Лихницкая Валерия: другие произведения.

Хилер. Глава 4

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 4

  
   Вообще знаете, очень обидно, когда посреди разговора твой собеседник тебя просто-напросто "выключает". Случись такое один раз - я бы счел это досадным недоразумением. Но два раза - уже закономерность. Как бы это не переросло в традицию! Видимо, окружающие все-таки нашли средство от моего занудства...
   Когда я очнулся на этот раз, к руке была прицеплена та же капельница. Это я почувствовал, даже не открывая глаз. Открывать их я побоялся - почему-то я был уверен, что если окажется, что я все в той же палате, а рядом сидит встревоженная Ника, то это будет означать, что крышняк у меня отъехал окончательно, и до последних минут моей жизни меня ожидает сплошной "День сурка" - цепь одних и тех же событий, повторяющихся с суровой периодичностью. А вот то, что если человек уже не первый раз теряет сознание - заметьте, находясь при этом в больнице, - и вполне логично, что очнется он в своей же палате, куда его уже поместил его же лечащий врач, мне как-то даже в голову не пришло. Вероятно, нормальный человек сделает нормальный вывод, что он болен. Одна проблема - для этого надо быть нормальным...
   - Алекс, хватит в спящую красавицу играть. Судя по датчикам, ты уже проснулся.
   Мне захотелось сорвать их с себя и заявить, что теперь судя по датчикам, я уже умер, но что-то меня остановило. И это что-то было банальной ленью.
   Мне ужасно не хотелось просыпаться. По крайней мере, здесь. Вот если бы я открыл глаза и увидел перед собой безбрежный простор океана, вот это другое дело. Вот тогда я был бы счастлив. Даже если бы оказалось, что на самом деле я не на пляже, а в дурке...
   - Если ты ждешь, что тебя кто-нибудь поцелует, - послышался игривый голос Ники, - то это будет Грэм - он мне желание должен.
   - Какое странное у тебя желание, - не сдержался я. - Чтобы мужик с мужиком поцеловались... Милая, мы в 21-м веке, зайди в любой гей-клуб и смотри сколько хочешь! Хотя нет, это было в 20-м... Сейчас это можно увидеть вообще везде. Ромио, я бы на твоем месте насторожился...
   - Он в порядке, - вздохнул Ромео, совершенно не собираясь настораживаться.
   - Мы это определили два дня назад, - возразила Ника. - И вот к чему это привело. Что-то он не очень похож на человека, у которого все в порядке.
   - Да ладно, Грэм вот, например, на хирурга вообще не похож, - поддержал разговор я. - Да и я тоже, если честно, не очень... И что, нас теперь увольнять, что ли?
   Грэм фыркнул. Мне стало так интересно, что происходит с мимикой этого твердолобого неразговорчивого тиранозавра, что я заставил себя открыть глаза.
   Тиранозавр хмуро улыбался.
   - Доброе утро, - кивнул он.
   - Как пациент?
   - Жив.
   - Подробнее?
   - Ждем тебя. Ухудшений нет. Если и есть, то не просматриваются.
   - Что шеф?
   - Тоже жив, - ухмыльнулся Грэм. - Ждет тебя. Давить не будет, - добавил он через паузу, - сказал, чтобы ты лечился столько, сколько сочтешь нужным.
   У меня по спине пробежал холодок.
   - Грэм... Он точно жив?
   - Угум. Живее всех живых.
   - Вот это как раз меня и пугает.
   - Не боись, я сегодня добрый.
   - А вот теперь я вообще в панике, - признался я и завопил. - Люди! Кого уже успел сожрать этот улыбающийся крокодил?! Чьи недогрызаные кости застряли у него в зубах и в такой неестественной улыбке ему пасть растянули?
   - Да ладно, мы с ним просто поговорили. По душам.
   Мне сразу представился паяльник. И еще утюг. И наманикюренная рука шефа, прикованная наручником к батарее.
   - И что ты ему сказал? - дурацкий вопрос, понимаю, но... вдруг в перерывах между пытками они обсуждали, например, результаты футбольного матча? Ну мало ли?
   Грэм равнодушно пожал плечами.
   - Я сообщил пациенту, что операция переносится, так как наш дорогостоящий рентген-аппарат вышел из строя, а без него оперировать бессмысленно. Шеф при этом присутствовал.
   - Та-а-ак?
   - А потом он вызвал меня в кабинет...
   - Стоп! То есть, сам вызвал?
   - Ну да...
   - Вы не случайно встретились в коридоре, в лифте, на лестнице... Сам вызвал в кабинет?!
   - Ну да, а что?
   - Да ничего. Кроме того, что шеф либо напрочь лишился инстинкта самосохранения, либо разума. Либо изменил своим правилам и решил испытать судьбу. Я б так не смог.
   - Он вызвал меня в кабинет, - флегматично продолжал Грэм, - спросить, насколько серьезна поломка этого рентген-аппарата. Я ответил, что поломка серьезная, и если его вовремя не починить, то он нае... - он покосился на Нику, - навернется к чертовой матери.
   - И все?
   - И все, - улыбнулся Грэм.
   Утюг и паяльник потеснились, пропуская бензопилу, которая тут же заняла свое место в моем ассоциативном ряду.
   - А он что?
   - Сказал, чтобы ты лечился... Да что ты до меня доколебался, я его пальцем не тронул!
   Я вздохнул, понимая, что правды мне никогда не узнать.
   - А теперь кто мне скажет, сколько я тут еще буду прохлаждаться? - задал я вопрос в "общий чат". Вопрос повис в воздухе. Интересно как... - Слушайте, судя по вашей реакции, я либо умираю, и вы еще не посчитались, кто мне об этом сообщит, либо вы так обрадовались, что у вас появилась возможность от меня отдохнуть, что даже забыли поставить диагноз.
   - Алекс, - потупила глаза Ника. - Успокойся. Ты не умираешь.
   - Значит, второе. В принципе, я так и думал - если бы я умирал, вы бы сразу мне об этом сообщили. Радостно и хором.
   Ника страдальчески закатила глаза.
   - Алекс, никто ничего не забыл...
   - А проверить, выключен ли утюг? А поменять рыбкам воду? А...
   - Господи, лучше б он спал!
   - Ника, я об этом думаю всякий раз после незащищенного секса с проституткой - лучше бы он спал! Ведь если бы он спал, а не вставал по стойке смирно каждый раз, как только...
   - Меня не интересуют подробности твоей интимной жизни! - завопила Ника.
   Черт, неужели я ей и правда нравлюсь?! Нет, не так. Неужели она и правда меня хочет? Проблема...
   - Ника, вот чего было об этом орать? - нет, все-таки язык мне надо было ампутировать еще при рождении. - Теперь полбольницы в курсе того, что, во-первых, у меня есть интимная жизнь, и, во-вторых, что тебя это беспокоит.
   - Алекс, я должен набить тебе морду, - засопел Ромео.
   - Хочешь поговорить об этом?
   - Нет, я не хочу говорить! Я хочу набить тебе морду!
   - Ты сказал не хочу, а должен, это разница, - поправил его я. - То есть я оскорбил твою девушку, и ты, как честный человек, должен покарать обидчика. Но обидчик - твой коллега, что в принципе для тебя значения не имеет, и к тому же прикован к койке, что для тебя имеет принципиальное значение. Причем, прикован в койке в буквальном смысле, а не в том, который вы обычно вкладываете в эти слова во время своих сексуальных игр.
   - Алекс, заткнись!
   - А, значит, игры все-таки были? - подмигнул я.
   - Не перебивай его, только хуже будет, ты же знаешь, - Ника положила руку на плечо своего верного рыцаря.
   - Очень верное замечание! Итак, вернемся к нашему вопросу. Перед тобой дилемма почти шекспировского характера - бить или не бить? Не бить - девушка вроде как обижена, бить - калечного да убогого?! Но совсем не бить нельзя, так как девушка оскорблена, и спустить мне это с рук значит показать себя трусом. Так что... Предлагаю альтернативу. Ты можешь набить морду Грэму.
   Грэм заинтересованно приподнял бровь.
   - А с какого... - прошипел Ромео, от неожиданности чуть не лишившись дара речи.
   - Да, мне тоже интересно, - полюбопытствовал Грэм.
   - Поясняю, - я так мило улыбнулся, что, если бы увидел свою физиономию в зеркале, меня бы, наверное, стошнило. - Во-первых, он сам сказал, что он сегодня добрый, а такой удачей грех не воспользоваться. Во-вторых, он большой, ему не будет больно, он даже не почувствует. А в-третьих, после этого гарантировано никто не назовет тебя трусом. И потом, он мне тоже желание должен. Брехня, конечно, но чем я хуже Ники?
   - Так, все, прекратите этот балаган! - замахала руками оскорбленная девушка.
   - Давно пора, - согласился я, отстегивая датчики, капельницу и прочие приспособления. Ника завопила и попыталась перехватить мои руки, но Грэм ее остановил, мягко, но как-то... как бы это... непоколебимо. - Мне нужны мои вещи и кабинет. И час времени. И можно готовить операционную.
   Грэм молча передал Нику ее ревнивому мавру, после чего я почему-то снова оказался на его плече.
   - Так, вот до этого момента мне было все понятно, - попытался я тактично выяснить причину своего перемещения. - Грэм, прости, пожалуйста, что отвлекаю, но ты не заметил, случайно, что у тебя к спине какой-то психопат прилип? И болтается теперь у тебя на плече, как... гм... язык у восьмидесятилетнего сексоголика после трудовых подвигов, - не обращая внимания на мой треп и, собственно, на меня, как на груз и личность, он стремительно вышел из палаты. - Если заметишь, сгрузи его на что-нибудь не очень твердое, и по возможности, аккуратно.
   - Договорились, - хмыкнул мой неожиданный похититель, ускоряя шаг.
   - Грэм, я тебе тут не сильно мешаю?
   - Нет.
   - А куда мы...
   - В кабинет.
   - Понял.
   На самом деле я мало что понял, но у меня, в отличие от шефа, инстинкт самосохранения, слава богу, еще работал. Перед моим мысленным взором замелькали не только утюги, паяльники и пилы, но также скальпели, шприцы, зажимы, жгуты, трубки, иглы и прочие инструменты, которые можно использовать с фантазией. Так что я решил не спорить и помолчать.
   Мы вошли в лифт. Я подумал, что неплохо было бы научиться молчать еще тише, и затаился, даже дышать почти перестал.
   - Ты там жив? - каким-то странным тоном спросил Грэм.
   - Да.
   - А чего молчишь? - а, это он так беспокоится!
   Я попытался пожать плечами.
   - Тебе плохо? - видимо, он истолковал мои движения по-своему.
   - Не-не-не, все отлично! Мне лучше, чем когда бы то ни было!
   - Алекс, я тебя сейчас по стенке размажу! - рявкнул Грэм. - Ты чего, меня боишься, что ли?!
   - Пока мы находимся в закрытом узком помещении, в котором кроме нас никого нет, и пока я нахожусь у тебя на плече, я отказываюсь отвечать на подобные вопросы.
   Грэм засопел.
   - И потом, тебе не кажется, что это несколько нелогично - сначала пригрозить человеку расправой через размазывание о стенку лифта, а потом возмутиться, что этот человек тебя боится? - не выдержал я.
   - Ты меня боялся еще до угрозы, - проворчал Грэм.
   - И чтобы развеять мои опасения, ты любезно предложил меня размазать, - кивнул я. - Спасибо, доктор! Вот теперь точно не страшно! - он насупился. - Ты только в следующий раз если еще что-нибудь нестрашное будешь говорить, не забывай, что если я обделаюсь, вонять будешь ты.
   Он хотел что-то сказать, но дверь открылась. По странной заминке моего бронетранспортера и непрерывному гомону раздраженных голосов я понял, что коридор по какой-то причине переполнен разновозрастными страждущими обоих полов.
   - Сволочи! Уроды шестилапые! Враги галактики! - дико заорал я. Грэм дернулся, но устоял, только зубами скрипнул. - Братья земляне, не верьте им! Санитары - переодетые марсиане! Марсиане - предатели! Политические проститутки! Они прогнулись перед Бетельгейзе! Бетельгейзе захватили Марс и теперь движутся на нас! Атака придет с Луны! У них там база! - народ шарахнулся от нас, как от чумы, открыв нам "зеленый коридор", чем Грэм тут же и воспользовался. - Пытайте меня, сколько хотите, я не сдамся!
   Пока он нес меня, я нес какую-то ахинею, размахивая руками и периодически лупцуя его по спине. Мой бронетранспортер так стойко сносил все мои оскорбления и побои, что я начал подозревать, что он и правда марсианин. Или бетельгейзер. По крайней мере, не человек, это точно.
   - Будешь принимать наркотики, тебя тоже марсиане унесут, - неожиданно буркнул Грэм вжавшемуся в стену пареньку, опровергнув мою гипотезу о его внеземном происхождении. Паренек кивнул и поклялся избегать любой наркоты, даже кофе...
   О! Кофе!
   - Грэм, тормозни у автомата, надо дозаправиться.
   - Чего?! - он так опешил, что остановился.
   - Мне один эспрессо и шоколадку. С орехами. Черную. А вы что будете? - спросил я очаровательную блондинку, застывшую около кофейного аппарата. Блондинка моргнула и уставилась на нас, как будто мы действительно прилетели с Марса. - Хотите, подвезу? Запрыгивайте, у него второе плечо свободное.
   Грэм обрел подвижность и рванул дальше. Блондинка так и осталась стоять, изумленно глядя нам вслед.
   - Что-то я не понял, это что, статуя? - высказал я свое подозрение. - Типа, облагораживают помещение предметами искусства? Или ее просто паралич разбил? Грэм, нам надо вернуться, вдруг ей нужна помощь...
   - Психиатра. Как и всем, кто общается с тобой больше минуты. А тебе - травматолога. Скоро понадобится. Если не засунешь свой язык в свою же задницу.
   - Грэм, ты снова нелогичен, - вздохнул я. - Во-первых, помощь травматолога мне понадобится, как раз если я попытаюсь сделать то, что ты сказал, так как я себе таким образом шею сверну или позвоночник сломаю. А во-вторых, я не специалист по орально-ректальным процедурам.
   - По каким процедурам?! - он остановился у моего кабинета, нашаривая в кармане ключ.
   - По орально-ректальным, - невозмутимо повторил я. - Все вам объяснять надо! Орально-ректальные процедуры, - занудил я голосом лектора, - это такие процедуры, которые выполняются с участием языка и задницы.
   - Это я как раз понял, - если я правильно распознал его интонацию, он трясется от сдерживаемого смеха. - Я не пойму, как тебе слова-то такие в голову приходят!
   - На карачках приползают! Так вот, специалисты по орально-ректальным процедурам всегда знают, когда кому лизнуть зад, а когда свой язык в свой же зад засунуть. Вот был бы я таким специалистом - сделал бы карьеру уже давно и получал бы кучу денег.
   - Да ты и так вроде не бедствуешь, - хмыкнул Грэм, открывая мой кабинет. Откуда у него ключи?! - Мастер принес, не заводись, - добавил он.
   - Да, не бедствую, - согласился я. - А то бы вообще как сыр в масле катался. Был бы зав.отделением хотя бы...
   - Неа, - он сгрузил меня на мой любимый диван. - Зав.отделением тебя бы никто не сделал. Потому что ты - псих.
   - И где логика? Бумажной работой психам, значит, заниматься нельзя, а людей резать - можно?
   - Ну о том, что ты псих, знаю только я. Вернее, знал только я, - неожиданно рассмеялся он. - До твоего сегодняшнего показательного выступления. С марсианами... Теперь в этом уверена вся больница вместе с пациентами. Кстати, - он снова стал серьезным, - если тебе интересно, как раз я тебя психом не считаю.
   Вот так поворот!
   - Грэм, погоди, - опешил я. - Но ты же сам присутствовал на всех моих операциях... Ты же сам видел...
   - Да, видел. Поэтому так и говорю. Не знаю, кто ты, но не псих - это точно.
   - То есть, "не знаю, кто ты"? - с каждой минутой я понимал его все меньше и меньше.
   - Или что ты. Правда, не знаю. Может, марсианин, - сбросив серьез, подмигнул он. - Ладно, не грузись. Отдыхай. Еду сейчас принести или когда проснешься?
   - Сейчас. И когда проснусь тоже.
   - Хм! - удивился Грэм. - Аппетит появился?
   - Угу.
   - Странно, я думал, что тебя после этих полетов мутить будет...
   - Грэм, голову включи, ты же врач! У меня анемия, а не похмелье! Меня мутило от слабости и головокружения, потому что кровь к мозгу нормально не поступала.
   - Ага, - сообразил он. - Я тебя перевернул, кровь к голове прилила, и ты снова готов спасать галактику от марсиан. Понял. Может, тебе операцию вверх ногами провести? Ты пока подумай. Я за едой.
   Он скрылся за дверью. Я чего-то не понял. Что это он такой веселый да разговорчивый? Уж не влез ли этот Железный Дровосек в мои сокровенные запасы и не пошарился ли среди моих драгоценных таблеточек? Вот только этого еще не хватало! Что делать с пьяным Грэмом, я хотя бы теоретически представляю, а вот что делать с Грэмом обдолбанным?! Да еще и во время операции, где я и себя-то контролировать не могу...
  
   ...В дверь как-то странно поскреблись. Кошки? Собаки? У меня что, галлюцинации? Или я на самом деле ветеринар? А все остальное - плод моего воображения?
   - Я вам кофе принесла... - статуя ожила! Блондинка из кофейного аппарата! - Здесь эспрессо и шоколад. Черный. С орехом. Как вы просили. А вашему доктору - латте. Он его уже выбрал, но потом развернулся и вы умчались... Так быстро...
   - А ты покататься пришла? Поздно, милая. Скачки закончились.
   - Да я просто...
   - Забудь, - я взял с подноса шоколадку. Ну вот, жизнь налаживается! - А что там за бардак в коридорах? Что, у нас эпидемия?
   - Нет. Говорят, диспансеризация.
   - У нас?! - кажется, я пропустил что-то важное. Грэм убил шефа и нас всех пустили с молотка. Или передали государству. - Так у нас же частная клиника!
   - Я не знаю, - виновато улыбнулась бывшая статуя. - Я здесь недавно работаю.
   - Логично, - кивнул я, уплетая свое спасительное лакомство. - Кофе с сахаром?
   - Нет...
   - А латте?
   - Да...
   - Отлично!
   - Но латте - это для доктора! - возразила она.
   Пару секунд я пытался въехать в суть проблемы. Для доктора... А я кто? Откусил еще один кусок шоколадки. Мозги начали работать чуть интенсивнее. Давай же, заводись, машинка! Сколько можно тупить, пора включаться в работу!
   - А, ну да, - еще раз кивнул я. - Ничего, доктор не обидится. Он добрый. У него просто вид зверский, а внутри он очень мягкий.
   - Я так и подумала, - просияла она.
   - А что тут думать, мы внутри вообще все мягкие, - пожал я плечами. - Это снаружи у нас - кости и мышечный каркас. А внутренности обычно мягкие. Ну, если здоровые, конечно.
   Блондинка потупила глазки. Какая бесстрашная маленькая девочка!
   - А где доктор? - как бы невзначай спросила она, оглядываясь по сторонам.
   - А я его съел, - я с наслаждением проглотил шоколад.
   - Неправда, - робко улыбнулась блондинка.
   - Конечно, неправда, - я тоже улыбнулся, показав зубы, чтобы она убедилась, что кровью они не запачканы, и ничей ноготь между ними не торчит... а заодно полюбовалась моим хищным оскалом. Несмотря на нездоровое пристрастие к кофе и сигаретам, зубы у меня белые. А клыки почему-то острые. Ну, не сильно, конечно, но слегка заостренные. Не знаю уж, с кем грешила по молодости моя замечательная матушка и кому продавала душу, но, чувствую, сюрпризов я еще в жизни огребу немало. И окружающие тоже. - Это и не может быть правдой, - я продолжал глумиться, чувствуя себя при этом все лучше и лучше. Все-таки права Вероника, я действительно мудак! - Приготовление пищи занимает некоторое время. Даже если бы я решил съесть его сырым, мне пришлось бы его хотя бы разделать, что тоже делается не быстро. Единственно, что можно сделать быстро - это заглотить его целиком. Но он больше меня почти в полтора раза, так что это тоже исключается.
   Блондинка приподняла бровь и слегка побледнела.
   - Нет, это тоже было бы возможно, - я уже не мог остановиться, - если бы я сначала трансформировался в тварь с огромным желудком, превышающим по размерам предполагаемую жертву. Но тогда мне опять-таки понадобилось бы время, чтобы перед трансформацией снять с себя одежду, а потом надеть ее снова, иначе ее разорвало бы в клочья. Да и успеть переварить его тоже бы не мешало, иначе в клочья разорвало бы меня - при обратной трансформации.
   - Вы так красочно все описываете...
   - А то! - довольно хмыкнул я, доедая шоколад. - Так что не переживай. Конечно, твоего драгоценного доктора я не съел. Я его просто расчленил и аккуратно сложил в шкафчик. Можешь подойти посмотреть.
   Она подпрыгнула на месте.
   - Да что ты как маленькая, шучу конечно! Это же не паззл и не конструктор "Лего", чтобы его аккуратно складывать, да и когда? Время, все упирается во время... Просто тупо затолкал тушу в шкаф, и всего-то...
   - Вы что, надо мной издеваетесь?!
   - Бинго-о-о! - объявил я. - Дал бы тебе в качестве приза чашечку эспрессо, но у тебя и так пульс учащен, так что обойдемся без кофе. Хотя... - я задумался на мгновение, - а чего это я один на износ работаю, пусть кардиологам тоже что-нибудь перепадет, чтоб не прохлаждались - пей, деточка, пей!
   Деточка отодвинулась от кофе, косясь на стакан с опаской, как будто оттуда вот-вот должно показаться лох-несское чудовище.
   - Слушай, Красная Шапочка, - зевнул я, - а ты что тут вообще делаешь?
   - Я?
   - Ну, что я тут делаю, мне, слава богу, известно. А вот ты...
   - Я принесла вам кофе... - хлопнула ресницами блондинка.
   - А кроме этого в твоей биографии было что-нибудь интересное? Кто ты, что ты делаешь в больнице, как ты прошла в кабинет?.. И почему ты вообще решила принести сюда кофе?
   Красная Шапочка на меня посмотрела так, как будто я задал наиглупейший в жизни вопрос.
   - Вы просили кофе, я его принесла...
   - Спасибо, конечно, но я не тебе заказывал, а моему бронепоезду.
   - Простите, а мне показалось...
   - Так, забыли про кофе. Ты как вообще сюда попала?
   - У меня стойка рядом с кофе-автоматом, я рекламирую новый косметический кабинет... А что-то не так?
   - Нет, мне просто интересно, - в мою нездоровую голову начали закрадываться какие-то подозрения, но я еще до конца не понял, какие. - Получается, что в любое время в любое помещение больницы может войти кто угодно и пронести туда что угодно?
   - Простите, я не поняла...
   - Ну смотри, предположим, я не пациент, а врач - ну это так, в качестве бреда. Предположим, что это - мой кабинет, - блондинка улыбнулась. - Действительно, смешно пошутил. Ну хорошо, предположим, врач не я, а этот парень с внешностью тролля и душой эльфа, который меня сюда припер на закорках. Предположим, что он лечит сказочно богатого пациента, и, как это часто бывает со сказочно богатыми людьми, кто-то очень не хочет, чтобы этот пациент выжил. А через час операция. Что делать? Пациента охраняют, его не устранишь. Значит, что надо сделать? Правильно, устранить врача. Как? Отправить к нему Красную Шапочку с пирожками. То есть, блондинку с кофе и шоколадом Благо, за минуту до этого один псих, к которому он, судя по всему, довольно лояльно относится, требовал означенный набор продуктов. В шоколад что-то подмешать сложно, он все-таки в упаковке, а в кофе можно налить или насыпать все, что угодно. Одна проблема - принеся пирожки, Красная Шапочка обнаруживает в избушке не бабушку, а серого волка. Незадача, да? - я поправил перчатки.
   Блондинка в ужасе следила за моими движениями.
   - А зачем вам перчатки? - замирающим шепотом прошелестела она.
   - А чтобы удобнее было тебя резать, моя деточка! - заорал я.
   Блондинка вскочила с места и завизжала. Дико и пронзительно. В кабинет тут же влетел Грэм - интересно, кстати, а почему не охрана? Грэм сопли размазывать не стал, рявкнул на нас обоих так, что из окон чуть не повыскакивали стекла и слабонервные пациенты в ближайшем коридоре. Я сам подавил желание выскочить из окна только потому, что мне было дико любопытно, что же будет делать Красная Шапочка. Девочка, не будь дурой, тут же заткнулась, но ниоткуда выпрыгивать не стала, она просто разрыдалась, повиснув на шее у Грэма.
   - Женщина, отойдите от экспоната, - подал я голос, не сводя глаз с ее рук - а вдруг она пистолет из сумочки вытащит? Или скальпелем полоснет? От этих блондинок можно всего ожидать! - Это Железный Дровосек, его нельзя слезами обливать, он заржавеет!
   - Алекс, %%%%%%%!!! - прошипел Грэм. - Что, черт возьми, здесь происходит?! Тебя можно хоть на минуту одного оставить?!
   Черт возьми? Что за странный оборот после "%%%%%"? Его послали за едой, а он сбегал на курсы хороших манер, что ли?!
   - Я вот то же самое хотел спросить - можно меня одного оставить? А то только я оказываюсь один, тут же кто-нибудь притаскивается. Я уже большой мальчик, я не боюсь темноты, могу оставаться без присмотра и даже могу спать один! Только о последнем никому не говори - пусть все думают, что я сексуальный маньяк, так прикольнее.
   - Что ты маньяк, и так все знают.
   - А что сексуальный?
   - Алекс! Что тут произошло?
   - Она хотела меня отравить! - заявил я. - То есть, тебя. Принесла кофе, что-то в него подсыпала. Чтобы операция либо не состоялась, либо прошла не так, как надо. В общем, чтобы пациент умер!
   Грэм поднял глаза к потолку, беззвучно шевеля губами.
   - Я ничего плохого не делала! - прорыдала Красная Шапочка. - Я просто принесла кофе!
   - Я знаю, - рявкнул Грэм. - Не слушайте его, он же псих.
   - Настоящий?!
   - Ну не игрушечный точно. Не верите - можете проверить. Палками, например, побить.
   - Правда? - шмыгнула носом блондинка, со смущенной улыбкой высвобождаясь из его объятий. - Я действительно вам ничего не подсыпала в кофе, - она смотрела на меня с таким укором, как будто я на ее глазах хладнокровно расчленил ее любимую канарейку. Или сожрал. Так же хладнокровно, сырую и заживо.
   - А кто подсыпал? - прищурился я.
   - Ваш начальник, - теперь она смотрела на меня в упор. - Он сказал, что это заменитель сахара, и что вы употребляете только такой.
   Дзыыыыынь! Что-то у меня в голове замкнуло и заработало. Шеф выматывал меня трехсуточными операциями, довел до полного изнеможения, а теперь еще и поручил пациента, которого кроме меня никто не прооперирует. А теперь он подсылает мне эту Красную Шапочку! И подсыпает в кофе "заменитель сахара" - какой он добавил наркотик, я не знаю, но после него я либо вырублюсь, либо что-то сделаю не так. А если кто предъявит претензию клинике, все можно свалить на меня - я постоянно на таблетках, а сейчас к тому же официально болен. Кто меня недавно видел, смогут подтвердить, что я неадекватный и мог переборщить с наркотой или что-то напутать - дозировку или таблетки. То есть, ему не надо, чтобы я провел операцию, ему надо, чтобы я ее не провел... Особенно после того, как я сообщил Грэму, что смогу этого парня вылечить - насовсем. А ему этого совсем не надо. Потому что как только парень умрет, шеф получит откат от наследника.
   Ловко... Мой шеф меня подставил... И возможно хочет меня убить. А Красная Шапочка - насколько она информирована? Ей просто поручили принести кофе, или же она знает нечто большее?
   - А ты не дурак, Алекс Лето, - неожиданно ухмыльнулась блондинка, - но все же так и не понял, кто тебе звонил в шесть тридцать...
   Буквально через одну секунду она выхватила из сумочки пистолет и направила мне в лоб. А через две - снесла мне выстрелом голову.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"