Лихницкая Валерия: другие произведения.

Конец Света. Вариант 1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Конец Света. Вариант 1.

   Я сидел на холме и смотрел на город.
   Город шумел и искрился, вибрируя от мороза и предновогодней суеты. Люди спешно заканчивали приготовления - докупали подарки, планировали угощение, подбивали дела, уточняли графики визитов, бежали, спешили, простаивали часами в дорожных пробках и очередях, которыми обрастали кассы супермаркетов в преддверии праздников. Дети обещали себя хорошо-хорошо вести и пытались выпытать у родителей, каких сюрпризов им ждать от Деда Мороза. Витрины магазинов сверкали гирляндами, во всех людных местах, как грибы после дождя, буквально за одну ночь вырастали огромные елки, красивые, пушистые и нарядные. К тому же зима в этом году удалась на славу, щедро одарив город снегом, и теперь даже бесхозные елочки-сиротки  красовались в белоснежных шубках, поблескивая на солнце снежинками, словно стразами Сваровски. 
   Город жил. 
   Я чиркнул спичкой, поднес ее к глазам, глядя на город сквозь огонь. Картинка изменилась. Дома плавились, дороги вздымались, земля покрывалась трещинами и разломами, все вокруг размывалось, утопая в дыму и копоти... 
     Я спешно закурил и бросил спичку в снег - она тут же потухла, даже не успела растопить под собой белое пушистое одеяло... Снова бросил взгляд на город. Убедился, что весь этот Апокалипсис произошел только в моем воображении. Успокоился.
   В мое плечо ткнулась морда коня.
   - Не холодно? - раздался голос всадника за спиной.
   - Неа, - с нескрываемой досадой протянул я. Ведь уже надеялся, что он не придет...
   - А чего ты здесь сидишь? 
   Я слегка обернулся, поднимая на него глаза. Конь попятился, отступил на пару шагов и замер, перетаптываясь на месте. Всадник, обидевшись на его предательство, нахмурился, еле сдерживаясь от того, чтобы не прошипеть что-нибудь нецензурное, но не стал. Выучка.
   - Любуюсь. То есть, любовался. Пока ты не пришел, - затянулся, выпуская дым в безоблачное голубое небо, которое чуть ли не смеялось над двумя идиотами, которые зачем-то решили затеять разборки в такую чудную погоду. В снежки бы лучше поиграли...
   - Я не мог не прийти... - его голос звучал скорбно и торжественно, как в старых театральных постановках или не менее старых фильмах про войну.
   - Да ладно, я уже понял, - я поморщился, как школьник, которого погнали на прививку - дело неприятное, но обязательное, да и потом, манту - не та проблема, из-за которой стоит спорить, так, разве что поворчать для приличия... - От меня что-то требуется?
   Он фыркнул. Или конь фыркнул. Или они оба вместе, я не понял, но получилось забавно. В другой ситуации я бы даже рассмеялся.
   - Мне нравится твоя выдержка, - совладал с собой всадник. - И если бы ты не был тем, кем являешься, я бы даже тебя уважал...
   - Ой, а если бы ты не был тем, кем являешься, а, например, садовым гномиком, черта с два мы бы с тобой сейчас разговаривали! - я бросил сигарету и лег на снег, раскинув руки.
   - Не кощунствуй, - предостерег меня всадник.
   Я сначала даже не понял, о чем он говорит, но заметив, как удачно распростерся в позе креста, рассмеялся.
   - Чёй-то? Всегда было можно, а сейчас - нельзя?
   - И всегда было нельзя, - пробурчал он. - А сейчас...
   - А сейчас я и не кощунствую, - я пошевелил руками и ногами. Получился "снежный ангел". Конь, привставая на дыбы, заржал. - Я к празднику готовлюсь, - невозмутимо пояснил я, вставая и отряхиваясь, предусмотрительно отойдя подальше от "светлого образа". - Рождество скоро. Гулять будем...
   - Рождество?!
   - Ну да. Светлый семейный праздник. А тебя что, не пригласили?
   Всадник опустил забрало и... помчался на меня. Вернее, попытался это сделать.
   - Стой, на ангела наступишь! - выкрикнул я, указывая на разделяющую нас поделку.
   Он остановился, сузил глаза.
   - Забудь, что я говорил об уважении... 
   - Ой, я тебя умоляю, если б я запоминал все, что мне говорят ряженые парни в смешных картонных доспехах... 
   Вот тут он действительно опешил.
   - В смешных картонных доспехах?! - зарычал он, да так страшно, что если б я был щенком, обязательно сделал бы лужу. - Ты что, не понял, с кем ты говоришь?
   - Что ж я, идиот что ли... - я достал из кармана портсигар, открыл, протянул ему сигарету. Он сурово покачал головой. Я пожал плечами и молча закурил. То есть, хотел - молча. Но он издал какой-то звук, больше всего напоминающее звериное рычание, и я поспешил пояснить - не из страха, а чисто из вежливости, все-таки парень при исполнении, нехорошо я с ним как-то... - Мне полагается последнюю. Ну, перед смертью. Или что вы там мне приготовили...
   - Я ничего не готовил, - отчеканил он, пытаясь испепелить меня взглядом.
   - Ну я заметил, ты на повара не очень похож. Ладно, не обижайся, - сжалился я. - Ну так мне здесь сидеть? За мной вообще придет кто-нибудь, или самому с повинной явиться? Как вы там все распланировали? Хоть приблизительный тайминг показали бы, что ли...
   - Ты все увидишь, - пообещал он замогильным голосом.
   - Слушай, будь другом, сними забрало, а то ты говоришь, как помощник экстрасенса в жестяную банку, изображая явление покойного дедушки...
   Он наклонил голову, изобразив интерес.
   - Я понял, почему ты так себя ведешь. Ты боишься?
   - Нет, просто я знаю вас, какие вы мастера сюрпризов. Я вас прожду тут незнамо сколько, задубею окончательно, а потом окажется, что вы про меня тупо забыли. И мне еще бегать за вами придется, искать вас и упрашивать, чтоб вы меня взяли....
   - Не переживай, бегать не придется.
   - Ой, вы все обещаете...
   - Ты покурил?
   - В каком смысле? - он указал взглядом на сигарету. - А, ты об этом... я уж думал, ты шутить научился... Нет еще. Но ты уже можешь идти... Хотя... Слушай, а зачем ты туда вообще идешь?
   Всадник поднял забрало и уставился на меня, как на говорящего снеговика.
   - То есть как - зачем?
   - Ну вот так... Не, я понимаю, Апокалипсис и все такое, это вообще рейтинговая тема... Просто на Хэллоуин это было бы прикольно. А сейчас... Ну спустишься ты со своим конем. А там люди делами занимаются, к празднику готовятся, елки наряжают... Подарки готовят. Ребетенки стихотворения учат Деду Морозу... 
   - Не пытайся меня разжалобить! - набычился он.
   - Да не, я просто хочу тебе сказать, что ты будешь выглядеть полным идиотом. Ладно бы ты на оленях прилетел, они хотя бы в тренде...
   - На каких оленях?! - глаза его коня нехорошо загорелись.
   - Ну на северных, на каких же еще! - развел руками я. - Ты что, вообще сказок не читаешь, что ли?
   - Что. Тебе. Надо, - выдохнул он.
   - Мне? Как всякой живой твари - понимания, - я устало вздохнул, соображая, сколько времени мне понадобится на вразумление этого великовозрастного дитяти. - Пойми ты, чудище-страшилище, что в тебя уже давно никто не верит.
   - И что?
   - И, собственно, все. Ну спустишься ты, ну попылкашь огнем, как Бармаглот в "Алисе", ну поржет народ, ну выпивкой угостит, на этом все и закончится.
   - Попылкаешь?! - если бы к нему было применимо это слово, я бы сказал, что он осатанел. - Да я - Всадник Апокалипсиса!!!
   - Ну и что? - пожал плечами я. - Был бы ты Дедом Морозом, тебе хотя бы стишок рассказали. А так... 
   - Да при чем тут...
   - Да при всем, - жестко перебил его я, сняв улыбку. - В тебя не верят. Просто не верят. Они даже в Деда Мороза, и то не верят, но подарки ему заказывают. Тебя просто никто не увидит. А если увидят, то - я тебе уже говорил. Ты станешь лидером просмотров  в интернете.
   - Что?
   - Нет, вы там вообще ничем не интересуетесь, что ли? Парень, народ готовится встречать Апокалипсис уже черт знает сколько! Выпивки набрали, закуски, петард... Вечеринки проводят тематические, зажигают... ну не как ты, а весело... Спустись, спустись. С тобой все фотографироваться начнут и обязательно спросят, где взял костюмчик и сколько будет стоить лично поздравить тещу. 
   Он недоверчиво прищурился.
   - Ты просто мне морочишь голову...
   - Ну да, конечно. Это я вот только сейчас все придумал, ага... Посмотри сам.
   Он подошел к краю холма и посмотрел. Что он там увидел, я не знаю, но вид у него стал очень озадаченным.
   - Ну что, убедился?
   - Да, - гордо вздернул он подбородок. - Убедился в том, что тебе не остановить меня, Князь Лжи...
   - Снова здорово... - вздохнул я. - Ну иди тогда, кто тебя останавливает!
   Он сделал несколько шагов. Потом остановился, глядя на город уже более пристально. 
   Я затаился, боясь его спугнуть и судорожно соображая, что же мне делать, если он действительно захочет спуститься. По идее, не должен. Он амбициозный и пафосный. Начни я его умолять, он пойдет туда назло мне и обрушит на город гнев божий и все то, что должен обрушить. И не только на город...
   - Они ведут себя так же, как и всегда, - загудело из-под забрала. Я ничего не ответил, следя за его мыслью, как сапер за движениями полевой мышки, семенящей по минному полю. - Так было и раньше... И как было во дни Ноя, так будет и во дни Сына Человеческого: ели, пили, женились, выходили замуж, до того дня, как вошел Ной в ковчег, и пришел потоп и погубил всех. Так же, как было и во дни Лота: ели, пили, покупали, продавали, садили, строили; но в день, в который Лот вышел из Содома, пролился с неба огненный и серный дождь и истребил всех...
   - Евангелие от Луки, глава семнадцать, стихи с двадцать шестого по двадцать девятый, - зевнул я с напускным равнодушием. - Я знаю Библию, чего ты мне ее цитируешь? Или ты думаешь, что я превращусь в лужу вонючего сероводорода, услышав звуки Святого Писания?
   Он вздрогнул. Попытка ввести самого себя в священный транс не удалась. Конь переступил с ноги на ногу. Всадник вздохнул и что-то тихо забубнил.
   - Молишься? - поинтересовался я, щелкая портсигаром. - Молись-молись. Только хорошенько. Хочешь, и я с тобой помолюсь? Отче наш, сущий на небесах...
   - Прекрати насмехаться! - взвился он.
   - Я не насмехаюсь. Я молюсь. Молиться мне, слава богу, не запрещали...
   Он чем-то там скрипнул, то ли доспехом, то ли зубами, я опять не разобрал, но ничего не ответил.
   Я прочел текст образцовой молитвы, которую знает назубок каждый мало-мальски сведущий христианин, чувствуя на себе взгляд всадника, полный суеверного ужаса. Что его ввергло в такой шок, я так и не понял - видимо, он действительно ждал, что я рассыплюсь пеплом или превращусь во что-то нелицеприятное... Но я, к его сожалению, не превратился. Просто достал сигарету и, чиркнув спичкой, снова закурил.
   Он отвернулся. Еще какое-то время стоял лицом к городу, потом спешился, взял коня под уздцы и вернулся ко мне. Сел рядом. Я молча протянул ему сигарету. Он взял. Закурил. Мы дымили, наплевав на экологические проблемы этого несчастного мира, который, по-хорошему, давно уже пора было прикончить, и думали о том, что же нам мешает это сделать...
   - Не могу... - прошептал он. Я кивнул. - А ты... почему ты не хочешь, чтобы я это сделал? - я промолчал. Некоторые истины нужно постигать самостоятельно, без помощи взрослых. - Потому что тогда ты тоже погибнешь? - Я выпустил кольцо дыма в смеющееся небо. - Или потому что этот мир - твой? Ты же князь этого мира, да?
   - Да, - кивнул я. - А еще страшное чудовище, жрущее грешников в три пасти. Или в девять, я уж не помню, меня как только не изображают...
   Он поднял на меня такие несчастные глаза, что мне даже стыдно стало.
   - Потому что я люблю этот мир, - вздохнул я. - Только и всего. И людей этих я люблю. Всех. Ну, или почти всех. За исключением ну совсем уж моральных уродов... Только не смейся, ну вот такой я дурак, хочется мне верить в хорошее...
   - Мне тоже... - простонал он, снимая шлем и опуская голову на руки.
   - Да ладно, парень... Думаешь, Он их не любит? Он тоже не хочет, чтоб все закончилось, потому и послал тебя... такого вот, сердобольного. Что думаешь, Он глупее твоего коня, что ли? 
   Всадник поднял голову, сверкнул на меня глазами, но их огонь быстро угас. Он передернул плечами и снова уставился в сторону города невидящим взглядом, обращенным вглубь себя...
   Бедолага. Думает, что завалил возложенную на него миссию. А на самом деле...
   - Он хотел дать им еще один шанс, - успокоил его я. - И, похоже, дал.
   - А как они это узнают?
   Я выбросил сигарету. А никак. Никак они об этом не узнают. И, как всегда, ничего не поймут. И даже не заметят. 
   Кто-то решит, что это дьявол спутал карты, чтобы еще насладиться своим господством. Кто-то решит, что это Бог всех наказал, оставив всех и дальше мучиться в этом несправедливом и жестоком мире. Кто-то подумает, что Бог решил, что праведников больше не существует, а значит, и спасать некого. Кто-то - что Бог об этом мире просто забыл. Кто-то - что Апокалипсис уже давно наступил. Кто-то - что Бога вообще нет.
   И все будут веселиться. Одни - потому что ну надо же, ждали конца света, а он не наступил, в очередной раз над ними прикололись. Другие - потому что ну надо же, нашлись все-таки идиоты, которые верили в конец света. Третьи - потому что просто скоро Новый год.
   И никто не узнает, что произошло на самом деле... И что им просто дали второй шанс... Они опять ничего не поняли...
   Небо смеялось. Оно смеялось не над людьми, которые готовились к празднику. Оно смеялось над нами - над двумя хмурыми парнями, которые в такую хорошую погоду взялись грузиться о какой-то ерунде... Вместо того, чтобы поиграть в снежки...
   Мне в спину залепили снежком. Я обернулся, уже зная, кого увижу. 
   Белоснежные одежды смотрелись на нем действительно по-царски. Он стоял на вершине холма, источая такой свет, словно за пазухой прятал солнце.
   - Вы чего такие грустные? - весело спросил он, бросая снежок в несостоявшегося Всадника Апокалипсиса.
   - Да у нас как бы проблема... - попытался сохранить серьезность я, но тут же, сделав финт, залепил снежком в ответ.
   - Погодите... - вскочил Всадник, но тут же был обстрелян с двух сторон. - Но ведь конец мира - это...
   - А у нас - Новый Год! - процитировал я очень известную когда-то рекламу.
   Мы рассмеялись вместе с небом. А потом пошли готовиться к Рождеству. Все-таки семейный праздник...
   Да, конечно же, ЭТО произойдет. Когда-нибудь. Когда будет совсем невтерпеж. Но пока... 
   Город жил. Он готовился к празднику, гудел стоящими в пробках машинами, ругался одуревшими от предновогоднего шопинга мужьями и недовольными количеством нарядов женами, коптил заводами, и... смеялся чистым детским смехом, искренним и светлым, смотрел невозможными наивными глазами, ожидая чуда... 
   Чудо произошло. И пусть они его не заметили. Это не страшно. Когда Он родился, этого тоже никто не видел, кроме разве что пары овец... 
   Ведь настоящие чудеса не там, куда все смотрят.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"