Лихницкая Валерия: другие произведения.

Глава 08. Чертоги. Наэлла

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 8.

  
  
   Мальчик-паж высокородного Лантанэля держался весьма достойно возложенной на него чести, он был очень старателен, прилежен... но все же недостаточно сдержан. Хотя - что тут говорить? Он человек. И как бы он ни пытался, никогда не сможет встать на одну ступень с настоящим эльфом...
   Талиэн передернул плечами. Люди...
   - Прости, высокородный... Тебя что-то беспокоит?
   От вопроса Лантанэля министр вздрогнул. Да, беспокоит... Гроза, посетившая Чертоги... Владыка, который исчез непонятно куда...
   Латифа... О, она его беспокоит больше всего! Чем дальше, тем сильнее... Совсем стала неуправляемой. И вот где она сейчас, кстати?
   - Ничего... Кроме того, разумеется, что тревожит всех...
   Талиэн скорбно поджал губы, поднял глаза к небу.
   - Раньше, когда Владыка простирал свою длань над всем миром, то, что произошло сейчас, не могло бы даже во сне привидеться счастливым жителям Элантиды... - вздохнул он. - А потом Перворожденные удалились в Чертоги, а люди остались там... И вот во что они превратили мир...
   Лантанэль встрепенулся.
   - Прости, высокородный, - вежливо, но очень твердо возразил он, - но... разве не Гаронд виновен в том, что сейчас происходит в мире?
   - Гаронд? - невозмутимо пожал плечами Талиэн. - Конечно же, он виновен. Но он - бог. А бог без людей - ничто.
   - Но мне казалось...
   - Значит, тебе казалось неправильно! - вспылил министр. - Сам Гаронд ничего не делает без их помощи. Люди - его глаза, его уши, его оружие. Он погубит мир, но сделает это их руками. Это давно всем известно, даже спорить незачем.
   - Но, позвольте...
   - Лантанэль, мне кажется, или действительно Латифы давно нет? - сменил тему Талиэн.
   Молодой ученый только развел руками. Он и раньше не мог уследить за перемещениями неугомонной Латифы, даже тогда, когда был... точнее, считался ее женихом.
   - Я могу послать за ней твоего пажа? - приподнял бровь министр.
   Лантанэль открыл рот, хотел, было, возразить, но паж, не говоря ни слова, рухнул перед ним на колени с мольбой во взоре. Талиэн милостиво улыбнулся - все же, мальчишка не совсем безнадежен, кто знает, может, со временем из него и выйдет толк?
   - Но... Высокородный... Мальчик не знает Чертог, он может заблудиться! - несмотря на горячее желание пажа повиноваться, запротестовал Лантанэль.
   - Заблудиться? - усмехнулся министр. - В Чертогах заблудиться невозможно. В крайнем случае, спросит дорогу. Друг мой, вы слишком мягкосердечны и непростительно добры, а такая опека с вашей стороны просто непозволительна!
   Молодой эльф вспыхнул.
   - Да, непозволительна, - повторил Талиэн. - Пусть он набирается опыта, иначе ничему никогда не научится. Нужно поощрять его рвение, а не ограждать от обязанностей, тем более что, как мне показалось, он сам жаждет доказать свою преданность.
   Мальчик поклонился до земли.
   - Вот видишь? - темный эльф покровительственно улыбнулся. - Он будет только счастлив, если ты окажешь ему честь, предоставив возможность послужить нам.
   Лантанэль медленно склонил голову.
   - Хорошо, - глухим голосом проговорил он. - Я окажу честь юному пажу, приказав ему найти высокородную Латифу и сообщить, что ее здесь ждут. Очень ждут.
   Паж легко вскочил на ноги и радостно побежал исполнять приказ своего господина.
   Лантанэль отчего-то помрачнел, словно его томило какое-то недоброе предчувствие, но вслух он ничего не высказывал, а донимать расспросами высокородного эльфа, пусть даже такого молодого, было неприлично. Да и не по статусу проявлять подобное любопытство...
   Поэтому Талиэн, поразмыслив, предпочел никаких вопросов не задавать. Перворожденные имеют право на свои тайны.
  
   Наэлла бежала по лесу, радуясь неожиданному подарку судьбы. Такого благовидного предлога пошастать по Чертогам в одиночестве она даже представить себе не могла!
   А здесь... Ну что ж, пока все сходится.
   Министр Изумрудных Чертог Талиэн. Темный эльф. Один из главных советников Илидора. Что про него говорили? Что он - напыщенный индюк. Абсолютно правильно говорили! От себя можно добавить, что ко всему прочему еще и не отличается особенным умом.
   Но, с другой стороны, зачем эльфам ум? Они и так красивые...
   Наэлла грустно вздохнула. Да, вот кого жалко, так это Лантанэля. Он и вправду хороший парень. Человечный. Несмотря на то, что эльф. Эх, встретились бы чуть раньше! Скажем так, лет на десять... Может, тогда бы все было по-другому. А сейчас - извини, милый. Работа есть работа, дело есть дело, профессионализм превыше сантиментов...
   Она остановилась, огляделась по сторонам и, убедившись, что никого поблизости нет, расстегнула ворот сорочки, вытащила висевший на груди амулет. Трилистник из неизвестного ей камня насыщенного бордового цвета в золотой оправе пульсировал, точно живой, она даже замерла на несколько мгновений, как завороженная, не в силах оторваться от игры оттенков, перетекающих один в другой, - то чуть светлее, то чуть темнее, - создавалось такое впечатление, словно камень продолжал плавиться под воздействием неустанной работы невидимого ювелира...
   Наэлла передернула плечами. Ну да, так это и должно выглядеть... Вроде бы. Хотя... Вот как понять, достаточно ли мощно он работает? Или... Или стоит еще поддать жару?
   "Будь осторожна, - говорил Архиепископ, - ты можешь вложить в артефакт силу своего гнева, и он станет вдвое мощнее, но никто не знает, что будет, если твоей силы будет слишком много..."
   А, в самом деле, что может случиться? Если здраво поразмыслить, все, что угодно! Например, артефакт может просто не выдержать напора силы донора-артефактора и расколоться. Или... Начать пить его силу самостоятельно? Знать бы, как он устроен!
   Вот странно все-таки, создал эту побрякушку один мастер, а управлять ей должен другой... Хотя слово "управлять" здесь тоже не совсем верное. Скорее - "насыщать". Приводить в движение силой своих эмоций. Кстати, странная школа магии...
   Хотя, может, и не странная, может, вполне обычная, откуда ей знать? То, что она сама никогда ни с чем подобным не сталкивалась, другое дело. Так она и вообще никогда с магией дел не имела, пока Его Святейшество не вложил ей в руки этот непонятный предмет и не рассказал ей, что она обладает очень редким Даром. В тот миг это заявление Архиепископа вызвало у девушки скептическую усмешку - дар у нее действительно был, это она и так прекрасно знала, не то чтобы редкий, но все же довольно выдающийся, но к магии он не имел никакого отношения.
   Впрочем, заявление Его Святейшества ничуть не удивило Наэллу - она изначально было весьма одаренной девочкой, и вследствие этого с самого детства и по сей день разные люди пытались развить в ней всевозможные таланты, неустанно убеждая ее, что это "как раз то, чем она обязательно должна заниматься", даже не догадываясь о ее истинном "предназначении". Она хорошо танцевала, неплохо пела, легко учила разные языки, говоря на них без малейшего акцента, обладала замечательной памятью, быстро считала в уме, и еще было много всего того, что у нее получалось хорошо. Что и говорить, талантов у нее было много. А дар - только один. Лучше всего у нее получалось совсем другое, и, занимаясь своим настоящим делом, она использовала все свои умения, все то, чем ее так щедро наделили боги.
   Девушка была прирожденной убийцей.
  
  
  
   - Перворожденные есть зло. Зло для нашего мира. Не потому, что они ненавидят и презирают людей, ни в грош не ставя человеческую жизнь. Люди для них - тля, хотя жизнь букашки для них не в пример дороже жизни человека. Но дело не в этом. Они - инакие. У них иная магия, иная сила. Они пришли из других миров и их существование здесь рано или поздно погубит мир, поскольку вселенское равновесие будет нарушено. Их сила - иная сила, чужда этому миру, она его разрушает... даже если сейчас этого никто не видит... Да, сейчас многим может казаться, что они поддерживают жизнь, что благодаря им природа расцвела... Но это только сейчас. А потом... Потом будет слишком поздно...
   Так говорил Архиепископ... Не ей. Послушнику. Тот по доброте душевной никак не мог понять, зачем нужно преследовать одного темного эльфа, который, как она поняла из разговора, уже до припадушек довел Святых Братьев, развлекаясь тем, что раз за разом уходил у них из из-под носа. Молодой еще послушник... Идейный... Все смысл ищет - в жизни, в своих поступках, в деяниях Ордена Его Святейшества... Зачем нужно преследовать! Да затем, что приказали! А остальное - не твоего ума дела...
   Но Святейшество молодец. Доходчиво и внятно прочел послушнику лекцию о вреде Перворожденных и отпустил с миром.
   - Давно здесь стоишь? - даже не глядя в ее сторону, спросил Архиепископ.
   - Столько, сколько положено, - пожала плечами девушка.
   Архиепископ резко развернулся на каблуках, с видимым интересом уставившись на ту, что посмела в его присутствии вести такие дерзкие речи.
   - Кем положено? - приподнял бровь Инквизитор.
   - Вами, Ваше Святейшество, - не отводя взгляда, невозмутимым голосом ответила Наэлла.
   Архиепископ не шелохнулся, видимо, ожидая пояснений. Девушка вздохнула, мысленно коря себя за неумение вовремя смолчать.
   - Ну, посудите сами, Ваше Святейшество, - развела она руками, - меня сюда привели ваши люди, по вашему приказу... Поскольку Святой Орден следит за порядком во всем мире, было бы глупо допустить, что эти доблестные стражи неверно поняли приказ, перепутали место или время, или еще что-то в этом роде. А предположить, что вы не рассчитали время приема посетителей или, что в вашем кабинете случайно, по нелепой оплошности оказалась открыта дверь, у меня не получается при всем богатстве воображения.
   Брови Инквизитора изумленно поползли вверх.
   - Да уж... не думал, что меня чем-то возможно удивить...
   - Рада, что оказалась полезной Вашему Святейшеству, - поклонилась Наэлла.
   Архиепископ рассмеялся.
   - С тобой не соскучишься, - он жестом пригласил ее войти.
   - Прежде никто не жаловался, - девушка повторила поклон и, затаив дыхание, переступила порог.
   Стража осталась стоять на месте, не сделав за ней ни шага, зато дверь тут же закрылась за ее спиной. Тихо, бесшумно - девушка не услышала этого, но почувствовала всем телом - волна ледяного ужаса окатила ее с головы до пят.
   - Присаживайся, - кивнул в сторону кресла Инквизитор.
   Наэлла с радостью бы отказалась от такой чести, но коленки предательски задрожали, и ей ничего не оставалось, как нижайше поблагодарить Его Святейшество и добраться до кресла быстрее, чем подкосятся ноги - главное, постараться не плюхнуться в него и потом не сильно вжиматься во время разговора...
   - Вина? - предложил Архиепископ.
   - Нет, благодарю... Хотя давайте - ваше вино наверняка на порядок лучше тех, что мне доводилось пробовать, когда еще такой шанс выпадет...
   Великий Инквизитор едва заметно улыбнулся, взял кувшинчик с вином, наполнил два бокала и один протянул ей. Другой поднес к свету, немного полюбовался, как играет солнце, вливая золото в тягучую бордовую влагу.
   - А вам идет, - не удержалась Наэлла, глядя на высокую фигуру Архиепископа, облаченную в бордовую мантию с золотой отделкой.
   Он невольно усмехнулся.
   - Не сомневаюсь. За здоровье и благоденствие Его Величества!
   Наэлла пригубила вина, про себя отметив, что оно оказалось не просто лучшим их того, что она пробовала, а вообще - лучшим. В Эвенкаре, в Элантиде - мире. Даже коленки дрожать перестали...
   - Ну вот, теперь я могу с тобой нормально разговаривать, не думая постоянно о том, что ты вот-вот упадешь в обморок от страха.
   - А должна?
   Архиепископ прищурился, с любопытством разглядывая гордячку.
   - Мне нравится твоя смелость, - задумчиво протянул он. - Так ведут себя либо люди непогрешимые, которые знают, что их совесть чиста, и бояться им нечего, либо, напротив, те, которые так погрязли в своих преступлениях, что им уже нечего терять... Или же просто отчаянные наглецы, - он сделал небольшой глоток из своего бокала, на мгновение прикрыл глаза, наслаждаясь терпким букетом, и продолжал. - Мне нравится, что твоя смелость выглядит как смелость человека непогрешимого. И то, что тебя не пугает высокое положение собеседника, кем бы он ни был. Но не смотри на меня так, я тебя пригласил не для того, чтобы говорить комплименты.
   Наэлла вздохнула.
   - Ну вот, - хмыкнула она, - а я уж грешным делом подумала, что вы за мной приволокнуться решили - в гости пригласили, вином поите, рассказываете, что вам во мне нравится...
   Выражение лица Архиепископа сменилось с удивленного на совершенно ошарашенное. Он поставил бокал и весело рассмеялся.
   - Все больше и больше убеждаюсь, что не ошибся в своем выборе, - покачал головой он. - Но, все же, перейдем к делу, - он размеренно встал, подошел к своему столу, выдвинул ящик и извлек оттуда толстую темно-алую папку, перевязанную золотой лентой. - Если быть точнее, вот к этому. Знаешь, что это такое?
   - Догадываюсь, - бесцветным голосом проговорила Наэлла.
   - Умница, - одобрительно кивнул Архиепископ. - Ты мемуары писать не пробовала?
   - Да вот как-то не довелось, все думала, рано еще...
   Гаронд прищелкнул языком.
   - Ай, как неосмотрительно... Человеческая жизнь - штука короткая и непредсказуемая, уж кому как ни тебе это знать... Так что в ней рано ничего не бывает. Но не переживай. За тебя это уже сделали.
   - Моя благодарность Вашему Святейшеству не знает границ.
   - Это хорошо, - Инквизитор перелистнул несколько страниц. Кстати, не поверишь, очень даже увлекательное чтиво. Я какое-то время даже оторваться не мог, читал, как захватывающую остросюжетную литературу.
   - Рада, что вам понравилось, - невольно усмехнулась девушка.
   - Еще как! Можно даже сказать, что ты приобрела в моем лице горячего поклонника. Настолько горячего, что, едва ознакомившись с этим трудом, я сразу же задался целью увидеть тебя воочию.
   - И как? Не разочаровались?
   - Нисколько. Скажу больше - действительность превзошла все мои ожидания. Я несколько раз силился представить, как может выглядеть женщина, поднявшаяся с самого дна, ради выгоды и положения в обществе прошедшая по трупам... - голос Архиепископа был холодным и равнодушным, в нем не было ни осуждения, ни насмешки. - Конечно, я предполагал, что ты не появишься здесь в забрызганной кровью одежде, с безумной жаждой убийства во взоре, но то, что ты будешь настолько спокойной и... непогрешимой... Прости, что повторяюсь, просто это слово подходит тебе как нельзя больше. Я даже поймал себя на мысли, что готов перечитать твое дело и найти какую-нибудь несостыковку, которая могла бы указывать на твою невиновность...
   - Что ж не перечитываете?
   Инквизитор хмыкнул.
   - Даже сейчас... Ты знаешь, что я открою эту книжицу, в которой подробно описано, как ты втиралась в доверие к состоятельным людям, как убивала потом своих подельников, любовников и мужей... и просто тех, кто случайно оказывался замешанным в твои интриги... Ведь в твоей истории с какой стороны не подступись - приговор. Проституция, воровство, подделка документов, мошенничество различного рода, доведение до самоубийства, убийство, и все это - неоднократно и с отягчающими обстоятельствами... И в то же время ты с таким невинным видом предлагаешь мне это перечитать, словно уверена, что я найду там нечто, способное оправдать все твои злодеяния... или доказать твою полную непричастность...
   - Вас это удивляет, Ваше Святейшество?
   - Восхищает. Однако, тут же становится понятно, почему тебе так хорошо удавалось обманывать людей. Сколько же твоих жертв попадало на твой невинный взгляд как на крючок опытного рыболова?
   - Это вопрос? У вас же все написано.
   - Да, написано, - пробегая глазами по страницам, кивнул Инквизитор, - это я так, задумался... Хотел с тобой обсудить прочитанное - как понимаешь, больше не с кем, "роман" твой написан в жанре... весьма специфическом, не для широкого круга читателей.
   Наэлла приподняла бровь.
   - То есть... это... не обнародовано?
   - Нет, конечно! - рассмеялся Архиепископ. - А ты ждала, что пока мы тут с тобой вино попиваем, тебе камеру готовят, эшафот возводят? Или родственников твоих жертв оповещают о том, что убийца пойман, и отмщение не за горами? Не переживай, арестовывать тебя, казнить или выдавать родне погибших мужей для самостоятельной расправы не входит в мои планы. Пока. Напротив, я хочу тебя вознаградить. К чему ты стремилась? К богатству? К славе? К положению в обществе? - Инквизитор запустил руку в ящик стола и рядом с темно-алой папкой легла еще одна, королевских цветов - ярко-синяя, богато расшитая золотом. - Здесь - твой титул, твой замок, твое состояние, поверь, немалое. Твой путь в высший свет. Все то, о чем ты мечтала, и что можешь получить вполне законным путем, выполнив мое задание. Как только ты вернешься сюда, в мой кабинет, с отчетом о проделанной работе, вот эта папка, - он указал на ее "дело", - при тебе будет брошена в камин, и никто и никогда не узнает о том, что в ней было. А твои новые документы, лично подписанные Его Величеством, со всеми нужными печатями, будут вручены тебе вместе с приглашением на ближайший прием, где ты будешь представлена ко двору. Как тебе такое развитие событий?
   - Как? - усмехнулась девушка, - Ваше Святейшество, вы хотите, чтобы я рассыпалась в благодарностях, или вас действительно интересует мое мнение?
   Архиепископ фыркнул.
   - Не доверяешь?
   Девушка задумчиво вздохнула.
   - Ну, как вам сказать... - медленно заговорила она. - Первое, что приходит в голову - то, что ваше предложение - красивая сказка, которую вы неоднократно рассказываете молоденьким дурочкам, мечтающим пробиться в высшее общество.
   - А второе?
   - То, что вы не похожи на сказочника, - покачала головой Наэлла. - И когда вам нужно подчинить себе людей, не пользуетесь такими дешевыми приемами. Вам достаточно приказать. А если вам заблагорассудится кого-то наградить, то любой человек посчитает за счастье принять от вас любую награду, какой бы она ни была.
   - Мне нравится, что ты рассуждаешь здраво, - улыбнулся Инквизитор. - И что ты думаешь по этому поводу?
   - То, что это задание, судя по всему, невыполнимо, - развела руками девушка. - Или хотя бы очень опасно. Поэтому вы, несмотря на тот компромат, что у вас на меня есть, все же решили подстраховаться, поскольку считаете, что даже если вы мне будете угрожать пожизненной каторгой или эшафотом, я предпочту смерть выполнению вашего приказа. Единственное, что меня удивляет, что вы обратились именно ко мне - у вас же есть бесчисленное множество последователей, готовых отдать жизнь за вас, не задумываясь.
   - То-то и оно, что не задумываясь, - Архиепископ снова взял свой бокал и подошел к окну. - Мне не нужно, чтобы за меня отдали жизнь. Мне нужно, чтобы мое задание было выполнено.
   - Испытываете недостаток в профессионалах? - ухмыльнулась белокурая бестия.
   - Скажем так, стараюсь использовать различные ресурсы, как явные, так и скрытые, - невозмутимо проговорил Архиепископ.
   Девушка невольно передернула плечами. Великий Инквизитор вел игру. Легко и изящно. Он позволял собеседнице вольности, даже дерзкие насмешки, он позволял с собой спорить... Но в то же время она не сомневалась, что это - игра кошки с мышкой. Просто ему хотелось, чтобы с ним спорили, чтобы с ним говорили именно так... И она своим поведением вовсе не противоречила ему, наоборот, она выполняла волю Архиепископа, которому, устав от трудов праведных, захотелось немного поразвлечься... Хотя... возможно, что на самом деле поле его игры намного шире, и она, скорее всего, и не мышка вовсе, а лишь крохотная наживка, на которую должна попасться та самая мышка, в логово которой он ее посылает... И сколько таких наживок было уже проглочено до нее?
   - Ваше Святейшество, - изменившимся голосом прошелестела девушка. - Что я должна буду сделать?
   Он резко обернулся.
   - То же, что и всегда, - пристально глядя ей в глаза, отчеканил он. - Если все сделаешь, получишь то, о чем мы говорили. Все то, что я говорил о вознаграждении - чистейшая правда, за выполнением обещанного прослежу лично. Если провалишь задание или попытаешься исчезнуть, я, опять-таки, лично - ознакомлю Его Величество с папкой, в которой записана твоя увлекательная биография. Что будет дальше - сама понимаешь. Так что, соглашаться на мои условия или нет - решать тебе. Выбор у тебя, конечно, есть...
   - Но невелик...
   Архиепископ развел руками.
   - Уж простите, чем богаты...
   - Насколько я поняла, моя жертва - эльф?
   По губам Инквизитора скользнула одобрительная улыбка.
   - Ты наблюдательна. Мне бы очень хотелось, чтобы наше сотрудничество не ограничилось одним заданием.
   Наэлла поклонилась.
   - Ты слышала, что я говорил о Перворожденных предыдущему посетителю?
   - Да, Ваше Святейшество... - невольно усмехнулась девушка. - Я не буду вас выспрашивать о том, какое отношение Перворожденные имеют к мировому кризису, в чем заключается их вина перед человечеством и все такое... Возможно, вы посчитаете меня женщиной, несведущей в политике, и вообще, невежественной и ограниченной, но мне, честно говоря, нет до них никакого дела. Меня интересуют лишь их уязвимые места, а также, с какими проблемами я могу столкнуться во время выполнения вашего задания ввиду особенностей психологии и физиологии этой расы. И вообще, скажите уже, что от меня конкретно требуется, чтобы я не рассуждала голословно, а задавала вам вопросы по существу, хорошо?
   Архиепископ довольно кивнул.
   - Прекрасный ответ. Ну что ж, перейдем к делу...
  
  
   ...Наэлла положила камень на ладонь левой руки, провела несколько раз пальцами правой по его искрящимся бордовым прожилкам, словно расправляя их. Камень запульсировал сильнее, "прожилки" задвигались быстрее, активнее, вокруг него появилось чуть заметное бордовое свечение. Давай, милый, давай! Камень стал нагреваться. Еще немного... Ага, пока хватит. Наэлла не стала вешать его обратно на шею, а крепко сжала в кулаке.
   - Веди меня к нему! - приказала она артефакту. - Я хорошо заплачу, увидишь!
   Артефакт ответил едва заметным покалыванием, оно не обжигало, а вливало в руку приятное тепло. Однако, этим его "ответ" и ограничился. Что делать дальше, девушка представляла довольно слабо. Вся ее жизнь прошла в городе, в лесу она бывала редко, а в таком, как этот - вообще никогда. Как в нем можно выбирать направление, и вообще, как в нем ориентироваться, она не знала. Ну вот... не хватало еще заблудиться - это было бы совсем глупо! Учитывая, что в Чертогах она далеко не первый день, и давно можно было бы попросить Лантанэля устроить ей экскурсию...
   Девушка огляделась по сторонам, мысленно коря себя за беспечность.
   - Ты заблудилось, дитя?
   Наэлла вздрогнула всем телом, едва не выронив драгоценную реликвию. Страх потерять ее здесь, в высокой траве, заставил сердце девушки колотиться еще быстрее, и она сжала заветный артефакт, что есть силы, даже пальцы побелели от напряжения. Камень слегка обжигал руку - не то нагрелся от такого резкого выплеска ее эмоций, не то просто руки похолодели...
   Она обернулась. Эльф. Он что, шел за ней по пятам? Или только сейчас появился? Но почему она его не заметила? Не видела, откуда он вышел, не слышала его шагов... Впрочем, эльфы могут ходить неслышно, они в лесу - как рыба в воде... Местные жители... Почти духи леса...
   Однако на обычного эльфа он не был похож.
   "Перворожденные вечно молоды. Сколько бы они не прожили на свете, они всегда молоды. Молоды и прекрасны. И гордятся этим".
   Эльф, представший перед изумленным взором Наэллы, не был молод. Длинные волосы цвета пшеницы сильно потускнели и подернулись сединой, на изящном лице пролегли морщины. Впрочем, это его ничуть не портило, даже сейчас Перворожденный был, несомненно, красив... но молод?..
   - Прости, дитя, я не хотел тебя пугать, - неверно истолковал ее замешательство эльф.
   Она неопределенно передернула плечами.
   - Да нет, ничего... - пробормотала Наэлла. - Просто я не ожидала... здесь увидеть... кого бы то ни было... Я просто... - она запнулась, подбирая подходящее объяснение, - прогуливалась...
   Он сокрушенно покачал головой.
   - Я нарушил твое уединение... Мне очень жаль. Я сейчас же уйду.
   - Ну что вы, не стоит, - сама не зная почему, остановила его девушка.
   Он приподнял бровь.
   - Это же ваш лес, - смутилась она.
   - Лес большой, - тепло и как-то по-отечески улыбнулся эльф. - Здесь хватит места всем...
   "Они - инакие"
   Девушка тряхнула головой, пытаясь привести в порядок путающиеся мысли.
   "Не верь их словам. Они обладают мощным даром убеждения, потому что всегда уверены в собственной правоте..."
   Но эльф, видимо, не собирался ни в чем ее убеждать... Он просто коротко поклонился и тут же, развернувшись, двинулся к лесной чаще...
   - Подождите! - сама не зная, почему, закричала ему вслед Наэлла.
   Эльф остановился.
   Едва заметный поворот головы... Слегка развевающиеся на ветру полы изорванного плаща... Длинные волосы, скользящие по спине пшеничной волной... Изящное движение тонкой руки... Боги, да что же такого в этих потрясающих созданиях, заставляющее стоять, затаив дыхание, не сводя с них восхищенного взора?! А если он так же изящно достанет из-за спины лук или обнажит меч, она тоже будет стоять, словно завороженная, боясь шелохнуться, дабы не спугнуть эту потрясающую воображение красоту?! Да нет, глупости! С Лантанэлем же она как-то общается, хотя он, несомненно, красив и, к тому же, намного моложе, чем этот... А их министр на нее вообще никакого впечатления не произвел... Так может, это...
   "У них своя магия. Инакая магия, она не похожа на ту, что ты привыкла видеть..."
   Так он колдун! Он сильный эльфийский колдун!
   Наэлла стиснула зубы.
   - Что с тобой, дитя? - Перворожденный непонимающе приподнял бровь.
   - Н-нет... - выдавила из себя девушка, - ничего... Показалось...
   Он нахмурился. Огляделся по сторонам.
   - Тебя кто-то испугал?
   Девушка замотала головой.
   - Нет, все в порядке. Действительно показалось... - она почувствовала, как ее зубы начали выбивать барабанную дробь. Ну, уходи же, уходи! Еще чуть, и противиться его влиянию станет просто невозможно...
   Эльф прищурился.
   - Кажется, я начинаю понимать... - задумчиво проговорил он, не сводя с девушки пристального взгляда. Наэлла побледнела. - В тебе говорит гордость. Тебе страшно и холодно, но ты не хочешь этого признавать. Я прав?
   Гордость? Холод? Страх? Старый мудрый эльф, что ты знаешь о страхе? У вас ветер подул в Чертогах - все от страха чуть с ума не посходили... Эльфы, Перворожденные - странные, инакие создания... нелюди. Красивые, умные, почти божественные, но - нелюди. Ваша гордость - это осознание собственной исключительности и понимание того, что все остальные - прах у ваших ног. Ваш страх - лишиться этой самой исключительности в глазах других.
   Да, вы не боитесь смерти... потому что вы не дорожите жизнью. У вас нет стремлений, желаний, привязанностей, у вас нет того, что делает человека сильным и слабым одновременно - у вас нет чувств!
   Вы не живете... Вы словно прекрасные цветы или деревья Изумрудных Чертог - радуете глаз и возвышаетесь над суетой мира, мира людей, но вы никогда не станете его частью. Потому что у вас свои мысли, свои чувства, недоступные и непонятные человеку, у вас все - свое...
   Вы - инакие. И нам никогда не понять друг друга. Для вас смотреть часами на то, как распускается цветок под лучами солнца во сто крат важнее, чем сделать погремушку маленькому ребенку... Вы никогда не поймете наших безумств, совершенных во имя любви, так же как и нам не понять, как можно смеяться или плакать, слушая журчание ручья... У вас не бывает потерь, вы не оплакиваете своих умерших, потому что и смерти у вас тоже почти нет...
   - Простите... Куда мы идем? - спохватилась Наэлла, заметив, что уже довольно долгое время ступает по зеленой траве, следуя за Перворожденным.
   Эльф, не оборачиваясь, покачал головой.
   - Глубокие думы тебя одолели, дитя... Сейчас дойдем до сторожки, напою тебя горячим травяным чаем. И согреешься, и мысли в порядок приведешь... Обычно помогает... Хотя...
   Перворожденный пошатнулся, девушка рванулась вперед, подхватила его под руку. Он неуверенно повел плечом, видимо, пытаясь отдернуть руку, но все же делать этого не стал. Просто прикрыл глаза...
   Наэлла судорожно пыталась сообразить, что произошло, и что нужно делать в таких ситуациях, но эльф уже выпрямился, глубоко вздохнул, взмахнул длинными ресницами и мягко улыбнулся.
   - Ну вот, я снова тебя напугал... - смущенно заметил он.
   - Да нет, что вы... - взволнованно пробормотала девушка. - Давайте, я помогу! Обопритесь на меня, я вас удержу... Или позвать кого-нибудь? Здесь же должны быть маги или целители...
   - Да нет, никого звать не надо, - голос эльфа звучал тихо, но ровно и умиротворенно. - И беспокоиться, собственно, тоже. Но спасибо, твоя забота меня очень тронула.
   - Тронула? - опешила Наэлла.
   Высокородный старец снова приподнял бровь.
   - Прости, но твое удивление мне непонятно.
   - То есть... - девушка пыталась сохранить спокойствие, - если бы вы вот так шли по лесу в окружении других эльфов, а потом упали бы в обморок, никто бы и внимания не обратил?
   - Я думаю, что если бы такое произошло в окружении эльфов, - возразил старец, - они бы просто обезумели от ужаса. Можешь мне поверить, паника бы поднялась невообразимая.
   - Но тогда... почему?..
   Он поднес руки к голове, слегка помассировал виски, и Наэлла в очередной раз поймала себя на том, что не может отвести от него взгляда, ловя каждое его движение.
   - Дитя, - устало проговорил он, - то, что ты задаешь много вопросов - похвально, ибо любознательность толкает нас к новым знаниям, но... прости, я сейчас не настроен заниматься чьим-либо развитием, даже такой очаровательной девушки...
   - Девушки? Очаровательной?
   - Ну вот, сразу два вопроса, - грустно улыбнулся эльф. - Какое из этих слов тебе непонятно?
   - Да нет, мне все понятно, просто... на мне мужская одежда...
   - И что? Если я накину шаль из овечьей шерсти, ты примешь меня за барана?
   Девушка прыснула.
   - Ну, это вы преувеличиваете...
   - Пусть так, - согласился старец. - Но ты же не приняла меня за эльфийку, а на мне, между прочим, надета мантия, которая могла бы подойти Перворожденным обоих полов.
   - Ну хорошо, убедили. Однако, многие эльфы приняли меня за мальчика.
   Он удивленно приподнял бровь.
   - Вот как? Странно... - покачал он головой. - А ты действительно девушка? - уточнил он, словно не веря своим глазам.
   Наэлла рассмеялась.
   - Ну вот, я вас уже запутала. Не обращайте внимания. Идем дальше? Или еще постоим? Как вы себя чувствуете? Голова кружится?
   Эльф махнул рукой.
   - Не очень. Что ты там еще спрашивала? Почему я тебя считаю очаровательной?
   - Да ладно, это, в принципе, не важно... Просто я думала, что у разных рас разное представление об эстетике...
   Эльф усмехнулся.
   - Ну да. Мы считаем красавицами только женщин исключительно уродливых с вашей точки зрения...
   Наэлла рассмеялась.
   - Знаете, вы - очень необычный эльф! - призналась она.
   Перворожденный только пожал плечами. Девушка взяла его под руку, и они двинулись дальше.
   Сторожка показалась очень скоро.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   12
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"