Лихницкая Валерия: другие произведения.

Глава 16. Рейнгард

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 16

  
   - Лин, расскажи, у тебя же с ним было, да? - допытывалась Шере.
   - С кем?
   - Лин! Ну с кем, с кем... С эльфом! Ты в прошлый раз так толком и не рассказала! То один приперся, то другой...
   - Шерреила, ты не пррава, - пророкотала орчанка, взбивая венчиком какую-то зеленоватую пакость. - Эти люди не припирались, это были стрраждущие, которрым нужна была помощь. И Линарра не могла им отказать, у нее дарр...
   - Да понимаю я все! - нетерпеливо фыркнула жена некроманта. - Но сейчас-то тут не никаких страждущих, сейчас у нас девичник и нам положено обсуждать мужчин - в самых пикантных подробностях. А вы как эти...
   Урфис покраснела и уткнулась в свое кошмарное варево. Линара, казалось, вообще не видела ничего вокруг, она сидела неподвижно и почти не дышала, вперившись в окно невидящим взглядом.
   - Да что с вами такое?! - возмутилась Шереила. - В следующий раз, вон, когда у Лин будет свадьба, я вас вообще не позову - лучше с Криской приемы рукопашного боя потренируем, хоть время весело проведем...
   Линара вздрогнула, словно ее внезапно разбудили.
   - Простите, девочки, - пробормотала она, растерянно оглядываясь по сторонам. - Просто я очень волнуюсь...
   Шереила вздохнула.
   - Да понятно, - махнула она рукой, - я пока сюда к Джерду ехала, вообще думать ни о чем не могла... Потому давай рассказывай про эльфа - хоть отвлечешься немножко...
   Целительница робко улыбнулась.
   - Ну хорошо, может, ты и права. Тем более, что у нашей подруги девичник... и она должна знать, от чего отказывается ради семейной жизни, - подмигнула она жене некроманта.
   Урфис активнее заработала венчиком, смущенно засопев.
   - Правда, я не уверена, что моя история вам понравится, - предупредила Линара.
   Шере округлила глаза. Кажется, ей в голову не приходило, что кому-то в отношении этого загадочного Черного Магистра может что-то не понравиться. Неужели и правда все женщины Темной Гильдии поголовно влюблены в этого мальчишку? Ну, или были влюблены в разное время...
   Судя по рассказам Шере, так оно и есть. В прошлый раз она успела рассказать совсем немного, но и этого хватило, чтобы понять, каким успехом этот негодник пользуется в Гильдии. Хотя, к его чести стоит отметить, что не всегда пользуется - совесть у него все-таки есть, правда, с приличиями беда. То есть, наличие у женщины законного супруга его никогда не останавливало, а вот если этот самый супруг ее любит - пальцем к ней не прикоснется. Вот с Шереилой у них тоже наклевывался довольно бурный роман, но как только в Гильдии появился Джерд, эльф тут же ушел в сторону. Еще и напутствий надавал по-дружески. Так и сказал: "Давай, подруга, не подведи меня, покажи этому белобрысому, чему я тебя научил!" - или что-то в этом роде... Шере тогда жутко обиделась, а потом поняла, что в сущности-то он все сделал правильно - рано или поздно он все равно бы ее бросил, и осталась бы она безутешной влюбленной дурой, а сейчас у нее есть лучший в мире муж, которого она любит до безумия. А от короткого романа с Черным Магистром у нее остались только приятные воспоминания, которые совершенно не мешают им сейчас дружески общаться - если время от времени и сводит их судьба, то ни о каких там отношениях даже мысли не возникает. Дружба, общие дела Гильдии - и больше ничего. Даже Джерд научился не ревновать, когда слышит упоминание этого имени... Ну, по крайней мере, учится.
   Линара тогда слушала этот рассказ и удивлялась - какие только сюрпризы не преподносит судьба! Она помнила этого эльфа совсем другим...
   - Я тогда еще была не целительницей, а просто дочкой деревенского лекаря - травника и зельевара, - начала она свой рассказ. - Отец магом никогда не был, но это ему не мешало быть лучшим целителем в округе - в травах он разбирался как никто, и делал такие отвары, сборы и мази, которые поднимали на ноги без всякой магии. Всему этому он меня и учил. Я помогала ему с самого детства, и он даже доверял мне лечение некоторых несложных случаев. Когда я стала ощущать в себе пробудившуюся Силу, он сказал, что все это фантазии юной девицы и попросту блажь, и что в этом возрасте все что-то такое ощущают. В то, что я действительно могу стать магом, он не просто не верило, ему даже в голову это не приходило - в нашей семье никогда ни у кого не было Дара, а может и был, но мы о нем не знали... И вот однажды отец уехал в город по каким-то делам, а меня оставил следить за лавкой...
   В ту ночь я проснулась от того, что кто-то со страшной силой барабанил в дверь. Я даже сначала боялась открывать, но потом подумала, что брать у нас все равно нечего, а если кому-то нужна помощь, то я обязана ее оказать, раз уж меня отец оставил за старшую... А так как девушкой я была довольно отчаянной, колебалась недолго и практически сразу пошла открывать дверь, - Линара сделала паузу, обведя взглядом подруг - те притихли, как дети, собравшиеся у костра и слушающие страшную историю. - На пороге стоял орк. Грязный, в оборванной одежде... и залитый кровью.
   - Лин, а ты точно ту историю рассказываешь? - осторожно спросила Шере. Урфис молчала, даже про свое зелье забыла - сидела и внимательно слушала. Вот ведь удивительные люди, эти женщины! С чудовищами, нежитью и еще не пойми чем биться - это запросто, это он не боятся, а историю начнешь рассказывать - в общем-то совсем не страшную, но зато ночью и приглушенным голосом - того и гляди визжать начнут...
   - Ту, ту, еще какую ту, - улыбнулась целительница. - Так вот, этот орк принес на руках чуть живого эльфа... точнее будет сказать, то, что от него осталось. Он был потрепан еще сильнее, почти не приходил в себя - то бредил, то совсем терял сознание, и все время кашлял кровью и еще какой-то мерзостью. В общем, вид у него был, как сказал бы граф Рейнгард, совсем не товарный. Я, честно говоря, запаниковала. Был бы отец - он, может, и смог бы что-то сделать. А я... - Линара беспомощно развела руками. - Я тогда ничего не умела, да и трав, которые могли бы его вылечить, не знала. Так что пустить их - только лишний раз обнадеживать. Но не пускать - вообще бесчеловечно. Я пустила, но честно призналась, что помочь ничем не могу, а отец приедет только через две недели. Если за две недели не помрет, отец его вылечит. Может быть. Орк очень опечалился, а эльф почему-то обрадовался и сказал, что если б не уверовал во всех богов в Старом Забое, то сделал бы это сейчас. Я тогда не поняла, что его так развеселило, зато до меня начало доходить, откуда они взялись и почему в таком виде.
   Недалеко от нашей деревни были Гномьи Шахты - это старый рудник, куда еще со времен Рандольфа отправляли каторжных. Жуткое место. Но мы его не очень-то боялись, недалеко - это если по карте смотреть, а на деле нашу деревню от этого места отделяла горная гряда, так что это было практически два мира, никоим образом не пересекающихся. Однако там была одна лазейка. Старый Забой. Часть шахты, заброшенная и жуткая, полная нечисти и каких-то древних гномьих проклятий, со временем превратившаяся в издевательский лабиринт для испытания воли тех, кто мечтает вырваться на свободу. Старый Забой был легендой, которой запугивали и дразнили каторжников. Рандольф даже указ такой выпустил - кто пройдет через Старый Забой, тот безо всякого суда получит свободу. Да и стражники не очень-то старались остановить тех, кто предпринимал побег через этот жуткий "лабиринт". Потому что пройти его было просто невозможно.
   Как оказалось, до некоторого времени.
   Как эта легенда попала к нам в деревню, я не знаю, но увидев этих "гостей", я почему-то сразу о ней вспомнила. Правда, я тут же постаралась отогнать от себя эту мысль - во-первых, у меня в голове не укладывалось, как эльф мог попасть на каторгу, а во-вторых, я с детства ужасно боялась, что когда-нибудь какой-нибудь каторжник прорвется через этот забой и приведет за собой толпу нежити. Или сам станет чем-то подобным. Но мысль отгонялась плохо - уж больно страшно они выглядели. Допытаться у них, откуда они пришли, и что с ними случилось, я не могла - орк только издавал какие-то нечленораздельные звуки, а эльф, как я уже сказала, почти все время был в отключке. А если нет, то бредил или кашлял. В общем, собеседник из него был никакой. Но... девочки, посудите сами - мне, деревенской девчонке, принесли живого эльфа! Ну, не совсем живого, но - настоящего! Конечно, я решила в лепешку расшибиться, но хоть чем-то его помочь. А когда мы с орком его отмыли, ммм! - Линара мечтательно закатила глаза. - Я вообще в него влюбилась.
   - Представляю! - рассмеялась Шереила.
   - Не представляете! - покачала головой целительница. - Сколько я на него зелий перевела, это ужас просто - как мне отец голову не оторвал, до сих пор ума не приложу. Причем, если б еще хотя бы правильно их применяла... Два дня я его мучила всякими мазями и компрессами, как он не умер от моего лечения, просто загадка. Живучий, как кошка. Орк смотрел на меня со священным трепетом и, кажется, верил в целительную силу моих бездарных действий. А потом вдруг заговорил. Он сказал мне, что у его друга чахотка на последней стадии, и он решил умереть на свободе - вот и придумал этот побег, так как все равно ему терять было нечего. Когда я спросила, что там в этом забое с ними случилось, орк снова замолчал - видимо, что-то очень страшное. Но главное я услышала. Моего распрекрасного эльфа было уже не спасти. Я отправила орка отдыхать, а сама уселась рыдать над своей умирающей любовью. Рыдала я над ним, рыдала, пока он не пришел в себя и не потребовал, чтобы я пошла спать, а то ему мои вопли сосредоточиться мешают - он, дескать, слышал, что эльфы, умирая, слышат голос Илидора, который им рассказывает, как надо правильно рассыпаться мерцающими искрами и переноситься в Изумрудные Чертоги в какое-то там сакральное эльфийское место, дожидаться перерождения. И вот он теперь переживает, что ничего не услышит и не рассыплется как надо, да еще, что самое страшное, в Чертоги не попадет. А он там никогда не был и даже не знает, как они выглядят. Я прекратила выть и стала рыдать молча. Он в очередной раз вырубился - все-таки его в этом забое сильно потрепали, а я, обливаясь слезами, принялась его лечить наложением рук... Что меня на это сподвигло - ну уж не голос свыше, это уж точно. Просто вспомнила, как в сказках бедные девушки возвращают к жизни прекрасных принцев, омывая их своими слезами... да и потом, просто хотелось хоть пощупать его напоследок - когда еще доведется?
   Шереила покатилась со смеху, а орчанка смущенно зафыркала. Трудно ей придется на посту жены Вальдоса Рейнгарда...
   - Чего вы смеетесь, я ж говорю - я была мечтательной деревенской дурой, а тут такое! Эльф, да еще и беглый каторжник! Романтика! При этом - умирающий и беззащитный, в моем доме, и отец на две недели уехал! Я о таком даже в самом смелом сне не мечтала. А сны у меня были - ого-го! Ну, это мне тогда так казалось...
   Шереила застонала.
   - Лин, я уже в восторге от твоей истории! Даже если там больше ничего не будет!
   - Как это не будет? - усмехнулась целительница. - Я же как-то стала... ладно, не буду забегать вперед. Урфис, ты уверена, что мне стоит продолжать?
   Орчанка коротко кивнула, взбивая зелье в густую зеленую пену. Линара не была уверена, что эта субстанция, чем бы она ни была, должна так выглядеть, но ничего говорить ей об этом не стала.
   - Ну смотрите. То есть, слушайте. В общем, прорыдала я над ним до утра. А потом уснула. А так как богатой практики рыдания над тяжело раненными и смертельно больными каторжниками у меня не было, правильных рефлексов у меня не выработалось. То есть, мой организм не был приучен, во-первых, не засыпать, когда ухаживаешь за пациентом, а во-вторых - если уж засыпать, то не на его кровати. Я понимаю, что нормальные сиделки сидят на кресле рядом с кроватью. Но я-то никогда сиделкой не была! Так что рыдала я, сидя на его постели - он и сейчас-то не особо крупный, а тогда совсем тощий был, места много не занимал. Как вы понимаете, там же и уснула. Да, у меня не было еще одного рефлекса - если уж уснула, то спи себе с краешку, не двигайся и не дай боги не задень пострадавшего... - у Шереилы, кажется, началась истерика. - Как вы поняли... Ну, Шере точно поняла... я проснулась в объятиях мужчины моей мечты. Девочки, не поверите... - Линара приглушила голос, - первое, о чем я подумала, было - если бы ночью он умер, я бы месяц, наверное, мычала бы, как этот орк!
   - Лин, ты страшный человек! - всхлипнула Шереила. - Я уже боюсь с тобой в одной комнате находиться!
   - Не переживай, тебе абсолютно ничего не грозит, - игриво повела бровью Линара и тоже рассмеялась.
   - Как я понимаю, это еще не все?
   - Это еще далеко не все. Этот паршивец не только не умер, он заявил, что чувствует себя намного лучше. Это было чудом, но не поверить ему я не могла - он действительно выглядел несколько посвежевшим, многие раны вообще почти затянулись... И даже говорил вполне нормально, не хрипя и не задыхаясь... ну, по крайней мере, не так сильно. Я пыталась понять, что же послужило тому причиной, но у меня ничего не получилось. Мысленно я убеждала себя, что это зелья все-таки подействовали, но... Я уже говорила, что была мечтательной деревенской дурой? Так вот, конечно же, где-то в глубине души я была уверена, что его вернули к жизни мои рыдания и... прочие манипуляции. Урфис, не сверкай так глазами - они были вполне целомудренными... сначала.
   - И ты решила проверить свою теорию и не останавливаться на достигнутом? - заскулила Шере.
   - Ну я же дочь лекаря! - с гордостью ответила Линара. - Как я могла отказать в помощи пациенту?! А тут еще этот паршивец... начал мне заливать о том, что у него была мечта умереть в постели с прекрасной женщиной... Рассказал слезливую историю о том, что его продали в эти Гномьи Шахты с младенчества, что он вырос в рабочем поселке, а как только достиг сознательного возраста, его отправили на рудники. И что он всю свою недолгую жизнь только вкалывал и терпел побои, и все мечтал о том, как вырвется на свободу и... Что за этим "и" я не расслышала, так как опять принялась рыдать, как рожающая хагурра. А он продолжал меня "дожимать", рассуждая, что вот он вырвался, вот она свобода, но что с нее толку, если он все равно умирает, а у него даже женщины никогда не было... Но ничего, он и так счастлив, потому что и так вот проснулся сегодня в постели с женщиной из своих снов... правда, немного зареванной. Он еще тогда был счастлив, когда меня только увидел - он тогда подумал, что боги смилостивились и сделали так, что его последним воспоминанием будет не карцер, не рудник, не нежить из Старого Забоя, а свобода и такая красота... А потом его вдруг "осенило" - наверное, боги потому и продлили ему жизнь, чтобы исполнить самую его несбыточную мечту... Я попыталась возразить, что это невозможно, так как то, о чем он говорит - если я правильно его, конечно, поняла, может его убить, но этот гад мне тут же заявил, что да, поняла я правильно, но кто я такая, чтобы противиться воле богов, они же для этого меня ему и послали!
   - Вот паршивец! - вытерла слезы Шереила. - Я думала, он таким только после Академии стал!
   - Подозреваю, что он таким родился, - фыркнула Линара. - Просто повода проявить себя не было.
   - Ну и?..
   - Ну и кто я такая, чтобы противиться воле богов?! - возвела очи целительница.
   Шереила уткнулась в подушку, беззвучно вздрагивая от смеха.
   - Хватит ржать, я, между прочим, тогда все это очень серьезно восприняла, - попыталась ее успокоить Линара, но Шере еще глубже зарылась в подушки. - Честно сказать, в первый раз это было ужасно - и совсем не похоже на то, как это описывают в романах. Да и вообще мало на что похоже. Во-первых, мы оба понятия не имели, как это делается... Хватит ржать! Во-вторых, я ужасно боялась его покалечить, а в-третьих, он опять начал задыхаться, хрипеть и кашлять, так что я вообще боялась, что он прямо здесь у меня окочурится. Но... если я была просто дурой, то он - совсем безбашенным сумасшедшим. Как ты можешь догадаться, все это нас не остановило. Я убедила себя в том, что на меня возложена божественная миссия, а он... Не знаю, убеждал он себя в чем-то или нет - наверное, просто был упертым, как баран нашего деревенского старосты. Или действительно решил, что это у него будет в первый и последний раз, и решил оторваться напоследок... В общем, с горем пополам мы все-таки дошли до финала. И еще до какого! Бедный орк, если бы он тогда заглянул к нам в комнату, он бы потом еще неделю не разговаривал! Кстати, мне повезло, что он мне так доверился и решил, что я знаю, что делаю - он все это, конечно же, слышал, но из того же благоговения перед моими лекарскими способностями не решился помешать. Видимо, подумал, что это такой метод лечения... Вот за это я Всеблагой отдельно благодарна - как женщина женщине. Потому что если бы он тогда зашел, не сидеть бы мне тут, девочки, рядом с вами - ухайдокал бы он меня как миленькую за то, что я сделала с его другом. Я потом огляделась - сама в ужас пришла. Вся постель в крови, простыни порваны в клочья, такое ощущение, что тут кого-то убивали или вообще ели заживо. Я даже подумала - а вот если бы он умер и рассыпался на эти свои мерцающие искры, как бы я потом объясняла орку, куда я его друга дела? Сожрала?! Учитывая, что я тоже, как и постель, вымазалась в его крови так, что не то что баб деревенских - каторжников пугать можно. Одного бы я точно испугала - только он меня бы с перепугу зашиб. А если кто из деревенских придет - боги мои, боги! В общем, вскочила я, как ошпаренная, и принялась тут же приводить в порядок себя и комнату. Даже постель умудрилась перестелить - мой "недоеденный" эльф спал, как булыжник, но передвигать его было очень легко - у нас собаки больше весили. А когда я все сделала, залезла в кресло с ногами и... задумалась. То ощущение, которое у меня возникло - ну, в тот самый момент - было ни на что не похоже. Я пыталась понять, это все женщины такое испытывают или... это что-то другое? Я подошла к кровати и пристально вгляделась в своего спящего любовника. Спал он вполне себе спокойно, дышал ровно... Раны, не успевшие зажить прошлой ночью, затягивались на глазах. Я вообще перестала что-либо понимать. А когда он проснулся, тут же его об этом спросила. И вот тут началось...
   - Лин, я даже боюсь спросить - что началось, - Шере перестала смеяться и уже слушала с живейшим интересом. Урфис наконец-то оставила в покое свою пенистую дрянь, и та теперь грустно стояла на полке, безучастно пуская зеленые пузыри. Надо будет потом у графской невесты как-нибудь деликатно поинтересоваться, что же это такое?
   - А началось вот что. Этот парень оказался таким же любопытным, как и я. Даже еще больше. Как он мне рассказал, в Старый Забой он полез вовсе не потому, что ему терять было нечего, а просто чтобы посмотреть - а что будет? Ну, интересно же! Все же говорят... А вот помирать он не собирался совсем - ни на каторге, ни на свободе, ни в забое, и уж точно не в моей постели - что он, дурак? Кто ж в постели с такой девушкой помирает? В постели с такой девушкой надо... Ну, я не буду дословно цитировать, что он сказал - ты, Шере, и так это знаешь, а Урфис скоро сама поймет. Но дело не в этом. А в том, что... Там, в Шахтах, у него действительно раны заживали быстрее, чем у людей, но не до такой степени. В конце концов, если бы у него так все заживало, он, по его словам, не загибался бы от чахотки. Но, с другой стороны, с ним и правда было не все так просто. В Старом Забое он обрел какие-то способности, в которых еще не разобрался. Так что вполне могло быть, что его выздоровление - результат действия его же силы. Однако в это он верил слабо, поскольку до тех пор, пока я не пришла к нему рыдать и лапать - это тоже его слова - и пока я не уснула с ним в обнимку, он благополучно умирал. Так что перед нами встало два вопроса - во-первых, чья сила, его или моя, взялась за его лечение, а во-вторых, что послужило причиной пробуждение моей силы - эмоциональная встряска, или он со мной своей поделился в какой-то момент - ну мало ли? Мы же не маги, откуда нам знать? Вопросы были серьезными, и мы решили, не теряя времени, приступить к работе. А проверить все наши версии можно было только опытным путем... Ну, может, были и какие-нибудь другие способы решения этой проблемы, но мы их искать не стали - наш способ нас вполне устраивал - он реально действовал и... он нам просто нравился. Поэтому мы поручили орку следить за тем, чтобы нас никто не беспокоил и... заперлись на проведение эксперимента.
   - Лин! - возопила Шереила. - Ты была не деревенской дурой! Ты была деревенской...
   - ...лекаркой. Я знаю, что ты хотела произнести другое слово, но у нас тут невеста, девушка приличная и ранимая, - приличная и ранимая девушка Урфис фыркнула и очень смешно моргнула, кажется, жалея о том, что убрала варево на полку. - И потом... Шере, ты даже представить не можешь, что это было. Я чувствовала в себе силы, о которых раньше и понятия не имела. Я была бедной девушкой из сказки, вдыхающей жизнь в своего принца. Мало того, что во мне проснулась женщина, вместе с ней у меня пробудился Дар. А тут еще и первая любовь - эльф, беглый каторжник и победитель нежити из легендарного Старого Забоя. И отец на две недели уехал! Я вообще не знаю, как я умом не тронулась от такого количества свалившегося на меня счастья.
   - Да уж, я бы наверное не выдержала, - задумалась Шере.
   - Ну тут надо сказать спасибо моему бесценному любовнику - он напрочь был лишен духа романтики, так что никаких там песен под луной, томных взглядов и признаний в любви я от него не видела и не слышала. И слава Богине - иначе бы на всю жизнь осталась с разбитым сердцем. Томным он, кстати, вообще никогда не был - ну кроме тех первых двух дней, когда я его чуть не уморила. И то он был не томным, а просто без сознания. А вот после наших экспериментов... Он жадно вдыхал жизнь, радуясь каждому лучу солнца, каждому дуновению ветра. Причем, радовался бурно и активно. И всех вокруг тормошил, чтобы они тоже всему подряд так же активно радовались. Орку доставалось больше всех, но тот, видимо, уже привык. Меня он дразнил без тени смущения и подбивал уехать из деревни и поступать в Академию. И заливался хохотом, расписывая в лицах, как у меня почтенные Магистры будут экзамен принимать. Это было так весело, что я нисколько не обижалась и сама хохотала, как безумная. Спокойным я его видела лишь один раз - едва он встал на ноги, тут же вызвался мне помочь по хозяйству. Огород вскапывать я его еле отговорила, и он полез чинить крышу. Он полдня там чем-то грохотал, а потом затих. Я ужасно боялась, что ему станет хуже или что он оттуда попросту сверзится, и помчалась спасать своего деятельного принца. Он лежал на крыше, раскинув руки, и смотрел в небо. Увидев меня, он улыбнулся и сказал, что у него все хорошо, он все сделал и... просто любуется этим бескрайним простором. Правда, я ему все испортила - я поняла, что он никогда не видел такого солнца, неба, не дышал таким чистым и свежим воздухом... Конечно же, я опять разревелась, и ему пришлось меня успокаивать. Но недолго - он сказал, что если я так переживаю за его здоровье, то с меня причитается удвоенный курс лечения. Мы спустились и опять приступили к процедурам. Вообще мы были той еще парочкой - азартные, любознательные и совершенно бесшабашные. С ним я ощущала такой прилив силы, что была уверена - для меня нет ничего невозможного. И еще с ним было просто весело. Он научил меня радоваться каждому прожитому мгновению и верить в себя. Вот так, появившись случайно на пороге моего дома, он перевернул... всю мою жизнь.
   - Так сколько же он у тебя прожил?
   - Две недели... - ностальгически вздохнула Линара. - Он очень быстро поправлялся - уже на второй день после начала наших экспериментов стал потихонечку передвигаться, на третий - довольно резво ходил по дому, на четвертый - починил крышу... Он вполне нормально разговаривал, даже смеялся, хватался за все дела, правда, уставал быстро, и тогда опять начинал задыхаться и кашлять. А еще у него затянулись все-все-все раны, да так, что и шрамов не осталось. Я боялась, что это улучшение обманчиво - бывает, что перед смертью больной чувствует прилив сил... Но по-настоящему я испугалась на следующую ночь - у него настал кризис. Он почти всю ночь провисел над тазиком, захлебываясь кровью и выкашливая куски легких, даже сознание терял несколько раз. Это было очень страшно. А потом затих и проспал почти сутки. А наутро проснулся свежий и бодрый. И дышал уже почти без хрипов. Кашель стал реже и легче, а через неделю прошел совсем. Я потом поняла, что это был за кризис - в нашу первую ночь у него начался процесс регенерации, и то, что можно было вылечить, восстановилось. А омертвевшие ткани должны были просто выйти, чтобы на их месте выросли новые. Вот он от них и избавился. Получилось, что за это время мы ему, практически, вырастили новые легкие...
   Шереила присвистнула.
   - А такое бывает? - недоверчиво спросила она.
   - Конечно, бывает, - улыбнулась Линара. - А как ты думаешь, выздоравливают люди, вдохнувшие шахаакшу?
   У жены некроманта округлились глаза.
   - То есть... Ты их всех тоже так же лечишь?!
   - Да нет, что ты! - рассмеялась Линара. - Обычного наложения рук вполне хватает... Ну в сложных случаях еще можно применить искусственное дыхание. Хотя... - прищурилась она, - разве что в самых сложных случаях... - Взгляд Шереилы стал точно таким же, как у орчанки, Линара не выдержала и покатилась со смеху. - Шере, ну что же ты всему веришь! Шучу я, конечно! Ты что, если б я так всех лечила, их Арион давно бы прибил, а воскрешать я не умею! Тем более, воссоздавать из кучки пепла.
   - Их? - растерянно переспросила Шере.
   - Ну не меня же, - пожала плечами целительница. - Меня убивать нельзя, я полезная - лечить умею. Да и еще много чего... Шере, я - мастер любовной магии, - мягко улыбнулась Линара. - Мужчины таких женщин не убивают. Даже из ревности.
   - Так, погоди, я что-то не поняла... - потрясла головой Шереила. - Ты мне скажи, Магистр тебя вообще не ревнует?
   - Вообще, - кивнула целительница. - Насколько это возможно. А знаешь почему?
   - Дай угадаю! Ты наложила на него какое-нибудь противоревнительное заклинание, да?
   Линара закрыла лицо руками. Теперь пришла ее очередь всхлипывать от беззвучного смеха.
   - Противоревнительное... - с восторгом повторила она. - Какая прелесть! Но нет, не угадала. Я ему просто повода не подаю.
   - То есть... Погоди, а как же насчет сложных случаев?
   - Да не бывает у меня таких сложных случаев! - простонала от смеха Линара. - У меня за последние несколько лет в практике преобладает только один сложный случай - это Арион. Причем, перманентный и неизлечимый. А все остальное лечится, как я уже говорила, наложением рук и искусственным дыханием.
   - Но ты же говорила, все зависит от сложности случая...
   - Ну на самом деле нет, - призналась Линара. - Все зависит исключительно от пациента. Хотя, если честно, в некоторых ситуациях тот способ был бы более эффективным...
   Шереила задумчиво почесала лоб.
   - Да уж... А вот скажи, если, допустим, будет такая ситуация, что ну только тот способ сможет помочь, ты его применишь?
   - Конечно, - пожала плечами Линара. - Я, правда, не могу представить, что это может быть за ситуация, но если это будет необходимо - применю. Я же врач...
   - А Магистр?
   - А что Магистр? Он тоже прекрасно понимает, что я врач. Как и то, что я мастер любовной магии. Просто он знает, что если я что-то делаю, значит, это необходимо. Шере, у меня такая специализация. Устраивать мне скандал из-за того, что я применяю свой дар по назначению - это глупо. Все равно что я бы устраивала ему сцену за то, что он разводит огонь в камине. Что ты смеешься, ты не видела его глаза, когда он на огонь смотрит, - пояснила Линара. - У него так глаза горят, что я понимаю - он сейчас вообще ни о чем не может думать, кроме как об этих языках пламени. Там такая страсть! Он не физически, он духовно - с ними. Вот уж где повод для ревности! Для мага, когда он чувствует в себе бурление Силы, вообще ничего не существует. Это такое ощущение... Я даже не знаю, как это передать. Ты чувствуешь силу каждой своей клеточкой, она плещется в тебе, ласкает тебя - это примерно то, что предстоит испытать нашей подруге в первую брачную ночь, только намного сильнее... Хотя что я тебе говорю, ты артефактор, должна знать. Думаю, что ты тоже такое не раз испытывала. Впрочем, тут многое зависит от профиля и темперамента самого мага... И от области применения... Ой, ну что мы на работу переключились, это совсем неинтересно!
   Урфис снова фыркнула. Как бы она из-под венца не сбежала с этими разговорами, вот неудобно-то как будет перед Вальдосом...
   - Давай дальше про эльфа рассказывай, - выдохнула Шере.
   - Да что там, я уже практически все рассказала, - пожала плечами Линара. - К концу второй недели он уже был абсолютно здоров. Он наговорил мне много хороших вещей, какая я умная, красивая, волшебная и вообще самая лучшая - ну, кстати, каким бы он ни был неромантичным, на похвалу никогда не скупился - потом стряс с меня обещание во что бы то ни стало поступить в Академию и всячески развивать свой дар. И еще сказал, что теперь у меня начнется новая жизнь, где все будет хорошо. И муж у меня тоже будет самый лучший. Потом мы с ним провели серию последних совместных экспериментов, и он ушел... Больше я его не видела. А через два дня приехал мой отец.
   - И ты ему ничего не сказала?
   - Ну как... Совсем ничего не сказать я не могла - зелья-то я перевела, да и крышу-то мне починили... И вообще они много чем помогли - орк тот вообще здоровый, как лось, он на время наших процедур куда-нибудь старался скрыться и заняться чем-то полезным, а график процедур у нас был... гм... довольно плотным. А уж как соседи сбегались на моих диковинных работников посмотреть - чуть забор не снесли! Так что что-то сказать пришлось. Я призналась, что пустила раненных путников, выслушала от него нотацию о том, что с зельями так бездумно обращаться нельзя, клятвенно пообещала выучить все, что с этими зельями связано, и под это дело выпросила отпустить меня учиться в Академию - разумеется, на травника и зельевара. Отец подумал немного и решил, что дело передавать кому-то придется, а сам он меня вряд ли сможет чему-нибудь научить, если уж за столько времени я так ничего путного не освоила. Еще поинтересовался, действительно ли эти раненные путники выжили, или я их просто где-то на огороде прикопала, вот и придумала историю о таких хозяйственных постояльцах.
   - Добрый у тебя батюшка! - рассмеялась Шере. - Моего Мастера чем-то напоминает.
   - Да, с ним не забалуешь, - кивнула Линара с гордостью. - Всю деревню в кулаке держит. А теперь его еще и старостой сделали...
   - Так он у тебя до сих пор в деревне живет?
   - А что ему в городе делать? Он же травник! - пожала плечами Линара. - Он занимается любимым делом, деревня жива-здорова, дочь пристроена... У него все прекрасно. Правда когда узнал, что я собираюсь насовсем из деревни уехать, повозмущался сначала - дескать, стар стал, слаб, дело оставить не на кого... Но я его пристыдила - какой там стар и слаб?! Сам травник, дочь - целительница, которая органы заново выращивает! Да и возраст у него еще ого-го! Да и сам он...
   - Что, тоже ого-го? - развеселилась Шере.
   - Не то слово! - вздохнула Линара. - Ты думаешь, в кого у меня такие способности к любовной магии? После смерти матери он ни разу не женился, но бабы по нему сохли, сколько себя помню. Да и сейчас сохнут. Еще больше, чем раньше - то он все-таки при дочери многое не мог себе позволить, а сейчас... - она махнула рукой. - И ведь он ничего для этого не делает, но дар есть дар, его не спрячешь... Да и вообще мужчина он видный. Более чем. Так что ему там очень даже хорошо, лучше, чем нам всем, вместе взятым. Вот наладится все, надо будет к нему наведаться, - светло улыбнулась целительница. - А то расслабился там совсем.
   - Да уж, - покачала головой Шереила, - семейка у вас!
   - И не говори! Ой, я как представлю, что Ариону у него моей руки просить придется, аж боязно немного становится... - призналась лекарка. - Ты не представляешь, как они похожи! Плевать он хотел на то, кто перед ним - хоть Магистр, хоть свинопас, хоть сам король! Если он считает себя в чем-то правым - проще убиться, чем его переубедить. Может, поэтому мне и с Арионом так легко... Хоть мне все и говорили, что у него какой-то там дурной характер - они просто папеньку моего не знают. Попробовали бы с ним пожить хотя бы с недельку, им бы характер этого страшного и свирепого Магистра медом бы показался! Хотя какой он там свирепый, - Линара вздохнула, задумчиво прикрыв глаза... - Я отцу когда призналась, что влюбилась в Магистра, но он такой весь из себя невозможный, тот вообще только рассмеялся. "Твой Арион, - говорит, - щенок. А я - старый кобель. Так вот я, как старший и более опытный, тебе говорю - не забивай себе голову всякими глупостями. Невозможных мужчин не существует в природе. Тем более - для тебя. Потому что ты - моя дочь. А если он тебя обидит - скажи мне, и он действительно перестанет существовать. В физическом смысле".
   - А он знает о твоей специализации?
   - Знает, конечно. И всячески одобряет. Он считает, что такими способностями обладает каждая женщина, в той или иной мере. Потому что в каждой женщине есть что-то от Богини. Просто мне повезло эти способности в себе открыть. Даже не просто повезло - Богиня так распорядилась. Значит, грех не использовать свой дар по назначению - и тем более во благо.
   - Слушай, я в него уже влюбилась! - воскликнула Шере.
   - Так, все, я замолкаю, а то твой муж мне голову открутит! - рассмеялась Линара.
   - Не открутит, он у меня адекватный, - заверила ее подруга. - А он только травами лечит?
   - Он считает, что да. Но мне кажется, что не только - просто сам этого не замечает. Как бы тебе сказать... Он очень сложный человек. Моя мать умерла при родах, когда его не было рядом. Я думаю, если бы он был с ней, он бы смог ее вылечить, и у него бы открылся дар - как у меня с эльфом. Но его не было - он тогда учился у гильдейского лекаря и, как и многие, был призван на войну - Рандольф тогда ввязался в очередной поход, и все, кто хоть как-то мог лечить, прикреплялись к полкам. А письма туда не доходили. Когда все закончилось, ему принесли вести из дома... - Линара замолчала, задумчиво глядя в окно, куда-то далеко, за горизонт, словно пытаясь разглядеть в дымке темнеющего неба то, что происходило много лет назад. - Я думаю, что в нем тогда что-то сломалось. Он приехал домой, взял ребенка - то есть меня, уехал в деревню и больше оттуда не вылезал - если только его не вынуждали на это какие-нибудь ну очень важные дела. А уж о том, чтобы продолжить обучение и развить свой дар, не могло быть и речи... Что-то у меня грустная история получилась, - виновато улыбнулась Линара.
   - Зато жизненная, - возразила Шере.
   - И кррасивая, - неожиданно подала голос Урфис.
   - Ну уж какая есть... - вздохнула целительница. - Ой, девочки, это я просто никак переключиться не могу, поэтому у меня все к одному скатывается... Гнать меня надо с девичников, чтоб настроение не портила никому...
   - Не, ты что, не надейся, мы тебя в покое не оставим, да, Урфис? - подмигнула Шере. Орчанка бойко кивнула. - Да и потом - ничего не скатывается, вон, про эльфа очень жизнеутверждающая история получилась.
   - Это просто эльф жизнеутверждающий! - покачала головой Линара. - Про него очень трудно придумать грустную историю.
   - Он спас нашу дерревню, - вставила свое веское слово Урфис.
   - Да, - подтвердила Шере. - И привел нас сюда.
   - А вы в свою очередь помогли нам, - задумчиво проговорила Линара. - Без вас мы бы не справились...
   - Это что ж такое получается? - подскочила на месте неугомонная Шереила. - Выходит, ты тогда, столько лет назад, сама обеспечила свое же спасение? Тем, что спасла эльфа?! С ума сойти можно!
   Линара рассмеялась.
   - Я думаю, ты преувеличиваешь мое значение в этом событии.
   - Я как раз ничего не преувеличиваю, это ты преуменьшаешь.
   - Шере, это было простое совпадение!
   - Совпадение?! Лин, совпадение бывает, когда ты захотела пончиков, а твоя повариха их неожиданно испекла. Или когда ты увидела в лавке перчатки, и у тебя с собой денег ровно столько, сколько они стоят. Или не выучила урок, и его неожиданно отменили. Или... Да ну, не важно! - тряхнула гривой жена некроманта. - А тут что-то много совпадений, ты не находишь? Ну смотри, твой отец отказывается от Дара, и этот Дар переходит к тебе. Хорошо, допустим, это действительно совпадение, возможно он и так бы у тебя был. Но дальше! Полуживой эльф предпринимает побег через Старый Забой - место, откуда до него ни один здоровый и сильный человек не выбирался! И там - опять-таки совершенно случайно - овладевает какой-то невероятной магической силой, которую до сих пор никто понять не может. Дальше! Его, раненного и больного, друг, никогда не бывавший в тех краях, притаскивает именно в вашу деревню, и именно к твоему дому! Ночью! Причем, явно никого они по дороге не встретили. Даже если бы и встретили, он бы все равно объясниться не смог. Или ты хочешь сказать, что там указатели стояли, при выходе из этой проклятой шахты? Я так поняла, орк вообще брел куда глаза глядят, в надежде на то, что выбредет хоть к какому-нибудь жилищу. И выбрел именно к твоему. Дальше! Именно на это время твой отец, который старается не покидать деревню - уехал. Причем, ровно на столько времени, сколько вам понадобилось - эльфу для выздоровления, а тебе - чтобы овладеть своим даром и принять решение ехать учиться на мага. Ну скажи, если бы твой отец был дома, смог бы он вылечить эльфа?
   - Вряд ли, - нахмурилась Линара.
   - Ну вот. Эльф бы не выжил, а ты бы так и осталась травницей, причем без явных к тому способностей. Соответственно, не стала бы магом, никогда бы не встретила своего Ариона и...
   - Так, я поняла!
   - Не-е-ет! - протянула Шере. - Это еще не все. Дурня Вальдоса его придурочный Лотар посылает перехватить меня. Тот едет и самым идиотским способом сбивается с дороги. И попадает не абы куда, а в проклятую деревню. И посылает зов - причем, сам не зная, что делает. Совершенно случайно этот зов слышу я, которая на всех парах летит к своему мужу, не зная, как к нему быстрее добраться. Я иду за Вальдосом, где происходит еще ряд совершенно случайных, но судьбоносных событий, одно из которых мы будем отмечать завтра. И когда все понимают, что вылезти оттуда практически невозможно, туда прилетает твой эльф, который - опять-таки совершенно случайно! - проходил мимо этой деревни и почуял след проклятия. Но тогда снимать не стал, потому как некогда ему было. И вот именно когда мы там все сидели, у него высвободилось время, и он решил вернуться и снять эту дрянь. Что происходит дальше, вообще не вмещается ни в какие границы реальности - он открывает портал в Рейнгард... Ты слышала, чтобы какой-нибудь маг когда-нибудь открывал портал? И я нет. А он открыл. И перенес нас всех вот сюда. А Вальдос внезапно вспомнил, что у него из города ведет лаз в какое-то чудное место, и преисполнился уверенности, что нам туда надо. Мы лезем через этот всеми приличными богами забытый лаз и... оказываемся прямо у вас. Причем, в тот момент, когда вы собираетесь начать битву. Дальше продолжать?
   Целительница обескуражено покачала головой.
   - А еще прибавь к этому, что именно Рейнгарду Лотар подарил отобранный у твоего Ариона Солэр, и Рейнгард теперь не то что жаждет его вернуть, он костьми готов лечь за твоего Магистра. И еще то, что ты очень вовремя забеременела, и сила твоего ребенка тебе помогла вылечить всех именно тогда, когда это было необходимо. И самое главное - твой эльф приходит на помощь Фаэнору вместе с Богиней, которую уже давным-давно считают потерянной, и эта Богиня делает отвлекающий маневр, чтобы увести Инквизицию от твоего Ариона! Причем, Фаэнор приезжает сюда и все тебе рассказывает. Сразу же. Ну, чтоб ты не волновалась зазря. В общем... Лин, когда столько всего происходит - это не совпадение. Это судьба. Она так переплетает дороги, что мы даже представить себе не можем, где окажемся в следующий момент.
   - Вот это меня и пугает...
   - Лин! Да не пугаться надо, а радоваться! Ты что, еще не поняла, что она на нашей стороне? Смотри, все же к лучшему складывается!
   Линара часто заморгала.
   - Шере, я все понимаю, просто... Мне действительно страшно! Страшно, потому что от нас ничего не зависит! Ты говоришь, я спасла эльфа и обеспечила свое спасение... Да ничего я не обеспечивала! - воскликнула она. - Это произошло, потому что так было угодно судьбе! А если бы ей не было так угодно, этого бы не произошло. Как можно что-то делать, что-то планировать, если все равно все будет так, как она захочет?!
   - Так, тихо, подруга, - обняла ее Шереила, - это ты просто устала. Пойми, ей всегда хочется, чтобы все было хорошо. Просто есть такие уроды, которые ей мешают. Ну, пытаются по крайней мере. А планировать надо. И поступать надо по совести, чтобы ей было за что тебя любить и, соответственно, помогать. Делай добрые дела, и все у тебя будет отлично. Ну, может, не сразу, может, не все так гладко, но все равно будет... - Повисла пауза. Слышно было только, как всхлипывает уже почти успокоившаяся Линара и трещат дрова в камине. - Гракх меня разорви! - неожиданно выругалась Шереила. - Это я сейчас тебе все это сказала?! Твою же мать! Вот теперь ты понимаешь, что такое судьба?!
   Урфис весело фыркнула. Линара посмотрела на подругу, ошарашенную внезапным проявлением собственной мудрости, и рассмеялась. Да, правильно. Судьба на ее стороне. Значит, все будет хорошо.
   А то, что уже несколько ночей подряд ей снятся кошмары, в которых ее возлюбленного то разрывают на куски кровожадные чудовища, то приносят в жертву адепты какого-то древнего Ордена - это просто нервы. Это даже на предчувствие не похоже - ну какой может быть орден, кроме Инквизиции, и какие чудовища? Граф Вальдос очень четко прописал маршрут, обозначив безопасную дорогу, которую знает вдоль и поперек, а об Инквизиции позаботилась сама Богиня. А все остальное - плод разыгравшегося воображения взволнованной беременной женщины. Значит, и думать об этом не следует. И кому-то говорить - тем более.
   Потому что с ним ничего не случится. Просто не может случиться. Ведь все теперь будет хорошо.
   И никак иначе.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"