Лихницкая Валерия: другие произведения.

Глава 02. Вальдос. Эвенкар. Орки

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 2.

  
  
   Граф Вальдос сегодня блистал как никогда. На королевскую охоту выехал весь свет Эвенкара, и настроение мага воды и воздуха было как нельзя более радужным. А как иначе, если его окружали прекраснейшие женщины королевства! Он слагал стихи, пел баллады, затыкая за пояс многих музыкантов, как бы невзначай перебирал струны, вызывая шквал аплодисментов, влюбленных взглядов и благосклонных улыбок. Он импровизировал, сыпал остротами, щеголяя в безупречном охотничьем костюме, пошитом у лучшего портного столицы - в общем, был на высоте.
   Его беспокоили лишь две вещи. Первая - впрочем, это тревожило практически всех на этом празднике, - он, как и все, не был до конца уверен, появится ли очаровательная невеста Его Величества, юная Клементина, опоздание которой вносило еще более торжественную ноту в это и без того значимое событие, подогревая всеобщий интерес.
   А вторая... Лотар, Архимагистр Светлой Гильдии, постоянно вертелся рядом в подозрительной близости от него, косо поглядывал и явно хотел что-то сказать или, еще чего хуже, приказать, и это что-то, кажется, было весьма неприятным. Как бы то ни было, у всех на виду Лотар ничего делать не собирался, а Вальдос предпринимал всевозможные действия, чтобы этого не случилось, не рискуя оставаться с Архимагистром наедине. Конечно, даром предвидения он не обладал, но неприятности чувствовал очень хорошо. И сейчас неприятности, как ни странно, у него почему-то ассоциировались именно с Лотаром. Правда, еще должен был появиться Его Святейшество Гаронд, что уже само по себе ничего хорошего не предвещало, но его-то как раз Вальдос не боялся совершенно, поскольку никаких дел с Инквизицией не имел и вроде бы ничего не нарушал. И теперь граф Рейнгард, стараясь избежать встречи со своим Архимагистром, делал все возможное, чтобы оставаться в центре внимания как можно дольше, что, впрочем, у него очень хорошо получалось.
   Однако долго так продолжаться не могло - с минуты на минуту должен был вернуться с охоты король, и Вальдос, как хороший придворный, никогда не посмел бы притязать на славу "души компании" в присутствии Его Величества. Его утешало лишь то, что Лотару тоже были хорошо известны правила приличия, и он не посмеет нарушить веселье короля Рагнара.
   Словно в ответ на его мысли, протрубил охотничий рожок, возвещая о появлении королевской кавалькады. Вальдос затаил дыхание.
   Грянул оркестр, в воздух взвились фонтаны призрачной разноцветной воды, рассыпались лепестками роз, тут же растаяли, едва коснувшись земли, наполнив воздух тончайшим цветочным ароматом, который закружился, обретая плотность, сплетаясь в изящные узоры, потом превратился в фантом танцующих пар, и, наконец, растворился, уступая место пышным фейерверкам. Огненные струи взметались ввысь, принимали очертания пламенных фигур, изображающих сцены из охоты, под аккомпанемент пения музыкантов, восхваляющего доблесть Его Величества. Зрители ликовали, аплодировали, не в силах оторвать взгляда от грандиозного зрелища.
   Вальдос, проскользнув между замершими в восхищении магами, тут же занял место в свите короля.
   Однако это его не спасло. Как только схлынула первая волна всеобщего восторга, и гости начали располагаться вокруг стола, он ощутил на своем плече тяжесть руки Архимагистра. Вальдос прикусил губу.
   - Молодой человек, - услышал он тихий, но настойчивый голос Лотара. - Прошу прощения, что отвлекаю вас от празднования сего радостного события, сами понимаете, есть дела, которые не терпят отлагательств.
   - К вашим услугам, Мастер, - отчеканил Вальдос, стискивая зубы.
   Лотар приподнял бровь.
   - Что-то не так? Может, я не вовремя? - наиграно удивился он и тут же рассмеялся. - Хотя, что я говорю, конечно, не вовремя! Но, мой мальчик, не всегда получается делать то, что мы хотим. Как тебе новый замок?
   - Выше всяких похвал, Ваша Светлость, - помрачнел Вальдос, прекрасно понимая, к чему клонит Архимагистр.
   Лотар расплылся в довольной улыбке.
   - Рад, что он тебе понравился. Верные люди должны получать заслуженную награду за свои труды, от этого они становятся еще преданнее, разве не так? - прищурился Лотар.
   Рейнгард передернул плечами.
   - Но я... ничего такого не делал, Ваша Светлость...
   - Разве? - Архимагистр широко раскрыл глаза. - Однако я рад, что ты сам обратил на это мое внимание. Ну, да не беда, - махнул он рукой. - Не переживай, мой мальчик, думаю, я смогу тебе помочь. У меня есть одна маленькая, но, конечно же, замечательная идея, благодаря которой ты сможешь доказать свою преданность Гильдии, и тогда справедливость будет восстановлена. Между тем, для этого тебе почти ничего не придется делать.
   Вальдос внутренне содрогнулся. Он очень не любил, когда Лотар говорил таким доброжелательным тоном, от этого у него почему-то начинали шевелиться волосы и подгибаться ноги, хотя, что интересно, он никогда не попадал ни в какие переделки, и настоящая опасность ему еще ни разу не угрожала. Тем более, было бы глупо ждать ее от Лотара, который был не только Архимагистром Гильдии, но и его Мастером... Но тем не менее...
   - Да, Ваша Светлость, - он склонил голову. - Что я могу сделать для вас?
   Лотар усмехнулся.
   - Рад, что наша беседа сразу же перетекла в нужное русло. Честно говоря, я думал, что ты будешь сопротивляться. Но раз ты готов действовать, я тоже не буду тянуть время, и скажу сразу, без предисловий. Мой мальчик, ты знаком с некой Шереилой Фрам?
   Вальдос задумался, потом неуверенно покачал головой.
   - Не думаю, Ваша Светлость...
   - А ты подумай, - ледяным тоном проговорил Лотар.
   Граф Рейнгард вскинулся.
   - Неужели вы считаете, что я буду вам лгать? - горячо возмутился он.
   Лотар поджал губы.
   - Нет, Вальдос. Если бы я так считал, ты бы никогда не стал тем, кто ты есть сейчас. Просто мне кажется, что ты никак не можешь вспомнить то, о чем я тебя прошу. Или не хочешь. Напряги память, малыш.
   - Ваша Светлость, - с достоинством проговорил Вальдос, - то, кем я являюсь - заслуга моих предков, издревле служивших королю и Гильдии верой и правдой.
   - Не спорю, - кивнул Лотар, - но я также и знаю множество несчастных, заслуги чьих предков никак не сказались на их карьере, и они вынуждены были прозябать в нищете и бесславии. Так было, есть и будет во все времена. И тебя, кстати, тоже могла постигнуть та же участь... Нет, нищета, конечно же, тебе не грозила, не могу не признать твоих потрясающих управленческих качеств - я был в Рейнгарде, и, надо сказать, такого достатка, как там, я не видел практически ни в одном... провинциальном городе. Но насчет славы...
   - Чего вы от меня хотите? - прохрипел Вальдос, кусая губы.
   - Я? Самую малость. Всего лишь благодарности...
   - Простите, Мастер, - багровея от унижения, поклонился молодой граф. - Я был не прав. Чем я могу... послужить Гильдии?
   Лотар усмехнулся.
   - Вспомни для начала Шереилу Фрам. Тебе точно незнакомо это имя?
   Вальдос вздохнул.
   - Когда я учился в Академии, у меня была... - он на мгновение запнулся, - знакомая по имени Шере. Но полностью ее имя звучало как-то иначе.
   - Не исключено, - кивнул Архимагистр. - В девичестве ее могли звать и по-другому, а сейчас она - жена некроманта, Джердалина Фрама.
   - Возможно, - пожал плечами Вальдос. - С того времени мы не виделись. И что дальше?
   - А дальше все совсем просто. Ты должен ее найти и привезти сюда. В столицу. В свой городской дом или замок - это не имеет значение. Думаю, тебе это не составит труда. Тем более что она еще в Академии была твоей, как ты говоришь, знакомой. Прежнее увлечение может разгореться с новой силой после долгой разлуки.
   - Но... зачем? - опешил Вальдос. - Да и потом, вы же сами сказали, что у нее есть муж...
   - А вот это, мой мальчик, уже не твое дело, - хмыкнул Лотар. - Твое дело - выполнить приказ. А что касается мужа... думаю, это ненадолго. Он сейчас в такой дыре, из которой еще никто не возвращался, по крайней мере, живым.
   - Но вы же сами сказали, что он - некромант, - удивился Вальдос.
   - Да хоть трижды некромант! Существует множество способов умереть, и в Хорране представлено большинство из них. Даже для некроманта.
   - Хорран? - нахмурился Вальдос. - Это где?
   - Дай боги тебе и дальше этого не знать! - рассмеялся Архимагистр.
   Вальдос растерянно передернул плечами.
   - Простите, но я, кажется, ничего не понимаю...
   - А ты и не должен ничего понимать. Ты должен ехать. Немедленно.
   - То есть... прямо сейчас?! - оторопел молодой граф.
   - Я что, неточно выразился? - надменно приподнял бровь Лотар.
   Красивое лицо Рейнгарда пошло красными пятнами.
   - Но ведь сейчас же... будет бал! Приедет юная госпожа Клементина...
   - И что? Или ты думаешь, что без тебя бал не состоится? Вальдос, сколько можно развлекаться?! Ты числишься в Гильдии не за свои красивые глазки и умение уложить в койку любую светскую даму, хоть тридцать раз неприступную. Ты - маг, в конце концов, и ты - мой слуга. Так будь добр, хотя бы иногда, в качестве разнообразия, выполнять свои обязанности!
   - Моя обязанность - это уложить в койку Шереилу Фрам? - глухим голосом переспросил Вальдос, побледнев от унижения и гнева.
   - Твоя обязанность - это выполнять мои приказы, - не дрогнув, ответил Лотар, как ни в чем не бывало. - Удивительно, что ты не знал этого раньше.
   - Ваша Светлость...
   - Ладно, я вижу, этот разговор не имеет смысла. Выполнять мои приказы ты отказываешься, а принуждать тебя я не намерен. Так же, как и уговаривать. В конце концов, мне нужны верные люди, на которых я могу положиться, а не... неблагодарные предатели, которые...
   - Я не предатель! - Вальдос широко раскрыл глаза, не понимая, чем заслужил подобное обвинение.
   - А как тогда расценивать твой категорический отказ повиноваться высочайшей воле Архимагистра?
   Вальдос потряс головой, пытаясь привести мысли в порядок, но у него ничего не получалось - в его сознании была бесформенная каша, которую он никак не мог разгрести и включить соображение.
   - Последний раз спрашиваю тебя - ты едешь? - не отступал Лотар.
   Вальдос только кивнул, не в силах спорить с Верховным Магом Гильдии. Он чувствовал, что так быть не должно, что все это неправильно, но противостоять ему просто не мог. Это в кругу придворных дам и кавалеров он чувствовал себя, как рыба в воде, это здесь с ним никто не мог сравниться в красноречии, но когда разговор заходил о делах Гильдии, а тем более, о ее политике - он тут же переставал что-либо понимать. Он и в политике государства разбирался не лучше, даже понятие Инквизиции для него было весьма абстрактным. Единственное, так сказать, материальное дело, в котором он соображал - это была экономика, что было сразу заметно по его замку. Но в остальном...
   - Молодец, малыш, - Лотар опустил свою тяжелую руку ему на плечо, - я знал, что ты сделаешь правильный выбор, - он достал из складок мантии какой-то пакет и протянул ему. - Здесь инструкция. Прочтешь, как выедешь из столицы. Времени у тебя нет, так что - давай, прощайся со своими графинями, маркизами и баронессами, и - в дорогу.
   Вальдос коротко вздохнул и... повиновался.
   Уехал он мрачнее тучи. Поводов к тому было, понятное дело, предостаточно - одно только то, что Архимагистр в течение нескольких минут буквально смешивал его с грязью, совершенно незаслуженно обвиняя в предательстве, а также... он так и не увидел Клементину, прекрасную невесту Его Величества, собственно, ради которой Вальдос сюда и приехал. Этот день должен был стать одним из самых запоминающихся в его жизни... и он им стал - такого унижения граф Рейнгард еще не испытывал ни разу.
   Он передернул плечами. Нужно было немного успокоиться - все равно хуже уже вряд ли могло быть. Он напоследок пригласил на танец красавицу маркизу, которой полдня расточал комплименты, пропел несколько куплетов любимой баллады Его Величества, после чего, испепеляемый свирепым взглядом Лотара, сославшись на срочные дела, которые ждут его в поместье, удалился, выслушав сочувственные речи и пожелания доброго пути.
  
   Они ему понадобились. Дорога оказалась не то, чтобы долгая, но весьма неприятная. С поиском Шереилы Фрам у Вальдоса проблем не было - об этом Архимагистр позаботился, выдав ему артефакт, фиксирующий любое передвижение женщины на карте, так что он мог, совершенно не зная, куда она направляется, всегда безошибочно определить, где она находится. Его задачу облегчало также и то, что она двигалась, практически, в одном направлении, не петляла и, видимо, ни от кого не скрывалась. Кроме того, дорога, ведущая из столицы, представляла собой почти идеальный перпендикуляр предполагаемому маршруту Шереилы, так что, если не делать поправку на какие-либо возможные изменения, они должны были встретиться очень скоро.
   Это, конечно, немного радовало, но все остальное... Как только он отъехал на приличное расстояние от столицы, разразилась гроза. Самому Вальдосу, поскольку, он был магом Воды и Воздуха, это не причиняло никакого вреда или даже неудобства - одежда его не намокала, ветер не бил в лицо, а конь, на которого не попадало ни капли, скакал по сухому грунту, не замечая того, что вокруг бушует стихия. Однако возведя вокруг себя своеобразный климатический купол, Вальдос все равно изрядно нервничал - с ливнем, тучами и ветром, буйствующими "снаружи" он ничего поделать не мог, а вся эта серая мрачная обстановка отнюдь не способствовала поднятию духа и настроения, которое и так у него было хуже некуда. К тому же, сильным магом он никогда не был, и на поддержание Щита Стихий у него уходило много сил.
   Он посмотрел на карту. В принципе, как раз недалеко от пересечения с дорогой госпожи Фрам, был обозначен небольшой постоялый двор, правда, чтобы до него быстрее доехать, нужно было немного "срезать", совсем чуть-чуть, но тогда придется скакать по бездорожью через небольшой лесок. Зато в таком случае его маны точно хватит, чтобы не намокнуть под дождем, а то, что он приедет в трактир немного раньше - так это как раз ничего, можно будет ее подождать. Заодно прийти в себя от ужасной дороги и... сообразить, наконец, как себя вести при встрече, и вообще, что говорить.
   Он усмехнулся своим мыслям. Конечно же, он прекрасно знал Шере. Какое-то время они вместе учились, пока их не разлучили, отправив в разные Гильдии, что он, кстати, очень тяжело переживал, поскольку у них тогда завертелся бурный роман. Насчет своего призвания он никогда не сомневался, но насчет нее, он до последнего надеялся, что она станет Светлым магом - ее ведущим предметом была Артефакторика, одна из немногих нейтральных дисциплин.
   Но судьба распорядилась иначе. Хотя, может, так решила сама Шере? Сейчас, по прошествии времени, он уже не мог с уверенностью сказать, действительно ли она была так в него влюблена, как он думал, да и, если честно, за свои тогдашние чувства сейчас он бы не поручился. Но, в принципе, какая разница? Это было очень давно - замечательное время, которое оставило самые радужные воспоминания. Стоит ли к ним возвращаться? Стоило. Хотя ему этого очень не хотелось.
   И это еще мягко сказано. На самом деле, на душе у него скребли кошки. При всей своей изворотливости он был сентиментален до неприличия. Именно это его не раз спасало от гнева брошенных им женщин - он так расстраивался, абсолютно искренне переживая из-за утраченного чувства, или же из-за внезапно вспыхнувшей, но, конечно же, искренней новой любви или страсти, что несчастная все ему прощала, утешая его, давая советы на будущее и желая счастья. Он уже столько раз корил себя за слабохарактерность, но ничего не мог с собой поделать, и все его бесчисленные любовные истории начинались, продолжались и заканчивались практически по одному и тому же сценарию, оставляя в сердце самые теплые воспоминания, которыми он очень дорожил.
   И теперь, выслуживаясь перед Лотаром, назвавшим его предателем, ему придется растоптать одно из самых лучших воспоминаний своей жизни - хотя это ли не предательство?
   Его конь возмущенно заржал, вскидываясь на дыбы. Вальдос вздрогнул, очнувшись от размышлений. По его лицу текла дождевая вода, одежда промокла насквозь, но он не замечал этого, погрузившись в пучину мрачных мыслей. Он выругался сквозь зубы. Наверняка вещи, сложенные в дорожную сумку, не избежали той же участи. Он вздохнул. Теперь придется не только заново возводить купол, но еще и все сушить. Вальдос сосредоточился, начал творить заклинание...
   Молния разделила небо пополам, блеснув ослепительно белой стрелой на иссиня-черном фоне. Вальдос резко осадил обеспокоенного коня, удивленно оглядываясь по сторонам. То, что времени прошло намного больше, чем он предполагал, и уже наступила ночь, он понял сразу. Так же как и то, что маны у него не осталось. Однако трактира нигде поблизости не было видно. Он опустил глаза на карту и застонал - на вымокшем клочке бумаги расплывались разноцветные пятна, сливаясь в одно, бесформенное и уже почти однородное. Странно, ведь обычно подобные документы - тем более артефакты, обязательно должны создаваться с защитой от... ну да, конечно. Лотар, скорее всего, решил, что Вальдос, как маг Воды и Воздуха, позаботится о защите карты от своей же стихии. Хотя, впрочем... при новой вспышке молнии Рейнгард пригляделся и на мгновение воспрянул духом, увидев на размокающем листе две точки - одну движущуюся и вторую - стоящую на месте. Значит, маячок, обозначающий Шере и его самого, все-таки работал! Однако радость его была недолгой - в темноте видеть он не умел, а факел захватить как-то не догадался, поскольку очень давно не покидал окрестности столицы, а если такое и случалось, то только в карете и в сопровождении слуг. Вальдос сжал руками виски, пытаясь как можно быстрее найти выход из этой нелепой ситуации, пока она не приобрела трагический оттенок - ему совсем не улыбалось натолкнуться на восставшее кладбище, разбойников, диких зверей или же банально умереть от скоротечного воспаления легких, что при таком штормовом ветре, который не собирался утихать, а только еще больше поднимался, было - раз плюнуть.
   И тут же застонал еще громче - клочок карты, сжатый в остервенении его собственной ладонью, слегка треснул с нехарактерным для бумаги звуком и... растворился в его руке. Вальдос поднял глаза к небу, по всей видимости, решительно настроенному против него. Ко всему прочему, его конь, не привыкший к таким прихотям разыгравшееся непогоды, начал все сильнее брыкаться, пытаясь повернуть назад. Можно было, конечно, скомандовать ему "домой", но вернуться ни с чем означало окончательно покрыть себя позором, признав, что даже с таким простым поучением он справиться не в состоянии. Вальдос пришпорил, было, коня, заставляя его двигаться дальше, но прогремел гром, потрясая окрестности, и бедное животное, совершенно обезумев, принялось снова и снова вставать на дыбы, задавшись целью сбросить с себя седока. Граф Рейнгард усмирял его изо всех сил, но в какой-то момент почувствовал, что закоченевшие от холода руки перестали его слушаться, а тело предательски сводит судорогой. Этого мгновения было достаточно, для того чтобы конь осознал никчемность своего хозяина и... выбросил его из седла.
  
   Спустя некоторое время... возможно несколько минут, хотя он не был в этом до конца уверен, Вальдос, оглушенный совершенно неожиданным падением, пришел в себя. Он с удивлением обнаружил себя лежащим на земле, в грязной луже, которая с потрясающей скоростью увеличивалась. Гроза и не думала прекращаться. Вокруг простиралась все та же мрачная пустошь, вдалеке виднелся... лес, кажется, однако он не мог этого знать наверняка - было слишком темно, чтобы разглядеть какие-либо очертания. Коня, понятное дело, не было. Так же, как и походной сумки. И - вообще, ничего и никого. Вальдос почувствовал, как его накрывает отчаянье. Беспросветное, как грозовое небо. Он попытался встать, но ноги подкашивались, и он несколько раз снова падал на дорогу. Можно было, конечно, попробовать двигаться ползком, но такого позора он не мог допустить, это означало уж совсем втоптать в грязь собственное достоинство... хотя, куда уж там - втоптать! И так уже, грязнее некуда... тогда уже - вкопать.
   Он несколько раз глубоко вздохнул, собираясь с силами и, стиснув зубы, все-таки поднялся. Тело почти не слушалось, а правая нога отдавала резкой болью при каждом движении. Однако шевелилась. Кажется... Значит, не сломана... Хотя - кто ее знает? В магии исцеления, так же, как и в медицине, он ничего не смыслил. Слабо застонав, он удержался от желания все же наплевать на гордость и принять более-менее горизонтальное положение, вместо этого, наоборот - выпрямился и поковылял в сторону леса.
   Там, за пролеском должен быть трактир... или это не тот пролесок? Но не важно, если не трактир, то - какая-то деревня, он это точно помнил, там было отмечено какое-то поселение, правда, тогда он не обратил на него внимания... а зря. Но, с другой стороны - кто же мог знать, что так получится? Да он не то, что предположить такого никогда бы не смог - ему бы это в кошмарном сне не приснилось! Если уж на то пошло, он и кошмаров ни разу не видел...
   Вся его жизнь напоминала сплошной праздник, в фамильном замке он жил в полном достатке, в детстве с ним носились как с самым ценным сокровищем, да и потом жаловаться было не на что - и крестьяне, и горожане Рейнгарда души в нем не чаяли, в Академии все тяготы учебы прошли как-то мимо него, а уж про жизнь в столице и говорить нечего. Единственное горестное событие, которое случилось в его жизни - это смерть родителей. Но и это произошло без его присутствия - он как раз проходил стажировку в Гильдии, вдали от дома, и узнал об этом не сразу, когда все Обряды Прощания были завершены. Конечно же, это известие его очень опечалило, он даже какое-то время ходил, убитый горем... но потом в очередной раз влюбился, и его расположение духа мгновенно пришло в обычное радужное состояние. Впрочем, он был поздним ребенком, его родители уже были стариками, а он, напротив, слишком молод, чтобы всерьез воспринимать жизненные трагедии. Тем более что рядом с ним всегда были... нет, не друзья, но добрые приятели, всегда готовые прийти на помощь. И, конечно же, прекрасные женщины, как правило, влиятельные, которые всегда были рады поддержать красавчика Вальдоса в трудную минуту. И поддерживали. Постоянно. Несмотря на то, что по-настоящему трудных минут у него никогда и не было.
   А сейчас... Вальдос поймал себя на том, что, позабыв о гордости, плачет, не сдерживая рыдания, от боли, отчаяния, бессилия и... обиды. Жгучей обиды на... на кого? На Лотара? На судьбу? На приятелей, которые всегда рядом во время веселья и которых нет сейчас? Или... на себя? Он остановился, переводя дыхание, усилием воли взял себя в руки. А если его кто-нибудь увидит, в таком состоянии? О боги, да пусть это произойдет как можно раньше! Тогда ему помогут... Он отогнал от себя недостойные мысли. Надо идти. А там - будь что будет.
   Лес приближался, словно вырастая из-под земли черной стеной. Вальдос шел. Он перестал причитать сам с собой, и теперь пытался себя убедить, что ничего страшного не случилось. Ну да, он заблудился. Ну да, вымок до нитки и порядком замерз. И нога... нет, вряд ли сломана, просто сильный ушиб, но тоже ничего серьезного, из-за чего стоило паниковать. И, в конце концов, это временно - Лотар его хватится, взглянет на какой-нибудь артефакт, показывающий передвижение его гонца... только не такой, как эта примитивная карта, а другой, нормальный, что-то в виде зеркала, или еще какая-нибудь придумка в этом роде... Ведь должно же у Архимагистра быть какое-то приспособление, с помощью которого он все видит и слышит! Стихийщики наладят погоду, ему вышлют целителя и с почестями доставят в столицу. А что до Шереилы Фрам... Он запасется артефактами и повторит попытку еще раз, вот и все.
   Он выругался. Как ему это раньше не пришло в голову? Его конь благополучно принес бы его домой, и уже давно все было бы в порядке. Это сейчас нет смысла возвращаться, когда обратной дороги он не знает, а до трактира рукой подать. По крайней мере, очень хочется в это верить. Вальдос прикрыл глаза. Идти становилось все труднее, больной ноги он уже почти не чувствовал, а голова начала опасно кружиться. Он снова глубоко задышал - никаких обмороков. А если здесь водятся волки? Тогда потерять сознание около леса значило бы верную смерть.
   Молодой граф встряхнулся. Лес. Это хорошо. Он прислонился к дереву. Эльфы могут исцелить все на свете, прижавшись к стволу дерева. Жаль, что он не эльф. Было бы здорово... Но отдыхать некогда. Надо идти... куда? Наверное, прямо. Там будет трактир или поселок, в любом случае - люди. На карте лес был очень маленьким, и он рассчитывал преодолеть его быстро, но ведь тогда он был верхом, а сейчас...
   Его взгляд наткнулся на большую ветку, лежащую под ногами - видимо, дровосеки уронили или охотники сломали. Впрочем, какая разница? Хотя... если здесь бывают охотники, значит, должны водиться волки или другие хищники. А еще, скорее всего, поставлены капканы. Вальдос потряс головой. Да нет, не обязательно. Может, они на белок охотятся? Или на птиц... правда, птицы тоже разные бывают. А еще бывают чудовища... Да что такое! Надо уже начинать думать о хорошем, иначе, вообще, чего толку идти! А идти надо. Вальдос, держась за ствол, осторожно наклонился, трясущимися руками поднял палку и также осторожно встал. Теперь у него был посох, а это уже кое-что. Он немного постоял, приноравливаясь к новой опоре, но потом все же двинулся дальше.
   Несмотря на свое плачевное состояние, он внимательно рассматривал местность, в которую его завело это весьма неприятное приключение, удивляясь тому, как такой дремучий лес мог расположиться всего в нескольких часах езды от столицы. Однако, если уж на то пошло, и погода здесь была - хуже некуда. И - ни одной живой души...
   Неожиданно на соседней поляне послышались голоса, а затем - крик. Кажется, детский. Испуганный. Вальдос вздрогнул. Судорожными движениями он выхватил из ножен, пристегнутых к поясу, кинжал с очень красивой изящной рукояткой, инкрустированной сапфирами, хрусталем, лазурью, бирюзой и перламутром. На первый взгляд кинжал не производил впечатления грозного оружия, скорее, походил на сувенир, бесполезную игрушку, но, несмотря на это, его лезвие тончайшей заточки было безупречно острым и разрезало все, что попадалось на его пути. То есть, почти все - кроме ножен, в которых хранился клинок, и... хозяина. И звался клинок тоже не очень-то дружелюбно - "Карающая молния". Этот кинжал был подарен еще его деду величайшим на то время мастером-артефактором, и с тех пор еще и разу не подводил - ни деда, ни отца, а вот сам Вальдос им еще практически не пользовался... разве что в учебном бою.
   Но сейчас он об этом не думал. Как и ни о чем другом. Почти ничего не соображая, он сильнее оперся на посох и, сжав рукоять кинжала, опасаясь только, как бы оружие не выскользнуло из мокрой немеющей ладони, решительно устремился на звуки голосов.
   На поляне трое крупных мужчин привязывали к дереву... сверток, величиной с десятилетнего ребенка, который сдавленно попискивал, отчаянно сопротивляясь. То, что это были разбойники, сомневаться не приходилось, оставалось только сообразить, как с ними справиться. Вальдос, забыв о боли и прочих неприятностях, начал лихорадочно соображать, как появиться незаметно, и так, чтобы они не смогли причинить вреда ребенку, но придумать ничего не успел - один здоровяк взял палку, и ударил по свертку. Ребенок закричал. Разбойник замахнулся снова.
   Вальдос ощутил, как в сердце рождается чувство, которого он никогда прежде не испытывал. Ярость. Эти мрази били ребенка! Первый раз в жизни ему не просто захотелось кого-нибудь убить - он ощутил жизненную необходимость уничтожить этих тварей, которые втроем напали на малыша... Забыв о собственном разбитом состоянии, он готов был ринуться в бой хоть сейчас. Какого грахка называться магом, если не можешь поразить молнией негодяя?! Какого демона называться мужчиной, если не можешь защитить слабого?! Ярость клокотала в сердце, стучала в ушах барабанной дробью, била в набат, призывая к атаке... Был бы сейчас под рукой лук! Отсюда прекрасный обзор, можно было бы их перестрелять, они бы и понять не успели, что случилось... Но лука нет. Есть только шпага и кинжал... Граф Рейнгард стиснул зубы и собрался совершить что-нибудь героическое, пусть это даже будет стоить ему жизни... а это ведь будет стоить, потому что их - трое, а он один и еле живой... И пусть его подвига никто не увидит, зато он, граф Вальдос Рейнгард, умрет, как подобает мужчине, воину, достойному сыну своего отца... а не как бесхребетный светский хлыщ, который только и умеет, что играть на лютне и катать дам на лодке по королевскому озеру...
   Все эти пронеслось в голове мгновенно. Воодушевившись, Вальдос приготовился сотворить что-нибудь этакое, за что потом не будет стыдно перед умершими предками, как... разбойник, так и не успевший опустить дубину на голову своей жертвы, захрипел и начал оседать на землю. Из его спины торчала рукоять кинжала.
   Вальдос скосил глаза на свою руку, только что сжимавшую "Карающую молнию". Ладонь была пуста. Ярость, заливающая глаза кровью, внезапно стихла и отступила, на смену ей пришло понимание того, что он сейчас сделал и... того, что сейчас делают с ним. Голова закружилась еще сильнее, по спине пробежала струйка липкого пота. Вальдос привалился спиной к стволу дерева, уперся здоровой ногой в землю и попытался высвободить шпагу. Фехтовал он хорошо. Обычно. Но не в зарослях же! Особенно когда ноги не держат, а руки трясутся. А одна нога вообще уже не чувствуется, только болит... причем, так болит, что уже непонятно, что там болит на самом деле... потому что боль разливается по всему телу и... Хватит ныть!!! Тащи шпагу, трус! Одернув самого себя, Вальдос крепче вцепился в эфес, но клинок застрял в ветвях дерева. Кажется, после одного точного броска зачарованного кинжала, Удача посчитала свою миссию оконченной.
   Два оставшихся разбойника, замерев на месте, изучали спину своего собрата. К несчастью для Вальдоса, не слишком долго. Один миг, не больше. Увидев кинжал (который не увидеть было просто невозможно, даже если бы внезапно над ними сгустилась кромешная тьма), они тут же повернулись в сторону незадачливого метателя. И, конечно же, сразу его разглядели (потому что он сам сверкал ну чуть поменьше, чем его кинжал). В очередной раз пожалев, что у него нет под рукой лука, Вальдос снова рванул эфес шпаги. Безрезультатно. Ближайший к нему разбойник шагнул к его укрытию. В лунном свете блеснуло лезвие ножа. Вальдос еще раз дернул за рукоять. Потом еще. И еще. На лице разбойника расплылась довольная ухмылка. Еще... Еще... Понимая всю безнадежность ситуации, Вальдос продолжал дергать, не сводя глаз с его ухмылки...
   Подойдя к Вальдосу почти вплотную, громила ухмыльнулся еще шире... и вдруг, споткнувшись о корягу, с громкой руганью повалился на несчастного графа... буквально через мгновение после того, как Вальдос смог высвободить лезвие шпаги и выставить его перед собой. Разбойник рухнул, уволакивая за собой последнее оружие графа Рейнгарда. А Вальдос хлопал глазами и думал, что Удача все же не совсем от него отвернулась... просто у нее своеобразное чувство юмора.
   Очень своеобразное. Потому что был еще третий разбойник. Остервеневший и обезумевший от злости. А вот у Вальдоса уже не было ничего. Ни кинжала, ни шпаги, ни сил. Надеяться, что земля под ногами бандита разверзнется, было глупо, поэтому Вальдос глубоко вздохнул и, шире открыв глаза, приготовился встретить смерть лицом к лицу...
   Разбойник, издав какой-то нечеловеческий вой, бросился к нему, выражая полную готовность порвать свою жертву на мелкие клочки. И Вальдос его отчасти понимал - не каждый день какой-то калека в зарослях у тебя на глазах убивает двух твоих друзей, пусть даже они полные отморозки. Да еще и случайно. За такое не то что растерзать, за это живьем загрызть можно...
   На этой мысли Вальдос споткнулся и раскрыл глаза так широко, как только мог. Потому что не успел разбойник сделать и пары шагов, как откуда-то сверху на него свалилось чудовище. Да-да, именно чудовище - небольшого роста, покрытое темным спутанным мехом, необычайно быстрое и... клыкастое. Вцепившись когтями в свою жертву, оно сбило разбойника с ног и... рвануло клыками шею. Кровь хлынула фонтаном, смешиваясь с дождевой водой, грязью и кровью двух других бандитов...
   Но Вальдос на это уже не смотрел. Он смотрел на чудовище. Которое, оскалив пасть, повернулось в его сторону...
   На этом моменте граф Рейнгард решил, что с него на сегодня достаточно впечатлений. И потом, рассуждая о своей готовности смотреть в лицо смерти, он имел в виду лицо, а не такую вот страшную морду, а в такое лицо он смотреть не готов... Мысленно извинившись перед своими великими предками за то, что не повел себя как подобает воину (а еще за то, что так и не стал нормальным магом, не женился, не оставил потомства и даже не составил завещания... да, как-то со всех сторон неловко получилось...), Вальдос, снимая с себя всю ответственность за происходящее, повалился в обморок.
  
  
   Очнулся он оттого, что маленькая детская ручка неистово хлестала его по щекам. Больно не было, но этот шквал сыпавшихся на него ударов надо было как-то прекратить, а пошевелиться или подать какой бы то ни было явственный признак жизни у него никак не получалось. Он попытался разлепить тяжелые веки, но это оказалось не так просто. В ушах стоял непрекращающийся шум, он смешивался с шумом дождя, деревьев, ветра, создавая странную симфонию забытья, из которого надо было как-то выбираться. Судя по всему, дождь все еще лил, но холода он почему-то не чувствовал. Может, привык? А еще страшно хотелось пить, просто нестерпимо. Он слабо застонал, однако звук получился больше похожий на хрип. Маленькая ручка перестала его бить, а принялась с похвальным усердием разжимать ему челюсти. Он попытался возмутиться такому варварскому обращению, но вдруг понял, что до боли стискивает зубы. Вальдос вздохнул, предоставив своему спасителю полную свободу действий.
   Эта тактика себя оправдала. Через несколько минут он уже практически пришел в себя. Правда, его одолевала ужасная слабость, он почти не мог шевелиться, и перед глазами все плыло, но рядом с ним сидело хоть маленькое, но все же разумное существо, к тому же, кажется, весьма дружелюбно настроенное.
   - Скорро придет Уррфис, - сообщил ему ребенок.
   Вальдос осторожно кивнул. Он полусидел, опираясь спиной на толстый ствол дерева и какие-то тряпки, заботливо подложенные маленьким... кем?
   - Ты... кто? - прохрипел Вальдос. Голос его не слушался, пить хотелось постоянно, было тяжело дышать и очень больно говорить, но теперь, встретив собеседника, молчать он не мог.
   - Я? Грруг.
   Вальдос застонал. Ценные сведения... Хотя... это, должно быть, тот ребенок, привязанный к дереву... Значит, чудовище ему приснилось? Но если приснилось, то что стало с разбойниками? Или их тоже не было? Вальдос попытался нашарить руками ножны, и это ему удалось - и шпага, и кинжал были на месте... Так что вообще было?
   Молодой маг подумал, что еще чуть-чуть - и он с ума сойдет от неопределенности. Но, к счастью, Груг заговорил.
   - Прридет Уррфис и поможет. Я могу сам добежать до дерревни, но тебя нельзя оставлять одного, ты рранен.
   - Ранен? Насколько серьезно?
   - Не знаю, - вздохнул орчонок. - Я не рразбирраюсь... Вот Уррфис...
   - А... Урфис точно придет?
   Мальчик рассмеялся.
   - Конечно! Уррфис меня ищет. Я сбежал, - пояснил он, видя, что его собеседник ничего не понимает. - Но не наррочно. Мне прриснился сон. Прро сокрровища, - его лица Вальдос не видел в темноте, но по голосу можно было заметить, что это очень страшная тайна.
   - Сокровища? - переспросил Рейнгард.
   - Ну да... спррятанные в лесу нашими прредками. Ты что, ничего не знаешь?! - удивился мальчик. - Тогда слушай. Наши прредки, поселившись здесь, заррыли сокрровища. На тот случай, что если когда-нибудь на дерревню свалится несчастье, их можно будет выррыть и отстрроить новую, в новом или этом же месте. А где ррыть, они укажут.
   - А что у вас случилось?
   - Как - что? - опешил ребенок. - Ты что, не видишь? Это место теперь прроклято. А сокрровища не только доррогие, но и волшебные. Как найдем, госпожа Пелегррюн с их помощью все исправит... ну, не срразу, конечно, - малыш пожал плечами с очень умным видом, - может, через парру недель - прроклятие сильное. Но все рравно, наладит. Госпожа Пелегррюн все умеет.
   Вальдос вздохнул и прикрыл глаза, но тут же схлопотал новую оплеуху.
   - Эй, ты, не умиррай! А то придет Уррфис...
   - Да не умираю я... Просто ты меня совсем запутал...
   - Потому что ррассказывать долго, - кивнул Груг. - Ладно, корроче. Прредки мне указали, где найти сокрровища, я и пошел. Во сне. А прроснулся, когда меня поймали рразбойники.
   - Разбойники? - оживился Вальдос. - Выходит, разбойники все же были?
   - Ну да... - не понял его воодушевления Груг. - Наверрное, они знали прро легенду и следили, пока кто-нибудь не пойдет за сокрровищем, потому что пока прредки не укажут, их никто не сможет найти, даже если перред носом лежать будут. Только они не успели. Они меня выследили тогда, когда я их уже перрепррятал. И им ничего не досталось. Поэтому они хотели меня пытать... А ты меня спас.
   - Так, погоди, погоди! - попытался восстановить цепь событий маг. - А как ты спасся от чудовища?
   - От какого чудовища? - удивленно фыркнул мальчик.
   - Ну... - неуверенно промычал Вальдос, - там было такое... страшное... Которое убило третьего разбойника...
   Груг почесал лоб, а потом весело рассмеялся.
   - Так это я наверно был! Я просто на него со спины бросился...
   - Ты?! - не поверил своим ушам граф Рейнгард.
   - Ну да, - гордо кивнул мальчишка. - Я хороший воин. Правда, мелковат еще... но удар у меня сильный!
   - Но я видел чудовище, которое... - Вальдос запнулся, чувствуя, как при одном воспоминании об этом на него накатывает дурнота. Да уж, как хорошо, что он родился не орком! Его бы, наверное, принесли в жертву какому-нибудь божеству еще в младенчестве... чтоб не позорил семью... - которое перегрызло горло...
   - Да не-е-е-е-е! - рассмеялся Груг. - Я ничего не перегрызал. Я ножом перерезал...
   Вальдосу даже сначала показалось, что он что-то не расслышал - таким искренним был смех ребенка... Ну да, смешно, ухохотаться просто...
   - А, ну если ножом... это в корне меняет дело, - Вальдос глубоко задышал, стараясь не упасть в обморок при юном бесстрашном воине. Ну вот, все потихоньку встает на свои места. Значит, все было так, как он помнит, кроме окровавленного оскала чудовища - последнее он уже наблюдал в полубреду. Так, о чем говорил мальчишка? Ах, ну да, он перепрятал сокровища...- А зачем ты перепрятал? Ты знал, что за тобой следят?
   - Нет, - покачал головой малыш, - мне прредки сказали.
   - Ладно, это я понял. А Урфис тут при чем?
   - А Уррфис, как я только ушел - сразу за мной.
   - А сейчас он где? Что ж он тебе на помощь не пришел, когда тебя разбойники схватили?
   - Все слишком быстро прроизошло... - малыш вздохнул. - А потом... Уррфис меня чувствует и знает, когда я в опасности, а когда - нет, мы же одна семья. Сейчас понятно, что мне ничего не гррозит, а у рразбойников тут целое логово, Уррфис с ними быстренько рразберрется, и - сюда. За мной.
   - Так уж и быстренько?
   Малыш насупился.
   - Уррфис - метаморрф. Очень сильный. Умеет прреврращаться в разных животных. И волками командует. А я только в этого уррода... Да и то, мне перред этим долго готовиться надо...
   У Вальдоса перехватило дыхание. В этого урода... В какого урода?! В чудовище?! Так это чудовище - было?! Не привиделось?! Это был не бред?!
   - Так это был ты? - прошептал он.
   Малыш с гордостью кивнул.
   - Ничего себе... - оторопел Вальдос.
   - Правда, Уррфис говорит, что мне не надо ррасстрраиваться, что у меня больше никакие животные не получаются... Зато я волшебные вещи чую. Не эти сокрровища, а вообще - все. Поэтому прредки меня и выбрали... Ну, я так думаю.
   - Ты сможешь стать отличным артефактором... Ну, это тот, кто делает эти волшебные вещи, - пояснил Рейнгард.
   - А ты откуда знаешь? - удивился Груг. - Ты что - маг?
   - Теперь уже не уверен...
   - Почему?
   Вальдос промолчал, только вздохнул.
   - А все-таки хорошо, что мы с тобой встрретились... - вдруг рассмеялся малыш. - Вот я бы не побежал сегодня в лес, и Уррфис тогда тоже... А тут только рразбойники и волки.
   Вальдос передернул плечами.
   - Волки?
   - Не бойся, они тебя не тронут. Ты ж со мной. А я - свой. Вот если бы ты один был...
   - Не продолжай, пожалуйста, хорошо? - попросил Вальдос.
   Мальчик весело рассмеялся.
   Новая вспышка молнии осветила, наконец, лицо малыша. Вальдос закричал - перед ним стоял карлик в рваных лохмотьях, с лицом зеленого цвета, на котором поблескивали маленькие, но очень острые клыки.
   - Эй, ты чего? - бросилось к нему маленькое чудовище.
   Вальдос зажмурился, больно прикусив губу. Его снова затрясло. От нечеловеческого ужаса тело снова свело судорогой, он начал задыхаться, хрипеть, перед глазами снова поплыли разноцветные круги, он уже был готов опять потерять сознание, как вдруг на поляне мелькнула еще одна тень, и Вальдос, превозмогая дурноту, усилием воли заставил себя не провалиться в забытье, не желая быть уж совсем беспомощной жертвой для...
   - Уррфис! - Малыш подхватился с места и с радостным рычанием повис на шее у новоприбывшего.
   Какое-то время раздавались только нечленораздельные звуки - малыш припал к уху того, кого он так давно ждал, и что-то взахлеб рассказывал, правда, шепотом, так что до Рейнгарда доносились только тихие похрюкивания, скорее всего, от переизбытка эмоций. Но потом этот самый Урфис, видимо, услышав все, что было нужно, поставил малыша на землю, подошел к раненому и, присев рядом с ним, принялся внимательно осматривать. Вальдос затаил дыхание.
   - Ты что, меня боишься? - сверкнуло клыками чудовище.
   Молодой маг попытался взять себя в руки. В конце концов, Груг говорил, что его брат - метаморф, да и он сам тоже.
   - Он сначала не боялся, а потом как закрричит... - буркнул малыш.
   - Ты уже говоррил, - кивнул Урфис, не отводя взгляда от Вальдоса.
   - Чудовище... - прохрипел раненый, стуча зубами.
   Урфис покачал головой.
   - Что ж ты, маг, оррчонка испугался...
   Вальдос вытаращил глаза. Ну да, зеленоватая кожа, клыки... Он почувствовал, как его лицо заливает краска. Увидели это орки или нет, он не знал, но рассмеялись они очень весело.
   - Груг... прости меня, малыш, - сконфуженно проговорил он. - Ты меня спас, сидел тут со мной, а я... - Вальдос замолчал, сгорая от стыда.
   Орчонок довольно хрюкнул.
   - Да ладно, не переживай! А ты что, прравда, никогда оррков не видел?
   Вальдос честно замотал головой.
   - Ну, маг, тогда готовься, - хохотнул Урфис. - Сейчас увидишь их в большом количестве - полетишь в деревню оррков.
   - Как это - полечу? - не понял Вальдос.
   - А вот так, - одним движением орк подхватил мага на руки, тот даже ничего не успел сообразить. - За шею меня обхвати, - скомандовал орк.
   Вальдос повиновался. Но на этом его действия закончились. Уткнувшись в надежное, теплое плечо орка, под мерный рокот приятного хрипловатого голоса, говорящего на незнакомом немного гортанном языке, он сначала задремал, чувствуя, как напряжение, все это время скручивающее его тело, постепенно отпускает, уступая место сладкой истоме. Он жалобно всхлипнул и провалился в сон.
  
  
   Проснулся он в деревенской хижине на матраце из сухой душистой соломы... Это потом он уже понял, что этот матрац лежал на кровати, крепкой, как и вся мебель в этой комнате. Но сначала... Только сейчас, вдохнув этот травяной аромат, смешавшийся с запахами различных отваров, и сухих цветов, развешенных на стенах, чувствуя, как по телу разливается блаженное тепло, он понял, что такое счастье.
   Единственно, что омрачало его радость, это не очень хорошее самочувствие - боль в ноге заметно стихла, но все еще беспокоила, голова кружилась, и все тело сковывала неприятная слабость. Еще и на грудь что-то давило - неужели все же заработал воспаление легких? Хотя все это по сравнению с тем, что ему пришлось испытать, казалось такой банальностью, что он даже не стал по этому поводу расстраиваться.
   Тяжелая дверь неслышно отворилась, и в комнату вбежал орчонок, чистенький, аккуратно одетый и даже... вполне симпатичный. Вальдос покраснел, вспомнив, как принял за чудовище этого милого ребенка.
   - Прривет! - радостно фыркнул орчонок. - Ты больше не будешь умиррать? Перредумал?
   - Да я как-то и не собирался! - улыбнулся Вальдос.
   - Да уж, как же, не собирался! - возмутился Груг. - Я думал, ты совсем крровью истечешь, да и лихорадка у тебя была сильная... Вон, в бреду меня испугался, а когда Уррфис...
   - Прости, Груг, мне до сих пор стыдно, - смутился Вальдос. - Погоди... Как - кровью? Я что, ранен?
   Орчонок захлопал глазками-бусинками.
   - А ты что... не знал?
   Молодой маг удивленно покачал головой.
   - Я думал, что только вывихнул ногу... ну и простыл, может быть...
   Малыш кивнул.
   - Уррфис говоррит, что у тебя небольшая прростуда, но ничего серрьезного, к утрру все прройдет...
   Вальдос широко раскрыл глаза. К утру?!
   Орчонок, увидев его изумление, весело рассмеялся.
   - У тебя такой вид, будто ты даже ррастрроился!
   - Нет, что ты... просто неожиданно... То оказывается, что я серьезно ранен, а то - к утру пройдет... А почему я задыхался все время?
   - Уррфис говоррит, это от неррвов - у тебя от боли судорроги были, вот и дыхание перрехватывало. Это называется "болевой шок", - важно, как настоящий врач, ответил ребенок. - Сейчас же не задыхаешься?
   - Да нет, - пожал плечами Вальдос, прислушиваясь к своим ощущениям. - Но дышать все же тяжеловато, как будто что-то давит...
   Орчонок хлопнул себя по лбу.
   - Ой, я же совсем забыл снять грреющие камни!
   Он откинул одеяло, и стащил со своего подопечного широкую повязку, а затем точно такую же выдернул из-под его спины, да так ловко, что молодой маг даже не успел пошевелиться.
   - Так легче? - усмехнулся малыш.
   Вальдос глубоко вздохнул, с наслаждением потягиваясь.
   - Отдохнешь, я потом новые поставлю, но попозже. Хоррошо?
   Вальдос только кивнул, чувствуя себя самым счастливым человеком.
   - Груг, спасибо огромное... Так что со мной случилось?
   - У тебя сломана нога - кость торчала и кровь текла. И грязи много было в ране - оттого и лихорадка была сильная - но уже все вычистили. Я тогда тебе сразу ногу перевязал, пришлось свою одежду порвать немножко, но, как видишь, не зря. Правда, ты еще и до этого много крови потерял... Эй, ты чего?
   - Да нет, все замечательно... - Вальдос почти беззвучно пошевелил побелевшими губами.
   - Грруг, пррекррати изводить господина мага, ему и так плохо, - источая свежий цветочный аромат, вошла в комнату молодая орчанка.
   - А я не извожу, он прросто бледнеет, когда прро крровь говоррят...
   - А ты не говорри. И перрестань опрравдываться, - бросила она через плечо, деловито снуя по комнате, развешивая по стенам амулеты.
   - Не ругайте его, он очень хороший, - подал голос Вальдос.
   Орчанка обернулась. Вальдос замер. Он никогда не думал, что орки, а тем более, женщины этого народа, могут быть... красивыми.
   Она была высокая, почти с него ростом, и довольно крупная. Но в ней не чувствовалось грубости или неуклюжести, скорее, какая-то животная грация. Может, конечно, плечи ее были несколько широки, да и талия не такая хрупкая, как у многих дам из высшего света, но вкупе с высокой полной грудью и округлыми бедрами все выглядело просто идеально. А лицо... да, кожа действительно была немного зеленовата, но ее это нисколько не портило. Пронзительные черные глаза, совсем не маленькие, казалось, видели его насквозь, а от вида чуть выступающих клыков у него вообще заколотилось сердце, и даже на лбу выступила испарина, но, надо сказать, отнюдь не от страха!
   Он не мог оторвать от нее взгляда, хотя понимал, что пялиться на юную девушку так долго просто неприлично, но ничего не мог с собой поделать и смотрел, не мигая, как завороженный.
   Орчанка улыбнулась.
   - Кажется, пациент идет на попрравку... - проговорила она мягким, чуть хрипловатым, грудным голосом.
   Вальдос почувствовал, что щеки у него начинают пылать от смущения.
   - Простите...
   Она рассмеялась.
   - Забавный ты, маг... Как же тебя угорраздило?
   Вальдос неопределенно пожал плечами, а потом все ей рассказал - то есть, почти все, за исключением того, что касалось поручения Лотара.
   Орчанка очень внимательно слушала, а когда история закончилась, задумчиво поджала губы.
   - Это... почти невозможно, - проговорила она чуть слышно.
   - Почему? - не понял Вальдос.
   Орчанка вздохнула.
   - Потому что... это место прроклято. Не так давно недалеко от этого места жил инквизиторр, неспрраведливо казнивший мага Стихий. И маг наложил прроклятие на своего палача... Все, что ты видишь вокрруг - следствие этого. Только вот инквизиторр умерр, а прроклятье осталось, - грустно фыркнула девушка.
   - А снять никак нельзя? Ведь есть же некроманты...
   Она покачала головой.
   - У нас - нет. А снарружи сюда никто не попадает. Иногда только - вот как ты, напримерр... только вот выйти нельзя. Точнее, нельзя было. А сейчас, когда сокрровища найдены, госпожа Пелегррюн сможет с этим спрравиться. Недели черрез две. Так что, маг, скажу пррямо, не повезло тебе...
   - Да при чем здесь я, - поморщился он, - а как же вы живете?
   Она развела руками.
   - Вот так... Впррочем, это не так давно случилось. Ничего, спрравимся.
   - Я могу чем-нибудь помочь?
   Девушка, посмеиваясь, поправила ему волосы, налипшие на лоб.
   - Выздорравливай, помощник... Да, кстати, ты какой маг - светлый или темный? Чем занимаешься?
   - Я... маг Стихий, Воды и Воздуха, - выдавил из себя Вальдос, багровея от позора, - только...
   - Только это здесь не действует, я знаю, - перебила его девушка.
   - Что?! - чуть не вскочил с кровати Вальдос.
   - А ты что, не знал? - улыбнулась она. - Поскольку маг был светлым, да еще и со Стихиями рработал, кстати, тоже, как ты уже заметил, Воды и Воздуха - из-за его прроклятия здесь не действует ни один из видов магии, которым он владел. Вот с чем это связано, не знаю, вррать не буду, а за сказанное могу порручиться - госпожа Пелегррюн сказала.
   Вальдос просиял от радости. А он уже собрался уйти из Гильдии, чтобы не позорить ее наличием такого никчемного мага!
   - Однако, сегодня очень стрранный день... - задумчиво пророкотала орчанка. - Никогда у нас еще не было столько гостей...
   Вальдос непонимающе захлопал ресницами.
   - То есть как это - столько? А что, к вам сегодня еще кто-то попал?
   Девушка кивнула.
   - К твоему счастью, маг. Ты чуть не умерр от потерри крови, да и без ноги мог остаться... Конечно, наши знахаррки сваррили снадобья, но их было бы недостаточно, чтобы ты смог так быстро попрравиться - люди очень хррупкие, а все наши лекаррства ррассчитаны на оррков. Это оррк может почти заново рродиться после одного обрряда госпожи Пелегррюн, а на тебя прришлось бы все зелья извести, и то... - она так неопределенно махнула рукой, что Вальдос почувствовал себя ошибкой природы, беспомощным, слабым и никчемным человечишкой. - Но тебе очень повезло. Женщина, которрая прришла вслед за тобой, подаррила нам волшебный камень, он усилил действия зелья, и теперрь ты уже завтра сможешь ходить, а через парру дней и следа не останется.
   - Женщина? - переспросил Вальдос. - Какая женщина?
   Орчанка неожиданно поджала губы.
   - А то ты не знаешь! - обиженно усмехнулась она.
   Маг удивленно распахнул глаза.
   - Я... я действительно, не знаю. А что, должен?
   Бровь девушки резко взметнулась вверх.
   - Ты даже не помнишь своих женщин, маг? - зло фыркнула она.
   - Что?! Моих женщин? - искренне оторопел Вальдос.
   Орчанка, увидев его изумление, немного смягчилась.
   - Ну ладно, может, ты и пррав... Это точно не твоя женщина?
   - Да конечно, не моя!
   - А вот она сказала, что очень хоррошо тебя знает. Даже по имени назвала. Ты ведь Вальдос Ррейнгаррд? - прищурилась она.
   Вальдос пожал плечами.
   - Да, это мое имя. Но его знают не только мои женщины, - улыбнулся он. - У меня очень много знакомых, разве это плохо?
   Орчанка засопела, немного помолчала, видимо, раздумывая, но затем облегченно вздохнула и тоже улыбнулась.
   - Пррости, маг, не знаю, что меня рразозлило... Но она тебе очень помогла, ее надо поблагодаррить.
   - Конечно, обязательно поблагодарю... А где она?
   -У госпожи Пелегррюн. Как освободится, зайдет к тебе.
   Вальдос неопределенно кивнул.
   - А кто такая эта госпожа Пелегрюн?
   - Это - шаманка. Она у нас главная. Вся дерревня ее слушает. Она добррая. Заботится обо всех. Своих детей у нее нет, но мы все - ее дети.
   - Понятно... Ой, прости, я совсем не знаю, как тебя зовут...
   Брови орчанки удивленно поползи вверх.
   - Меня? Уррфис...
   - Как?!
   Вальдос начал стремительно краснеть. Так, значит, тогда, в лесу...
   - Эй, маг, ты чего? - нахмурилась девушка.
   - Урфис, так это ты меня... несла всю дорогу? - спросил маг, оглушенный неожиданной новостью.
   - А кто ж еще? - насмешливо фыркнула девушка. - Не по воздуху же ты летел! Ветер, конечно, сильный был, но не до такой степени...
   - Просто я думал, что ты... то есть... - замялся Вальдос.
   - Что я - мужчина? - в лоб спросила орчанка. - Да ладно, говори, не стесняйся. Тебе, наверное, очень тяжело разговаривать с такой уродиной.
   - Нет, Урфис! - горячо возразил маг. - Можешь мне не верить, но я никогда... никогда не видел такой красивой женщины, как ты... Правда!
   Орчанка неожиданно улыбнулась, обнажив блестящие клыки.
   - Ну почему же - не веррить? Пррежде меня ни один мужчина обмануть не мог, и вовсе не из-за того, что язык не поворрачивался... просто я чую, когда непрравду говоррят - у волков, наверрное, научилась...
   Вальдос покраснел еще сильнее.
   Урфис рассмеялась, а потом вдруг подошла и провела рукой по его щеке.
   - Забавный ты, маг... Вроде, такой же, как все, но... что-то в тебе есть...
   Она как-то странно фыркнула и вышла из комнаты.
   Вальдос прикрыл глаза. Он поймал себя на мысли, что ему почему-то хочется, чтобы эта загадочная госпожа Пелегрюн вместе с еще более загадочной женщиной, неизвестно откуда пришедшей, как можно дольше не снимали барьер, отделяющий орочью деревню от внешнего мира... Он не мог понять, откуда у него возникло это странное желание - остаться здесь. Или, может быть, ему просто не возвращаться обратно? Он не мог осознать, что с ним происходит, но... был безмерно благодарен судьбе. За то, что она занесла его в это забытое богами место, с ужасной погодой, древним проклятием и совершенно незнакомой ему доселе жизнью, а главное... с этой девушкой-орчанкой, которую он сперва принял за чудовище, потом - за грубого орка, и которую сейчас со всей откровенностью мог бы назвать самой лучшей, самой красивой женщиной в мире, и, что интересно, его недавняя лихорадка была здесь совершенно не при чем.
   Он, граф Вальдос Рейнгард, маг Воды и Воздуха, потомок древнего рода, светский лев, с юных лет привыкший купаться в любви и восхищении прекраснейших женщин королевства, пожалуй, первый раз в жизни влюбился. С первого взгляда. И, кажется, по-настоящему.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   16
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"