Лихницкая Валерия: другие произведения.

Хилер. Глава 12

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 12

  
  
   - Имя?
   - Алекс Лето.
   - Полное?
   - Это полное имя.
   - Алекс - это Александр?
   - Алекс - это Алекс. Моя мать хотела назвать меня Асклепием, но потом подумала, что ребенку как-то с этим жить. Тогда она оторвала у Асклепия "пий", перемешала буквы в оставшейся части, и получился Алекс. Короче, Алекс в моем случае - это Асклепий с кашей голове и оторванным "пием". Так вот и живу...
   - Асклепий? Странный выбор.
   - Мне тоже так кажется, но его сделал не я. Более того, в тот момент я никак не мог повлиять на это решение.
   - Она как-то объясняла, почему вас так назвала?
   - Она художница. Она никогда ничего не объясняет. Только рисует.
   - Она знала, что вы займетесь медициной?
   - Я не уверен, что она знает, в какой обитает реальности.
   - Вы не ответили.
   - Отвечаю. Я понятия не имею, знала ли моя мать о моих способностях к хирургии, почему хотела назвать меня Асклепием, и есть ли связь между этими двумя явлениями. Мою сестру она назвала Юной - тоже не знаю почему.
   - Алекс, успокойтесь.
   - Я спокоен.
   - Вам здесь ничего не грозит.
   - Мне одному кажется, что это звучит как-то не очень убедительно?
   - И тем не менее это так.
   - А вот эта х... Хм, простите, этот аксессуар у меня на голове - для красоты? У нас в больнице такие для трепанации используют.
   - Уверяю вас, никакой опасности для вас это не представляет.
   - Слушайте, идите вы уже знаете куда со своими уверениями! Я в последнее время только и слышу: "Алекс, тебе ничего не грозит, Алекс, все в порядке". И тут же меня кто-то травит, кто-то в меня стреляет, взрывает квартиру, которую мне рекомендуют как самое безопасное место... А потом еще толкают к самоубийству, обстреливают машину, взрывают ее и в конце концов публикуют в газетах мой некролог. А потом появляетесь вы. Пристегиваете меня к этому неэргономичному креслу, обвешиваете проводами, надеваете на голову какое-то орудие пыток и, как и ваши предшественники, говорите, что мне ничего не угрожает. Назовите мне хотя бы одну причину, согласно которой я должен вам доверять!
   - Мы заинтересованы в сотрудничестве с вами.
   - Это не причина. Учитывая, что я официально признан мертвым, вы можете сотрудничать со мной в любой форме, даже в самой извращенной. Вы даже можете продать меня в рабство, внедрить в голову микрочип или отправить меня разгребать радиоактивный мусор, предварительно вышибив мне мозги и спустив их в унитаз. И вам даже не потребуется хотя бы формального согласия моей родни. Хотя если аварию подстроили именно вы и именно с этой целью, то это вы перестраховались - вы бы его и так получили.
   - Вот как?
   - Моя мать, как я уже сказал, живет в мире искусства, в глубоко параллельной реальности - то есть ей глубоко параллельно, где ее отпрыски и что с ними происходит. Отец в погоне за открытиями, по-моему, вообще давно забыл, есть ли у него дети. А сестра вам даже приплатит, если вы позволите ей поучаствовать в этом шоу. Или хотя бы на нем поприсутствовать. Ну или, на худой конец, попросит вас прислать фотки, чтобы потом развесить их у себя на стене и любоваться.
   - Ваша сестра настолько вас ненавидит?
   - А вы что, семейный психолог?
   - Нет, просто мне хотелось бы лучше вас узнать.
   - Пригласите меня в кино, угостите мороженным - обычно это следует после фразы "давай сначала узнаем друг друга получше". В младшей школе. Если что, фисташковое я не люблю, а на ваниль у меня аллергия.
   - Я учту. Но мы не в младшей школе.
   - Да ладно! Тогда что вы мне голову морочите своим сбором ненужной информации? А то вы, когда меня похищали, не знали, кто я и как меня зовут! Или это тест на вменяемость? Если так, то мне очень жаль, но вы его не прошли.
   - Вас никто не похищал.
   - Ну да, конечно! Мне это все приснилось!
   - Нет, не все. Вас действительно пытались убить. Если бы не это, наше с вами знакомство состоялось бы в более комфортной обстановке и тогда, когда вы были бы к этому готовы. Но из-за этих нелепых покушений нам пришлось несколько форсировать события.
   - Несколько форсировать события - это на первое свидание с дочерью миллиардера принести обручальное кольцо. Или в ответ на жалобу тещи на головную боль заказать ей место на кладбище. О, кажется, моя вторая метафора вас особенно проняла. Вы женаты?
   - Нет.
   - Врете.
   - Как вы это определили?
   - Ну как вам сказать... Существуют определенные участки мозга, отвечающие за вранье. Так вот, они у вас активизировались.
   - Вы это видите?
   - С ума сошли? Я вам что - МРТ? Просто у вас кольцо на пальце.
   Пауза.
   - У меня нет кольца!
   - Поздно. Если бы вы сказали это сразу, был бы зачет. А так вы приняли мой ответ и только потом вспомнили, что не носите колец и, думаю, прочих опознавательных знаков. Я прав?
   - Это имеет значение?
   - Никакого абсолютно. Это я просто чтобы разговор поддержать - а то неудобно как-то, что вы один тут неловкие вопросы задаете.
   - Алекс, вы предполагаете, где сейчас находитесь?
   - Ни в малейшей степени. Мне что-то подсказывает, что вы информированы на этот счет гораздо больше моего, поэтому делиться с вами догадками о том, что вы и так знаете, я не буду. Я, пожалуй, подожду, пока вы наиграетесь в менеджера по персоналу и перейдете к делу.
   - В менеджера по персоналу?
   - Ну да, в корпоративного психолога, HR-директора, кадровика или как еще называют человека, который изводит собеседника идиотскими вопросами с одному ему понятной целью...
   - Я предполагал, что вы употребите другое сравнение.
   - Например?
   - Ну, например,
   назовете меня следователем или дознавателем...
   - Милейший, я врач, а не уголовник. У меня нет специфического опыта, порождающего тюремные ассоциации. Человек, задающий вопросы, не ассоциируется у меня с враждебно настроенным сотрудником правоохранительных органов.
   - Простите, я не это имел в виду...
   - Да и потом, дознаватель задает логичные вопросы. А вы - идиотские.
   Снова пауза. Бурная и продолжительная. Воздух так накаляется, что у меня даже в носу начинает щекотать.
   - Алекс... меня предупреждали...
   - ... о моей манере общаться с людьми? Тогда странно, что вы не сделали из этого соответствующих выводов. И не приняли соответствующие меры. Хотя нет, судя по этому вот оборудованию, меры вы как раз приняли. Только...
   - Хорошо, давайте перейдем к делу.
   - Неожиданный поворот!
  
   Пауза. Он молчит и сверлит меня взглядом. Не знает, как себя вести. Вернее, знает, но все же хочет попытаться по-хорошему. Славный парень. Добрый.
   - Мы уже долгое время наблюдаем за вами, - признается хороший добрый парень. - Мы знаем, что вы обладаете экстраординарными способностями. И хотим предложить вам использовать их с максимальной пользой.
   - Для кого? - поинтересовался я. - Хотя о чем я спрашиваю? Для вас, разумеется.
   - Не только, - возразил он.
   - Только. Только не надо говорить о том, что вы хотите помочь мне принести пользу обществу - я врач, работаю в больнице, лечу людей - вроде как и без вашего вмешательства немаленькую пользу приношу, не находите?
   - Ваши способности не изучены.
   - И благодаря этому я еще жив.
   - Вы живы благодаря нам, - холодно ответил мой собеседник.
  
   Он мне не нравился. Сильно. Если Красовский бил наповал своим обаянием, то этот парень вызывал совершенно противоположные эмоции. Я уже говорил, что если бы был женщиной, то обязательно влюбился бы в Красовского. Так вот, если бы я, опять-таки, был женщиной, то при одном взгляде на этого типа из нормальной женщины стал бы фригидной, а потом накопил бы денег на операцию по перемене пола, чтобы стать мужчиной, подкачаться, заняться боксом и набить ему морду.
   Хотя он тоже бьет наповал. У него тяжелые слова, тяжелый взгляд, который давит на мозг. Красовский не давит, он просто вызывает у всех непреодолимое желание подчиниться. А этот не вызывает никакого желания. Он просто давит. Как самосвал. Или бульдозер. Или каток. Наползает медленно и неотвратимо. И давит.
   - Хорошо, допустим, - уступаю я. - На меня напали силы зла, а вы, такие добрые, светлые и бескорыстные, совершенно случайно оказались рядом - с женщиной-танком, сменной одеждой моего размера у нее в рюкзаке и парой трупов в багажнике, так? Ну, для достоверности, чтобы хоть какие-то фрагменты обгоревших тел были найдены на месте взорвавшейся машины. И еще с запасной тачкой в условленном месте. Но это вообще чистая случайность.
   - Я не утверждал, что это произошло случайно, - пожал плечами человек-каток. - Я не отрицаю, что ваше спасение было тщательно организовано.
   - Организовано или инсценировано?
   - К покушениям на вашу жизнь мы не причастны - если вы это хотели узнать, - пояснил он. - Мы не знаем, кто вас хотел убить, но позволить ему этого сделать мы не могли. Поэтому нам пришлось принять кое-какие меры предосторожности.
   - Я так понимаю, я должен вам сказать спасибо?
   - Можете не говорить. Достаточно будет вашего согласия на сотрудничество.
  
   Алекс, ты попал. То, чего ты боялся, свершилось. Красовский не хотел сжигать твою лягушачью кожу, а эти с тебя ее сдерут, с живого. И будут тебя препарировать. А ты даже пикнуть против них не сможешь. Хотя нет, пикнуть сможешь, конечно, только это мало чем тебе поможет. Да что там мало, просто ничем. Не надо строить иллюзии и чего-то там себе воображать. И придумывать идиотские планы спасения тоже не надо. Потому что все они будут идиотскими.
   Потому что спасения отсюда просто нет. Надо признать этот факт, принять его как данность и смириться. И не так смириться, как с тем, например, что люди не умеют летать, что мы не можем остановить самый лучший момент своей жизни, что невозможно сделать счастливым весь мир, что все мы в конечном итоге состаримся и умрем, что на нашу распрекрасную Землю когда-нибудь упадет какой-нибудь долбанный астероид - во всем этом все же присутствует какое-то затаенное "а вдруг?!", то самое "а вдруг?!", безумное и невысказанное, ради которого все мы, в принципе, и живем.
   (Только не говорите, что вы этого не знали! Каждый, даже самый закоренелый скептик, верит в чудо, только боится в этом признаться самому себе. Все мы о чем-нибудь мечтаем - дворники и генералы, открыто или тайно, все до единого. Просто мечты у всех разные. Кто-то мечтает о мировом господстве, кто-то о большой и светлой любви, кто-то - о вечной жизни, кто-то стремится найти вакцину против рака, кто-то жаждет открыть новую звезду, кто-то - стать вторым Стивом Джобсом, Рокфеллером, Эйнштейном или еще кем-нибудь доселе непревзойденным авторитетом в той или иной области. И не спорьте, это так. Все мы во что-то верим и на что-то надеемся. Всегда. Даже в самой безнадежной ситуации. Иначе наша жизнь не имела бы смысла.)
   Так вот, с этой данностью надо смириться без всяких там затаенных и невысказанных "а вдруг?!". Как с тем, что на Солнце жить нельзя, потому как там полтора миллиона градусов. Так и никак иначе. И вот хоть что ты делай, хоть обзанимайся спортом, хоть обмедитируйся, хоть скупи полмира, полтора миллиона - не твой уровень.
   Вот так и сейчас. Ты попал, Алекс. Влип, как муха в смолу. Намертво. Не нравится муха? Ну, скорпион тогда. В янтаре. Из тебя сделают брелок или еще какую-нибудь побрякушку и будут тобой хвастаться, а ты даже хвостом себя по макушке не успеешь стукнуть, чтобы прекратить весь этот балаган, потому что влип ты весь, вместе с хвостом и макушкой, и когда что прекращать - решать не тебе.
   - Алекс, у вас все в порядке?
   - Да, а почему вы спросили?
   - У вас взгляд изменился.
   - Не бойтесь, взглядом я не режу.
   - Мне нет причин вас бояться, так же, как и вам - меня.
   - Слушайте, вы действительно так считаете или просто не подумав глупость сказали?
   Парень заерзал.
   Вообще очень интересно наблюдать, как человек с комплекцией троллеподобного великана Грэма и интеллектом старого мудрого онколога Леонарда начинает ерзать в кресле из-за того, что у тебя изменился взгляд. Причем, именно в тот момент, когда ты решил выбрать политику непротивления и смириться со всем, что сейчас может произойти. Да и если бы не выбрал, что я ему смог бы сделать? Учитывая, что я пристегнут к креслу всеми возможными способами, увешан датчиками, сканирующими любое изменение сердечного ритма и мозговой активности, а на голове у меня обруч, в котором не пошевелиться. А мой собеседник, кроме того, что ничем не скован, он еще и больше меня раза в полтора, наверняка хорошо владеет какой-нибудь боевой техникой, вооружен, а рука его лежит рядом с кнопкой, очень похожей на кнопку вызова охраны, которая, скорее всего, дежурит за дверью в полной боевой готовности. А еще у него есть пульт от обруча, закрепленного на моей голове. И при всем этом он меня боится! Может, у него какая-нибудь травма в детстве была? Психическая...
   - Скажите, а вас мама не бросала в детстве? Ну, не с печки, а в смысле - не уходила из семьи?
   Парень недоуменно моргнул.
   - А почему вы это спросили?
   - Ну не знаю... Просто, по-моему, это первое, что обычно спрашивают психологи, диагностируя какую-нибудь фобию.
   - Простите, но у меня нет никаких фобий.
   - Нет? То есть, вам кажется ваше поведение нормальным?!
   - Вполне. А что-то не так?
   - Что-то?! То есть, вы не видите в нашей беседе ничего необычного? Вы реально считаете, что примерно так должны общаться нормальные цивилизованные люди? То есть когда один сидит в нормальном кресле, а другой - в каком-то инквизиторском приспособлении?
   Он прикрыл глаза.
   - Простите, но все эти меры предосторожности...
   - Предосторожности?! Вот, а вы говорите, что у вас никаких фобий!
   - ...эти меры предосторожности необходимы для вашей безопасности.
   - Для моей? Вы что, боитесь, что я умру от переутомления, пытаясь вас задушить? Ну что вы, у вас, конечно, мощная шея, но не до такой степени...
   - Алекс, нам известно, что вы совершали попытки самоубийства.
   - Ну да, было такое. В момент депрессии. И вы считаете, что этот вот костюм жертвы современной инквизиции меня развеселит? А пульт у вас в руке музыку включает? Не трудитесь, без испанских сапог я танцевать не буду.
   - Так, - вздохнул парень. - Как я могу убедить вас, что мы на вашей стороне?
   - Вы - никак. Позовите Аду.
   Пауза.
   - Ну, или как там зовут ту девушку, которая меня привезла?
   Пауза.
   - Вы что, язык проглотили? Вас парализовало? Эй, кто-нибудь за дверью!.. У вас тут андроида закоротило!
   - Не кричите, у меня все в порядке!
   - А чего молчите тогда?
   - Вас удивит, но это иногда свойственно людям.
   - А еще людям свойственно отвечать на вопросы.
   - Странно, что вы этого не делаете. Ладно, давайте побыстрее закончим разговор. Я буду только спрашивать, а вы только отвечать. Коротко.
   - Коротко я не умею.
   - Придется научиться. Итак. Когда на вас начали покушаться?
   Теперь я выдержал паузу. Ага. Грэм-Леонард оклемался и решил взять быка за рога. Ну ладно, бог с тобой, спрашивай. А я буду отвечать. Кратко и без издевательств. Может, тогда это быстрее закончится, и меня куда-нибудь переведут отсюда... Или хотя бы отлепят от этого кресла...
   И я начал отвечать. Не очень кратко, но по делу. Как в кабинете Красовского. Описал все события. Кроме, собственно, того, что не вписывается в рамки традиционной медицины.
   - Аделина сказала, что извлекла из вашего пациента замороженный аппендикс, - прервал меня дознаватель. - Это так?
   - Аделина?
   - Ада. Вы ее, кажется, так называете.
   - А, ну да. Если Аделина сказала, значит, так оно и есть.
   Он покосился на монитор. Детектор лжи там у него, что ли?
   - Вы предполагаете, как такое могло случиться?
   - Ни в малейшей степени.
   Еще один взгляд на монитор. Потом на меня.
   - Слушайте, что вы на меня так смотрите? Я не обманываю вашу аппаратуру, я правда не знаю, как это получилось.
   Он недоверчиво прищурился, но я проигнорировал его невнятный посыл. Я тут о такой женщине думаю, а он мне глазки строит!
   - Аделина, - попробовал я на вкус ее имя. - Я все думал, как же ее зовут - Ада, Аида, Адель, Аделаида... Но вот Аделина - даже в голову не приходило. Наверное, потому что это слишком созвучно с Ангелиной, а на ангела она похожа примерно как я - на морского котика.
   - Давайте не будем уклоняться от темы.
   - Да, святой отец! Так, кажется, к инквизиторам следует обращаться?
   - Я не инквизитор, - устало вздохнул дознаватель.
   - Здра-а-асьте пожалуйста! - были бы руки свободны, я бы ими развел... Его. На лечение чего-нибудь. Он же все-таки живой человек, наверняка чем-нибудь болеет. А если болеет - надо лечить. А лучшее лекарство - сон. А чтобы усыпить его, много сил не надо... Не, я ничего плохого бы ему не сделал, я помню про "не навреди", но так разве сон - это плохо? Особенно здоровый сон - а каким ему еще быть, если его пропишет врач? Так, что-то я замечтался... Вот сиди тихо и не зли его, пока он тебе сам чего-нибудь не прописал... Инквизитор. Как есть инквизитор... - Не инквизитор он! А кто тогда?
   - Я...
   - Не, ну серьезно, - перебил его я. - Инквизиция чем занималась? Отловом колдунов. Или, как вы говорите, поиском людей с экстраординарными способностями. В принципе, один хрен, по-моему.
   - Инквизиция отлавливала колдунов с целью уничтожения.
   - Так вы меня тоже не на чай с плюшками пригласили, - хмыкнул я. - Да и там тоже не сразу убивали - сначала задавали вопросы с применением разных высокотехнологичных гаджетов, помогающих получить правдивые ответы и выявить уровень квалификации собеседника, и только потом... Я еще раз хочу спросить, вам вот весь этот модный девайс, который вы ко мне прикрутили, ничего не напоминает?
   - Алекс, мы ничего к вам не прикручивали.
   - Да, разумеется, это я сам к вам в этом пришел. Со всей этой шнягой. Это у меня костюм такой маскарадный, для Хэллоуина. Я изображаю марсианина, у которого космический корабль сгорел в плотных слоях атмосферы, осталось вот только кресло пилота. Это мой любимый костюм. Я когда нервничаю, всегда его надеваю, чтобы стресс снять.
   Парень прищурился. Сейчас он мне снимет стресс. Одним ударом.
   - Ой, а вы сейчас на Брюса Уиллиса похожи. В "Крепком орешке". У вас даже взгляд такой... Мужественный...
   Он выдохнул. Покачал головой. И заговорил спокойно и без нервов. Я мысленно пожелал здоровья, успехов в работе и долгих лет жизни ветерану кинематографического труда, чье имя, кажется, спасло мне жизнь или хотя бы зубы (просто не Брюс Уиллис, а Брюс Всемогущий!), и тоже выдохнул.
   - Алекс... - парень покрутил в руках шариковую ручку (кстати, зачем она ему, я так и понял, видимо именно за этим - чтобы было что крутить в руках при невозможности открутить голову мне), - вот скажите... Какого черта вы мне морочите голову?
   - ???
   - Вы же все понимаете. И вы можете говорить нормально. А вы дурака валяете. Почему?
   - Слушайте, - разозлился я. - А вы глумитесь или реально не понимаете?
   - Что, простите?
   - Да ничего, %%%%%%%! - все, меня опять понесло. Ну какого, твою же мать?! - Да, я не могу с вами нормально разговаривать! Да, я не могу нормально отвечать на вопросы, когда у меня к башке прикручена эта %%%%, а сам я весь в этих %%%%%%% проводах! Потому что я чувствую себя, как на электрическом стуле!!! Потому что мне страшно до усрачки, вы это от меня хотели услышать?!
   Парень ничего не отвечал. Он вообще на меня не смотрел. Он смотрел на монитор. Он не просто смотрел, он застыл перед экраном, как будто там ему явился бог-из-машины, и замер в благоговейном трепете, беззвучно шевеля губами, словно бормоча молитву.
   Хотя может, и не молитву. Может, и не беззвучно. Может, он говорил вполне отчетливо. Может быть, даже мне.
   Только я его не слышал.
   Я его видел. Со всеми потрохами. А вот что видел он, я не знаю, наверняка что-то интересное - пульс у него резко ускорился, а в кровь брызнула свежая порция адреналина. Ну да, конечно, на экране же наверняка высвечиваются коды и пароли к этой странной машинке, которая почему-то орет и матерится, когда все как раз самое интересное начинается...
   А я психую, но ничего не могу сделать. Я не могу этого прекратить, потому что я весь на нервах. И этому долбанному андроиду я тоже ничего не могу сделать. Хотя почему андроиду? Он обычный человек, из плоти и крови... А плоть и кровь бывают так послушны... Так, стоп! Это что, мои мысли?! Ловлю себя на том, что изучаю все его ткани, думая, куда сподручнее нанести удар... Вы что все, сдурели, что ли?! Я врач, а не убийца! А его и не надо убивать... Его надо только вырубить... Усыпить... Ты уже однажды такое делал, помнишь?!
   Кто это?! Кто это, черт возьми, в моей голове?! Кто опять пытается на меня влиять?!
   Самое паскудное, что никто. Это я сам. Это мои мысли. Вот тогда, когда я хотел откуда-нибудь выброситься - да, на меня влияли, а сейчас нет. Сейчас мне не хочется выброситься. Мне хочется выбраться. Отсюда. Очень хочется. Поэтому...
   Поэтому я хочу его обезвредить, и ничего больше. Он ничего не почувствует... Это не причинит ему вреда...
   Да ну, как не навредит?! Любое вмешательство...
   Не навредит. Ну, может, совсем чуть-чуть... У него здоровый организм, он быстро восстановится. Ты же видишь, какой он здоровый...
   Да, организм у него действительно в полном порядке.
   Но мне не дотянуться... Для влияния нужно прикосновение... Отличное здоровье. Многие могут только позавидовать. И регенерирует хорошо. Два перелома ребер, один - руки, три пулевых ранения. Кости срослись полностью, без последствий, от ранений остались едва заметные шрамы, но они его не беспокоят.
   Да и потом, прикосновение - так ли оно нужно? Прикосновение необходимо для погружения. А влиять на его функции можно и так... Или хотя бы попробовать...
   Да не хочу я ничего пробовать!!!
   А жить ты хочешь?
   Черт! Черт, черт, черт!!! Алекс, давай, решайся уже! Время идет, а ты еще ничего не сделал. Вон, Александр Македонский, почти твой тезка, помнишь, что говорил? "Мне уже двадцать лет, а я еще ничего не сделал для бессмертия..." Какой сознательный юноша был, целеустремленный... А ты не то что для бессмертия, ты для своей гребанной жизни ничего сделать не можешь. Давай уже!
   Я вперился глазами в "объект". Действительно у него все в порядке. Потрясающе. Обычно когда я вот так "смотрю" на пациента, сразу бросается в глаза поврежденная область. Она как бы сигнализирует, обращает на себя внимание. А тут все практически ровно. Ну, за исключением невнятных мелочей.
   Но эти мелочи могут сыграть мне на пользу.
   Пульс учащен. Давление повышено. Это вредно для здоровья. Будем лечить.
   Повышение артериального давления может привести к инфаркту. Или к инсульту. Зачем ему это? Ему это не надо. Он хороший человек. А хорошие люди должны жить долго и счастливо. Надо ему помочь...
   Надо чуть-чуть замедлить сердечный ритм. И чуть-чуть расширить сосуды. И давление начнет падать. Кровь не будет так интенсивно приливать к мозгу.
   Сердце, какого же черта тебе не хочется покоя? Пожалуйста... помоги мне... помоги своему хозяину... Сделай так, как я тебя прошу, и ему станет легче...
   Не сработало. Далеко. Они - ни сердце, ни сосуды, меня не слышат. Я кричу им, как из далекой галактики. Нет прикосновения - нет контакта. Или есть?
   Пульс начал замедляться. Потихонечку-потихонечку... Неужели услышали? Или нет, просто совпадение... Еще раз!
   Я уже весь в мыле, я почти кричу - мысленно, разумеется.
   Нет, не слышат. Пульс снова учащается... Это потому что он смотрит на монитор.
   Понизить секрецию слезных желез... У него начнет "щипать" в глазах, веки станут "слипаться"... Далее, мозг. Переводим сознание в режим сна... Снизить мышечную активность...
   Парень зевнул. Отлично!!! Еще, еще, не останавливаемся!!!
   Сердечный ритм замедляется. Артериальное давление понижается... Не сильно, но все-таки... Давайте, миленькие, усыпляйте его!!!
   Так, стоп, только мне это что даст?!
   Я сбился с мысли, утратил хватку, парень встряхнулся. Черт! Нет, пусть уж лучше засыпает. Хотя какого пня? Ну заснет он, а я останусь сидеть, прикованный к этому средневековому агрегату, и что дальше? Можно, конечно, попытаться на него влиять, когда он уснет... ввести его в транс и заставить меня отпустить... Только как? Эх, умел бы я воздействовать на мысли! Но этого я вообще не могу...
   Парень внезапно уставился на меня, как на какое-нибудь фантастическое чудовище. Догадался, что ли?! Черт его знает, но с крючка он сорвался. Я по-прежнему вижу его, но воздействовать не могу никак. Сейчас они меня точно не слышат. Они и тогда меня не особенно слышали, но какие-то сигналы все же доходили.
   А сейчас его будто заблокировало. Интересно, это как так? Неужели этому уважаемому ведомству, заведующему этим секретным питомником, уже попадались такие, как я? Если блок стоит, значит, его кто-то поставил, так ведь? Или он сам это сделал? Сознательно? Или просто отрубил мое влияние, посмотрев мне в глаза?
   - Вы сказки в детстве читали? - вопросил я его. - Вас не учили, что на горгон и василисков смотреть нельзя? Если, конечно, не хотите себе памятник преждевременно поставить... Нерукотворный...
   - А вы себя к кому причисляете, к горгонам или василискам? - парень старался сохранить хладнокровие, но рука потянулась к кнопке вызова.
   - Я? Я - чудовище неведомое, и потому наиболее опасное. Потому что моих возможностей вы не знаете. Следовательно, и способов защиты от меня - тоже. Я прав?
   Парень нажал на кнопку. Нет, я не думаю, что он испугался. Такие вообще мало чего боятся. Просто сегодня я был уже бесполезен. По крайней мере, на ближайшие несколько часов. Они меня выжали. Досуха. Так что моя последняя реплика была похожа на шипение старой змеи, пережившей свой яд...
   Дверь открылась, впустив несколько гуманоидов, наряженных в не то космические скафандры, не то в костюмы для химзащиты.
   - А это что такое? - полюбопытствовал я. - Я что, в лунной тюрьме? Или на космической станции? Или на атомной? Или на ядерном полигоне? Вы на мне сейчас будете действие радиации испытывать? Если да, то я вам могу сразу сказать - я в ней дохну, как каждый нормальный человек! Я, может, и с придурью, но физиология у меня стандартная, никаких титановых или еще каких-нибудь пластин мне не вживляли...
   Не успел он открыть рот, как я заткнулся. Потому что в комнату вошла она. Моя отрада и моя погибель.
   - Ада?!
   Ну все, поплыл. Увидел красивую рыжую телку и все забыл. Ну и хрен с ним, что они сейчас на мне опыты ставить будут, разве это интересно? Смотрю на нее и радуюсь. Ведь это же она меня сюда привезла! Наблюдали они за мной... Она и наблюдала. И привезла меня, и сдала своим соратникам... Господи, ну надо же было так влипнуть! Первый раз в жизни по-настоящему понравилась женщина, и так все... Классический сюжет. Попался на бабе. Хотя что там, и самых крутых шпионов так ловят, и наисекретнейших суперагентов с нереальной подготовкой. Чего уж обо мне говорить, я не супер, и не агент, и подготовки у меня никакой, обычный доктор, да еще и с травмированной психикой...
   - Алекс, все будет хорошо. Верьте мне...
   Это она действительно так сказала? Или мне померещилось?
   - А ты почему без костюма? - это он ее спросил. Торквемада.
   "Ты"... он с ней на "ты"... И вроде строго спросил, но не официально, скорее потому что беспокоится. Все равно что спросить в мороз "ты почему без шапки?".
   - Он не причинит мне вреда, - она говорит ему, а смотрит на меня. Прямо в глаза. Как она умеет. Так, что мозг начинает отказывать - ну не совсем, конечно, базовые инстинкты остаются, но думать можешь только о ней.
   Биороботы в скафандрах принялись откреплять меня от кресла. А я смотрел на нее. Смотрел и не сопротивлялся. Алекс, а ведь ты не просто попал. Ты совсем попал. Еще сильнее, чем думал.
   - А почему это вы так в этом уверены, доктор Ада? - вязнув в розовом киселе, заливающем мысли, попытался возмутиться я. Это стоило мне нечеловеческих усилий - мое сознание протестовать не желало, оно ликовало, его все-все-все устраивало. Своим вопросом я переступал через самого себя, я встряхивал свои превратившиеся в кисель мозги и заставлял их работать.
   - Потому что я вам не враг...
   Она влияет на мои мысли. Это она сделала так, что я чуть не выпрыгнул из машины и из окна.
   - Нет, Алекс. Я ничего вам не внушала.
   - Тогда откуда ты знаешь, что я сейчас подумал?
   - Я психолог. И еще я хорошо вас изучила. Но я не толкала вас к самоубийству, никогда. Я пыталась вас защитить...
   - Какой-то способ защиты у тебя нелинейный, не находишь? - я даже попытался усмехнуться.
   Открепили. Что дальше? Куда теперь?
   - А эти ребята тоже пытаются меня защитить? Чего они в скафандрах-то?
   - Мера предосторожности, - промурлыкала Ада.
   - От меня?
   Она кивнула. Мне почему-то стало ужасно себя жалко. Интересно, я сейчас снова захочу обо что-нибудь убиться?
   - Вы очень устали. Вам надо отдохнуть.
   Она сделала шаг ко мне. Грэм-Леонард насторожился.
   - Ада, скажи ему, что я не кусаюсь! - психанул я. - Он смотрит на меня, как на чупакабру!!!
   Ну да, а на нее - как на опытную дрессировщицу. Она этого страшного зверя поймала и привезла, и теперь он ей предан и не укусит. Даже если она почешет его за ухом. А другим он сразу руку оторвет при попытке дотронуться...
   - Вы напугали его, - можно подумать, это все объясняет!
   - Да, я такой страшный, что прохожие, встретив на улице, домой седыми приходят.
   - Алекс, когда вы нервничаете, то не соизмеряете свои силы.
   - Так не заставляйте меня нервничать! Какого хрена вы меня этому Торквемаде отдали?! Отведите меня в комфортабельный номер-люкс, с бассейном и музыкой, создайте мне обстановку, в которой мне бы не хотелось нервничать... Ты же психолог, сама сказала!
   Ада кивнула.
   - Именно туда мы и идем.
   Биороботы взяли меня под руки и повели. Я хотел вырваться, но ноги слушались плохо, и я просто повис на их мощных, закованных в скафандр руках.
   Ада развернулась и пошла к выходу. Я запаниковал.
   - Ада, стой! - завопил я.
   Она тут же снова оказалась рядом со мной.
   - Я никуда не уйду, я рядом. Я вас не брошу...
   Конечно же, я ей не поверил. Но мне почему-то стало легче. Не знаю, почему я цеплялся за нее, как за соломинку. Может, потому что она была единственной, кого я знал? Или потому что я с ума сходил от одного только взгляда на эту женщину? Я прекрасно отдавал себе отчет в том, что именно она представляет максимальную опасность для меня, но... почему-то сразу успокоился.
   - Ада, ты же не психолог, ты же хирург...
   - И психолог тоже, - невозмутимо кивнула она.
   Ну да. Я совсем забыл. Она же стреляет с обеих рук, водит все возможные виды транспорта, она хирург, психолог... Что она еще умеет?
   - А на арфе ты не играешь? На раздевание?
   Она покачала головой.
   - И еще я не знаю художников Кватроченто, - улыбнулась Ада. - И принцип построения прелюдий Шопена. И не говорю по-японски. Алекс, я обычная женщина.
   - Ты не обычная женщина, ты - Джеймс Бонд! - возразил я. - А я тогда кто - девушка Бонда?
   Она рассмеялась.
   - Я рада, что вы не теряете присутствия духа, - похвалила она меня. - Но...
   - Давай без "но", хорошо? - перебил ее я. - Просто порадуйся за меня, и все.
   Она кивнула. Потом с какой-то несвойственной ей нежностью поправила мне воротничок и снова пошла вперед. А я так бы и стоял, ошарашенный, если бы они меня не потащили. Потому что... ну не вписывается это действие в ситуацию!
   - А там есть что-нибудь поесть? - чтобы как-то отвлечься от пожирания глазами спину женщины-Бонда спросил я. Она кивнула, не оборачиваясь. - А покурить? - снова кивок. - А еще мне надо в туалет и помыться.
   - В вашей комнате будут все необходимые условия.
   - А еще я хотел бы...
   - Алекс, не наглейте, я не Красовский.
   - И это прекрасно, что вы не Красовский! Потому что я хотел спросить вас о сексе. Сами понимаете, Красовскому я бы такой вопрос задавать не стал.
   Ада усмехнулась и ничего не ответила.
   - А что тут смешного? - обиделся я.
   - Боюсь, что в ближайшее время вам будет не до секса, - она остановилась напротив двери без каких-либо опознавательных знаков, чиркнула электронной картой и проворковала: - Добро пожаловать!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

12

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"