Лихт Рахель: другие произведения.

48. Первые испытания

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Я вновь возвращаюсь в тот памятный день, когда 10-летний Борис, прижавшись лбом к вагонному стеклу, провожал взглядом оставшегося на перроне Рильке. Немецкие путешественники давно скрылись за поворотом, склонился к закату и тот весенний день 17 мая 1900 года. Семье Пастернаков предстоял еще долгий путь в Одессу, утомительный для семьи, следующей по железной дороге с маленькими детьми. А в тот год семейство Пастернаков увеличилось еще на одного ребенка. 6 февраля 1900 года Розалия Исидоровна родила девочку. Ее назвали Жозефиной-Иоанной, или, как ее будут называть в семье, Жоней. Внешне она похожа на старшего брата Бориса, в будущем их будет сближать и общий душевный склад, и общность взглядов.
  
  Неудобства дороги компенсировались надеждой родителей на скорый отдых от городских хлопот и нескончаемых болезней. В московской квартире Пастернаков, находившейся на первом этаже, с окнами вровень с землей, всегда было темно и сыро. С сыростью боролись - в квартире жарко топили печи. В душных и жарких комнатах не переводились инфекции. Детские болезни особенно учащались к весне. Поэтому задолго до наступления московского лета, едва только заканчивались занятия в Училище живописи, ваяния и зодчества семья Пастернаков обычно уезжала в родные места, в Одессу, к естественному теплу.
  
  Для детей Одесса - это еще и вольготная дачная жизнь, это море... Море, возле которого самозабвенно игралось, в котором без устали плавалось, о котором поэт Пастернак напишет:
  
  "Приедается всё.
  Лишь тебе не дано примелькаться.
  Дни проходят,
  И годы проходят,
  И тысячи, тысячи лет.
  В белой рьяности волн,
  Прячась
  В белую пряность акаций,
  Может, ты-то их,
  Море,
  И сводишь, и сводишь на нет.
  
  Ты на куче сетей.
  Ты курлычешь,
  Как ключ, балагуря,
  И, как прядь за ушком,
  Чуть щекочет струя за кормой.
  Ты в гостях у детей.
  Но какою неслыханной бурей
  Отзываешься ты,
  Когда даль тебя кличет домой!"
  
  "Первое море в русской литературе после моря свободной стихии и пушкинскому равное", - отзовется о пастернаковском море Цветаева в своей статье "Эпос и лирика современной России".
  
  Но все это будет не скоро. А пока семья Пастернаков сняла просторную дачу, в которой кроме приехавших из Москвы шести членов семьи, включая няню для трехмесячной Жони, нашлось место и для недавно овдовевшей бабушки Лии, и для наезжавшей в гости семьи А. О. Фрейденберг. Особенно подолгу гостила у Пастернаков младшая ее дочь, Ольга.
  
  В прошедшую зиму Леонид Осипович часто хворал. Как видно, сказывалось напряжение последних лет: смерть отца осенью 1898 года, спешная работа над иллюстрациями к роману "Воскресение", огорчения связанные с низким качеством печати. Но расслабиться в Одессе ему не удалось. Устроив семью на отдых, художник отправился в Париж. Участие во Всемирной парижской выставке увенчалось для него успехом. Медаль выставки за иллюстрации к "Воскресению" и радость европейского признания омрачались только плохим самочувствием. В Одессу художник вернулся совершенно больной, что заставило Пастернаков отложить запланированный отъезд в Москву.
  
  Но продленное родителями лето в Одессе никто не собирался удлинять в Москве. Учебный год в гимназиях должен был, как обычно, начаться в середине августа. Еще раньше проводились вступительные испытания для абитуриентов, среди которых должен был быть и Борис Пастернак, если бы родители не задержались в Одессе.
  
  Когда стало понятно, что к началу вступительных экзаменов Борис не поспеет вернуться в Москву, решили, что он будет проходить испытания в одесской гимназии. Вскоре Леонид Осипович отправил директору московской гимназии прошение о приеме сына и удостоверение об успешной сдаче им экзаменов.
  
  "Его превосходительству г-ну Директору Московской 5-й Гимназии.
  Желая определить сына моего Бориса в 1-й класс вверенной Вам гимназии и представляя при сем удостоверение выданное г-ном Директором Одесской 5-й гимназии за Љ 1076 от 17 августа 1900 г. в том, что сын мой успешно выдержал испытания для поступления в первый класс гимназии, имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство сделать распоряжение о зачислении сына моего в число учеников вверенной Вам гимназии.
  Преподаватель Л. Пастернак".
  
  Леонид Осипович знал, что для приема в гимназию его сыну, кроме вступительных испытаний, потребуется пройти под планкой унизительной 3-х процентной нормы. Понимал он и то, что его прошение запаздывает. Для успеха Леонид Осипович решил заручиться поддержкой директора Училища князя Львова, некогда пригласившего художника на преподавательскую должность, презрев антисемитские ограничения. В свою очередь князь Львов счел необходимым, обратиться за помощью к еще более высокому покровителю, московскому городскому голове В. М. Голицыну, который с почтением относился к работам художника.
  Ответ директора гимназии показал, что существующий закон ни на каких покровителях не объедешь:
  
  "25 августа.
  Ваше Сиятельство, Милостивый Государь
  Владимир Михайлович.
  К сожалению ни я, ни педагогический совет не может ничего сделать для г. Пастернака: на 345 учеников у нас уже есть 10 евреев, что составляет 3%, сверх которых мы не можем принять ни одного еврея, согласно Министерскому распоряжению. Я посоветовал бы г-ну Пастернаку подождать еще год и в мае месяце предоставить к нам своего сына на экзамен во 2 класс. К будущему августу у нас освободится одна вакансия для евреев, и я от имени педагогического совета могу обещать предоставить ее г-ну Пастернаку.
  Искренне благодарю Ваше Сиятельство за содействие открытию у нас канализации; действует же она не очень исправно.
  Прошу принять уверение в глубоком почтении и преданности покорнейшего слуги Вашего Сиятельства
  А. Адольфа".
  
  К письму директора гимназии прилагалась записка от самого князя В. Голицына:
  
  "26 августа
  Многоуважаемый Леонид Осипович.
  Спешу препроводить Вам в подлиннике ответ директора 5-й гимназии, ответ, к сожалению, неутешительный. Если еще что-либо можно сделать располагайте мною.
  Искренне Вам преданный
  Кн. Владимир Голицын".
  
  Борис так и не понял, почему в тот год купленная ему форменная гимназическая фуражка осталась без кокарды, так же, как без ремня с гимназическим гербом на пряжке осталась его новая гимназическая шинель. Почему ему, успешно выдержавшему испытания, пришлось весь год заниматься дома с приглашенными учителями, которые готовили мальчика к поступлению во второй класс. Почему новые экзамены надо было сдать блестяще.
  
  Роились в его голове и многие другие вопросы, на которые никто из окружающих его взрослых не мог дать вразумительного ответа. Мальчику оставалось только мечтать поскорее вырасти и распутать то, что веками запутывали эти путаники-взрослые, как мечтал об этом гимназист второго класса Миша Гордон (персонаж романа "Доктор Живаго").
  
  "С тех пор как он себя помнил, он не переставал удивляться, как это при одинаковости рук и ног и общности языка и привычек можно быть не тем, что все, и притом чем-то таким, что нравится немногим и чего не любят? Он не мог понять положения, при котором, если ты хуже других, ты не можешь приложить усилий, чтобы исправиться и стать лучше. Что значит быть евреем? Для чего это существует? Чем вознаграждается или оправдывается этот безоружный вызов, ничего не приносящий, кроме горя?
  Когда он обращался за ответом к отцу, тот говорил, что его исходные точки нелепы и так рассуждать нельзя, но не предлагал взамен ничего такого, что привлекло бы Мишу глубиною смысла и обязало бы его молча склониться перед неотменимым.
  И, делая исключение для отца и матери, Миша постепенно преисполнился презрением к взрослым, заварившим кашу, которой они не в силах расхлебать. Он был уверен, что, когда он вырастет, он все это распутает".
  
  Но взрослея, мечтатели сами переходили в разряд путаников.
  А между тем директор московской гимназии сдержал свое слово. В мае 1901 года после успешной сдачи экзаменов Борис Пастернак был принят сразу во второй класс 5-й гимназии, к номеру которой неизменно добавляли определение - "классическая гимназия".
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"