Лихницкая Валерия: другие произведения.

Глава 12. Рейнгард

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 12

  
   - Рейнгард, вот ты мне объясни, на кой гракх тебе понадобилось перестраивать свой замок?! Нет, ну я понимаю, все строится - деревня строится, город строится, шахта строится, Хорран строится, но с замком-то все в порядке было! Замок тебе чего плохого сделал?!
   - Шере, не вопи, - Вальдос стоял на крыше замка своих предков, возвышаясь над суетой строящегося города. Внизу бурлила жизнь, клокотала, резвилась и, время от времени вздымаясь волнами, с шумом и гвалтом накатывалась на незыблемые стены бело-голубого исполина, словно море - на молчаливый утес. Накатывалась и отступала, дожидаясь нового прилива. - Что плохого... Во-первых, он осквернен Лотаром и Инквизицией. А во-вторых, мне просто завидно.
   - Завидно?!
   - Ну да. Ты видела план Хоррана? Сам рисовал. Так расстарался, что теперь на свой замок смотреть не могу. Да и потом - сама же говоришь, все отстраивается. Весь город будет новый, а замок - старый?
   - Ты вот это сейчас серьезно говоришь? - забеспокоилась Шереила.
   - Абсолютно. А что? - Вальдос сам чувствовал себя утесом, который уже давно привык и к накатывающимся волнам, и к гнездящимся чайкам, и ко всему прочему, что безуспешно пытается нарушить его спокойствие. Утесу все равно. Волны накатываются, чайки гнездятся, а утес возвышается.
   - По-моему, ты просто не в себе.
   - Женщина, тебе очень повезло с мужем. Он вот весь день упокаивает мертвяков, приходит домой и радуется общению с живым человеком. И ему, в принципе, не важно, что этот живой человек говорит - главное, что голос у него живой и человеческий.
   - Рейнгард, ты сдурел, что ли? - жена некроманта даже отступила на шаг.
   - Поясняю, - вздохнул Вальдос. - Поскольку я напрочь лишен этого спасительного для вашего брака достоинства твоего мужа, мне было бы намного приятнее слышать из уст собеседника нечто более логичное, чем просто слова, выстроенные в произвольном порядке и не обремененные смыслом. Короче, - он, наконец, оторвался от созерцания городского пейзажа и повернулся к Шереиле. - Где логика?
   - Логика?! - словно заряженный артефакт, взорвалась Шере. - Да ты на себя посмотри! Ты сам-то слышишь, что говоришь? И как говоришь? Рейнгард, иди-ка ты к Линаре, пока еще хоть отдаленно напоминаешь живого человека, а то мой муж так вот встретит тебя в темноте и, не признав, упокоит ненароком.
   - Шере, отстань, - поморщился Вальдос и снова вернулся к прерванному занятию.
   - Так, ладно. Хагурра болотная, как же я попала! - в голосе Шереилы было столько досады, что Вальдосу пришлось опять отвлечься от гипнотизирующей его городской панорамы - на этот раз, кажется, надолго.
   - Что случилось? - он постарался, чтобы это прозвучало как можно мягче.
   - Да как - что?! Я вот думала за шаманкой твоей сбегать, но боюсь тебя одного здесь оставлять - а ну как сиганешь с крыши, и все... А как без нее тебя отсюда увести, я не знаю!
   - Так, стоп. Теперь я вообще ничего не понимаю, - он зашагал вниз, знаком пригласив ее следовать за ним. - Кроме того, что на крыше ты неадекватная. Пошли спустимся, там поговорим. Мне надо еще шахту проверить, пойдешь со мной?
   - Пойду, - невероятно четко ответила Шере.
   - Отлично. Ну тогда - прощай, островок спокойствия, прощай, молчаливый утес! - обернувшись, маг помахал рукой тому месту, на котором только что стоял. - Прощай, перерыв, здравствуй, работа! Итак, чего ты там боишься?
   Насупившаяся Шере молча брела следом. Вальдос пожал плечами и нырнул в море бурлящей жизни.
   Дел было много. И это было очень хорошо. Это даже спасало.
   Более или менее.
   Ждать - это очень страшно. Просто невыносимо. Ждать и думать о том, доедет или не доедет, убьют или не убьют, и вообще - что еще придумает изобретательный Лотар.
   Ждать. Каждый день видеть Линару и всем своим видом излучать уверенность.
   Ждать. И понимать, что от тебя уже ничего не зависит. Все, что ты мог сделать - сделал, а что будет дальше - решит судьба.
   Ждать. Сходить с ума от беспокойства и при этом ни словом, ни звуком его не выказывать. Потому что нельзя. Потому что рядом Линара. Потому что неизвестно, какие методы слежения у Инквизиции и Лотара. Потому что удача не любит тех, кто в нее не верит.
   Ждать. Только ждать. И работать. Это лучше всего отвлекает от тревожных мыслей. Если надо чем-нибудь занять голову, лучше занять ее чем-нибудь полезным. Например, стройкой. И людям полезно, и себе спокойнее. Весь город на графа своего не нарадуется, что он такой вот молодец, везде носится, во все вникает, самолично все делает. И не понимают, что если б не дела все эти, граф давно бы уже с собой что-нибудь нехорошее сделал. С крыши б, может, и не сиганул, но свихнулся бы точно.
   Так что хорошо, что дел много. Это спасает. Более или менее.
   - Так, Шереила, ты долго за мной таскаться без дела будешь? У меня невеста есть, если что. Ревнивая.
   - Дурак, что ли?
   - Ничего не дурак, я вообще считаю, что это первый разумный поступок в моей жизни - я про приобретение невесты.
   - Рейнгард, я не про это.
   - А я про это. У нее рука тяжелая, между прочим.
   - У меня вообще-то муж есть, если что, - передразнила его Шере. - Или тебе память отшибло?
   - Да пока нет. Только твой муж - некромант, он работает с уже мертвым телом. А моя невеста может легко превратить живое тело - в мертвое, посредством отшибения не только памяти, но и жизненно важных органов. Нет, твой некромант потом тебя, возможно, поднимет, но не думаю, что новый характер отношений будет вас обоих устраивать. Будешь ходить, мычать и тупо все жрать. Хотя в этом тоже что-то есть - отъешься за все годы сидения на всевозможных диетах.
   - Я никогда не сидела на диетах! - оскорбленно взвизгнула Шереила.
   - Чудесно. Значит, тебе еще предстоит волнительное знакомство с этим процессом. Твой муж тебя на диету и посадит. Будет ходить за тобой, нудить: "Шере, нельзя!", "Шере, фу!", "Шере, выплюнь дядю, он хороший!"
   - Ты что, издеваешься?
   - Поразительная догадливость! - Вальдос возвел ясные и чистые глаза к небу Рейнгарда - такому же ясному и чистому.
   - Все сказал? - попыталась обидеться Шере.
   - Да я вообще не рассчитывал, что ты и это слушать будешь... - признался маг. - Но раз тебе так понравилось, могу продолжить.
   - Рейнгард, ты мне можешь сказать, какого пня ты на крышу полез?!
   - Панорамой города полюбоваться, - не моргнув глазом, ответил Вальдос.
   - И все?!
   - Ну, еще отдохнуть от шума. Там тихо... было. Пока ты не пришла. Так ты чего приходила-то?
   Шереила смутилась, как-то неловко огляделась по сторонам, покраснела и, окончательно сбив с толку Вальдоса, пробормотала:
   - Я узнала, что ты на крыше... ну и забеспокоилась... Подумала, мало ли что...
   Вальдос несколько раз непонимающе моргнул, потом, наконец, понял и расхохотался.
   - Шере! Ты меня так больше не пугай, хорошо? Я уж думал, с тобой что-то случилось.
   - Со мной?
   - Ну не со мной же! Прилетела с бешенными глазами, орет чего-то, выгоняет... Нет, ну ты всегда с бешенными глазами и орешь, но на этот как раз как-то по-особенному.
   - Дурак ты, Рейнгард!
   - Ну конечно... - протянул Вальдос, разведя руками. - Только как тебе могло прийти в голову, что я могу вот так все бросить и сигануть? У меня невеста, стройка, Арион, орки, вы все... Это ж каким надо быть идиотом, чтоб в такой момент взять и...
   - Рейнгард, ты себя в зеркало видел? - не отступалась Шереила. - Я вот ни ментат, ни целитель, а вижу, что у тебя нервы сдают.
   - Ну, может, я и дурак, может, и нервный, но не псих, - Вальдос сделал честную попытку успокоить свою университетскую подругу. - Сейчас у всех нервы сдают, это нормально. Время такое. Сложное. В общем, так, - он остановился у входа в шахту, решив, что тащить туда Шереилу бессмысленно. - Запомни на будущее. С собой я ничего делать не собираюсь, у меня планов на себя слишком много. При любом раскладе. Я вернул твое доверие? Мне можно лезть в шахту самостоятельно, не опасаясь, что ты примешься меня оттуда выкуривать?
   Шере насупилась. Значит, не вернул. Или вернул только часть доверия. Но ма-аленькую! Бедный Джерд, как он с ней вообще разговаривает?!
   - Не примусь, лезь, - сдалась Шере.
   Вальдос выдохнул
   - Только долго там не пропадай, - добавила заботливая подруга.
   Вальдос заскрипел зубами.
   - Шере, иди к мужу. Если тебя беспокоят мои нервы, это лучшее, что ты можешь сделать.
   Она явно собиралась что-то ответить, но не успела.
  
   - Ваше сиятельство! Криса вернулась!
   Как Криса? Почему Криса? Одна?!
   Мальчишка из воровской шайки мчался к графу Рейнгарду на графском же коне, на ходу крича важную новость, а граф Рейнгард только растерянно стоял и глупо хлопал глазами. Вальдос, соберись! Надо что-то делать...
   Так почему Криса?! А где все?! Почему вернулась?!
   - Рейнгард, ты только в обморок не падай, хорошо? - очень своевременно раздался голос Шереилы. - Я не Урфис, на руках тебя носить не буду, не дождешься. Могу только по роже двинуть.
   Вальдос встрепенулся. Сделал глубокий вдох. Умница Шере, ей бы в пару к Линаре пойти работать, в чувство приводить таких вот слабонервных идиотов. Действительно нервы сдают. Сейчас бы хлопнулся в обморок, вот позорище было бы...
   - Ну что, двинуть? - предложила заботливая Шереила.
   - Не, не надо, - тихо ответил Вальдос, приходя в себя. - У меня все хорошо.
   - Точно?
   - Шере, отстань или сам тебе двину!
   - Вот теперь вижу, что хорошо, - с облегчением вздохнула жена некроманта. - Но Линаре все-таки покажись, мало ли...
   Он отмахнулся, нечеловеческим волевым усилием заставил себя оторваться от удачно подвернувшегося под руку столба, спасшего честь и достоинство слабонервного градоправителя, и шагнул навстречу мальчишке.
   - Где она? Она одна?
   Паренек отчаянно замотал головой, спрыгивая со скакуна.
   - С ней еще полковник. Он у госпожи Линары. Криса вас ждет. Говорит, срочно.
   Вальдос бросил монетку запыхавшемуся мальчишке, перехватил у паренька поводья, взлетел в седло и, забыв про существование Шереилы, ринулся в замок.
  
   Криса говорила эмоционально, сбивчиво и совершенно непонятно. То есть, слова-то она произносила внятно, но в предложения они укладываться категорически не хотели. Вальдос сидел, как на иголках, и молился всем богам сразу, чтобы Линара как можно быстрее отпустила Фаэнора.
   По ее рассказу выходило, что на них напали разбойники и убили Фаэнора. А потом пришли боги и вернули ему жизнь, дав задание. А поскольку он это задание выполнил, она боится, что он теперь насовсем умрет. Дальше слезы.
   Вальдоса трясло, как припадочного, а надо было утешать Крису и формулировать вопросы так, чтобы она отвечала понятно. А она не отвечала - только плакала и говорила что-то о богах и о том, что они же хорошие, они его не заберут. А Вальдос уже не знал, кто хороший, кто плохой, и зачем его позвали срочно, если к Фаэнору не пускают, а Криса ничего внятного сказать не может. Хотя позвали, конечно, правильно. Но тогда почему ничего не говорят?
   - Так, все, - резко встал граф Рейнгард, поняв, что больше ничего от девочки не добьется. - Я пошел к Линаре.
   - Но туда нельзя!
   - Мне можно.
  
   Линара была божественно прекрасна. Неизвестно о каких богах говорила Криса, но если Богиня хотя бы отдаленно похожа на Линару, она просто обязана победить. Потому что такая красота должна жить вечно.
   - Залюбовались, граф?
   Вальдос потряс головой. Ну надо же быть такой свиньей - влететь в комнату к женщине, застрять на пороге и молча пялиться! Это он понимает, что просто язык проглотил, но как ей это объяснить?! Как ей объяснить, что он вовсе не жаждет обладать этой женщиной, что у него есть любимая невеста и больше никто не нужен, что она - жена его друга и господина, что он не похотливое животное, которое не может оторваться от созерцания ее божественно прекрасного тела, окутанного легкой дымкой прозрачного пеньюара... Что самое удивительное, ведь он действительно не думает о ней, как об объекте страсти, но и взгляда отвести тоже не может. Однако, сказать, что он не желает ее, тоже нельзя - несомненно, желает, но как-то странно. Хочется упасть перед ней на колени и молиться, неистово и страстно, до умопомрачения, до потери сознания, молиться на нее, как на богиню, богиню любви и красоты...
   Она рассмеялась. Ее смех звенел в ушах серебряными колокольчиками, такие колокольчики обязательно должны звучать в храме новой богини, который он воздвигнет в самом центре города...
   Богиня зашевелила губами, что-то прошептала едва слышно и... волшебство рассеялось. Перед графом Рейнгардом сидела целительница, будущая жена его будущего Архимагистра, несомненно красивая женщина, и не более того. И чувства вызывала соответствующие - восхищение профессиональными качествами мастера любовной магии, эстетический восторг от созерцания бесспорно красивой женщины и... смущение от осознания собственного идиотизма.
   - Простите, - невнятно промямлил Вальдос, жалея, что не может сейчас на правах мага Воздуха испариться на месте или вылететь в окно.
   Линара снова рассмеялась. Смех у нее был нормальный, человеческий - да, мелодичный, да, приятный, и всего-то...
   - Это вы меня простите, граф, - кажется, ее ужасно веселила эта дурацкая ситуация, оно и понятно, - мне следовало предупредить вас заранее о...
   - О том, что не стоит врываться туда, где работает Мастер любовной магии? - грустно усмехнулся Вальдос. - Меня предупредили, это просто я, дурак, не понял, - сокрушенно вздохнув, он плюхнулся в свободное кресло и даже разрешения у дамы спрашивать на это не стал - какие уж тут теперь могут быть куртуазности, когда уже опозорился по полной программе!
   Линара смущенно улыбнулась.
   - Вы слишком резки к себе...
   - Нет, не слишком, - покачал головой Вальдос. - Но это не тема для сегодняшнего разговора. Что с Магистром? Какие новости? И где ваш пациент?
   - Пациент спит. Арион жив и, кажется, цел. Отряд тоже. Они попали в засаду, но отбились - без потерь и без применения магии. Фаэнор был тяжело ранен, и что было с отрядом дальше - он не знает. Но вот с ним... - Линара задумчиво нахмурила носик. - Я думаю, вам лучше побеседовать с ним самим. И, наверное, Лариуса стоит пригласить.
   - Несомненно, - кивнул граф. - Но пока он спит, а ментат еще не подошел, может, расскажете мне хотя бы в двух словах?
   - Извольте. Его посетила Богиня. Да-да, Богиня, именно Та Самая. Богиня жизни, Созидательница, Элантэ. Не удивляйтесь, это действительно так.
   - Прекраснейшая, в последнее время события развиваются столь стремительно, что я уже разучился удивляться, - фыркнул Вальдос. - Итак, Элантэ вернулась и исцелила безбожника Фаэнора. Тематично.
   - Это еще не все, - глаза Линары засветились поистине божественным сиянием. - Она набросила на Фаэнора свою личину и отправила в сторону Рейнгарда, приказав ему поплутать хорошенько, пока чары не развеются. По ее словам, все отряды Святого Ордена мобилизуются на ее поимку, и Арион сможет беспрепятственно доехать до Эвенкара.
   - Вот, значит, как... - приподнял бровь Вальдос.
   - Вы все-таки удивлены?
   - Кажется да. Богиня вернулась, и она играет на нашей стороне. Не хочу выглядеть сумасшедшим оптимистом, но это больше чем хорошо.
   Линара совсем развеселилась. Все-таки что ни говори, женская солидарность существует!
   - А хотите я еще вас удивлю? - лукаво прищурилась целительница.
   - Вы что, издеваетесь? Конечно, хочу! Только подождите, я немного подготовлюсь, а то у меня психика боюсь, не выдержит, - Вальдос поискал глазами кувшин с вином, но не нашел его.
   - Вина здесь нет, - и ведь действительно издевается! - Так что придется вам удивляться неподготовленным.
   - Но учтите, это вам меня потом откачивать, - предупредил Вальдос. - По мне, так пьяного приводить в норму проще, чем сумасшедшего. Хотя вам, конечно, видней.
   - Не переживайте, мы справимся.
   - Не сомневаюсь. Ладно, давайте, добивайте меня своими сюрпризами.
   - Вы готовы?
   - Нет, конечно. Так что говорите.
   Линара расправила несуществующие складки на своем пеньюаре, загадочно улыбнулась и почти пропела:
   - Богиня явилась Фаэнору не одна. С ней был тот, кого впечатлительная Криса приняла за бога смерти, - она сделала многозначительную паузу. - Это был эльф. Темный эльф. В черной мантии с серебряными черепками.
   - И еще этот темный эльф все время курил какую-то дрянь, я угадал? - приподнял бровь Вальдос.
   Линара весело покачала головой.
   - А вот и не угадали, - целительница светилась каким-то внутренним светом, подобно если не Богине, то ее вестнице. - Он ничего не курил. Но зато активно шарил по сумкам убиенных в поисках этой, как вы говорите, дряни. И даже у полумертвого Фаэнора не постеснялся спросить...
   - А чего ему стесняться, - усмехнулся Вальдос. - Он, по-моему, вообще ничего не стесняется. На редкость бесстыжий бог смерти...
   Линара радостно закивала. Вальдос готов был поставить все свои фамильные драгоценности вместе с новой алмазной шахтой на то, что именно этого "бога смерти" не так давно здесь обсуждали в теплой девичьей компании. Во всех подробностях.
   - А вина все-таки вы зря не держите, - вздохнул граф Рейнгард.
   - Вас что-то беспокоит? - ее взгляд был таким изумленным, что Вальдос в очередной раз подивился потрясающей женской логике. Конечно, с чего бы ему беспокоиться? Разве есть повод?!
   - Да как вам сказать, - всерьез задумался граф, - с одной стороны все прекрасно. Даже более того. Богиня вернулась - это раз. С ней в одной команде сильнейшие маги - это два. И эта команда нам помогает - это три.
   - А с другой стороны?
   - А с другой...
   Перед мысленным взором Вальдоса вырос Хорран - не такой, как сейчас, а тот, безлюдный, холодный, кишащий нечистью...
   Потом эту картину сменили другие - он совершенно четко увидел улыбающуюся мордашку наивного рыжего целителя, гордый профиль Ариона, пронзительные глаза темного эльфа, напоминающие звездное небо, надменную ухмылку Лотара, веселье королевских балов, проливной дождь над орочьей деревней и... костры Инквизиции.
   Игроки уже занимают свои места, фигуры уже расставлены. На кону - жизнь всего мира. Скоро начнется война. Очень скоро.
   - А с другой... - повторил он, сглотнув внезапно вставший в горле комок, - с другой все еще лучше, - закончил он фразу, глядя в просветленные глаза целительницы. - Потому что с таким раскладом мы обязательно победим.
   Он сказал это не для себя, а для нее. Для этой женщины, которая уже мысленно качает на руках своего будущего ребенка, которая ждет победного возвращения своего возлюбленного. Да, в Хорране она многим спасла жизнь, многим подарила надежду, но сейчас она может только ждать. Ждать и верить, что ее сумасбродный Арион не свернет себе голову к вящей радости Лотара, ждать хороших, исключительно хороших вестей - потому что плохие накликать проще всего. И не допустить ни тени сомнения в том, что все будет хорошо.
   Вальдос видел ее глаза и не мог им сказать то, чего опасался. Он сказал то, во что сам до конца не верил, но когда слова сорвались с его губ, понял, что сказал правду. Ведь они действительно победят! Ведь все действительно складывается так, как надо! Да, грядет война, но эта война - за мир. Война священная, очистительная, изгоняющая скверну. Она необходима, и она будет. И победит в ней Жизнь.
   Вальдос почувствовал, как беспокойство уходит. Не то чтобы совсем исчезает, а прячется куда-то далеко, туда, где его не видно, не слышно, и словно нет его и не было никогда. Все будет хорошо. Потому что все идет так, как надо. И не важно, говорит в нем новообретенная способность "чувствования мира", или просто ему так хочется верить в чудо, но чудо произойдет. Потому что слишком многие этого ждут. А мир не может обмануть ожидания тех, кто в него так верит. Вернул же он Богиню! Тогда, когда уже никто этого не ждал. Но все равно, даже отчаявшись ждать, все продолжали верить, что она вернется. Не важно как, не важно когда, но вернется. И чудо произошло.
   Линара взмахнула ресницами и неожиданно робко улыбнулась.
   - А у вас глаза светятся, - удивленно проговорила она. - Ну нет, не так, как у кошки, совсем чуть-чуть... Я не знаю, как это сказать... Этого света почти не видно, но он есть, и сильный... Я непонятно говорю, простите, - смутилась она.
   - Нет-нет, все понятно, - прервал ее Вальдос. - У вас тоже. Но у вас как раз нормально. А у меня - правда, удивительно.
   - Почему?
   - Вы ближе к Богине, - пожал плечами граф. - Вы дарите жизнь - во-первых, лечите, во-вторых, скоро станете матерью. Вы сами как Богиня. Ну или как ее младшая сестра, что ли... В общем, не знаю. Я в этом не разбираюсь. Но вот себя я как-то не очень представляю в качестве адепта светлого божества...
   Глаза Линары распахнулись еще шире.
   - Почему?! А кто вы еще, по-вашему?!
   Вальдос сначала ее вопроса просто не понял, а потом задумался. Вот ведь как интересно получается - ты тянешься за кем-то, кого считаешь своим... ну если не кумиром, то хотя бы примером, идеалом что ли... да нет, скорее - ориентиром, на который равняться все равно не получится, потому что слишком уж он запредельный, но вот стремиться к нему стремишься, чтобы хоть как-то, хоть чуть-чуть приблизиться... Или хоть чем-то пытаешься оказаться ему полезным - ну, чтобы ему мир спасать сподручнее было, не более того. Причем, делаешь это, твердо осознавая, что он как раз ого-го, он герой, а сам-то ты кто? Да никто, в общем-то, так, мимо проходил, что б ни помочь-то? Ну хоть чем-то... Нет, ни на что не претендуя, боги избави, тем более что помощи от убогого, как от козла молока...
   И вот ты что-то делаешь, как-то стремишься помочь тем, кто, в принципе, и так сильнее тебя и, по большому счету, сами без тебя справляются неплохо, ты тянешься за ними, вполне адекватно - как тебе кажется - оценивая свои силы, которые ну ни в какое сравнение... И не замечаешь, что для кого-то другого ты сам уже стал этим самым кумиром, идеалом, ориентиром или еще кем-то, и на тебя уже кто-то пытается равняться, кто-то тянется...
   Граф Рейнгард нервно передернул плечами. Мы все пишем картину мира. Каждым поступком, каждым словом, каждой мыслью. Каждый наш поступок - это штрих или мазок, у кого-то четкий, у кого-то - жирный, у кого-то едва заметный. Но целой картины мы не видим. Мы не художники, мы даже не подмастерья, мы ученики. А художники - нет, не боги, они-то как раз и есть подмастерья. Художник - это как раз сам мир. Это он играет в свою игру. И боги - не игроки, а всего лишь ключевые фигуры. И чем раньше мы поймем правила игры, чем раньше мы разгадаем, что за партию он затеял, тем будет лучше. Для нас и для всех. И для него.
   Да, мы не можем управлять своей судьбой, так как ей управляет сам мир. Но в наших силах направить свою жизнь в то русло, которое он нам подготовил, а не биться в берега, сшибая все на своем пути и ломая все на свете. А самое главное - понять то, что он от нас хочет и прожить жизнь с наибольшей пользой. Или наоборот, доказать ему, что он не прав, и вытребовать для себя другую судьбу.
   - Граф, что-то вы крепко задумались, - донесся до него голос Линары.
   - Да. Чересчур, - согласился Вальдос. - Но это не страшно, а в моем случае - даже полезно.
   - Все в порядке?
   - Более чем когда-либо, - честно признался граф Рейнгард. - В полном порядке. Отныне и вовек. Вы мне лучше вот что скажите, - сменил он тему, - а куда делся "хвост", который привел наш дорогой друг? Ну, вы говорили, что за Фаэнором таскались сборные отряды Святого Ордена, потом личина спала и... Куда делись сборные отряды?
   - Этого я не знаю, - покачала головой Линара. - Должно быть, остались где-то в окрестностях.
   - Хм, - нахмурился Вальдос. - Интересно как получается. Отряды Инквизиции, вооруженные и решительно настроенные, шныряют по окрестностям, а в город не заходят. К чему бы это?
   - Они ищут нечто определенное, - возразила целительница, - а этого определенного в городе нет. Вот и все. Что здесь не так?
   - Да все в принципе так...
   - Тогда что вам не нравится?
   - Мне не нравится, что около моего города шныряют отряды Инквизиции - даже если они это делают с добрыми намерениями.
   Линара очень выразительно приподняла бровь.
   - Ну вот, видите, до чего вы меня довели, - сокрушенно вздохнул Вальдос. - Я уже заговариваться начинаю. Вот какие могут быть добрые намерения у Инквизиции? Мне вот это даже представить страшно! Ладно, пойду я проветрюсь... и проинструктирую стражников заодно - на тот случай, если святые братья, не найдя ничего определенного, захотят чего-нибудь... неопределенного, и это желание настигнет их около моего города. Спасибо за новости. Когда Фаэнор проснется - зовите.
  
   Оставив целительницу в некотором замешательстве, Вальдос торопливо вышел из комнаты и тут же наткнулся на Крису, чему был весьма рад. Девочка наверняка знала множество подробностей, на которые целительница могла не обратить внимания, и эти подробности ее явно распирали. Приказав ей следовать за ним и по дороге рассказывать все, что вспомнит, Вальдос отправился проверять посты.
   Расчет оказался верным. Девочка уже немного пришла в себя и могла изъясняться вполне отчетливо. Благодаря ей Вальдос узнал, что во-первых, это действительно была засада, во-вторых, отряд нападавших был смешанным и состоял он из наемных разбойников и серых братьев. В-третьих, серых взял на себя Фаэнор, вследствие чего ни один маг из отряда Ариона ни одного серого пальцем не тронул. В-четвертых, магией вообще почти не пользовались. И в-пятых - можно сказать, благополучно отбились. А еще он узнал, что шахаакшу можно таскать в кисете. Надо будет поговорить об этом с Урфис, она наверняка должна об этом что-то знать.
   Но самое главное не в этом. А в том, что Богиня узнала обо всех их делах. И Черный Магистр тоже с ней. Значит, он успел тогда уйти до появления Инквизиции. Вальдос почувствовал, что кошки на душе стали срестись чуть потише. Хоть Шере и говорила, что Дани еще не из такой задницы вылезти может, но граф Рейнгард не мог отделаться от предательской мысли - а вдруг эльф, переправивший через портал всю деревню орков, обессиленный, не успеет уйти и попадет в лапы серым братьям?!
   Значит, там тоже все хорошо. Вот и прекрасно. Значит, еще одной головной болью меньше. О боги, как же невыносимо ждать! До чего только не додумаешься от вынужденного безделья!
   - Ой, смотрите, какая хорошенькая птичка! - с детской непосредственностью воскликнула Криса, и Вальдос едва не подпрыгнул - от неожиданности и от радости одновременно.
   - Криса, медаль подарю! - пообещал Вальдос и вытянул руку вверх.
   Пернатый почтальон тут же спикировал вниз, на руку хозяина. Капсула с посланием была довольно весомой, но открывать на улице ее было нельзя. Вальдос освободил птицу от ноши, посадил маленького посланника на плечо и отругал самого себя за то, что не умеет строить пространственный портал, как некоторые Черные Магистры. В замок он бежал чуть ли не бегом, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не призвать ураган или просто не полететь. Кстати, мелькнула у него шальная мысль, надо над этим поработать - над полетами и ураганами. Да и вообще - Арион вон, умеет землю читать, а уж сколько нужных вестей может принести воздух! Тогда, в Хорране, это сработало, и Вальдос, оторопев от новых возможностей, решил, что эти силы открываются лишь в критический момент. А что, если в тот самый момент тебе, дураку, лишь показали, на что ты способен?
   Вальдос даже остановился.
   - О боги, бедный город Рейнгард! Какой же я дурак! - кажется, он сказал это вслух. Даже не сказал, а прокричал. Но по счастью, рядом никого не было, а остальные этого услышать просто не смогли - вокруг гремела стройка, и самоуничижительное восклицание растроганного градоправителя поглотил шум.
   И правильно. Тут не восклицать, а работать надо. Хорран - это только начало. Скоро грянет война, и не страдать по этому поводу нужно, а готовиться. Денно и нощно. Мир тебя выбрал. Даже все условия тебе создал для разного рода тренировок. Так что только попробуй не оправдать его надежд! Вот тогда ты будешь не только дураком, но еще и предателем. Вальдос еще раз отругал себя за то, что в такой критический для человечества момент позволил себе распустить нюни, и пообещал себе и всему миру больше так не делать. Спасительная для графской репутации шумная стройка снова заглушила откровения впечатлительного мага, а мир и так все услышал.
   Вздохнув с облегчением, Вальдос помчался дальше.
   Почтовая капсула, вскрытая в кабинете, порадовала графа Рейнгарда не только своим содержимым - в том, что хорошие новости поступали, одна другую догоняя, Вальдос углядел добрый знак. А новости были очень хорошие.
   Написав письмо за Ариона и отправив его королю, он особо ни на что не рассчитывал. Но все равно отправил - потому что сам Арион со своей дурацкой гордостью уж точно бы этого никогда не сделал. Вальдос пытался ему об этом намекнуть, но куда там! Так глазищами засверкал, того и гляди, спалит - недаром же маг огня! И упертый, как скала - поскольку еще и маг земли. Вот сочетание, убиться можно! Вальдос настаивать не стал. Но рассудив здраво, решил, что нет такой скалы, которую река бы не обогнула. И как настоящий маг воды стал действовать исподволь - мягко, гибко и текуче, если можно так сказать. Потому со всем согласился, усыпил бдительность и написал письмо сам. Королю. С просьбой о защите. Не особо рассчитывая, впрочем, на результат.
   А зря. Король оказался молодцом. Прошение подписал, печать свою поставил и даже - вот уж чего точно никто не ждал! - колечко прикрепил, да не абы какое, а с высеченным в камне перышком лебедя, что означало незримую, но неоспоримую защиту. Щит Лебединого Пера давал полную неприкосновенность. Любому. До того времени, пока сам король эту защиту не снимет.
   Что ж с королем такое произошло, что он стал такими "перьями" разбрасываться?! Или правда проникся?
   Вальдос решил подумать об этом на досуге, а пока, не откладывая, принялся снаряжать нового "почтальона" - теперь уже самому Магистру. Главное, чтобы этот самый Магистр еще куда-нибудь не вляпался до того, как почтальон до него долетит. Вроде не должен - после того, что сделала так кстати объявившаяся Богиня, Инквизиции еще долго не будет до него дела. Но как знать - у Магистра на неприятности просто талант! Прикусив язык, чтоб не накаркать ненароком беду, Вальдос написал Магистру короткое письмо, вложил его в капсулу вместе с королевским посланием, снарядил этой капсулой сокола, зачарованного старой шаманкой на Ариона... И стал молиться, чтобы помощь пришла вовремя, и чтобы Арион от этой помощи не отказался. Вроде не должен - все-таки засада его кое-чему научила... наверное...
   Сокол улетел. А Вальдос остался. Снова ждать.
   Но сейчас ожидание ему уже не казалось таким невыносимым. Во-первых, он теперь будет тренироваться, а во-вторых...
   Он что есть силы зазвонил в колокольчик. Прибежавший на зов своего обожаемого повелителя мальчишка-лакей выглядел взъерошенным и жаждущим чуда - после графской выходки с инспекцией от Святого Ордена на него смотрели как на величайшего в мире если не мага, то фокусника точно. А судя по взгляду мальчишки - на сошедшего с небес бога обмана, если бы такой тут имелся.
   - А скажи-ка мне, друг мой, - Вальдос по-отечески приобнял мальчишку за плечо, - не отдохнул ли от визита высоких гостей наш неподражаемый повар?
   Лакей вытаращился во все глаза, даже забыв дышать от благоговения.
   - Сбегай узнай, как у него дела. Я собираюсь ему заказать пир еще лучше того, что он тогда устроил - раз эдак в десять. Нет, в двадцать. И не просто пир, а большой праздник на весь город.
   - К нам опять едет инспекция? - пролепетал пацаненок, замерев в предвкушении новой великой шалости безумного мага.
   Вальдос многозначительно покачал головой, хитро прищурившись.
   - Конечно, я не исключаю такой возможности, но праздник мы делаем не по этому поводу. На самом деле все гораздо страшнее, - он наклонился к самому уху мальчишки и заговорщически прошептал, - я женюсь.
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"