Лихницкая Валерия: другие произведения.

Хилер. Глава 6

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


  

Глава 6

  
   Мы сидели на диванчике, попивали кофе и мило беседовали. Обо всем понемножку. Обсудили лечение пациента, потом переключились на недавнюю конференцию, затем вспомнили про аварию, из-за которой я застрял в операционной на трое суток, и так, слово за слово, переговорили на множество тем, включая политику, воспитание детей, погоду и (неожиданно!) чемпионат чего-то там по бобслею.
   Из всего этого я сделал следующие выводы:
   а) я могу общаться с коллегами, как нормальный человек;
   б) в клинике есть люди, которые ко мне хорошо относятся и даже не считают меня психом;
   г) понятно, почему этому дядьке так доверяют пациенты;
   д) это сон?!
   - Алекс, что-то не так? - видимо, каким-то своим профессиональным чутьем уловив направление моих мыслей, спросил он.
   - Да нет, просто я жду, когда вы достанете пистолет и снесете мне башку - мой предыдущий сон именно этим и закончился, - пояснил я.
   - Тебе снился я? - удивился доктор... черт, когда же я начну запоминать их имена?!
   - Ну нет, что вы! Я же нормальный мужчина! - пожал я плечами. - Мне снилась, как и положено, очаровательная блондинка. С кофе и... пистолетом.
   - Действительно, все как и положено, - понимающе кивнул он. - Всем нормальным мужчинам снятся блондинки с пистолетами.
   - Ну вот видите...
   - Я только не понял аналогии, прости, - уточнил он. - Я у тебя ассоциируюсь с блондинкой или с пистолетом?
   - Да нет, просто там тоже началось все с кофе... И безобидной беседы.
   - Ах, ну да, это другое дело, - снова кивнул он. - Кофе и безобидная беседа - что еще может быть подозрительнее? Это же так редко происходит... Такое нестандартное действие... Зашел человек, сел пить кофе, завязалась безобидная беседа... Согласен, действительно тревожный знак.
   Я почувствовал, как начинаю смущаться, и это окончательно сбило меня с толку.
   - Так, погодите! - попытался я остановить охватывающую меня панику. - Вы считаете, у меня паранойя?
   Он пожал плечами.
   - Я считаю, что ты слишком много работаешь, - прищурился он.
   - Это плохо?
   - Ну смотря с какой точки зрения посмотреть, - покачал он головой. - С общечеловеческой точки зрения это прекрасно, так как ты спасаешь жизни. С экономической - тоже, так как ты обеспечиваешь стабильный доход клинике. А вот что касается тебя лично... - он вздохнул, грустно прищелкнув языком. - Ты незаменим, Алекс. А это плохо. Потому что если в механизме сверх меры нагружать только одну деталь, в один прекрасный день она просто сломается.
   - То есть вы хотите сказать, - предположил я, - что я перетрудился и из-за этого свихнулся?
   - Нет, конечно! - горячо заверил меня он. Слишком горячо. Чуть меньше эмоций, и это звучало бы как правда.
   - И правильно, что нет. Я свихнулся гораздо раньше.
   - Алекс! - он с обидой всплеснул руками. - Тебе нужно отдохнуть.
   - Ну я как бы именно это сейчас и делаю.
   - Нет, я не об этом. Тебе надо в отпуск.
   - Свежая идея, - одобрил я. - Последние два дня я только об этом и слышу. Только потом что-то вдруг происходит, и выясняется, что кроме меня мир спасать некому.
   - В общем, так, - он поднялся с места. - У меня есть знакомый отельер. Если соберешься в отпуск, скажи мне, я с ним свяжусь, и тебя примут бесплатно в любом отеле его сети, на твой выбор.
   - Спасибо за предложение, но вряд ли я им воспользуюсь - у меня аллергия на бесплатный сыр.
   - Ну хорошо, он может принять тебя не бесплатно, если это для тебя так важно.
   - Важно, - кивнул я. - Простите, если мои слова вас заденут... Но я вырос в системе рыночных отношений, и убежден, что самый простой и понятный способ взаиморасчетов - это денежный.
   - Если бы эту мысль высказал не ты, я бы ответил, что понял, - остановился он в дверях. - Но с тобой я этого предположить не рискну, поэтому будет лучше, если ты пояснишь - иначе потом окажется, что я понял все с точностью до наоборот.
   - Да ну что вы, все ведь просто! - развел я руками. - Я считаю, что человеческая благодарность - это ловушка, в которую очень легко загонять людей с наличием ну хоть какой-нибудь совести. Ну например, заболел у вас зуб, пошли вы к дантисту, он вам этот зуб вырвал - не бог весть какой подвиг, но вы ему благодарны, парень вроде как сделал вам доброе дело. А назавтра вы его случайно встретили на улице и подвезли - тоже доброе дело, и вы вроде как квиты. А если, вырвав этот зуб, он вам жизнь спас? Как быть тогда? Или вы его подвезли на самую важную встречу в его жизни, куда бы он опоздал, не подвернись вы под руку? И что вам теперь делать с этим незакрытым счетом? Где мера благодарности? Вам что, теперь до конца своих дней его возить? Или ему - лечить вас и всех ваших знакомых? То ли дело у меня... Я лечу пациента, и получаю за это заработную плату. Если меня кто-то подвозит, я плачу за проезд. Нужен совет по какому-то вопросу - записываюсь на консультацию, плачу за прием. Всё! И никаких там "ой, спасибо-расспасибо, что бы я без вас делал!", - он неодобрительно нахмурился. Все-таки он действительно хороший человек. - Ну вот смотрите, - пояснил я, доливая себе еще кофе. - Вот допустим, ко мне попадает в тяжелом состоянии продавец из магазинчика "Подарки для бабушки". Я спасаю ему жизнь. И сколько вазочек из макраме я после этого имею право приобрести у него бесплатно? Или со скидкой? И если да, то с какой? Или наоборот - я купил люстру, она упала и убила мою тещу. Кого я после этого должен лечить бесплатно? Того, кто ее вешал? Или ее производителя - за то, что догадался сделать рожки из чугуна? Или мастера фэн-шуй, который поставил тещину кровать под люстрой, чтобы она купалась в энергии света? Или проектировщика дома, в котором вся мебель трясется, когда мимо поезд проезжает? А если они все здоровы? Что мне тогда делать?
   - Алекс! - вздохнул онколог. - Ты меня почти убедил. Особенно вот этими чудными метафорами про макраме, фэн-шуй и тещу. Я даже не сразу понял, что у тебя никогда не было тещи...
   - Да, повезло. Не пришлось разоряться на люстру. И на квартиру рядом с железной дорогой.
   Он покачал головой.
   - Хорошо, я тебя понял. Но в отпуск ты все-таки слетай. И перед этим сообщи мне. Не переживай, больше бесплатных вариантов предлагать не буду - наоборот, сдеру с тебя по тройному тарифу, чтоб тебе было спокойнее.
   - Спасибо, - искренне поблагодарил его я. - За предложение и вообще за заботу. Но не переживайте за меня, я большой мальчик. И даже временами самостоятельный...
   Он посмотрел на меня с таким насмешливым удивлением, как будто я сморозил откровеннейшую глупость, но ничего не сказал. Тактичный.
   - Макраме! - обернулся он на пороге. - Господи, как в твою голову попало это слово?
   - Я получил разностороннее образование, - мило улыбнулся я.
   Он в очередной раз вздохнул и покинул мой кабинет. Я задумался. Что-то не так. Не с ним, вообще - что-то не так. Этот звонок, этот странный сон, всеобщая доброжелательность - смех смехом, но это тоже подозрительно. Причем, подозрительна не сама доброжелательность, а то, что мне это кажется подозрительным. У меня хорошее чутье, и просто так я не впадаю в панику. Хотя... Может, это просто еще один симптом? Надо поговорить с Никой. Нет, с Никой нельзя, шеф мне этого не простит - она хороший специалист и ценный сотрудник. Ее предшественник после разговора со мной уволился...
   Я взял из пачки сигарету, чиркнул зажигалкой. Закурил.
   Кстати, может, с ним и поговорить? У меня же был его телефон... Телефон! Мне надо купить телефон! И черт возьми, как-то выяснить, кто мне звонил в 6:30...
   Стоп. Прежде всего мне надо зайти к шефу и написать заявление об отпуске. И отправиться домой. А потом влезть в интернет, убить вечер за просмотром туристических сайтов и, так ничего и не выбрав, позвонить онкологу и принять его предложение... Всё!
   А вот и не все. Чтобы позвонить онкологу, нужен телефон. И номер его телефона. Как много сложностей!
   Я затушил сигарету, неожиданно обнаружив в пепельнице три окурка. Да, что-то сильно я задумался...
   Так, хватит думать. Надо встать и пойти к шефу. Встал. Подошел к зеркалу, всмотрелся. Хм... Ну в принципе, меня уже можно выпускать в люди - есть шанс, что окружающие шарахаться не будут. Если несколько часов назад был похож на голодного вампира - кожа бледная, под глазами черные круги, глаза безумные, то сейчас - на... сытого вампира. То есть не то чтобы я сильно хорошо выглядел, но в кардиологии мне уже вполне можно появляться, не опасаясь, что больные при виде меня попадают с сердечными приступами, как листья осенью...
   Я сунул в карман пузырек с таблетками и надел перчатки - не рабочие, обыкновенные, из мягкой ткани телесного цвета, чтобы не сильно бросались в глаза... Хотя они в глаза и так бросаются...
  
   - Почему вы ходите в перчатках, Алекс? - спрашивал меня наш бывший психиатр.
   - Как вам объяснить... Когда я прикасаюсь к людям, они для меня перестают быть людьми, превращаясь в анатомические пособия. Я начинаю видеть их внутренности, нервную систему, кровеносные сосуды, проблемные участки - все, с чем потом приходится работать. А задержав руку чуть дольше, я проникаю в их внутренний мир. Я слышу, о чем говорят его лейкоциты, знаю, о чем думают клетки его печени и что чувствует тромб...
   - Ну что вы, это нормально! - разводит он руками. - Это специфика вашей профессии. Практически все врачи через это проходят - когда воспринимаешь человека не как личность, а как сплетение мышц и кровеносных сосудов...
   - Все?! - взрываюсь я. - Если бы все так видели, я бы не зарабатывал больше, чем половина наших врачей вместе взятых! И я бы не жрал таблетки после каждой операции, чтобы хоть как-то сохранить рассудок! Доктор, вы что, не понимаете?! Это не метафора! Я в буквальном смысле так вижу!
   - То есть? - приподнимает он бровь.
   Я срываю с себя перчатку и хватаю его за руку. И сразу проваливаюсь. Потом через какое-то время выныриваю, спешно глотаю таблетку и выпиваю полграфина воды. Все это время он непонимающе смотрит на меня, с едва заметной долей ужаса.
   - Значит, так, - выдыхаю я. - У вас спайки в сосудах здесь, здесь и здесь, - показываю я на нем. - А еще язва желудка. Вот здесь. Советую с ней не затягивать, потом будет лечить сложнее. Еще у вас когда-то был перелом правой руки вот здесь и двух ребер - тут и тут. Без последствий, но кость руки это до сих пор помнит и рассказывает об этом своим соседям при первом удобном случае.
   Он бледнеет и потирает руку.
   - Алекс, скажите, что все это вы прочли в моей медицинской карте!
   - Не верите. Вам нужны подробности? Хорошо.
   И я рассказываю ему все. О том, что он ел сегодня на завтрак и где в данный момент находятся различные фрагменты его пищи, сколько раз у него сегодня был секс с его женой, в какой позе и как интенсивно, в каких местах она его укусила, в каких - поцарапала, в каких - ущипнула, поцеловала, потерлась... А еще...
   - Хватит! - вопит он, краснея, как девственница на приеме у гинеколога. Потом вскакивает с места, хаотично носится по кабинету, наконец, успокаивается, наливает нам обоим травяной чай и спрашивает:
   - И давно это у вас?
  
   - Алекс, ты здесь?
   Я вздрогнул и потряс головой. Да, действительно сильно задумался.
   - Не уверен, - честно отвечаю я голосу из-за двери.
   - К тебе можно?
   - Давай лучше к тебе - у меня сестра может на выходные нагрянуть.
   - Тьфу, я не об этом... Ты занят?
   - Занят.
   - Чем?
   - Ни чем, а кем. Одной черненькой из пульмонологии, она меня застолбила на две недели. Кстати, а почему "тьфу"? - возмутился я, выходя из кабинета. - О, а ты похожа на древнюю фурию, - радостно сообщил я Нике. - То есть, не на древнюю фурию, а на фурию из мифов Древней Греции.
   - Алекс, я тебя убью!
   - Ну что ты, я же оговорился, а потом поправился!
   - Поправился он! Сейчас снова заболеешь!
   - Ты мне зубы не заговаривай, ты мне скажи, почему "тьфу"? - уперся я.
   - Это ты мне зубы не заговаривай, ты мне скажи, почему от меня Келлер шарахается?!
   - Киллер?! Ну Ник, прости, но если от тебя уже киллеры шарахаются, действительно надо что-то с собой делать. Видимо, не так уж я был и не прав с "фурией"? - подмигнул я.
   Ника сдавленно зарычала.
   - Тут люди. И луна не полная, - предостерег ее я. - Так что полноценной трансформации все равно не получится. Будешь выглядеть облезло и некрасиво.
   - Алекс, - прошептала она. - Во-первых, не киллер, а Келлер.
   - Кто это?
   - Алекс!!!
   - Нет, не Алекс, себя я, слава богу, помню, и фамилия у меня другая. Хотя еще пару таких наездов, и я тоже начну от тебя шарахаться.
   - Келлер - это Дэн.
   Я нахмурился.
   - Информативно. А Дэн - это кто? Только не говори "Дэн - это Келлер". Алиса - это пудинг, пудинг - это Алиса. Что-то такое было у Кэрролла... Кэрролл - Келлер... что-то в этом есть...
   Ника опять начала ругаться сквозь зубы. Ну в чем я был не прав, назвав ее фурией?!
   - Денис Келлер, врач, из терапевтического отделения...
   - Врач?! Доктор Киллер?! - завопил я. - Вы что все, сговорились, что ли?! Доктор Ада, доктор Киллер! Господи, как нас еще не закрыли! Все, я не хочу больше ничего слышать, я ухожу в отпуск!
   Я сделал рывок, но она ухватила меня за рукав.
   - Алекс, ты никуда не пойдешь, пока не ответишь на мой вопрос.
   - Ника, - замахал я руками, - я пойду, побегу, полечу если надо, потому что на твой вопрос я все равно не отвечу. Я не знаю никакого доктора киллера, а ты хочешь, чтобы я тебе объяснил мотивы его поступков! Матушка, да вы в своем уме?!
   - Алекс, что ты гонишь?!
   - Самогон! - гордо ответил я. - Да ладно, шучу. Ник, если бы я что-то гнал, мы бы с тобой не ругались, а сидели бы уже в полном ушлепе и довольные жизнью. Но я, к сожалению, ничего не гоню. Я гоню только к шефу, за бланком заявления, потому что очень хочу в отпуск.
   - Алекс, Дэн Келлер - мой любовник.
   - Хм... Откровенно, - цокнул я языком. - Ты кабинетом не ошиблась? Психолог у нас в другом крыле.
   - Алекс!
   - Ника, ну что ты ко мне привязалась? - дружелюбно спросил я, уже искренне перестав что-либо понимать. - Я ж не Дельфийский оракул, я на самом деле не все знаю в этой жизни.
   - Что ты мне заливаешь, мы с ним тебя на коляске катали пару дней назад! И из туалета вытаскивали, а ты там на него кидался...
   - Стоп! Ты тут мне своего киллера не примазывай. На коляске меня катало в жизни два человека: в детстве - мама, а три дня назад - твой Ромео. Кстати, он знает о твоих отношениях с этим самым терапевтом-убийцей?
   Ника зарычала уже в голос.
   - Так это он и есть!!!
   - Кто?
   - Денис Келлер, мой любовник, терапевт, которого ты почему-то упорно именуешь Ромео!
   - Тьфу, так бы сразу и сказала! И что за проблема? - деловито спросил я, игнорируя ее возмущенный взгляд, который она тут же усмирила, видимо, сочтя, что как-то глупо орать, когда с тобой разговаривают спокойно и по существу.
   - Он от меня уже второй день шарахается, - почти совсем спокойно ответила Ника.
   - Хм... По-любому - психолог у нас в другом крыле.
   - Алекс, ты что, издеваешься?! - о боже, кажется, сейчас она начнет плакать.
   - Ник, ну я-то здесь при чем?! - я даже растерялся, совершенно искренне, должен заметить.
   - Ты при чем?! - нет, все-таки не начнет. А вот я, возможно, начну - от боли: как-то она слишком воинственно настроена, того и гляди, открутит мне что-нибудь полезное. - А кто ему что-то там про меня наговорил?! Что ты ему сказал, гад?
   - Я? Хм, ты думаешь, я помню?
   - Алекс, я серьезно!
   - Я тоже. Я имя его не мог вспомнить, а ты говоришь...
   - Кстати, и давно это у тебя?
   - Что?
  
   - И давно это у вас?
   Я долго смотрю в глаза психиатра, думая, стоит ему это рассказывать или нет. Но потом понимаю, что если не сейчас, то никогда. Я никому не рассказывал раньше и вряд ли расскажу кому-нибудь еще. Но если все носить в себе, рано или поздно сорвет крышу, а у меня она и так каждый день грозится слететь... Так что... Почему бы не воспользоваться случаем?
   - Это случилось на первом курсе. Я тогда учился на архитектора... Да, в школе все считали, что я стану гениальным архитектором - мои чертежи всех восхищали точностью линий, и у меня никогда не дрожали руки, даже с похмелья... А вы же знаете, подростки совсем не умеют пить... Итак, я учился на архитектора...
   Это был день первокурсника... Посвящение в студенты. Вечеринка. Очень много выпито... И выкурено... И принято чего-то еще... Первая красавица универа... "Алекс Лето? Алекс, подари мне лето! Или ты герцог Лето, Лето Атрейдес, как в Дюне? Посмотри в мои глаза, они синие от спайса!" Я смотрю в ее глаза... Они синие, как небо, и я улетаю... Я молод, пьян, безумен... Я счастлив, мне хорошо... Мы идем танцевать, хотя, господи, какое там танцевать, когда никто уже на ногах не стоит! Но мы танцуем, в центре круга, все нам аплодируют, отбивают ритм... Словно в каком-то древнем ритуале... Потом она повисает у меня на шее, мы целуемся и, срывая друг с друга одежды, вламываемся в первую попавшуюся комнату... Падаем на кровать. Я уже себя почти не контролирую, я хочу здесь и сейчас, все и сразу, но она опытный боец. Она доводит меня до абсолютного экстаза, у меня темнеет в глазах, шумит в ушах, я слышу голоса вселенной и вижу взрывающиеся звезды, я задыхаюсь, я схожу с ума... Я никогда не знал, что это может быть так прекрасно, что это вообще может быть ТАК... А потом, в самый важный момент, когда все, наконец, происходит, у меня что-то взрывается в голове и... И вместо первой красавицы у меня в руках оказывается обтянутый мышцами скелет... Причем, вполне живой и даже счастливый - движущийся, стонущий и даже...
   - Еще, еще! - кричит скелет, - Алекс, подари мне лето!
   Кажется, я тогда заорал. Что было потом - я помню очень смутно. Помню, что пытался выброситься в окно. Помню, что разбил бутылку, схватил за горлышко и грозился прирезать каждого, кто ко мне приблизится. Как я никого не покалечил и не убился сам - понятия не имею, вот это на самом деле чудо... Кто-то вызвал скорую... Меня увезли. Все тогда решили, что я перебрал с наркотиками. И вроде как даже не обиделись... Даже девушка... Меня поколбасило еще неделю, потом отпустило. Я вернулся в универ... И попросил меня отчислить - находиться там после того, что случилось, я не мог. Я вообще не мог нигде находиться. Потому что с тех пор моя жизнь превратилась в ад - стоило мне прикоснуться к человеку, я начинал видеть его внутренности... Стоило мне напиться или разволноваться, хоть как-то утратить над собой контроль - я начинал видеть так всех, даже не прикасаясь. Это потом я понял, что это такой дар, но тогда это для меня стало проклятием... Я шарахался от людей и жрал антидепрессанты, пока за мной опять не приехала скорая.
   - Антидепрессанты? Зачем?
   - Ну док, ну что вы глупые вопросы задаете? Ну что еще может жрать студент-первокурсник, пребывая в депрессии? Заметьте, к тому же не имея возможности напиться или уйти в загул со шлюхами - по понятным причинам.
   - Но вы говорили, что такое с вами случалось как раз когда вы пребывали в состоянии повышенной возбудимости.
   - Ну да, но это я сейчас такой умный, и знаю, что когда "кроет", надо принимать транквилизаторы. Но тогда я учился не на медицинском...
   - Это поэтому вы носите с собой таблетки? - осеняет его.
   - Нет, потому что я - наркоман! - возмущаюсь я. - Это диазепам, очень хорошо подавляет галлюцинации... Ну, в моем случае, - улыбаюсь я, но доктору совсем не смешно - он смотрит на меня, как на заговорившего василиска. - Если нужно быстро прийти в себя. У меня не всегда получается контролировать переходы из состояние в состояние. Так что приходится подстраховываться... Вообще я стараюсь не злоупотреблять. Но сами понимаете, когда видишь вокруг вместо живых людей одних персонажей из фильмов ужасов, успокоению это не способствует, - честно признаюсь я.
   Он кивает. На лице его явственно читается одна мысль: "А что бы я сделал, если бы со мной произошло такое?!" Ужас в его глазах сменяется уважением. Ну вот, теперь я не псих, не чудовище, я - жертва обстоятельств, которая к тому же с честью из этих обстоятельств вырулила... Спасибо, парень. Хорошее отношение психиатра - это уже почти гарантия, что меня не упекут в психушку. Хотя надо бы...
   - Алекс, и... как вы с этим живете? - каким-то надтреснутым голосом спрашивает он.
   - Честно? - смеюсь я. - Ну вообще-то хреново. Да ладно, не смотрите на меня как на мученика, я уже привык.
   Он смотрит на меня недоверчиво. Его взгляд просто кричит: "Алекс, чего ты врешь, к этому же невозможно привыкнуть!"
   И он, конечно же, прав. Да, невозможно. Да, вру. А что мне еще остается? Пасть к нему на грудь с рыданиями "доктор, сделайте что-нибудь, я так больше не могу!"? А что он может сделать? Судя по охватившему его ужасу, видно же, что ничего. Закрыть меня в дурку? И смысл? Клиника лишится лучшего врача. Многие пациенты лишатся жизни. Но с другой стороны, оставить человека с больной психикой заниматься хирургией - это преступление. Но... кто сказал, что у меня больная психика? Как диагностировать эту болезнь? И болезнь ли это?
   - Это не болезнь, это дар, - подхватывая цепь моих размышлений, изрекает он. - Или проклятие. Но не болезнь. Алекс, вы здоровы. Единственная ваша проблема - это чрезмерная нервная возбудимость. Ваш дар вас пугает, вследствие чего вы испытываете постоянный стресс. Научитесь с ним справляться - желательно без транквилизаторов, и возможно вам станет легче... Я понимаю, это звучит несколько... - он замялся, пытаясь подобрать нужное слово, но так и не придумал, какое...
   - Да нет, вы правы, - киваю я. - Спасибо за понимание...
   Он ничего не сказал. Прописал травяной настой, сделал какую-то безобидную запись в мою медкарту. С такой записью меня не то что в хирурги - в космонавты можно брать не глядя... А на следующее утро он уволился... Больше я его не видел. Его помощница передала мне его визитку: "Доктор сказал, что вы можете ему звонить в любое время". Визиткой я до сих пор не воспользовался. Но она у меня где-то все же осталась... Только где?
  
  
   - Алекс, ты меня слышишь? - боже мой, это Ника. Она меня преследует, что ли?! - И давно это у тебя?
   - Прости, задумался. Ты о чем?
   - О провалах в памяти.
   - О каких провалах?
   - Алекс, прекрати паясничать!
   - Я не паясничаю, я иду по своим делам, а ты ко мне прицепилась как клещ и разрушаешь мне психику, - отчеканил я. - У меня нет никаких провалов, и я не знаю, почему твой любовник тебя избегает. Я хирург, а не семейный психолог. Если ему понадобится что-нибудь отрезать - обращайся. А за мотивами его поступков - к другому специалисту, - с этими словами я сдержанно поклонился и отправился на поиски шефа.
   - Ты забыл имя человека, с которым работал уже не первый год, ты считаешь, что это нормально? - завопила Ника, не оставляя меня в покое, хотя темп я взял достаточно приличный.
   - Я не забыл, я не знал, это разница, - возразил я. - Не знал, потому что никогда этим не интересовался. Может, это и ненормально, но сигнализирует это не о проблемах с памятью, а о моем нежелании общаться за пределами клиники. Той информации, которой я владею, мне вполне хватает для совместной работы, а большего мне не надо.
   - Алекс, но так нельзя! - развела руками Ника. - У человека должны быть друзья...
   - Да ты что?! - изумился я. - Ника, ты слишком много смотришь телевизор. Обо всяких крутых, но несчастных социопатах, социофобах и прочих гениях, испытывающих проблемы с социальной адаптацией, которым в детстве недодали ласки, и теперь их надо воспитывать и жалеть. Так вот, это не ко мне. Я не крутой, не гений и не социопат. Я вообще не страдаю какими-то фобиями или -патиями. Детство у меня было счастливое, юность тоже, социально я адаптируюсь превосходно, карьера сложилась, работаю по призванию. А еще я соблюдаю правила, не бунтую против системы и даже перехожу дорогу на красный свет.
   Ника замолчала и несколько секунд неслась рядом со мною молча, переваривая услышанное.
   - То есть то, что ты не помнишь, как зовут половину сотрудников клиники...
   - Не "не помню", а не знаю. Ника, а у тебя что с памятью? Только что же объяснял...
   - Да, поняла. Ты не социопат и не социофоб. Ты просто мудак.
   - Именно! Ну что, я теперь могу заняться своими делами?
   - Хорошо, я от тебя отстану. Только ответь мне, что ты сказал...
   - Твоему Ромео? - я остановился у дверей кабинета босса. - Ничего. Он взрослый мальчик и умеет сам принимать решения. И с головой у него, в отличие от меня, все в порядке. Если он тебя избегает, то по своим сугубо личным причинам, которые мне неизвестны. И спрашивать тебе об этом надо не меня, а его. Вообще, говорите друг с другом, и будет вам счастье. Проблема у кого? У вас. Значит решать ее должны кто? Вы. И не спрашивайте ни у кого советов, все равно ничего умного вам никто не скажет... А то наслушаются дурацких советов, а потом...
   Ника прищурилась.
   - Ты врешь. Но мне почему-то очень хочется тебе верить...
   - И это правильно. Потому что врать тем, кто верить не хочет, намного сложнее.
   Фурия опять что-то прошептала сквозь зубы и умчалась наводить порядок в своем Тартаре, Преисподней, или как там называется тот раздел ада, который ее исторгнул...
   Ада! Именно это имя вспыхнуло у меня в голове огненными буквами, кажется еще до того, как я увидел Грэма, выходящего из кабинета шефа. Вернее, нет, оно вспыхнуло не до того, как я увидел, а до того, как я вообще что-либо осознал. Просто в тот же момент, как я взялся за дверную ручку, дверь распахнулась, и на пороге возник Грэм. Он не просто возник, он вырос, словно джинн из лампы, он был огромен как обычно, но страшен, как никогда. Он сверлил... Нет, не сверлил - он прожигал, испепелял, взрывал меня взглядом, и взгляду этому было имя Ада. Нет, не так, скорее "АДА!!!". Даже дверь скрипнула как-то соответствено: "А-а-а-а-да-а-а-а!"
   - Грэм, - просипел я, пытаясь произнести что-нибудь членораздельное отнимающимся языком. - Подумай над тем, что ты сейчас хочешь сделать. Ты потом можешь об этом пожалеть...
   Грэм и правда задумался на мгновение. Жаль, что этого мгновения мне как раз и не хватило, чтобы добежать до канадской границы...
   - Нет, - заявил он.
   - Что нет?
   - Подумал. Не пожалею.
   - Меня нельзя убивать, я полезный!
   - История меня поймет. Пойдем поговорим, - он сделал шаг ко мне.
   - Не-не-не! - завопил я. - Грэм, ты и так таскаешь меня уже второй день по всей клинике. Представляешь, что люди подумают?! Ну ладно я, мою репутацию уже ничего не испортит, но тебе...
   - Давай-давай, шевелись, а то потащу тебя на болевом захвате, и плевать мне, кто что подумает.
   - Никуда я с тобой не пойду, - возразил я. - Ты меня прибьешь и прикопаешь где-нибудь в фикусах.
   - Не исключено, - не стал спорить Грэм. - Но тебе лучше прекратить пререкаться и сделать, как я сказал, тогда у тебя есть шанс, что я убью тебя безболезненно.
   - Офигительная у вас бонусная система! - восхитился я. - Грэм, давай потом поговорим - шеф уже скоро домой свалит, а мне еще заявление на отпуск написать надо.
   - Не-е-ет, - протянул он, зверея, - никаких "потом" и никаких заявлений! Ты увеешься в отпуск, а мне тут одному все это время, без выходных корячиться?! Нет уж, брат, натворил дел - разруливай!
   - Так, тихо! - все-таки, по-моему, в отпуск пора не только мне. - Чего я такого натворил, пока спал? Насколько я помню, последний раз мы с тобой виделись после операции, и ты тогда выглядел более дружелюбным. Прости, но я даже не представляю, как я мог за такой короткий срок, не просыпаясь и не выходя из своего кабинета, довести тебя до практически невменяемого состояния.
   Грэм шумно выдохнул, глядя на меня исподлобья... Сейчас пару раз стукнет об пол копытом, а потом поднимет меня на рога...
   - Не представляешь? Хорошо, я тебе объясню... - он потер кулаки, но, заметив это свое движение, смутился и убрал руки за спину. Это хорошо. Значит, продолжаем нормальный разговор. Не придется принимать неприятных мер. - Ада отозвала свое заявление, она не будет работать у нас в хирургии!
   - Угум, - одобрительно кивнул я. - Так, погоди, она совсем не будет работать в нашей больнице или именно в хирургии?
   - Пока только в хирургии, - растерялся он, заметив мою реакцию.
   - Отлично. Только вот орать было не обязательно - простого "спасибо" было бы вполне достаточно.
   У Грэма на лоб поползло все, что только могло поползти, но до цели добрались только брови. Все остальное, хаотично пометавшись, вернулось на место... Но попытка была роскошной, я аж залюбовался.
   - Алекс, - уже спокойно проговорил обладатель лица-трансформера. - У меня сейчас сложилось ощущение, что я чего-то не понял...
   - Да все ты понял, - усмехнулся я. - Ты поэтому меня с ней и познакомил, чтобы она меня увидела, ужаснулась и передумала работать вместе с тобой. Что, думаешь, я не знаю как это бывает? Ты ей нравишься, она тебе тоже... А потом кому-то из вас приходит идиотская идея: "а как здорово все делать вместе!" И вы придумываете себе какое-нибудь дурацкое занятие, которое в жизни бы не стали делать поодиночке. Вы начинаете ходить на курсы лепки из хлебных катышей, разучиваете танцы народов севера, бегаете в мешках, и занимаетесь всей этой хренатенью не потому, что вам нравится этим заниматься, а просто чтобы что-то делать вместе! Но так как это занятие на самом деле не нравится вам обоим, скоро у вас появляется раздражение, перерастающая в ненависть - сначала к занятию, а потом друг ко другу. Но тут проблема решается просто - надо бросить это занятие и понять, что вместе надо делать совсем другое дело.
   - Это к чему ты сейчас?
   - Это я так издалека, слушай дальше, сейчас понятно будет, - я уселся на подлокотник кресла и уже жалел, что не пошел с Грэмом в курилку или на улицу - дико хотелось курить и послать кого-нибудь за кофе... Хотя нет, и того и другого мне, кажется, на сегодня уже хватит. - Это я тебе про такой, усеченный вариант рассказываю, который, в принципе, обратим, потому не так опасен. А есть более тяжелый случай. Когда эти два идиота, одержимые идеей что-либо делать вместе, для воплощения этой идеи выбирают работу. Им кажется, что это дико круто - общие интересы, общие проблемы, общие дела... Поначалу это действительно круто, но потом их жизнь превращается в ад. Домашние проблемы переносятся на работу, рабочие - в дом. В результате вы не отдыхаете ни от работы, ни от друг друга. Приходишь ты домой, а там тебе: "Ты подготовился к переаттестации?" или еще круче: "Нет, сегодня никакого секса, у тебя операция утром, а ты когда плохо спишь, швы неровные делаешь". И все, ты попал. После такой предъявы ты не то что плохо, ты вообще не спишь, а на работе только и думаешь, что ж не так с этими швами, всегда же было все в порядке?! А на работе - опять она. Ни сходить пива попить после работы, ни шары погонять, даже в курилке не потрепаться. И что потом? Менять либо женщину, либо работу. Только работа - это не курсы лепки из хлебных катышей, это - карьера, деньги и прочее, ее просто так не бросишь... Ну что, теперь ты понимаешь, к чему я клоню?
   Грэм промолчал. Конечно, он все понимал. Он это давно понял, еще когда...
   - Когда Ада предложила тебе поработать вместе, ты сразу понял, к чему это приведет, - резюмировал я. - И тебе эта идея очень не понравилась. Ты уже вырос из подросткового возраста, и прекрасно понимаешь, что должны делать вместе мужчина и женщина, если между ними возникает симпатия. У вас она возникло. И даже не симпатия, а нечто большее. И совместная работа вам совсем не нужна.
   Грэм скрипнул зубами.
   - И ты это решил за нас?
   - Я? Ну нет, что ты, - рассмеялся я. - Это решил ты. Когда познакомил ее со мной и сообщил, что она будет у нас работать.
   - А ты не допускаешь мысли, что я действительно просто хотел тебя с ней познакомить и сообщить...
   - Нет, - перебил я. - Потому что ты сначала потащил бы меня в бар, усосал бы литр коньяка, а потом, перед тем, как тебя накроет, рассказал бы мне кучу всяких бессмысленных историй и под конец сообщил бы, что тебе нравится одна девушка. Ну, не то чтобы нравится, но что-то в ней есть такое... особенное... - Грэм покраснел. - Потом у тебя бы сорвало крышу, ты бы устроил погром, я бы тебя усмирил, заплатил бы штраф за причиненный ущерб, отвез бы к себе, там бы ты выдрыхся, проснулся с жесточайшим похмельем, и мне бы пришлось тебя лечить, но не сразу - сначала ты бы гордо отказывался от моих методов лечения, обзывал шаманом, колдуном, экстрасексом и грозился вызвать святую инквизицию. Но потом, с полчасика пообнимавшись с унитазом, все-таки бы согласился, признав, что Торквемада, конечно, крутой мужик, но зря он так с колдунами... Я бы тебя вылечил и, оклемавшись, ты поведал бы мне свои сердечные тайны. Потом поинтересовался бы, как я отношусь к тому, чтобы работать с твоей девушкой, и не буду ли я против... И не имею ли я сам на нее какие-то виды, и если имею, то пригрозил бы сломать мне руку. Потом спросил бы, не принимаю ли я всерьез этот бред про Инквизицию, и заверил бы меня, что ничего такого не имел виду, и что колдуном ты меня не считаешь, но вообще к колдунам относишься нормально, допуская, что и среди них есть нормальные люди и вообще вот такие ребята. И только потом сказал бы, что хочешь поговорить с шефом насчет зачисления Ады в штат. Только в такой последовательности. И никак иначе. Мысль моя понятна? - завершил я свой монолог.
   - Более чем, - пробурчал Грэм, сияя покрасневшими ушами.
   - Где мое "спасибо"?
   - Хрен тебе...
   - Мне без надобности - я не уролог, не садовод и не кулинар, а эксгибиционистов у нас лечат двумя этажами выше.
   - Алекс, я тебя прибью.
   - А маньяков - в соседнем корпусе.
   Грэм выдохнул. Помолчал.
   - Спасибо, - немного погодя тихо проговорил он.
   - Не за что, - пожал плечами я. - Обращайся, если что. И кстати, мог бы ко мне в кабинет зайти поговорить, я же предлагал. Тогда не пришлось бы тут орать. Хотя так тоже ничего получись. Теперь ей все расскажут, как ты меня чуть из-за нее не убил. Моего объяснения никто не слышал, а вот зато твои вопли и зверские рожи, которые ты тут корчил, очень даже впечатляют.
   - Алекс, пойдем выпьем, - еще тише пробормотал Грэм.
   - Что?! - вот уж сюрприз так сюрприз! - Не-не-не, этого еще не хватало! Грэм, я еще с больничного не вышел, мне в отпуск надо, я с тобой не справлюсь!
   - Ты не понял...
   - Все я понял! Я что, был прав?!
   - Почти, - угрюмо пробурчал он.
   - Где я ошибся?
   - Во времени. Я только сейчас это понял.
   - Что хочешь с ней работать?!
   - Нет, насчет работы ты прав, это должно быть раздельно...
   - А что ты сейчас понял?
   - Что она мне нравится...
   Я долгое время хлопал глазами, пытаясь найти логику в действиях этого киборга с шелковым сердцем, но потом понял, что это дохлый номер.
   - Ну ты дура-а-ак! - только и нашел что сказать я.
   - Почему дурак? - искренне удивился Грэм.
   - Ну потому что я еще тогда это понял.
   - Да нет, то, что она мне нравится, я знал. Я только сейчас понял, как она мне нравится.
   - А, ты в этом смысле? - успокоился я. - Ну слава богу, я уж боялся, что у тебя от этого неожиданного прилива тестостерона... прости, я хотел сказать, от приступа влюбленности, мозги отключило. А мне все-таки хотелось бы, чтоб у нас в хирургии был хоть кто-то вменяемый...
   Грэм неопределенно фыркнул.
   - Так, ну раз ты мне все рассказал, можно в бар не ходить, так? - уточнил я. - Ну не смотри на меня волком, просто если мы сейчас пойдем пить, то все пойдет по тому сценарию, который я изложил. А я тебе уже сказал, что сейчас с тобой не справлюсь, я еще вроде как больным считаюсь.
   - То есть... В другое время ты бы со мной справился? - недоверчиво прищурился он.
   - Можно я не буду отвечать? - вздохнул я. - Мне уже поднадоело сегодня трепаться.
   Он кивнул.
   - Ты прав. Давай сходим в бар, когда ты вернешься из отпуска?
   - Вот это другое дело, - одобрил я. - А где она теперь будет работать?
   - Кто? А... - растерялся он, - Ада... Не знаю еще. Либо у нас - пластическим хирургом, либо в другой клинике.
   - Пластическая хирургия?! - покатился я. - Прекрасно! "Хотите быть молодой и красивой? На что вы готовы пойти ради своей красоты? Вам поможет Доктор Ада! Мы работаем с душой!" Слушай, ей надо свою клинику открывать, с таким названием.
   - Ты опять?
   - Ну почему "опять"? Она прекрасная женщина с прекрасным креативным именем, грех его не использовать! Но лучше всего ей быть психоаналитиком. "Доктор Ада: Доверьте нам свою душу!" Так, все, Грэм, я действительно устал, - вздохнул я. - Спасибо за помощь и все такое, но мне пора домой.
   - А к шефу?
   - Ну да, сначала к шефу, потом домой...
   - Доктор Лето!
   О господи, это когда-нибудь кончится?!
   - Что еще случилось?! - зарычал я, выходя из себя.
   - Доктор Лето, нам необходима ваша консультация!
   - Сейчас?!
   - Да, это срочно!
   Я удостоил, наконец, взглядом тех, то посмел посягнуть на мое драгоценное время, отдалив меня от вожделенной цели еще на пока еще не выясненный срок, и тем самым вызвал мою священную ярость. Передо мной дрожали, упорно делая вид, что не боятся, два молодых специалиста.
   - Ага, понятно, - протянул я. - Оруженосцы. И кто вас отправил на злого дракона? Рыцарь-самодур? Вы его так достали, что он решил от вас избавиться таким антигуманным способом? Или это он вам такое испытание придумал - кто справится, тот удостоится чести носить его фамильный стетоскоп? Или король пообещал полкоролевства и руку своей прекрасной секретарши? - Они хлопали глазами и завороженно молчали. - Та-а-ак... Ну колитесь, что это - посвящение в интерны? Или вы поспорили на что-то? Или в карты проиграли? Да ладно, перед девчонками выпендриваетесь? Ну? Короче, в чем суть идиотского квеста "прокричи ура в зад дракона и получи от него п**дюлей"? Кто квестмастер? Имя, сестра, имя!
   - Нас доктор Келлер к вам отправил...
   Грэм издал нечленораздельный звук, напоминающий хрюканье, но такое, деликатное - ржет, гад! Сдержаться пытается, но куда там!
   - Значит, все-таки рыцарь-самодур, - вздохнул я. - Первый вариант. Остальные можно было не придумывать. И что вашему доктору Киллеру от меня надо?
   - Там пациент... - заговорил самый смелый. - Доктор Келлер считает, что у него камни...
   - Драгоценные?
   - Нет...
   - Тогда сами выкапывайте. Я причем? Я стройматериалы не заказывал. Камни, кирпичи, брус, черепицу - это к администратору, я к хозблоку отношения не имею.
   - Дело в том, что мнения разделились, - объяснил второй. - Одни считают, что это камни, другие - что это какое-то образование...
   - Какое-то... - закатил я глаза. - Образование здесь у всех одно - медицинское. И те, кто его получил, должны знать, что существует множество способов выявления камней, но ни один из них не начинается со слов "пойти и попросить доктора Алекса Лето выполнить вашу работу", этого вы не найдете ни в одном учебнике по медицине. У нас замечательная лаборатория, пекрасная аппаратура, так что давайте, дерзайте. Вот тебя как зовут?
   - Артур... - растерянно пробормотал самый бойкий.
   - Отлично, - одобрительно кивнул я. - А тебя Ланселот?
   Второй оруженосец яростно замотал головой.
   - Уже хуже, - щелкнул языком я. - А так хорошо начиналось... Вот что, Артур, - доверительно проговорил я. - Сегодня твой звездный час. Иди ищи камень. Как найдешь - ищи меч. Вытащишь меч, станешь королем. А пока - оба пошли вон с глаз моих долой.
   Они в общем-то не особенно и сопротивлялись - горестно вздохнули и понуро потопали выполнять свои непосредственные обязанности.
   - Вот паршивцы, - беззлобно усмехнулся я, провожая их взглядом. - Только пришли работать, уже цирк им подавай...
   - В смысле? - непонимающе нахмурился Грэм.
   - Да в прямом. Ромео послал их за анализами, а они решили и результат получить, и шоу посмотреть, и еще при этом не заморачиваться. Молодцы!
   - Да ладно, может правда что серьезное?
   - Грэм, я поражаюсь твоей наивности, - искренне восхитился я. - Если бы там было что-то серьезное, Ромео сам бы ко мне подошел, а не подсылал бы этих пионеров-героев.
   - А тебе не приходит в голову, что он с тобой просто разговаривать не хочет? - выдвинул язвительное предположение обычно не язвительный Грэм.
   - Нет, не приходит, - отрезал я. - Потому что если это так, то он дебил, причем, дебил профнепригодный, который ни в хрен не ставит жизнь своих пациентов. А этого я предположить не могу - и не потому, что верю в положительные качества наших людей, а потому, что верю в деловые качества нашего шефа. У него нюх на классных специалистов. Он берет на работу только профессионалов. Даже суперпрофессионалов. А профнепригодным дебилам он даже горшки чистить не доверит...
   - То есть, получается, что мы с тобой профнепригодные дебилы? - хохотнул Грэм. - Нам горшки не доверяют...
   - Получается, что так, - кивнул я. - Но что делать, приходится как-то мириться... Дай телефон на минуту.
   - Зачем?
   - Гвоздь забить! Грэм, зачем телефоны нужны?!
   - Людям - чтоб звонить. Тебе - не знаю.
   - Ой, как смешно, просто ж умереть можно, - проворчал я.
   Телефон он все-таки дал. Я покрутил его в руках, потом вернул давящемуся смехом хозяину.
   - Набери мне Ромео.
   - Ниасилил?! - проскулил Грэм.
   - Хорош стебаться, набери.
   Он, ухмыляясь, произвел нехитрые манипуляции со своим мобильником, после чего недоверчиво протянул мне.
   - Говорить точно сам будешь? Или через меня передашь?
   - У меня конфиденциальный разговор, - фыркнул я, отбирая у него трубу. - Ромио, ты? Это Алекс. Ты сейчас своих оруженосцев отправил выяснить насчет камней, так?
   Трубка сперва молчала, потом засопела, зафырчала и разразилась какой-то нечленораздельной бранью. Я подождал, когда к моему собеседнику вернется дар человеческой речи, и задал следующий вопрос:
   - Не подскажешь, о каком пациенте идет речь?
   Ругательства смолкли, повисла гробовая тишина, словно мой оппонент впал в кому, не выпуская мобильника.
   - А тебе зачем? - через какое-то время спросил он каким-то потусторонним голосом, прямо из комы.
   - За надом. Так кто эта несчастная жертва твоих недоумков? Ой, прости, недоучек.
   Он еще немного пошипел, типа они не недоумки и не недоучки, и что это вообще меня не касается, и что мне пора уже перестать лезть не в свое дело, а также высказал прочие остроумные замечания из серии "сам дурак", "на себя лучше посмотри" и (неожиданно!) "понаехали тут". Но потом имя все-таки назвал.
   Я прикрыл глаза, вспоминая мои "путешествия" по "дорогам крови" этого пациента. Да, я там был. Редкостный ипохондрик. Ему здесь вырезали аппендицит. Операция простейшая. Для студентов. Но он потребовал, чтобы им занимался лучший хирург больницы. А шефу по каким-то там его источникам сообщили, что вот-вот нагрянет инспекция, причем, неофициально - чтобы пролить свет, так сказать, на серые будни блестящей клиники... Вот я и попал под жернова бюрократии... Тогда я из-за него лишился выходного. А сейчас...
   - Слушай, Ромио, - заговорил я в сопящую трубку, - у него все в порядке. Насчет камней еще посмотреть надо, но никаких там "образований" нет точно.
   - Это ты по телефону определил?
   - По телеграфу! Почтовый голубь прилетел, прокурлыкал в ухо. Ромио, не тупи, - теряя терпение, попросил я и вежливо прибавил, - пожалуйста. Вспомнил его просто. У него никакой предрасположенности к раковым заболеваниям нет вообще, и если с ним не произойдет что-то экстраординарное, то и не будет. Под "экстраординарным" я подразумеваю похищение инопланетянами или принудительное сотрудничество с какими-нибудь спецслужбами, которые на нем будут испытывать препараты, вызывающие раковые заболевания... Ну или если ему просто пересадят пораженный раком орган.
   - Действительно, просто... Алекс, - вдруг заговорил он с каким-то странным воодушевлением, - а ты его насколько хорошо помнишь?
   - Его - досконально, - не скрывая досады, усмехнулся я. - Ну, точно рисунки всех капилляров, может, и не повторю, но вообще так помню. А что?
   - И ты всех своих пациентов помнишь досконально? Ну, я имею в виду не имена, а... ну то, с чем ты работаешь.
   - Ты так сейчас паузу сделал, как будто я работаю проктологом, - съязвил я. - Знаешь, анекдот такой есть... Хотя ладно, шутки потом, у меня времени нет. Да, я помню, где у пациентов располагается то, с чем я работаю. Это, кстати, называется внутренними органами, если ты забыл.
   - Не только! - возразил он. - Кажется, ты и нейрохирургией тоже занимаешься.
   - Да, я всякой занимаюсь. В любом случае, устройство человека знают все студенты любого медвуза.
   - Алекс, ну хватит дурака валять, ты же понимаешь, о чем я!
   - Боюсь, что ты не понимаешь, о чем ты. Но хорошо, да, многих пациентов я помню очень хорошо. Со всеми их бляшками, полипами, трещинами, гематомами, узелками, опухолями, тромбами, сосудами и прочей дребеденью. Но не всех, конечно... Но многих, особенно таких нудных, как этот.
   - То есть, как меня зовут, ты не помнишь, а...
   - Так, началось... - вздохнул я, и, бросив напоследок, - Нике привет, - протянул телефон Грэму.
   - А сам выключить не можешь? - поинтересовался Грэм, нажимая кнопку.
   - Нет, - категорично ответил я. - Это твой телефон. Твоя техника. Я не собираюсь ей диктовать, когда ей говорить, а когда заткнуться, и вообще как-то вмешиваться в ваши взаимоотношения.
   Грэм в очередной раз искренне офонарел.
   - Что?! Значит, в мои отношения с Адой ты можешь вмешиваться, а в мои отношения с техникой - нет?!
   - Ну ты сравнил! - пожал я плечами. - Ада - человек. Как устроены люди, я знаю. Я даже знаю, как их чинить. А это - техника! - я благоговейно воздел руки вверх. - Что влияет на ее работу, и как у нее все там внутри происходит, я не имею ни малейшего представления!
   Грэм несколько раз моргнул, тупо глядя на меня, как баран на новые ворота, а потом изрек сакраментальное:
   - Алекс, ты пси-и-и-их!
   Я фыркнул и направился к кабинету шефа, уже не надеясь получить отпуск или хотя бы пару-тройку внеплановых выходных, но Грэм меня остановил - без рук, одним вопросом:
   - Может, все-таки посмотришь, а?
   Я зарычал, застонал, пару раз даже стукнулся головой о стенку, деликатно дав понять, что не настроен обсуждать более эту тему. Но Грэм смотрел на меня таким укоряющим взглядом, словно я отобрал у голодающего сироты последний бублик и сожрал у него на глазах. А потом еще закусил истекающим соком куском свинины, запеченным с грибами и сырной корочкой... И при этом еще паскудно чавкал... Кстати, я бы тоже сейчас не отказался от эскалопа из свинины... с грибами и сырной корочкой...
   - Так, ладно, только быстро, - сдался я. - В какой он палате?
   Грэм позвонил Ромео, уточнил. Слава богу, это было не далеко. Проклиная все на свете и себя в первую очередь, я помчался по коридору.
   - Грэм, - обратился я к своему конвоиру, - вечером идем в бар. С тебя много-много жрачки, - он кивнул. - И чтобы там был свиной эскалоп. И икра.
   - Свиная?
   - Не зли меня, - предупредил его я. - Черная. И много. Буду жрать ложками. И руками. И вылизывать миску. И вытираться блинами. В общем, вести себя по-свински.
   - Я так понимаю, ты отпуск в камере собираешься провести? За хулиганство?
   - Ничего ты не понимаешь в отпусках!
   Джбэнь! Я распахнул дверь в палату. Ну да, точно, этот ипохондрик.
   - Доктор Лето! - вскочил он с места.
   - Ну не надо только вот этого... - поморщился я. - В ваших устах "доктор Лето" почему-то звучит, как "доктор Лектер"... Зовите меня, что ли, просто Алексом, мы с вами уже по-моему достаточно для этого знакомы... Я, например, видел вас голым.
   Пациент покраснел.
   - Ой, вот этого тем более не надо, - прищурился я, снимая перчатку. - Дайте-ка я вас посмотрю, - я положил руку ему на пульс...
  
   - Ну вот, я же сказал, что у вас все в порядке, - я потряс головой, пытаясь прийти в себя после очередного погружения. Все-таки не надо было идти на поводу у Грэма, внезапно обеспокоившегося судьбой Келлеровского пациента. И вообще все погружения - после отпуска.
   - Алекс, ты как?
   - Я - хреново, - ответил я Ромео, неожиданно обнаружив его рядом с собой. - Но вам это, конечно же пофиг. А вот у него все хорошо. Ну не совсем, конечно, но твои оруженосцы справятся, - я запустил руку в карман, достал пузырек и принял таблетку, чтобы как-то начать видеть живых людей. - Все, теперь я уже, наконец, могу уйти в отпуск?!
   Черт, кажется я это чуть более нервно сказал... Возможно. Просто... Что-то не так. Да что у меня за паранойя сегодня?!
   - У тебя все в порядке? - услышал я обеспокоенный голос Грэма.
   - Нет, - честно признался я. - Но ходить могу. Чем я сейчас и собираюсь воспользоваться. Всем счастливо, спасибо за сотрудничество. Я пошел... - черт, пропал мой отпуск, шефу лучше не показываться в таком состоянии, опять в палату отправит, - я пошел домой.
   - Я тебя отвезу, - сообщил Грэм.
   - Нет, я сам. Мне надо прогуляться, - ребята недоверчиво переглянулись. - Так, спокойно! Я серьезно. Да, мне не очень хорошо, но я выйду на воздух и все пройдет. Слушайте, я врач, и я знаю свой организм.
   - Если бы ты знал, ты бы тут два дня не валялся, - возразил Ромео.
   - Ну, я его знаю, но не всегда слушаю. Поэтому так и получилось. А сейчас...
   А сейчас мне организм почему-то просто приказывал уходить из больницы как можно быстрее - бежать, лететь, как угодно, хоть через окно, хоть через вентиляционную шахту, но - отсюда, сейчас же, немедленно!
   Я потер лоб. Видимость не улучшалась. Это плохо. Хорошо бы в кабинете переждать, пока все придет в норму, но туда уже не вернуться, надо идти... бежать! Бежать не могу, после погружения голова кружится и ноги словно ватные. Что же делать? И эти два кренделя меня не отпустят... А надо идти. Очень надо.
   - Ребят, мне правда пора, - я изо всех сил старался казаться спокойным, но на фоне нарастающего пульса и подступающей тошноты выглядело это, возможно, не очень убедительно.
   Но я все-таки сделал пару шагов. Правда, не туда, куда надо. Намеревался подойти к двери, пошел в противоположную сторону. Уперся в стол. Дезориентация в пространстве. Хм... Это не постэффект после "погружения". И даже не вызванная многократными сеансами анемия. Слабость, головокружение, тошнота - да, возможно. Но это что-то другое. Паника, дезориентация - это либо что-то психическое, либо повреждение мозга, либо наркотики. Тот препарат, который я принимаю, ничего подобного не вызывает. Да и принял я его сегодня всего ничего... Черт возьми, что со мной такое? Я оперся руками о стол. Сделал глубокий вдох. Лучше не становилось.
   Джбэнь! Распахнулась дверь. Я резко повернулся к ней, чтобы посмотреть, кто еще страдает такой же манией величия, как и я, но это резкое движение меня доконало. Я потерял равновесие, все вокруг замелькало, и я кулем рухнул на пол.
   Последнее, что я услышал, был звук, очень похожий на выстрел...
  
  
  
  
  
  
  
  
  

13

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"