Лихницкая Валерия: другие произведения.

Глава 15. Фаэнор. Рейнгард

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 15.

  
  
   - Фа-э-но-о-ор!
   Этот крик не умолкал никогда. Он всегда звучал в его голове, не давая ему спать ночами, сводя с ума его и тех, кому не посчастливилось в это время находиться рядом.
   - Фа-э-но-о-ор!
   Протяжный вопль, похожий на вой, переходящий в... хрип, чаще всего предсмертный. Иногда женский, иногда мужской, иногда вообще мало похож на человеческий, но всегда - жуткий.
   - Фа-э-но-о-ор!..
   Так когда-то кричала его жена, когда на их деревню напали восставшие. Инквизитор еще сказал, что это - дело рук некроманта, который, спасаясь от справедливого наказания, к которому его приговорил Святой Орден, поднял кладбища в нескольких окрестных городах и направил на их маленькую деревеньку. Впрочем, ему это все равно не помогло - он все равно был схвачен и казнен. Так сказал Инквизитор. И Фаэнор ему поверил. Тогда. Зря. Но не поверить он тогда не мог... Тогда он был ослеплен ненавистью и болью. Его дом, равно как и другие, был буквально погребен под останками восставших и присоединившихся к ним селян. В этой бойне выжить было невозможно. В этой бойне погибла его жена... единственная женщина, которую он любил всю жизнь... жизнь, которая потеряла для него всякий смысл после этой чудовищной битвы. Он сам не понял, как выжил тогда, а главное - зачем. Хотя... у него был тогда еще сын, которого ему все-таки удалось спасти... тогда...
   - Фа-э-но-о-ор!
   Так кричал целитель, уже отчаявшись вернуть его к жизни. Светлый маг никак не мог понять, почему простой человек, без каких-либо магических способностей, крепкий телом - судя по всему, отменный солдат, чудом выживший в этой мясорубке, не приходит в себя сейчас, когда все его раны уже почти полностью залечены. Почему! Да потому что - не все! Потому что даже самый простой человек, кем бы он ни был, деревенским конюхом или солдатом из отборной армии Его Величества, получившим за отличную службу кратковременный отпуск, чтобы повидать свою семью... чтобы увидеть, как его семью... Да не может этот человек жить с такой душевной раной, неужели не понятно?! Не может, а главное - не хочет! Толку с его боевых заслуг, если он, такой сильный и ловкий, один из лучших мечников королевской гвардии, не смог защитить ту, что любил больше жизни!
   - Фа-э-но-о-ор!
   Какой, однако, настырный лекарь... Да, не хотелось, очень не хотелось оживать. Но пришлось. Из-за сына. И... не только. Еще надо было отомстить. Жестоко. Только вот - кому? Некромант, наславший полчище мертвецов на богами забытую деревню, давно уже мертв. Но, с другой стороны, он же не единственный, сеющий зло и насилие, есть и другие, живые и здравствующие, несмотря на все старания Инквизиции. В душе Фаэнора закипала жгучая ненависть, и она требовала выхода. Он уже ненавидел не только некромантов, но и всех магов - ведь они, пользуясь невесть откуда льющейся силой, недоступной ни взгляду, ни слуху, ни даже пониманию простого народа, мнят себя чуть ли не богами, смотрят на всех свысока и считают, что вольны распоряжаться судьбами людей! Прав отец Инквизитор, все зло - от них, и он, Фаэнор Тринни отныне объявляет им войну! Всем магам. Некромантам - в особенности.
   - Фа-э-но-о-ор!
   Но, однако же, нельзя забывать, что своей, пусть и никчемной жизнью, он обязан одному из Светлых магов, целителю, тому, кто спас не только самого Фаэнора, - об этом его, кстати, никто не просил! - но и его сына. Единственного. Совсем еще мальчишку. А быть неблагодарным Фаэнор не умел.
   Поэтому с местью пришлось погодить. Потом. Позже. Убивать магов только за то, что они маги - не лучший выход, и, как бы его не ослепляла ярость, безумцем он не был. Поэтому, пока у него не было иного выбора, он решил их просто ненавидеть.
   - Фа-э-но-о-ор!
   Какое-то время так кричал его капитан - это когда, решив начать жизнь заново, он вернулся в королевскую армию. Но все-таки что-то в нем изменилось - на поединок с ним выходили немногие и неохотно, хотя он всегда был отличным мечником, да и сам капитан смотрел на него с опаской - видимо, что-то мелькало в его глазах во время боя, вызывающее у противников по упражнениям беспричинный страх. Впрочем, его это не сильно беспокоило - друзей у него здесь никогда не было, а отношение людей, которые были ему безразличны, его не волновало вовсе. Обидно только, что, несмотря на его мастерство, оттачивающееся день ото дня, его никак не хотели повышать по службе. Хотя странно, ведь он был мастером меча и лука, к тому же, в стратегии боя разбирался получше капитана, не первый раз замечая ошибки в лекциях, что тот читал солдатам. К чести Фаэнора, на это он внимания не обращал, и вообще, с капитаном не спорил, однако, не из-за смирного поведения, а наоборот, зная свой взрывной характер, предпочитал не затевать разговоров, о которых мог потом пожалеть, поскольку вовремя останавливаться Фаэнор не умел.
   Но, кажется, капитан все равно это чувствовал, может, поэтому его и недолюбливал. В принципе, ему было все равно, какое звание он носит, тщеславным он не был, единственно, что его раздражало, что приходилось подчиняться тем, кто на деле слабее его и в мастерстве и в знаниях, к тому же, он был бы не прочь получать жалование чуть больше того, что ему полагалось как простому солдату. Но, опять-таки, большой трагедии не было и в этом - даже простым солдатам король хорошо платил. Так что, ему хватало. На безбедную жизнь и воспитание сына, которого забрал в столицу.
   Мальчик учился в одной из лучших школ Эвенкара, ни в чем не знал нужды и размышлял над тем, кем хочет стать в будущем. К счастью отца, способностей к магии у него не оказалось, но талантов было множество, кои он и собирался развивать.
   А вот у Фаэнора был один талант - талант воина. Но почему же его не повышали по службе?
   - Фа-э-но-о-ор!
   Многие воины обжигались о пламя смерти, пылающее в его глазах, а капитан, почему-то, завидев это пламя, начинал истошно вопить. Может, его считали сумасшедшим? Глупцы! Глупцы и трусы. Как бы ярость ни плескалась в его душе, пытаясь вырваться наружу, он всегда четко контролировал все свои действия. Тогда. Но потом...
   Судьбе было угодно приготовить ему еще один удар. Да, именно приготовить. Как лучник прилаживает стрелу, подгоняет оружие под себя и под цель, в которую он метится, как натягивает тетиву, рассчитывая силу удара, как полководец выстраивает схему боя, прописывая до мелочей, какой должна быть одна-единственная атака, порой решающая исход многолетней войны, так и злой рок припас для Фаэнора удар, который он никогда бы не смог отразить.
   Его сын определился с выбором. Выбор мальчика был столь неожиданным, что Фаэнор, выбитый из колеи, даже не знал, как на это отреагировать. Отговаривать сына он не хотел - в конце концов, это было его решение, да и не смог бы, прежде всего, не зная, чем на это можно было возразить. Да и стоит ли? А если стоит, то - как? Мальчик, лишенный матери, сын Фаэнора Тринни, воина королевской армии, решил посвятить свою жизнь служению... Святому Ордену.
   - Фа-э-но-о-ор!
   Он столько раз просыпался в холодном поту от этого крика, когда жена, приходя к нему во сне, пыталась его предостеречь... Казалось бы, ну что тут такого? Святой Орден как раз очищает мир от "всякой скверны", от таких, как тот некромант, из-за которого погибла его любимая женщина. Именно Святой Орден поддерживает порядок в мире, призывая к ответу зарвавшихся магов, которым он когда-то объявил войну... Так в чем же дело? Почему вместо радости за выбор сына, решившего воплотить мечту отца, - о которой он, кстати, никогда при мальчике не заикался, - он чувствует леденящий сердце ужас? Почему его сердце сжимается, а по спине бежит холодок, поднимается по шее и нашептывает в ухо самые страшные сказки, которые оказались детским лепетом по сравнению с тем, что...
   - Фа-э-но-о-ор!
   А ведь жена являлась ему во сне не один раз... Тогда еще мальчика можно было спасти...
   Фаэнор даже не успел проследить за тем, когда же сын успел пройти "предварительное обучение", которое, как он полагал, должно было существовать перед посвящением в неофиты Святого Ордена, но оказалось, что он бы и не смог этого сделать - ничего подобного в Инквизиции не было.
   Все было намного проще - у юного Тринни не так давно появился друг, раскрывший мальчику глаза на мир, так что после столь плодотворного общения иного пути, кроме как в Инквизиторы молодой человек уже не видел. Но как же он не смог за этим уследить?!
   - Фа-э-но-о-ор!
   Да, предостережения были. Да, нельзя было его отпускать. Но, с другой стороны, как бы он ему это запретил? Что делать, если мальчик хочет стать послушником Святого Ордена? Если он хочет отомстить за мать? Если он хочет сделать то, что так и не сделал его отец?
   - Фа-э-но-о-ор!
   Женский крик, звучавший в его голове, был уже нестерпимым... он проникал все глубже, в мозг, превращаясь в протяжный стон...
   - Фа-э-но-о-ор!!
   Стон... сладострастный стон...
   - Фа-э-но-о-ор!!!
   Стон исступленного наслаждения... самой дорогой проститутки славного города Рейнгарда.
   - Фа-э-но-о-ор!!!
   Шепот, хрип, стон продажной женщины, в кровь расцарапывающей ему спину, и без того покрытую боевыми шрамами.
   - Фа...э...но...о-о-ор!!!
   Через некоторое время он приподнялся на локте, с интересом разглядывая женщину, спящую в его постели с блаженной улыбкой на припухших губах. Красивая... Он перевел дыхание, встал с кровати, осторожно, стараясь ее не разбудить, подошел к столу и жадно припал губами к кувшину с вином. Опять... опять воспоминания... Как-то не вовремя... Он потряс головой. А когда оно бывает вовремя? Когда приходит время бередить душевные раны?
   Встряхнувшись, он допил содержимое кувшина и уже собрался вернуться к дремавшей в сладкой истоме женщине, как вдруг услышал за окном едва уловимый шорох.
   Конечно же, ему показалось. Конечно же, надо завязывать с выпивкой. Конечно же, надо просто не обращать внимания на подобного рода галлюцинации и ложиться спать... вместо того, чтобы стоять сейчас с обнаженным мечом, выхваченным в одно мгновение из-под кровати, притаившись за шторой, затаив дыхание, слушая нарастающий шорох снаружи. Вор. Скорее всего, небольшого роста. Возможно, худой. Мальчишка. К тому же, судя по всему, неопытный - уж больно неуверенно ступает. Но на случайного искателя приключений - как, например, на удирающего через окно, любовника, чуть не застуканного ревнивым мужем, тоже не похож. И уж конечно, не на убийцу - слишком неуверенная поступь, того и гляди - сорвется.
   Фаэнор усмехнулся. Да уж, мастерство не пропьешь... Из гвардии он уволился уже давно... кстати, капитаном его все-таки сделали. Перед самым уходом. Сволочи. Ладно, боги их рассудят... хотя вряд ли.
   В мире, где нет богов, судить некому... А Гаронд - какой же он бог? Он не бог. Он - кара божья. Обрушившаяся на этот брошенный богами мир...
   Но дело не в этом. А в том, что уже забыл, когда ушел со службы, а навыки все те же. А с другой стороны, куда им деться, если он с мечом не расстается? Только теперь он не солдат Его Величества, а вольный наемный воин.
   На подоконник, ища опоры, ступила маленькая ножка в кожаном сапожке. Ступила неслышно, Фаэнор даже подивился такой необычной для новичка легкости. Однако, в том, что это был именно новичок, сомнений больше не возникало. Фаэнор бросил беглый взгляд на улицу, оценивая обстановку, после чего слегка усмехнулся, осторожно положил меч на столик рядом с подоконником и приготовился ждать.
   Ждать пришлось недолго.
   По заднему двору, куда выходили окна из комнаты Фаэнора, кошка гоняла воробья. Это было очень забавно, принимая во внимание глубокую ночь, висевшую над Рейнгардом. Где она откопала этого воробья, неизвестно, видимо, спугнула, забравшись на дерево, где бедолага имел несчастье задремать, и теперь пыталась поймать его с похвальным упорством. Воробей по глупости особого шума не поднимал, видимо не хотел тратить силы, а может, просто окончательно не проснулся, и кошку это заметно радовало. Хотя, насчет кошки он погорячился - на деле это был совсем молодой котенок, быстрый, ловкий, но чересчур азартный и ужасно смешной. Смешнее него была только собака, дремавшая в своей будке в двух шагах от выделывающего фантастические кульбиты ночного охотника.
   Собака была большая, мохнатая, не старая, но грузная и ленивая - настолько, что ее длинная шерсть не спутывалась в колтуны и была почти не грязной, несмотря на то, что задний двор ослепительной чистотой не блистал, да и собакой особо никто не занимался. Впрочем, ее окрас был очень для этого выгодный - подобного пятнистого зверя Фаэнору встречать в своей жизни не приходилось. Какие пятна были поставлены природой, а какие приобретены благодаря купанию в корыте с последующим валянием в песке - понять было невозможно.
   Как бы то ни было, собака мирно спала в будке, радуясь, что сейчас ее никто не потревожит - котенок не будет играть с ее лохматым хвостом, воробьи не будут чирикать на будке, а также никакому сумасшедшему ребенку, - местному или прибывшему в город вместе с родителями, коим вознамерилось остановиться в этом трактире, - не придет в голову на ней кататься.
   Но радоваться собаке пришлось недолго. Воробей, вконец загоняв своего преследователя, вскочил на будку, котенок сиганул за ним... и сорвался, не удержавшись на косой крыше, грохнувшись прямо на голову собаке. Та, понятное дело, тут же проснулась и принялась оглушительно лаять, перепуганный котенок стрелой метнулся к дому, привычным маневром взлетел в кухонное окно, воробей, воспользовавшись переполохом, вернулся на дерево, в одно мгновение скрывшись от глаз стороннего наблюдателя.
   Впрочем, Фаэнора это уже не интересовало. Гораздо любопытнее для него было, как теперь выкрутится воришка - ведь все произошло именно так, как он и предполагал. Испуганный неожиданным лаем, юный искатель приключений сорвался с подоконника и с пронзительным визгом полетел вниз, даже не пытаясь зацепиться руками за ту опору, на которой стоял несколько мгновений назад. Неизвестно, чем бы закончилось его падение, учитывая его полную несостоятельность как вора в частности и, судя по всему, авантюриста вообще, но Фаэнор, сжалившись над несчастным, поймал его за руку. Мальчишка закричал еще громче. Фаэнор закатил глаза. Как же этот юнец ворует? Криком оглушает, что ли?
   - Эй, чудо, - по-доброму усмехнулся бывший воин, - ты чего орешь?
   Крик мгновенно прекратился.
   - А вы меня не убьете? - до смешного деловито осведомился вор.
   - Я-то нет. А вот охрана, которую ты разбудил - возможно.
   - А вы разве не охрана? - паренек распахнул огромные глаза, в которых засветилась надежда.
   Фаэнор покачал головой.
   - Нет. Но если ты будешь продолжать тут висеть, мне будет довольно трудно объяснить, что я делаю в такое время с прицепившимся к руке таким неестественным грузом.
   Мальчишка хитро прищурился.
   - А может, вы меня отпустите? - заискивающе улыбнулся он.
   - А ты хорошо подумал? - усмехнулся Фаэнор, слегка разжимая хватку.
   Мальчишка прикусил губу, зажмурился, вцепляясь ногтями в руку своего сомнительного спасителя, но визжать не стал. И то хорошо.
   - Ой, простите, я вас поцарапал, - прошептал паренек, не открывая глаз.
   Фаэнор, сдерживая смех, прикусил губу. Откуда ж такое чудо свалилось на его голову? Он уже знал, что сдавать паренька не будет - уж больно чудной, да и безобидный. Глупый, правда, но смешной. Выпороть бы такого, конечно, не мешало бы, но в тюрьму... нет, это слишком.
   Неожиданно в комнате послышалось шевеление. Красавица проснулась! Не зря, видно, нахваливают правителя Рейнгарда - какой, должно быть, спокойный город, если на такие крики никто не обращает внимания. И это вовсе не потому, что все к ним привыкли, напротив, люди даже не предполагают, что у них, в Рейнгарде, что-то может случится. Кричит - так, мало ли, палец прищемил кто или уколол, не иначе, ученик какого-нибудь мастера решил ночью работу справить, чтоб днем побольше погулять, что ж теперь, вскакивать посреди ночи, чтобы посмотреть на неуклюжего портняжку? Даже проститутки, и те ухом не ведут - вот ведь жизнь! Жаль, что самого графа Рейнгарда сейчас здесь нет, а то можно было бы к нему попроситься на службу. Хотя, с другой стороны - а зачем? Если уж тут так все спокойно... А получать жалованье задаром - это уж извините...
   - Фа-э-но-о-ор-р-р... - промурлыкала женщина, призывно изгибаясь на ложе, поглаживая тонкими умелыми пальцами обнаженную сочную грудь.
   Мальчишка за окном замер. Фаэнор вздохнул. Окинул взглядом комнату. Маленький столик с опустевшим кувшином. Стол с остатками жареного мяса и фруктов. Шкаф... большой. Но далеко. Кровать. За дверью шум - пробудившаяся стража ходит по комнатам и выясняет, что случилось. В другое время бы ничего, но сейчас в городе гостит Архимагистр Лотар, будь он неладен, и все просто помешались на мерах предосторожности. Хотя, кому он нужен, этот старый маг? Да, он глава Светлой Гильдии, и что с того? Это что, повод для того, чтобы обыскивать каждую комнату в гостинице из-за какого-то визга, прозвучавшего на другом конце города? Тем более, что он - не инквизитор, не темный какой, а светлым-то чего бояться? Они, вроде, зла никакого не делают... Спятил старик, не иначе... Кстати, может, к нему в охрану пойти, раз он такой боязливый? Надо будет с утра попытать счастья.
   Мальчишка деликатно пошкрябал по его руке, напоминая о своем присутствии. Да и девица надула губки, не совсем понимая, чего это он застыл у открытого окна, когда его тут такая красота дожидается.
   - Милый... ты что там?..
   Фаэнор прикусил губу.
   - Так, ничего... душно.
   - Душно? - округлила глаза проститутка. - В Рейнгарде не может быть душно, здесь всегда погода хорошая.
   - Погода хорошая, а мне душно, - хрипло огрызнулся Фаэнор.
   - Тебе плохо? - обеспокоилась она. - Я кликну целителя.
   - Целителя не надо, - остановил ее он, - воды принеси. Холодной.
   Она послушно кивнула, вскочила с кровати, замоталась в простыню, хотела подбежать к нему, но он ее поторопил.
   - Быстрей только, там стража ходит, постарайся до их визита вернуться, а то мало ли...
   Уговаривать ее не пришлось. Хотя, причем тут стража? Продажных девиц стража не гоняет, тем более, здесь, в трактире - это же для них самое хлебное место! К тому же, вполне законное. Однако на глаза охране она решила не попадаться - почему, интересно? Девичий стыд запрещает предстать перед незнакомыми мужчинами завернутой в простыню? Никогда не понимал женщин! Ведь ляпнул первое, что пришло в голову, а смотри ж ты, подействовало!
   Едва за целомудренной проституткой закрылась дверь, он одним движением втащил висевшего на руке мальчишку в комнату.
   - Быстро под кровать, - скомандовал он.
   - Но...
   - Я сказал, быстро, - повторил Фаэнор, и мальчишка, коротко кивнув, в одно мгновение оказался под кроватью.
   Фаэнор с тоской посмотрел на опустевший кувшин. Может, девчонка догадается вместе с водой вина прихватить? Паренек под кроватью завозился, шумно засопел.
   - Ты чего? - не глядя в его сторону, спросил Фаэнор, разрабатывая затекшую руку.
   - Ничего... разминаюсь... - просипел мальчишка.
   - Что, висеть устал, акробат?
   - Да уж лучше так, чем на виселице! - хмыкнул воришка.
   Фаэнор рассмеялся.
   - Твоя правда, малыш.
   - Господин... а что со мной теперь будет? - осторожно спросил паренек.
   - Откуда ж я знаю? - пожал плечами бывший воин. - Это ты у пророка спроси, может, и ответит.
   Мальчишка обиженно засопел.
   - Но вы же знаете, о чем я! - с упреком фыркнул он.
   - Конечно, знаю, - хохотнул Фаэнор. - Лежи и не задавай глупых вопросов. Уйдет стража, расскажешь мне то, что я от тебя потребую, тогда и решу, а пока приготовься лежать долго и не шевелиться. Дышать можно, но тихо. Ты меня понял?
   - Понял... Погодите! - спохватился мальчишка. - Какая еще стража? Тут же никого нет!
   Фаэнор застонал.
   - О боги, за что мне... Нет, так будет! - рявкнул он. - Тихо лежи!
   Воришка хотел возразить, но вовремя замолчал. Дверь распахнулась, и в комнату влетела женщина с... двумя кувшинами. Молодец, все-таки догадалась!
   - Мой господин... - видимо, красавица бежала со всех ног - ее грудь энергично вздымалась, пытаясь вырваться из объятий гостиничной простыни и... впрыгнуть в другие объятия, Фаэнора Тринни, по крайней мере, во взгляде женщины читалось именно это.
   Фаэнор, не говоря ни слова, шагнул к ней, она быстро поставила кувшины на пол и тут же обвила руками его шею, а ногами - могучий торс. В то же мгновение они рухнули на кровать, теряя по дороге нелепую простынь, до сего момента скрывающую роскошное тело красавицы. О недомогании, постигшем "ее господина", женщина более не вспоминала - на больного он похож не был, а под каким предлогом он хочет послать ее за вином, так мало ли какие у него могут быть причуды - платит он хорошо, да и... честно говоря, с таким бы она и за бесплатно отработала по полной программе, даже сама бы приплатила... А что пьет много - да и пусть, не пьянеет ведь... Как это у него, кстати, получается? А как у него вообще все получается...
   - Фа-э-но-о-ор! - выдохнула женщина, закатывая глаза от наслаждения.
   В дверь постучали. В самый неподходящий момент. Женщина застонала.
   - Кто там еще? - рявкнул Фаэнор.
   Видимо, сильно рявкнул. Так, что стражники за дверью замешкались, послышалось смущенное покашливание.
   - Господин Тринни, простите за беспокойство... - наконец, осмелились доблестные охранники рейнгардского трактира. - Не подумайте ничего плохого, но... разрешите осмотреть вашу комнату?
   - Что?! - очень убедительно зарычал отставной капитан личной армии Его Величества. - Не разрешаю!
   - Но...
   Фаэнор громко выругался. Стражники замолчали. Потом, видимо, собравшись с силами, постучали снова. Тринни встал с кровати, распахнул дверь, перекрыв собой дверной проем.
   - Если меня сейчас же не оставят в покое, - процедил он, испепеляя взглядом стража, которому не посчастливилось оказаться к нему ближе всех, - я спущу вас с лестницы. При всем моем уважении к вашему славному городу. У вас что, комендантский час? Что за порядки на этом постоялом дворе? Где хозяин? - Фаэнор намеренно слегка пошатывался, опираясь на дверной косяк, пьяный может поднять скандал в трактире, не опасаясь, что его призовут к ответу, особенно, если он - капитан армии Эвенкара, пусть даже и бывший. К тому же - хороший клиент, который хорошо платит. Ему можно простить пьяное бахвальство, а вот раздражать его не стоит. Проще согласиться. Все равно не добиться от него ничего не получится.
   Стражники тоже так решили. Для проформы заглянув ему через плечо, увидев разозленную женщину в его постели, смущенно поклонились и с извинениями отступили. Один, правда, самый дотошный, все-таки уговорил подвыпившего гостя впустить его на пару мгновений и даже заглянуть в шкаф, но на этом его храбрость иссякла вместе с терпением капитана Тринни, в наличии у коего дурного характера уже никто не сомневался. К тому же, он имел неосторожность уронить один из стоящих на полу кувшинов... к счастью, с водой, иначе капитан одними воплями бы не ограничился. Вода разлилась по полу, стражник, пытаясь загладить неловкость, хотел было вызвать горничную, но тут ярость пьяного капитана вырвалась наружу. Он так неистово ругался, что на его крики прибежал трактирщик, сам вытолкал стражу и пообещал капитану, что более никто его беспокоить не будет. А за моральный ущерб пришлет еще вина и мяса. За счет заведения. Сейчас же.
   Надо сказать, трактирщик оказался человеком слова - он прислал все, что обещал, после чего перед капитаном Тринни в очередной раз извинились и пожелали спокойной ночи.
   Все ушли. Фаэнор с досадой отпил от кувшина, потом поставил его на стол к остальным яствам.
   - Все настроение испортили, - пробурчал он. - Уроды!
   Женщина потупила глаза.
   - Господин хочет, чтобы я ушла? Или...
   - Или, - ответил он, немного подумав. - А потом сразу уйдешь. До утра тебя оставить не могу, извини.
   - Господин не должен передо мной извиняться! - развела она руками.
   После чего, приступила к работе - пока он не передумал. А потом, как и обещала, сразу ушла. Очень хорошая женщина. Понятливая.
   Фаэнор заглянул под кровать.
   - Эй, ты там жив?
   - Угу... - промычал "узник". - Вылазить можно?
   - Не вылазить, а вылезать, - автоматически поправил его Фаэнор, одеваясь. - Нужно. Я уж думал, ты там заснул.
   - Заснешь тут... - обиженно фыркнул мальчишка и неожиданно чихнул.
   Фаэнор удивленно приподнял бровь.
   - Ты там что, замерз? - усмехнулся он.
   - Между прочим, ничего смешного! - вспылил его подопечный. - Там сквозняк, по полу... и вода еще... холодная... неожиданно так... У меня теперь вся одежда мокрая!
   Фаэнор расхохотался. Нет, паренька было, действительно жалко, просто... вид у него был тот еще. Очень похож на воробья. Или на котенка. Такой же неопытный, неловкий и самоуверенный.
   - Честно говоря, я думал, что ты заорешь, когда холодная вода тебя коснется. Но ты молодец. Давай, раздевайся.
   Мальчишка распахнул огромные глаза, захлопал ресницами.
   - За... зачем? - икнул он.
   - Затем. Чтоб в мокром не ходить. Не тупи, раздевайся, - он открыл шкаф, достал рубашку и штаны. - Тебе, конечно, немного великовато будет... Ты что, глухой? Раздевайся, говорю.
   - Не могу... - казалось, мальчишка был готов провалиться сквозь землю от смущения. Даже в тусклом свете свечей было видно, как пылают его уши.
   - Это еще почему? - не понял Фаэнор.
   - Стесняюсь, - выдавил из себя паренек.
   Тринни снова выругался.
   - Не сердитесь на меня, господин, - запричитал малец. - Только отвернитесь, пожалуйста! Ну что вам стоит?
   - Что мне стоит? - прищурился капитан. - А вот это я не знаю. Ты мне еще не рассказал, что делал на моем окне посреди ночи.
   - Что делал! - фыркнул воришка. - Падал! А то вы сами не видели!
   - Ты мне зубы не заговаривай, - он удобно строился в кресле, налил вино в бокал, приготовился слушать.
   Мальчишка замялся.
   - Я... мм...
   - Впрочем, можешь не говорить, - перебил Фаэнор его бессвязное мычание. - Что ты и у кого украл, мне плевать. Попытаешься ограбить меня - прибью на месте. Мысль моя понятна?
   - Еще бы! - хмыкнул паренек. - Только я ничего не украл...
   - Ну конечно. Ты сбежал. Из-под венца. Или еще откуда-нибудь. Злые люди хотели распорядиться твоей дальнейшей судьбой, но ты, переодевшись в это тряпье, решил сам выбрать свою дорогу. И вообще ты - женщина.
   - А как вы догадались? - заулыбался паренек. Но потом вздохнул. - Знаете, что самое обидное? Ниоткуда я не сбегал... по крайней мере, сейчас... нет, конечно, я попытался сбежать, но вы сами видели... Короче, - собрался он с духом, - я действительно вор. Только плохой. Я правда ничего не украл, - мальчишка опустил глаза и огорченно засопел.
   Фаэнор покачал головой.
   - Ладно, не украл, так не украл, боги с тобой. Если бы я был таким же чокнутым, как Архимагистр Лотар, то решил бы, что ко мне подослали убийцу...
   В самом деле, как еще можно убить воина, ежесекундно готового к нападению? Как можно незаметно проникнуть в комнату к яростному капитану Тринни, у которого слух, как у кошки? Только так, как это сделал малец - неуклюже, шумно и... жалостно. Учитывая, что он никогда не поднимет руку на ребенка... Хотя, и ребенка можно использовать, как это делает Инквизиция. Его сын был примерно такого же возраста, когда...
   - Господин... вам плохо? - чуть ли не захныкал воришка. Боги, сколько же ему лет? - Или... вы правда решили, что я вас хочу убить?
   Фаэнор со стоном опустил голову на руки.
   - Ничего я не решил... - прохрипел он, - я что, похож на Лотара?
   - Не знаю... я никогда не видел Лотара... Я могу вам помочь?
   Тринни потряс головой, приходя в себя.
   - Все в порядке. Ты еще не переоделся?
   - Ой, а вы еще так полежите, только голову не поднимайте, я вам скажу, когда можно будет смотреть.
   Фаэнор усмехнулся. Чудной все-таки мальчишка!
   - А говорить-то с тобой можно, пока ты переодеваешься?
   - Можно, конечно... только не спрашивайте, что я украсть хотел...
   - Это еще почему?
   - Смеяться будете...
   - Хорошо, не буду.
   - Смеяться или спрашивать?
   - Спрашивать. Ты же сам все расскажешь.
   - Я-то?
   - Ну не я же!
   Мальчишка засопел.
   - Тебе сколько лет-то?
   - Не скажу!
   - Понятно, опять скажешь, смеяться буду, - хмыкнул Фаэнор. - А ремеслом своим давно занимаешься? Всё, всё, больше не спрашиваю.
   - Господин! - возмутился мальчишка, даже ножкой топнул от обиды. - Вы меня что, совсем идиотом считаете?!
   Фаэнор примирительно развел руками.
   - Да нет, что ты... только не плачь.
   Воришка всхлипнул.
   - Я и не плачу! А украсть я хотел... канделябр.
   - Ч-что? - Фаэнор, как ни старался, все же не смог сдержаться и расхохотался во весь голос. - Канделябр?!
   Он представил себе это чудо, ползущее по стене с здоровенным канделябром... Наверное, даже кошка забыла бы напрочь про своего воробья, если бы увидела такую картину, и на морду собаке вскочила бы самостоятельно, ни откуда не падая, так, чтобы впечатлениями поделиться.
   - Канделябр?! - снова переспросил он. - На кой он тебе сдался?!
   - Вы не совсем меня поняли! - попытался оправдаться мальчишка.
   - Надеюсь.
   - Я имею в виду не большой канделябр, а маленький, подсвечник такой.
   - Чудо, ты уже переоделось, а то я сейчас лбом уже стол разобью! - судорожно вздохнув, хохотнул Фаэнор.
   - Да. Я же говорил, смеяться будете.
   Фаэнор поднял голову. Мальчонка стоял, обиженно кусая губы, еще более жалкий в его одежде - штаны еще ничего, их хотя бы ремень держал, да и низ легко подворачивался, а вот с рубашкой совсем не повезло.
   - Ладно, - переводя дух, простонал Фаэнор, - боги с ним, с канделябром... Хотя нет, еще вопрос... погоди, дай отдышаться... А почему не украл?
   - Окно перепутал, - едва слышно пробормотал мальчишка.
   Фаэнор, уже не в силах смеяться, только покачал головой.
   - Примерно так я и думал. Ну что ж, повеселились и будет, - он выпрямился в кресле. - Теперь серьезно. Что в этом канделябре?
   Малец замялся, переступил с ноги на ногу.
   - Отвечать обязательно?
   Фаэнор пожал плечами.
   - Да нет, в принципе...
   - Это - артефакт, он сам светится, без огня...
   Тринни вздохнул, налил себе еще вина, сделал большой глоток.
   - Малыш... я надеюсь, ты не на кого не работаешь?
   Мальчик яростно замотал головой.
   - Слава богам, - кивнул Фаэнор, - хоть не сдашь никого, и то хорошо.
   Неудачливый вор хотел возмутиться, но вместо этого густо покраснел.
   - Я - трепло, да? - грустно спросил он.
   - Есть немного, - Фаэнор потянулся, покрутил затекшей шеей, зевнул. - Короче, малец, садись ешь, потом хочешь - ложись спать, хочешь - беги, только тихо. Одежду свою не забудь только. Стража на сегодня все равно обходить больше не будет, так что можешь этим воспользоваться. Деньги у тебя есть? Сколько тебе надо?
   - Господин... - мальчишка захлопал глазами совсем по-детски. - Почему вы мне помогаете?
   Фаэнор пожал плечами.
   - Это разве помощь? Выпороть бы тебя хорошенько, вот это было бы дело... А так... Да, еще, у магов никогда не воруй. Ни при каких обстоятельствах. И с артефактами осторожней. И вообще лучше не воруй.
   Мальчишка закусил губу.
   - Так и знал, что мораль читать будете...
   - Дурила, это не мораль, - хмыкнул Фаэнор. - Это совет. Тебе нельзя воровать - не потому, что это плохо или хорошо, а потому, что ты этого делать не умеешь. Так что лучше не позорься, все равно не получится.
   Малыш обиженно засопел.
   - Хотя, - прищурился Тринни, - был бы я главой воровской шайки, обязательно бы тебя взял.
   - Это еще почему? - округлил глаза паренек, даже обижаться перестал.
   - Для прикрытия, - спокойно объяснил Фаэнор. - Зубы хорошо заговариваешь. И в доверие втираешься. Вот если бы пока мы тут сидим, твой подельник комнаты бы обчищал - другое дело. Кстати, возьми на заметку, если попадешь в банду. А теперь всё, я спать пойду, у меня завтра день трудный. Считай, что я тебе ничего не говорил. И вообще не видел тебя ни разу. Спокойной ночи. Между прочим, я не шучу. В твоих интересах смыться до моего пробуждения, с утра я таким добрым не буду.
   Мальчишка часто-часто закивал и попятился к двери.
   Фаэнор закатил глаза.
   - Да что ж ты так все буквально... не бойся, я детьми не питаюсь.
   - Спасибо, господин... - улыбнулся мальчишка. - Вы правда, очень добры... Но если не хотите, чтобы я испытывал вашу доброту, я уйду сейчас. Хотя... мне этого очень не хочется.
   Тринни приподнял бровь.
   - Погоди... я что-то...
   - Ничего, - замотал головой воришка. - Это все неважно. Только прошу вас, никому не говорите, то я здесь был... И о моем позоре тоже не говорите. Никому. Хорошо?
   Фаэнор пожал плечами.
   - Само собой... мне и говорить-то некому.
   - Да, я знаю, вы не скажете... Просто у меня брат - главарь банды, - неожиданно признался мальчишка. - Он говорит, что я - бездарь... Мне и хотелось ему доказать, что я чего-то стою, да вот, сами видите, не получилось, - он грустно вздохнул. - А вы правда считаете, что я смогу в команде работать?
   - Ну, если, заговаривая зубы, не сдашь своего подельника...
   - Вы всё смеетесь... - хмыкнул паренек.
   - Я редко смеюсь, - возразил Тринни. - Так что - спасибо.
   - Пожалуйста, - вопреки обыкновению, совсем не обиделся малец. - А можно спросить напоследок? Один вопрос только... Эта женщина... - он покраснел, засмущавшись, - кричала слово... "фа-э-нор"... это что?
   - Фаэнор? Это мое имя, - непонимающе повел бровью Тринни. - А что?
   - Имя? - искренне удивился мальчик. - Красивое... Как у эльфа... А я думал, это какое-то заклинание...
   Фаэнор устало покачал головой.
   - Видишь, все намного прозаичнее.
   - Фа-э-нор... - медленно произнес паренек, словно пробуя на вкус каждый звук. - А меня зовут Криса... ой! - испуганно вскрикнуло чудо, хлопнув себя ладошкой по губам. - Мне пора! Спокойной ночи! - и вылетело из комнаты, даже не удосужившись закрыть за собой дверь.
   Фаэнор обессилено опустился на кровать. Криса. Этого еще не хватало! Девчонка. Абсолютно никудышная воровка, сестра главаря воровской банды... должно быть, любимая сестра - вон, как избалована, совсем жизни не знает! Как же сразу не догадался? Ведь она на мальчишку совсем не похожа, капризная какая, да обидчивая. Да, с выпивкой надо завязывать... Он допил содержимое второго кувшина, но бутылку, принесенную трактирщиком, откупоривать не стал. Хватит. С утра надо будет пойти к Лотару. Попроситься на службу.
   Фаэнор скрипнул зубами. Опять начинать с простого солдата... и то, если возьмут. Кто их, чокнутых магов знает? Он раскинулся на постели, закрыл глаза. Криса... то-то она смущалась, когда под кроватью лежала, пока они тут... Он рассмеялся. Да, бывает же... Кстати, откуда в Рейнгарде воры? Говорят же, что это один из самых благополучных городов государства, а тут, оказывается, целая банда орудует... Или они не местные? Хотя, может, потому и славят горожане своего графа, что у него есть место для всех, только все это существует в равновесии, не мешая жить друг другу. Интересная стратегия. Но - не ему судить.
   Криса... А он все - "мальчишка", "мальчишка"... Мысли путались, наслаиваясь одна на другую, перемешивались, словно разноцветные эликсиры в умелых руках алхимика, теряя свою индивидуальность, форму и смысл, расплывались, сплетались в узоры, пока он, наконец, не забылся сном, пустым и глубоким, без сновидений. Впервые за много лет его не мучили кошмары, ему просто ничего не снилось... Все-таки, видимо, не зря ему нахваливали славный город Рейнгард.
  
  
   Однако, как бы это ни было обидно, на следующий день его слабая надежда на то, что жизнь все-таки еще может наладиться, растаяла, как случайно появившееся облачко на ясном небе.
   Он уже сам корил себя за то, что потащился к этому старому Архимагистру, которого, как ни странно, всегда недолюбливал, хотя и ни разу не видел. Теперь хоть понял, за что. Препротивнейший оказался тип.
   Нет, внешне в нем все было в порядке - да, чуть староват, чуть толстоват, не урод, в молодости, возможно, даже был красавцем... хотя вряд ли. Но не важно. Архимагистр... нормальный. И все вроде в нем, как надо. Но - препротивнейший тип.
   Сразу же начал допрос с пристрастием - мол, кто таков, где родился, где служил, и вообще, за каким сюда пожаловал. В принципе, и вопросы тоже нормальные. Но... Фаэнор не раз представал пред королем, но такого презрения, как у Лотара, он не видел даже у Архиепископа Гаронда, которого люто ненавидел. Король был величественным, но зла в нем никогда не было. В Гаронде чувствовалось зло. Зло всего мира. Он вызывал ненависть, ужас, ярость, но не... отвращение, как Лотар. И, кстати, презрительным по отношению к людям он никогда не был. Хотя мог бы. Надо сказать, имел на это право. Но, однако ж, этим не пользовался. А вот Лотар...
   Сволочь. Жирная сволочь. Все-таки, правильно он тогда решил, хороших магов не бывает. Даже светлых. Тот целитель, спасший его, был, скорее всего, исключением. Досадным. Внушившим нелепую надежду, что все не так уж плохо. Не надо было сюда идти.
   Конечно, могло быть и хуже. Лотар мог его не принять вообще. Но он почему-то это сделал. Даже задал несколько вопросов. Сам. Правда, со скучающим видом и, кажется, совсем не слушая бывшего капитана личной армии Его Величества. Фаэнор даже подумал, что маг задремал. Но как только он замолчал, Лотар глубоко вздохнул, критически прищелкнул языком и покачал головой.
   - Все, что вы рассказали, молодой человек, несомненно, заслуживает внимания, - отчего-то язвительным тоном заговорил Архимагистр, - но что-то меня смущает... Может быть, ваши шрамы?
   Фаэнор округлил глаза. Причем здесь шрамы? Да, у него было несколько на руках и даже один на лице - совсем небольшой, на правой щеке, но они не были такими уж уродливыми, он никогда их не скрывал, но в глаза они не бросались. Если Лотара так беспокоит экстерьер его воинов, то, в конце концов, шрамы можно свести... хотя короля Рагнара это не смущало. Он почувствовал, как в нем медленно, но верно начинает закипать ярость.
   - Вы меня не поняли, - Лотар растянул губы в улыбке. - Сами по себе ваши шрамы меня не волнуют, меня волнует другое - почему вы их не сведете? У вас недостаточно денег, чтобы оплатить услуги целителя? Хотя не думаю, что Его Величество недостаточно платил вам. Или... что-то другое?
   Фаэнор закусил губу. Лотар усмехнулся.
   - Вы не пользуетесь услугами целителей принципиально, я угадал? Видимо, вы не доверяете магам. Как вы думаете, могу ли я держать в своей охране человека, который меня презирает?
   Фаэнор промолчал. Оправдываться перед этим напыщенным индюком он не хотел, к тому же... он понимал, что Лотар был прав. Почти. Если говорить начистоту, Тринни его, конечно, недолюбливал, но не презирал. До сего момента. Лотар выдержал драматическую паузу, после чего надменно поджал губы. Он что, ждал, что бывший капитан упадет на колени, пытаясь его разубедить и умоляя принять на службу?
   - А вы - хам, молодой человек, - протянул Архимагистр. - Очень хорошо, что у вас хватает соображения мне хотя бы не отвечать. Видимо, служба в королевской армии чему-то вас научила. Однако меня удивляет, что вы вообще имели наглость предлагать мне свои услуги - конечно же, ваших прошлых деяний никто не умаляет, но сейчас я вижу перед собой всего лишь гонористого пьяницу. Идите вон и постарайтесь более не попадаться мне на глаза. Сами уйдете или позвать стражу?
   Фаэнор побелел от гнева. Да как он... Рука сама потянулась к рукояти меча. Пьяницу?! Ах ты, свинья, сейчас ты увидишь...
   - Стража! - выкрикнул Лотар, хотя Фаэнор даже не пошевельнулся.
   - Да пошел ты в... - смачно выругавшись, Тринни сплюнул на блестящий пол, потом развернулся на каблуках и зашагал к выходу.
   К нему поспешили стражники, но он оттолкнул их и...
   - Взять его! - неожиданно завопил Архимагистр.
   Зря, кстати. Вот если бы в спину ударили, у них еще были бы шансы. И, надо сказать, неплохие. Реакция у него, конечно, замечательная, но тягаться с толпой вооруженных до зубов стражников, да еще в узком коридоре - он, конечно, в хорошей форме, но не настолько. Но все-таки напрасно Лотар заорал - лишил своих ребят элемента внезапности... Впрочем, им и так неплохо. А вот ему...
   Драться Фаэнор не стал - он был воином, а не идиотом. Гордость - это, конечно, хорошо, но не тогда, когда тебя собираются прирезать. Сейчас сбежать не позорно, позорно дать себя убить. Странно, что это Архимагистр на него так взъелся? Точно, чокнутый. Или... нет? Отличная, кстати, тема, чтобы подумать о ней на досуге. Но не сейчас. Он поднырнул под руки стражников, обнаживших мечи, сделав обманное движение к окну, но выпрыгивать из него не стал - наверняка Лотар поставил на окна щит, не имея возможности нападать открыто. Вместо этого Тринни оттолкнулся от стены, перескочил через одного стража, приземлился на другого, повалив его на пол и, устроив сутолоку, пустился наутек. Конечно, совсем легко отделаться у него не получилось, он чувствовал острую боль в боку, видимо, его ранили, но несерьезно. Больше всего его беспокоило, что он потянул ногу, когда кувыркался - сказалась недолеченная когда-то травма... да, все-таки к целителям ходить надо, хотя бы иногда. Впрочем, если сейчас снизить скорость, то и ходить уже никуда не придется...
   Очень здорово, что Лотар не ментат. Голос у мага, конечно, громкий, но в соседних залах о неожиданно открывшейся охоте на капитана Тринни, к счастью, ничего не слышали. Да уж, не просто так Лотар помешан на безопасности - его действительно хреново охраняют! Хотя, надо отдать им должное, в последней зале бегущая фигура в порванном камзоле, вдобавок ко всему хромающая и истекающая кровью, все-таки привлекла внимание стражи, стоящей на выходе, но было уже поздно. На свой страх и риск он метнулся к окну и, варварски разбив в кувырке прекрасные витражи, буквально вылетел из замка. Всё. Теперь его точно прикончат. Погром в фамильном замке хозяина города. За это либо посадят в тюрьму, либо прибьют на месте. Конечно, был бы здесь сам благословенный граф Вальдос, на которого жители чуть ли не молятся, может, он не стал бы настаивать на таких крайних мерах, но сейчас, учитывая настрой стражи и этой жирной свиньи, непонятно с какого перепугу восседающей на троне Рейнгарда, второе все-таки ближе к правде. Это плохо. Сколько ж можно бежать? И куда? Из города? Да там на воротах, скорее всего, от стражей Лотара глаза слепит... Кстати, в замке тоже были охранники Архимагистра, судя по цветам формы. Интересно, он тут надолго окопался?
   - Фа-э-но-о-ор!!!
   Это что, обман слуха? Или рана оказалась серьезней, чем он предположил? Или... что, совсем спятил?
   - Фа-э-но-о-ор!!!
   На крыше ближайшего к площади дома стояла маленькая худенькая фигурка. Криса!
   Как он долетел до этого дома, он не понял. Чудом, наверное. А потом... Криса сбросила веревочную лестницу, он залез по ней на крышу, ругаясь на чем свет стоит, путаясь висящими на поясе ножнами в сплетениях веревочной конструкции. Едва он ступил на твердую опору, девушка, не говоря ни слова, схватила его за руку и куда-то потащила. Он повиновался. Дороги он все равно не знал, да и вообще плохо ориентировался в этом городе, куда приехал пару дней назад, а сестра главного вора Рейнгарда наверняка знает такие тропы, о которых не подозревают даже старожилы, не говоря уже о слугах заезжего Архимагистра. Девушка бежала быстро, перед глазами Тринни мелькали закоулки, крыши, чердаки, коридоры, но разглядеть, куда его ведет стремительная спасительница, было невозможно.
   - Вам не тяжело? - неожиданно обернулась она.
   - Нет, - коротко бросил он.
   - Будет тяжело - скажете, побежим помедленнее.
   Фаэнор коротко кивнул. Он не собирался бахвалиться, слава богам, из этого возраста он уже вышел. Рана в боку кровоточила, голова немного кружилась, но не сильно, это все можно было терпеть, так что бежать он мог еще долго. Если, конечно, девчонка не запланировала марш-бросок до Эвенкара. Учитывая ее сумасбродство, этого тоже можно было ожидать.
   Однако все было не так уж и плохо. Пробежав по очередному узкому проулку, она в темный подвал, увлекая его за собой, перед ними возникла маленькая дверца, которую она открыла ключом, отстегнутым от пояса.
   - Заходи, - скомандовала она.
   Фаэнор согнулся в три погибели, пролезая в узкий дверной проем, и оказался в крохотной комнатке.
   - Это твоя норка, Крыся? - сам от себя не ожидая, спросил он.
   Девушка распахнула огромные серые глаза и вдруг, совершенно не обидевшись, рассмеялась.
   - Мой брат тоже зовет меня Крысей. Да, это моя норка. Отсюда есть ход, он ведет из города.
   Фаэнор опустил голову.
   - Спасибо, девочка.
   - Не за что, - покраснела она от смущения. - Считайте, что мы квиты. А теперь садитесь, я вам рану перевяжу.
   Тринни сел. Конечно, он мог справиться сам, но девушка так рвалась ему помочь, что явно бы обиделась на отказ. Здесь, в этой каморке было побольше света, чем ночью в трактире, да и одежда юной "принцессы воров" более ей соответствовала, так что теперь, воспользовавшись минутной передышкой, он мог ее рассмотреть. Девушка была маленькая и хрупкая, но слабой совсем не выглядела, казалось, она состояла из сплошной кипучей энергии и очень походила на какого-то шустрого зверька. На куницу, наверное. Движения ее были порывисты и немного неловкими, но по всему было видно, что это возрастное - в будущем она еще обретет грацию кошки. Только обязательно - дикой. А сейчас...
   Огромные серые глаза. Короткие мышиного цвета волосы. Нос, правда, не длинный - наоборот, маленькая курносая кнопочка, хорошенькая, но ужасно смешная. Крыся. Острые локти, резкие движения, быстрые ноги, обидчивый характер, болтливый язык и - доброе сердце. Отчаянный ребенок. Скорее всего, сирота. Вот братцу с ней, наверное, несладко приходится!
   Девочка, заметив на лице воина улыбку, насупилась.
   - Обо мне думаете?
   - С чего ты взяла?
   - Опять смеетесь...
   - Я не смеюсь, я улыбаюсь, - честно возразил Фаэнор.
   - Я очень смешная? - безнадежно вздохнула она.
   - Да. Но хорошая. Добрая.
   - А вы меня с собой возьмете? - без переходов спросила она.
   - Нет, - также без переходов, не задумавшись не на мгновение, ответил воин. - И не проси.
   - А почему? - Криса еще шире распахнула глаза, даже ресницами похлопала, при этом слегка надавив на повязку.
   - А ты сама подумай, - невозмутимо пожал плечами Тринни.
   Девочка фыркнула. Потом молча закончила перевязку, резко встала и отошла в угол комнаты. Села на табуретку.
   - Вот так всегда, - пробурчала она.
   Фаэнор проверил ее работу, потрогал раненый бок, удовлетворенно кивнул и осторожно поднялся на ноги. Спрашивать, что "всегда", не стал. И так понятно. Вместо этого молча отстегнул от пояса кошель, достал несколько золотых монет. Девчонка вспыхнула.
   - Вы что, думаете, мне плата нужна?! - оскорблено зашипела она.
   - Нет, конечно, - спокойно ответил Фаэнор. - Ты мне спасла жизнь, а это бесценно. Я хочу у тебя кое-что купить.
   Она заметно сдулась.
   - Уходите уже...
   - Да. Куда ведет этот лаз?
   - За город, - она отвернулась. - Далеко. Но точно не знаю... Откуда мне знать, меня брат из города не выпускает! - неожиданно всхлипнула она.
   - И правильно делает, - кивнул Фаэнор. - Маленькая еще.
   - Он тоже так говорит... А я...
   - Уже взрослая, это я понял. Тогда собери-ка мне по-взрослому харчей в дорогу и что-нибудь из одежды. Денег хватит? Или еще надо? - он снова потянулся к кошельку.
   - Не надо, - пробурчала Криса. - Этого даже много.
   - Значит, еще себе сладостей купишь. И, раз взрослая, вина, только не крепкого. Выпьешь за мое здоровье. Договорились?
   Девочка снова фыркнула и принялась собирать вещи.
   - А может, все-таки...
   - Нет, сказал. И не ной. Я с детьми не таскаюсь.
   Она вздохнула, но уже как-то по привычке и вернулась к своему занятию. На сборы ушло совсем немного времени, поэтому очень скоро она, вручив Фаэнору мешок с поклажей, снова села на свою любимую табуретку и... отчего-то захныкала.
   - Вы уйдете... - всхлипнула она, - в место, которого нет на карте...
   - Что? - переспросил Фаэнор, прилаживая мешок поудобнее, чтобы он не бился о раненый бок.
   Девочка выпрямилась.
   - Это я во всем виновата... Вам теперь грозит гибель...
   - А поподробнее можно?
   - Вы меня не слушаете! - топнула она ножкой.
   - Ну почему же, слушаю. Очень внимательно.
   Она вздохнула.
   - Как-то в детстве я встретила старую орчанку... Она сказала мне, что те, кого я буду любить, будут носить необычные имена и... уйдут в место, которого нет на карте... - закончила она совсем тихо.
   Фаэнор закатил глаза.
   - Скажете, глупости? - возмутилась девочка. - Мне в детстве рассказывали про одного эльфа, который был лучшим в мире вором, я знаете, как в него влюбилась! Правда, не видела никогда. А потом оказалось...
   - Что его не существует? - как можно вежливее спросил Фаэнор, не желая обижать девочку.
   Она бросила на него сердитый взгляд, но, увидев, что в нем нет насмешки, грустно кивнула.
   - Правда, там все по-разному рассказывали. Кто-то говорил, что его просто не бывает, кто-то - что он стал темным магом, даже некромантом, кто-то - что его вообще казнили. Но это еще меньше похоже на правду.
   - Ну да... - согласился Фаэнор. - Только, Крыся, не бери в голову все эти глупости. Эта орчанка больше ничего не говорила?
   - Говорила. Что я выйду замуж и буду счастлива. Но это будет позже. Вы-то уходите...
   - Вот и славно.
   - Но вас-то убьют! - всплеснула она руками.
   - Глупости, - отмахнулся он. - Меня не так легко убить. А насчет любви ты, милая моя, погорячилась. Можешь обижаться, сколько хочешь, но твой брат прав. Маленькая еще.
   Он высыпал на столик еще несколько золотых.
   - Не сопротивляйся, это - мой свадебный подарок.
   - Да на эти деньги можно дом купить! - выдохнула Криса.
   - Вот и купишь. Всё, показывай дорогу, пора мне.
   Она прыгнула ему на шею, прижалась крепко, но поцеловать не решилась. Потом коротко кивнула, схватила за руку и повела к погребу.
   В погребе был лаз. Куда он мог вести, Криса не знала. Фаэнор очень надеялся, что не в замок Рейнгард. Хотя, не должно. Она сказала, что он уйдет в место, которого нет на карте... Какая, однако романтическая воришка! Он почувствовал, как ее ручка дрогнула, боязливо вцепившись коготками в его ладонь.
   - Крыся, - позвал он ее, - там дальше ответвления есть?
   Она замотала головой. Про любовь, кажется, уже забыла и про то, как просила взять ее с собой. Правильно, какая тут любовь, когда тут темно и страшно! И крысы, наверное, водятся...
   - Тогда возвращайся домой, дальше я сам. Еще раз спасибо.
   Она засопела, всматриваясь в темноту, которую не рассеивал даже канделябр в руке Фаэнора, но потом все же кивнула.
   - Хорошо... Я тебя не забуду... Фаэнор!
   - Чего?
   - Ничего... просто имя красивое.
   Она передернула плечами и побежала в свою "крысиную норку". Не оборачиваясь. Правильно. С прошлым надо рвать решительно.
  
   Фаэнор усмехнулся. Хорошая мысль. Когда же он сам порвет со своим прошлым?! Сколько, в конце концов, можно носиться со своими треклятыми воспоминаниями?!
   - Фа-э-но-о-ор!..
   Тихое эхо в тоннеле. Или крик в его голове. Нет, все-таки эхо. Впрочем, какая разница для человека, который как государственный преступник сбегает из города, в котором еще вчера хотел остаться насовсем, сбегает по никому не известному темному лазу, только для того, чтобы попасть в место, которого нет на карте? Бред какой-то. А Лотар действительно чокнутый. Чего это он так взъелся?
   Сейчас, кстати, было время подумать. Но в голову ничего не лезло. Предположить, что Архимагистр просто обиделся на хамское поведение бывшего капитана - да нет, это абсурд. Лотар, конечно, псих, но не идиот. За это не убивают. А тогда за что?
   Он остановился, переводя дыхание, присел на камни. Все-таки возраст дает о себе знать. Нет, он, конечно не старик, - сорок с небольшим для воина - не возраст, - но, в конце концов, и не мальчик. Хотя форма у него отличная, несмотря ни на что. А если бы еще и раны не болели - старые, да и новые тоже, то можно было бы легко сразиться на спор с любым пусть даже и самым лучшим солдатом.
   Что он, в принципе, и делал. Фаэнор никогда не умел копить деньги, тратить у него получалось намного лучше, король всегда хорошо платил, чтобы его солдаты ни в чем себе не отказывали. Но это было давно. А сейчас... Сейчас в каждом даже в самом благопристойном городе можно было найти подпольную арену для боев без правил. Впрочем, он их и не искал, и так прекрасно зная, где они находятся.
   Фаэнор Тринни уже давно не знал поражений, даже когда бился с несколькими противниками, и получал за это хорошие деньги. Которые у него долго никогда не задерживались. А потом бился снова. Или поступал в охрану к какому-нибудь вельможе. Правда, не надолго - его взрывной характер не позволял ему служить тому, рядом с которым он чувствовал свое превосходство. Может, потому что раньше он служил королю? Вполне возможно. Да, сейчас он мог бы уже стать военачальником. Если бы не...
   То, что он ушел со службы - это ерунда. Мог бы и восстановиться. Но после того как...
   Фаэнор пошатнулся. Только не сейчас. В узком коридоре, в полной тишине и темноте, позволить увлечь себя воспоминаниям означало сойти с ума. Надо отвлечься. В голове начала пульсировать тупая боль.
   - Фа-э-но-о-ор!
   О боги, только не это! Он решительно потряс головой, резко встал с места. В боку кольнуло, обожгло, но он этому даже обрадовался. Сделал несколько глубоких вздохов и побрел дальше. Если верить девочке, в место, которого нет на карте.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   15
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"