Лихницкая Валерия: другие произведения.

Глава 04. Фаэнор

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


  

Глава 4

  
  
   Ледяная вода с утра была очень кстати. Поток безжалостной влаги унес остатки сна, налил одеревеневшие мышцы силой и очистил голову от ненужных мыслей, которые только мешали бы в дороге. Да и вообще по жизни. Впрочем, жизнь - это дорога, так что чего удивляться?
   Крыся ехала смурная и виноватая. Смурная - потому что не окатывалась ледяной водой, виноватая - из-за того, что не разбудила банщиков. Хотя получилось все даже лучше. Арион, услышав на дворе вопли целителя, попавшего под "водопад", пришел в дикий восторг и потребовал проделать с ним то же самое. Судя по его виду, он почти или совсем не спал и тоже предавался каким-то малоприятным размышлениям. Но как только Фаэнор познакомил великого и ужасного Магистра с колодезной магией, Арион прямо на глазах стал другим человеком. То есть, вообще - стал человеком. С живой реакцией, живым лицом, живым взглядом и... живым языком, который, как оказалось, так и не смогли истребить годы, проведенные в Академии. Поистине, ведро воды творит чудеса!
   Услышав от Магистра несколько крепких выражений, Фаэнор еще больше его зауважал. Все-таки, вот что интересно, никогда не любил интеллигентных чистоплюев, которые от крепкого слова нос воротят. Можно подумать, по тому, выражается человек или нет, можно судить, плохой он или хороший. Вот, например, один человек просидел всю жизнь сиднем, какие-то каракули выводил никому не нужные, всем родственникам плешь проел жалобами, что никто не понимает его таланта, а кроме этого палец о палец не ударил, и всю жизнь его жена да родичи обслуживали, потому как он вот такой бедный, несчастный да непонятый. Но зато он по жизни изъясняется как по книге, всех сударями да сударынями зовет и весь такой из себя воспитанный. А другой - всю жизнь пашет, как вол, или с врагами бьется, защищая свой дом и свою страну, или разбойников отлавливает, жизнью каждый день рискуя. Но вот с изящной словесностью как-то не задалось, все как-то у него с крепкими словами выходит, и что, он плохой человек, а тот дармоед - хороший?
   Чтоб далеко за примерами не ходить, скажем так - вот уж кто образец вежливого обхождения, так это Его Святейшество. Он не то что не ругается - голоса ни на кого не повысит. Сама любезность, не хуже Перворожденных. И серые братья его тоже такие же... Если так судить, то его орден - просто образец для подражания. Так что же, Инквизиция - это добро?!
   Фаэнор подумал, что, наверное, именно из-за этого он и недолюбливает тех, кто ведет себя, словно на уроке изящных манер. Потому что эти манеры слишком напоминают ему инквизиторов.
   Вообще хорошо, что он подумал обо всем этом именно тогда, у колодца. Потому что матерящийся Арион не мог увидеть его лица. А потом, едва Магистр отдышался, Фаэнор сунул ему в руки ведро и попросил еще раз его облить. Это помогло. Но не сразу. Тогда он снова облил Магистра, не ожидавшего такого подвоха. Вот это действительно помогло. Магистр так злобно шипел и ругался, что Фаэнор очень быстро простился с тяжелыми воспоминаниями и расхохотался, окончательно приходя в себя.
   Когда вышли воины света, двор был залит водой, а полковник с Магистром подавали пример совершенно несерьезного поведения, хохоча и уже непонятно в какой раз обливая друг друга. Оба были замерзшие до посинения, но при этом бодрые и невероятно довольные.
   Фаэнор вспомнил утреннее дурачество и, покосившись на Магистра, чуть не расхохотался в голос. Магистр был как всегда сдержан и высокомерен, его горделивую осанку было видно издалека. Белоснежная мантия. Безупречная посадка. Породистый белый конь, такой же высокомерный, как и его хозяин. Но Фаэнор знал, что за всем этим скрывается, и ему было смешно. Несмотря на то, что челюсть слегка побаливала - ведь они, кроме обливания, успели еще побороться, и он даже пропустил пару ударов. Магистр, впрочем, тоже. Рико потом кинулся всех лечить, но Фаэнор отказался - пусть немного поболит, вроде как память останется, вот, мол, словил в челюсть от мятежного Магистра.
   Несмотря на то, что это видел почти весь отряд, в дороге об утреннем хулиганстве Магистра и его военачальника никто не заикался. Однако настроение поднялось у всех - маги рассказывали студенческие байки, Фаэнор - армейские... И только Арион молчал, делая вид, что его все это совершенно не интересует.
   - Фаэнор... гм... господин полковник, - неожиданно обратилась к нему Крыся, - разрешите, я поеду в разведку!
   - Не разрешаю, - отрезал Фаэнор.
   - Но...
   - Нет, я сказал. Держись рядом со мной. Пропадешь из поля моего зрения, отправлю в Рейнгард. Под конвоем.
   У девчонки от обиды задрожали губы.
   - Вы опять со мной говорите, как с маленькой!
   - Если б я считал тебя взрослой, - спокойно проговорил Фаэнор, - ты бы всю ночь воинам сапоги чистила. И оружие. За то, что прекословишь командиру и оспариваешь приказы. А за самоволку не Рейнгардом бы пригрозил, а трибуналом. Но поскольку ты дитя несмышленое, я на тебя только шикаю да пальчиком грожу, - девчонка аж задохнулась от возмущения, а он продолжал. - Крыся, бросила бы ты эту манеру глупую - взрослую из себя корчить. В юности очень много хорошего, поверь. А то... не обижайся, но правда ведь, смешно смотрится. Требуешь, чтоб серьезно к тебе относились, а сама ведешь себя, как капризная девчонка. Я понимаю, что брат с тобой носится, как с фамильным сокровищем и терпит все твои придури, позволяет тебе играть в разбойницу, а сам с тебя пылинки сдувает, но пойми, в бою тебе сопли утирать никто не будет. Если ты из-за самонадеянности и по дурости, что практически одно и то же, подведешь отряд, твое "ой, простите, я не хотела", никому не поможет. И врага твои наивные глазки не остановят. На войне не шлепают по попке, на войне убивают. И чем раньше ты это поймешь, тем лучше. Так что подумай еще раз, стоит тебе ехать или нет, и если стоит, то - в каком качестве. И еще над тем подумай, как ты хочешь, чтобы я к тебе относился. И больше таких вопросов не поднимай, так как потом их решать будет некогда.
   Девушка слушала отповедь, не перебивая, не мигая и почти не дыша, и буровила его таким взглядом, что у Фаэнора возникло острое желание провалиться сквозь землю или хотя бы зарыться в кротовью нору, если такая подвернется. После утренних событий он и так был о себе не лучшего мнения, но сейчас и вовсе почувствовал себя пожирателем младенцев. Криса какое-то время молча смотрела ему в глаза, но потом, видимо, удостоверившись в его черствости и непробиваемости, отвернулась и пришпорила коня.
   Вот и поговорили.
   - Жестко вы с ней, полковник, - покачал головой ехавший рядом "воин света". Фаэнор вспомнил, что его зовут Элгрин. Элгрин Найд, если он ничего не перепутал.
   - Жестко? - Фаэнор покачал головой. - Вполне возможно. Но от горьких пилюль, как правило, пользы больше.
   Элгрин задумчиво кивнул, но, кажется, все-таки не согласился - Фаэнор заметил, эта шустрая бестия вызывала у всех подряд просто дикую симпатию. Если бы девчонка не вбила себе в голову какую-то непонятную любовь к старому капитану, у нее были бы все шансы удачно выйти замуж еще до приезда в Эвенкар, поскольку каждое ее действие вызывало у магов неземной восторг. Они, правда, это тщательно и довольно успешно скрывали - все-таки, серьезные ребята, отличные маги и, пусть не очень опытные, но все же хорошие воины - но Фаэнор видел, как они просто млели от каждой выходки этого отчаянного крысенка.
   - Вы считаете, что я не прав, Элгрин? - чтобы подтвердить свою догадку, спросил Фаэнор. - Только честно.
   Маг нахмурился.
   - Да нет, вы не то, чтобы не правы... - проговорил он, вглядываясь в даль. - Я бы сказал, что вы правы, но не совсем. То, что вы говорите, в принципе, верно, но сами слова просто ужасны.
   - Ужасны? Их ужас заключается лишь в том, что они правдивы, вот и все.
   - Возможно... Но слова могут ранить очень больно.
   - Могут. Ранить. А враг может убить.
   - Все это так. Но она еще так юна...
   - Вот именно, - согласился Фаэнор. - И мне бы очень хотелось, чтобы она дожила до старости, а не осталась вечно юной в памяти оплакивающих ее близких.
   Маг грустно вздохнул.
   - Да. Но все равно жалко ее. Она так переживает. Да и вообще...
   Что "вообще", Фаэнор спрашивать не стал - о несчастной любви этого ходячего бедствия не знал разве что Арион, занятый своими "мятежными" мыслями. Хотя, вполне возможно, что и он знал - кто их, Магистров, разберет? Тринни только скрипнул зубами, поблагодарил мага за честный ответ и поехал вперед. Что ни говори, дорогу и вправду не мешало бы разведать...
   Жалко. Всем ее жалко. А ему что, не жалко, что ли?! Сидела б сейчас в Рейнгарде, под присмотром у брата и графа Вальдоса - да продлят его дни боги Элантиды, если они, конечно, есть. И если вообще хоть кому-то есть дело до этого брошенного-заброшенного мира и до его обитателей.
   Поймав себя на такой мысли, Фаэнор тут же обругал себя самыми грязными словами, какие только пришли ему в голову. За малодушие. В самом деле, взрослый человек, воин, полковник при мятежном Магистре - а сидит нюни распускает! Ах, боги забросили! Ах, никто не помогает! Ах, никому до него, бедного-несчастного, дела нет! Тьфу! Аж самому противно! Боги тебе дали жизнь. А также - руки, чтобы держать оружие, голову, чтобы думать, волю, чтобы противостоять врагу, сердце, чтобы любить жизнь и ненавидеть тех, кто хочет ее отнять - у тебя и твоих близких. Поэтому скажи им спасибо и иди бейся, на то ты и воин.
   Фаэнор придержал коня, слегка замедлив шаг. Дорога была чистой, птицы чирикали, солнце светило... Но ощущение тревоги налетело, как легкий порыв холодного ветра посреди жаркого летнего дня, пронеслось по всему телу, встопорщив волосы, и затаилось где-то в основании шеи. Фаэнор остро пожалел, что в отряде Ариона нет ментата, которому он мог бы передать мысленный сигнал, а также - никого из профессиональных воинов или хотя бы темных магов. Повернуть назад значило бы обнаружить отряд и к тому же, что ему совсем не хотелось, показать, что заметил засаду. Но если не поворачивать, через пару минут отряд сам здесь появится.
   Надо было что-то решать, причем, очень быстро.
   Воинский инстинкт проснулся, словно задремавший над добычей хищник. Фаэнор почувствовал, как в нем распрямляется пружина, которую он всеми силами сдерживал долгое время. Так вот на что уходили эти самые силы, вот почему он считал себя постаревшим и потяжелевшим!
   Он довольно лениво спешился, словно собирался поправить узду, похлопал коня по шее и шепнул ему в ухо команду, которой потихоньку учил его по дороге - как раз готовясь к подобному случаю. Конь сорвался с места, оставив хозяина, громко ругающегося на бестолковое животное, проскакал сначала вперед, потом развернулся и, пронесшись мимо Фаэнора, ускакал в сторону отряда. Фаэнор искренне надеялся, что благородное животное все сделает так, как надо... И что благородный Магистр тоже все поймет и не наделает глупостей. А то эти борцы за свободу - хлебом их не корми, дай только повод пожертвовать собой, тут же кинутся, даже не уточнив, надо это кому-нибудь или нет.
   Фаэнор, продолжая ругаться, осторожно высвободил нож и резко нырнул в придорожные кусты.
   Вот... Приятно работать с профессионалами! А с дилетантами - вообще одно удовольствие!
   Если бы это были наемники - настоящие убийцы, он бы пошевелиться не успел, лежал бы себе на земле, созерцая красивый пейзаж невидящим взглядом. Метнули бы ножичек, стрелу бы пустили - неважно, но результат был бы однозначный и неотвратимый. И никакие инстинкты бы не помогли. И если бы уж метнулся в кусты, то дергаться уж точно никто бы не стал, только один раз бы пошевелились - чтобы он из этих кустов уже никогда не вышел. И если бы двигались, то так, чтоб не то что он - птички бы на соседних ветках не заметили.
   Но на таких бойцов нужны деньги. А Лотар денег платить не любит. А уж чтоб птички не слышали - так это вообще эльфы нужны, а ты попробуй найми стрелка Перворожденного?! Такого попробуй найди, чтоб согласился стать наемником, а если найдешь - попробуй оплати его услуги! Фаэнору как-то доводилось видеть, как работает эльфийский стрелок... И только потому, что тот сам разрешил ему посмотреть, а то ни в жизнь бы не разглядел. Но тот, на кого он охотился, не то что заметить - понять ничего не успел.
   А здесь - прыгнул в кусты, и возня тут же началась. Дилетанты! Тот, что на дереве засел, сразу себя обнаружил. Но не раньше того, кто сидел за кустом - Фаэнор успел перехватить его руку с занесенным ножом и швырнуть противника на себя - как раз чтобы закрыться от лучника, вообразившего себя эльфийским стрелком. Жертва, не ожидавшая получить стрелу своего же товарища, завопила, и началось...
   У Фаэнора бы опыт лесного боя, да и совместная вылазка с Перворожденным - единственная, но зато какая! - многому его научила. Он уходил от ударов, нырял в траву и выскакивал из-за кустов, его нож ликовал от восторга - наконец-то он получал то, о чем мечтал так давно, причем, получал в избытке.
   Все получалось как-то очень складно, и это его совершенно не радовало. Как бы ни был скуп Лотар, но Ариона он ненавидит сильнее, чем любит деньги. И ему действительно нельзя допустить Ариона в Эвенкар. Если Магистр попадет на совет Гильдии, Лотар ее тут же лишится - и чтобы этого не понимать, надо быть идиотом.
   Тогда почему он не нанял тех, кто может расправиться с Арионом в один выстрел?! Почему он выставил этих недоумков, которые только...
   Фаэнор осекся.
   Тело продолжало двигаться само по себе, руки и ноги отражали и наносили удаоы, а мозг лихорадочно работал.
   ...только тянут время...
   ...только отнимают силы...
   ...только мешают сосредоточиться...
   Отлично! Браво, Лотар! Итак, твоя цель - вымотать отряд Магистра бестолковыми стычками, а потом пустить в ход что-то более серьезное, чтобы Арион, абсолютно не задумываясь, чисто автоматически ударил магией. А дорогу, конечно же, святые братья патрулируют. И Ариона - в подвал. Или еще лучше - на эшафот, но это уже смотря на что они его спровоцируют. А они спровоцируют. А он поддастся, это вообще вне всяких сомнений.
   Хороший план. И главное, чистый. Разбойников - в расход, Ариона - на эшафот. Вместе с его магами. Все просто, бесхитростно и... действенно, как удар кулаком в челюсть.
   Удар. Блок. Еще удар. Прыжок. О боги, как же уберечь этого гордеца от ловушки?! Еще удар. Еще разворот. Маги на дороге тоже бьются. Судя по тому, что слышен звон мечей и свист стрел, пока обходятся без магии. Это хорошо. Но надолго ли их хватит?! Сколько тут разбойников? Это, конечно, здорово, что Лотар одним махом решил избавиться от врага и сокрушить преступность в отдельно взятом регионе, но все-таки? И потом... Что же будет его козырем в рукаве? Чем он собирается его провоцировать? Для чего Ариону может понадобиться магия, да еще - боевая?!
   Чудовища? Их не подошлешь. Мертвецы? Против них не запрещено применять боевые заклинания.
   Где-то здесь есть подвох, но где?!
   Можно, конечно, предположить, что господа разбойники - никакие не разбойники , а переодетые братья Святого Ордена, но тут опять-таки, сложности - просто так Магистру не поставишь в вину нападение на мирно сидящих в засаде вооруженных до зубов послушников, которые к тому же и не по форме одеты.
   Но тогда что?!
   - Фаэно-о-ор! Сзади лучник!
   Криса... Вот... какой гракх ее сюда притащил?! Да, сзади лучник. И он стреляет. Только не в него. А в нее. А он - нет, он не бросается на стрелу, поскольку это красиво, но бестолково, он бросает в лучника нож. И попадает! Стрела срывается и... не попадает ни в кого, потому что Элгрин отводит ее порывом ветра. Отлично. Господа маги уже вовсю колдуют. Если рядом отряд святого ордена, снабженный всякими артефактами, послушники быстро уловят магические выбросы такой силы... И толку, что он не дал Ариону "прощупать землю" перед дорогой, чтобы не обнаружить Магистра?!
   Хотя... О боги, кого мы пытаемся обмануть! О какой скрытности может идти речь, когда Его Мятежное Магичество, как назвал Ариона граф Вальдос, не удосужилось даже сменить плащ! Чтобы не увидеть его издалека, надо быть слепым, а чтобы не понять, кто это едет - слепым идиотом! И весь его отряд такой же! Надо было сразу признаться себе, что эта идея с конспирацией обречена на провал. Да вся округа уже давно в курсе, что Арион едет в Эвенкар. И даже приблизительно - по какой дороге. Ладно, гракх с тобой, твое магичество, колдуй, сколько хочешь, только огнем не пыхай! Щиты там всякие - ставь, но не поддавайся же ты, как дитя на размалеванную игрушку!
   Как медленно летит стрела... Уже подумать успел обо всем на свете... Ну действительно, очень медленно! Или просто ему так кажется? Только бы не попала - и только бы не в девчонку!
А эта пигалица стоит как завороженная, наблюдая за лучником, Фаэнором и полетом стрелы... И пока она стоит, на нее набрасывают мешок и утаскивают в чащу.
   Фаэнор рычит и прорывается к ней, но... ох уж эти женщины, ведь и правда, от них одни неприятности! - он пропускает удар, и нож разбойника впивается в ногу. Очень некстати. Потому что двигаться так становится неудобно - и не только для того, чтобы найти ее, но и чтобы продолжать драться. Нога теряет подвижность и перестает слушаться, из-за этого можно пропустить и другие удары. Нет, ну на самом деле, сколько их тут?! И откуда они берутся?! Нет, что они живые - это точно, они не поднимаются заново, те, что ложатся - не встают, но... имейте совесть, господа, вы откуда тут все собрались? У вас тут что, гнездование что ли?!
   И все-таки они как-то нехорошо нападают. Как-то слаженно. И тихо. Фаэнор похолодел. Значит, все-таки послушники. Ну те, что с луками, скорее всего разбойники - настоящие, а "расходный материал" наверняка предоставил Его Святейшество.
   Фаэнор почувствовал, как от одной этой мысли его начинает мутить - или это просто от потери крови? Да нет, вряд ли... Скорее от мысли... Послушники Ордена - пустые тела, лишенные воли... А после столкновения с ним - еще и жизни. Молодые и здоровые люди, у которых еще совсем недавно были чистые ясные глаза, горячее сердце и множество планов на будущее. А потом в один момент просто ничего не стало. Остался только Орден, клятва и преклонение перед Гарондом - богом-инквизитором, для которого люди - даже его собственные - пустые куклы, такие, которые на руки надеваются. Как перчатки. Захотел - надел, захотел - снял, захотел - смял и выбросил. Он поступал так всегда, даже - то есть, особенно - с теми, кто ему предан. И поступает до сих пор. Даже сейчас. Когда мир стоит на грани войны, и ценна каждая жизнь. Ну ладно, ценности жизни он никогда не понимал, но - не жизнь, так боевая единица. Перед войной патроны нужно экономить, растрачивать их по пустякам - глупо. Когда город ожидает нападения, никто не палит по воробьям и не расстреливает ворон.
   Почему Фаэнор был уверен, что мир готовится к войне, он и сам не знал. Просто чувствовал. Он всю свою жизнь был воином, и чутье его никогда не подводило.
   Или почти никогда.
   Но сейчас он был просто уверен, что его "воинский инстинкт" не ошибается.
   Это в нем заметил и эльфийский стрелок, с которым они однажды бились рука об руку. Кстати, именно он подметил за ним особенность - размышлять во время боя. Когда после одной напряженной стычки он поделился с эльфом своими мыслями, тот пришел в неописуемый восторг, и сказал, что нечто эльфийское в нем все-таки есть - и не только имя. И еще сказал, что они будет знаменитым полководцем - потому что он может одновременно драться и размышлять, анализировать ситуацию и строить планы. Он тогда только посмеялся - какой из него полководец? Но сейчас...
   Фаэнор все-таки оторвался от них - помощь Элгрина, отводящего стрелы, оказалась очень кстати. За Элгрином подтянулись маги - видимо, на своем участке дороги они уже все расчистили.
   Он углубился в чащу. Времени не было, но рану он все же перевязал, располосовав рубаху и пустив ее на бинты - истечь кровью, не дойдя до цели, было бы совсем глупо. Повязка получилось корявой, так как сделана была на скорую руку, но держалась крепко и кровотечение должно было уменьшиться - по крайней мере, он на это очень рассчитывал.
   Девчонка не вопила, что ему очень не нравилось. Но он был уверен, что найдет ее - раз инстинкт проснулся, значит, должен вывести. Только бы успеть!
   Как раненный лось, он проломился на поляну.
   Криса стояла, привязанная к дереву, обмотанная веревкой так, что он никак не мог понять, стоит она сама или ее держат путы. Непослушная челка принцессы воров закрывала ей пол-лица, и он не мог знать, видит она его или нет.
   Рядом с ней стоял разбойник, прижимая нож ей к горлу. Вернее, не рядом, а - сзади, укрываясь за деревом. На деревьях засели лучники.
   А вот и твой сон, девочка. Ты, привязанная к столбу, он - со стрелой в спине, которую сейчас получит, едва дернется, и... Огонь?
   Ну да, чем можно спровоцировать Магистра? Мага огня, такого всего из себя принципиального и благородного? Рыбу ловят на червя, а таких благородных героев - на женщин. Причем, это не обязательно должна быть его женщина. Любая, попавшая в беду - а кто она, графиня или судомойка, значения не имеет. В принципе, это даже может быть необязательно женщина. Даже совсем необязательно. Главное, чтобы этот некто был в меру страждущим или хотя бы беззащитным. И он ведь кинется спасать совершенно не для того, чтобы прослыть героем - а просто потому, что он и есть герой. Просто по-другому он не может.
   - Ну что, боец, за девчонкой пришел? - подал голос тот, что держал нож у горла поникшего крысеныша.
   Отвечать или нет? Видит разбойник, с кем разговаривает? Или задает вопрос специально, чтобы стрелок знал, куда стрелять? Вполне возможно. Но все-таки скорее всего видит - Фаэнор не такой мастер камуфляжа, чтобы слиться с пейзажем... Тем более сейчас, в порванной рубахе и с раненной ногой. Значит, отвечать - заодно отвлечь внимание от Магистра и его магов, которые сейчас подойдут. То, что они подойдут, Фаэнор не сомневался, вопрос лишь в том - когда?
   - Да нет, не за девчонкой, - подал голос Фаэнор. - За тобой.
   Послышался свист стрелы. Значит, все-таки вопрос был задан, чтобы показать противника стрелку. Значит, место за кустом, где стоит Фаэнор - слепая зона для стрелка. Это хорошо. Плохо, что он уже выстрелил. И стрела уже летит. Более того, он ее уже слышит и даже видит. А значит, не успеет ни воспользоваться весьма ценным знанием диспозиции противника, ни передать другим. Это обидно. Насчет знания диспозиции - он был совершенно уверен, что еще пара мгновений - и он точно вычислит местонахождение стрелка. Надо лишь понять, с какого ракурса не видно куста и угол полета стрелы. И ее скорость. Фаэнор выругался сквозь зубы. Вот это нормально - вот так любоваться полетом стрелы, которая сейчас тебя наверняка убьет, и размышлять о скорости ее полета, вместо того, чтобы хотя бы попытаться увернуться?! Хотя что там, конечно же, нормально! Что толку пытаться увернуться, если точно знаешь, что не успеешь этого сделать... А вот вычислить стрелка - это дело. Если стрела не убьет на месте, а хотя бы ранит, пусть и смертельно, можно будет успеть метнуть в него нож... Но нет, нож не долетит, все же далековато. То есть, долетит, но толку с этого будет немного... Был бы тут лук... Впрочем, и нож может долететь - если стрелок недалеко сидит. А вот дальность можно будет вычислить как раз по скорости стрелы и силе удара.
   О боги, неужели с тех пор, как с его губ сорвалась фраза "не за девчонкой", прошло лишь одно мгновение?! Ведь когда он еще говорил "за тобой", стрела уже летела... Что-то медленно сегодня стрелы летают... к дождю, наверное...
   А еще говорят, что перед смертью проходит перед глазами вся жизнь. Ну что время останавливается - это теперь понятно, что не врали. Но вот чтобы "вся жизнь"... Видимо, тут все от человека зависит. Кто детство вспоминает, а кто изучает полет стрелы - это уж каждому свое. Эх, жалко, что того эльфийского лучника он больше не увидит, а то рассказал бы ему, тот бы точно посмеялся.
   Стрела, наконец, прилетела. Криса внезапно встрепенулась и истошно завизжала. Стерегущий ее разбойник от неожиданности дернулся и высунулся из-за дерева. Совсем немного. И совсем ненадолго. Этого немного и ненадолго ему хватило, чтобы дернуться еще раз - теперь уже последний, - и осесть на землю с торчащей из глазницы рукоятью ножа. Отвратительное зрелище. Криса, видимо, придерживалась того же мнения, потому орала как резанная. Слава богам, только "как" - негодяй ее даже не поцарапал.
   Сам Фаэнор тупо пялился на опадающего, как осенний лист, лучника со стрелой в горле. Откуда ему пришло в голову такое дурацкое сравнение с осенним листом, Фаэнор понять не мог. Как и то, откуда у него в руках взялся лук. И почему он вообще еще стоит на ногах и о чем-то думает, пусть и о такой ерунде, вместо того, чтобы тихо лежать под кустом, постигая суть Мироздания, недоступную ни одной живой душе...
   Впрочем, это наверняка ненадолго. Светлые маги, конечно, молодцы, и стрелы они отводят замечательно, но вот по зарослям щемиться явно не приучены. И ставить щиты в таких походных условиях тоже. Он это прекрасно понимал и даже в глубине души на это не надеялся. Может быть, поэтому вид торчащего из собственной груди оперенья стрелы его нисколько не раздосадовал и даже ничуть не расстроил.
   А вот Элгрина - да. В смысле, расстроил. И еще как. Фаэнор заметил совершенно окаменевшее лицо мага, засевшего в близлежащих кустах, и вдруг вспомнил, где добыл лук. И понял, почему так спокойно и, как бы дико это ни звучало, чуть ли не радостно воспринял удар стрелы.
   Фаэнор вспомнил, что почти перед самым ударом, - когда он уже метнул нож в обидчика Крыси, но стрелу еще схлопотать не успел, - он слегка развернулся и увидел Элгрина, влетевшего в заросли, как южный ураган. Он не знал, был ли щит на самом маге - может быть и был, но вот сколько он готов выдержать стрел - этого Фаэнор даже не силился предполагать. Судя по всему, маг собрался плести какое-то заклинание. Фаэнор чуть не взвыл. Если он даже успеет поставить щит на него или отвести стрелу - следующая стрела лучника полетит в Крису или в самого мага. Если он поставит щит на Крису - лучник следующим ударом прикончит мага и щит спадет автоматически. Лучник, лучник... защиту выстраивать бесполезно, надо нейтрализовать лучника... но как?!
   - Элгрин, лук! Мне! Быстро!
   Маг вздрогнул и сбился. И не успел доплести то, что плел. Но лук бросил. Ничего не понимая, ничего не переспрашивая. Причем, хорошо бросил - может, еще какое ускорение в полете придал, неизвестно, но лук Фаэнор поймал практически сразу же. Буквально на какой-то миг позже, чем стрелу. Но все равно хорошо получилось. Криса завопила, он выстрелил, а потом буквально через мгновение на поляну влетели маги. Теперь можно расслабиться...
   Стоп! То есть, как это - расслабиться?! Ну понятно, Крису сейчас уже отвязывают, от щитов девочка едва ли не светится - бестолочи, хоть бы договорились, кто этот щит ставить будет, так нет, кинулись всем отрядом, это какой же перерасход энергии?! Последние "разбойники" бегут, наши - молодцы, всех победили... Но ловушка-то в чем?! Нет, ну явно же есть ловушка, ну не примерещилось же все это, не психическое же расстройство было у капитана! Или полковника... посмертно... Так, спокойно. Сейчас что-то должно произойти. Что-то очень важное. И это что-то он просто не имеет права пропустить! Иначе... иначе это будет совсем несправедливо!
   Мироздание услышало его мысль и... видимо, решило поиздеваться - другого объяснения происходящему Фаэнор просто не мог подобрать. В одно мгновение исчезли все звуки, и почти сразу же все, что он видел перед собой, превратилось в какую-то светящуюся картину. Картина стала мерцать, пару раз мигнула, качнулась и... погасла.
   - Тварь! - с досадой и злостью подумал Фаэнор, проваливаясь в Небытие. - Какая же ты тварь! Ну почему же ты всегда приходишь, как...
   Впрочем, как Она приходит, Фаэнор додумать тоже не успел.
   Он даже не слышал, как над поляной пронесся нечеловеческий крик. Женский крик. Крик маленького отчаявшегося Крысеныша. И то, что он этого не слышал, было, пожалуй, самым большим подарком Вечности, иначе он бы свою мысль обязательно додумал и окончательно лишился права на Перерождение, - если бы все эти слухи насчет эльфийского имени хоть раз в жизни подтвердились, - поскольку его последней мыслью стало бы самое грязное ругательство.
   Потому что по-другому он бы отреагировать на это никак не смог. Слышать ЭТО, уходя за Порог - это даже не издевательство, это... даже слов таких нет в человеческом языке. И в гномьем, наверное, тоже.
   Крыся не плакала, не рыдала, она просто вопила - так, как не способно вопить ни одно живое существо. Ее вопль летел над лесом, и от него даже у магов волосы вставали дыбом. Ее вопль состоял из одного слова. И слово это было:
   - Фа-э-но-о-о-ор!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"