Лихницкая Валерия: другие произведения.

Глава 05. Джен. Феринталь

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 5.

  
   Проснувшись, я застала наш небольшой отряд в состоянии полной если не боевой, то походной готовности. Вещи были собраны, лошади взнузданы... нет, вернее будет сказать - экипированы, поскольку Звездочка, белоснежная кобыла Эльстана, узды не носила, равно как и другого снаряжения, кроме, разве что, самого эльфа. На это, кстати, мой Зверь еще при первой встрече обратил внимание, и теперь при каждом удобном случае старался намекнуть, что неплохо было бы и мне последовать примеру Перворожденного и научиться, наконец, ездить верхом без варварского пережитка прошлого, называемого седлом. Делать этого я, конечно же, не собиралась, я не для того так придирчиво выбирала седло с максимальной степенью комфорта, - не только для меня, но и для него, кстати, тоже, - чтобы теперь от него отказываться из-за капризов своенравного жеребца.
   Сейчас он на пару со Звездочкой нетерпеливо отстукивали копытами ритм предстоящего пути, всячески демонстрируя свою готовность. Только мышастая лошадка ведьмака стояла тихо и спокойно, время от времени встряхивая длинной челкой и переступая мохнатыми ножками.
   Сам ведьмак занимался приготовлением завтрака, поджаривая на вертеле тушку птицы, мастерски разделанную и нашпигованную какими-то одному ему известными травами, ягодами, еще чем - не знаю, но выглядело все это очень аппетитно. А аромат был таким манящим, что даже эльф нетерпеливо косился на еще не доведенный до готовности кулинарный шедевр, хотя я почему-то была уверенна, что после вчерашнего наш чересчур впечатлительный товарищ не притронется к пище минимум до вечера. Тем более к мясной. Тем более - здесь, на этой поляне. А ведь еще несколько часов назад...
   Я огляделась. Перелетая с ветки на ветку, звонко щебетали маленькие певчие пташки, под ногами расстилалась сплошным зеленым ковром сочная трава, будто и не было здесь ни чудовищ, ни оживших мертвецов.
   Витольд, не отрываясь от жаркого, хитро мне подмигнул.
   - Как спалось? Говорил же, как в чертогах Илидора.
   - Только у Илидора трава сама вырастает, если кто-то вдруг ее повредит, - с какой-то ностальгической грустью заметил эльф. - И зеленее намного.
   Я опешила, снова оглядывая безупречный травяной покров. Куда ж зеленее?! Но ведьмак, как ни странно, кивнул.
   - Согласен. Но я, к сожалению, не обладаю способностями Илидора.
   Эльстан в первое мгновение возмущенно взвился, но потом, видимо, сообразив, что оскорблять его никто не собирается, смущенно потупил глаза.
   - Они тебе и не нужны. Ты и так управляешься.
   Мы с ведьмаком переглянулись. Решительно, грядет день сюрпризов! Эльстан, судя по всему, и сам от себя не ожидал такого комплимента, поскольку смутился еще больше. Но потом все же вспомнил о природном гоноре, поджал губы и, вскинув острый подбородок, нарочито резко поинтересовался, скоро ли будет готов завтрак. Правда, хамство у него получилось наигранное, и мы с Витольдом дружно захохотали, окончательно вгоняя в краску Перворожденного.
   Однако, когда мы отправились в путь, нам стало не до смеха.
   Земля вокруг "безопасной" поляны была испещрена рытвинами, в некоторых местах трава была выжжена, на ближайших деревьях кора не то обгрызена, не то ободрана, чувствовалось, что бесновавшаяся всю ночь нежить всеми силами пыталась проникнуть за невидимый барьер. Где-то отчетливо виднелись следы когтей, но, что мне показалось очень странным, не было ни одного трупа, хотя, насколько я помню, ребята вчера крошили народ направо и налево. Впрочем, Витольд мне все доходчиво объяснил - убитые мертвецы рассыпались прахом, а живые ушли под землю дожидаться следующей ночи. Картинка получалась неутешительная. Не сговариваясь, мы пустили лошадей в галоп.
   Результат не заставил себя ждать - через несколько часов мы уже въехали в город.
  
   Хотя тот, кто в свое время присвоил этому населенному пункту статус города, явно погорячился. Правда, если верить вывескам, здесь имелось несколько цехов, торговых лавок, даже так называемый "денежный дом", - то есть, тот необходимый минимум, который должен отличать город от обычной деревни. И горожане этим, по всей видимости, очень гордились, хотя точно так же, как и крестьяне, работали в поле и разводили скот, но - с гордостью за свое небольшое отечество.
   - Это и есть город?! - все-таки не сдержалась я.
   Ведьмак с эльфом переглянулись и дружно захохотали.
   - А я все думал, когда же ты это спросишь! - покачал головой Витольд. - Да, это - город, как это ни странно. Кроме того, город с очень громким названием "Феринталь" - правда, что это значит, никто, пожалуй, не помнит. Говорят, что был когда-то такой лорд, благородный или не очень - боги его знают, и угораздило же его как-то раз побывать в этих краях, да еще и на ночь остановиться. А дальше - тут мнения разделяются. Кто-то говорит, что в ту ночь на город напала армия нечисти, и лорд Феринталь в одиночку противостоял темным силам, пока не подоспели святые отцы. Кто-то рассказывает, что он организовал горожан и стоял всю ночь, но уже силами всего города, выступая доблестным полководцем. Кто-то называет его странствующим магом, в одиночку уничтожившим всех врагов без какой-либо помощи. И, само собой разумеется, финал тоже разный. Он не то погиб в неравном бою, положив огромное темное войско, не то счастливо выжил и стал первым градоначальником, не то уехал, оставив наследника и шлейф всевозможных легенд. Кстати, последняя версия больше всего похожа на правду, - ведьмак усмехнулся. - Только в ней не было ни темного войска, ни инквизиции, ни великих подвигов, и ничего такого. Поговаривают, что он просто-напросто переспал с дочкой градоправителя, а наутро был таков. Родился у нее наследник или нет - не знаю, но город нарекли именем Феринталя - мол, слово красивое. Вот такая история. У местных жителей вообще с названиями - беда. Раньше, когда еще на этом месте была скромная деревня, она называлась "Синее пламя". Тоже громко и красиво. Только вот о происхождении этого довольно странного словосочетания, к сожалению, ничего рассказать не могу, потому как мне сие неизвестно.
   Эльф покачал головой.
   - Феринталь, - задумчиво протянул он. - Странно. Никогда о нем не слышал. Нет, город я знаю. А вот история этого героя...
   - Эльстан, очнись, - улыбнулся ведьмак. - Не было никакого героя.
   - А как насчет армии нечисти? - парировал эльф. - Или ты хочешь сказать, что это простое совпадение?
   Ведьмак нахмурился.
   - Не знаю. Может, ты и прав.
   - Так, ребята, погодите, - вмешалась я. - Вы хотите сказать, что наши ночные гости вроде как местные? Числятся за этим убогим городишкой, на который периодически нападают?
   Ведьмак приподнял бровь.
   - Интересная версия. И достойная обсуждения. Но только в том случае, если легенда о доблестном Феринтале - правда.
   - В таком случае, у меня рацпредложение. Нам по любому надо к некроманту, вот его и расспросим, это все-таки его специализация.
   - Согласен, - кивнул Витольд. - Если время останется.
   Эльф передернул плечами.
   - Что, господин Эльстан, - понимающе улыбнулась я, - уже жалеете, что предложили даме свою помощь?
   Он возмущенно вскинулся, прямо как мой Зверь, фыркнул, гневно сверкнул очами и обиженно пустил лошадь вперед. Я только развела руками.
   Впрочем, бравады Перворожденного хватило ненадолго. Он все больше мрачнел, а когда мы подошли к дому некроманта, он замер, как вкопанный.
   - Я дальше не пойду, - со всех сил пытаясь унять стучащие зубы, выпалил он.
   Меня как подбросило. Я резко обернулась.
   - Что?! Что ты сказал?!
   - Я дальше не пойду... - тихо повторил эльф.
   - Отлично. Не пойдешь - до свиданья. Только чтоб глаза мои больше тебя не видели.
   Эльф побелел.
   - Вы меня не поняли...
   - Я все прекрасно поняла. Уже давно. Только не надо мне сейчас говорить, что ты не боишься, что...
   - Но вы же сами видели, как я с ними дрался!
   - Видела. Потому и не говорила ничего. Думала, что у тебя эта блажь сама пройдет. Ан нет.
   - Это не блажь! - у эльфа даже слезы выступили от обиды.
   - Блажь. Самая настоящая. А что, скажешь, нет?
   Он отчаянно замотал головой.
   - Просто мы, эльфы, не выносим магию смерти...
   - И некромантов? - в упор спросила я.
   Он опустил глаза.
   - И некромантов.
   - Понятно. Чистеньким быть хочешь. Правильно, зачем Перворожденным ручки марать, когда есть рабочая сила по разгребанию дерьма!
   Он дернулся, как от пощечины.
   - Я никогда такого не...
   - Не думал? Или просто не говорил? Так вот, милый мой эльф, давайте не будем такие качества, как трусость и ханжество, списывать на природные особенности. Если вам так претит жестокий и грязный мир людей, сидели бы у своего Илидора и носу не высовывали. А вот эти ваши полумеры приберегите для восторженных дурочек, которые будут только восхищаться отважным героическим эльфом, и никому не придет в голову назвать его трусом и чистоплюем.
   Я отвернулась, поднялась по ступенькам и постучала в дверь. Витольд вздохнул, но ничего не сказал. Что было с Эльстаном, я не видела.
  
   Дверь нам открыли не сразу. Сначала было слышно напряженное сопение, потом топот удаляющихся ног, потом - неспешные шаги, и, наконец, появился хозяин. В том, что это и есть сам некромант, а не кто-нибудь из прислуги, я почему-то не сомневалась, хотя ведьмак о нем ничего не рассказывал. Да и на некроманта он похож не был. Конечно, тут я не эксперт - он вообще первый маг, которого я здесь встретила, так что мое заочное представление о нем было чисто ассоциативным и грешило всеми возможными стереотипами. Надо сказать, до сего момента все совпадало - когда мы подходили к дому некроманта, все местное население шарахалось от нас, как от прокаженных. К счастью, Витольд знал дорогу, и нам не пришлось ее спрашивать у жителей, иначе вообще гуляли бы по пустому городу, слушая гнетущий шепот за закрытыми ставнями.
   Но Руперт меня удивил. На вид это был типичный бюргер, разве только что без пивного животика - фигура у него была сухощавая, но кроме этого ничто не выдавало его принадлежности к "колдовскому сословию". В остальном же он скорее походил на торговца, - или нет, скорее на аптекаря, - выглядел он очень аккуратно, но не слишком - без особого педантизма, с легкой небрежностью.
   Встретил он нас тоже достойно - все мои стереотипы рухнули к чертовой матери. Появившись на пороге, он весьма приветливо нам улыбнулся, слегка кивнул и без лишних расспросов пригласил в дом. Мы прошли. Невесть откуда возникший худенький мальчик, слуга или подмастерье, тут же кинулся закрывать за нами дверь, поспешно запирая на все засовы. Некромант поморщился.
   - Дорогие гости, прошу вас простить моего ученика, он еще слишком молод и чересчур старателен, - мягко пояснил он.
   - Это с возрастом проходит, - усмехнулся Витольд. - Только потом другие проблемы появляются.
   - Маленькие детки - маленькие бедки? - приподнял бровь маг. - Что на этот раз?
   Ведьмак опустил глаза.
   - Да ладно, только не говори, что просто так, в гости зашел.
   - Не скажу, - глухо проговорил ведьмак.
   Руперт рассмеялся.
   - Можешь не винить себя. Ко мне просто так даже муха не залетает. Все только по очень важным делам. Так что у тебя?
   Витольд вздохнул. Некромант удобно расположился в кресле, закурил трубку и приготовился слушать. Витольд рассказал о наших ночных приключениях. Все, как было. Руперт все больше хмурился, время от времени покачивая головой. Потом резко встал.
   - Я все понял. Но, к сожалению, помочь ничем не смогу. Хотя нет - могу предоставить убежище в моем доме, сюда нечисть никогда не сунется. Так что переночевать можете у меня. Что до остального, то это, извините, дело Инквизиции, ко мне это никакого отношения не имеет.
   - Но вы же некромант!
   Этот голос прозвучал в полной тишине, звонко, яростно и негодующе, всеми своими обертонами требуя справедливости, удивляясь, пристыжая и возмущаясь одновременно, выражая такую бурю эмоций, какую может заключить в одну фразу только настоящий эльф.
   Все медленно повернулись в сторону Эльстана.
   - И что с того? - недоуменно проговорил Руперт.
   - Но ведь некроманты... они же могут... - растерялся эльф.
   - А вы, сударь, у нас эксперт по некромантам?
   Эльстан совсем смутился. Мне его даже жалко стало. А он молодец, не дал стрекача после той выволочки, что я ему устроила. Каюсь, это было не то, чтобы заслуженно, но в качестве профилактики - бесценно. Ему в жизни пригодится. Если он не передумал идти со мной дальше. А он не передумал. Потому и пришел, несмотря на то, что выглядел очень неважно, учитывая свою непереносимость магии смерти.
   - Господин Руперт, - взяла я слово, - прошу вас простить господина Эльстана, он еще слишком молод и чересчур горяч.
   Некромант проглотил мой выпад, слегка сверкнув глазами.
   - Но дело не в этом, - продолжала я. - Признаюсь, чрезвычайная ситуация Феринталя меня мало волнует, еще вчера я знать не знала ни об этом городе, ни о его проблемах. Но так сложилось, что он встал у меня на пути, и независимо от того, хочется мне этого или нет, проблему придется решать. Не думайте, за то короткое время, проведенное мной в вашем захолустье, я не успела проникнуться любовью или хотя бы сочувствием к мирным гражданам, мои причины - сугубо личные.
   - Не сомневаюсь, - усмехнулся Руперт.
   Я приподняла бровь. Он поджал губы.
   - Извините. Продолжайте, я весь во внимании.
   Я кивнула.
   - Итак, что мне нужно. Во-первых - запастись провизией и медикаментами, во-вторых - переночевать, и, в-третьих - уехать отсюда живой и невредимой, не опасаясь, что в ближайшем пролеске меня захотят пустить на котлеты ходячие куски мертвой плоти. И, наконец, в четвертых - мне нужны вы. Конечно, ваше предложение - я имею в виду убежище - очень заманчиво, но, я думаю, вы погорячились. Если вы согласитесь упокоить нежить, у вас еще будут шансы остаться в живых, как опытный некромант вы отобьетесь. Тем более, полагаю, что это на вашей практике далеко не первый случай. А вот если вы откажетесь, я вам не завидую. Когда на ваш дом набросятся оставшиеся в живых горожане, тряся топорами и вилами, вам самому срочно понадобится искать убежище, поскольку от мертвых эти стены, может быть, и защищают, но вот от живых - вряд ли.
   Руперт прищурился.
   - Вы мне так и не сказали, какое у вас ко мне дело.
   - Да. Я скажу это сразу же после того, как закончится эта эпопея с мертвецами - знаете ли, не хочется прерываться.
   Некромант вздохнул.
   - Сударыня, вы меня обрисовали просто каким-то извергом, - задумчиво проговорил он. - Очень жаль, что вы меня так поняли. Сознаюсь, я дал для этого повод. Но мой отказ вызван не высокомерным нежеланием помочь городу, а тем, что это действительно не мое дело. Если я проведу ритуал упокоения, меня в лучшем случае сожгут на костре.
   Я повернулась к Витольду. Он только пожал плечами.
   - То есть, как? - не поняла я.
   - Так. Градоправитель никогда не даст мне разрешения на ритуал, поскольку этим должна заниматься Инквизиция, а не богомерзкий некромант. А если я это сделаю самовольно, без ведома градоправителя, буду осужден за несанкционированное применение черной магии и казнен за неуважение к Великой Инквизиции, мол, поставил по сомнение состоятельность святых отцов, а это уже - мятеж против Гаронда.
   Я кивнула.
   - То есть все упирается в разрешение? А если я вам его достану, вы проведете ритуал?
   - Если вы его достанете, я перестану верить в людей, - улыбнулся он.
   - Отлично. Тогда начинайте готовиться, я - за разрешением. Витольд, поможешь господину Руперту? Эльстана я у вас забираю. Он вам не нужен? Тогда пойдет со мной в город.
   Некромант несколько мгновений стоял неподвижно, не сводя с меня недоуменного взгляда, будто до конца не веря в происходящее, потом покачал головой, растерянно развел руками и неловко засмеялся. Затем деловито махнул ведьмаку и вместе с ним скрылся за тяжелой внутренней дверью.
   - Градоправителя зовут Мильтон, его дом на центральной площади, - бросил он через плечо.
   Я прикусила губу, пряча довольную улыбку. Некромант передернул плечами, закрывая дверь за собой излишне поспешно, чем требовалось. Я перевела взгляд на Эльстана.
   - Сударыня, я прошу... - подхватился он.
   - Тссс, - я прикоснулась пальцем к его губам, останавливая поток извинений, готовый с них сорваться. - Ни слова больше. Ты со мной?
   Он отчаянно закивал. Неужели я такая страшная? Этот вопрос эльфу я задавать не стала - у него и так за сегодняшний день будет достаточно потрясений. Будто прочитав мои мысли, он сверкнул глазами и приосанился, гордо вскинув подбородок. Я дружески потрепала его по плечу, ничего не говоря. Мы отправились к градоправителю.
  
   Дом господина Мильтона пропустить было бы сложно, не говоря уже о том, чтобы его не заметить. Громоздкий особняк с небольшим, но очень вычурным палисадником, огороженный забором с кованной витиеватой решеткой просто кричал о голубой мечте своего хозяина всеми силами доказать свою принадлежность к знати, или хотя бы убедить в этом безграмотных горожан.
   - Кажется, здешний староста мнит себя потомком лорда Феринталя? - заметил Эльстан.
   Я усмехнулась - эльф слишком верно расставил все по своим местам, понизив помпезного градоначальника до деревенского головы. Тему мы развивать не стали, хотя Перворожденный явно жаждал отыграться за понукания и обвинения, так незаслуженно сыпавшиеся на него в последнее время, и сейчас изо всех сил сдерживался, чтобы не выдать несколько ехидных острот, которые, судя по всему, уже давно были сорваться у него с языка. Но едва хозяин появился на пороге, эльф будто онемел, только распахнул изумрудные глаза и глубоко задышал. В принципе, очень хорошо его понимаю, моя реакция была идентичной - не смеяться же над человеком, к которому пришли по важному делу!
   А он того стоил. Простые стоптанные башмаки, выцветшие широкие штаны и... расшитый камзол, надетый на голое тело, который даже теоретически не смог бы застегнуться на невысоком толстом человечке, простецкая физиономия которого была украшена ТАКИМ выражением, что, как говориться, ни в сказке сказать, ни пером описать! Все, что я говорила об эльфийском снобизме - ерунда, по сравнению с тем, что было написано на необремененном печатью интеллекта блинообразном лице старосты. Глазки он носил маленькие и какие-то мутные, чем мне сразу не понравился, зато нос - крупный, но кривой, и вздергивал его чрезвычайно гордо.
   Вот с таким надменным видом господин Мильтон и поинтересовался, какой треклятый... в смысле, попутный ветер принес в их славный город таких дорогих его сердцу гостей.
  
  
   Разговор у нас как-то сразу не заладился. Этот тупоголовый староста, которого мне все сильнее хотелось назвать жирным боровом, сидел в кресле, нес какой-то бред, причем с невыразимым апломбом, ничего не желая слушать и понимать, и со страшной силой дымил трубкой. Что за гадость он курил, я не знаю, но Эльстан через десять минут начал кашлять, тереть глаза, потом самолично приказал неповоротливым слугам настежь открыть ставни, и долго стоял у окна, жадно вдыхая свежий воздух, вглядываясь вдаль и не принимая никакого участия в беседе. Впрочем, за это я ему была только благодарна - даже мои дипломатические качества трещали по швам, и то, что вспыльчивый эльф вовремя самоустранился, было мне только на руку.
   - Господин Мильтон, - в сотый раз спрашивала я, - вы мне можете объяснить, ПОЧЕМУ некромант Руперт не должен упокаивать нежить, которая этой ночью нападет на вашу де... на ваш славный город?
   - Поймите, милейшая сударыня... - протянул староста.
   - Стоп! - оборвала я его. - Давайте подытожим. Остановите меня, если я буду не права. Руперт этим заниматься не может, поскольку этим занимается Инквизиция. У вас в городе есть кто-нибудь из отцов-инквизиторов? Или хотя бы из учеников? Нет. Тогда КТО этим должен заниматься?!
   Мильтон пожевал губами, изображая мыслительный процесс.
   - Милейшая сударыня, то, что вы говорите, несомненно, справедливо, но существуют законы, согласно которым...
   - А какое наказание по закону полагается градоправителю, обрекающих жителей на мучительную смерть?
   - Что?
   Я больше не сдерживалась, вскочила с места и схватила его за ворот.
   - Слушай, ты, жирный боров, через два часа в эту деревню повалят мертвецы, голодные и злые. Они порвут всех на части, понимаешь - всех! И то, что твоя деревня просто вымрет, и перестанет существовать, будет для нее самой лучшей перспективой. Только будет еще хуже. После смерти каждый житель этой дыры пойдет дальше, ничего не соображая и убивая всякого, кто попадется на его пути, разнося эту заразу дальше, пока какой-нибудь некромант не положит конец этому ужасу. Ну что, пошлем запрос в Инквизицию? Или напишем разрешение?
   - Джен, - вдруг подал голос эльф. - Уже темнеет.
   Мы переглянулись.
   - Стража!!! - заорал Мильтон, воспользовавшись заминкой.
   Два здоровяка ворвались в зал, но тут же упали и больше не двигались.
   - А теперь, боров, заткнись и молча благодари господина Эльстана, что он их не убил, - прошипела я, приставляя нож к третьему подбородку старосты. - Эльстан, свяжи его, чтоб он не мешался.
   Уговаривать эльфа не пришлось. Слабо упирающуюся тушу мы вытолкали на балкон, с которого было отлично видна вся площадь. Попутно я заловила мальчика-слугу, приказав ему собрать народ. Как ни странно, ему это удалось - звон колокола был слышен, наверное, даже в лаборатории некроманта.
   И народ повалил. Что мне понравилось, никому не пришло в голову нас пристрелить, хотя шум поднялся что надо. Но едва я начала говорить, все стихло - видимо, любопытство у горожан было развито на порядок выше, чем любовь к своему хозяину.
   Речь моя, была, в принципе, проста. Не буду приводить ее текст, он так звенел от пафоса, что даже у меня уши закладывало. Но общий смысл был таков. Я объяснила жителям, какая им грозит опасность, и приказала не высовываться из своих домов ни под каким предлогом, пока лично от меня не услышат, что все закончилось. На вопрос, что с градоправителем, ответила просто, что он их предал, и единственно, кто может им помочь в борьбе с нечистью - это их всеми забытый некромант Руперт. Как ни странно, великой новостью это не было. Народ побросал в воздух шапки, проскандировал имя некроманта, кто-то обозвал Мильтона жирной свиньей, после чего все по моей команде дружно разошлись по домам. Я перевела взгляд на старосту.
   - Да, господин Мильтон, я вам не завидую. Любят вас, нечего сказать.
   Староста таращил глаза и клацал зубами, издавая нечленораздельные звуки. Хорошо хоть слюни не пускал.
   - Куда это? - спросил эльф, брезгливо кивая в его сторону.
   - Это мы оставим здесь. Господин Мильтон, то, что я сказала, к вам относится так же, как и ко всем остальным, несмотря на то, что вы мне глубоко неприятны. В смысле, сидите дома и не отсвечивайте. Запритесь на все, что можно. Если знаете еще какое-нибудь средство против нечисти - флаг вам в руки, только из дома не выходите.
   - А если...
   - "Если" исключается. Любое.
   - Но милейшая...
   - Все, я сказала. Вашего словоблудия мы уже наслушались вдоволь.
   - Джен, - поторопил меня эльф.
   - Уже идем. Да, - обернулась я в дверях, - так как насчет разрешения?
   Мильтон расплылся в подобострастной улыбке.
   - Вам решительно нельзя ни в чем отказать.
   Я выжидающе протянула руку. Он замялся.
   - Понимаете ли, это дело далеко не одной минуты, а я, право, не смею вас задерживать...
   - Мильтон! - нахмурилась я. Эльстан обнажил меч.
   - Нет-нет-нет, что вы, господа, - зачастил градоначальник, - я вовсе не собираюсь вам перечить и ставить палки в колеса тем, кто занят таким богоугодным делом. Я хотел лишь предложить, не угодно ли вам...
   - Короче!
   Он кивнул.
   - Короче. Я подготовлю документы и завтра утром принесу их вам вместе с... благодарностью... так сказать, платой за содеянное. Если вы, конечно...
   Я махнула рукой.
   - Завтра мы зайдем. Сами. И чтобы все было готово.
   - Не извольте сомневаться, милейшая сударыня, - он изобразил нижайший поклон, на который только был способен.
   Эльстан передернул плечами.
   - Ты ему поверила? - спросил эльф, как только мы вышли на улицу.
   - Ни на грош.
   Он нервно рассмеялся.
   - Но тогда...
   - Почему отпустила? Чтоб не мешался. Скоро будет не до него.
   Эльстан вздохнул.
   - Да уж. Видел бы меня сейчас Илидор...
   - Не дрейф, - подмигнула я эльфу. - Он бы тобой гордился.
   - Ты думаешь?
   - Уверена.
   Может, мне показалось, но, по-моему, он приободрился.
  
  
   Вернувшись в дом некроманта, мы застали только тщедушного ученика Руперта, и того - уже на пороге. Завидев нас, он едва не пустился в пляс от радости - оказалось, что он только нас и ждал, сгорая от нетерпения присоединиться к ритуалу, который затеяли его обожаемый учитель и "господин ведьмак". Нам же было велено оставаться в доме "на всякий случай". Он уже начал тараторить, где здесь оружие, как им пользоваться, и где - подземный ход на "совсем крайний случай", куда он ведет, и что делать, если... Но Эльстан остановил его повелительным жестом.
   - Как вы считаете, сударыня, - он снова перешел на официальный тон, видимо, ввиду серьезности ситуации, - где мы сможем быть более полезны господину Руперту? Отсиживаясь в полностью безопасном доме или же... - эльф повернулся к сбитому с толку подростку, - милое дитя, где состоится ритуал?
   Мальчишка неопределенно махнул рукой, но тут же пояснил:
   - За кладбищем, в лесу...
   Эльф приподнял бровь.
   - Здесь недалеко, я могу вас проводить, - с готовностью выпалил ученик некроманта, - я знаю дорогу!
   Эльстан кивнул.
   - Сударыня, надеюсь, вы не будете против...
   - Не буду, - я вскочила на Зверя. - Малец, веди нас к некроманту.
  
  
   Конечно, я не сошла с ума и прекрасно понимала, что пользы от меня на кладбище будет как от козла молока. Но я понимала и другое - в доме некроманта от меня ее будет еще меньше. К тому же до ночи еще оставалось время, и если Витольд или Руперт сочтут нужным отправить меня домой, я уберусь без лишних споров. Но это - чуть позже. А сейчас...
   - Я так и знал, что ты появишься здесь! - всплеснул руками ведьмак.
   Как я и предполагала, к ритуалу уже все было готово, и теперь они дожидались ночи. Руперт курил трубку, в очередной раз пробегая глазами по схемам, расчерченным на земле, пытаясь найти в них несуществующую ошибку, и переставлял с места на место заготовленные реагенты, уже, видимо, не зная, как убить время. Ведьмак был благодушно спокоен, только выглядел немного странно - глаза чуть поблескивали... да нет, в прямом смысле, светились изнутри, с каждой минутой все ярче и ярче, и движения становились все размереннее.
   Заметив мое удивление, он поспешил объяснить:
   - Это снадобье так действует, зелье такое. Но к утру пройдет. Это я к тому, что не всегда такой урод буду, - он смущенно улыбнулся, обнажив заметно заострившиеся зубы.
   Вместо ответа я чмокнула его в щеку.
   - Если хочешь, я буду глотать эту гадость каждый день, - шутливо предложил Витольд.
   - Смотри, не переусердствуй, - щелкнула я его по носу.
   Эльф фыркнул. По традиции.
   Руперт поднялся со своего места.
   - Сударыня, убедительная просьба, - он протянул мне амулет.
   Я надела. Ничего особенного не почувствовала, но некромант довольно улыбнулся.
   - Теперь если хотите, можете остаться здесь.
   - То есть, если мертвецы меня убьют, я не превращусь в зомби и прочую нечисть?
   Руперт удивленно моргнул.
   - Как вы с таким оптимизмом дожили до своих лет? Если вы наденете амулет, они вообще к вам не притронутся.
   - Это у нее не оптимизм, у нее чувство юмора такое, - буркнул эльф. - Своеобразное.
   Некромант улыбнулся.
   - Сударыня, мне бы очень хотелось надеяться, что это наша не последняя встреча.
   - Это уж как ваш амулет сработает!
   - Я не об этом, и вы меня прекрасно поняли. Вы и ваши друзья, - он обвел взглядом присутствующих, - отныне для меня желанные гости в любое время.
   - Благодарю вас. Но давайте об этом - попозже, хорошо? Как говорится, утро вечера мудренее.
   Руперт хохотнул, слегка поклонился и снова принялся проверять чертежи. Потом, буквально через несколько минут встал и поднял руку, к чему-то прислушиваясь. Все замерли.
   - Сударыня, - обратился он ко мне, не оборачиваясь, - подойдите вот сюда, - он указал участок на схеме. Я повиновалась.
   Его указания были четкими, лаконичными и очень понятными, и касались они, главным образом, меня и Эльстана - у них с ведьмаком был особый план действий. И вскоре я его увидела.
  
   Место, которое отвели мне, как оказалось, было самым безопасным. Иного я и не ожидала. От меня требовалось страховать бойцов и следить, чтобы нечисть не пересекла определенную границу, что было в принципе исключено, поскольку ритуал предполагал полное подчинение восставших. Но, тем не менее, я была вооружена реагентами и неким подобием арбалета на тот случай, если вдруг что-то пойдет не так. Пока все шло так.
  
   В том, что Руперт был опытным некромантом и сильным магом, я не усомнилась ни на секунду - его движения переполняла уверенная сила мастера, знающего свое дело от и до, не допускающего даже мысли о возможной ошибке, и это видели все. Затаив дыхание, мы не сводили глаз с Руперта, вокруг которого появилась легкая пурпурная дымка, сначала едва различимая, но потом она стала уплотняться, все сильнее и сильнее, пока не стала похожа на прозрачный кокон, окутавший некроманта. Но один пасс - и кокон исчез, растворился в воздухе, наполнив его странным, чуть терпким запахом. Я не знала, что это было, но оно вибрировало в воздухе, дышало, мерцало, заплеталось в какие-то узоры, невидимые для глаз, звучало запредельными обертонами, неуловимые даже для тонкого эльфийского слуха, и... выполняло приказы некроманта. Не знаю, какими фибрами души, но я чувствовала это. Это была магия.
   Земля дрогнула. Эльф и ведьмак даже не шелохнулись - они уже давно замерли в боевых стойках. Руперт неслышно шевелил губами, стоя на коленях в центре сложной геометрической фигуры, не отвлекаясь ни не мгновение от своих странных манипуляций. Правой рукой он сжимал нож, продолжая им что-то вычерчивать на земле прямо перед собой, в то время как в левой, сменяя одна другую, появлялись разные склянки, о содержимом которых я не хотела даже думать. Наконец, он встал. Воздел руки к небу, сделал очередной пасс и...
   В воздухе запахло гнилью. Это не было результатом его заклинаний, просто ветер сменил направление. Я вгляделась вдаль. На окраине леса сплошной стеной стояли восставшие. Стояли не шевелясь, вооружившись кто - палкой, кто - ржавым мечом, а кто - обглоданной дикими зверями костью. Я не могла разглядеть, какой "взгляд" застыл в их пустых глазницах, но вместе с запахом полуистлевшей плоти на нас повеяло смертельным голодом, нечеловеческой болью и... отчаянием. В них не было ненависти, не было злости, только - боль, тоска и мольба. Об отпущении.
   В немой тишине, когда ни лесные, ни городские птицы не решались подать голос, завороженные обрядом упокоения, когда только одинокий голос некроманта, набирая силу, зазвучал над кладбищем, над лесом, будто вознося слова заклинания к самому небу, уже готовому сжалиться над несчастными и прекратить их вековые мучения, когда обряд отпущения походил к концу...
   Эльстан спустил тетиву, послышался глухой крик, и вслед за ним тишина взорвалась гвалтом резких, возмущенных, истеричных голосов. Руперт даже не дрогнул, он продолжал обряд, несмотря на то, что со стороны деревни лавиной надвигалась обезумевшая толпа, вооруженная вилами, граблями, ножами, а некоторые даже луками. За ними шел господин Мильтон, чей визгливый голос выделялся из общей массы отчетливо слышными лозунгами и проклятиями в адрес некроманта. Но чем ближе они подходили, тем неувереннее становилась поступь народа, и только Мильтон продолжал надрываться, прячась за спинами горожан. Люди начали поговаривать, что "от некроманта даже стрелы отскакивают", в чем, зная меткость Перворожденного, я даже не сомневалась. Однако столь несвоевременное нашествие не могло остаться незамеченным. Восставшие зашевелились. Волна отчаяния сменилась волной ненависти и голода. Черного, страшного, убийственного.
   - Уходите. Быстро! - скомандовала я.
   Горожане дернулись в панике, но... остались стоять.
   - Я приказывала всем запереться в своих домах и НИКУДА не выходить, - процедила я сквозь зубы.
   - Пока еще я - градоначальник, - с апломбом ответил Мильтон.
   - Это не надолго, - не знаю, что у меня промелькнуло во взгляде, но народ отшатнулся.
   - Если я его убью, жертв будет меньше, - прошептал эльф.
   Я кивнула. Эльф отличался своей молниеносностью. Но даже он не успел. В толпе кто-то, наконец, разглядел то, ради чего был затеян весь ритуал, и дико взвыл. Восставшие сорвались со своих мест. Народ - тоже.
   - Стойте! - заорал Мильтон. - Через несколько часов здесь будет Инквизиция! Вашего некроманта сожгут! У него нет разрешения!
   - Через несколько минут здесь будут горы трупов. Инквизиции вряд ли понравится тот прием, который ей окажет деревня, полная восставших. Только сжигать будут вас, господин Мильтон. Или упокаивать.
   - Вы угрожаете?
   - Нет, - пожала я плечами. - Предсказываю.
   Вокруг творилось нечто невообразимое. Народ в панике бежал к деревне, из лесу сплошным потоком валила нечисть, посередине рубились Витольд и Эльстан, не давая двум лавинам соединиться. Место, куда меня поставили, и впрямь оказалось безопасным, видимо это было нечто наподобие вчерашнего щита, который укрывал нас посреди леса. Руперт сдерживал их из последних сил, срывая голос, не позволяя им перейти невидимую черту, но видно было, что надолго его не хватит, а неупокоенные все прибывали.
   - Господи, да сколько же их? - не выдержала я.
   - Много... - прохрипел некромант, падая без сил. - Всё. Они меня не слушают. Хотя... может, Инквизиция что-нибудь сделает?
   - Так, господин некромант, ну-ка прекращаем процесс самобичевания, это вам не идет. Идея с Инквизицией, конечно, экстравагантна, но несколько слабовата. Другие есть?
   Он покачал головой.
   - Это конец.
   - Нет, это не конец, это - пи... в общем, вы меня поняли. И он нам придет, если вы не возьмете себя в руки.
   Руперт закусил губу, прищурил глаза, глубоко вздохнул, потом медленно повернулся ко мне.
   - Есть кое-что еще.
  
  
   Все вокруг нас разделилось на две части - первая олицетворяла собой смерть во всех ее проявлениях, вторая - ее ожидание, и только полоса, начертанная некромантом посреди деревенского кладбища, отделяла мертвых от пока еще живых. Однако на деле эта грань была намного прозрачнее, чем "линия жизни" на схеме Руперта - искромсанные, искореженные тела восставших, еще недавно мечтающие об избавлении от мучений, сейчас бились за каждый миг оставшейся жизни, с остервенением и одержимостью, тогда как жители деревни, заперев все окна и двери, забившись в глубокие подвалы, считали минуты, отведенные им богами, тихо и обреченно готовясь к неминуемой смерти. И посреди всего этого мелькали мечи Эльстана, взлетал клинок Ведьмака, звучал голос некроманта, расписывающего уже новую схему для иного обряда. На какое-то мгновение все стихло, будто само время остановилось, дав нам передышку на то, чтобы внести коррективы в планы, рухнувшие по вине взбунтовавшихся горожан.
   Ведьмак вытер меч о землю, оглядывая купол, повисший вокруг нас, и, как мне показалось, слишком большой - один его край начинался здесь, на кладбище, другой же исчезал далеко в лесу. Я вопросительно посмотрела на Витольда. Он горько усмехнулся.
   - Да, это не то, что ты думаешь, это - не защитный конус. Вернее, защитный, но не совсем. Какое-то время нечисть будет лежать не шевелясь, как ей и положено. Но недолго. Несколько минут.
   - А потом?
   - А потом - всё, - мягко улыбнулся ведьмак. - Но, надеюсь, до этого не дойдет. Руперт, ты ведь уже придумал, что нужно делать?
   Некромант не ответил, поглощенный работой. Вместо него ответила я.
   - Да. Эльстан, давай быстро в город, тащи сюда этого Мильтона.
   Эльф послал мне убийственный взгляд, но ничего не сказал, коротко кивнул, вскочил на Звездочку и умчался. Ведьмак проводил его взглядом, потом повернулся ко мне.
   - Ему будет очень тяжело это сделать.
   Я кивнула.
   - А кому сейчас легко?
   Руперт тем временем, покончив с чертежами, приступил к возведению конструкции, предназначение которой уже смог бы угадать даже самый неискушенный наблюдатель, не имеющий никакого представления о черной магии. Как бы то ни было, вопросов ни у кого не возникало, да и отвлекать мастера все равно никому бы в голову не пришло. К движениям Руперта вернулась былая уверенность, и это меня порадовало хотя бы тем, что пока это было единственное событие положительного свойства, и очень хотелось надеяться, что не последнее.
   Однако наше "окружение" тут же вернуло меня с небес на землю, растоптав даже не остатки, а бледную тень оптимизма, так и не успевшего зародиться в моей душе. Мертвецы, уже разбитые, расчлененные и рассеченные на несколько частей, медленно, но настойчиво зашевелились. Ведьмак снова вытер о землю меч, как-то автоматически, одновременно обозревая "фронт работ", но Руперт поднял руку, останавливая его. Восставшие шевелились все сильнее, подбирая изуродованные конечности, собираясь буквально из ничего, из бесформенных кусков того, что уже давно перестало быть плотью, вставали на ноги и... шли. Шли к алтарю, над которым замер некромант, не позволяющий никому из нас воспрепятствовать их неспешному, но неотвратимому движению.
   Звездочка эльфа пролетела над этой жуткой фантасмагорией белой стрелой, невзирая на тяжесть груза, непривычного для тонконогой лошадки, и приземлилась прямо возле Руперта. Эльстан одним движением стащил упирающегося градоначальника, висевшего поперек седла, сделал шаг в мою сторону и остановился, испепеляя меня негодующим взглядом.
   Он был смертельно бледен, только щеки горели лихорадочным румянцем, а глаза из изумрудно-зеленых стали пепельно-серыми, словно магия мертвых высосала все краски жизни из эльфа, рожденного в чертогах Илидора, в светлых лесах, где каждая травинка обладает вечной душой, чистой и прекрасной. Он уже не дрожал, не кусал губы, не спорил, он молча выслушивал приказы и выполнял их, механически, четко и обреченно, и от этой пустоты, все сильнее поглощающей эльфа, становилось не по себе. Я очень надеялась, что Перворожденный найдет в себе силы выбраться из этой бездны. Но это чуть позже, когда все, наконец, закончится, а сейчас, как мне не было больно это делать, я собственноручно толкала его в эту самую бездну, выбивая последнюю почву из-под ног.
   Он уже знал, каким будет мой следующий приказ, поэтому вложил в свой взгляд, негодующий и умоляющий одновременно, всю силу, на которую был способен, весь огонь, который только смог разжечь из последней искры, высеченной его угасающей душой.
   Я это видела. И, к сожалению, ничего не могла поделать. Эльстан стоял у самого алтаря. Я била по восставшим последними реактивами из ведьмаковской сумки. Сам ведьмак, залитый кровью, уже почти погребенный под останками своих врагов, никак не желающих обретать вечный покой, кромсал их направо и налево, но его удары становились все реже, а мертвецы, не знающие усталости и боли, не сбавляли натиск, наоборот, почувствовав свою силу, наступали еще ожесточеннее.
   Руперт возвел над алтарем небольшой костер, его пламя странного зеленоватого цвета покатилось по линиям чертежей словно живительная влага по боронам вспаханного поля. Оно не жгло, не убивало, только светилось в ночи мягким ровным светом, словно затаившись в выжидании. Ученик некроманта суетился вокруг, выполняя работу, понятную лишь ему и, разумеется, самому Руперту, который уже почти не держался на ногах.
   - Эльстан, бросай его на алтарь, - коротко скомандовала я.
   Эльф пошатнулся. Медленно покачал головой, словно до последнего не желая верить своим ушам. Отступил на шаг.
   - Эльстан, твою мать!
   Он закрыл лицо руками.
   - Я... не ... могу... - простонал он.
   - Можешь! Бросай, я сказала!
   Он замотал головой.
   - Я правда не могу... Простите...
   Его голос, слабый, тихий, похожий на скулеж, вонзился в воздух с такой болью, с какой игла вонзается под ноготь. От этого звука переворачивалось небо и замирало сердце, поскольку слышать такое от Перворожденного еще никому не приходилось. Никому и никогда. С тех времен, когда эльфы зажили среди людей, перестав быть мифом древних сказителей.
   К счастью наших бойцов, поглощенных нечеловеческой битвой, они этого и не услышали.
   Я закусила губу и, чувствуя себя окончательной сволочью, рявкнула:
   - Быстро!
   Эльф судорожно вздохнул, потом резко встрепенулся, схватил орущего и воющего градоправителя и бросил в середину алтаря. В то же мгновение мертвецы остановились, все, как по команде, побросали свое оружие и... кинулись к жертвеннику, хватая жадными костистыми пальцами, впиваясь зубами, разрывая на части тело несчастного Мильтона. И едва над кладбищем раздался последний предсмертный хрип градоначальника, полыхнули зеленые языки колдовского пламени, взметнулись высоко в небо, превращая схему, начертанную некромантом, в огромный костер, в котором корчились, горели, рассыпаясь в прах, давно умершие воины, и только нам этот огонь не причинял никакого вреда, от него не веяло ни жаром, ни холодом - ничем, будто и не было его вовсе.
   А потом он и впрямь исчез, спустя несколько минут, как только гореть стало нечему.
   Мы стояли посреди пустого пространства, усыпанного пеплом, удивленно оглядывая друг друга, все еще не веря своим глазам. Бойня, казавшаяся нам бесконечной, закончилась быстрее, чем мы успели это осознать. Внезапно наступившая тишина, не мертвая, а вполне живая, с пением ночных птиц в лесу, лаем собак в деревне, непривычно ложилась на слух, словно ритм незнакомой, чужой музыки.
   - А знаешь, ты права, - неожиданно подал голос Руперт. - Идея с Инквизицией действительно была как-то не очень.
   Витольд усмехнулся.
   - Не знаю, как она вообще пришла в твою светлую... извини, темную голову. Но давайте обо всем - дома, хорошо? Не знаю, как вам, а мне надо помыться и что-нибудь сожрать, да простит меня госпожа Дженнифер за невольную грубость, просто... - ведьмак зашатался, опираясь на меч, но прежде чем мы успели его подхватить, выровнялся, взял под уздцы невесть откуда возникшую рядом с ним мохноногую лошадку, вскочил в седло и, как ни в чем ни бывало, продолжил, - просто домой очень хочется.
   Уговаривать нас, понятное дело, не пришлось.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   13
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"