы. Но от вас разве дождешься... Все самому приходится делать...
  
   - Это вы о чем?
  
   - Ну например, о том, что сейчас вы, вообще-то, должны мне ассистировать. И ваше недалекое... то есть, непосредственное начальство считает, что вы именно это и делаете. Это вот только мы с пациентом знаем, что на самом деле вы просто со мной пререкаетесь, напрочь забыв о своем профессиональном долге. Поэтому чтобы вы там ни говорили о своей квалификации, вы - не врач. Вы... О! Жук-носорог!
  
   - Я?!
  
   - Да при чем тут вы?! Жук-носорог! Это же идеальный компромисс между сверчком и носорогом! Вот его-то я и заведу. У вас есть в лаборатории жук-носорог?
  
   - Алекс, давайте работать.
  
   - Так я и работаю. Помимо прочего - развлекаю пациента и заряжаю его положительными эмоциями. А вы что делаете? Кстати, он нас слышит.
  
   - Он нас не слышит.
  
   - Он нас прекрасно слышит! А будете все время спорить, никогда замуж не выйдете. Если я говорю слышит, значит слышит. И понимает.
  
   - Ну вот насчет второго сильно сомневаюсь. Хотя... может, для того чтобы вас понять, нужно впасть в кому...
  
   - Отличная идея! И сделать лоботомию - на всякий случай. Присоветуйте вашему начальству.
  
   Она что-то хотела сказать, но промолчала. В очередной раз. Она вообще последнее время молчала - не словами даже, а вообще вся. Если раньше ее молчание было красноречивым, и она говорила - глазами, жестами или дыханием, то теперь все ее динамики и мембраны (или что там у нее было) выражали только недоумение. И больше ничего. Наши настройки сбились. Я больше не пытался понять ее, она больше не понимала меня. Романтика мимолетных встреч, вскользь брошенные взгляды, прикосновения, слова, полунамеки - все это осталось в очередной прошлой жизни. Теперь между нами не было никаких загадок, никаких тайн. Только работа.
  
   Я перестал искать несуществующие подсказки, расшифровывать незашифрованные коды. Перестал видеть в ней союзника и надежду на спасение. Я вернул им шахматную доску и перестал делать заметки на полях "Истории изобразительных искусств" или чего-то там еще... Перестал шугать Торквемаду и его оловянных солдатиков. Даже огрызаться перестал. Ну, почти. Если бы совсем не огрызался, они бы решили, что со мной что-то не так.
  
  А со мной все было так. Пальцы у меня больше не кровоточили, голова не кружилась, я был здоров, работоспособен и лоялен к действующей власти. Просто душка. Я беспрекословно выполнял приказы, с готовностью отвечал на вопросы, позволял себя изучать. Я ни на кого не нападал, не совершал диверсий, не сопротивлялся, даже не задавал никому неудобных вопросов. Я лечил, оперировал, экспериментируя с развивающимся даром, помогал изучать других подопытных, охотно делился информацией.
  
   В общем, я был просто паинькой.
  
   Настолько, что временами хотелось набить самому себе морду.
  
   Ада, по-видимому, мое желание разделяла.
  
   Сначала она пыталась меня как-то невербально поддержать, всячески показывая, что всецело на моей стороне, потом, заметив, что я "не читаю" ее "сообщений", то есть, никак не реагирую на ее взгляды и уже довольно-таки внятные намеки, попыталась выяснить, что же со мной не так. Но ее попытки ни к чему не привели - потому что ее "вопросов" я тоже "не понимал". Да, и самое главное - я перестал залипать на ее сексуальность. Меня больше не волновал звук ее голоса, запах ее кожи, мое сердце не замирало при ее приближении, не стучало в такт ее шагов... Она это чувствовала и... терялась. Я продолжал шутить на тему секса, но мои новые шутки по сравнению с прежними звучали примерно как шлепок по заднице вместо серенады под балконом возлюбленной. В принципе, примерно так же я всегда вел себя с Никой. Да и со всеми, чего там...
  
   Ада перестала быть для меня уникумом, божеством. Я вел себя с ней... как обычно. И это, наверное, было обидно. Женщина прощает все, кроме невнимания. Даже если это - суперженщина. Нет, не так. Особенно, если это - суперженщина. А ведь еще неделю назад она была для меня именно такой...
  
   - Вы изменились, Алекс, - в тон моим мыслям заговорила Ада.
  
   - Да вы что? Разочарую вас, я просто адаптировался. Когда мы с вами познакомились, я был не в форме. Причем, сильно. Но сейчас я пришел в себя, и стал таким же мерзостным ублюдком, каким был всегда. Плохо вы обо мне информацию собирали. Пройдитесь с опросником по клинике - и узнаете, что там всех поголовно от меня тошнит.
  
   - Сейчас уже вряд ли...
  
   - Почему? А, ну да, я же вроде как умер... Ну и что? - пожал плечами я. - Вы думаете, это что-то меняет? Тогда спросите, сколько дней они бухали, празднуя мою кончину. Я вам отвечаю, как минимум на неделю они закрыли клинику и надрались вдрабадан вместе с пациентами. Еще наверняка пляски на столах в морге устроили.
  
   Она приподняла бровь. Я, как обычно, этого "не заметил".
  
   - Почему вы стараетесь казаться хуже, чем вы есть?
  
   - Ой, я вас умоляю, в этом нет никакой загадки, - махнул я рукой. - Просто я на самом деле мерзостный ублюдок. Это только в сериалах добрый доктор старается казаться плохим, чтобы скрыть за броней цинизма нежное сердце. Это очень трогательно - но не про меня. У меня с психикой проблемы, да. А вот сердце у меня нормальное, и скрыто за костно-мышечным каркасом, как и положено.
  
   - Вы смотрите сериалы? Но вы же сами говорили, что у вас нет телевизора!
  
   - Ну и что? У меня и сисек нет, но это же не мешает мне на них смотреть! Кстати, ваши - само совершенство. Когда я смотрю на них, мне хочется писать хокку о нежнейших лепестках сакуры, что подобно шелку бело-розового кимоно ласкают манящие склоны Фудзи...
  
   - Алекс!
  
   - Ну что вы обижаетесь, ну да, хокку я так и не написал. Не смог вместить в размер описание ваших... Фудзей. Это же японцы, у них маленькие размеры!
  
   - Доктор Лето!
  
   - Я про размеры хокку, если что. Пять-семь-пять... Да то, что я писал на заборах в нежном возрасте, было длиннее! Только не подумаете, что я хвастаюсь...
  
   Ада покачала головой.
  
   - Не хочу повторяться, но вы меня все же удивляете. Хотя... стоит признать, в последнее время вы уже не так сильно озабочены, как...
  
   - И мир проходит, и похоть его, - вздохнул я. - Это еще в Библии было написано. Черт-те когда. Могли бы уже ознакомиться - чай, не литературная новинка.
  
   - Теперь вы еще и Библию цитируете...
  
   - Ой, простите, у вас, наверное, от этого копыта ломит, рога зудят и хвост отваливается? Что-то я не подумал... больше не буду. Примите сероводородную ванну, должно отпустить.
  
   - Спасибо, вы так заботливы...
  
   - Ну я же доктор, я клятву Гиппократа давал...
  
   Вот так мы примерно и работали.
  
   И в этом были свои плюсы. У меня появилось много новых знакомых. Конечно же, это были мои пациенты, но - я же паинька! - вопреки своему обыкновению, я стал видеться с ними и вне работы тоже. То мы гуляли с кем-то в парке, то смотрели вместе фильм, то ходили обедать в ресторан, то устраивали пикники... Ада на мою нездоровую коммуникабельность взирала с недоверием, видимо, полагая, что я попросту сошел с ума.
  
   Вообще прекрасно ее понимаю.
  
  Но... черт возьми, женщины - удивительные создания. Если бы на моих глазах психически неуравновешенный тип из ярого социопата внезапно превратился в завсегдатая мирных соседских посиделок и такого всего из себя душку (и все это без видимых причин!), я бы тут же организовал поиски секретной лаборатории, где он, скорее всего, разрабатывает оружие массового поражения. Ну блин, столько фильмов уже снято на эту тему! Пора уже понять - если человек ведет себя во всех отношениях идеально - значит, он маньяк. А уж если маньяк ведет себя во всех отношениях идеально, значит, он задумал какое-то особенно изощренное злодеяние. Но женщины об этом не думают. Они радуются идеальному поведению мужчины, приговаривая: "ну вот, наконец-то я сделала из тебя человека".
  
   Ада, несмотря на все свои джеймсбондовские замашки, прежде всего была женщиной. Поэтому на мое неадекватное поведение (то есть, как раз совершенно адекватное по меркам любого нормального человека, что для меня совершенно неадекватно) она взирала с любопытством, с непониманием, с удивлением, но - без страха. Грубейшая стратегическая ошибка.
  
   Хотя... вот Торквемада - вообще не женщина, но его, как и Аду, перемены в моем поведении не испугали, а даже порадовали. Он мне так и сказал:
  
   - Алекс, вы меня радуете. Я думал, что вы будете дольше сопротивляться.
  
   Я изобразил невинный взгляд маминого натурщика, с которого она рисовала Адама до грехопадения... в смысле, рисовала-то она уже после грехопадения, это Адам по картине был запечатлен до... В общем, я изобразил невинный взгляд и вопросил:
  
   - А зачем? Разве мы враги? Я же врач. Я занимаюсь любовью, а не войной. Как хиппи.
  
   Торквемада крякнул что-то невнятно-дружелюбное, на том и порешили.
  
   Когда это случилось? В какой момент? Думаю, после нашего романтического ужина с Адой. После того, как все закончилось. Закончилось, так и не успев начаться. Это был идеальный роман. И очень правильно, что он просуществовал только в моей голове и умер при попытке выползти из нее в реальный мир. Реальность его бы испортила.
  
   Зато теперь у меня все хорошо. Мои мысли чисты и прозрачны, намерения благи, поступки гуманны. Я молодец.
  
   - Ну все, уважаемый, просыпаемся, - бодро сообщил я коматознику.
  
   Коматозник спорить не стал, видимо, уже понял, что со мной проще согласиться, иначе я с него с живого не слезу. Сделал осторожный вдох, открыл глаза, поморгал и уставился на меня, как Лазарь на Мессию.
  
   - Мужик, не надо так на меня пялиться, "встань и иди" я тебе все равно не скажу, рано еще, - я даже смутился от такого благоговения. - Сколько пальцев видите? - Я изобразил панковскую "козу".
  
   - Ни... нисколько, - прохрипел бывший коматозник.
  
   Я нахмурился.
  
   - Очень странно.
  
   Присмотрелся. Действительно странно. Со зрением у чувака все хорошо, внутричерепное давление в норме, зрительные нервы тоже вроде... Посмотрел пристальнее. Да нет, все в порядке!
  
   Я раздраженно сунул ему под нос оттопыренный средний палец.
  
   - А так?
  
   Пациент даже не обратил внимания на оскорбление жестами, вместо этого посмотрел на меня очень сочувственно и извиняющимся тоном прошептал:
  
   - У вас на этой руке вообще пальцев нет...
  
   - А на этой? - я показал ему левую руку.
  
   - На этой есть, - кивнул он.
  
   Я повернулся к Аде.
  
   - Это у нас кто?
  
   - В каком смысле? - словно не заметив в моем голосе ноток надвигающейся истерики, уточнила Ада. Зря она так.
  
   - В прямом. У меня теперь что, пальцы отвалятся?
  
  - Да нет, с чего вы...
  
  - Ада, я отдаю себе отчет, что нормальных людей вы тут не держите. Если он сказал, что на правой руке у меня нет пальцев, то что? Что должно случиться?!
  
  - Да ничего, - пожала плечами Ада. - Я не знаю, почему он так сказал...
  
  - Простите, я, должно быть, ошибся, - подал голос пациент.
  
  - Да нет, это я ошибся, - я вымыл руки, тщательно вытер их и надел перчатки. - Не надо было его лечить. Лежал бы себе тихонечко в коме и никому нервы не мотал.
  
  - Доктор, простите, - повторил пациент.
  
  - Только при условии, что вы мне расскажете, что увидели. И без вранья.
  
  - Да я ничего особенного не увидел...
  
  - Слушайте, это мои пальцы, и поэтому я решаю, особенное это или нет! Что вы увидели?!
  
  - Алекс, успокойтесь, пожалуйста.
  
  Холодный отрезвляющий голос Ады заставил меня замолчать. Ничего личного, просто я достаточно проработал в клинике и уже усвоил, что после тихого предупреждения, сказанного таким вот голосом, обычно следует укол галоперидола. Стремительный и внезапный.
  
  - Я спокоен, - возможно, слишком поспешно возразил я.
  
  - Еще чуть-чуть, и вы начали бы пытать пациента, - укорила меня Ада.
  
  И взгляд такой, давящий на совесть... Ну держись!
  
  - А с каких пор вас это беспокоит? - удивился я. - Насколько я помню, ваша задача - наблюдать за мной, фиксировать мои реакции, анализировать происходящие со мной процессы и отслеживать причинно-следственную связь, - теперь холодно и спокойно говорил я, и это никому не нравилось - кроме меня, разумеется. - Я вот не научный работник, а давно уже до этого допер. Если вы видите, что меня привел в бешенство пациент, и я начал его пытать, вы должны отойти в сторонку и дать мне доделать свое дело, даже если я его убью. А потом проанализировать разговор, снять показания со всех висящих на мне датчиков, просмотреть, в какой момент и что у меня сдетонировало, а также понять, каким образом я его убил. А мне предложить горячего какао и отправить в комнату релаксации восстанавливать силы после мощного энергетического выброса. И уж никак не останавливать меня на пороге вашего же научного открытия, - Ада как-то даже попятилась. Я переключился на пациента. - Не принимайте это на свой счет. Это на самом деле моя жена, которую похитили роботы-инопланетяне, и я теперь пытаюсь вернуть ей память, говоря всякие страшные околонаучные глупости - у них от этого транзисторы перегорают, и они ослабляют контроль над ее покалеченным всякими инопланетными опытами мозгом.
  
  - Да, спасибо, я понял, - промямлил пациент.
  
  - Итак, что там у меня с пальцами? - присаживаясь на край операционного стола, будничным тоном спросил я.
  
  - В какой-то момент мне показалось, что у вас на руке нет пальцев... то есть, они есть, но... не настоящие.
  
  - А на второй?
  
  - А на второй - настоящие.
  
  - Ненастоящие - это как?
  
  - Я не знаю, правда, - залепетал бывший коматозник.
  
  - А сейчас?
  
   - А сейчас все в порядке.
  
   - Хм... - протянул я. - И как часто с вами такое случается?
  
   - Алекс, не дави на него, - попыталась меня остановить Ада, но этого не потребовалось.
  
   - Доктор Лето, к вашим услугам, - я улыбнулся во всю силу своих лицевых мускулов и протянул ему руку, затянутую в перчатку. - Алекс Лето. Также известен как Хилер. А вас как называть?
  
   - Честно говоря, я не помню... помню только, что в последний момент я был навигатором...
  
  - Навигатором?
  
  - Ну то есть... и.о. навигатора - на машине, которая свалилась с моста в воду...
  
   - Да, серьезную работу вам доверять нельзя, я уже понял. Иона, значит, да?
  
   - Иона?
  
   - Ну да, И.О.На-вигатора. Иона. Да и по смыслу тоже подходит, учитывая ваши подводные приключения...
  
   - И чудесное избавление, - хмыкнул новоспасенный.
  
   - И склонность к пророчествам, - процедил сквозь зубы я, осматривая свои пальцы.
  
   - Доктор, ну мне же просто показалось, и потом, я же извинился... - как-то очень искренне расстроился Иона.
  
   - И это правильно - благодаря этому вы еще живы. А то я такой нервный... Ладно, отдыхайте, поправляйтесь, сегодня мне здесь больше делать нечего. Теперь вами займется доктор Ада...
  
   - Что?!
  
   - Черт, я так долго мечтал это сказать... - мое настроение снова улучшилось.
  
   Еще сильнее оно улучшилось, когда вслед за мной из операционной, шипя, как разъяренная кошка, выскочила Ада,
  
   - Алекс, когда прекратится ваше ребячество?!
  
   - Мне какао, пожалуйста. Сладкий. С ванильными сухариками.
  
   Ада мгновенно растеряла боевой запал.
  
   - Вам плохо? - порой в ее голосе звучит такое неподдельное беспокойство, что мне даже становится стыдно. Порой. Но не сейчас.
  
   - Нет пока, но я стараюсь подзаряжаться до того, как мои датчики запипикают "батарея разряжена".
  
   Недоверчиво поджав губы, рыжая фурия достала из кармана пиджака телефон и остервенело затыкала в экран наманикюренным пальчиком.
  
   - Сейчас все принесут в беседку, - отчиталась она. - Вы же в последнее время любите бывать на свежем воздухе?
  
   - Да, такая вот у меня странная прихоть. До встречи с вами я любил проводить время в плохо проветриваемых подвалах. Мы, маньяки, знаете ли, не можем без того, чтобы плесень на стенах и решетки на окнах.
  
   Ада вздохнула и скомандовала:
  
   - Идемте.
  
   Я пошел. О судьбе Ионы я старался не думать - почему он упал с моста на машине, зачем он им нужен, что у него за способности и тем более - что с ним будет в дальнейшем. Точно также я не хотел думать о судьбе всех остальных своих пациентов. Каждый выполняет свое предназначение. Это Христос был "ловец человеков". Он заботился о человеческих душах и принес себя в жертву. Я человеков не ловлю, мне они без надобности. Меня не интересует их души и судьбы, я лечу их тела. По мере сил и возможностей. И в жертву себя приносить не собираюсь.
  
   - Доброе утро, доктор!
  
   На тропинке стояла милая такая девушка, блондинка, с косой. Не с такой косой, которой траву косят, и что у смерти за спиной, а с прической - нормальной такой косой до пояса. И платьице у нее в горошек. И туфельки лодочкой. И стоит на тропинке в парке - вокруг травка зеленеет, солнышко блестит, деревья листочками шевелят - красота, да и только! Только вот мне почему-то как-то резко захотелось припустить от нее с низкого старта, как будто коса у нее та самая... которая не из волос...
  
   - А я вас как раз ищу! - а в руках у нее букетик ромашек, ну что может быть милее?
  
   - Умница какая! - похвалил я. - Как найдешь - скажешь. А то я что-то в последнее время того... потерянный, - и развернулся, намереваясь пойти в обратную сторону.
  
   Но не тут-то было.
  
   - Алекс, погодите, а вдруг ей что-то от вас нужно? - Ада так цепко подхватила меня под локоть, словно они были в доле.
  
   - Конечно, нужно, поэтому я и собираюсь отсюда свалить, а вы мне мешаете.
  
   - Алекс, но вы же не можете отказать в помощи...
  
   - Могу. Посмотрите на меня, где-нибудь у меня видите две полоски?
  
   - Это вы сейчас к чему?
  
   - К тому, что я не тест на беременность и не бурундук, - Ада округлила глаза, и мне в очередной раз пришлось пояснять. - Судя по тому, что девушка на вид вполне здорова, единственное, что ей может понадобиться от меня как от врача - это тест на беременность. А судя по безмятежному выражению ее лица, если ей и грозит какая-то опасность, то вымышленная, так что для ее устранения бурундуки-спасатели как раз подойдут. Не, я понимаю, "Слабоумие и отвага" - это отчасти и мой девиз, но все же в некоторых случаях лучше довериться профессионалам.
  
   - Одному молодому человеку у фонтана очень скоро может понадобиться ваша помощь, - от ее миленького голосочка у меня зашевелились волосы во всех местах. И кажется, в некоторых даже поседели.
  
   - Если он из него сейчас пьет - не сомневаюсь, - кивнул я. - В лучшем случае - подхватит какой-нибудь неизученный микроб. В худшем - превратится в десантника и пойдет бить лица тем, кто ему не понравится. Их девиз, насколько я помню, "Адреналин и ксенофобия".
  
   - Алекс!
  
   - Вы так часто называете меня по имени, что я начинаю чувствовать себя демоном. А вас - демонологом, который собирается меня призвать, чтобы захватить в рабство.
  
   - А как мне вас называть? - опешила Ада.
  
   - Никак. Просто отпустите мою руку, и я технично свалю.
  
   Ага, размечтался.
  
   - В этом фонтане нет неизученных микробов. Как и других микробов, способных принести вред организму этого человека, - блондинка словно зачитывала отчет санэпидемкомиссии. - Я поняла вашу шутку про десантника - вы намекаете на алгоритм, выстроенный в одной из русских народных сказок - если выпить воды из следа, оставленного кем-либо, то можно в этого кого-либо превратиться. А также на то, что десантники любят купаться в фонтанах...
  
   - Ада, можно заменить заказ? - что-то я как-то резко нехорошо себя почувствовал. Не, не то чтобы мне стало плохо физически, просто... - Вместо какао водки принесите, пожалуйста.
  
   - Вы боитесь, что в какао может кто-нибудь наступить? - усмехнулась Ада.
  
   - Ада, если я расскажу вам, чего боюсь, вы спать ночами перестанете.
  
   - Фредди Крюггера?
  
   - Нет. Фредди Крюггер тоже бы перестал спать, если бы я рассказал ему...
  
   - Тем не менее, - героиня моих ночных кошмаров не двигалась с места, но я почему-то не мог просто так уйти, не закончив с ней разговора, - этому человеку может скоро понадобится помощь врача, так как туда идет другой человек, настроенный весьма решительно. А поскольку физические данные у них примерно равны, помощь может понадобиться им обоим.
  
   - Вы что, тоже пророк, что ли?! - взбеленился я. Нет, ну правда! Не много ли пророков на одного несчастного меня, который понятия не имеет, как выбраться из этого сумасшедшего дома?!
  
   - Нет, - девочка потупила глазки. - Это не пророчество, это логика.
  
   - Какая, к чертям собачьим, логика?! Ада, водки, быстро и много!
  
   - Обыкновенная, - девочка с ромашками застенчиво пожала плечами. - Только что я сообщила одному из них, что изменила ему с тем, кто сейчас стоит у фонтана.
  
   - Зачем?! Так, стоп, не отвечайте. Этот вопрос у меня случайно вырвался. Я не хочу знать подробностей вашей личной жизни, равно как и разнимать ваших любовников.
  
   - Вам не придется их разнимать, вам нужно будет их только немного подлечить, - девушка улыбнулась светло и солнечно.
  
   - Слушайте, милая барышня, давайте вы без меня как-то обой...
  
   - В противном случае я могу сказать им обоим, что изменила им с вами, - ее улыбка стала совсем лучезарной, - уверена, это их сплотит...
  
   - Что?! - вот зря она так. Меня же нельзя пугать, я от этого зверею. - Да вы никак угрожать мне вздумали?!
  
   - Нет, - если она не прекратит улыбаться, я пойду убьюсь об одного из этих амбалов у фонтана. Самостоятельно. - Я привлекла ваш интерес. Конечно, они не смогут причинить вам вреда - у вас надежная охрана, - она покосилась на Аду. - Но зато вы уже несколько минут слушаете меня, и мне это нравится.
  
   - Что ей от меня надо? - спросил я у своей "надежной охраны". Та только пожала плечами.
  
   - Давно хотела с вами познакомиться, - пропела Аленушка из сказки. - Я - аналитик. Просчитываю варианты развития событий. Могу простроить до тысячи "цепочек" в минуту.
  
   Я замер.
  
   - Но при чем тут...
  
   - При чем тут вы? - она хитро прищурилась. - Вы для меня - сплошной вызов. Я могу простроить тысячи вариантов развития событий, связанных с вами, но вы обязательно поступите иначе. Вы прекрасный тренажер. На вас я буду оттачивать свое мастерство. Как только я научусь просчитывать вас, я буду знать, что близка к совершенству.
  
   - Ада... может, тогда лучше коньяку? Ну, за знакомство и все такое...
  
   - И потом... - не замолкала блондинка, - вы мне просто очень понравились. И мне бы хотелось...
  
   - Травяного чаю, - внезапно отозвалась Ада. - Вы, Алекс, будете пить какао, а мы с девушкой - травяного чаю. Он не пьет спиртные напитки, - как-то резко пояснила она блондинке. - Они не совместимы с его лекарствами.
  
   О боже, она ревнует?!
  
   - Ада, вы же говорили, что я не употребляю никаких лекарств? - я наклонился к ее ушку так близко, что неделю назад, наверное, упал бы в обморок от такого счастья.
  
   Она ничего не ответила. Зато заговорила блондинка.
  
   - А какие лекарства вы употребляете?
  
   - Мне уколы колют. От бешенства. Чтоб не покусал никого.
  
   Взгляд блондинки резко изменился на... примерно на такой, каким я до последнего времени смотрел на Аду.
  
   - Если вы меня захотите покусать, обращайтесь - я совершенно не буду возражать, - промурлыкала она и... протянула мне ромашки, которые тут же перехватила Ада. Конечно же, потому что ей надо меня охранять. А то мало ли что может быть в этих ромашках... Вдруг там клещ, откусит мне еще руку по локоть...
  
   - Какая у вас потрясающая реакция, - похвалила Аленушка. - Как будто на свадьбах часто букеты невест ловили...
  
   Ада побелела. У-у-у-у-у! Кажется, моя жизнь здесь скоро круто изменится.
  
   - Это очень круто, - не удержался я. - За меня женщины еще никогда не дрались. Разве что за право первой меня убить...
  
   - Алекс, заткнитесь!
  
   - И не подумаю. У меня, может, только жизнь начала налаживаться, и я хочу при этом поприсутствовать. Так что пойдем, Аленушка, к твоему братцу Иванушке, а потом - за знакомство? По чашечке?
  
   - По коленной? - уточнила Ада.
  
   - О, угрожаете? - обрадовался я.
  
   - Предостерегаю, - Ада снова была невозмутима, шикарна и надменна. Действительно ревнует! - Если соберетесь активно налаживать свою жизнь, не забывайте, что я не при всем смогу присутствовать. В отличие от тех двоих крепких ребят у фонтана, которые с удовольствием вас навестят, дабы технично объединиться против третьего.
  
   - Ну что вы, не переживайте за меня так. Ничего они мне не сделают. У меня такая репутация, что скоро маньяки-убийцы ко мне будут консультироваться ходить. Кстати, а у вас такие есть?
  
   - А если я скажу, что есть? - насмешливо прищурилась Ада.
  
   - Тогда заверните мне парочку. В полиэтилен.
  
   - С собой носить будете?
  
   - Не, прям тут сожру.
  
   Блондинка смущенно захихикала. Ну да, я такой смешной, ухохотаться до икоты.
  
   - А вы милый, - вот милым меня еще никто не называл. - У вас хорошее чувство юмора, оригинальные способности, а еще вы красивый. Я бы хотела от вас ребенка.
  
   Красивый? Я? Кажется, я уже говорил, что в последнее время так сильно напоминаю себе недокормленного вампира, что уже скоро в зеркале перестану отражаться. Даже не просто недокормленного, а вообще - вампира-вегетарианца. Даже скорее вампира-вегана. Не, ну если девочка - любительница модных диет и готики, то может быть. Да и вампирские темы сейчас в тренде... Так, стоп, что она сказала?!
  
   - Что-что вы там хотели?! - у меня даже голос сорвался под конец фразы.
  
  - Ребенка, - пожала плечами блондинка.
  
  - Но я... не... простите, я вас, кажется, не очень понял, - боже, что я несу?!
  
  - Алекс у нас отличается совершенно парадоксальным целомудрием, - мстительно улыбнулась Ада.
  
  - Ну да, мой девиз - не только "Слабоумие и отвага", но также и "Цинизм и целомудрие". Парадоксальное целомудрие... Ада, где вы учились? Вам надо работать в какой-нибудь редакции, названия придумывать для статей и журналов, а не с пистолетами бегать. Парадоксальное целомудрие звучит примерно как "Популярная трансцендентность".
  
  - А еще он любит говорить малопонятные вещи, - пояснила Ада блондинке.
  
  Блондинка восторженно кивала, не сводя с меня глаз.
  
  - Так, девочки, давайте сразу проясним сейчас кое-что, - надо положить конец этому безумию. - Быстренько сворачиваем разговоры о детях и их происхождении. Я сюда приехал, чтобы заниматься наукой, - мать моя художница, большего бреда я в жизни не говорил. Это же сон ботана-лузера! За тебя дерутся Анджелина Джоли и Мерилин Монро (почему нет? это же сон), а ты их прогоняешь обеих, аргументируя, что у тебя сессия, и тебе надо учить билеты.
  
  Они на меня смотрели примерно так, как будто прочли мои мысли. Что было вполне возможно - Ада, как мне кажется, давно уже этим занимается, а Аленушка могла просто все просчитать, как Шерлок Холмс... В общем, позор мне.
  
  - Итак, я сюда приехал, чтобы заниматься наукой, - повторил я, стараясь, чтобы это звучало не слишком по-идиотски, хотя куда уж... - Меня сейчас активно изучают, эксперименты проводят... опыты ставят... Я еще не исследовал всех своих возможностей. А также - я понятия не имею, какие из них передаются по наследству. Я не знаю, кто я и что я. Поэтому я не хочу множить сущностей и порождать чудовищ. Как только я удостоверюсь, что мои аномалии не прописаны в генах, я обязательно возьмусь за продолжение рода. Но не раньше.
  
  Ада приподняла бровь. Аленушка радостно захлопала в ладоши.
  
  - Он прекрасен, правда? - повернулась она к Аде. Ада ее восторгов не разделяла.
  
  Я, в принципе, тоже. Ну да, я такой смешной, а еще милый и прекрасный. И случайно встретившие меня на улице женщины хотят от меня ребенка. Кто из нас сидит на таблетках, я или она?!
  
  - Ада, можно вас на минуточку? - действительно, надо уже перестать тупить и заняться делом.
  
  - Если вас интересует, употребляю ли я препараты, которые как-то стимулируют выработку гормонов или влияют на восприятие реальности, то у меня все в порядке, - просчитала меня блондинка. - Но вы все же можете меня осмотреть, я не против, - она с готовностью протянула мне руку.
  
  Я снял перчатку и коснулся ее запястья. Ее пульс резко подскочил. Не сильно, но - чувствительно. Я прикрыл глаза, пускаясь в путешествие по ее "рекам крови". Зацепившись сознанием за ее эритроциты, я несся по ее кровеносной системе, затем пробежался по органам, нервам, заглянул в костный мозг...
  
  Потрясающе. Действительно никаких препаратов. Ну разве что кроме витаминов - девочка следит за своим здоровьем, и у нее это довольно хорошо получается. Никаких патологий. Но тогда... это что, правда что ли у нее на меня реакция такая?!
  
  - Алекс!
  
  Черт, пора выходить. Сначала выйти, а потом уже думать, что увидел и что с этим делать.
  
  - Алекс!
  
  Да, да, я уже здесь.
  
  Открыл глаза. Обеспокоенный взгляд голубых глаз. Погоди, красавица, я пока не могу на тебя нормально смотреть, меня еще не отпустило...
  
  - Алекс, как ваша батарея? - голос Ады, беспокойный, но не паникующий.
  
  - До беседки дотяну, - пообещал я. - А какао там будет?
  
  - Уже принесли. Сами дойдете?
  
  - Конечно...
  
  Но блондинка уже подхватила меня под руку. Я повернулся к ней... хм, ну надо же, она уже успела принять человеческий облик. Точнее, это мое зрение успело восстановиться. Интересно, обычно меня долго колбасит... Ада это тоже заметила - видимо, взгляд у меня стал очень выразительным. И радостным - ну в самом деле, видеть перед собой симпатичное человеческое лицо намного приятней обтянутых кожей черепов. Но Ада, конечно же, это истолковала по-своему. Ревнует. Кайф...
  
  - Ну что, пойдемте, девушки?
  
  Аленушка бодро кивнула и вцепилась в мою руку, Ада скривилась. Отлично! Я не знаю, что меня ждет за поворотом, но мне нравится!
  
  Мы пошли в беседку.
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"