Лихницкая Валерия: другие произведения.

Глава 15. Арион

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 15

  
   Дорога до Эвенкара оказалась петлистой и запутанной. Несмотря на то, что, граф Рейнгард самолично обозначил на карте самую короткую дорогу, от нее приходилось все время уклоняться. Несмотря на то, что доблестные отряды Инквизиции перестали встречаться на дороге, их место заняли не менее доблестные отряды стражи близлежащих городов, охранные бригады прилегающих к ним деревень и, наконец, просто грабители. Причем, все - кроме, пожалуй, грабителей - преследовали благородные цели. Городская стража искала беглых, но при этом очень опасных преступников, деревенские бригады - воров и хулиганов разного калибра, грабители - добычу, легкую и не очень. Складывалось такое ощущение, что на этом отрезке пути или в одно мгновение открылись все тюрьмы, или же местное население объявило войну преступности, причем, войну внезапную и всеобъемлющую. Дороги перекрывались, у всех проезжающих проверялись документы, к городским воротам тянулись огромные очереди. И это еще была не столица.
   А вот Инквизиции видно нигде не было. И хотя это должно было внушать оптимизм, Ариону такое поведение "серых" очень не нравилось - это могло означать, что они либо затаились, чтобы нанести внезапный, сильный и четко продуманный удар, либо... переключились на кого-то еще. И этот второй вариант не нравился Ариону еще больше.
   Он ехал и думал, на кого на этот раз спустила своих собак Инквизиция, и сколько еще людей должно будет пострадать из-за его мятежа. Думать об этом было мучительно, но Магистр возвращался к этой мысли снова и снова, с каким-то извращенным упорством бередя незаживающую душевную рану. Он думал о том, что хорошо объявлять войну, когда у тебя нет никого за спиной. Когда ты отвечаешь только сам за себя, ты неуязвим. Ты делаешь то, что ты считаешь нужным, говоришь то, что тебе вздумается, и не боишься последствий. Потому что тебе нечего бояться.
   Не за кого.
   Но с другой стороны, ты и сделать толком ничего не можешь, потому что ты один. А герои-одиночки долго не живут. И погибают чаще всего до того, как успевают сделать что-нибудь героическое или хотя бы полезное.
   А вот когда в тебя начинают верить люди...
   Тогда твоя идея обретает силу. У твоих замыслов появляются руки, ноги и оружие. Ты уже не волк-одиночка, воющий на луну, ты - вожак стаи, способной порвать кого угодно...
   Но эта стая состоит из людей. Которые в тебя верят. За которых ты отвечаешь. За каждого. За каждую жизнь, каждую судьбу, каждый волосок с головы.
   И твой враг это знает. И когда он не может достать тебя, он достает их. Он бьет не только по тем, кого ты любишь, он бьет по всем, кого ты знаешь. Потому что ты знаешь, что по ним бьют для того, чтобы достать тебя.
   Арион прикрыл глаза. Он знал, что Лотар не остановится ни перед чем. Потому что он знает все слабые места своих подопечных. А Арион был его подопечным очень долгое время - достаточное для того, чтобы Лотар мог его изучить. И теперь остается только ломать голову, куда ударит Лотар - по его возлюбленной Линаре? По тем, кто перешел на сторону Мятежного Магистра? По тем, кто хотя бы одобряет этого самого Магистра? Или по тем, кто его даже не знает - просто по случайным людям, которых Магистр не может защитить, потому что занят своей междоусобной войной?
   Лотар, какие же у тебя длинные руки, просто щупальца какие-то... и при этом они в крови по плечи, но крови не видно, так как ее скрывает одолженная на время у господина Архиепископа темно-бордовая мантия.
   Интересно, Гаронд специально придумал себе наряд цвета запекшейся крови?
   Странно, что Лотар не задумался себе такой же сделать... Хотя он - глава Гильдии, может провести реформу... Хватит его на это или нет?
   О боги, о чем это...
   Арион глубоко вздохнул и постарался выровнять дыхание. Спокойнее, нужно быть спокойнее. Самоедство ничего не решит. Изничтожая себя, мы только помогаем своим врагам. Но... боги, как можно об этом не думать?!
   Хотя... не стоит все воспринимать на свой счет - мало ли дел может быть у Инквизиции? Если они перестали попадаться на пути, вовсе не значит, что они поехали в Рейнгард или еще куда... Мало ли, что им может понадобиться... и это может быть никак не связано ни с Магистром, ни с его мятежом... Но что значит, "мало ли у них дел"?! Не грибы же они поехали собирать! Даже если их цель не имеет никакого отношения к Магистру, это прежде всего - человек, которому требуется помощь!
   Арион не смог сдержать стон. Не помогли даже крепко стиснутые зубы. Тут же подскочил рыжий целитель, которому приспичило посмотреть рану. Малыш, отстань, это не та рана, она примочками не лечится...
   - Ваша Светлость, позвольте...
   - Рико, все в порядке, - поспешил успокоить его Арион. - Я просто задумался.
   Рико подозрительно посмотрел на него и, кажется, не поверил.
   - Давайте я гляну. Хуже не будет.
   Магистр горько усмехнулся. Хуже не будет... хотелось бы в это верить. В то, что все это, наконец, закончится, что впереди появится какой-то просвет...
   Только вот что "все"?
   Мысли ходили по кругу, переплетались между собой, обрастали шипами и вонзались в мозг, оставляя кровоточащие незаживающие раны.
   Арион уже несколько раз подумал о том, что было бы, если бы он не пошел против Лотара? Если бы просто выполнял свою работу и не пытался сделать все по-своему, несмотря на запрет Архимагистра?
   Что было бы? А ничего бы не было. То есть, не было бы такого варианта. Потому что он все равно поступил бы так, как сейчас, рано или поздно. Только если бы сделал это слишком поздно, не успел бы вытащить этих ребят, из Кроноса... И еще больше бы себя ненавидел. А остаться на службе у Лотара и во всем потакать ему - это даже не рассматривается, потому что выполнять приказы Лотара - значит совершать подлость. Оставаться в стороне и не вмешиваться - значит покрывать подлость. Выходит, что единственный путь - это противостоять. Значит, все правильно. Но если все правильно, что ж так больно-то?
   Арион почувствовал, что ему остро не хватает общества графа Рейнгарда. У Вальдоса так легко и непринужденно получается находить ответы на все мучившие его вопросы. Даже ничего спрашивать не надо... Болтает, болтает, легко и весело, как бы ни о чем и как бы шутя... и в какой-то момент ты понимаешь, что он вот так - раз! - и попал в десятку. И вопрос сам задал, и сам на него ответил. Причем, тот вопрос, над которым ты голову ломаешь днями и ночами... И вот ты сидишь и слушаешь, только вино попиваешь, да вид умный делаешь... И на ус мотаешь. И богов благодаришь, что послали тебе, твердолобому гордецу, такого умного советчика. Потому что все его советы на вес золота. И вот как у него так получается?
   Магистр вспомнил того Вальдоса Рейнгарда, которого не так давно встречал в Эвенкаре, и ему в первый раз за весь этот долгий и безрадостный день стало весело. Какими все-таки причудливыми линиями пишется картина судьбы! Если бы кто-нибудь ему тогда сказал, что Вальдос станет его другом, он бы рассмеялся ему в лицо - это в лучшем случае. Или вызвал бы на магический бой. Не так давно он, Арион дю Солэр, считал молодого графа Рейнгарда образцом бесхребетности, бесхарактерности, беспринципности и, наверное, даже подлости. Один взгляд на этого напыщенного самовлюбленного глупца вызывал у него ощущение брезгливости, как если бы ему забросили за шиворот медузу, угря или жабу. Только скользкую жабу. Скользкую и холодную. А сейчас... он всем сердцем надеется на то, что этот человек когда-нибудь согласится стать его другом. То, как изменился Вальдос, просто невообразимо. То, что Вальдос делает для него, Ариона - неоценимо. Но Вальдос тоже все очень хорошо помнит. И вряд ли он забыл, каким взглядом смотрел на него его теперешний соратник, когда был еще не Мятежным Магистром, а Арионом дю Солэр. Такое не прощается.
   Нет, он, Арион, в Вальдосе не сомневается ни на мгновение, он прекрасно понимает, что граф Рейнгард все делает искренне, и ему можно доверить самое дорогое - что он, впрочем, и сделал, о чем нисколько не жалеет... Дело не в этом. Дело в том, что Вальдос, даже будучи всецело предан идеям Ариона, даже расшибаясь за него в лепешку - как за предводителя - никогда не простит его, как человека. Но при этом никогда этого не покажет, потому что он - дипломат и воспитанный человек. Он считает Ариона правым и он будет помогать ему, несмотря ни на что. И если надо, подставит под удар себя и весь свой город.
   Но не простит.
   - Ваша Светлость, я не знаю, о чем вы думаете, но оставили бы вы это, а? - неожиданно подал голос Элгрин Найд.
   - Ты сейчас о чем? - не понял Арион, выныривая из пучины своих тягостных раздумий.
   - Это вы сейчас о чем? - усмехнулся стрелок. - Едете, молчите и все мрачнеете и мрачнеете. Так пока мы до Эвенкара доедем, вы вообще в привидение превратитесь.
   Арион нахмурился. Элгрин прав. С самоедством надо завязывать. Ну понятно, закрывать глаза на свои ошибки тоже не стоит, но изгрызать себя вдоль и поперек не имеет смысла. Ты - предводитель. За тобой идут люди. И ты не просто за них отвечаешь, ты передаешь им свой настрой. И если ты будешь ехать в таком подавленном настроении, они все перевешаются в ближайшем лесу.
   Магистр встрепенулся.
   - Спасибо, друг, - он провел рукой по лбу. - Кажется, я все-таки немного подустал.
   Отряд совершенно неожиданно для Ариона встретил его слова взрывом хохота. Уже отчаявшийся что-либо понять в этом мире Магистр воззрился на Элгрина, в надежде, что тот ему хоть что-то объяснит.
   - Ваша Светлость, ну вы даете, - всхлипывая от смеха, покачал головой Найд. - "Подустал" он... с чего бы вдруг?
   - Давайте я все-таки рану посмотрю, - опять этот вездесущий Рыжик!
   - Ладно, только быстро, - сдался Арион, понимая, что тот все равно не отстанет.
   Можно было, конечно, подождать до постоялого двора, но в последнее время скопления людей у Ариона не вызывали доверия - и это не имело никакого отношения к его подавленному настроению, а вот к житейскому опыту - очень даже. А если представить, что это скопление людей будет поджидать их в закрытом помещении, каким по сути является постоялый двор, мысль о ночлеге под открытым небом в безлюдной пустыне начинает греть душу, как самая светлая мечта. Найти бы еще ее, эту безлюдную пустыню...
   - Рико, ну что? - нетерпеливо спросил он целителя.
   Но лекарь уже занялся работой. А когда он занят, восторженный воробышек Рико исчезает, и его место занимает суровый профессионал, который очень не любит, когда ему мешают работать. Рыжий мальчик послал такой осуждающий взгляд своему обожаемому Магистру, что тот предпочел заткнуться и не отвлекать доктора от работы.
   Заметившие это солдаты еле сдержали смех. Арион обвел взглядом отряд и понял, что... жизнь продолжается. Да, все не может быть гладко, да, на пути встречается всякое, да, в битве неизбежны потери. Но все это понимают и... продолжают идти. И они не просто идут, а при этом радуются жизни и восхищаются каждым лучом солнечного света, пробивающегося из-за туч.
   - Какие вы все-таки у меня молодцы! - не сдержался Арион. "Молодцы" вытянулись, как на параде, и отсалютовали своему предводителю - весело, непринужденно, но слаженно, всем отрядом. Только Рико не салютовал - он был всецело поглощен своей работой.
   Работу он свою, кстати сказать, действительно делал хорошо - если бы целитель не заговорил об осмотре, Арион вообще бы не вспомнил о ране. Да и сейчас, пока он занимался лечением, Магистр даже не обращал на это внимания, думая о чем угодно, только не о том, что там с ним творит целитель. Впрочем, ничего неприятного целитель не делал, рана уже почти зажила, но и в этом тоже была целиком и полностью его заслуга - особенно если учесть, какой недисциплинированный ему попался пациент. Единственно, что доставляло дискомфорт Ариону - это потеря времени, которого и так было немного.
   - Элгрин, дайте мне карту, - попросил Магистр. По крайней мере, ему очень хотелось, чтобы это действительно прозвучало как просьба, а не как приказ. Вроде получилось... ну хотя бы нечто среднее. - И сами идите сюда, обсудим дорогу.
   Элгрин козырнул и повиновался. Все-таки на просьбу это, наверное, было мало похоже. Надо работать над собой. Вот у Вальдоса как-то получается...
   Стрелок развернул карту, отметив место их остановки. Дальше дорога делала петлю, огибая большое заброшенное болото, вилась по низине и дальше взбиралась на довольно обжитой холм. Вдоль дороги ютилось несколько сел, а чуть поодаль, на холме возвышался город.
  
   Аргитариум. Хороший город. Крепкий. По крайней мере, раньше был таким. Арион напряг память, пытаясь выудить из нее необходимые сведения об этом городе. Когда-то он что-то о нем читал. Еще в Академии. Раньше, еще во времена Рандольфа, это была неприступная крепость. Известный своими завоевательными войнами король несколько раз пытался взять ее, но каждый раз терпел поражение. После его очередного набега, на столицу внезапно обрушились полчища чудовищ, уничтоживших едва не половину армии Рандольфа, и охота покорить Аргитариум у короля несколько поутихла. Прямых доказательств того, что тварей наслал граф Шардос, владыка Аргитариума, ни у кого не было, но это и без того казалось очевидным - окрестности города кишели чудовищами, и нападение случилось после того, как король едва не разрушил крепостную стену Аргитариума. А вот когда Рандольф объявил о своем намерении оставить Аргитариум в покое, твари тут же отступили, а некоторые вообще чудесным образом исчезли.
   Однако на этом дело не закончилось. Рандольф пообещал отступиться от Аргитариума, но этого не обещала Инквизиция. Как Святой Орден проник в город, неизвестно, но Шардос был схвачен и казнен. Правда, Инквизиция там тоже долго не продержалась - на них, как нетрудно догадаться, тоже напали чудовища. Инквизиция в долгу не осталась - на следующий день были казнены все приближенные ко двору Шардоса. А на следующую ночь нападение тварей повторилось. Противостояние Аргитариума и Инквизиции продолжалось еще какое-то время - Святой Орден находил и сжигал новых "виновных", а набеги чудовищ все не прекращались. Бороться с чудовищами тоже не могли, так как никто не знал, откуда они появляются. Попытки выжечь леса и осушить болота Аргитариума тоже не увенчались успехом - леса не горели, болота не осушались, а отправленные для этих работ отряды серых братьев, наемных рабочих и даже магов-стихийщиков исчезали бесследно. В конце концов Инквизиции это надоело, и она оставила город.
   К всеобщему удивлению, Аргитариум не погиб. Город довольно быстро отстроился, чудовища отступили, но его ворота остались на десятки лет закрыты от империи Рандольфа.
   И только при нынешнем короле, Рагнаре, Аргитариум появился на карте Эвенкара. В самом начале своего правления Рагнар заключил с владыкой неприступного города союз, а еще через пару лет Аргитариум вошел в состав империи - единого человеческого государства, возглавляемого Рагнаром Эвенкаром. Как король этого добился, до сих пор не знает никто. Аргитариум исправно платит налоги, ведет торговлю с некоторыми другими городами и вообще ведет себя тихо. Он до сих пор держится несколько особняком - никто не помнит, чтобы аргитарцы появлялись при дворе или торговали на столичных рынках, но более законопослушных граждан империи найти трудно.
   Время от времени туда наведывается Святой Орден - исключительно с проверкой, но никаких нарушений не находит и мирно покидает возвышающуюся на холме древнюю крепость с кровавой историей. Однако, несмотря на установившиеся если не дружественные, то хотя бы нейтральные отношения, надолго там Инквизиция никогда не задерживается. Главным условием, выдвинутым Аргитариумом при подписании договора о вассалитете, было таким: никогда, ни при каких условиях, в городе или прилегающих к нему землях не появится резиденции Святого Ордена.
   Так что своей, так сказать, стационарной Инквизиции и аргитарцев нет.
   Что не может не радовать.
   Но все же...
   Арион поднял голову, встретившись глазами с тремя магами своего отряда, склонившимися над картой.
   - Господа, сейчас нам предстоит принять непростое решение. Слева от нас - болото, прямо - Аргитариум, справа... А направо нам не надо. Рассмотрим положительные и отрицательные стороны каждого варианта. С каких начать?
   - С плохих, - фыркнул Элгрин.
   - Извольте, - учтиво поклонился Арион. - Отрицательные стороны таковы. Болота - это всегда плохо, а про сегодняшний Аргитариум мы ничего не знаем. Положительных больше - в деревне мы можем нанять проводника через болота, в городе запастись чем-нибудь полезным. И главное - ни там, ни там мы не встретим Инквизицию.
   - Прекрасно! - рассмеялся Элгрин. - Даже не знаю, что выбрать - такая благодать кругом!
   - Если мне будет позволено говорить... - робко подал голос Рико, - я бы предпочел зайти в город.
   - А я - нанять проводника в деревне, - предложил Вартон Ситт, один из лучших мастеров воздушного щита.
   - Аргументы?
   - Даже если болото будет совсем уж непролазным, - начал объяснения Вартон, - мы можем применить магию и пройти поверху. Если там будут чудовища, мы тоже сможем применить магию и отстреляться. Инквизиции там нет точно, а возможную опасность, которая нам там может угрожать, мы знаем. И знаем, как с ней справиться. А вот что нас может поджидать в городе, мы понятия не имеем.
   - Принимается. Рико?
   - В городе могут быть медикаменты...
   - Они могут быть и в деревне, - возразил Ситт. - Если не в обычных торговых лавках, то у знахарей.
   - Я так понимаю, такой вариант, как просто пойти через болото, не заходя ни в город, ни в деревню, вообще не рассматривается? - уточнил Элгрин.
   - Нет, а что?
   - Что-то мне не очень хочется вступать в контакт с местным населением... - поморщился Найд.
   - Но зато если мы просто проломимся через болота, у нас будут все шансы вступить в контакт с местными чудовищами, - бросил Кларед Лис, внимательно осматривая свой лук. - Причем, в особо извращенной форме. Простите, Ваша Светлость, - кивнул он в сторону Магистра, не отрываясь от своего занятия.
   Элгрин фыркнул. До поступления в Академию Кларед был охотником и, казалось, ничто кроме стрельбы из лука и метания ножей его не интересовало. Магические способности он в себе обнаружил случайно - на охоте, когда лук сломался, ножи закончились, а сам охотник оказался загнан несостоявшейся жертвой в ущелье и прижат к отвесной скале. Надо сказать, охотился он не за ради праздного времяпрепровождения и не на зайчиков - ситуация с чудовищами вокруг его деревни была, может быть, чуть лучше, чем в окрестностях Аргитариума. Так что с профориентацией в тех местах проблем не возникало - если в семье рождался мальчик, всей округой праздновали появление на свет нового охотника, если девочка, то - охотницы. Луком владели все, от мала до велика, дети учились стрелять едва ли не раньше, чем говорить. Там охотились не для развлечения, и даже не для того, чтобы прокормить семью - хотя и для этого тоже - а в основном чтобы выжить. Прижатый к скале Кларед прекрасно понимал, что если он погибнет, семья лишится кормильца и защитника, а это было бы предательством по отношению к близорукой матери и малолетней сестре. Что тогда произошло, он и сам не понял. Зато он прекрасно осознал, что чувствует загнанный в ловушку лис, когда бросается на медведя, чтобы перегрызть ему горло. Добычи он тогда домой не принес - то, что осталось от трех лесных гракхов, собрать было невозможно. Но зато он выжил и... стал магом земли и воздуха. Он потом долго пытался повторить свой подвиг, но сознательно вызывать камнепад и пускать воздушные стрелы он научился лишь на последнем курсе Академии, да и то так и не смог достичь того уровня, который тогда опробовал на гракхах. Может, повода уже не было - скоро после того случая в деревне остановилось три ведьмака и популяция чудовищ резко сократилась, а потом и вовсе сошла на нет. Деревня зажила нормальной жизнью, Кларед оставил охоту и стал магом. Но вот прозвище Лис прилипло к нему намертво. Как и некоторые простонародные привычки.
   Впрочем, это никому не мешало - он был, может, и не самым сильным магом, но зато хорошим товарищем, и несомненно лучшим стрелком, умеющим к тому же прекрасно работать в команде, так что в отряд Магистра попал сразу же - несмотря на довольно грубоватую манеру поведения, угрюмый характер и серьезные проблемы с субординацией. Однако тут они с Магистром нашли друг друга - в отсутствии манер стрелка Арион видел искренность, в грубости - прямолинейность, в угрюмости - ненавязчивость и умение не трепать языком без дела, а что касается субординации, так она и самому Магистру всегда давалась со скрипом.
   - Кларед, - обратился к нему Арион. - Твое мнение?
   - Я согласен с Вартоном, - все так же не отрываясь от своего занятия, высказался охотник. - Зайдем в деревню, расспросим местных, пополним запасы и наймем проводника. Если проводника нанять не получится, хотя бы купим карту. В общем, получим хоть какую-то информацию. Соваться в незнакомый лес вслепую - бессмысленно. Тем более если это лес в окрестностях Аргитариума.
   - Аргитариум... - фыркнул Элгрин. - А ты не допускаешь мысли, что все его чудища - это только легенды?
   Кларед Лис покачал головой.
   - Нет, не допускаю. Я считаю, что легенды на пустом месте не возникают.
   - Ну... А если там что-то было, но давно? - не сдавался Найд. - А сейчас от этого чего-то уже ничего не осталось?
   Кларед поднял на него удивленные глаза и неожиданно рассмеялся.
   - А ты не допускаешь мысли, - в свою очередь спросил он Элгрина, - что Инквизиция перекрывала нам дорогу только для того, чтобы пригласить на обед, угостить теплым молоком с ватрушками и надавать с собой подарков? Найд, если бы я думал так, как ты, то уже давно был бы сожран какой-нибудь тварью. Я тебе так скажу - если ты хочешь сунуться в Аргитский лес, без карты или проводника, не разведав обстановку, лучше сразу попроси кого-нибудь тебя убить, быстро и безболезненно.
   Элгрин хотел возразить, но Арион прекратил их спор, решив, что услышал уже достаточно.
   - Так, я все понял, - подытожил Магистр. - Заходим в деревню, а там уже посмотрим, куда дальше - в лес или в город. У кого-нибудь из господ магов есть возражения?
   У господ магов возражений не нашлось. Если они и были, о них тактично умолчали. Арион правда так и не понял, действительно ли все согласились с главой отряда или просто предпочли с ним не спорить, но думать об этом было некогда, поэтому он предпочел не тратить время и двинуться в путь, радуясь, что хотя бы троих своих магов он хоть как-то разговорил. И несмотря на то, что все его приказы по-прежнему выполнялись беспрекословно, тираном он себя уже не чувствовал. Ну разве что чуть-чуть. То есть, все-таки тираном, но таким, добрым, что ли... Или по крайней мере, не очень злым.
   Вот в таком противоречивом настроении Арион вместе со своим отрядом и въехал в деревню.
  
   Деревня Мятежного Магистра - вот прилипло же все-таки прозвище! - успокоила. Прежде всего тем, что она вообще была. И еще тем, что в ней жили люди. И даже, как ему, по крайней мере показалось на первый взгляд, вполне неплохо жили. Крестьяне выглядели довольно пристойно, на улицах играли розовощекие дети, добротные домики пестрели разноцветными ставнями с изображениями персонажей из старинных сказок. Недалеко шумел базар, заманивал гостей аппетитными ароматами постоялый двор. Где-то мычала скотина, кудахтали куры, время от времени на улицах появлялись румяные женщины с корзинками фруктов и овощей, с крынками молока и прочим провиантом, с интересом разглядывая чужеземцев - деревня жила полноценной жизнью и, казалось, совсем не знала бед.
   Единственно, что отличало ее от множества обычных деревень Эвенкара - это высокий забор. Сплошной. В два человеческих роста.
   А все остальное было вполне нормальным и даже миролюбивым.
   Как предположил Кларед, и Арион с ним согласился, забор охранял деревню не от человека - стражники у ворот почти сразу же впустили отряд, даже не спросив документов и цели визита, да и вообще встретили непрошенных гостей более чем доброжелательно - тут же порекомендовали постоялый двор и доступно объяснил, что и где можно закупить. Даже присоветовали толкового сопровождающего по деревне - его можно было взять на постоялом дворе, причем, абсолютно бесплатно. Правда на вопрос, где можно нанять проводника в дорогу, ответили не сразу - видимо, никто в лес лишний раз идти не стремился. Поблагодарив бравых ребят за теплый прием и ценную информацию, Арион со товарищи направился на постоялый двор.
   Это замечательное место долго искать не пришлось - странноприимный дом с добрейшим названием "Гракхова пасть" стоял рядом с главными воротами, источая манящие ароматы жаренного мяса и еще чего-то очень вкусного. Ариону очень хотелось надеяться, что жаркое здесь готовят не из сбившихся с дороги путников. Однако, какой бы глупой эта мысль не была, она еще больше укоренилась в голове Магистра, когда он переступил порог трактира - к странникам тут же подскочил мальчишка и, сияя от радости, принялся тараторить словно заранее заготовленную речь - о том, что рады приветствовать, готовы услужить и все в таком духе. Не дав гостям опомниться, перед ними нарисовался хозяин трактира, извинился за навязчивость своего помощника и начал речь по новой, уже не такую льстивую, но не менее доброжелательную. Буквально в считанные минуты им были предложены лучшие комнаты, для лошадей - лучшие места в конюшне, на стол были поданы лучшие яства, вокруг суетились румяные улыбающиеся служанки, одаривая гостей многообещающими взглядами, а хозяин все говорил, говорил... Ариона не покидало ощущение, что он попал в какую-то старую, но страшную сказку для непослушных детей, в которой путники, заблудившись в лесу, попадают в маленькую гостеприимную деревеньку, где их принимают как королей, а потом, откормив, приносят в жертву какому-нибудь первородному чудовищу. Он не мог вспомнить названия этой сказки, но что-то такое было - там еще фигурировал какой-то древний культ и... примерно вот такие улыбающиеся лица.
   - Господин нехорошо себя чувствует? Устал с дороги? - понимающе улыбался хозяин. - Вы можете отдохнуть и принять ванну, а ужин вам подадут в комнату. Добро пожаловать в гракхову пасть!
   Арион вздрогнул, не сразу сообразив, что "Гракхова пасть" - всего лишь название трактира. А что, с юмором. И символично.
   - Да, пожалуй, так будет лучше, - произнес Арион, радуясь, что дар речи его не окончательно покинул. - К тому же, думаю, весь наш отряд за общим столом просто не поместится.
   Хозяин заверил, что да нет, что вы, еще как поместится, но слово гостя - закон, и далее в том же ключе. Рассыпался в любезностях и с фантастической скоростью расселил всех по комнатам.
   Что заставило его согласиться на любезное приглашение хозяина "Гракховой пасти", Арион и сам не мог понять. Единственно, что ему хотелось сделать - это убраться подальше от этой радушной деревни, но он понимал, что его людям действительно надо отдохнуть, а ночевать в лесу было бы верным массовым самоубийством. Если верить легендам и охотничьему чутью Клареда, лес кишит малознакомыми и трудноубиваемыми тварями. Так что отдать сейчас приказ ехать означало обречь всех на смерть. С другой стороны, на что он всех обрекает, приведя в "Гракхову пасть", даже понять трудно. Но положа руку на сердце, стоит признать, что против этого уютного местечка высказываются только его собственные расшатавшиеся нервы, а это даже не внутренний голос. Просто уже привык, что на них охотятся все, кому не лень, вот и мерещится опасность на каждом шагу, даже там, где ее нет. Надо просто успокоиться, отдохнуть и придти в себя. Благо здесь есть для этого все необходимое.
  
   От отдельной комнаты Арион отказался сразу, потребовав, чтобы его поселили вместе с его людьми. Хозяин какое-то время упирался, мол, как же так, такие дорогие гости и отказываются от лучших апартаментов, но потом все-таки сдался и выделил Магистру комнату на четырех человек. Соседями Ариона стали Кларед Лис, Элгрин и, конечно же, Рико - разве он отпустит из поля зрения своего безалаберного пациента!
   Хозяин еще раз выразил сожаления по поводу выбора дорогого гостя и предупредил, что если тот изменит свое решение, он "тут же все устроит". Арион в ответ заверил, что нет, не надо, эта комната вполне его устраивает.
   Кстати сказать, комната действительно выглядела вполне приличной, почти роскошной - насколько это было возможно. Прямо напротив двери пестрело узорными занавесками большое окно. Посреди комнаты, ближе к окну стоял кокетливый столик с резными ножками в окружении четырех табуретов, в левом дальнем углу скромно притулился сервант, помнящий еще времена Рандольфа, но чистенький и ухоженный, словно престарелый, но всеми любимый дядюшка. Правый угол занимал удивительным образом туда поместившийся платяной шкаф. Вдоль стен располагались кровати, по две с каждой стороны, с расшитым непонятным узорами покрывалом. Прямо у входа, по правую руку в уголке приютился комодик, с нарядной салфеточкой посередине.
   - К сожалению, ванна в комнате не предусмотрена, - сокрушенно вздохнул хозяин, - все-таки это всего лишь деревня... Если вы захотите умыться, вам все принесут, но ванну можно принять только в бане - для этого есть специальная постройка во внутреннем дворе, вас проводят. В изголовье каждой кровати есть шнур, если что-то потребуется, потяните...
   - Спасибо вам, вы очень любезны, господин...
   - Герхат, Ваша Светлость.
   Брови Ариона взлетели вверх.
   - Светлость? - повторил он. - Господин Герхат, вы были заранее осведомлены о нашем посещении?
   Хозяин округлил глаза.
   - Заранее? - словно не веря своим ушам, переспросил Герхат. - Нет, что вы... Если бы мы знали заранее о вашем визите, мы бы вас торжественно встретили... Праздник бы устроили... У нас так редко бывают гости... Тем более, такие знатные...
   - Знатные?
   Герхат неожиданно рассмеялся.
   - Простите, Ваша Светлость, но на пастуха вы не очень похожи. Да и отряд ваш - видно, что все господа из благородных... О, простите мне мою оплошность, как же я сразу не сообразил, - сконфузился он. - Вы, должно быть, инкогнито?
   - Да нет, все в порядке, - устало махнул рукой Арион. - Это вы простите мне мою подозрительность. Дорога у нас выдалась нелегкая, и в радушном приеме мне уже видится...
   - Ловушка, - понимающе кивнул Герхат. - Это вполне естественно, вы не должны передо мной извиняться. Думаю, вам следует отдохнуть. Сейчас подадут ужин, за это время как раз приготовится баня, вы примете ванну и ляжете спать. А утром я отвечу на все вопросы, которые у вас возникнут.
   Арион стиснул зубы. Если этот человек говорит правду, то он, Магистр, ведет себя по-свински. А если нет...
   - Еще раз прошу извинить меня, - потупив глаза, снова заговорил Герхат, - я, кажется, понял, чем вызвал недоверие Вашей Светлости. Мне не стоило быть таким навязчивым. К нам очень редко заходят гости, и мы действительно рады каждому, кто случайно забредет в наши края - так рады, что готовы осыпать путника всеми благами и устроить праздник, - он растерянно развел руками. - Я не подумал, что со стороны такое бурное проявление радости выглядит как минимум подозрительно...
   - Господин Герхат, - прервал его Арион. - Не извиняйтесь, вы ни чем не виноваты. Напротив, это я повел себя непозволительно, в чем искренне раскаиваюсь. Я благодарен вам за заботу и оказанный прием - такое в наше время встречается не часто.
   - Вы не должны ничего объяснять, - попытался возразить хозяин "Пасти".
   - И все же я хочу это сделать. Характер у меня и так отвратительный, и мне не хотелось бы, чтобы люди на меня обижались тогда, когда я их обидеть не хочу - обычно я их обижаю сознательно и добровольно. Так вот, вам я благодарен за то, что вы делаете, и не хочу платить злом за добро. Мое недоверие к вам вызвано тем, что в последнее время на меня довольно активно охотятся - в том числе и те люди, которые раньше были на моей стороне. Но дело даже не в этом. Если бы я был один, возможно, я бы не был столь придирчив. Но со мной мои люди, и я отвечаю за каждого из них, так что права на ошибку я не имею.
   Хозяин "Гракховой пасти" с чувством поклонился.
   - Это делает вам честь, - прерывающимся от волнения голосом пробормотал он. - И я счастлив, что мне довелось принять в своей скромной обители такого благородного человека. Позвольте поблагодарить вас за откровенность - как вы сказали, такое случается не часто...
   - Господин Герхат, давайте уже прекратим это соревнование в извинениях и благодарностях, - нетерпеливо махнул рукой Магистр. - Мы так с вами до утра пролюбезничаем, и я буду не выспавшийся, злой и к тому же раздраженный из-за проигрыша, так как я вам в этом состязании обязательно проиграю - я столько вежливых слов в один день не то, что не говорил никогда, я их в таком количестве и представить себе не могу. Так что давайте сменим тему и перейдем к делам более материальным. Ваш помощник назвал мне цену и рассказал, что оплата осуществляется в два приема - половина сейчас и половина при выезде.
   - Он сразу заговорил с вами о деньгах?! - ужаснулся хозяин. - Как это бестактно! Ваша Светлость, простите, это моя вина...
   - Так, стоп! - Нет, графа Вальдоса здесь все же остро не хватает. - Этот юноша все сделал правильно, я просто хотел вас попросить вот о чем. Может статься, что нам придется уезжать в спешке. Не будет ли вопиющим нарушением правил, если я оплачу услуги вашего заведения в один прием - то есть, сейчас?
   - Сейчас?! - Герхат побледнел еще сильнее. - Нет, ни в коем случае! - в ужасе закричал он. - Только не сейчас!
   - О боги, да что с вами? - опешил Магистр.
   - Ваша Светлость, - затараторил хозяин "Гракховой пасти", стуча зубами, - поймите, у нас есть правила, и их нарушать нельзя, никогда, ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах!
   - Да ладно, ладно, - попытался его успокоить Арион. - Нельзя так нельзя... А какие еще правила нельзя нарушать?
   - Больше никаких... - замотал он головой, - только это... Но его нельзя нарушать, никогда!
   - Господин Герхат, я уже все понял, не переживайте вы так...
   - Что вы поняли?!
   - Я понял, что нельзя оплачивать проживание заранее. Так?
   Герхат уставился на Ариона так, словно тот внезапно заговорил на другом непонятном ему языке.
   - Так... - едва слышно выдохнул бедняга. - Простите, я боялся, что вы будете спорить.
   - Ну что вы, я просто не знал, что это так важно... - пожал плечами Магистр.
   - Поверьте это очень, очень важно! - едва не плача, воскликнул Герхат.
   - Послушайте, любезнейший, - не выдержал Арион, - давайте поступим так. Либо вы сейчас замолкаете, а я делаю вид, что ничего не произошло, не задаю вам никаких вопросов и больше к этой теме не возвращаюсь - либо вы мне сейчас все рассказываете. Я мало что понял из ваших причитаний и, честно признаться, тратить свое время на разгадку этого ребуса не хочу - мне, слава богам, своих проблем хватает. Если вам просто нужно, чтобы я уважил традицию - без проблем, как скажете, спорить не буду. Если у вас какие-то неприятности и вам нужна моя помощь - говорите, я подумаю, что можно сделать.
   - Ваша Светлость, - на лице трактирщика отразилось какое-то новое, еще не распознанное Арионом выражение, - если я правильно понял... вы хотите нам помочь?!
   Магистр закатил глаза. Ну вот, во что он еще вляпался?!
   - Нет, не хочу, - почти рявкнул он. - Но помогу, если это, конечно, будет в моих силах. Что у вас тут случилось?
   Герхат издал какой-то нервный смешок.
   - За какой период? - грустно усмехнулся он.
   Арион сел на кровать, прислонился к стене и устало прикрыл глаза. Да, вопрос получился не очень - учитывая насыщенную историю Аргитариума, случалось здесь многое...
   - Господин Герхат... - не размыкая век, проговорил Арион, - вы же понимаете, о чем я...
   - Простите, Ваша Светлость, я не должен был...
   - Господин Герхат, - повторил Арион чуть громче.
   Герхат шумно выдохнул, собрался с силами и выпалил:
   - Дважды за всю историю нашей деревне путник оплачивал проживание заранее... полностью... И дважды он не доживал до утра.
   - Я надеюсь, это был не один и тот же путник? - усмехнулся Магистр.
   - Ваша Светлость! - в голосе трактирщика явственно зазвучали укоризненные нотки - наверное, и взгляд у него был таким же укоризненным. - Это не повод для шуток!
   - Простите, - вяло отозвался Арион.
   - И если в первом случае он просто умер - от чего, так никто и не узнал, то во втором вместе с ним погибло несколько наших людей. Тогда еще не было этого забора, и чудовища, пришедшие из леса, напали на наш постоялый двор... Его пришлось заново отстраивать... Но погибших уже не вернуть...
   - Все это очень печально, согласен, - прервал его Арион. - Мои соболезнования. Простите, что не выражаю их бурно, я очень устал. Итак, вы боитесь, что в третий раз пострадает вся деревня?
   Ответа Арион не услышал - должно быть, Герхат усиленно кивал.
   - Не переживайте, я же уже сказал, что традиции нарушать не буду. Так что от меня требуется? То есть... - поправился Магистр, - что я могу для вас сделать?
   - Ничего... - растерянно прошелестел трактирщик, - ну кроме того, что... не нарушать эту традицию.
   Арион едва не застонал.
   - Господин Герхат, - произнес Магистр и тут же сделал паузу, собираясь с силами - надо постараться, чтобы в голосе не прозвучало ни одной раздражительной нотки, а это непросто. - Я ведь уже сказал вам, что не намерен нарушать ваших устоев. Если у вас, конечно, не принято по утрам выпивать по кувшину крови младенцев. Простите. - О боги, ну как же у Вальдоса все это получается?! Как ему даются все эти разговоры?! - И тем не менее вы мне все равно рассказали эту историю. Зачем?
   - Ну как... - неуверенно проговорил трактирщик, - вы со мной были честны... Я тоже посчитал, что неправильно будет от вас это скрывать... Если бы я не сказал, вы бы решили, что у нас такие... хм... придури. А это не придурь... Как вы сами сказали, у нас придурей и так достаточно, чтобы... - он смутился. - Ну то есть, вы не так сказали, не про придурь, а про ваш характер, но по сути... то есть я имею в виду...
   - Понятно. Да, по сути все верно, - усмехнулся Арион, нехотя разлепляя веки. - Даже более чем. Хм, интересно. Я думал, в вашей истории будут фигурировать какие-нибудь старые проклятия или... ну не знаю, еще что-то.
   - Еще что-то нас не беспокоит уже очень давно, - мягко улыбнулся трактирщик. Арион не стал уточнять, о чем он, но готов был поклясться, что Герхат имел в виду Инквизицию - о чем еще можно говорить с такой доброй и сладкой улыбочкой? Тем более, здесь, в окрестностях Аргитариума?
   - Кстати, насчет чудовищ, - оживился Арион. - А скажите, ваши леса действительно так небезопасны, как о том говорят легенды?
   Трактирщик нахмурился.
   - К сожалению, я не знаю, о каких конкретно легендах вы говорите, - объяснил он причину своей заминки. - Их ходит множество, и все они довольно противоречивы. Но чудовища в лесу есть. И на болоте тоже. Хагурры, лесные гракхи, лапидема - не знаете такую? Повезло вам... И еще много кого. Если их не тревожить, сидят они тихо. По большей части. Но случается, что и нападают без видимой причины... Если бы не граф Зондер, туго бы нам пришлось...
   - Граф Зондер? - переспросил Арион.
   - Владыка Аргитариума, - пояснил Герхат. - Он нас защищает. У него и стража мощная, и охотники толковые - лучшие в Эвенкаре, - добавил он с гордостью. - Нам с ним очень повезло. Вы видели стены города? Другой бы закрылся за этими стенами и плевать бы хотел на простой люд - деревней больше, деревней меньше. А он молодец, все время нам помогает. Хороший он...
   Арион коротко кивнул.
   - Рад за вас, - сделал он попытку поддержать Герхата. - А скажите, возможно ли у него нанять охотника? Нам потребуется опытный проводник...
   Трактирщик виновато пожал плечами.
   - К сожалению, на этот вопрос я вам ответить не могу, - совсем смутился бедняга. - Граф Зондер присылает нам людей сам, если в этом возникает необходимость, и они помогают нам совершенно бесплатно. А вот чужестранцев Аргитариум не жалует...
   - То есть, у местных в найме охотника нет смысла, у прочих - возможности. Так?
   Герхат виновато кивнул.
   - Понятно, - потер подбородок Магистр. - А из местных кто-нибудь ходит в лес? У вас есть свои охотники?
   Трактирщик покачал головой.
   - Уже очень давно охотой занимается город. Так что вряд ли мы сможем вам помочь... Разве только написать письмо графу Зондеру...
   - И как скоро я смогу получить ответ?
   Герхат беспомощно развел руками.
   - Ах, ну да. Чужестранцев он не любит, - ответил за него Арион. - Но хоть карту у вас можно купить?
   - Разумеется, - просиял трактирщик. - Я вам ее даже подарю.
   - Ну что вы, это, право, лишнее.
   - Нисколько. Я рад, что хоть чем-то смогу оказаться полезным... Да, еще один момент... Желаете, чтобы за ужином вам прислуживали женщины? Или их пригласить... позже?
   - В каком смысле? - не сразу понял Арион. - Ах, вот вы о чем... Нет, спасибо, в услугах такого рода я не нуждаюсь.
   - А может быть, ваши воины?..
   - Господин Герхат, мы остановимся на несколько часов - с рассветом мы рассчитываем уехать.
   - Хм... - замялся трактирщик, - могу я кое о чем вас попросить? Вы говорили, что если нам понадобится помощь, вы подумаете, что можно сделать...
   - Да, разумеется. Давайте, выкладывайте. Я от своих слов не отказываюсь.
   Герхат покраснел, как обласканный солнцем рейнгардский томат.
   - Я просто сразу не стал говорить вам, так как не знал, как Ваша Светлость к этому отнесется...
   - А теперь знаете?
   - Нет, - сконфуженно пробормотал он, - но тем не менее... Понимаете, у нас есть еще одна традиция...
   - Та-а-ак, - протянул Магистр, - мне все больше нравится ваша деревня. Господин Герхат, не тяните. Кстати, если у вас есть еще какие-то традиции, которые нельзя нарушать, лучше говорите о них сразу.
   - Нет-нет, - замахал руками трактирщик, - нарушать нельзя только одну, а эта... Простите, просто она весьма деликатного свойства...
   - Сударь, я не барышня и не служитель культа, при разговоре о "деликатных" вещах в священный трепет не впадаю и в обморок не падаю. Мои воины тоже. Что там у вас?
   Герхат вздохнул так тяжело, словно на нем пропахали борону отсюда до Эвенкара, без перерыва на еду и сон.
   - Как я уже вам сказал, гости у нас бывают не часто. Кто-то боится чудовищ, кто-то - Аргитариума, кто-то - гнева Святого Ордена... Торговля у нас идет только с городом, но и туда мы, как правило, не заходим - граф Зондер присылает нам своих людей, они привозят одни товары, забирают другие, но тоже здесь никогда не задерживаются. Единственно, с кем мы общаемся - это наши ближайшие соседи, но... рядом только две деревни, а народу в них еще меньше, чем у нас... И так происходит уже много лет... Мы все друг другу родственники - в той или иной степени. И мы славим богов, когда к нам заходят чужеземцы - тогда наша деревня имеет возможность обновить кровь... Ваша Светлость, - с чувством произнес он, - в вашем отряде два десятка молодых и сильных мужчин... Наши женщины о таких гостях и мечтать не могли!
   Рико покраснел еще сильнее, чем трактирщик. Элгрин хмыкнул. Кларед присвистнул. Арион потер подбородок.
   - Так, погодите... - задумался Магистр. - Традиция занятная. И если бы мы так не спешили, думаю, мои ребята с удовольствием остались у вас на недельку-другую - как вы сами заметили, они у нас молоды, сильны и преисполнены желания... гм... помочь вашей деревне - разумеется, исключительно с благородной целью, как же иначе... - воины отчаянно закивали. - Но мы действительно очень спешим. Давайте так - мы закончим со своими делами, а потом вернемся - все равно нам потом обратно ехать. И вот на обратном пути остановимся у вас на столько времени, на сколько вы пожелаете, - воины закивали еще энергичнее, даже Рико изобразил нечто похожее на кивок. - Идет?
   Трактирщик заметно погрустнел.
   - Ни один путник, случайно попавший в нашу деревню, не возвращался сюда во второй раз, - тихо проговорил он.
   - Не переживайте, к нам это не относится, - небрежно махнул рукой Арион. - Мы много куда случайно попадаем - причем, с совершенно необъяснимым постоянством.
   Взгляд трактирщика потемнел.
   - Я думаю, вам не стоит недооценивать опасности, таившейся в наших лесах... - предостерегающе прошелестел Герхат.
   - А вы найдите нам проводника, - парировал Магистр, - и тогда мы к вам точно вернемся.
   Как ни странно, Герхат больше спорить не стал. Он учтиво поклонился, в очередной раз рассыпался в извинениях, сообщил, что баня и ужин будут готовы с минуты на минуту, и спешно покинул комнату.
   Арион задумался. Все-таки не надо было отклоняться от маршрута, проложенного графом Рейнгардом... Вот теперь сиди здесь и думай, что делать дальше... Хотя что тут думать, надо переночевать и с рассветом отправляться в путь. Как же некстати нарисовалась тут эта деревня со своими традициями!
   Магистр подошел к окну. В лицо подул прохладный ветер, но освежающим его назвать было трудно - воздух вокруг трактира напитался ароматами пряностей, свежевыпеченного хлеба и аппетитного жаркого, он пьянил и кружил голову. Хотя, возможно, голову кружил голод, но, как бы то ни было, ни о чем, кроме еды, думать не хотелось. Не моглось.
   Рядом зачирикала птичка. Какая смелая! Хотя чего ей бояться, не съест же он ее... Арион потряс головой, чтобы хоть как-то переключить мысли с гастрономической тематики и буквально заставил себя посмотреть на птичку внимательнее.
   К лапке птички была привязана капсула. Арион едва не хлопнул себя по лбу - ну да, точно, именно таких почтовых соколов он видел у графа Вальдоса! Освободив посланника от ноши, он в этом убедился - капсула содержала прошение королю, написанное им, Арионом, и уже утвержденное подписью и печатью Его Величества! Письмо было скреплено королевским перстнем "Щит Лебединого Пера", а рядом лежало письмо графа Рейнгарда, все эти чудеса объясняющее. Арион долго пытался понять, что к чему, злясь на себя за внезапно навалившуюся тупость, а когда понял, долго не знал, как на это реагировать. Выходит, Вальдос, не говоря ему ни слова, написал от его имени - и даже его почерком! - письмо королю, пожаловался на бедственное положение Магистра, спросил поддержку у короля и, что самое удивительное, уже ее получил! Да еще какую! Одного письма с печатью уже достаточно для того, чтобы ехать прямо через пикеты Святого Ордена безо всяких объяснений, и еще ручкой вслед издевательски махать, а с "Лебединым пером" вообще можно ни о чем не беспокоиться. Вот как он это все провернул?! И ведь даже речи об этом не было...
   Впрочем, о том, как он это сделал и зачем, Вальдос подробно описал в письме. Правда, что заставило Его Величество так расщедриться и приложить к этому перстень, Вальдос сам понять не мог. Он, конечно, предположил, что король либо растрогался, читая исповедь "Мятежного Магистра", либо не нашел чем еще скрепить письмо, либо кольцо у него вообще соскользнуло случайно... или же короля на это сподвигло тайное желание позлить Архиепископа - как бы то ни было, все оно к лучшему. А еще он извиняется, что проявил самовольство и подделал почерк - ну не мог удержаться. Подготовка к свадьбе - дело нервное, совсем мозги на радостях отключились. Так что - не ведал, что творил. Само как-то так вышло. Очнулся уже когда ответ с перстнем увидел - не выбрасывать же! Вот и прислал...
   И еще маленькая приписочка, буквально в пару строчек: "Полковник со своей мышастой подружкой вернулся, жив-здоров, опасается, что ему тоже скоро придется жениться. Видимо, это заразно".
   У Магистра едва не подкосились ноги. Жив-здоров?! Да что у них там, гракх разорви, происходит?! Правда, тут же пришлось еще раз стукнуть себя по лбу - негоже ругаться гракхами, находясь в "гракховой пасти", да и еще когда предстоит прогулка по лесу, полному чудовищ.
   Так, надо взять себя в руки. Немедленно. И сообщить ребятам о чудесном исцелении полковника. Тем более, они и так глаз с тебя не сводят, ожидая, что ты им хоть что-то объяснишь, а Рико того и гляди кинется со своими примочками...
   Не теряя времени даром, Арион зачитал текст письма вслух, чем вызвал бурный восторг своих соседей по комнате. Рико сначала едва чувств не лишился от радости, узнав, что Фаэнор, за потерю которого он так переживал, выжил и благополучно добрался до города. Мальчишка онемел и удивленно таращился, не веря своим ушам, пока Кларед не влепил ему оплеуху и не напоил какой-то дрянью из своей фляжки. Ну дрянь-то, может, и дрянь, но только Рико порозовел, задышал по-человечески, а потом глупо улыбнулся и разрыдался, уткнувшись в подушку. Кларед развел руками - мол, что смог, то сделал, в педагогике не силен, что с ним дальше делать - не знаю. Магистр махнул рукой - ничего, пусть, потом сам успокоится, всю дорогу себя сдерживал. Все хорошо.
   Арион надел кольцо на палец и тут же почувствовал, как оно плотно приникло к коже. Сапфировый глаз лебедя вспыхнул и едва заметно замерцал мягким, почти незаметным светом. "Лебединое перо" приняло странника под свою защиту. Вот и славно. Жаль, что в бою эта штучка бесполезна - защита, которую она дает, исключительно юридического характера. Но и то неплохо - от чудовищ отбиться можно, как показал опыт Хоррана, а вот от Инквизиции... Так, ладно, все размышления потом. Надо сообщить остальным - о спасении полковника и письме Вальдоса, они тоже должны это знать.
   С окна снова потянуло ароматами жаркого. Да, и еще надо спросить у хозяина, когда подадут еду - не думал, что человек может так проголодаться. В животе призывно урчало, и Арион был почти уверен, что еще чуть-чуть, и его смело можно выпускать на чудовищ - он их сам сожрет, не поморщившись.
   На глаза ему попался стоящий на столе кувшин вина. Нет, на голодный желудок пить не стоит, хоть он и маг, но последствия могут быть непредсказуемыми, а завтра предстоит нелегкий путь. Хотя от одного глотка ничего не случится, зато, может, урчание поутихнет... да и нервы успокоятся немного...
   Арион разлил вино по бокалам, произнес тост за здоровье полковника, короля и графа Рейнгарда и сделал глоток. Небольшой. Можно сказать даже, слегка пригубил. Вино оказалось терпким, но приятным. Действительно стало легче. Сердце перестало бешено биться, мысли - панически разбегаться.
   В сознании возник образ Линары, такой яркий и живой, словно она в одно мгновение перенеслась сюда из далекого Рейнгарда... Она смотрела на него своим всепонимающим взглядом, в котором хотелось утонуть, влажные губы что-то шептали. Арион вдыхал аромат ее кожи и чувствовал себя самым счастливым мужчиной на свете. Вот она подошла ближе, обвила руками его шею и прижалась всем телом, таким желанным, таким нежным и податливым. Он обнял ее и понял, что все события последних дней ему просто приснились - не было ни Рейнгарда, ни Хоррана, ни этих нелепых облав... Были только он и она - в замке Солэр, в ту ночь, когда в их счастливую жизнь вторгся Лотар... И Лотара тоже не было. Он приник к ее губам и... рухнул без чувств на дощатый пол лучшей комнаты "Гракховой пасти".
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"