Лихницкая Валерия: другие произведения.

Хилер. Глава 11

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 11

  
   Мы ехали молча. Не переговариваясь. Даже музыку не слушали. Ехали в полной тишине, и не потому, что нам не о чем было поговорить - у меня была куча вопросов, а у нее - ответов, просто сил уже ни на что не осталось. Поэтому мы ехали молча.
   Минуты так три-четыре.
   - Ада, у меня вопрос.
   - Не может быть! - покачала она головой. - Простите мою иронию, просто мне было интересно, сколько вы продержитесь.
   - И сколько?
   - Три минуты четырнадцать секунд. Практически, число "Пи"...
   - Нет, это не "Пи", - возмутился я. - "Пи" - это три целых четырнадцать сотых. А три минуты четырнадцать секунд - это три целых четырнадцать шестидесятых. "Пи" будет если...
   - Понеслась, - вздохнула Ада.
   - Не хотите вычислений, не надо, - не стал спорить я. - Но это не "Пи". Хотя... это смотря что вы имеете в виду. Если вы про время - то это не "Пи". А если про сложившуюся ситуацию - то, конечно, вы правы. Это действительно "Пи". Причем, полный "Пи". Иначе и не скажешь.
   Ада сдержанно усмехнулась.
   - Простите, - осекся я. - Наверное, у меня еще шок.
   - Возможно, - согласилась она. - А вы себя так просканировать не можете?
   - Как? - "не понял" я.
   - Ну, так, - замялась Ада, - как вы обычно это делаете, на операции.
   - Во время операции я обычно использую много дорогостоящей высокочувствительной аппаратуры и дешевой нечувствительной рабочей силы. Здесь же у меня случайно так нет ни того, ни другого... Ну если вы, конечно, не прихватили с собой томограф и парочку рабов.
   - Прихватила, но они остались в другой машине.
   - О, эти женщины, вечно они так... То у них ключи в другой сумочке, то квартира в другом городе, то рабы в другом багажнике... И вот как с вами?
   - Алекс, да у вас, я смотрю, большой опыт в общении с аферистками?
   - Нет. С женщинами. А все женщины по сути аферистки.
   - Интересно почему?
   - Потому что они умные.
   - Но это не значит...
   - Значит, - оборвал ее я. - Хорошо, поясняю. Итак, во-первых - потому что они умные. Во-вторых - они могут на нас влиять. Да что там влиять - управлять нами. И тут обижаться нечего, уж такими нас создала природа - нас, мужчин, она наделила джойстиками, а вас, женщин - умением пользоваться нашими... рычагами влияния. Так что, в принципе, любая женщина может подчинить себе любого мужчину и заставить его работать на нее - причем, так, что он сам будет получать от этого удовольствие. Главное, джойстиком водить грамотно... И вот иметь такую возможность и не воспользоваться ей - это, простите, глупо. А, возвращаясь к первому пункту, они - умные. Из чего следует, что они всем этим пользуются. В своих корыстных целях. Следовательно, они - аферистки.
   - Интересная логика, - усмехнулась Ада. - Вас часто обижали женщины?
   - Никогда. Хотя нет, - я напустил на себя задумчивый вид, - вы первая.
   - Я? И чем же я вас обидела?
   - Действительно, чем?! - всплеснул руками я. - Вы пригласили меня на чашечку кофе, а что из этого вышло? Гонки, стрелялки, прыжки, кувырки, взрывы, ползание по каким-то катакомбам, и где мой кофе?!
   - А, так все дело в кофе? - невинно улыбнулась Ада.
   Я даже не нашелся что ответить. Дураку ясно, что кофе тут не при чем. Но... Если честно, гонки-стрелялки, в принципе, тоже. Все дело в том, что...
  
   - Алекс, вы мне нужны как мужчина, - сказала она после того, как...
   Нет, не так. Она сказала это та-а-ак!.. Черт, пока вы не узнаете, после чего она так сказала, вы не поймете, как она это сказала. Попробую объяснить. Но для этого придется отмотать назад.
  
   "...- Предлагаю пообедать вместе в неофициальной обстановке. Но не в больнице..."
   Нет, не так далеко.
  
   "...Машину резко швырнуло в сторону - мимо нас пронеслась огроменная фура... тут же машина пошла на следующий вираж... ...Послышались выстрелы... вспышка слева... вспышка справа..."
  
   Да, уже ближе. Но самое интересное было дальше.
  
   "...стрелять в нас начали сильно. А потом мы даже несколько раз перевернулись. И влетели в какие-то бочки...
   А потом наша машина взорвалась".
  
   Вот! Именно! Так все и было. Только между "влетели" и "взорвалась" было еще кое-что.
   Примерно следующее.
  
  
   - Выбирайтесь из машины, немедленно! - скомандовала Ада, как только мы остановились.
   Я кивнул и начал выбираться. Правда, сильно уж немедленно у меня не получилось - в этой адовой тачке заклинило дверь, так что пришлось вылезать с ее стороны. Можно, конечно, было перелезть на заднее сиденье и выйти оттуда, но так получилось бы еще дольше.
   - Бегите вон к тем ящикам, видите? - указала она в сторону какого-то строительного хлама. - И еще возьмите вот это, - добавила она, всучив мне в руки два рюкзака средней тяжести - видимо, она достала их из багажника, пока я выбирался. - Только не открывайте.
   Я, конечно, мог ей ответить:
   - Без тебя я не двинусь с места!
   Или спросить:
   - Что ты собираешься делать?
   Или предложить:
   - Давай я тебе помогу!
   Но...
   Я не стал играть в героя и нести какую-нибудь красивую, но бестолковую чушь, которая отлично смотрится в кино, но совершенно не катит в жизни. Потому что только в кино в ответ на подобные слова героиня пристально смотрит в глаза герою, их показывают крупным планом, возникает пауза, потом гремит взрыв, и он закрывает ее своим телом. Очень мужественно и эротично.
   Ага.
   Только в жизни если я бы так сделал, то получил бы по минимуму пару матюков от Ады за то, что от дела отвлекаю, а по максимуму - полные потроха осколков. Хотя что я говорю - от меня и потрохов бы не осталось, равно как и всего остального.
   А это "все остальное" мне лично очень дорого. Поэтому я только кивнул и помчался к этим чертовым ящикам.
   Дальше все происходило очень быстро.
   Ада достала из багажника какой-то пакет и вытряхнула его содержимое в салон. Потом взяла канистру (из того же багажника) и щедро полила машину. И побежала ко мне. Когда она успела избавиться от своих умопомрачительных туфель, я не заметил, но бежала она уже в спортивной обуви.
   - Вы как? - на бегу спросила она, поравнявшись со мной.
   - Отлично, - честно признался я, чувствуя, как у меня открывается второе дыхание - видимо, вброс адреналина оказал на меня живительное действие. Так вот, оказывается, что мне надо было! А Ника со своим Ромео меня три дня под капельницей держали! Дураки! Надо было просто шмальнуть в меня пару раз из какой-нибудь пукалки или прокатить на "скорой" по встречке. Или просто сводить на "американские горки" или еще какой-нибудь чумовой аттракцион. Да ладно - в лифте запереть и объявить, что началась война. Делов-то...
   - Погнали, - кивнула Ада, схватила свой рюкзак и погнала в одиноко стоящую бытовку.
   Все так же не споря, я взял рюкзак и помчался за ней.
   Бытовка оказалась открытой. Забежав вовнутрь, Ада подцепила дверь погреба и приказала мне лезть туда срочно.
   Я полез. Как только мои ноги коснулись пола, я услышал взрыв.
   Тут же рядом со мной возникла Ада. Крышка люка захлопнулась где-то наверху, стало совсем темно.
   - Так, одно дело сделано, - услышал я радостный голос своей похитительницы.
   - А когда можно будет задавать вопросы? - поинтересовался я.
   - Я скажу, - пообещала Ада. - Наденьте вот эти очки. Что-нибудь видите?
   В "этих очках" я "что-нибудь" увидел. Груду хлама, сваленного вдоль стен. И, собственно, все.
   Но Ада оказалась опытным поисковиком - она разгребла хлам, обнаружив под ним нечто наподобие вентиляционной решетки.
   - Нет, - простонал я.
   - Да, Алекс, да.
   - Ада, больше я никогда не поеду пить с вами кофе!
   - Как скажете. Не хотите кофе, будем пить чай. Полезайте за мной. И быстро. Сейчас здесь будет слишком много народу. С собаками.
   - Я не пролезу с рюкзаком!
   - Пролезете.
   Ада отодвинула решетку и нырнула в лаз, очень напоминающий крысиную нору. Я, чертыхаясь и проклиная свое идиотское любопытство, поправил рюкзак и пополз за ней. Места, кстати, там оказало действительно достаточно. Так что зря я опасался, что не пролезу.
   Опасаться нужно было совершенно другого.
   Этот лаз привел нас еще в какой-то подвал, оттуда, уже через канализационный люк, мы попали в какие-то катакомбы и после этого шарахались там, по моим ощущениям, часа четыре. Точно сказать не могу, так как на пятом повороте подземного лабиринта я вообще начал сомневаться в реальности происходящего и потерял счет времени.
   Если бы за следующим поворотом возникли двери Ада или у нас под ногами разверзлась бы земля, я бы этому совершенно не удивился. Где-то на середине пути я уже полностью уверился в том, что мы туда и идем, и уже подумывал, как бы мне начать беседу с Князем Тьмы, чтобы не быть сразу же сожранным каким-нибудь демоном-привратником - в наказание за неучтивость.
   Так что когда следующая открывшаяся дверь вывела нас на свет божий, я даже не сразу этому поверил.
   Однако это действительно был выход - из очередной вентиляционной шахты на очередную заброшенную стройку. Мне даже сначала показалось, что мы вернулись.
   - Раздевайтесь, - скомандовала Ада, снимая рюкзак.
   - Не понял?
   - В рюкзаке сменная одежда. А эту сейчас сожжем.
   Действительно, как все просто! Я же каждый день выбираюсь из горящей машины и лазаю по вентиляционным шахтам! И что было тупой вопрос задавать?
   Хотя стоп. Когда я вылезал из машины, она не горела - иначе Ада не стала бы поливать ее бензином. Значит, не горела она и по дороге. Но я был уверен, что она...
   - Ада, сколько мы лазали по катакомбам?
   Она посмотрела на часы.
   - Четырнадцать минут.
   Я тихо выругался. Все-таки у меня что-то не то с восприятием реальности. Сейчас окажется, что я снова лежу обдолбанный под капельницей и рассматриваю узоры на потолке. Однако, если это все мое подсознание, то уж больно странно оно работает.
   Мысленно пообещав себе во что бы то ни стало найти уволившегося психиатра, я принялся за переодевание.
   Ада одобрительно кивнула и... сделала то же самое. Я приложил максимум усилий, чтобы, во-первых, на нее не смотреть, а во-вторых - чтобы это выглядело легко и непринужденно. Господи, как же это, оказывается, сложно - как бы случайно не смотреть, как переодевается очумительно красивая женщина!
   - Вы готовы?
   К чему, интересно?
   - Да, конечно.
   Действительно, какая разница - к чему? С такой женщиной я готов идти куда угодно и за чем угодно, хоть к черту на рога! Хотя мне почему-то кажется, что именно туда она меня и ведет.
   - Давайте вещи.
   Я дал. Честно говоря, я бы ей еще и не то дал. Я дал бы ей все свои кредитные карты вместе с паролями... Да что там, я бы сам ей отдался, целиком и полностью, прямо здесь и сейчас... Хотя что-то мне подсказывает, что она предпочла бы кредитные карты.
   Она вышла из бытовки, сложила наши вещи в ведро из-под строительного мусора, достала из рюкзака пузырек с какой-то жидкостью, открыла его, полила вещи и подожгла. Вспыхнули они мгновенно, буквально через несколько секунд оставив после себя кучку пепла.
   - Действительно, какая отличная традиция! - не сдержался я. - Переоделся - сожги грязные вещи. И стирать ничего не надо...
   - Рада, что вам понравилось, - кивнула она, развеивая то, что еще минуту назад было нашей одеждой. - Поехали.
   - А сменную машину вы тоже из рюкзака достанете? - поинтересовался я.
   Ада кивнула, доставая из рюкзака... ключи. Одно легкое прикосновения наманикюренного пальчика к брелоку - и за углом что-то пикнуло. Ну конечно, о чем это я - наверняка у нее на каждой стройке припрятано по запасной машине, на каждой крыше - по вертолету, а на речном вокзале дежурит 2-3 подводные лодки. На всякий случай.
   - Ада, а вы в космос случайно не летали? - как бы невзначай спросил я по дороге к нашему новому средству передвижения.
   - Случайно? Алекс, вы не перестаете меня радовать. Вы много знаете людей, которые случайно полетели в космос?
   - Сказочные персонажи и герои детских фильмов считаются?
   - И с каким сказочным персонажем у вас ассоциируюсь я?
   - С тем, которому для полета в космос сложные технические средства не требуются.
   - То есть?
   - По мне, так для вас оптимальный вид транспорта - это метла.
   - Я знала, что вы это скажете! - рассмеялась Ада.
   - А зачем тогда спрашивали?
   - Мы не так хорошо с вами знакомы, и я не исключаю возможность ошибки. К сожалению, метлы у меня нет, но могу предложить прокатиться на пылесосе, - она подошла к маленькой дамской машинке, действительно по форме напоминающей пылесос.
   - Ох уж мне эти технические новшества, - вздохнул я, садясь в машину и пристегиваясь. - А шлем где?
   - Шлем?
   - Действительно, о чем это я? Мы же с вами только кофе едем пить, только и всего!
   Ада первый раз за все это время виновато улыбнулась.
   - Алекс, больше стрелялок не будет, - пообещала она.
   - А гонок?
   - И гонок. Так что шлем вам не понадобится.
   - Теперь можно спросить, куда мы едем?
   - Нет.
   - Хорошо, - не стал настаивать я. - Тогда хотя бы проясните мой статус. Вы меня везете куда-то там в качестве кого?
   - Давайте потом все вопросы, - мы тронулись с места.
   - Нет, не давайте, - возразил я. - Если вы меня везете чтобы убить или отправить на опыты, то с какого пня мне ехать с вами и выполнять ваши указания? Тогда уж, простите, но я буду сопротивляться и сбегать.
   - Алекс, - покачала она головой. - Вы все-таки изумительный человек. Во-первых, я не собираюсь вас убивать. Во-вторых, даже если бы я хотела это сделать, не ставила бы вас известность. А в-третьих - простите, но сбежать от меня вы бы не смогли.
   - На что поспорим? - завелся я.
   - Простите, но меньше всего я сейчас хочу с вами спорить.
   - То есть, все-таки на опыты? - уточнил я. - Это было единственным пунктом, против которого вы не возразили.
   - Нет! - неожиданно громко вскрикнула Ада, да так неожиданно и так громко, что я даже на месте подскочил. - Алекс, не делайте этого!
   - Чего? - по-настоящему опешил я.
   - Ничего не делайте. Я не причиню вам вреда. Только не надо сбегать и сопротивляться. Пожалуйста. Очень вас прошу.
   Я прикусил губу. Ой, не нравится мне все это, ой как не нравится!
   - А кто причинит?
   - Что?
   - Вы сказали, что не причините мне вреда, - продолжал занудничать я. - А кто причинит? Там, куда вы меня везете - что со мной будет?
   - Ничего плохого.
   - Для кого?
   - Алекс, не цепляйтесь к словам, - в ее безупречном тоне появились нотки раздражения. Неужели она все-таки человек?! Не может быть!
   - То есть, вам кажется неестественным, что меня интересует собственная судьба?
   - Нет, что вы, вы совершенно нормально реагируете, - вздохнула Ада. - Просто я действительно пока не могу вам ничего объяснить. Поэтому просто прошу вас не оказывать сопротивления.
   Да, и после этого говорите мне, что у меня нет логики! Вы правильно хотите сбежать, но не сбегайте. Почему - не скажу. Но не сбегайте. Аргумент - единственный, зато железный: "пожалуйста-пожалуйста!". Что ж она этот свой аргумент против пушек не применила? Правильно, потому что кроме дебила Алекса на него никто не ведется. А Алекс ведется. Потому что дебил.
   Ну и еще потому что у него выхода другого нет. Ну, на самом деле, ну, предположим, сбегу я от нее... Хотя тут тоже еще неизвестно. Как говорят, будешь убегать от снайпера - умрешь уставшим. Но допустим, все же сбегу. И что? И куда? Я знаю, кто нас преследовал? Я знаю, кто в нас стрелял? А шарахаться от каждого куста - у меня и так нервы не в порядке, а так я вообще через пару часов с катушек слечу. Если не раньше. Намного раньше. Так что, отбросив всякие там сантименты, стоит признать, что без Ады мое путешествие закончится меньше, чем через час - либо в морге, либо в дурке. А мне ни туда, ни туда не хочется. Хотя черт его знает, может это все же лучше того места, куда она меня везет? Но вдруг нет? И потом, уж туда-то (в смысле, в морг или дурку) я в любой момент успею... И что там меня ожидает, я знаю. А там, куда меня везут - нет. А что может быть интереснее неизвестности? Все-таки права Ада, я действительно с маниакальным упорством лезу туда, где опаснее. И не просто лезу, а несусь. Очертя голову. Как бык на красную тряпку. И чем опаснее, тем с большим упорством я туда лезу.
   - Ада, а почему вы закричали?
   - Чтобы вас остановить.
   - Остановить?
   - Алекс, я знаю, на что вы способны. Я видела и блондинку в коме, и санитара в обмороке, и замороженный аппендикс.
   Так, ну вот и статус прояснился. Я для нее - чудовище. Страшное, ужасное и непредсказуемое, но при этом - уникальное, неизученное и находящееся на грани истребления. Причем, истребления активного. Такая неведомая зверушка, от которой не знаешь чего ожидать - то ли она тебе раны залижет, то ли руку откусит. И вот отважная принцесса спасает придурочного дракона от своры рыцарей-браконьеров и думает, что же с ним теперь делать. С одной стороны - зверушка полезная и практически вымирающая, но с другой - совершенно неудобная в обиходе.
   Однако, судя по действиям принцессы, к обиходу она меня приспосабливать не собиралась. Потому что везет она меня явно не к себе и явно не домой.
   - Ада, а вы вроде как Джейсон Стэтхем? В смысле, перевозчик?
   - Что? - сначала не поняла она. - А, нет. Мой спектр обязанностей гораздо шире.
   - Дайте угадаю! Вы специалист по ядерной физике!
   Ада приподняла бровь.
   - Ну что вы, в самом деле! - развел я руками. - Это же во всех фильмах так - если девушка молода, красива, управляет всеми видами транспорта и стреляет изо всех видов оружия, в том числе из допотопной пращи и даже каменного топора, она просто обязана быть специалистом по ядерной физике. Или микробиологом. Или вампиром - но это уже из других фильмов.
   - Ну вот, а кто-то недавно говорил, что смотрит только мультики или порно, - усмехнулась она. - Или передачи про животных.
   - Ага, или порномультики. Про животных. "Красная шапочка" называется. Бессовестно соврал, виноват, - покаянно кивнул я. - У меня вообще нет телевизора. Поэтому я ем грибы и смотрю в ковер. Как в анекдоте. А там та-а-акое показывают!
   - Опять врете? - прищурилась рыжая ведьма.
   - Да. Потому что ковра у меня тоже нет. И грибов. Меня и без этого прет.
   И вот тут она на меня посмотрела каким-то таким взглядом... Но ничего не сказала. Вернее, сказала, но секундой позже, очень короткое и нецензурное. И не про меня. Потому что сразу после того, как она так на меня посмотрела, машина как-то странно подпрыгнула. Не очень сильно, но даже я понял, что что-то случилось.
   Ада вышла из машины и принялась ее осматривать. Я не лез, так как все равно в этом не разбирался, а по себе знаю, что нет ничего отвратительнее, чем зудение сыплющего советами профана. Правильно говорят, есть четыре вещи, которые "умеют" делать все: лечить людей, управлять страной, играть в футбол и водить машину. Как врач, которому довелось за свою жизнь услышать от знакомых не-врачей сотни, если не тысячи безумных способов лечения практически всех известных медицине болезней (впрочем, и неизвестных тоже), я никогда не комментирую действий политиков, спортсменов и автомобилистов. И вообще любых профессионалов в тех сферах деятельности, к которым я не имею отношения. Это, кстати, одно из моих малочисленных качеств, из-за которых мне не хочется набить лицо (можно было бы назвать их положительными, но это было бы слишком). Надеюсь, что когда-нибудь мне это зачтется, и соседские бабушки, дедушки, тетушки и прочие милые люди перестанут советовать мне, как обрабатывать ссадины после падения с велосипеда, чем смазывать пчелиные укусы и лечить похмелье. И это если учесть, что у меня никогда не было велосипеда, пчел я видел пару раз в жизни (и то в глубоком детстве), а похмелья у меня не может быть по определению, поскольку алкоголя я не употребляю даже в малых дозах.
   Ну да бог с ними.
   Итак, я не стал лезть под руку Аде, разумно предположив, что она прекрасно со всем справится без моей помощи. Тем более, что она уже зарекомендовала себя как универсального солдата. До этого я не лез - и мы выжили. Значит, не стоит нарушать добрую традицию. Я откинулся на спинку кресла и попытался все-таки подумать, во что я влип и что же делать дальше. И как только я начал думать...
   Ада вернулась. И не просто вернулась. Она села в кресло, откинулась назад, забросила ноги на руль, запрокинула голову и закрыла глаза. Рыжие локоны слегка прилипли к точеной шее, по которой очень изящно текла маленькая капелька пота. Причем, так интересно текла - с шеи она переползла на ключицу, оттуда мягко скатилась к центру, и дальше, по ложбинке, забралась в вырез. Что было с ней дальше, я не знаю, но я всем своим существом почувствовал острую необходимость это выяснить. Мной овладело такое участие в судьбе этой капельки, что я готов был это выяснить прямо сейчас, в перчатках или нет, неважно. Боже мой, или я становлюсь сексуальным маньяком, или эта женщина просто сводит меня с ума, в самом прямом смысле этого слова! Я не мог думать ни о чем, кроме ее выреза, в котором исчезла эта злосчастная капелька, я словно подросток бесстыже пялился на ее грудь, не в силах оторвать глаз от ее кожи, я вдыхал ее запах, забыв обо всем, что собирался осмыслить буквально несколько секунд назад... Или минут? Или часов? Или жизней? К черту чувство времени, я готов ехать куда угодно, хоть на опыты, хоть в дурку, только бы она была рядом!
   И вот тут она произнесла это. Таким чуть хрипловатым, чуть уставшим голосом. Голосом женщины, у которой сейчас отходняк после адреналиновой встряски, которой требуется сейчас то же, что и мне...
   Она сказала:
   - Алекс, вы нужны мне как мужчина.
   Теперь вы понимаете, как она это сказала? И вы понимаете, как я это услышал? Учитывая, что у меня тоже отходняк, и мне тоже требуется. Потому что да, я мужчина, черт возьми! Хотя и придурочный, ну и что?!
   Не успел я ничего ответить и вообще хоть как-то отреагировать, как она промурлыкала:
   - Помогите колесо подкачать, а?
   Никогда она еще не подходила так близко к смерти. Я не знаю, насколько насыщенной была биография этой женщины, но сейчас я готов был ее оборвать. Прямо здесь, прямо в машине и прямо этими вот руками. Все-таки я маньяк. И психопат. Я запустил руку в карман, достал пузырек с таблетками, рывком открыл и проглотил сразу три штуки.
   - Ада, никогда не дразните психов, - попросил я, сделав несколько глубоких вдохов и выдохов.
   - Простите, не могла удержаться, - обезоруживающе улыбнулась она.
   - В следующий раз не смогу удержаться я.
   - Вы бы смогли причинить мне вред? - приподняла она бровь.
   - Вред? Ну что вы, - нервно усмехнулся я. - Вред - это когда неприятно. Или больно. А я бы вас просто убил. Безболезненно.
   Она почему-то рассмеялась. Не верит. Странные эти женщины. Аппендикс заморозил, чем практически спас человеку жизнь - чудовище, убить угрожаю - смеется.
   - Да, согласен, это было бы очень смешно, - обиделся я.
   - Ну простите, - уже с легким оттенком вины в голосе проворковала Ада. - Просто вы никогда бы этого не сделали.
   - Почему?
   - Потому что вы доктор, - светло улыбнулась она. - Целитель. Вы людей спасаете. Даже рискуя при этом жизнью.
   - Офигеть как красиво сказали, - одобрил я. - Только это неправда. Правда в том, что я - псих. А психи не всегда правильно оценивают опасность. Поэтому я могу бездумно рисковать жизнью. Только ключевое слово здесь - "бездумно". Самопожертвование - это осмысленный поступок, это обдуманное принятое решение. А я решений не принимаю. И чаще всего просто не вижу опасности. Я действую по наитию. Да что там - просто по дурости. Как видите, все совсем не так красиво. Пойдемте колесо качать.
   Ада ничего не ответила. Но улыбаться не перестала. И к этой теме больше не возвращалась.
   А потом мы качали колесо. И у меня в голове перемкнуло, что я так неумело лечу пациента. Но это вы уже знаете. Так... Что-то долгое у меня получилось отступление. На чем мы остановились? А, на том, что она спросила меня, как часто меня обижали женщины, и я ей ответил, что...
  
   - Никогда. Хотя нет. Вы первая.
   - Я? И чем же я вас обидела?
   - Действительно, чем?! Вы пригласили меня на чашечку кофе, а что из этого вышло? Гонки, стрелялки, прыжки, кувырки, взрывы, ползание по каким-то катакомбам, и где мой кофе?!
   - А, так все дело в кофе?
   Да, милая, да! Конечно же в кофе. В чем же еще? Какие еще у дебила Алекса могут быть желания?! Он же кофе никогда не пил в жизни, он только таблетки жрет, вот и все его развлечения! Грррррммм!
   - А вот теперь мне кажется, что я снова вас обидела, - с легким оттенком вины проговорила Ада.
   Я промолчал. Она занервничала. Мне это понравилось. Как иногда бывает интересно не трепаться - молчишь себе и молчишь, а она сама за тебя ответы придумывает и голову над ними ломает.
   - Алекс, вы мне не ответили.
   Какая наблюдательность!
   - Алекс!
   - Так вы и не спрашивали, - благодушно пожал я плечами. - Насколько я понял, один вопрос был риторическим, а второй вообще не был вопросом. На что же мне отвечать?
   - Простите, мне не следовало...
   - Стоп! - перебил ее я. - Давайте проясним один момент. Мы с вами кто?
   - В смысле?
   - В смысле друг другу. О, черт, придется все-таки определить мой статус, в качестве кого вы меня везете.
   - Это обязательно?
   - Это первостепенно. Поясняю. Если я для вас тупо груз, то не все ли вам равно, обижаюсь я или нет?
   Ада закатила глаза.
   - Вы для меня не тупо груз. Я же говорила, я не просто перевозчик...
   - А-а-а, вы плохо смотрели фильм со Стэтхемом, - покачал я головой. - Стэтхем там та-акое вытворяет! Хотя говорит, что просто перевозчик.
   - Я не Стэтхем.
   - Да, я заметил. У вас лысина не так сексуально блестит.
   - Алекс... Я сказала, что отношусь к вам не как к грузу. Я ответила на ваш вопрос?
   - Нет. Мне не интересно, как вы ко мне не относитесь.
   - Хорошо, я поняла, - сдалась Ада. - Мы с вами - коллеги.
   - Угум, - кивнул я. - Тогда в принципе можете обижать меня дальше.
   - То есть?
   - Ну я же обижаю своих коллег, но это не мешает мне с ними работать. Видите ли, я не смешиваю личное отношение с профессиональным. Так что можете не извиняться.
   - Простите, я что-то не совсем поняла...
   - Ада, я обижаюсь на друзей, - пояснил я. - А также на тех людей, которые так или иначе затрагивают мои чувства. С остальными я просто сосуществую - работаю, живу в одном доме, городе, в одной стране, закупаюсь в одном магазине, хожу в одни музеи, кинотеатры, слушаю одну музыку, дышу одним воздухом - в общем, пересекаюсь в той или иной сфере под воздействием разных обстоятельств. Или не пересекаюсь вообще. И что думают обо мне все эти люди, меня никоим образом не волнует. Мысль моя понятна?
   Ада хотела еще что-то спросить, но вместо этого просто молча кивнула. Отлично.
   - Вы ходите в музеи? - через какое-то время спросила она.
   - Я? Ну что вы. Это я так, к слову. Обычно я провожу свободное время за препарированием лабораторных крыс, аквариумных рыбок и ядовитых насекомых. И еще в морге трупы расчленяю. И соседей. Я же хирург и псих, вы что, забыли?
   Ада задумчиво покачала головой.
   - Вы удивительный человек, - с каким-то непонятным чувством произнесла она. - Вы слушаете классическую музыку, ходите в музеи...
   - Да, я уже говорил кому-то недавно, что получил разностороннее образование. И бесполезное.
   - Бесполезное?
   - Разумеется. Ну знаю я, чем отличается темпура от темперы, а что толку? Чем это знание мне помогло в жизни? Вот вы, например, водите машину, как Михаэль Шумахер и стреляете, как бурятский охотник. А я могу перечислить навскидку почти всех итальянских художников Кватроченто вместе с их наиболее выдающимися произведениями или рассказать о драматургии прелюдий и фуг Баха, наиграв тему каждой из них на электрическом органе. И чьи навыки в данной ситуации важнее?
   - А еще вы умеете лечить людей, - мягко улыбнулась Ада.
   - Ага, - согласился я. - Но в этом как раз ничего удивительного нет, у меня как бы профессия такая, вы не знали? Как бы предполагается, что врач лечит людей...
   - Алекс, почему вы все время принижаете свои достоинства? - прищурилась она.
   - Потому что я считаю, что заниматься сексом с женщиной друга - это плохо. Даже если эта женщина выглядит как порнозвезда и стреляет с обеих рук. Поэтому это самое достоинство приходится принижать искусственно - дыхательной гимнастикой и силой мысли, а то оно так и норовит...
   - У вас что-то не в порядке? - озабоченно нахмурилась Ада.
   - Почему не в порядке?! - возмутился я. - Если у здорового мужчины встает на сексуально привлекательную женщину, это разве не в порядке? Вот если бы не вставал, было бы не в порядке. И потом, почему "что-то"?! У этого органа есть вполне нормальное название, и не одно...
   - Спасибо, я в курсе, - обворожительно улыбнулась рыжая ведьма. - Если вы хотели меня шокировать...
   - Хотел. Вас, - признался я. - Но не шокировать. Не хочу показаться бестактным, но вы, на мой взгляд, не в том возрасте, чтобы вас могли шокировать подобные разговоры.
   - И тем не менее, вы это сделали, - покачала головой Ада.
   - И чем же? Не признанием же в естественной физиологической потребности!
   - Нет. Не признаниями. А познаниями. В области живописи и музыки...
   - Ой, что-то мне говорит, что врете вы мне, разлюбезная девушка, и врете безбожно, - потянулся я, разминая затекшую спину. - Я бы даже сказал, звездите, как Троцкий. Ну, или еще какой-нибудь неблагонадежный товарищ из той же звездобратии.
   - С чего вы взяли?
   - Вот уж действительно, с чего бы вдруг! - всплеснул я руками. - Вы сейчас рассуждаете, как человек, которому приводят говорящую собаку, а он удивляется: "Вау, а она еще и тапочки приносить умеет?!". Конечно же, я считаю, что этой нашей поездке я обязан исключительно своим познаниям в области живописи, музыки и литературы, чем же еще! Врач, который знает, что Гершвин - это не название синдрома, импрессионизм - не психическое заболевание, аутентичность - это не то же, что аутизм, а под словом "мазок" художник подразумевает совсем не то, с чем работают сотрудники лаборатории. Разумеется, врач, нагруженный таким багажом знаний - это феномен! Я вам больше скажу - я еще и кофе варить умею, представляете?
   - Ну что ж, скоро у вас появится возможность это продемонстрировать, - промурлыкала Ада. - Кстати, я не девушка вашего друга.
   - Что?!
   - С Грэмом нас ничего связывает. Кроме работы.
   - И секса, - добавил я.
   Ада как-то странно усмехнулась. Неужели между ними ничего нет?! Да нет, не мог же я так ошибиться! Я же видел, как...
   А хотя - что я видел? Как они смотрят друг на друга? Что они друг друга возбуждают? Глубоко я никого из них не сканировал, так что насчет физической близости ничего сказать не могу... Господи, неужели правда?! Ну хоть что-то хорошее сегодня должно было произойти!
   - Секса у нас тоже нет, - произнесла она вслух то, о чем я боялся даже подумать. - Не было и никогда не будет. Он приятный человек, но, простите, не в моем вкусе.
   - А кто в вашем вкусе? - полез на рожон я.
   Она рассмеялась.
   - Алекс, вы меня провоцируете.
   - На что?
   - На то, чтобы сказать вам какую-нибудь гадость.
   - Ну скажите, за чем дело стало...
   Ада загадочно улыбнулась, приоткрыла ротик, слегка прищурилась и, томно глядя мне в глаза, прошептала:
   - Мы приехали.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

12

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"