Лихницкая Валерия: другие произведения.

Глава 17. Каравалорн. Шере

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 17.

  
   Маленький толстенький человечек, заложив руки за спину, расхаживал по очень красивой, хотя несколько мрачноватой и даже довольно чопорной гостиной, с любопытством рассматривая гербы, развешанные на стенах, украшенные крупными рубинами и черным жемчугом. Это нехитрое занятие так его увлекло, что он то отходил подальше, чтобы охватить взглядом полную картину, то, наоборот, подходил к самым гербам, даже вставал на цыпочки, пытаясь лучше разглядеть огранку драгоценных камней, проводил по ним пальцами, одобрительно кивал в ответ своим одному ему известным мыслям или иногда возмущенно причмокивал, покачивая головой.
   Это продолжалось довольно долго, и молодой человек в ливрее, стоящий у дверей, наблюдая за беспокойным гостем, уже начал терять терпение.
   - Послушайте, ваша милость, - наконец, не выдержал он. - Я вам уже в сотый раз говорю, хозяина сегодня не будет, он отбыл по неотложному делу и не сказал, когда вернется...
   - А я тебе уже в сотый раз отвечу, - невозмутимо ответил толстяк, не отрываясь от своего занятия, - что он будет сегодня, и я его обязательно дождусь, поскольку выполняю поручение самого Архимагистра Каравалорна, если это имя тебе, конечно, что-либо говорит.
   Юноша закатил глаза.
   - Конечно, говорит, - буркнул он, - только вы могли бы передать...
   - Нет, не мог бы, - упрямо ответил гость, - поскольку обязался передать волю Архимагистра лично. Приказ у меня такой. А знаешь, что бывает с теми, кто не выполняет приказы Архимагистра? - грозно нахмурил он брови.
   Паренек пожал плечами.
   - Мне-то откуда знать? Я еще ни одного приказа от него не получал.
   Толстяк вытаращил на него мгновенно округлившиеся глаза и захохотал.
   - Вот молодец, пацан! - он вытер рукавом дорожного плаща выступившие слезы. - Наглости тебе не занимать. Ну, спасибо, насмешил - давно я так не веселился. А ты сам-то кто такой будешь?
   - Я? Ученик господина Нилфора, артефактора...
   - Ну, кто такой господин Нилфор, я знаю - как-никак, я к нему и прибыл, - хохотнул гонец, - а ты сам-то кто? У тебя имя есть?
   Мальчик горделиво вздернул подбородок.
   - Есть, конечно... Торлус. Торлус Кин, подмастерье.
   Гость заинтересованно приподнял бровь.
   - Подмастерье? Нехорошо обманывать старших, молодой человек, - укоризненно покачал головой толстяк.
   Лицо юноши залило краской.
   - Послушайте, ваша милость, - процедил он сквозь зубы едва сдавленным от сдерживаемой ярости голосом, - только из уважения к вашему возрасту и к Архимагистру Каравалорну, чье имя вы представляете в замке моего хозяина, я терпеливо сношу ваши насмешки, но это уже чересчур!
   - Погоди, малыш, причем здесь насмешки? - без намека на издевку развел руками толстяк, - подмастерьем становится только ученик, поступивший в академию и несколько лет проучившийся в самой Гильдии под началом одного из Мастеров. А ты разве учился на мага?
   Мальчишка растерянно захлопал ресницами.
   - Нет... - как-то сразу сдулся он, - я с самого детства служу у Мастера Нилфора, помогаю ему в кузнице... он меня всегда подмастерьем называет...
   - В кузнице? То есть, с самими артефактами работаешь?
   Мальчик смущенно замотал головой.
   - Ну, не совсем... Я работаю с ними до того, как они становятся артефактами... мой отец - ювелир, и я могу работать с камнями, с металлами, а мастер потом их... ну, как это? Зачаровывает... Но в основном, самые важные он, конечно, делает сам, от начала до конца.
   - Ах, вот оно как... - кивнул гонец. - А это, - указал он на гербы, которые так долго рассматривал, - твоя работа?
   Юноша с гордостью кивнул.
   - Хорошая, - с видом знатока оценил гость. - Тонкая. Молодец. А в Академию не думал поступать?
   Торлус пожал плечами.
   - Так там способности нужны...
   - Ну, это понятно, но ты ж не валенок деревенский, правда?
   - Да, но к магии у меня нет дара. К сожалению.
   - Это тебе хозяин сказал?
   Юноша неуверенно кивнул.
   - Ерунда, - махнул рукой гонец. - Дар у тебя есть, небольшой правда, но развить можно очень прилично. А хозяин твой, видимо, просто не хотел терять хорошего ювелира.
   - Да как вы смеете! - взвился паренек. - Мой хозяин...
   - Жук - твой хозяин, - перебил его толстяк. - И вообще, скотина порядочная. Вернее, как раз непорядочная. Это и еще кое-что вроде того я и должен ему передать. От Архимагистра.
   Мальчик побелел от гнева, его губы задрожали, он уже открыл рот, чтобы ответить и вообще, выставить вон из замка этого противного толстяка, имеющего наглость наговаривать на его господина, да еще и в его доме, но гонец вдруг заговорил неожиданно резко и ядовито.
   - А что ты ответишь, малыш, если я скажу, что твой господин работает против Гильдии? Что он продает артефакты Инквизиции? - толстяк будто стал выше ростом, каждым словом вбивая Торлуса в пол. - Что он заслуживает изгнания или же - смерти? И ты, - он ткнул пальцем в позеленевшего ученика, - в этом замешан тоже. Как соучастник. Как тебе?
   - Это неправда... - прошептал юноша.
   Толстяк усмехнулся.
   - В том-то и дело, малыш, что - правда. И чем раньше ты это поймешь, тем лучше. Для тебя. Тогда наша с тобой беседа плавно вольется в нужное русло, без твоих выкриков, обвинений и попыток вытолкать меня из замка.
   - Я не пытался... - едва шевеля губами, проговорил Торлус.
   Гость поморщился.
   - Ну, малыш, только не надо обмороков и прочих сантиментов, у меня нет никакого желания приводить тебя в чувство, хорошо?
   Мальчик тихонько всхлипнул, и, слегка пошатнувшись, кивнул. Он сам не знал, почему так происходило, но он верил толстяку, хотя это было очень больно - он всегда был предан своему учителю, и представить, что Нилфор - предатель, в другое время было бы практически невозможно. Но сейчас перед ним стоял гонец самого Архимагистра, и сомневаться в его словах он не мог, как бы себя ни настраивал. Но тогда выходило, что...
   Несколько мгновений Торлус мужественно боролся с собой, пытаясь совместить в голове такие на первый взгляд противоположные понятия, как его учитель и Инквизиция, и как-то утрясти новую информацию, соотнося ее с той, что у него уже имелась. Получалось все очень скверно. Он поднял на толстяка полные ужаса глаза и... разрыдался.
   Гонец покачал головой.
   - Да, малыш, вот и поговорили, - неловко хмыкнул он. А потом вдруг совершенно обыденным тоном спросил: - Слушай, распорядись, чтоб нам что-нибудь поесть принесли, а? А то на пустой желудок как-то разговор не клеится, тебе не кажется?
   Это предложение, высказанное просто, как ни в чем не бывало, окончательно сбило мальчишку с толку, но зато подействовало на него отрезвляюще. Он шмыгнул носом и энергично закивал, яростно вытирая слезы. Стараясь не встретиться с гостем взглядом, он начал стремительно краснеть, устыдившись своей слабости, и, воспользовавшись буквально подаренным ему предлогом, вылетел из залы. Толстяк облегченно вздохнул. Даже плечами передернул, удивляясь столь бурной реакции Кина.
   Он в очередной раз прошелся по залу, справедливо полагая, что ждать ему придется долго - как быстро в замке Нилфора подают обед, он не знал, но в том, что мальчишка будет еще долго приходить в себя и потому тянуть время до последнего, он был практически уверен. Поэтому он не спешил. Спокойными, размеренными движениями он распахнул пол дорожного плаща, вынул из ножен изящный ритуальный кинжал, подошел к заинтересовавшему его ранее гербу, встал на цыпочки и принялся методично отколупывать крупный рубин добротной огранки, над который за несколько минут до разговора с юным Торлусом уже проводил незаметные постороннему глазу манипуляции, когда со стороны казалось, что он просто проводил пальцами, стряхивая пыль.
   - Ваша милость! - услышал он пораженный голос появившегося в дверях мальчишки. Однако это его нисколько не смутило, напротив, он даже махнул рукой, подзывая его к себе.
   - Что-то ты быстро, малец. А ну-ка, подсоби, что-то у меня никак не...
   - Но... что вы делаете?!
   - То же, что ты сейчас будешь делать. Давай, не заставляй пожилого человека заниматься тяжелым физическим трудом. Ты, в конце концов, выкладывал, тебе и отколупывать. И вопросов лишних не задавай. Погоди, - неожиданно смягчился толстяк, сбрасывая с себя суровую личину, - ты сам-то как? Жить будешь?
   Мальчишка вздрогнул, шмыгнул носом в последний раз, но потом уверенно кивнул. Толстяк потрепал его по плечу, но тут же снова нахмурился, напуская на себя строгий вид.
   - Тогда не зевай, а делай, что тебе говорят, - тут же скомандовал он.
   Ничего не понимая, мальчишка коротко отсалютовал и повиновался.
   Когда работа была закончена, гость взял из рук Торлуса камешек, любовно подул на него, сдувая остатки глины и прочих элементов сложного крепежного материала, достал белоснежный платок из тончайшей ткани, хорошенько его обтер и повернулся к свету, любуясь на чистоту камня.
   - Ты смотри, шельмец какой... - пробормотал он чуть слышно. - Такой камень загубил!
   - Но, ваша милость... - опешил потомственный ювелир.
   - Да я не про тебя, - отмахнулся толстяк, - ты-то как раз молодец, - он довольно крякнул, - да, малыш, руки-то у тебя золотые, такой талант развивать надо - я даже начинаю смутно понимать твоего хозяина! Я про то, что он не хотел тебе голову всякими магическими штучками забивать. Но в Академию тебе надо идти. Того и гляди, может, станешь лучшим артефактором!
   Мальчишка опустила глаза, смущенно заливаясь краской.
   - Я не шучу, малыш, - очень серьезно заговорил толстяк. - Когда начнутся экзамены, будешь поступать, а пока... поедешь со мной.
   - К Каравалорну?! - Торлус широко раскрыл глаза, не веря неожиданной удаче, которая свалилась на него.
   - А то, к кому же еще, - хохотнул толстяк. - Только ты погоди, не зазнавайся, это все временно, пока решается вопрос с этим замком, а также с твоим бывшим и... будущим хозяином. Замок хороший, абы кому его отдавать не будут, да и тебе отсюда съезжать не резон - насколько я понял, твой отец здесь живет? Да и мастерская ваша фамильная тоже в этом городе.
   Торлус кивнул, не совсем понимая, куда клонит странный гость.
   - Конечно, на время обучения тебе придется со своей семьей расстаться, а потом вернешься сюда. А там посмотрим на твое поведение, скорее всего, пойдешь либо подмастерьем к магу-артефактору, которого в этот замок поселят, либо... - толстяк, прищурившись, замолчал, в задумчивости почесывая подбородок. - Ладно, время покажет. В общем, жить ты будешь здесь. Потом. Так что, с семьей надолго не прощайся.
   Мальчишка горячо поклонился, выражая свое почтение и безграничную преданность Гильдии.
   Толстяк, видя такой наивный пыл, мягко улыбнулся.
   - Малыш, а ты меня нисколько не боишься? - вдруг спросил он.
   Торлус непонимающе замотал головой.
   - Ну, вдруг я на самом деле явился от Инквизиции, - пояснил он, - и у меня приказ отвезти тебя в тюрьму, например? Или вообще - убить? За разглашение или еще чего-нибудь...
   Юноша немного побледнел, но все же уверенно покачал головой.
   - Нет? - искренне удивился толстяк. - А почему ты так уверен?
   Кин пожал плечами.
   - Чувствую...
   - Ну, хорошо, - кивнул гость, - допустим, я не из Инквизиции, а на самом деле - от Каравалорна. Ты уже понял, что твой господин - предатель, и, понятное дело, церемониться с ним не будут. А если у меня приказ убить всех, кто в этом замешан? А ты спокойно соглашаешься со мной ехать...
   Юноша неожиданно улыбнулся.
   - Потому что вы не собираетесь меня убивать. И я вам верю. А еще вы очень хороший человек, хотя почему-то, тщательно это скрываете, вот, даже меня запугивать начали зачем-то...
   Толстяк светло и по-доброму рассмеялся, услышав от мальчишки такой искренний ответ.
   - Ну, честно говоря, не такой уж я и хороший, - крякнул он, - иногда, копаясь в дерьме, трудно не замараться...
   - Ну, я же не говорю, что вы - идиот! - вдруг заявил Торлус. - Только дурак может быть добрым со всеми, даже с теми, кто этого не заслуживает, а в жизни всяких уродов, к сожалению, очень много.
   Толстяк расхохотался, услышав такую простую и бесхитростную философскую формулировку.
   - Да, малыш, ты - настоящий темный! Гильдия по тебе уже не то, что плачет, а рыдает горючими слезами! Ладно, это все, конечно, здорово, но смех - смехом, а дела не терпят. Расскажи-ка мне, малыш...
   - Нет, - вдруг жестко возразил Торлус, даже не дослушав вопроса.
   Гость приподнял бровь.
   - Что? Что - нет?
   Юноша опустил голову, виновато, но вместе с тем, без тени сомнения.
   - Нет, - твердо повторил он. - Я понимаю, что мой господин - предатель, но рассказать сейчас про него - это значит тоже стать таким же предателем. Я не буду этого делать... простите...
   Он даже съежился, ожидая лавины гнева гонца Каравалорна, которая должна была накрыть его абсолютно справедливо, ведь он сейчас противился воле Архимагистра, которую представлял толстяк, он знал, что поступает неправильно, но как в этой ситуации поступить, он, как ни раздумывал, все равно не мог понять.
   А толстяк внезапно вместо того, чтобы кричать и топать ногами, просто пожал плечами и очень спокойно кивнул.
   - Ну, как знаешь...
   Торлус побелел.
   - Вы... не так меня поняли! - закричал он во всю силу своих легких. - Я не против Гильдии, я очень хочу помочь, но... я не предатель!
   Он упал на колени, уронив голову на руки, судорожно всхлипывая. Толстяк присел рядом, положив ему руку на плечо.
   - Малыш, - тепло и даже как-то по-отечески заговорил он, - я тебя понял. Я тебя ни в чем не обвиняю. Ты - не предатель. И кричать об этом на всех площадях не следует, - усмехнулся он, подмигивая бедолаге. - А плакать прекрати - что ты за черный маг, если по любому поводу ревешь, как девчонка! - Торлус шмыгнул носом и уткнулся в плечо толстяку. - Кстати, я тебя, между прочим, за обедом посылал. Где обед-то? - крякнул гость.
   - Готовится, - прошептал мальчишка.
   Он чувствовал себя ужасно - более неловкой ситуации он в жизни и представить себе не мог. Ему никогда еще не приходилось делать подобный выбор, никогда не надо было поступаться собственными принципами.
   Его хозяин, ставший ему почти вторым отцом - враг. Предатель. А он сам? Он очень отчетливо вспомнил, что хозяин действительно часто куда-то уезжал, как он говорил, к заказчику, но Торлус даже в страшном сне предположить не мог, что этим "заказчиком" была Инквизиция.
   Он вспомнил, как ночами корпел над огранкой редких камней, как выливал из редких драгоценных сплавов, нигде более не использовавшихся, такие умопомрачительные статуэтки, ваял такие мелкие и потрясающие по своему изяществу детали, что Нилфор иногда даже искренне робел перед тем, как взять в руки такие шедевры ювелирного искусства. И все это шло... Нет, этого просто не могло быть! Хотя...
   Перед его мысленным взором всплыло немного суровое, но все же доброе и понимающее лицо Нилфора, с его благородными, тонкими чертами. Нилфор вздохнул, потом слегка прикрыл глаза и медленно поднес палец к губам. Внезапно Торлус почувствовал, как пол начинает уходить у него из-под ног, в глазах стремительно темнеет, а в голове с бешенным стуком его кузнечного молота расплывается жгучая боль, проникая глубоко внутрь черепа и расползаясь раскаленным металлом по всему телу. Не успев издать даже слабого стона, он упал на руки странному гостю, называющему себя гонцом Каравалорна.
  
   Очнулся Торлус в своей комнате, на кровати, постеленной на скорую руку голубоглазой горничной, которая, затаив дыхание, выглядывала из-за спины маленького толстого господина, не сводя напряженного взгляда с юноши. Толстяк, напротив, был абсолютно спокоен, очень аппетитно уплетая за обе щеки ароматное жаркое, так, что Торлус, едва придя в себя, почувствовал, как у него засосало под ложечкой.
   - Малец, ты извини, - не прекращая жевать, заговорил толстяк, - я тут похозяйничал - от тебя, как я понял, обеда не дождешься. Кстати, будешь?
   Торлус вздохнул, прислушиваясь к своему самочувствию, пытаясь понять, что с ним, собственно, произошло, а толстяк уже командовал:
   - Красавица, ну-ка, метнись на кухню, юный господин откушать желает.
   - Ваша милость... - едва слышно прошептал юноша.
   - Не продолжай. Я понял, - перебил его гость. - Хозяином замка тебя никто назначать не собирается, если тебя это беспокоит, даже если... когда ты станешь мощным магом-артефактором. Так что свою горячую речь о том, что не собираешься наживаться на предательстве своего господина, можешь не озвучивать. Ты ведь это хотел сказать?
   Юноша благодарно кивнул.
   - Вот и ладненько. Если понадобится, подберем тебе что-нибудь другое - по заслугам, разумеется. А пока, как я уже говорил, будешь подмастерьем у нового хозяина, договорились? Это не противоречит твоим принципам? - усмехнулся толстяк.
   Торлус слабо улыбнулся.
   - Хотя, - поморщился гость, - я бы на твоем месте от такого красивого замка не отказывался. Но это - твое дело. Глупо, конечно, но - благородно. Ценю. Кстати, твой господин предал не только Гильдию, но и тебя, как ты уже понял. Если не понял, поясню - в твой мозг он забабахал блок, который должен был тебя убить, если ты даже подумаешь о том, чтобы рассказать или хотя бы вспомнить о подробностях его связей с Инквизицией. Не делай такие большие глаза, малыш, уже все позади - можешь вспоминать, сколько захочешь, ментат из Нилфора плевенький, так что блок получился из рук вон плохой. Но тебе бы хватило, если бы, - он довольно крякнул, - рядом с тобой не было бы такого замечательного специалиста по Магии Ментала.
   На бледных щеках юноши заиграл смущенный румянец.
   - Только не благодари, - пробурчал толстяк, - этого мне еще не хватало, в конце концов, я и сам хорош - надо было тебя не спрашивать, а так считать информацию, тоже было бы болезненно, но не до такой степени, так нет же - хотел все узнать по-хорошему, а в результате чуть тебя не угробил.
   - Спасибо, - улыбнулся Торлус, - все же по-хорошему лучше... честнее.
   Толстяк закатил глаза.
   - Так я и знал. Однако хочу тебя огорчить, чтобы ты не думал, что я такой хороший - я ее все-таки считал, пока ты отсыпался.
   Улыбка Торлуса стала еще ярче.
   - И за это спасибо, - проговорил он, уже сияя от счастья.
   Толстяк рассмеялся.
   - За то, что избавил тебя от признания?
   Мальчишка горячо кивнул.
   - И вообще - спасибо... что спасли...
   - Так, всё, хватит! - замахал руками толстяк. - Давай, как оклемаешься - собирайся. Больше смущать тебя не буду. Учти, ехать нам с тобой вместе, так что еще раз увижу благодарную улыбку на твоей умильной физиономии - прибью сразу, вот и посмотришь, какой я хороший. Сейчас - ладно, ты еще не совсем в себе, но в дороге чтобы я больше к этой теме не возвращался, - он встал с места, вытирая руки тонким белоснежным платком, и важно зашагал к выходу. - Да, еще один важный момент, - обернулся он уже в дверях. - Поесть не забудь, а то дорога дальняя да и... - он заговорщически подмигнул, - синеглазка расстроится, она уж так для тебя старается... Хоть бы оценил, девушка-то - сказка!
   Торлус покраснел до кончиков пальцев, толстяк залился веселым смехом и, довольный произведенным его словами эффектом, вышел из комнаты.
  
   Однако не успел он пройти парадную залу с ее множеством гербов, выложенных на стенах, как двери, ведущие в холл, с шумом распахнулись, и в зал буквально ворвалась женщина, вихрем пролетела через половину комнаты и рухнула ему в ноги. Сопровождающие ее стражники бросились вслед за ней, но толстяк поднял руку, жестом веля оставить их наедине, и стражники, низко поклонившись, мгновенно исчезли в дверном проеме.
   - Шере, - заговорил толстяк, скрестив руки на груди. - Встань.
   Женщина замотала головой, рассыпая по полу роскошные черные волосы. Гонец Каравалорна поморщился, осторожно отступив на шаг, стараясь не задеть грубым сапогом иссиня-черный каскад.
   - Шере, - повторил он с нажимом, - Шереила Фрам, встань сейчас же. Немедленно, - и добавил, - я приказываю.
   Коротко кивнув, женщина повиновалась. Толстяк неспешно прошел к высокому креслу, стоящему на излишне, как ему показалось, пафосном помосте, поднялся по ступенькам, обтянутым черным бархатом и, устроившись поудобнее, сел.
   - Да, Шере, - протянул он, - от тебя, как я понял, очень трудно избавиться. Как же ты меня нашла?
   Женщина выпрямилась. Даже сейчас, когда толстяк сидел на возвышении, она все равно смотрела на него сверху вниз. Надо сказать, она всегда так смотрела на всех мужчин - и дело было вовсе не в ее высоком росте, хотя в данном случае так и было, поэтому она склонилась бы снова, если бы не его приказ. А что до всех остальных...
   Шере была очень красивой женщиной и, казалось, ничто эту красоту испортить не могло. Ее волосы цвета воронова крыла доходили почти до колен, но сейчас они были спутаны, дорожный костюм такого же черного цвета, практически обтягивающий тонкий стан и крутые бедра - изрядно потрепан, а в нескольких местах и порван, также как и блузка, пошитая из тончайшего белого батиста, и явно не предназначенная для такого жестокого с ней обращения, прилипла к телу, а кое-где и треснула, свисая беспомощными клочками благородной прозрачной ткани. Шнуровка на корсете была развязана, совершенно не сдерживая вздымающуюся грудь своей хозяйки, а сам дорожный плащ, такой же изорванный, как и прочие детали туалета, был брошен у входа в зал, одиноко поблескивая пряжкой из белого металла с огромным синим сапфиром, робко напоминающим о благородном происхождении оборванки. Хотя, впрочем, этот сапфир не был единственным в ее убранстве. Резким движением рванув цепочку, сдавливающую шею, Шере водрузила на грудь точно такой же камень, до того болтавшийся на спине и скрытый под волной спутанных волос. Тут же стало видно, что ее длинные пальцы также были усыпаны перстнями, что с ее нынешним видом практически не вязалось, однако она сама не обращала на это никакого внимания. Ее огромные синие глаза выжидающе смотрели на толстяка, в них не было слез, не было жалости к себе, только - мольба, но - напряженная, с вызовом, без тени слабости.
   - Шере, - укоризненно покачал головой толстяк, - на кого ты стала похожа... Ты что, в капкан охотничий попала? Или вырвалась из подвала доблестной Инквизиции?
   Она нетерпеливо махнула рукой.
   - На меня разбойники напали по дороге... - хрипло бросила она.
   - Разбойники? - искренне удивился толстяк. - То есть...
   - Мертвые, - тут же пояснила она.
   Толстяк кивнул.
   - Ну, это другое дело. А я уж хотел спросить, где ты такую армию самоубийц откопала... - хохотнул он. - Даже испугался, не приболела ли ты, что позволила мирным разбойничкам так себя изукрасить... Кстати, где на тебя напали? Туда бы некромантов послать...
   - Не надо, - выдохнула Шере, - я их... в крошку.
   Толстяк рассмеялся, одобрительно кивнул.
   - Да моя ты умница! Обязательно расскажешь мужу, он порадуется...
   Шере, мгновенно вскинувшись, снова упала на пол в яростном поклоне.
   - Да куда ты, тут же грязно! - подскочил толстяк на своем месте, но потом махнул рукой. - Хотя, тебе уже...
   - Мастер, да что ж вы меня мучаете?! - простонала женщина, поднимая на него глаза. - Он жив?!
   Толстяк коротко кивнул. Женщина вскочила и, забыв про всякую почтительность, бросилась ему на шею.
   - Шере, да что ж ты... задушишь же старика, ведьма, чтоб тебя... - сдавленно пропищал он, однако его радость за нее было очень трудно скрыть под маской сурового ворчания. - Ффух, ну у тебя и хватка, - шутливо запыхтел он, когда первая волна ее восторга, наконец, схлынула, и Шере смиренно заняла место подле его "трона". - Как же вы любовью занимаетесь? Наверное, в первую брачную ночь все кровати в доме переломали.
   На белоснежных щеках женщины заиграл румянец, хотя за грязными разводами это было практически незаметно.
   - А теперь по существу, - уже серьезно заговорил толстяк. - На будущее - если я тебе чего-то не говорю, то вовсе не из-за того, что я такая скотина, а значит, имею на то очень серьезные причины. Так и сейчас. Если я сказал, что не знаю, где твой муж и что с ним, значит - не знаю. И нечего меня одолевать своими бесконечными вопросами, посещениями, и преследовать меня тоже не надо. Между прочим, я сам узнал о том, что он жив и в безопасности буквально пару часов назад и - заметь - собирался тут же тебе сообщить. Но ты решила, - усмехнулся он, - героически преодолев все препятствия, лишив работы некромантов, нагрянуть ко мне сама, выловив меня в замке этого негодяя Нилфора. Еще, наверное, и стражу всю распугала по дороге, - женщина покраснела, как школьница. - Да, кстати, а как ты меня нашла? Кто тебе сказал, что я здесь?
   Она неопределенно пожала плечами, потупив глаза.
   - Никто, мастер... Я следовала за вами по пятам...
   Он всплеснул руками и расхохотался.
   - Да уж, денек у меня сегодня... Как же я тебя не заметил?
   - Так я же не враг... я же - ваша ученица, мастер...
   Он вздохнул.
   - Да, повезло мне с ученицей, нечего сказать... Ладно, хватит там бормотать, Шере, это не твоя манера. Давай, приводи себя в порядок, у меня к тебе разговор есть серьезный.
   Она с готовностью вскочила на ноги.
   - Ну вот, видите, как здорово, что я здесь очутилась! - просияла она. - А то бы вы меня сейчас искали...
   - Да здорово, кто же спорит... Только сейчас сделай так, чтобы я тебя потерял, желательно в бане или еще где. Как помоешься, переоденешься, если надо, можешь даже отдохнуть с дороги, но потом - дуй ко мне. Я никуда без тебя не уеду, буду пока здесь, по замку шарахаться, стражников пугать, чтоб им жизнь малиной не казалась. Приказ понятен?
   Она энергично закивала и, подхватив брошенный в дверях плащ, убежала выполнять волю своего господина. Толстяк только покачал головой.
   - Как дети, честное слово, - по-доброму усмехнулся он, глядя вслед той, которая еще несколько минут назад была разъяренной отчаявшейся фурией.
  
   Через час сколоченная волей случая импровизированная команда собралась в обеденном зале. Толстяк первым делом забрался в высокое кресло, такое же, как и в парадной гостиной, удобно строился, приготовившись к разговору. Успев хорошо перекусить несколько раньше, он с наслаждением потягивал лучшее вино из погребов Нилфора.
   Женщина уже привела себя в порядок, роскошные волосы были тщательно вымыты и подхвачены заколкой наподобие ее пряжки на дорожном плаще, одета же она была в совершенно новый костюм самого Нилфора, который ей удивительно шел, она и сама это заметила, даже не стала посылать слуг в ближайший модный магазин, как хотела сделать сначала. Торлус уже окончательно пришел в себя и сейчас с удивлением переводил взгляд с толстяка на женщину и наоборот, пытаясь, наконец, понять, что здесь происходит.
   К счастью, время у него на это было - гостья, конечно, собралась очень быстро, но было решено ехать только после обеда, а жаркое, приготовленное поваром Нилфора, ей очень понравилось. Юноше оставалось надеяться, что он успеет утолить свое любопытство немного раньше, чем прекрасная гостья - свой голод. Толстяк ему слегка подмигнул и начал разговор.
   - Шере, обрати внимание на этот шедевр, - он достал аккуратно сложенный платок, развернул его, извлекая безупречной чистоты рубин, варварски выковырянный им лично из герба тронного зала, и протянул его женщине. Она, не отвлекаясь от поглощения ароматного жареного мяса, принялась его внимательно изучать, повернувшись к свету.
   - Что ты на это скажешь? - крякнул толстяк.
   - Скажу, что этот ваш Нилфор - скотина, - обыденно пожала она плечами. - Сделать из такого камня артефакт для прослушивания - просто кощунство. Хотя, - хохотнула он, - довольно качественно сработано. Это вы его блокировали, мастер?
   - Да, но только на время, - поморщился толстяк. - Честно говоря, я нес его тебе, чтобы ты поставила блок как следует. Артефактор из меня, сама понимаешь...
   Она кивнула.
   - Его совсем вывести из строя? Или загнать какую-нибудь туфту, чтобы они думали, что он еще работает?
   Он махнул рукой.
   - Да нет, можешь переработать на что-нибудь полезное, они же не дураки, и так, наверное, все уже поняли. Только смотри, там может быть маячок для слежения...
   Шере развела руками.
   - Мастер, обижаете! Маячка уже нет, он чист как слеза младенца.
   - Тогда забирай... если только господин Торлус не возражает, - усмехнулся толстяк.
   Женщина непонимающе нахмурила брови.
   - А кто такой этот Торлус?
   - Господин Торлус Кин, - повел рукой толстяк, представляя юношу, - гениальный ювелир и твой будущий ученик. Он был подмастерьем у Нилфора. Ой, только глазами не сверкай - он ничего не знал.
   Торлус вспыхнул.
   - Ваша милость... - начал он, но замолчал, едва толстяк поднял руку.
   А гость, между тем, продолжал:
   - Нилфор продал Инквизиции один весьма занятный артефакт. Он состоял из двух деталей - очень крупный камень, возможно вставленный в перстень или кулон, обозревающий все вокруг, причем на приличном расстоянии и - зеркало. Действует очень просто. Зеркало висит в комнате, и его обладатель, не сходя со своего места, наблюдает за всем, что происходит с носителем перстня. Кстати, перстень может быть не один, зеркалом можно управлять с помощью разума, но - внимание! - даже не являясь ментатом. Можно даже не обладать магией, зеркало настроится на хозяина самостоятельно. Представляешь, сколько эта фигня должна стоить?
   Шере присвистнула.
   - То-то и оно, - кивнул толстяк.
   - Мастер, - робко кашлянула женщина, - полагаю, глупо будет спрашивать, откуда вы это узнали, но...
   - Да все просто, милая! - рассмеялся ее учитель. - То, что Гаронд в курсе всего, что происходит с его людьми, это и так всем известно, даже гадать не надо - магия у него такая. А вот когда он стал слишком много знать, меня это, честно говоря, насторожило. Можно, конечно, было предположить, что он навербовал себе полмира, в том числе и наших братьев по Гильдии, но ты знаешь, я всегда предпочитаю надеяться на лучшее. Тогда мне пришла в голову простая, но гениальная мысль - прошерстить артефакторов, владеющих хотя бы минимумом ментала, умения которых хватило бы для того чтобы загнать в эту хрень заклинание разума. Причем, довольно сильное, учитывая, что заказчик - инквизитор, поглощающий магию... А таких мастеров у нас не так уж и много. А прибавь к тому, что камни должны быть безупречными - не крошку же Гаронду продавать! Значит, он должен был подстраховаться, работая с очень сильным ювелиром. Малыш, да не красней ты так, я ж не просто так сказал, что руки у тебя золотые! - рассмеялся толстяк.
   - А что ему мешало получить камни от королевского ювелира? - удивилась Шере. - Так же намного проще, да и незаметнее...
   - Что мешало? - улыбнулся ее учитель. - Жадность. Обычная человеческая жадность. Гораздо дешевле пользоваться услугами подмастерья абсолютно бесплатно. Вот на этом-то он и погорел...
   Шере кивнула.
   - И что теперь?
   - Да ничего, - пожал плечами толстяк. - Нилфор уже по заслугам получил, - мальчишка побледнел, но спрашивать ничего не стал, - а ты, моя милая, получаешь в качестве свадебного подарка, хоть и - каюсь, несколько запоздавшего - этот чудовищный замок, насмерть перепуганного ученика и кучу обязанностей впридачу.
   Шереила поперхнулась чудесным вином Нилфора и ошарашенно захлопала глазами, словно не веря своим ушам.
   - Так... у меня свадьба в прошлом году была... и подарок вы уже...
   - Ну, во-первых, - довольно хохотнул толстяк, - подарок полагался скорее твоему мужу, Джердалину Фраму, в качестве компенсации за то, что я ему вместо невесты такое чудовище подсунул, а во-вторых...
   Договорить он не успел - Шере, выйдя из ступора, бросилась снова стискивать его в объятиях, опрокинув все, что стояло на ее пути.
   - Да, девочка, - через минуту заговорил толстяк, усадив ее на место, - теперь что бы ни сотрясало наш мир, я точно знаю, от чего умру - от твоей горячей благодарности...
   - Мастер, а что - во-вторых? - заинтересованно спросила Шере, доедая уцелевшее жаркое.
   Толстяк рассеянно пожал плечами.
   - Не помню уже, но это все неважно. Слушай, девочка, мою команду. Коль уж мы заговорили о твоем муже, перейдем непосредственно делу. Очень скоро вы с ним встретитесь, но не спеши радоваться - возвращать его пока никто не собирается. Вместо этого ты поедешь к нему. Выедем вместе, я тебе по дороге расскажу подробности, в какое дерьмо успел вляпаться Джерд... Нет, с ним все уже в порядке, но этим мы обязаны одному Светлому Магистру. Большой оригинал, кстати. Имя Арион тебе о чем-либо говорит? - прищурился он.
   Шере задумалась.
   - Арион? Что-то... Ах, ну да, конечно же говорит! - рассмеялась она. - Когда я готовилась к свадьбе, то слышала о нем больше, чем о собственном женихе - на торжество приехала моя давняя знакомая, безумно влюбленная в этого самого Ариона! Они учились в одно время в Академии, и она все никак не могла его забыть.
   - Да уж, ничего так рекомендация, - крякнул толстяк. - Честно говоря, я слышал о нем кое-что другое. Он очень сильный маг с железными принципами, просто кумир подрастающего поколения Светлой Гильдии, но - бунтарь, периодически попирающий законы и не дающий покоя старому Лотару. Но старик все же придумал, как от него избавиться - его сослали в Хорран. Гиблое место, если не слышала - болота да кладбища. Старые.
   Шере выпрямилась.
   - Мастер, вы туда отправили Джерда?
   Толстяк поморщился.
   - Ну, начнем с того, что никто никого и никуда не отправлял. Впрочем, как всегда. Большего бардака, чем у нас в Темной Гильдии, я в жизни не видел - когда я последний раз жестко что-то приказывал, не вспомнишь? Устроили анархию, понимаешь...
   Шере скользнула к "трону" своего господина.
   - Из этого следует, мастер, что Джерд сам вызвался поехать в Хорран?
   Толстяк кивнул.
   - Этот мальчишка - Арион, спас ему жизнь. Вырвал из камеры смертников Святого Ордена.
   Шере побледнела.
   - Конечно, Магистр приехал туда за своими ребятами, - продолжал толстяк, - но это не отменяет того, что он сделал Джерду и еще нескольким ребятам, которых мы, благодаря своевременному сообщению Лариуса - опять-таки, с подачи Ариона - вывели из Крадоса, от греха подальше. Но это долгий разговор, дело не в этом, а в том, что...
   - Джерд и... вы, мастер, решили отдать долг чести Светлому Магистру? - уточнила Шере. - Да, Джерд очень сильный некромант, он там пригодится... - заговорила она, размышляя вслух. - Я поеду туда? К Джерду? - толстяк кивнул. - Да, мой господин! - вытянулась в струнку Шере, сияя от счастья.
   Толстяк усмехнулся.
   - И ты после этого будешь говорить, что я кого-то куда-то посылаю?
   - Я готова, мой господин! - отрапортовала Шере.
   - Отлично. Мальчишку пока возьми с собой, пригодится, - кивнул он на Торлуса, - связи со мной не теряй. Как нужно будет - отзову. Да, еще, проверь способности мальца, стоит ему в Академию поступать или пусть дальше прославляет свой доблестный род ювелиров. Это под твою ответственность, понадобится - подготовь. Я на тебя рассчитываю. Шере, хватит кивать, как солдат, честное слово! - рассмеялся он. - Давай, жду вас в экипаже, тебе много еще собираться?
   - Я мигом! - подскочила она на месте и вылетела из комнаты.
   Толстяк перевел глаза на мальчика.
   - Ну что, малец, поедешь с нами? А то мы тут все о своем да о своем...
   - А у меня есть выбор? - грустно улыбнулся Торлус.
   Толстяк недоуменно пожал плечами.
   - Конечно, - искренне удивился он. - На аркане тебя никто не тянет, хочешь - поедешь, хочешь - оставайся. Можешь поехать со мной, можешь - с ней. Смотри, сколько у тебя вариантов! А ты говоришь, выбора нет! Выбор, малыш, есть всегда, только не все это понимают.
   - Простите, ваша милость, - смутился юноша, - а где я буду нужнее?
   Толстяк довольно улыбнулся.
   - Хороший вопрос, малыш. Нужнее - в Хорране. Работы там непочатый край. Да и потом, тебе будет очень полезно поработать с госпожой Шереилой. Она сильнейший мастер-артефактор, да и к новичкам с пониманием относится, хотя и строгая бывает сильно - не смотри, что она сейчас такая, через пару часов ты ее не узнаешь - характер у нее тот еще. Ведьма, одним словом, - усмехнулся толстяк. - Будет командовать - не перечь, она без толку не гоняет. В общем, что тебе говорить, сам разберешься, большой уже. С семьей прощаться будешь?
   Он неуверенно передернул плечами.
   - А... надолго?
   - Это уж как получится! Ну ладно, не переживай. Не на век. Через два-три месяца будешь в Академию поступать, заедешь.
   Юноша кивнул.
   - Я записку напишу... Они привыкли, я часто уезжаю... уезжал, - осекся он, - с господином Нилфором. Ваша милость! - с неожиданной горячностью воскликнул он. - А вы не боитесь меня отправлять в этот... в Хорран? Если я как-то связан с Инквизицией...
   Толстяк не дослушав его, расхохотался.
   - Единственно, чего я боюсь, малыш, это когда вот так вот орут без причины - я, как уважающий себя ментат, начинаю опасаться за рассудок пациента... Мальчик, успокойся и уясни раз и навсегда, в связях с Инквизицией тебя никто не подозревает, если бы это было - ты бы обязательно почувствовал.
   - Как? - не понял юноша.
   - Да просто. Умер бы, вот и весь сказ, - небрежно бросил толстяк. - Да и к тому же, - как ни в чем не бывало, продолжил он, - в Хорране все равно ничего плохого ты бы не сделал - Инквизиции на Ариона начхать с высокой башни, это внутренние столкновения Светлой Гильдии, господина Гаронда они мало интересуют. Что еще? Давай спрашивай, если решил.
   - Ваша милость... - замялся Кин, - а когда вы сюда приехали, вы уже знали, что... господин Нилфор...
   - Предатель? Нет, только подозревал. А что?
   - Нет, я не о том, - замотал головой юноша. - О том, что он... умер...
   - Малыш, не морочь себе голову, - потрепал его по плечу толстяк. - Я не мог об этом знать, потому что тогда этот ублюдок был еще жив. А вот когда мои подозрения подтвердились, тогда и...
   - То есть, пока я спал, вы... - Торлус замер, его губы задрожали.
   Толстяк улыбнулся, грустно и очень серьезно.
   - Это жизнь, малыш. Пока мы спим, мир не останавливается. Кто-то рождается, а кто-то - умирает. Ты еще не передумал ехать?
   Мальчик вздохнул, потом решительно вздернул подбородок.
   - К вашим услугам, мой господин! - отрапортовал он, старательно подражая Шереиле Фрам.
   Толстяк засмеялся, по-отечески хлопнул его по плечу и, неспешно прошествовав из комнаты, отправился в поджидающий его экипаж, предоставив возможность своим спутникам окончательно собраться в дорогу. Юноша остался один.
   Впрочем, ненадолго. К дороге он был уже готов, успев собраться еще до того, как Шереила вышла к обеду, оставалось отдать распоряжения управляющему замка, что он не преминул сделать. Старик не задавал никаких вопросов, и все "важные дела", которые Торлус боялся не успеть сделать, закончились на удивление быстро. Пора было ехать. Он окинул последним взглядом замок, который уже успел стать его домом, встряхнулся и решительно зашагал навстречу новой жизни.
   - Готов, малыш? - услышал он голос Шереилы, появившейся в дверях.
   Он кивнул. Шере улыбнулась.
   - Все время удивляюсь, как это у него так получается? - задумчиво проговорила колдунья.
   Торлус непонимающе нахмурился. Она пояснила.
   - Слышал, как он жаловался на анархию в Гильдии? Это любимая шутка Мастера. Такой дисциплины, как у него, я больше нигде не видела. Его приказы выполняются с полуслова, да еще и добровольно. Как он так? - Шере восхищенно вздохнула. - Как он говорит - сами вызываются. И ведь точно туда, куда ему надо. И заметь - никакого магического вмешательства, хотя, учитывая, какой он ментат, если он захочет - по хлопку все прыгать будут. Ан нет. Магией он при этом не пользуется. Из принципа. И приказывает редко. Может быть, поэтому все его слушаются?
   Юноша неуверенно пожал плечами. Шереила рассмеялась.
   - Ладно, не обращай внимания. Это я так, мысли вслух. Забудь, что я говорила, а то еще подумаешь, будто и правда у нас тут медом намазано. Не дай тебе боги ему перечить или прекословить, когда он не в духе, а лучше - вообще никогда, пока не узнаешь его хорошенько. Понял?
   Торлус закивал, вспоминая разговор о его бывшем хозяине.
   - Миледи, - робко обратился он, - а... кто это?
   Шере остановилась, распахнув свои прекрасные синие глаза во всю их физическую возможность и, удивленно заметив, что мальчишка не шутит, расхохоталась. Юноша покраснел, осознавая, что, видимо, действительно, задал очень глупый вопрос. Отсмеявшись, Шереила хлопнула его по плечу.
   - Идем, малыш. И не смеши меня так больше, а то до вечера до выхода не доберемся, а заставлять ждать мастера невежливо, хоть он и добрый. Пока. Глазами можешь так не хлопать, и вообще - расслабься, видать, ты под счастливой звездой родился, раз тебя мастер под покровительство взял. Ну ладно, не буду тебя мучить - человек, которого ты принимал в замке этого скотины Нилфора - ни кто иной, как... Каравалорн, Архимагистр Темной Гильдии. Я ответила на твой вопрос?
   Торлус ошарашенно кивнул. Больше по дороге в экипаж он не проронил ни слова. Даже погрузившись, он еще около часа сохранял молчание, пытаясь привести в порядок мысли, которых было слишком много, но потом, уже в дороге, это ему все же удалось, и он подумал, что действительно родился под счастливой звездой... Дорожный экипаж Архимагистра Каравалорна уносил его из города, где он родился и жил, в новую неизвестную жизнь, полную опасностей и еще многого, чего он сейчас даже не мог себе представить, но он чувствовал себя поистине счастливым, будто его настоящая жизнь началась только сейчас, в этот самый день, буквально несколько часов назад.
   Что ж, кто знает? Вполне возможно, что так оно и было.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"