Лихницкая Валерия: другие произведения.

Глава 09. Рейнгард

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я вернулась! На этот раз окончательно и бесповоротно! Книгу дописываю в скоростном режиме и выкладываю тут же. Если кто-то из моих терпеливых читателей еще остался и хочет узнать, на чем все закончится - добро пожаловать. Уже совсем скоро. Каминг сун. Я на связи.

  Глава 9.
   - Рейнгард, ну ты и свинья. В день свадьбы притащить невесту в подвал, привести в семейный склеп... и задрыхнуть! Прямо в этом самом склепе. Если бы я раньше знала, что ты на такое способен... обязательно бы в тебя влюбилась!
   Вальдос стоял у зеркала, поправляя парадный камзол, и не обращал на Шереилу никакого внимания.
   - Как я выгляжу? - не отрываясь от своего отражения, спросил он подругу.
   - Отвратительно! - соврала она.
   Вальдос удовлетворенно кивнул. Выглядел он прекрасно - словно не было всех этих волнений, метаний и обмороков. В глазах разливалась синева неба, в золоте волос путались солнечные лучи. "Хоть сейчас под венец", - весело подумал он. Можно было начинать.
   - Я тоже тебя люблю, Шере. Спасибо.
   На площади, казалось, собрался весь город. Орки стучали в барабаны, задавая ритм, в который, словно тончайшее кружево, вплетали свою музыку изящные рейнгардские флейты. Эту мелодию подхватывал ветер и нес по воздуху, принося ее в каждый дом. Город пел и веселился, предвосхищая событие, которого ждал так долго...
  ***
  ...А колонны в серых плащах подходили все ближе, сжимая кольцо...
  ***
   На самом деле свадьба представителей двух народов - удивительно красивое зрелище. Свадьба - событие важное и священное, и каждый народ стремится доказать, что именно его свадебный ритуал - лучший в мире. А уж когда свадьба объединяет два народа, и говорить нечего - лучшие элементы разных культур сплетаются в неповторимой красоты узор, собираясь в единый ритуал, в настоящее чудо.
  Линара стояла на балконе, наблюдая за приготовлениями, и поймала себя на том, что сердце ее радостно трепещет, словно это ее свадьба состоится вот уже через несколько барабанных ударов. То ли это музыка флейт пела глубоко внутри, задевая самые сокровенные струны ее души, то ли разливающаяся в воздухе магия, то ли ребенок, шевелящийся под сердцем, подпевал рейнгардским флейтам... Линара не задумывалась над этим. Она знала только, что сегодня в Рейнгарде - самый важный день, который решит судьбу города и возможно, всего этого мира...
   - Господин Фаэнор, - пропела она, не отрывая взгляда от танцующих на площади горожан, - как вы себя чувствуете?
   - Прекрасно, моя госпожа, - поклонился полковник Тринни.
   - Сегодня городу понадобится ваша помощь.
   Фаэнор замер, ожидая продолжения.
  - Нужно выставить охрану и укрепить гарнизон.
  - Гарнизон в полной боевой готовности, охрана выставлена по всему городу.
  - Спасибо.
  - Линара... с ним тоже все будет хорошо.
  Линара кивнула. Да. Несомненно.
  ***
  Заточка ритуальных ножей сама по себе была отдельным ритуалом - долгим и кропотливым. Опытный некромант никогда не точит ножи перед самим проведением ритуала, так как на это уходит много сил. После заточки клинок должен испить крови некроманта. Омыться кровью. Напитаться ей. Впитать ее в себя, пока лезвие станет сначала алым от крови, а потом снова заблестит сталью. Джерд был опытным некромантом, так что все ножи у него всегда были загодя наточены и напитаны. Так что сейчас их нужно было только разбудить. Всего несколько капель крови.
  - Это поэтому всех некромантов рисуют такими бледными? - спросила Криса.
  - Сюда вообще-то нельзя заходить, - Джерд медленно провел пальцем по боковине лезвия, словно поглаживая его.
  - Я знаю. Я вам воды принесла. И еды. И вина еще. Ваша жена передала.
  - А почему она сама не пришла? - он развернул лезвие и, коснувшись острием запястья, рассек острием кожу. Показалась кровь.
  Криса вздрогнула.
  - Сказала, что если она придет, то вы не сможете работать.
  - Я смогу, - капля крови упала на лезвие.
  - Неа, - рассмеялась Криса, хотя смех получился нервным. - Она сказала, что она вас будет отвлекать...
  - Не будет.
  - Будет-будет, она обещала... Я пойду?
  - Да.
  Джерд закрыл глаза. Будет отвлекать... да. Сначала уговаривать уйти. А потом - прощаться. Долго, упоительно и навсегда.
  Потому что совершенно непонятно, на что рассчитывает граф Вальдос, и как он собирается выиграть предстоящую битву. А выиграть он ее намерен - судя по тому, какой грандиозный праздник он устраивает. Ведь не собирается же он красиво погибнуть на глазах у всего города. И жертвовать людьми он тоже не будет - он не такой. Но тогда почему он не отправил всех в Хорран? Совершенно непонятно. Никому. Ни воинам, ни магам. Джерд вздохнул. Ну и что с того. Главное, чтобы это было понятно самому Вальдосу.
  Он рассек второе запястье и окропил кровью следующий клинок.
  ***
   - А почему мне не выдают оружие?
   - Потому что оружие для солдат, а магов приказано беречь. Приказ командира гарнизона.
   - Какой я маг, я ментат!
   - Тем более. Вы головой работаете, а это не из пушки палить.
   Лариус был вне себя. Ну какого гракха?! Все что он мог сделать, уже сделал. И что теперь, сидеть и смотреть, как другие дерутся? Это когда такое было-то?!
   - И кто у вас тут командир? Я буду говорить с командиром!
   - Я командир, - в дверях показался Фаэнор Тринни. Солдаты встали навытяжку, салютуя полковнику. - Вольно, - скомандовал он. - Лариус, тебе поговорить не с кем?
   - О, я думал, ты еще лечишься, - пыл ментата слегка утих. - Они мне оружия не дают!
   - Я знаю, это мое распоряжение, - Фаэнор говорил негромко, но в гарнизоне повисла такая тишина, что даже если бы тут водились мыши, они бы не шуршали, передвигаясь не на цыпочках даже, а, видимо, исключительно по воздуху. - Маги нам нужны для других целей.
   Лариус выругался. Он уже сделал все, что от него требуется - зарядил вместе с Шереилой ментальными заклинаниями необходимые артефакты. А теперь ему приказывают только отдыхать и ничего не делать. До следующего распоряжения. До какого распоряжения, гракх побери?!
   - Для каких целей?! Менталом мне запретили пользоваться, оружия не выдают...
   - Тебя еще позлить, и без оружия на врагов спускать можно, - усмехнулся Фаэнор. - Тебе Шере показала точку, с которой ты будешь поддерживать заряд артефактов?
   - Показала, - Лариус совсем сдулся - тема так быстро сменилась, что он даже возмутиться не успел.
   - Тогда отправляйся туда. С тобой будут двое солдат охраны. На всякий случай. Больше дать, извини, не могу, все на пересчет.
   Лариус хотел спросить, зачем эти двое, если там нужно будет только подзаряжать, и то на безопасном расстоянии, но смутился - слишком много выходило из границ его понимания, и любой вопрос мог показаться глупым человеку, владеющего большей информацией, чем он. А полковник Тринни, кажется, входил в число избранных. Он что-то знал, как и граф Вальдос. Знал и был уверен в том, о чем Лариус не мог даже подумать.
   - Лучше спроси, - снова усмехнулся Фаэнор. - Ты мне глазами уже дыру в черепе просверлил. А мне вот только этого сейчас для полного счастья не хватает.
   - Я... я не понимаю, - признался Лариус.
   - Что не понимаешь? Твоя задача...
   - Я помню задачу, мы ее обсуждали, - перебил ментат командира. - Я не понимаю, как вы планируете отбить...
   - Какой же у вас, магов, бардак в организации, - покачал головой Фаэнор. - Хотя, может, это и к лучшему. Был бы порядок, вы бы друг друга уже переубивали. Войной бы пошли гильдия на гильдию, и под трубы и барабаны организовано самоуничтожились. А так хоть кто-то жив остался...
   Лариус открыл рот, чтобы возмутиться, но Фаэнор продолжил:
   - Это я к тому, что иногда нужно просто выполнять приказ. Четко и без лишних вопросов.
   - Я не военный, - попытался обидеться Лариус.
   - И слава Богине, - лицо полковника озарила мечтательная улыбка.
   Богине... Лариус внезапно осек себя. Ну конечно... Богиня! Фаэнор видела Богиню, и она спасла... практически вернула ему жизнь, с которой он уже успел проститься. Теперь для него нет ничего невозможного. В мир вернулась надежда. Мир будет спасен... Но как это поможет сейчас Рейнгарду?
   - Лариус, тебе...
   - Пора на позицию, я понял, - кивнул ментат. - Уже иду. А... граф вообще в курсе того, что тут затевается? - задал он волнующий его вопрос.
   Фаэнор приподнял бровь.
   - А ты как думаешь?
   - Я понятия не имею, - признался ментат. - Мысли читать мне запретили, а так... я вообще не понимаю, что его заботит, а на что ему откровенно наплевать...
   - Это хорошо, - кивнул Тринни. - Если ты не понимаешь, значит, другие тем более.
   ***
  
  
  
   Очень красив свадебный обряд орков!
   Горожанки Рейнгарда, разрумянившиеся, разгоряченные легким молодым вином и ярким, невиданным доселе зрелищем, не сводили восхищенных глаз с шутейных боев молодых орков - дерзких и мужественных, сильных и красивых - какой-то другой, диковатой, почти животной красотой.
  Облаченные в свои необычные яркие и разноцветные одежды, состоящие из лент, повязок, ремней, перьев и бус, которые не столько скрывают от посторонних глаз, сколько наоборот, выставляют напоказ налитые бурлящей силой мускулы, они под бой барабанов бьются на посохах и кинжалах, сходятся в рукопашной, то припадая к земле, то взмывая в воздух, демонстрируя превосходное владение телом. Навершия посохов тоже украшены лентами. Эти ленты на одежде и оружии мелькают, точно огненные сполохи, придавая еще больше жара, еще больше страсти в шутейной битве. Орки рычат, топают, клацают клыками, бьют себя кулаками по могучей груди, выкрикивают боевые кличи, бросают друг друга в воздух, поют победные песни.
  Горожанки, немного смущаясь, хлопают в ладоши - сначала аплодируя, а потом, увлекаясь, ловят барабанный ритм, и хлопают и топают уже в такт диковатой, непривычной музыке, и вот они уже поют вместе с орками, на незнакомом языке поют песню о торжестве силы и достоинства.
   Горожане тоже поют, вся площадь поет песню орков.
  После молодых орков выходят с танцем орчанки - в струящихся до земли лентах, они словно плывут над землей. Их танец полон чистоты и грации. Мужчина - огонь, женщина - вода. Танец мужчин - танец битвы, танец девушек - обряд плодородия. Городская площадь из поля битвы превратилась в поле для посева, девушки вскидывают руки, разбрасывая семена. Орчанки поют песни о том, что добро, посеянное с любовью, скоро даст свои всходы и будет несокрушимо.
  Возвращаются орки и начинается парный танец. Движения мужчин - резкие и порывистые, движения женщин - мягкие и плавные. Но с каждой фигурой, с каждым барабанным ударом все смелее движения орчанок и все бережнее - движения орков. Мужчина - огонь, женщина - вода. Огонь способен заставить воду бурлить, но вода способна усмирить огонь. Под воздействием мужчины меняется женщина, под воздействием женщины меняется мужчина. И только эти изменения делают их полноценными - так юноша становится мужчиной, а девушка - женщиной. Они дополняют друг друга. По раздельности они - только части большой силы. И только вместе они - одна сила, цельная и неделимая. Только вместе они могут создать новую жизнь.
  Барабаны бьют все быстрее, танец становится все более жарким - в сполохах лент, широких и узких, коротких и длинных, мелькают молодые тела. Парни и девушки, стройные и красивые, с горящими глазами... Парни поднимают в воздух девушек, подбрасывают их, ловят, сжимают в объятиях, отпускают, снова ловят, огонь опаляет воду, вода струится по огню, языки пламени ласкают волны, волны укрощают пламя, снопы огненных искр соединяются с водяными брызгами, вулканы, извергающиеся из ледяных гор, сменяются фонтанами, бьющими посреди жаркой пустыни...
  Всюду жизнь. Всюду ее дыхание.
  Горожане смотрели на танец орков как зачарованные, отдаваясь этому танцу всей душой, вплетая в ритм барабанов биение своего сердца...
  ***
  А колонны серых, подойдя к стенам города, остановились.
  ***
   - Госпожа Линара, я буду вам очень признателен, если вы наденете накидку - дождь собирается...
   Дождь и правда собирался. Собирались тучи в кольцо, нависая над крепостными стенами славного города. И в самом городе начинал накрапывать мелкий дождик, словно подгоняя зазевавшихся горожан, тех, кто не успел еще пойти на праздник, поторопиться и занять свои места на главной площади города - ведь только там, под ясным синим небом, по-прежнему сияло солнце, время от времени прикрывающееся белыми облачками (надо полагать, чтобы горожанам не стало слишком жарко), там гулял приятный ветерок и гремели лишь орочьи барабаны.
   Горожане, поспешая, бежали к площади. Место хватало всем. Остальные части города быстро опустели - там понемногу усиливался дождь и где-то за городом даже были слышны раскаты грома, сливаясь с барабанной дробью молодых орков. Горожан это не беспокоило - они доверяли своему графу и восхищались, как эффектно он использовал погоду в качестве декораций для великолепного представления.
   - Не беспокойтесь за меня, господин Фаэнор, я не промокну. Граф Рейнгард не допустит, чтобы на меня упала хоть одна капля, - светло улыбнулась богоподобная.
   Фаэнор, помедлив, кивнул. Но все же... накидку бы ей следовало надеть. Это хорошо, что она так доверяет графу Вальдосу. Но он не бог. К тому же, на нем и так лежит ответственность за целый город. Вряд ли у него будет время следить за каждой каплей... И хватит ли ему на это сил...
   - Господин полковник, разрешите доложить!
   Король воров. Отличный парень. Который знает здесь каждый закоулок.
   - Все артефакты размещены в стратегических местах!
   Слов каких набрался. "Стратегических"... Ну что ж, молодчина. А ведь и правда, кому как не ему доверить эту работу? Кто, как не он, знает обо всех "стратегических местах" города? Кто, как не он, знает, как туда пролезть? Ох, как же грамотно граф Вальдос использует человеческие ресурсы вверенного ему города!
   Фаэнор поблагодарил Короля воров за службу, отправил его с новым поручением и уже сам собирался уходить, как что-то его остановило.
   - Бедные детки... несчастные, глупые мальчики... - совершенно не к месту вдруг прошептала Линара. - Бедные, глупые детки... - прекрасные глаза целительницы наполнились слезами.
   Хорошо, что Король воров не услышал этого, подумал полковник Тринни. Он все равно ничего бы не понял, но слезы женщины, оплакивающей кого бы то ни было, пусть даже неясно кого - совсем не то, что должен видеть воин перед битвой. Самого Фаэнора-то мало чем можно испугать. И даже слезами Линары. Хотя... как раз именно Фаэнору ничего объяснять было не нужно, он сразу понял, о чем и о ком она плачет. И от этого у него самого ком подкатил к горлу.
   - Ой... Полковник, простите меня! - Линара, внезапно спохватившись, закрыла ладонью рот. - О Богиня, какая же я дура! Простите! - и прежде чем Фаэнор успел возразить, что она вовсе не дура и ничего страшного не произошло, целительница бросилась к нему и обняла, как родного. Фаэнор даже растерялся.
   - Право, не стоит... - только успел пробормотать он.
   - Госпожа Линара, прекращайте обнимать полковника, он мне нужен, - бросил походя внезапно появившийся рядом граф Вальдос, и полковник смутился окончательно.
   - Простите... - повторила Линара, - я совершила такую бестактность...
   - Прощаем, - просто кивнул Вальдос. - А вы, полковник, покиньте стратегическую точку госпожи Линары. Пойдемте со мной!
  И помчался дальше, даже не оборачиваясь, в полной уверенности, что полковник последует за ним. Конечно, так и было, но откуда, гракх разбери, у него такая непогрешимая уверенность в себе и людях?
  - Не подходите к ней пока, - не оборачиваясь, проговорил граф. - И не обращайте внимания не то, что она говорит. Она немного... - он запнулся и изобразил неопределенный жест, подбирая слова, - на своей волне.
  - Но она права! - полковнику стало обидно за Линару.
  - Права, да. Но вам это слушать незачем.
  Вальдос резко остановился и обернулся, вперившись в лицо Фаэнору холодными голубыми глазами. Полковник, спешивший за графом по лестнице, едва не налетел на него, ему даже показалось, что именно этот взгляд его остановил и заставил замереть на месте.
  - Полковник. Я знаю вашу историю. И знаю, как вам... тяжело вступать в эту битву.
  Фаэнор почувствовал, как кровь приливает к лицу и стучит в висках.
  - Ваша светлость! - прорычал Тринни. - Я готов отдать жизнь...
  - Не сомневаюсь, - перебил его Вальдос. - Только мне как раз не нужно, чтобы вы ее отдавали - ни за меня, ни за Богиню, ни за Линару или за кого или что вы там еще собираетесь ее отдать. У меня, знаете ли, свадьба. И я не хочу, чтобы такое радостное событие омрачалось чьей-либо смертью. Вы меня понимаете?
  Фаэнор кивнул.
  - Прекрасно. Так вот, - продолжал он. - Я знаю, как вы относитесь к Инквизиции, и какие противоречивые чувства вас одолевают.
  Фаэнор скрипнул зубами. Сын. Его сына пытались посвятить в Инквизиторы, и он умер, не пройдя посвящения... А те, кто выжил - заняли место в рядах Серого Братства, неся эту заразу по всему миру... Они несут смерть, они забирают жизни и души людей... Они убили его сына... но в то же время они - такие же, как и его сын... это такие же фанатики, у которых отняли душу... Бедные, глупые мальчики... Несчастные мальчики...
  - Это не помешает мне выполнить свой долг, - выпрямился Фаэнор.
  Вальдос долго смотрел ему в глаза. Даже ментат так не смотрел, как граф Рейнгард. Даже Линара. Ментат, который читал мысли. И Линара, которая читала душу. Вальдос смотрел долго и пронзительно. А потом его взгляд снова стал простым и беспечным
  - Ну как хотите, - пожал плечами граф. - Это, в конце концов, ваше дело. Тогда выполняйте, - и, отвернувшись, побежал вниз по лестнице.
  - Благодарю вас! - прокричал ему вслед Фаэнор, но граф только отмахнулся - он уже занимался другими делами - к нему спешили маги, что-то выясняли, проверяли, уточняли - граф уже наверняка забыл, о чем только что говорил с полковником, а вот Фаэнор вряд ли забудет этот взгляд графа, пронзительный и незнакомый.
  ***
  Серые Братья, сомкнув кольцо вокруг крепостной стены города, перестроились.
  Интересно, будут сразу атаковать или попробуют для начала поговорить? Конечно, не для того они пришли, чтобы разговаривать, но атаковать без предупреждения - это нападение. А нет такого закона, по которому можно было бы просто так нападать на мирный город, без объяснения причин.
   - Именем Святой Инквизиции, откройте ворота!
  Ага, все-таки решили поговорить. Ну что ж, почему бы и нет.
  - Господа, вы уже вернулись? - на крепостной стене, словно принесенный внезапным порывом ветра, появился граф Вальдос. - Простите, но сегодня я никак не могу принять вас - у меня, знаете ли, свадьба. Если бы я знал, что вы придете меня поздравить, я распорядился бы о том, чтобы вам тоже подготовили места, но сейчас мне просто негде вас разместить!
  - Святой Орден располагает сведениями, что в вашем городе скрывается некто, обвиняемый в совершении ряда преступлений против Короны! Мы требуем от графа Вальдоса Рейнгарда выдачи преступника или предоставления Ордену возможности его поимки и ареста, иначе граф Рейнгард будет арестован по обвинению в пособничестве преступнику и препровожден в тюрьму!
   Инквизитор шутить был не намерен. Он зачитывал приказ своего Архиепископа ровным, монотонным голосом, не обращая внимания на Вальдоса.
   Хм. Даже обидно.
   - Нет, я не хочу в тюрьму. У меня свадьба, какая тюрьма? Что я потом скажу своей невесте? Она еще подумает, что я сбежать решил... Обидится... И родня ее обидится... А знаете, что со мной сделают орки, которые решат, что я обидел их сестру? Меня даже тюрьма ваша от них не спасет!
   - Граф Вальдос Рейнгард, или вы немедленно выдаете нам преступника...
   - А что это за преступник? Я даже близко не представляю, о ком вы говорите.
   - Или вы предоставляете нам доступ в город, замок, каждый дом и иной объект...
   - Ну нет, это исключено.
   - Это ваше последнее слово?
   - Нет, конечно, вы что, с ума сошли? Свое последнее слово я на смертном одре скажу. И то еще не факт - скорее всего, еще долго буду являться во снах своим потомкам и рассказывать много интересного. О том, как Инквизиция решила превысить свои полномочия и напасть на мирных жителей, например.
   Серые перестроились. Блеснула сталь.
   На крепостных стенах показались лучники.
   - Господа Инквизиторы! - Вальдос легко запрыгнул на парапет и стал прогуливаться по бойницам, словно был совсем невесом. - Да будет вам известно, что город хорошо укреплен. У вас есть возможность поверить мне на слово, что здесь нет никаких преступников, и уйти благополучно, или же мы будем вынуждены вступить в бой. И тогда вы все погибнете. Мне будет очень жаль омрачать такой радостный день таким горестным событием, но... вы не оставляете мне выбора. Поверьте. Я не хочу вас убивать. Но я буду вынужден защитить свой город.
   Главный Инквизитор отдал короткий приказ.
   Серые братья достали оружие, осадные крюки и...
   И грянул гром. Разразилась гроза. Дождь лил стеной, нещадно поливая серых братьев. Гром гремел, дождь шумел, заглушая голос командира, вода заливала глаза, не давала прицелиться и сосредоточиться.
   Совершенно непонятно было, откуда взялось столько воды.
  Не из реки же, которая опоясывала город...
  Город, который было почти не видно из-за дождя. Над рекой стоял туман. Этот туман был настолько густым, что и без дождя в нем невозможно было ничего разглядеть. От реки поднимался пар, он устремлялся в небо и там, собираясь в тучи, обрушивал потоки воды на серые отряды, которые могли ожидать всего, но не удара стихии. Потом эта вода возвращалась в реку и шла на новый круг...
  Обычный круговорот воды в природе. Никакой магии.
  Казалось бы.
  Белая легкая фигура графа была почти не видна в толще воды.
  К тому же, ветер усиливался и грозился превратиться в ураган.
  Старший Инквизитор недоумевал. Он попытался блокировать магию графа Вальдоса, но... с удивлением заметил, что граф Вальдос магию не применял. Он ходил по парапету, словно подставляясь под удар, дразнил непрошенных гостей, но... магии он не применял! Это было невозможно, но это было так.
  Да, магия была в самом графе Вальдосе, она чувствовалась даже на расстоянии. Но он не применял ее! Дождь и ветер, этот безумный круговорот... в это невозможно было поверить, но их происхождение не было магическим!
  Чего не скажешь о самой воде... Что-то в ней было не то. На серых братьев не действовала магия. Они ее поглощали, это было известно каждому. Но вода...
  Двигаться в ней было все тяжелее. Мысли серых братьев путались, руки переставали слушаться.
  И тогда на стену вышла Она.
  Она вышла, и словно солнце взошло над замком. Там, где стояла она, тучи рассеялись, и лучи солнца озарили ее золотым светом... Она стояла в полупрозрачном платье, прижав руки к груди... Она была воплощением жизни, воплощением женщины, воплощением Матери...
  - Бедные детки... - ее голос прозвенел над стеной, отзываясь в голове каждого... -Несчастные, глупые мальчики... Что же с вами сделали?!
  В рядах серых началось что-то непонятное. Кто-то упал на колени. Кто-то зашатался и рухнул наземь.
  - Бедные, несчастные мальчики! Возвращайтесь домой! - женщина протянула руки.
  - Назад! - не своим голосом заорал старший. - Отступаем! Быстро отступаем!
  Но сделать это было не так-то просто.
  Братья ошалело трясли головой, таращили глаза. Кто-то вообще не понимал, что происходит. Остальные, кто мог стоять на ногах, хватали своих потерявших разум товарищей и утаскивали на себе. Дождь прекратился, засияло солнце, но Серые Братьев это не радовало - как от чумы бежали они от замка.
  Вальдос подошел к Линаре, обнял ее за плечи.
  - Не плачь. Все будет хорошо.
  - Нет, не будет, - шептала она, глотая слезы. - Не все вернутся... Не все...
  Граф прижал ее к груди.
  - Многие погибли... многих не вернуть... многие погибнут еще... так много... много смерти... - плакала Линара, не в силах остановиться.
  - Да, много, - не стал спорить Вальдос. - Где жизнь, там и смерть. Но где смерть, там жизнь. Жизнь всегда побеждает. Иначе ничего бы не было. Вообще.
  Линара кивнула.
  - Ты знаешь... - подняла голову целительница, - а ведь я почувствовала, что кто-то из них очнулся... я не знаю как... но они очнулись... и они могут вернуться... они не погибли! Не все погибли! Их можно вернуть! Не всех... но кого-то - можно! Ты понимаешь, что это значит?!
  Вальдос понимал. Но это все требовало хорошего обдумывания в тихой обстановке, в кабинете, за бокалом вина, а не на крепостной стене замка. С босой беременной целительницей.
  - Понимаю, Линара, - граф осторожно высвободился из ее объятий. - И мы это обязательно обсудим. Но не сейчас. Сейчас тебе пора отдохнуть, - он снова запрыгнул на парапет. - А мне пора...
  Линара закричала, как будто увидела смерть.
  А может, так это и было.
  Лучник - не в рясе, нет, одетый, как обычный горожанин, натянул тетиву и выстрелил. Графа Вальдоса подбросило вверх, закружило порывом ветра, и он, раскинув руки, словно подстреленная птица, полетел со стены.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"