Фобос Наталий: другие произведения.

Пролог. Глава 1-3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сказка на ночь.


ПРОЛОГ

"НАЧАЛО КОНЦА"

   2800 г.
   В эту далекую ночь звезда Караха, звезда Хаоса, сияла особенно ярко, затмевая всё звезды вокруг. Три спутника этого мира Ланава, Орэлья и Долин встретились в эту ночь, чтоб поприветствовать её.
   Звезда Караха.
   Рожденные под этой звездой несли зло всему сущему. Им неведом был ни мир, ни покой, ни закон. Война, голод и разрушение, вот "дар" тех кто был рожден под этой звездой.
   Еще за много тысячелетий до этой ночи существовал обычай: убивать таких детей сразу после их рожденья. Но уже почти три тысячи лет, ни одно дитя не постигала это участь, ибо, ни одно дитя не рождалось под ней.
   И вот спустя столько лет в эту ночь родилось истинное зло, в обличие ребенка.
   Нет, этого ребенка не постигла участь остальных. Его оставили жить, ведь в эту ночь звезды Идара и Илана, Время и Пространство, светили хоть не так ярко как звезда Караха, но ярче чем остальные, давая крошечную надежду на спасенье согласно приданию.
   Придание. Оно гласило о том, что только дети Времени и Пространства смогут совладать с безумием дитя Хаоса. Они сойдутся в схватке, в которой решится судьба многих миров.
   Но пройдет много времени, прежде чем зажгутся звезды Идара и Илана. А за это время Караха успеет насладиться своим временным преимуществом. Успеет вдоволь нанести вред мирам.
  
   3892 г.
   ...В двух половинах одного замка, раскинутого по обе стороны реки, принадлежащего двум дружеским государствам происходило одно и то же...
  
   ...Кто-то тяжело бежал вверх по лестнице башни. Кто-то очень спешил...
   - Быстрее, быстрее, а то не успею предупредить госпожу, - твердил он про себя перескакивая через несколько ступенек.
   И вот она заповедная дверь, распахнув которую, он увидел свою госпожу.
   Круглый зал, окольцованный колонами, был полон лучей заходящего солнца, в которых "купалась" красивая женщина. Со стороны казалось что платье её соткано из солнечных лучей, настолько много света было в помещении. На руках красавица держала ребенка и нежно улыбалась ему. Слуга настолько был поражен этим зрелищем, что на мгновение забыл, зачем он спешил.
   - Госпожа! - выкрикнул он, словно только отошел ото сна, - Измена! Адэвальсия на нас напала, спасайтесь госпожа! Ваша сестра хочет быть княгиней двух государств. Ей мало своей страны! Она хочет вас убить и завладеть Тэван.
   - Нет! - воскликнула женщина, недоумение сменило улыбку на её лице, которое мгновенно стало бледным от принесенной новости, - Нет! Это не правда!
   - Правда. Посмотрите вниз и вы сами убедитесь в этом.
   Княгиня вышла на балкон и ужаснулась. Внизу её стражники отчаянно сражались с воинами в синих доспехах.
   - Да, это солдаты моей сестры. Я тебе верю. Таон беги, предупреди остальных.
   После ухода слуги княгиня тяжело опустилась в кресло, крепко прижав к себе девочку. Ей было не по себе, казалось, что весь воздух исчез, и ей не чем стало дышать. С трудом вздохнув, она произнесла:
   - Годр! Годр! Иди сюда, - позвала свою подругу княгиня. И когда та появилась, обратилась к ней. - Послушай меня. Моя сестра предала меня. Возьми Тэван, и спрячь её у себя. Ведь у тебя тоже есть дочь и они ровесницы. Выдай её за своего ребенка. Скажи всем, что у тебя была двойня. Сохрани ей душу, прошу тебя.
   - Хорошо, госпожа. Я сделаю для вас всё. Но...
   - Никаких "но"! Оставь меня на несколько минут наедине с девочкой, я хочу с ней попрощаться.
   - Не надо так говорить госпожа, вы победите, вы не проиграете, не уступите...
   - Нет Годр. У меня такое предчувствие, что это последние минуты моей жизни в этом мире. Я не знаю, что задумала моя сестра, и какой козырь спрятала в рукаве, но без сильной поддержки она не стала бы так рисковать.
   - Но если она так сильна, то нам нигде не спрятаться от неё, - произнесла Годр, - А не лучше ли было сразиться с ней, дать отпор? Вы сильны не меньше её. У вас есть шанс на победу.
   - Годр, Годр. Мы знаем, друг друга много лет, а ты так и не поняла. Но ничего. Придет время, и ты всё поймешь. В эвальсонских лесах живет много людей, а в Темном лесу лишь те, кто знает его секреты. Этот лес и спрячет вас. Направишься туда сразу, как только я попрощаюсь с девочкой. Из вещей ничего не бери. Ты, твоя дочь и Тэван должны покинуть замок как можно быстрее. А сейчас выйди я хочу попрощаться.
   Когда дверь закрылась за Годр, Эваль положила ребенка в колыбель, а сама стала в центре зала, на полу которого был изображен ритуальный круг. В руке она держала камень в форме слезы, прозрачный как хрусталь он был оправлен в серебро. Посильнее сжав кулон в руке, она произнесла:
   - Я Эваль-Сия Ярийская, дочь Даждель-Сия, княгиня Эвальсонии. Я стою в центе священного круга. О, Сила, дарованная наследием, прошу, покинь меня и войди в кулон, стань защитником дитя Иланы, а когда наступит время, перейди к ней. Я Эваль-Сия Ярийская, дочь Даждель-Сия, княгиня Эвальсонии, завещаю всю силу наших предков и право на наследие Эвальсонского престола Тэван-Сии Ярийской.
   И вспыхнул яркий свет, который залил собой всю комнату. Сила покинула княгиню и, наполнив кулон, зажгла в нём огонь надежды.
   Упала на пол княгиня, обессиленная, сломленная.
   Поднявшись с пола, на несгибаемых ногах Эваль медленным шагом подошла к колыбели. Надев на шею девочки кулон, она поцеловала её, а сама исчезла как утренний туман с первыми лучами солнца.
   Когда Годр вошла, в зале кроме ребенка никого не было. Осторожно взяв девочку на руки, она покинула замок.
  
   В это время шестнадцатилетний паренек в синих доспехах ворвался в главный зал другой половины замка.
   - Госпожа, измена! - закричал он с порога - Эвальсония на нас напала! Ваша сестра хочет убить вас! Спасайтесь! Бегите!..
   Лицо очень красивой женщины исказилось от страха, а книга, которую она держала в руках, с грохотом упала на пол.
   - Как? Как моя сестра решилась на подобный поступок?! Нет, это не правда. Скажи, что ты солгал, и я сохраню тебе жизнь, - пригрозила княгиня.
   - Нет, госпожа это правда и я не откажусь от моих слов даже ценой жизни, - произнес парень и его глаза говорили, что тот не лгал.
   - Не может этого быть. Что же теперь будет? Что станет с Мэлаж?
   - Госпожа, у вас один выход. Бежать отсюда и как можно быстрее. Мы отвлечем внимание эвальсонцев, чтобы вы могли скрыться...
   - Нет. Я не могу. Я княгиня этой страны и мое бегство - это еще большая измена, чем предательство моей сестры.
   - А как же Мэлаж? Ведь на вас лежит большая ответственность за неё. Вы подумали о ней? Ей ведь тоже грозит опасность.
   Княгиня посмотрела на верного, юного стражника и сказала:
   - Её спрячешь ты. Маудор, ты ведь все это время служил мне верой и правдой, как до этого служил твой отец и твой дед?
   - Да госпожа. Но ведь до недавнего я был всего лишь посыльным и совсем недавно вы назначили меня охранять ваш покой.
   - Вот именно, а мне спокойней будет, если я буду знать что Мэлаж в безопасности.
   - Но...
   - Никаких "но"! Это мой приказ.
   Княгиня подошла к красивой колыбели украшенной свежими цветами и ласково погладила девочку.
   - Я знаю, что по силе сестра сильнее меня. Я знаю, что если встречусь с ней лицом к лицу, то проиграю. Я не могу позволить завладеть Эваль не только Мэлаж, но и моей силой, поэтому я отрекусь от силы. - Вздохнув печально, она отошла от колыбели и встала посреди комнаты с ритуальным кругом на полу.
   - Нет, госпожа, - закричал стражник, но было уже поздно. Княгиня начала обряд. Подняв руки вверх, в которых держала кулон, она произнесла:
   - Я Адэва-Сия Ярийская, дочь Даждель-Сия, княгиня Адэвальсии. Я стою в центе священного круга. О, Сила, дарованная наследием, прошу, покинь меня и войди в кулон, стань защитником дитя Идары, а когда наступит время, перейди к ней. Я Адэва-Сия Ярийская, дочь Даждель-Сия, княгиня Адэвальсии, завещаю всю силу наших предков и право на наследие Адэвальского престола Мэлаж-Сии Ярийской.
   Вспышка слепящего света говорила о том что обряд выполнен, а кулон наполнился магической силой.
   Поток энергии был настолько мощным, что Адэва едва устояла на ногах. Медленными шагами она подошла к девочке и повесила ей на шею кулон.
   - Пусть он хранит тебя всегда и везде. А теперь Маудор бери самого резвого скакуна и скачи отсюда как можно дальше. Езжай в горы, и как можно выше, ибо только они сейчас смогут вас схоронить.
   Голос женщины был настолько слаб, что Маудор ели разбирал слова княгини. Солдат осторожно взяв девочку на руки, прижал её к груди, с тревогой посмотрел на свою госпожу.
   Адэва исчезала, постепенно становилась прозрачной, пока от неё не осталось и следа.
   Крики боли, звон метала, огонь горевший повсюду. Вот что провожало юного стражника в дальний путь.
   Мир, в котором он вырос, рухнул за несколько часов и на многие годы.
  
   В этот день даже солнце зашло раньше, и тьма опустилась на землю.
   Поднялся сильный ветер, который вырывал с корнем деревья.
   Пролил сильный ливень, который затопил поля.
   Сверкала молния, искры, которой сожгли луга.
   Солнце не хотело видеть, как рушится мир вокруг, как брат убивает брата...
   Но на утро солнцу пришлось взойти вновь, и его лучи осветили тысячи мертвых тел и полуразрушенный замок. Вздохнув, оно приняло удар судьбы и смерено стало светить долгие годы, наблюдая как с каждым днем жизнь людей становиться все невыносимей. Ибо на престол взошел тот, кому не положено. Тот, кто не был рожден для этого. Тот, кто не знал пощады, жалости и милосердия. Тот, кто жаждал только власти.
   И лишь далеко-далеко, где горы пересекаются с лесом, в устье великой реки Валава, стоя на пороге древнейшего храма, Бана-Хаор выходя во двор каждое утро, улыбался восходящему солнцу.
   Ибо знал.
   Знал, что скоро наступит время.
   Время, когда он сможет исполнить данное слово...
  

ЧАСТЬ I

ГЛАВА I

"СОРВАНЕЦ"

   3899 г. макорья
   Хорошо в горах. Среди них чувствуешь себя более-менее свободной, не то, что в степи, где рыщут солдаты новоявленного правителя Крайярии. С приходом самозваного императора беззаботной, довольной жизни простых людей пришел конец. Аранус-Мэток был тираном и деспотом. Он создал огромные налоги и издал новые законы, лишив обычного человека всех прав, тем самым превратив в раба. А еще ввел штрафы не редко оплачивавшихся жизнью: за то, что не лестно отозвался об императоре, за то, что обучал грамоте, за то, что проявил сострадание к провинившемуся, за то, что отвел глаза во время публичной казни или пытке.
   Но здесь в горах Гурчии и дышать легче, и жить, хоть с падения княгинь прошло семь лет. На жителей гор государственный переворот мало отразилась, Белогорье непреступной крепостью стояло на пути мэтоков. И именно здесь в долине гор раскинулось селение Белогорское, о котором даже не догадывался правитель Аранус-Мэток. Здесь жизнь текла медленным ручьем, где мирно жили люди, ири и ованы. Здесь росли дети, шептались по вечерам старики на лавках перед хижинами, и девушки звонкими голосами пели веселые песни...
  
   - Миран, повтори, то что я только что сказал, - громко произнес Ката-Ован в попытке привлечь внимание ученицы, мирно дремавшей на скрестив руки на парте.
   - Простите учитель, что вы сказали? - спросила девочка сонным голосом, едва удерживаясь, чтобы не зевнуть, - я не поняла вопроса.
   - Ты его не "не поняла"! Ты его проспала, как и весь урок.
   По залитому солнцем классу пробежал сдавленный смех учеников. Учитель грозным взглядом обвел класс и продолжил:
   - Мне, например, очень интересно, что надо было делать ночью, дабы спать днем? - сурово допрашивал мужчина.
   - Звезды считать, - быстро ответила девчушка заранее приготовленный ответ. - Меня вчера бабушка наказала и велела сосчитать все звезды на небе, а их было очень много. Когда я досчитала до пятнадцати тысяч восемьсот семьдесят четыре, я сбилась, и начала с начала, а потом опять сбилась и так до рассвета.
   - Звезды считать? Ага, как же! Миран, врать не хорошо. Я не первый день знаком с твой бабушкой и могу с уверенностью заявить - она, скорее всего, попросила что-то сделать, а ты не захотела, сказав, что вам задали на уроке считать звезды, а сама сбежала в пещеры на поиски сокровищ. Так ли?
   - А откуда вы узнали? - растерянная тем, что её секрет раскрыт, спросила девочка.
   - Вара-Ован пожаловалась, она о тебе беспокоится, и поэтому спросила у меня про звезды.
   - Ага, беспокоится. Как же? Единственное что её беспокоит так это козы, - ответила девочка недовольным тоном.
   - Ты несправедлива к ней Миранас. Но ничего подрастешь, поймешь. Главное чтобы не было поздно.
   Учитель улыбнулся, глядя, как сверкают молнии в серебряных глазах ученицы, и вспомнил, как она появилась в селении семь лет назад.
  
   ...По извилистой тропе залитой красным светом заходящего солнца едва переставляя ноги, подымалась лошадь, тяжело таща за собой ветхую повозку, где лежали исхудавшая женщина и три годовалых ребенка. Со стороны казалось, что кляча не двинулась бы с места, если бы её не тянул паренек, внешний вид которого был не далек от состояния женщины. Бледный, с синяками под глазами, с впалыми щеками, одетый в лохмотья заляпанные грязью и кровью, босой, но с мечем, он упорно двигался вперед не позволяя отчаянью и изнеможению взять верх.
   Ката-Ован как обычно в вечерние часы сидел перед домом на лавке и курил трубку, когда увидел поздних гостей.
   - Кто вы люди добрые? Откуда к нам забрели и почему в таком состоянии? - спросил он кинувшись на помощь.
   - Мы пришил к вам из Простэпии, чтобы спрятаться от войны, которая с каждым днем захватывает всё больше территории, - голос юноши хрипел от усталости.
   - От войны?!! - удивленно воскликнул ован,
   - Да войны.
   - Но как? Как такое могло случиться? Ведь когда на престол взошли дочери Даждель-Сия, все предсказатели в один голос утверждали, что период их правления будет мирным и законным.
   - Княгинь Адэва-Сии и Эваль-Сии больше нет. Вместо них теперь новый правитель. И именно он начал войну.
   - Ладно. Сейчас не время для разговоров. Ты входи в мой дом, а о твоих попутчиках я позабочусь...
  
   Прошло два дня как у Ката-Ована появились гости. Дети шли на поправку, Маудор (а это был именно он) тоже, а вот женщине становилось хуже. Она отказывалась от еды и воды, и ни на что не реагировала.
   - Плохо, ох как плохо, - сетовал Ката-Ован. - Если так дальше продлится, то долго не протянет. Такое ощущение, что она не хочет жить, - заключил ован, ставя на стол чашу, из которой минуту назад насильно поил больную бульоном.
   - Я нашел её в развалинах дома с мертвым ребенком на руках. Она смотрела на него не мигая и лишь слёзы беззвучно стекали по её щекам, - пояснил Маудор.
   - А от чего умер ребенок? От голода или болезни? - осторожно спросил мужчина, догадываясь об ответе.
   - Нет. От стрелы, - отведя полыхающие яростью глаза, ответил юноша.
   Первые два дня пребывания в гостях Маудор спал, просыпаясь лишь для того чтобы поесть. Но сегодня паренек отдохнул настолько, чтобы вести беседу.
   - Кто? - только и спросил Ката.
   - Аранус-Мэток. Это мог быть только его приказ, - сквозь зубы процедил Маудор.
   - Зачем?
   - Он новый правитель Крайярии....
   - Зачем? - перебил его ован.
   - Он ищет княжен. Если помните, то у обеих княгинь были дочери, рожденные в одно время. И именно они являются законными наследницами. Но после битвы девочек не нашли. Они исчезли. И стали костью поперек горла на пути к полноправной власти над страной, - Маудор замолчал, боясь сболтнуть лишнего. На душе горьким осадком скопились негативные чувства, которые хотелось выплеснуть с болью и бессилием перед сложившимся положением в стране. Собравшись духом, юноша продолжил, - Из-за этого гибнут дети. Вот почему я привез этих девчушек сюда.
   - Где ты умудрился их всех собрать? - спросил Ката, глядя на спящих крох.
   - Самая светлая это Разана, моя соседка. Более темную я нашел в селенье Звенское, что у подножья гор, в полусгоревшем доме. Кроме неё больше никто в селенье не выжил. А третью дала мне умирающая женщина.
   - Третья девочка не человек, - заметил ован, глядя на укнаерские глаза ребенка.
   - Я это тоже заметил. И тем не менее, прошу вас о помощи. Разрешите оставить их здесь в горах, ибо туда куда я направлюсь им не место. Да и не справлюсь с ними.
   - А ты разве не останешься?
   - Нет. Я вернусь обратно. Буду искать таких же как я - верных солдат госпожи Адэва-Сии. Если повезет и найду тех, кто собирает силы чтобы дать отпор самозванцу, если нет, буду собирать сам.
  
   Через две недели после этого разговора Маудор покинул гостеприимную долину, предварительно похоронив несчастную женщину, та до самой смерти не произнесла ни слова.
   А девочкам Ката-Ован помог. У одной из них уже было имя - Разана, другую же он назвал Звения, по её родному селению. Этих девочек взяли в семьи, где казалось, что на одного ребенка больше, на одного меньше, никто и не заметит, так много их там было. А вот с третей возникли проблема.
   Рыжеволосая, сероглазая она ярким пятном выделялась на фоне русых людей и каштановых голов ованов. Можно было бы отдать на воспитание ири, но тогда только слепой не заметит отсутствие острых лисьих ушей и чистое от меха лицо одного их детей. И пока Ката думал, как поступить ответ пришел к нему сам.
   Как-то поздним вечером, когда в гости уже ходить не прилично, к Ката-Овану зашла его старшая сестра, гостившая доселе у инусов.
   - И откуда у тебя сие чудо? - восхищено воскликнула ованка, подхватив на руки спящую девочку.
   Дитё от столь бесцеремонного обращения с собой проснулось, недовольно глянув на женщину темнеющими глазами, закатило истерику, требуя вернуть обратно в кровать под теплое одеяло. Вара-Ован на это лишь звонко рассмеялась и прижав ребенка к груди произнесла:
   - А девчушка с характером. Совсем как наша матушка. Помнишь Ката, какой она была? Слова поперек не скажешь.
   - Помню. А знаешь это мысль?
   - Какая мысль?
   - А назову-ка я, её Миранас, как нашу матушку.
   - Правильно, - одобрила Вара-Ован, - хорошее имя. А еще я возьму её к себе на воспитание. Ты ведь еще не нашел ей опекуна? Я права?
   - Права. А ты уверена, что справишься, ведь ребенок похоже с характером, а ты не молода?
   - Кто это "не молода"? - Изумилась Вара, и правда, смотря на эту женщину, сложно было сказать, что ей уже давно перевалило за семьсот лет. - Да я моложе любой молодухи. Тем более не каждый сможет правильно воспитать такого ребенка. А ованов должны воспитывать ованы, хоть и полукровных. К тому же ей как безродной предстоит стать основой нового рода.
   - Ты думаешь, у неё в роду были ованы? - спросил Ката.
   - Еще как. Я нашу кровь хорошо чувствую. А еще в её венах течет кровь мараков, глянь как глаза потемнели, зрачков не определишь.
   - Действительно. Черные как ночь в безлунье. И как этого раньше не заметил?
   - Все вы мужики одинаковые - видите лишь то, что на верху лежит.
   - У-гу, - подтвердила улыбающаяся Миран, ласковые руки женщины смогли завоевать доверие девочки.
   - Смотрю я на вас и думаю.
   - О чём?
   - А вы с ней характерами сойдетесь...
  
   ...- Учитель, - робко позвала Разана "вырвав" Ката-Ована из воспоминаний.
   - На сегодня всё, - закончил свой урок ован. - Можете идти по домам, а ты Миран прочитаешь те главы, что проспала на уроке - дома. И еще, я сегодня к вам зайду, так, что передай это своей бабушке, - предупредил он, смотря, как девочка недовольно хмурится.
  
   Миранас выйдя из школы в плохом настроении, медленно брела в конец селения, где был расположен её дом.
   - Миран подожди нас, - услышала она за спиной голоса подруг.
   - А вы быстрее ноги передвигайте и догоните, - не оборачиваясь и не останавливаясь, огрызнулась Миран.
   - Фу, ну, ты и злюка сегодня, - поравнявшись с подружкой сказала Разана.
   - Я просто хочу спать.
   - А ты нам расскажешь - что ночью делала?
   - Если вы бежали за мной чтобы спросить об этом, то зря.
   - Ух ты! Звен, ты слышала, у Миран от нас появились секреты!
   Скромная от природы Звения лишь молчаливо улыбнулась, поддерживая бойкую Разану.
   - Ладно Миран, не злись. Нам ведь просто любопытно, - не сдавалась Разана.
   - Просто любопытно?! Как же? Вас же прям разрывает от любопытства. Ладно, скажу. Я хожу в горы.
   - Зачем? - спросила Разана.
   - Я навещаю друга.
   - Чего? - не веря своим ушам, спросили в один голос Звения и Разана.
   - Не чего, а кого, безграмотные наши. Друга.
   - И кто этот друг? - поинтересовалась Звения, не представляя себе, какие могут быть в горах друзья.
   - Волчонок. Я нашла его еще в прошлом году. Он попал в капкан, поставленный охотником, а я его освободила, вылечила, а теперь хожу кормить... Чего так уставились? - спросила Миран смотря на перепуганные лица подруг.
   - Это же опасно.
   - Ничего не опасно. Он же еще совсем маленький и не может сам добывать себе пропитание, поэтому я его кормлю. А кормящую руку не кусают. Закон.
   - А если придут взрослые волки? - с ужасом спросила Разана.
   - Там где Аау, там не взрослых волков. Я его спрятала в одном укромном месте.
   Миран посмотрела на подруг и улыбнулась. "Ну и вид у них. Испугались, будто увидели стаю голодных волков", мелькнуло у неё в голове.
   - Да ладно не переживайте вы так. За то время что я его навещаю, он ко мне уже так привык, что стал ручным как щенок. Он меня узнает еще до того как я захожу в пещеру, и выходит меня встречать. Когда я к нему прихожу, он так мило виляет хвостиком. Кстати вы уже готовы к празднику весны? - спросила девушка, резко переменив тему опасную для её нового друга.
   - Почти. Ма-а-а-а-а-а!!! - Закричала с испугу Звения, ибо только что из кустов выскочило два светло-русых мальчика, с веснушчатыми лицами.
   - Ага, мы вас напугали! - радостно закричали ребята.
   - Да напугали, было бы в руке, что-нибудь тяжелое вы бы поняли, как нас напугали, - сжав кулаки, сказала Миран.
   - Ох, наша милая и добрая Миран. Ты как всегда сама любезность.
   - Ох, наши умные и сообразительные Вихстан и Иллуран, вы как всегда сама учтивость, - не оставаясь в долгу, вернула девчушка.
   Вот так они шли по селению припираясь и шутя друг с другом одновременно.
  
   На празднике весны гуляло всё селение.
   Казалось, еще вчера лежал белый, толстый ковер снега на земле, а сегодня его уже сменил другой - ярко-зеленой из молодой травы. Шумные горные реки и речушки, скинув оковы льда, теперь наперегонки спешат вниз. Деревья, проснувшись от зимнего сна, распустили первую листву. А первые птицы запели, оповещая о своем возвращении.
   Повсюду горели костры, а столы ломились от яств, которые старательно экономились всю зиму, ведь многие продукты были роскошью обыденного дня для простых жителей гор.
   Всё что можно было украшено яркими лентами, повязанными на манер цветов. Молодые люди пели и плясали, а вокруг Ката-Ован, тесным кругом седели дети и слушали своего учителя.
   - Давным-давно жил Великий Князь, которого звали Даждель-Сий. - Начал свою повесть Ката, - Он правил великой страной под названием Крайярия. Правил он справедливо и мудро и потому народ очень любил и уважал своего правителя. И было у повелителя две дочери: Эваль-Сия и Адэва-Сия, что означало запад и восток. Когда дочери выросли, Князь разделил страну на равные две части. Это было не трудно, ведь ровно посредине протекала река Валава, и именно она стала границей двух держав Адэвальсии и Эвальсонии, а сам князь ушел на покой. Куда? Скорее всего на Артэлию. Правление новых княгинь тоже было мирным и законным. До поры. Как-то одним теплым осеним вечером, на закате, случилось нечто ужасное. Княгини поссорились, и началась война. Из-за чего они повздорили, никто так и не знает, а их ссора всех приводила в изумление. Ведь сестры всегда жили, душа в душу. Но что-то они не поделили? Битва продлилась всю ночь, а на утро солнце осветило своими лучами замок полный крови и убитых солдат. А сами княгини исчезли. Их везде искали живыми или мертвыми, но никаких следов так и нашли. Мудрецы собрали совет и стали решать, что же делать дальше, но тут в зал ворвался Аранус-Мэток, один из генералов и угрозами заставил их провозгласить себя императором обеих стран. Так наступило время тирании. Время смертей и слез. Время нищеты и горя. И как гласят звезды - несчастья будут преследовать страну до тех пор, пока законный наследник не займет престол.
   - А кто законный наследник? - спросила Миран.
   - У каждой княгини был ребенок, дочка, именно она и является наследником для каждой страны.
   - А давайте найдем княжну, посадим на престол, и будем всю жизнь - развлекаться и веселиться.
   - А как ты это собираешься сделать? А? - спросил Ката. - Ты не первая кто порывался её найти, но возвращались не с чем.
   - Не знаю. Сейчас не знаю. Но вскоре смогу придумать с чего начать.
   - Да, если Миран что-то задумала, то она это обязательно исполнит. - Сказал Иллуран.
   - Учитель, а кто такие Мэтоки? - спросил Вихстан.
   - А ты что не знаешь? - удивилась Миран.
   - Нет. А то ты их когда-нибудь видела? - произнес Вихстан.
   - Видеть не видела, но много про них читала, - ответила Миран.
   - Так может ты сама расскажешь друзьям что это за раса, - предложил Ката-Ован девушке.
   - Нет, учитель, лучше расскажите вы, у вас это получится, интересней.
   - Хорошо, - согласился ован, - Крайярию населят несколько рас. Одной из этих рас являются мэтоки. Их не сложно отличить от других. Мэтоки очень высокие как ованы, у них всех черные как смоль волосы и очень светлые укнаерские глаза. Но не это выделяет их на фоне других. Их выделяет гордая осанка и невозмутимое выражение лица, хладнокровное и высокомерное. До прихода сий мэтоки правили большей частью Крайярии. "Мэток" с древнего языка означает - воин.
   - Это с того, что "ован" переводится как север, а "сий" - свет? - перебив своего учителя, спросила Миран.
   - Да с того. Так вот "мэток" означает "воин", и они поистине достойны так называться, ибо только сии могли сравниться с ними по силе, до этого никому не удавалось.
   - А почему? - спросила Разана.
   - Мэтока невозможно ранить. В момент опасности их тело покрывает защитный щит, который не может пробить ни одно оружие. К тому же у мэтоков есть крылья, не такие как у инусов. Крылья мэтоков черные, перепончатые как у летучих мышей. Ни одна крепость не в состоянии противостоять атаки с воздуха.
   - А что им мешает сюда прилететь? - спросил Вихстан.
   - Мэтоки, в отличие от инусов, в полете слабы. И не могут далеко и высоко летать. И хорошо, что они не додумались добраться к нам в несколько этапов.
   - Да уж хороши, - скептически сказала Миран, - и вот целая армия таких будет стоять у меня на пути.
   - Но Миран, ты, же у нас умная ованка, поэтому ты справишься, - сказал Иллуран, - и обязательно что-нибудь придумаешь этакое, чтоб их победить.
   - Да, - подхватил Вихстан, - ты справишься. Правда, ребята, мы же верим в Миран?
   - Верим, - охотно согласились ребята, подбадривая девочку.
   Долго еще в тот день гуляло селение Белогорское, пело песни и плясало вокруг костра. Но у каждого жителя за внешним весельем внутри скрывалась тревога. Ибо никто не мог быть уверенным в завтрашнем дне. Взойдет ли солнце для всех или кто-то не проснется и этот праздник станет последним в его жизни.
  
   3900 г. симарий
   Ящероподобный монстр Ёрги гнал свою жертву по длинным коридорам подземного лабиринта. Сам Ёрги не боялся заблудиться в хитром плетении переходов. Это была его территория, на которой он уверенно заманивал в свое гнездо жертву.
   Таль-Ири бежал, не разбирая дороги, с одной мыслью в его рыжей голове - лишь бы топот четырех лап за спиной стих. Но чудище и не думало отставать, игра в догонялки лишь разжигала его аппетит.
   Неожиданно земля под ногами ири задрожала и "потолок" каменным дождем рухнул на голову невезучего юноше. Знал бы Таль чем окончится его бравада перед друзьями, он и шага не сделал бы в сторону пещеры. Но нет. Он лихо хвастал во всю глотку, что ничего не боится и сможет сам прогуляться по пещере Ёрги, выйти из неё живым и невредимым, а еще и притащить мешок с сокровищами, набранных у ящера.
   Но громким словам не суждено воплотиться в реальность, камни тяжелым грузом давили на все еще живое тело Таль-Ири, не давая дышать.
   Ёрги медленно подошел к жертве, глядя, как пламя жизни медленно угасает в глазах добычи, довольно прошипел:
   - Хватит спать. Так и сгореть на солнце не долго...
  
   Яркое, летние солнце на миг ослепило глаза. Поморгав несколько раз чтобы зрение вернулось Миран увидела довольную собой морду Аау. Волчонок лежал сверху неё, вжав в землю. Ну, теперь понятно, что мешало ей свободно дышать, и почему приснился именно этот эпизод из книги.
   Пригревшись на солнышке, девочка и не заметила, как уснула под любимую книжку "Невероятные приключения Таль-Ири и Ёрги." которая лежала рядом.
   - И что за дурацкий сон, - стряхнув с себя волчьи лапы, Миран встала на ноги, - Наверно Разана права, читать на солнце вредно для головы.
   Сделав глоток из фляги, девочка недовольно скривилась - теплая вода была противной на вкус.
   - Аау посиди здесь, я сбегаю к роднику за свежей водой.
   Волчонок в ответ даже рыкнуть не успел, как девочка скрылась из поля его зрения.
  
   Уверено ступая, Миран спустилась на дно оврага, где из под камня бил ручей. Вылив невкусную воду и сполоснув флягу, девочка набрала свежей. Справившись со столь несложной задачей она наклонилась дабы напиться прямо из родника и тут ей в глаза бросился начищенный, играющий солнечными бликами предмет, оказавшийся пластинкой из серебра ромбовидной формы.
   Внимательно рассмотрев находку с обеих сторон - на одной был выгранен парящий орел, а на другой древняя клинопись - Миран пришла к выводу, что этот медальон мог принадлежать кому-то из птархов. Девочка несколько раз видела этих огромных орлов - они иногда летали над Белогорским, но ни разу не приземлялись в нём.
   Посчитав, что медальон был утерян как раз во время полета и претензий на него предъявлено не будет, Миран довольная находкой вернулась к поджидавшему её Аау.
   - Гляди что я... - девочка запнулась на полуслове, ибо волчонок был не сам.
   Незнакомый мужчина с интересом рассматривал её лук.
   - Хороший, - похвалил оружие незнакомец, - и как успехи?
   Вместо ответа Миран вытащила из лежащего на земле колчана стрелу и протянула руку за своим луком. Мужчина, не медля вернул хозяйке её оружие. Натянув тугую тетиву, девочка выпустила стрелу в выбранную цель - шишка на самой верхней ветви сосны.
   - Неплохо, - похвалил мужчина, когда стрела сбила цель, - давно тренируешься?
   - Со вчера, - гордо ответила Миран, никто из её друзей не мог похвастаться такими стремительными успехами. Девочка получила свой лук одна из последних по причине отсутствия в Белогорском (помогала Вара-Ован на верхнем пастбище), но, не смотря на это, она обогнала своих друзей получивших свои "игрушки" еще неделю назад.
   Население Белогорского росло, каждую неделю прибывали все новые и новые люди. Выделяющийся из общей толпы лысый, седобородый беженец на имя Хмэль стал центром внимания любопытного ко всему необычному подрастающего поколения. Дети ходили за ним стайками. И было чего. Хмель был не только хорошим охотником и следопытом, но и обладал необычным для этих краев луком, коротким и изогнутым, как раз подходившим по размеру детям, просивших дать пострелять. Устав от этих просьб, Хмэль раздобыв нужные материалы, смастерил несколько десятков луков для своих почитателей, казавшимися на фоне настоящих, боевых неспособными даже ранить игрушками. Но это было не так, о чем Миран быстро догадалась, стоило ей положить на тетиву настоящею стрелу с зазубренным наконечником, которая с легкостью пробила кирасу Ката-Ована, о чём девочка не спешила рассказывать учителю.
   - А с другим оружием дружишь? - снова спросил незнакомец.
   Миран отрицательно покачала головой.
   - А хочешь, научу? - предложил мужчина, сам удивившись своему же предложению.
   - Хочу, - быстро согласилась девочка, не терзаясь долгими сомнениями, а вдруг передумает.
   - Меня зовут Арьис Гарнэр.
   - Миранас-Ован Белогорская, - в ответ представилась девочка.
   Услышав фамилию девочки, Арьис нахмурился, та говорила, что её обладательница безродная сирота коих с каждым годом становится все больше и больше. Родители погибали в неравной схватке с властью, оставляя детей на волю жестокой судьбы - смерть от голода и холода вот конечный путь большинства сирот. И это острым лезвием ранило старые шрамы Арьиса.
   Сбежав из тюрьмы он спешил вернуться домой. Но дома больше не было. Пепелище и три могилы, одна большая и две маленькие, за ним.
   От увиденного Арьис обезумел. Он шел куда-то день и ночь, ночь и день, без еды, воды и отдыха, через поля и речушки пока ноги не привели в горы. И только здесь разум вернулся к мужчине.
   - А вы сами откуда будите? - спросила девочка и её звонкий голос не дал безумию снова овладеть разумом от тягостных воспоминаний.
   - Я? Я из Червоного буду. Слыхала?
   - Нет. Из Червоного у нас еще никого не было.
   - А "у нас" это где?
   - В Белогорском.
   Мужчина замер от удивления, узнав фамилию девочки он посчитал что та ей была дана в честь гор, но не как ни по селению.
   Чтобы добраться до Белогорского, нужно подняться по Тропе смерти. А пройти по ней и не сломать себе шею, сорвавшись в пропасть - с другой стороны был отвесная скала - мог только местный житель. Что ж похоже у небес были на него свои планы в будущем раз уберегли от смерти и привели в столь отдаленное место живым и невредимым. К Арьису вернулось желание жить, дабы узнать какое место ему выделили небеса и в роли кого - пешки или генерала?
   - Вы есть хотите? - спросила Миран, ибо знала, что все добравшиеся к ним беженцы были всегда голодны.
   - Есть? - переспросил мужчина, и только тут до него дошло насколько он голоден и устал. - Да было бы не плохо.
   - Тогда идем, отведу вас к бабушке. Обед, конечно, мы пропустили, но думаю, у неё найдется что-нибудь для вас. Вы любите пирожки?
   - Обожаю.
  
   Чтобы освоиться в Белогорском Арьису понадобилось всего неделя, а его уже знала чуть ли не каждая собака. Еще бы. Арьис оказался великолепнейшим кузнецом. Тасан, отец Вихстана, с радостью отдал в использование кузницу, когда-то принадлежащую отцу. Кузнец из Тасана был никудышный, не лежало это дело до его души, а вот в умелых руках Арьиса холодное железо, расплавившись в жерле горна, оживало. С тех пор редко можно было увидеть двери в кузницу запертой.
   А боль в сердце во время работы угасала, лишь тихими, одинокими ночами тягостные воспоминания не давали уснуть до рассвета.
  
   3900 г. сварожи
   - Миран, скажи, а тебя умные книги чему-нибудь учат? - недовольно спросила Разана, глядя как подруга обвязывает веревкой толстый ствол сосны растущей почти у самого края ущелья.
   - Конечно же учат, - подтвердила та в ответ не отвлекаясь от столь ответственного занятия.
   Разана нахмурилась еще больше. Для своих девяти лет она была девочкой благоразумной и понимала, что её подружка затеяла опасную игру. Ладно бы сама. Так нет. Мальчиков на это подбила. И ведь не переубедишь, если Миранас вбила себе что-то в голову, то простыми словами к ней не достучишься. Вот слёзы Звении хорошо бы подошли, но вторая подружка была на данный момент с родителями в Верхнеозерном, и помочь ничем не могла. А Миран здесь и собирается спуститься по веревке в ущелье, чтобы попасть в очередную пещеру. Будто бы ей тех, что находятся в более доступных местах, мало.
   Сердито топнув ножкой Разана отвернувшись от друзей села к ним спиной, всем своим видом показывая насколько ей безразлично происходящее, хотя на самом деле едва удерживалась, дабы не оглянуться и не попытаться еще раз отговорить.
  
   - Я первая, - сказала Миран, бросая свободный конец веревки в пропасть.
   - Никто с тобой и не спорит, - тихо чтобы никто не услышал, сказал Иллуран, опасливо глядя вниз.
   Миран, как и сказала, полезла первой, осторожно перебирая руками, иногда помогая себе еще и ногами.
   Долгожданная пещера была расположена как раз посреди пути и имела узкий вход, через который мог пролезть разве что ребенок. Сама пещера оказалась хоть и просторной, но с низким потолком. Из самой пещеры как две змеи, вели два туннеля.
   - Ну что там? - спросил Вихстан.
   Мальчик успел спуститься, пока Миран запалив факел, решала какой из туннелей выбрать для исследования в первую очередь.
   - Да вот думаю куда идти. Был бы Аау здесь, вопросов не возникло. Но его сюда не спустишь, тяжелый стал, - вздохнула девочка, расстроенная тем, что волчонка пришлось оставить на верху, - ты лучше Иллурану помоги. Хватит ему болтаться на веревке, не приведи небеса еще оборвет.
   Вихстан обернулся, дабы убедиться, что его двоюродный брат все еще не решается влезть в пещеру.
   Нет, Иллуран не был трусишкой, даже наоборот он был слишком смелым мальчиком, но в жизни побаивался лишь одного - высоты. Вот теперь он висит и думает - если сорвется, падать долго будет? Ведь с этого места что вверх, что вниз расстояние примерно одинаковое.
   Вихстан молча втянул брата в пещеру, за что Иллуран так же молча поблагодарил его. После чего к ним присоединились еще Глеристан и Дин-Ири. Вларистан тоже хотел пойти с ними, но в жеребьевке вытащил короткую палочку, значит, сегодня ему придется их страховать, оставшись на поверхности в компании Разаны и Аау. Волчонок был среди детей всеобщим любимцем, не смотря на размеры взрослого волка и внушающие страх острые клыки.
  
   Длинный туннель крутым спуском шел вниз, отчего ребятам приходилось спускаться очень медленно, осторожно следя за каждым шагом. Шли долго, Глеру вообще казалось что вечность, но никто и не думал возвращаться назад, и их упорство было вознаграждено. Неожиданно свернув в право туннель, окончился залом с еще более низким потолком, Миран, как самая высокая, подняв руку с легкостью прикоснулась к холодному камню над головой.
   - Ребята поглядите, - позвал друзей Вих.
   Дети, подойдя к мальчику, внимательно, насколько позволял свет факелов, стали рассматривать стену. Миран нахмурилась, высеченная на камне клинопись была такой же как и на найденном в ручье медальоне. Длинные ряды старинного письма чередовались с рисунками изображавших гумар в странных шлемах в виде голов животных и птиц.
   Воцарившаяся на время тишина постепенно наполнилась дивной музыкой. Кто-то пел, и его голос звучал все громче и громче. Оставив стену, дети стали искать источник звука.
   Незамеченная изначально арка, привела детей в третью пещеру, где по центру рос огромный белоснежный цветок, лепестки которого плотно сжались в нераскрытый бутон, светившийся изнутри таинственным голубоватым цветом.
   Стоило ребятам переступить "порог" как пение смолкло, а цветок раскрылся. Внутри, ко всеобщему удивлению, оказалась птица, от обилия цветов перья переливались всеми цветами радуги.
   - Давно тут не было гостей, - произнесла птица, подняв свою хохлатую голову, на удивление Миран голос у неё был хриплым. Птица изучающее посмотрела на детей и замерла на девочке, - Тем более таких. Что ты тут ищешь Дитя Неба?
   - Новые пещеры, - просто, не совсем понимая, о чем её спрашивают, ответила та.
   - Пещеры? Зачем? - удивившись, снова спросила птица, при этом как бы от возмущения захлопала крыльями. Её глазки бусинки изучающе сверлили Миран, - да ты еще совсем ребенок. Как твой наставник отпустил тебя без ограничителей?
   - Какой наставник? И что за ограничители? - немного раздраженно спросила Миран, красивая птица ставя вопросы на которые девочка не знала ответы, а Миран не любила выглядеть дуррой, нравилась ей все меньше и меньше.
   - Куда смотрят твои родители? - не обратив внимания на тон девочки, продолжила хохлатка.
   - У меня нет родителей! - не выдержав, выкрикнула девочка.
   - Как нет? - спросила птица, спрыгивая с цветка-насеста. Подойдя к Миран, она оказалась одного размера с девочкой, продолжила, - Дитя Небес нельзя оставлять без присмотра.
   После этих слов птица ярко засветилась, ослепив девочку.
  
   - Миран, Миран, - за плечо тряс подругу Иллуран.
   Темные глаза девочки посветлели, и та очнувшись стала лихорадочно оглядываться по сторонам в поиске птицы.
   - Где? - спросила Миран.
   - Что где? - переспросил мальчик.
   - Цветок где? - снова спросила девочка, указывая на центр зала.
   - Нет там ничего, только засохший куст, - ответил уже Вихстан.
   - Странное место. Вошел - цветок был, моргнул глазами - исчез, - добавил Дин-Ири.
   Миран укусила себя за язык, дабы не спросить про странную птицу, говорившую не менее странные вещи. Миранас была умной девочкой, не зря в ней текла ованская кровь, и понимала раз птица явилась только её, значит другим об этом знать не нужно.
   - Тогда давай обратно. А то от этого места мурашки по телу идут, - предложил Вихстан, и Миран согласительно кивнула головой.

ГЛАВА II

"ГОСТИ НЕБЕС"

  
   Библиотека Ката-Ована была огромной и занимала все левое крыло дома. Стеллажи с книгами доставали потолка, и чтобы достать книгу с верхних полок приходилось пользоваться стремянкой.
   Ката как обычно шел по библиотеке, уткнувшись носом в очередную книгу ничего не замечая вокруг себя, от того не было ничего удивительного, что он задел не замеченную преграду в виде лестницы. Сверху послышалось недовольство, и на голову овна свалилась до воли тяжелая книга.
   - Миранас, что ты там ищешь? - спросил Ката, потирая ушибленную голову.
   - Книгу, - честно ответила девочка, не вдаваясь в подробности
   - Ясно, что книгу, а не кастрюлю.
   Миран не довольно нахмурила брови. Пусть ей как родственнице и позволялось беспрепятственно пользоваться библиотекой, но на этот раз девочка надеялась незаметно перевернуть книгохранилище учителя. У Вара-Ован тоже была своя библиотека, но в основном в ней содержались книги о травах, лечении и разного вида анатомии. А вот книг о "Детях Неба" или хотя бы упоминаний о них не было ни в одной из этих библиотек. И вот теперь Миран стояла и лихорадочно думала, чтобы такого по правдоподобней соврать, дабы не выдать себя и в тоже время получить подсказку для продолжения поисков.
   - Что-нибудь подревнее, - наконец-то сообразив, сказала девочка.
   - Подревнее? Миран, та прочла все книги содержащие легенды и мифы с самого создания мира...
   - А что было "до"? - перебила своего учителя девочка, и хоть понимала, что это не вежливо, но любопытство взяло вверх.
   - До? "До" много чего было и много чего не было, - начал Ката-Ован. Миран даже с лестницы спустилась, чтоб лучше слышать рассказ, и удобно разместилась на ступеньке.
   В необъятном Пространстве, где Время было не стабильно, царил Хаос, - продолжил ован. - Что было до их прихода не известно никому. Так вот, однажды Пространство, объединившись со Временем, уравновесили по силе Хаос, так появился наш мир.
   Сначала засияла звезда в небе. Потом появились планеты, чуть позже спутники вокруг них. После этого, на нашей планете появились океаны и континенты. Пространство или Илана, создала деревья, цветы, животных и гумар, а Время, Идара, вдохнула в них жизнь.
   Караха, Хаос, была крайне не довольна действиями своих младших сестер, так появилась смерть. Но, не смотря на это, все три сестры получили (изъяли) от этого пользу. У каждой были свои храмы и свои жрецы, каждый день возносились им молитвы. Это сейчас слово пустой звук, а в то время оно много значило. Стоило только жрецам запеть молитвы как три Богини, теперь их называют так, получали силу способную поддерживать Равновесие.
   - А почему сейчас им не поклоняются?
   - Почему же, поклоняются, только не так обширно как раньше. Некоторые укнаеры живущие не на земле до сих пор свои молитвы обращают к ним.
   - А есть живущие не на земле?
   - Да, Сии. Они в отличие от ованов, инусов, мараков, нахбавов и мэтоков, до сих пор живут в Артелии, Верхнем Мире, куда запрещен ход для изгнанных.
   Миран сидела притихшая, она помнила что из шести родов только сии прилежно служили Трем Богиням, а все остальные возомнив себя им равными были изгнаны в Нижний мир, то есть на землю. А еще у неё в голове мелькнула мысль, если все укнаеры раньше жили в Верхнем мире, то их вполне могли называть Детьми Небес, а сама Миран как ованка, тоже к ним относилась. Но что за ограничители, о которых говорила странная птица? Ничего подходящего под это определение она не видела ни у Каты, ни у Вары.
  
   - Миран скажу тебе честно, мне не нравится твоя идея, - сказал Аау, глядя в пропасть.
   - Ворчишь как Разана. Если не хочешь или боишься, можешь остаться здесь, сама справлюсь.
   Аау недовольно прижал уши к голове, трусом волчонок не был, но очень переживал за подругу и её любовь к приключениям, как бы они однажды не закончились серьёзными неприятностями.
   - Ну что, идешь? - спросила девочка, приготовив веревку для спуска предварительно надежно привязав за ствол дерева.
   - Иду, - согласился волчонок с тяжестью в сердце. Его не отпускало ощущение опасности развитое на зверином инстинкте.
   Обвязав Аау, Миран осторожно спустила друга над уровнем во вход в пещеру, оставив висеть пока сама не спустится по второй веревке, дабы потом втянуть четырёхглавого друга в саму пещеру.
   - Тебе пора меньше есть, - справившись с поставленными задачами, сказала Миран, - тяжелый стал, как кабан на убой.
   - Я, как и ты расту, - ничуть не обидевшись, ответил Аау.
   Пройдя уже знакомым туннелям, Миранас вышла в зал с аркой. Не став на этот раз задерживаться, дабы рассмотреть стены, девочка направилась ко второй пещере с засохшим кустом. Но куста больше не было. Даже следа от него не существовало. Миран вернулась в зал с клинописью на стенах, чтобы убедиться, что она не заблудилась. Клинопись была на месте, да и рисунки никуда не делись. Девочка снова вернулась в зал, где был цветок, но там, как и пять минут назад, было пусто
   - И чего бегаем? - спросил Аау, внимательно следя за действиями Миран.
   - Странно. Понимаешь, тут была клинопись на стене, а там куст. Клинопись осталась, а куст пропал.
   - А может он за той дверью?
   - Какой дверью? - удивилась девочка
   В прошлый раз она не заметила никакой двери, но сегодня, сейчас она была. Инкрустирована малахитом и янтарем, окованная бронзой, двухстворчатая и полукруглая. И одна из половинок была открыта.
   - Фу, - фыркнул Аау, прикрыв лапой нос, - ну и запах.
   - Как в склепе.
   - Хуже. Как в лаборатории у Тасу-Ири, где хранятся забальзамированные крысы в ящиках.
   И как подтверждение сих слов, стоило только переступить порог, раздался хруст ломаемых костей грызунов.
   За загадочной дверью шли крутые степени вверх. Миран немного посомневавшись, и пропустив Аау вперед, стала подыматься сама. Проход был узким, а потолок низким, отчего девочка несколько раз больно ударилась головой.
   Шли достаточно долго, чтоб устать, разочароваться и вернуться назад. Но упрямство молодой ованки не желало сдаваться, и было вознаграждено - долгий подъем закончился узкой дверью. Немного повозившись и последняя преграда с противным скрипом сдалась, впуская юных исследователей во внутрь небольшой комнатушки. Запах гниющей плоти вызвал рвотные спазмы у Миран. Девочка даже обрадовалась что желудок был пуст. Источник зловония не заставил себя искать, им оказался мертвый инус, чье тело лежало у самой двери мешая открыть её с первого раза. Похоже, бедолага пытался скрыться, даже замок успел открыть, если бы не это Миранас с Аау пришлось бы возвращаться ни с чем, но тот, кто его убил, оказался шустрее.
   В противоположной стене оказалась вторая дверь, сорванная с петель, она лежала рядом с проемом. Осторожно ступая дабы не насупить на мертвеца, Миран и Аау вышли в длинный, извивающийся как змея, коридор.
   Последующие зрелище представшее перед друзьями было не для слабонервных, первый мертвец по сравнению с остальными выглядел прилично, если можно так выразиться о мертвых.
   Лежавшие вперемежку с оторванными руками, нога, головами остывшие тела инусов в неестественных позах сломанных кукол были повсюду. Засохшая кровь и глубокие борозды, как от огромных когтей, на стенах и полу только усугубляли общую картину.
   - Нужно об этом рассказать Ката-Овану, - нарушив доселе хранившуюся тишину, сказала Миран. Блуждая, они вышли к гроту, и теперь имея возможность отдышаться на свежем воздухе, девочка решилась заговорить.
   - И как можно скорее. То что их всех убило все еще живо. Белогорское слишком близко от этого места.
   Миран уже собралась уходить, как неожиданно с шумом в грот влетело три фигуры. Высокие, в легких кольчугах, с луками наперевес и белоснежными крыльями за спиной они проворно окружили девочку с трех сторон. Ованка только и успела, как выхватить длинный нож, висевший в ножнах на поясе, как два холодных клинка, принадлежащих стоящим по бокам инусам, коснулись её шеи.
   - Назовись, - скомандовал тот, кто стоял по центру.
   - Миранас-Ован Белогорская, - на одном дыхании выдала девочка, - на вашем месте я бы опустила оружие, а то... - и вместо разъяснений, что же именно будет, за спинами угрожающе зарычал Аау.
   - Что здесь делает ованское дитя в столь странной компании?
   - Расследование провожу. Кто, как и когда убил этих бедолаг?
   - Это место не для детских забав. Забирай свою собаку и уходи отсюда.
   - Аау не собака, - зло процедила Миран, уж очень не любила когда оскорбляли её друга.
   - Не важно, уходи тебе говорят, - не обратив на вспышку гнева девочки, продолжил командир.
   - А вот не уйду. И что вы сделаете, убьете? - уперлась в свое ованка. На что Аау тяжело вздохнул, в некоторых ситуациях Миран вела себя как упрямый ребенок, что сейчас было совсем не к месту.
   - Еще раз повторю, убирайтесь отсюда немедленно, - капитан не кричал, но его тон не позволял ослушаться приказа. Но инус не на ту напал, в упрямстве Миран даже мул проигрывал.
   Назревающий бессмысленный спор грозил затянуться до бесконечности или перейти в бой, но кидаться на ребенка с мечом глупо, нелепо, да и не достойно воина, пусть даже этот ребенок скалит зубы и угрожающе держит нож, поставил Лукар-инус Аво в тупик. Неожиданный, подобный грому, рев заставил содрогнуться всех без исключения находившихся в гроте. А через несколько мгновений возле входа в воздухе завис дракон. Настоящий и живой. Легенда многих сказок и мифов. Грязно-коричневая чешуя, желтые глаза с вертикальными зрачками и огромные клыки.
   Инусы среагировали быстро. Лукар схватив за руку, замершую от удивления девочку, потянул её в глубь форта. Двое других и Аау молча последовали за ними.
   - Откуда он взялся? - придя в себя от удивления, спросила Миран, не отставая от капитана.
   - Не сейчас... Где же эта дверь?
   - Какая дверь?
   - С запасным выходом на другую сторону горы.
   - Там. Сейчас на право, четвертая дверь, - подсказала девочка, от упрямства не осталось и следа.
   Из-за того что инусы были высоким им пришлось бежать согнувшись чуть ли не вдвое, зато легенда древности тут точно не пройдет. Выносливости крылатого народа можно было позавидовать, они остановились только в пещере, где Миран и Аау начинали свой путь. Ованка, как только её рука была освобождена, тут же кинулась к ждавшим их возвращения веревкам. Нужно было как можно быстрее сообщить об увиденном Ката-Овану. Солнце садилось, а ночной путь опасен в горах.
   - Как далеко ты отсюда живешь? - спросил капитан.
   - Часа три ходьбы. Так что болтать с вами у меня нет времени, - сказала Миран, готовя Аау для подъема.
   - Мы вас доставим.
   Миран даже переспросить не успела, как её тело вылетело из пещеры и теперь падало вниз. Гнев, боль в спине и страх испытала девочка прежде чем сильные руки капитана поймали её. А потом... Потом... Полет с инусами был захватывающим, чувство свободы и опасности переполняли ованку не привыкшую к такому способу передвижения.
   В Белогорское они прибыли с последними лучами солнца. Не запертая по рассеяности дверь с грохотом отворилась, впуская поздних гостей.
   - Учитель! - громко позвала Миран, - Ката-Ован!
   - Что за шум, на ночь глядя? - спросил Ката, выходя к гостям в длинном, домашнем халате и тапочках на босую ногу.
   - Там в горах драконы!
   - Драконов нет...
   - Есть, - перебил его капитан, - разрешите представиться, меня зовут Лукар-Инус Аво, а моих спутников Мафар-Инус Идо и Дарил-Инус Лаго. Девочка не врет, драконы есть, и их больше двадцати.
   - Но откуда? Хотя нет, откуда я догадываюсь, но как они пробудились?
   - Год назад в Фэртосе было извержение вулкана, лава которого достигла каменного кладбища. Рядом с кладбищем есть храм Карахи, где по сей день живут монахи. Что именно и как подействовало, не могу знать, но скажу точно, эти драконы целый год провели после пробуждения в подземелье храма. Год они смиренно подчинялись своим "спасителям" пока не набрались сил. После чего уничтожив монахов, двинулись на запад. Форт Корт пытался их остановить, но безрезультатно.
   Ката-Ован тяжело опустился на единственный стул, забыв о гостеприимстве.
   Беда не заставила себя долго ждать. Фэртос соседнее государство не имело армии способной противостоять в случае чего нападению соседей, поэтому ничего удивительно, что они воспользовались столь сомнительной возможностью укрепить свое положение как драконы. Аранус-Мэток под боком пугал их намного больше, чем древние ящуры.
   - Миран позови ко мне Арьиса, - попросил Ката ученицу.
   - Но..., - попыталась возразить девочка.
   - Сейчас же, - не дав такой возможности, отрезал ован.
   Девочку как ветром сдуло, тока Аау продолжил сидеть на месте, навострив ушки.
  
  
   Арьис как раз собирался домой, когда его на пороге кузни застала Миран.
   - Там вас учитель зовет, - сказала ованка, но кузнец не спешил, поэтому добавила, - срочно.
   Мужчина не стал задавать лишних вопросов и поспешил к дому старейшины, испуг в глазах девочки обеспокоил не на шутку. Но дойти до дома Ката-Ована они не успели. Драконы достигли Белогорского быстрее, чем рассчитывал Лукар.
   - Беги Миран - скомандовал Арьис но на девочку словно напал ступор при взгляде на огромных крылатых ящуров.
   На шум из домов повыводили люди, на что кузнец зло выругался - без жертв не обойдется. Драконы же, не теряя времени, бросились на стоящих с разинутыми ртами от неожиданности, селян.
   - Ито Ятар лахо Ёрда, гирх вад ларгонзо. Ито Ятар лахо Ёрда, гирх вад ларгонзо, - эту фразу на незнакомом языке Арьис повторял, пока в его руках не образовался светящийся желтым светом шар.
   Миран стоявшая рядом и завороженно смотревшая как драконы рвут на части её односельчан, перевела взгляд на кузнеца.
   - Ито Ятар лахо Ёрда, асун ги, - крик Арьиса по громкости мог соперничать с ревом драконов.
   После этих слов шар, вырвавшись из сильных рук, устремился в небо, набирая размеры, ставая все больше и больше, а исходивший от него свет все ярче и ярче, что явно пришлось не по душе ящурам. Бросив своих жертв, драконы угрожающе зашипели и попытались наброситься на Арьиса.
   - Бургадо амо шхава, - шар распался десятками молний, тут уже ударивших точно в цель, но не причинившим никакого ущерба бронированной коже драконов. - Видендо кирс таил асун тахт.
   Молнии приняли форму плетей, и раз за разом больно хлестали врага. Ящуры с сим мериться не стали, и решили отступить. Поднявшись в небо, вся стая улетела на запад.
   Происходившее потом Миран помнила смутно. Пришла Вара-Ован и отвела девочку домой. Напоила горячим сонным отваром трав, уложила спать.
  
   В доме Ката-Ована было тихо. Все присутствующие молчали, не решаясь начать разговор. Вара-Ован не выдержала и заговорила:
   - Миранас не обычная ованка, она разнокровка. Но даже так я не знаю, почему внучка так среагировала на драконов.
   - Она не просто стояла и смотрела, как другие жители. Я чувствовал в ней силу, которая пыталась прорваться наружу, - вставил Арьис, - и эта сила не обычная. Я как жрец Ятар-Ёрды могу сказать, что почувствовал на Миранас отпечаток Идара-Ёрды. Возможно, в будущем девочка сможет стать даже жрицей, если пожелает этого.
   Брат с сестрой тяжело вздохнули, они уж точно знали, Миран от такого шанса не откажется.
   - Сейчас девочка не предоставляет никакой угрозы, так что переживать нет нужды. А вот драконы... Я их отпугнул, и они улетели на запад, но и ничего не помешает вернуться, - продолжил кузнец.
   - Это вряд ли, - засомневался Лукар-Инус, - они идут строго на запал от самого Фэртоса. А вот участи другим поселениям я не завидую. Броню драконов не берет ни стрелы, ни копье, ни меч. А сильных жрецов на пальцах можно перечислить, не говоря уж о хаорах или вайсалах.
   И снова все затихли на время.
   - Светает, - подал голос, молчавший до этого Ката.
   - Светает, - как бы подтвердила его сестра глядя в окно, - пойду, проверю раненых, а заодно гляну, как идет подготовка к похоронам. Двенадцать жизней... Что же будет дальше? Что же будет?
  
   Огромный погребальный костер пылал в ночной темноте, освещая всех собравшихся провести погибших в последний путь. Из присутствующих не было никого, кто б равнодушно смотрел на пламя: горечь, скорбь, тоска и злость посилились в сердцах. И именно злость приправленная яростью и гневом сжигала внутри одну девочку. Миран злилась на саму себя, она обещала защищать Белогорское, но не справилась с первой же трудностью. И не важно, что ей было всего девять лет. Она же обещала. В тот момент никто не обратил внимания на переживания молодой ованки и только Аау тяжело вздыхал, глядя как огонь отражается в черных как сама бездна глазах подруги.
  
   3902 г. даждель
   Вара-Ован сидела за столом в гостях у брата. В руках она держала только что прочитанное письмо от старейшины Дебровского, селения, что расположено было чуть ли не в самом начале Тропы Смерти. Принесенная новость не была радостной.
   После трагичной ночи с драконами прошло два года, а беда и не думала покидать так понравившееся её место. То землетрясения, то хворь, то разбойники. И если с первым бороться было бессмысленно, а вторым неплохо справлялась Вара, то с третьим приходилось быть всегда начеку. Сбытые в группы до десяти человек, степняки на большие селения как Белогорское или Верхнеозерное нападать не рисковали, а вот стойбища пастухов все чаще становились жертвами их набегов. А теперь еще и это - в горах видели мэтоков, закутанные в черные плащи они были похожи на воронов. И как тут не поникнуть, не опустить руки?
   Да еще и добавились хлопоты с приёмной внучкой. Миран как подменили, от излишней детской легкомысленности не осталось и следа. На её место пришло стремление стать сильнее. Вара тяжело вздохнула, она помнила, как Миранас провела несколько дней и ночей под дверью кузни, не отходя от той надолго, пока Арьис не сдался и стал обучать ту фехтованию и основам силы жрецов - концентрации внутренней энергии и медитации.
   Следовавший раньше тенью за Миран Аау, тоже стал одной из причин тревоги. Волчонок рос прямо на глазах, превращаясь в грозного зверя с умными глазами, которыми он наблюдал за всеми жителями и гостями Белогорскоо пока его никто не замечал.
   - Нужно готовиться к войне, - прервал поток мыслей голос Ката-Ована, - пещеры не надолго укроют мирных жителей, но зима и голод возьмут своё.
   - О чём ты? - спросила Вара.
   - О том что пора бросать лопаты и брать в руки мечи. Нам нужна армия.
   - И из кого ты её собрался набрать? Из ири? Какие из них вояки? Они даже мяса не едят, потому что для этого нужно убить. А люди? Ты видел, в каком состоянии они сюда приходят? Голодные, больные...
   - Не важно, - перебил свою сестру Ката, - откормим, вылечим, подымим боевой дух. Миран будет служить примером, дабы мужикам стыдно стало прятаться за женской юбкой.
   - Миран еще ребенок.
   - Вот именно - ребенок. А уже смогла собрать вокруг себя единомышленников, пусть и из своих сверстников. Они носятся по горным тропам, лазят по отвесным скалам, усиливая свою выносливость и ловкость. Стреляют из лука и занимаются фехтованием. А что делают мужи? Сидят дома, пасут коз и лепят горшки. Сейчас же поговорю с Арьисом и узнаю что ему нужно для вооружения всего Белогорского. А еще и с Хмэлем, пусть сделает еще луков и научит с ними обращаться всех, от мала до велика.
   - Ты еще и стены вокруг выстрой, - со скептицизмом сказала Вара, ведь если придут мэтоки, то никакие стрелы или мечи не остановят их. Армия Арануса это не драконы, которых можно спугнуть священным светом, тут только один выход - бежать без оглядки.
   - Если нужно будет, то построим не только стены, но и крышу, - на этих словах Ката-Ован покинул комнату, поспешив обсудить свой план с кузнецом.
   - Вроде не кровные родственники, а как временам похожи, - всплеснув руками, сказала ованка уже сама себе. И правда Миранас очень напоминала Ката-Ована в его детстве.
  

ГЛАВА III

"В ПУТЬ"

   весна 3904 г.

   Бор-Инус был опытным моряком и в последние годы почти не бывал на суше. В свои двадцать восемь лет он проплавал все моря и океаны, доступные сему миру, и считался лучшим капитаном, не смотря на свою молодость, ибо ему были нестрашны ни какие бури.
   В Бор-Инусе текла кровь крылатого народа гор - инусов. И хоть крыльев он не имел, так как это родство было очень дальним, но, как и все инусы был высоким светло-русым статным мужчиной со светлыми, полными жизни глазами.
   Решил он, как-то навестить родные края, где провел свое детство и юность. А вырос он в горном селении под названием Белогорское. Трудно было добраться до долины где находилось селение, к ней вела единственная тропа и называлась она "Тропой смерти". Тропа была крутой и извилистой, с одной стороны - скала, а с другой пропасть.
   Когда Бор-Инус поднялся по тропе, солнце уже успело спрятаться за горы, и поэтому моряк решил, сначала зайти к своему бывшему учителю Ката-Ован, жившему в самом начале селения.
   Невысокая, похоже, только недавно начавшая строиться стена, вызвала удивление, но пожав плечами мол "не тихое сейчас время" Бор-Инус перепрыгнув преграду, направился в нужную сторону.
   - Добрый вечер. - Поздоровался моряк с сидевшим на крыльце Ката-Ованом.
   - Добрый, добрый. - Ответил ован, глядя снизу вверх на своего гостя, при этом выпуская кольца дыма, так как курил трубку.
   - Аль, не узнали меня? - Удивился Бор-Инус.
   - По правде сказать, сначала не узнал, но, присмотревшись внимательнее, разглядел. Твой говор изменился, приобрел южный выговор, нараспев, мягче, но в остальном ты такой, же мальчишка каким и был когда-то. Самый непоседливый ученик, который у меня был и самый любопытный. - Сказал учитель и поднялся навстречу гостю.
   - Как? Неужели за все это время у вас были одни прилежные ученики?
   - Да нет, есть одна, по сравнению с ней ты был идеальным ребенком.
   - Вот как?
   - Ну что мы стоим на улице? Заходи в дом. Выпьем, поговорим. Тебе травяного отвара или чего-нибудь покрепче? Вон как вырос, теперь можно.
  
   С утра Бор-Инус и Ката-Ован пошли прогуляться по селению.
   - А людей у вас хорошо прибавилось, - заметил Бор, поглядывая на незнакомцев, рассматривавших свою очередь того.
   - Количество населения за последние полгода увеличилось в три раза. Люди из нижней Гурчии и пограничной Простэпии, не выдерживая давления армии императора, рискуя жизнью, поднимаются в Белогорье. И я уверен наше не единственное селение, где наблюдается такой приток беженцев. Большинство из людей, не доходя к нам, оседают в Верхозненском или в Озёрном.
   - Это очень опасно для местных жителей так привлекать к себе ненужное внимание.
   - Опасно. Но не будешь, же ты гнать мать с одним ребенком на руках и еще тремя держащимися за её юбку.
   - Что-то я больше наблюдаю добрых молодцев, чем несчастных матерей, - сказал инус, смотря как два воина, тренировались на мечах.
   - Женщины с детьми так высоко не поднимаются, а вот бывшая армия княгини - да.
   - То есть они устроили у вас сборочный пункт.
   - Что-то вроде того, - согласился Ката, - и скажу тебе не без моего участия. Надоело постоянно прятаться. Пора отпор дать, а то стыдно подрастающему поколению в глаза смотреть.
   - И как?
   - Не скажу что хорошо, но и не плохо. Из хорошего - люди к нам потянулись, из плохого - большая часть из них боится. Но страх пройдет, время много лечит, тем более таким лекарством как Миранас. Лучшего лучника по всей Гурчии не найдешь.
   - Но одной её будет маловато, - сказал Бор, вспомнив вчерашний разговор. - А вот ваш кузнец серьёзная фигура. Жрец Ёрды, да еще и Ятар-Ёрды.
   - Сам удивился, узнав об этом. Но Арьис не любит об этом говорить. Взял под свою опеку Миран и на том спасибо.
   - Сила жрецов нам точно понадобится, - согласился Бор, вспомнив вчерашний рассказ учителя о драконах и о том, что девочка была связана с Идара-Ёрдой.
   - Но не будем сейчас об этом, ты лучше расскажи, как там мои внуки поживают?
   - Хорошо. Анчсоди стал капитаном, у него теперь свой корабль. Хризона я давно не видел, но уверен, сидит за книгами как обычно и из Ясинского порта ни ногой. А Опала я взял под своё крыло к себе на корабль.
   - Да жалко, что мой сын тогда посчитал Маасан более безопасным местом для своих сыновей, чем Белогорье, - с грустью сказа ован.
   - Вы о нём ничего не слышали? - спросил Бор. - А о Ласа-Ован?
   - Ни словечка. Как будто исчезли оба с этой земли. Кстати, раз Опал на твоем корабле, то почему ты прибыл без него? Я же не видел его с самого рождения.
   - То, что Опал ован сильно заметно. А помня, по какой причине Саук решил спрятать своих детей в другой стране, я не стал так рисковать. Уж простите меня.
   - Прощаю, - искренне сказал ован, - Везти его через всю страну ради старика слишком опасно. И сейчас особенно.
   - Да времена наступили совсем иные. Даже мы это заметили. Аранус запретил плавать по морям торговым суднам, которые не принадлежат ему. Да и то, его корабли несут более военный характер, чем торговый.
   - А как же торговля с другими странами, это же большая прибыль? - удивился Ката, так как торговые связи налаженные княгиней Адэвой приносили огромный доход стране.
   - Прибыль? Аранус торгует сам, а на своих кораблях перевозит главным образом оружие и людей. С Тадорьей есть договор: Крайярия предоставляет им рабов, а они взамен - оружие.
   - А чем же ты тогда занимаешься? И не говори мне, что пошел на службу к императору, я в это ни за что не поверю.
   - Я не могу вам этого сказать. Но насчет того, что я не на службе это вы правы.
   - Значит ты пират, - высказал свою догадку вслух ован.
   - Может быть. Все может быть, - не подтвержая, но и, не опровергая, ответил мужчина.
   - А пойдем к моей сестре, у неё всегда наготове вкусные пироги. Заодно расскажешь подробно о моих внуках, Вара тоже за них очень переживает, ведь своих она так же давно не видела.
   И они направились в другой конец селения.
  
   Вара-Ован, отправив внучку на пастбище пасти коз, принялась за обычную домашнюю работу, когда заметила в окно идущих к ней гостей. Одного она узнала сразу - это был её брат, а кто же второй? Ответ получила, когда оба зашли в дом.
   - Бор-Инус ты ли это или мои старые глаза меня обманывают?
   - Нет, тетушка. Не подводят тебя твои глаза. Это действительно я.
   - Какими судьбами? Я уж не думала, что когда-нибудь увижу тебя снова. Думала, забыл ты меня. Бросил, даже не попрощавшись, - сказала Вара, в глазах, которой стояли слёзы радости.
   - Да как бы я смог забыть вас, ведь вы вырастили меня, когда мои родители погибли при обвале. Вы же мне как мать родная.
   - Да ладно уж, а то я уже плачу. Когда ты приехал к нам? - спросила ованка.
   - Вчера, вечером.
   - А чего сразу же не зашел?
   - Не хотел на ночь, глядя беспокоить вас, - ответил Бор.
   - Беспокоить. Мой дом, твой дом. Ладно, заходи, я сейчас тебе пирогов спеку твоих любимых.
   - А мы как раз на них и пришли, - весело сказал Ката-Ован. - Но раз они не готовы, то мы подождем, а заодно и послушаем рассказы о морях и других странах.
   Бор-Инус провел у ованов целый день, рассказывая о своих приключениях на море. А ованы рассказывали о бедах на суше.
   Солнце уже начинало клониться к горизонту, когда во дворе послышался голос девочки.
   - Ба, мы уже дома.
   - Заходи в дом, - позвала Вара-Ован. - У нас гость.
   - У нас гость? И кто же?
   Войдя в дом, Миран остановилась посреди комнаты, а возле неё угрожающе рычащий Аау. Девочка по привычке вытащила свой нож.
   - Вы кто?- Спросила она, в упор, смотря на гостя.
   - Я Бор-Инус, воспитанник Вара-Ован.
   - Миран, как ты обращаешься с гостями? - нравоучительно спросил Ката. - И утихомирь Аау.
   - Как-как? Как и со всеми. Гостей у нас в селении много, кто хороший кто плохой не поймешь, поэтому надо ко всем относиться с подозрением.
   - Девочка права! - Согласился с ней моряк. - Гостей у вас в селении действительно добавилось, поэтому надо быть поосторожней. Не сердитесь на неё, а мне ты можешь доверять, - сказал моряк, обращаясь к девочке, протягивая руку в знак приветствия.
   - Поживем, увидим. - Согласилась девочка, пряча нож.
  
   Моряк не прожил и двух дней в гостях у Ката-Ован, а Миран уже ходила за ним как приклеенная. Ей все было интересно: как выглядит море и корабль, как чувствуешь себя во время шторма, как вообще управлять кораблем. А так как мальчишки со всего Белогорского тоже хотели всё знать, то она выступала в роли охраны, ибо Бор не смог бы ни поесть, ни поспать спокойно. При этом девочка не пропускала занятий с Арьисом.
   - А можно мне поехать с вами? - Попросила Миран у Бор-Инуса сидя на крыльце, терпеливо связывая веревку морским узлом.
   - Куда это со мной? - уточнил моряк, догадываясь, о чем просит девочка.
   - К морю. Я хочу его увидеть. Надоели горы. Надоели камни. Здесь настолько скучно и монотонно, что вы себе этого просто не представляете.
   - А как же твоя учеба? Ведь тебе предстоит еще столько выучить.
   - Учеба? Учитель говорит, что я знаю намного больше всех его учеников, вместе взятых, так что учить ему меня больше не чему.
   - А как же занятия со жрецом?
   - Он учит только азам. Большего дать не может.
   - А бабушка?
   - А вот с бабушкой проблема. - Вздохнула она и поглядела с тоской на дом. - Если на нас нападут, ведь только я смогу её защитить.
   - А сможешь?! - не доверчиво спросил Бор.
   - Смогу. Выпущенная мной стрела всегда попадает в цель. Да и с мечом проблем нет.
   - А что ты еще умеешь?
   - Я хорошо езжу верхом, могу неслышно передвигаться, умею плавать, и мой лучший друг волк, которого я очень хорошо понимаю. А так же вижу в темноте, умею читать следы. Слушать ветер. Лазить по отвесным скалам. Ведь наш враг очень силен, поэтому мы должны быть более ловкими, более выносливыми, более умными. Ведь сила не всегда побеждает. Иногда хитрость может взять верх. Вот как к примеру с солдатами. Их самой большой ошибкой являлось то, что они меня изначально недооценивают, не принимаюти всерьез, тогда как я вижу их достойными соперниками. А дальше еще проще, от их атак не так уж и сложно уклониться, но вот от моих не каждый сможет. Ведь что можно ожидать от ребенка? Да ничего опасно. А зря. И я такая не одна, весь мой отряд способен на многое. Хмель с Арьисом нас хорошо тренируют.
   Бор-Инус слушая девушку, внимательно изучал её. Высокая, худая, на первый взгляд сломать пополам как куклу не сложно. Но это только на первый взгляд. А если присмотреться получше, можно заметить мозоли на руках, движения хоть и скупы, но плавные. А еще гибкость, ловкость, уверенность во всем теле. И глаза. Это были глаза того, кто никогда не проигрывает, не сдается без боя. Глаза победителя.
  
   Поздно вечером, когда Миран ушла спать, Бор-Инус присоединился к Ката-Овану, по привычке курившего трубку на крыльце после ужина.
   Они долго сидели, молча, наслаждаясь ночной тишиной и созерцая чистое, звездное небо.
   - А Миран действительно решила найти княжну? - Нарушив затянувшуюся тишину, спросил Бор.
   - Она приняла это решение, пять лет назад, и не отступилась от него ни разу. Она всерьез решила посадить на престол законного правителя, - ответил Ката, выпуская густой клуб дыма.
   - Она сегодня хвасталась своими достижениями, - как бы невзначай добавил Бор.
   - И это правда, - спокойно подтвердил ован. - Видел бы ты лица солдат, когда двенадцатилетняя девчонка положила их на лопатки. Каждый раз, когда кто-то бросал ей вызов был побежден. И неважно на чем были эти состязания: на мечах, в стрельбе из лука или в верховой езде, ей действительно нет равных. Подумаешь ребенок, что с ним справится, но этот ребенок оказывается, не так уж прост. Правда, если бы солдаты дрались в серьёз, не думаю, что Миран побеждала бы так легко.
   - Но все, же побеждала бы?
   - Возможно.
   - Не знаю как вы Ката-Ован, а мне это кажется неестественным.
   - Я за ней наблюдаю, чуть ли не с самого рождения. Когда ей был год, её принес сюда солдат, её и еще двух девочек. Те девочки как девочки занимаются вышивкой и шитьем, очень хорошо готовят и занимаются домашней работой.
   - То есть ведут себя как положено девочкам.
   - Да. Но Миран... - сказал Ката, разводя руками.
   - Она не такая.
   - Она не такая. Её всегда интересовали мальчишечьи развлечения: лазанье по деревья, охота и рыбалка, плаванье. Если где-нибудь была драка, значит там, была и Миран, зачастую инициатором этих драк. Вокруг неё всегда компания и она всегда являлась главной заводилой всех игр и проказ. Увидеть её с иглой можно лишь тогда когда она что-нибудь порвет, объясняя это тем, что в армии каждый солдат сам должен штопать свою одежду.
   Ката-Ован замолчал, выпуская очередной клуб дыма. Бор-Инус молчаливо ожидал продолжения.
   - А кто её родители? - спросил Бор, не дождавшись продолжения.
   - Я не знаю. Солдат, который принес её, ничего о ней не рассказывал. Сказал что нашел, как и остальных. Но у Миран слишком необычная внешность чтоб можно было сказать конкретно. Я знаю лишь одно, Миран не просто человек. На чистокровных она не похожа, скорее всего, полукровка. Вара, еще, когда нам девочку только принесли, ей тогда было около года, распознала в ней кровь ованов, а, судя по тому, как легко ей даются все науки, можно сказать что это так. А то, как она физически сильна, говорит о том что, скорее всего, были у неё в роду и мараки. Вроде бы ничего страшного. Но есть в ней что-то такое, что пугает меня. И это что-то её взгляд. Когда она сердиться, то у неё в глазах появляется столько ненависти, что становиться страшно. Тебе вдруг становится очень тяжело дышать. Свет меркнет в твоих глазах. Так и хочется сказать: мэтоковский взгляд.... Мне порой, кажется, будто внутри одного человека живет две души. Одна добрая, отзывчивая, а другая.... Другая - это.... Это... Я даже не знаю, как и выразиться.... Сплошной клубок ярости, гнева и желания уничтожать. У неё постоянно внутри идет борьба между ними... - тяжело вздохнув, сказал ован.
   Ката-Ован замолчал, задумчиво глядя в небо.
   - Она меня сегодня спросила, можно ли ей поехать со мной, - неожиданно сказал Бор.
   Ован посмотрел на Бор-Инус, и его взгляд выражал удивление.
   - А знаешь что? Это наверно будет слишком эгоистично с моей стороны просить тебя об этом, но всё, же я тебя попрошу. Забери её с собой, - сказал Ката.
   - С собой???
   - Да с собой.
   - Вы так её боитесь? - поинтересовался моряк.
   - Нет, конечно же, нет. Не в страхе дело. Миран никогда бы не стала нам вредить. Просто.... Просто здесь становится не безопасно.
   - Но там, куда я направлюсь тоже опасно, - возразил Бор-Инус, но, глядя на серьезное лицо ована, не стал больше возражать.
   - Да, но там её вряд ли найдет Аранус. Рано или поздно сюда прейдут солдаты императора, и даже Миран не выдержит натиска целой армии, а так у неё будет шанс выжить. А если её возьмут в плен, мне даже представить трудно, что может произойти.... Я боюсь за неё, - ответил Ката.
   - Ты думаешь что?..
   - Не знаю, всё может быть. Я еще раз скажу: у неё слишком необычная внешность, чтобы сходу судить об этом. Чтобы разгадать её полную родословность, нужны годы наблюдений или поиски людей, которые знают кто она такая на самом деле. А у меня не то здоровье чтоб заниматься этим, да и не то сейчас время. К тому же в Маасане есть действующий храм Идара-Ёрды, Миран полезно было б его посетить. Ну, так что, ты согласен? - Ката внимательно посмотрел на моряка.
   Бор-Инус задумался.
   - Есть о чём подумать. Невероятную физическую силу имеют только мраки, в этом вы правы, а такой примеси в Адэве-Сии не было. Это я знаю точно, так как видел её... Но как же ваша армия без неё?
   - Справимся. Нас уж не так мало как может показаться на первый взгляд. И с каждым днем мы становимся сильнее. Ну, так что?
   - Любую силу можно использовать как во зло, так и в добро. И не важно кто Миран на самом деле, - продолжил Бо-Инус. - Поэтому я решил. Я её заберу и буду лично за ней следить.
   - Ты уверен? - спросил ован.
   - Нет. Неуверен. Но думаю, рискнуть стоит.
   Решительность моряка была написана на его лице, и Ката-Ован лишь спросил:
   - Когда ты едешь?
   - Через неделю.
   - Хорошо. Спасибо что согласился забрать её отсюда. За неделю мы с Варой соберём её в дорогу. А что будет дальше, поживем - увидим.
  
   На следующий день Миран рассказала эту новость своим друзьям, но на их лицах не было ожидаемой радости.
   - Как, ты нас покинешь? - Спросил Илуран, - оставишь одних?
   - Я уезжаю, это решение деда, - ответила девочка.
   - А как же мы? - Спросил Вихстан.
   - А что вы? - Спросила вместо ответа Миран.
   - А разве ты не понимаешь, мы хотим с тобой, - ответил Илуран.
   - Со мной? Ну не знаю, надо об этом спросить Бор-Инуса. Если он захочет, и ваши родители будут не против, думаю, вы бы смогли поехать с нами, - высказала свое мнение Миран.
   - Хорошо мы пошли искать дядю, думаю первым делом надо уговорить его, - сказал Вихстан и он вместе с Илураном отправился искать Бор-Инуса.
   - Ты думаешь, у них получится? - спросила Звения.
   - Не знаю. Но думаю, если Бор-Инус даст согласие это будет здорово, - сказала Миран.
  
   Тем временем Бор-Инус находился у местного коновода.
   - Добрый день, - поздоровался он с хозяином.
   - И вам добрый, - ответил тот.
   - Не может быть!? - удивленно воскликнул Бор-Инус. - Сколько времени прошло, а ты так и не изменился. Вижу, ты осуществил свою мечту.
   - Бор-Инус, ты ли это? Невозможно. Сколько же времени прошло, что ты успел настолько вырасти. Когда я тебя в последний раз видел, ты был хлипким, долговязым подростком, а сейчас ты собой занимаешь весь проход, - не верил своим глазам кузнец.
   - Да! Это я. Неужто я настолько изменился, что ты стоишь и глазеешь на меня, будто тебя ударили по голове молотом, а теперь ты пытаешься рассмотреть, то, что перед глазами от удара двоиться? Ката-Ован сказал, что я нисколечко не изменился, - сказал Бор.
   И тут коновод бросился с распростертыми объятьями к своему младшему брату по матери.
   - Какими судьбами? Когда ты вернулся? Надолго? Когда Ката-Ован тогда приехал, то сказал, что ты больше никогда не вернешься.
   - Я передумал. Понимаешь, с возрастом я становлюсь, слишком сентиментален и вот доказательство, я здесь, ибо соскучился по родным краям. А приехал я три дня назад, но тебя не застал. Ранья сказала, что ты на верхнем пастбище.
   - Я её еще не видел. А к Луверии заходил?
   - Кх-х-х. Они с тетушкой наперегонки спешат меня накормить. Если так дело и дальше пойдет, то меня моя лошадь не выдержит.
   - А-а-а! Вот почему ты такой большой, тебя уже несколько дней откармливают, - весело произнес Тасан.
   - Оставим шутки на потом, давай поговорим о деле, - сказал Бор, перейдя на серозный тон.
   - О как ты теперь говоришь, деловито. По-взрослому. Поощряю, поощряю. Ну, выкладывай что там у тебя, - сказал старший брат.
   - Я сюда шел по делу, к местному коноводу, не думал, что ним окажешься ты. Ты же был кузнецом?
   - Раньше этим занимался отец Раньи, но после его смерти дело перешло мне и моим сыновьям. А кузню доверил более опытным рукам.
   - Ясно. Мне нужна лошадь, только она должна быть самой резвой, - перейдя к делу, сказал Бор-Инус.
   - Для кого?
   - Для внучки Ката-Ован, он попросил меня забрать её отсюда.
   - Да для такого особенного ребенка и лошадь должна быть особенной. Давай приходи завтра рано утром, пойдем на пастбище, и подберем лошадь, и еще лучше захвати с собой Миран, и она сама себе выберет, ведь в её выборе нельзя будет сомневаться. А сейчас давай выпьем, и ты мне расскажешь как жил всё это время без меня.
   - Только, чур, не у тебя дома. Я недавно ел.
   - Ха-ха-ха, - рассмеялся Тасан, глядя на серьезное лицо брата. - Поговорим-посидим тут.
   Тасан открыл один из шкафов и достал бутыль с темно-красной жидкостью. Открыв свободной рукой другую дверь шкафа, извлек две чистые кружки. Все это было поставлено на табуретку, которую живо приспособили вместо стола.
   - На Фарту ходил? - спросил Тасан разливая вино по кружкам.
   - Нет. Да и не зачем, нет в этом нужды.
   - Даже родню не навестишь?
   - Да какая это родня? Мне тетка Вара с Ката-Ованом и то ближе. А эти. Что они для меня сделали. "В нём слишком много человеческой крови, поэтому ему лучше остаться здесь". Я хоть и маленьким был, но хорошо запомнил эти слова старухи Кама-Инус, они у меня до конца жизни в ушах звенеть будут.
   - Я не знал, что ты так их ненавидишь, - тихо сказал Тасан, протягивая кружку брату.
   - Да нет, я их ненавижу. Если бы они меня забрали с собой, то я бы рос вдали от вас. И возможно никогда не увидел бы море, - сказал Бор-Инус.
   - Но тогда ты бы рос рядом с Ифкой. Его тоже не хочешь увидеть? Он как ни как тоже твой брат.
   - Я не видел его с того дня. Прошло уже почти двадцать лет, а он ни разу и не пришел навестить меня, узнать как я, что со мной.
   - Ладно, не кисни, а то от тебя молоко пропадет. Давай до дна за встречу, - сказал Тасан, жестом приглашая выпить.
   - За встречу.
  
   Братья провели вместе целый день, вспоминая былые времена, и лишь когда солнце спряталось за вершины гор, разошлись по домам.
   Не успел Тасан переступить порог дома, как на него налетели Вихстан и Илуран.
   - Здорово пап. - Крикнул с порога Вихстан.
   - И тебе здорово, - поздоровался в ответ Тасан.
   - Если ты дома, значит и дядя уже у учителя или у Вара-Ован. Идем, - сказал Вихстан, обращаясь к Илурану.
   - А куда это вы собрались на ночь, глядя? - спросил Тасан, стоя в дверях и не выпуская мальчишек из дома, - и с каким это дядей вы хочешь поговорить?
   - С Бор-Инусом конечно, - ответил Вихстан.
   - Значит, вы уже успели с ним познакомиться. И о чём вы с ним хотите поговорить? - спросил Тасан, смотря в упор на сына и племянника.
   - Хотим знать, сможем ли мы стать моряками, - ответил Илуран.
   - Чего???!!! - выкрикнул Тасан, от удивления.
   - Хотим знать, сможем ли мы стать моряками, - повторил Вихстан.
   - Нет, это я уже слышал. Мне интересно кто это вбил вам в голову? - спросил мужчина.
   - Никто. Просто Ката-Ован отпускает Миран, а нам тоже захотелось, - ответил Вихстан.
   - И тебе тоже захотелось? - спросил Тасан у своего племянника Илурана.
   - Хочу, - ответил Илуран, не вдаваясь в подробности.
   - Замечательно, а как же твоя мать? - спросил его Тасан.
   Илуран знал, что дядя хочет загнать его в угол для проверки его решительности.
   - У моей матери кроме меня есть еще дети, я ведь в семье младший, и поэтому если она будет не против, то я бы хотел отправиться в путь.
   Тасан задумался.
   - Ладно, я поговорю с твоей матерью, но при двух условиях, - произнес мужчина.
   - Каких? - В один голос спросили ребята. Их глаза уже загорелись как у маленьких детей, при виде сладостей.
   - Первое вы сейчас не идете искать брата. А второе я вас жду завтра с рассветом возле конюшни.
   Ребята переглянулись и кивнули друг другу в знак согласия.
   - Хорошо мы будем, но как, же Бор-Инус? - спросил Илуран.
   - Это я беру на себя, - ответил Тасан.
  
   На рассвете Вихстан и Илуран, уже готовые, дремали возле входа в конюшню, так как пришли задолго до восхода солнца, чтобы не проспать.
   Бор-Инус улыбнулся при виде этой картины, а Миран стала расталкивать друзей.
   - Да проснитесь вы сони. Всю жизнь пропустите.
   Мальчики просыпались тяжело, но стоило появиться Тасану, как на ребят напала бодрость в какую-то долю секунды.
   - Ну что, мы готовы. - Сказал Вихстан уже бодрым голосом.
   - Готовы? Тогда, пошли, - сказал Тасан.
   Миран, Аау, Вихстан и Илуран шли впереди, Тасан и Бор отставали от них на достаточном расстоянии, чтобы можно было поговорить без лишних ушей.
   - Знаешь, я тебя хотел о чем-то попросить, - начал разговор Тасан.
   - Наверное, хочешь, чтобы я забрал с собой твоих сорванцов? - спросил Бор.
   - Откуда ты знаешь?
   - Да нетрудно было об этом догадаться.
   - Ката-Ован прав. Надо убирать отсюда детей пока не пришли солдаты. И я тебя не просто прошу, а умоляю. Если ты это сделаешь, то я тебе подарю этого коня.
   - Нет, таких щедрых подарков мне не надо, я заберу их и так. Только дай им лошадей по резвей и провизии. И еще ты не знаешь родителей остальных членов компании.
   - Ты о ком?
   - Звения и Разана.
   - А зачем это тебе знать?
   - Похоже, дорогой брат они решили бежать отсюда вместе любой ценой, поэтому мне надо поговорить с их родителями.
   - Родителей у них нет. Их привез тот же солдат что и Миран, так что не думаю, что с ними будут какие-то проблемы по уговору родителей.
   - Вот и хорошо. Что ж, пойдем и выберем пятерку лучших скакунов для моих спутников.
  
   На горном пастбище паслось десятка два лошадей разной масти. Но ребята залюбовались лишь одним. Черный как ночь, с развивающей белоснежной гривой, конь находился в отдельном загоне.
   - Это Грим, - сказал Тасан, - он еще не объезжен, поэтому на него не смотрите.
   - Я хочу его, - произнесла Миран, не обращая внимания на слова конюха, лишь смотря на коня влюбленными глазами.
   - Ты на нём не удержишься и минуты...
   - Пять, - перебила она Тасана. - Я продержусь пять минут. - И не став ждать пока её кто-то остановит, Миран перелезла через ограждение.
   - Сумасшедшая! - крикнул Бор-Инус, - а ну вернись немедленно.
   Не обращая внимания на крики и мольбы остальных, Миран осторожно шла к цели.
   Подойдя к коню впритык, девушка мгновенно вскочила на него. Гриму не понравилось, что на нём кто-то сидит, и он встал на дыбы, пытаясь сбросить не желанного всадника. Вихстан с Илураном в ужасе закрыли глаза, а Миран лишь крепче сжала ноги и сильнее прижалась к холке. Гриму это не понравилось еще больше и он, стал носиться по загону, но безрезультатно.
   - Миран, всё хватит, время прошло, ты выиграла, - крикнул Тасан.
   - А Грим мой? - спросила девушка.
   - Твой, твой. Только слезь с него. - Согласился Тасан, а нагнувшись к Бор-Инусу, добавил, - не говори об этом Ката-Овану. С него хватит и других её выходок.
   - Хорошо не буду, - заверил того инус.
   Миран тем временем нагнувшись к коню еще ближе, тихо заговорила с ним.
   - Разве тебе нравится сидеть здесь взаперти? Разве не хочешь на свободу?
   Грим резко замер, девушка, не ожидавшая этого, чуть не слетела с него.
   - Значит, не нравится! Если ты будешь меня слушать, то я тебя отпущу. - Миран осторожно слезла с него. Поглаживая ему морду, она продолжила. - Я уезжаю с Бор-Инусом. На корабле коню не место. Доставь меня до моря, а дальше скачи на все четыре стороны.
   Конь заржал в знак согласия.
   - Значит договорились.
   Бор с интересом наблюдал, как конь после слов сказанных ему на ухо девушкой перестал сопротивляться.
   - Что это за чудовище, а не конь? - спросил инус у своего брата, - Где ты его взял?
   - Мне продали его за копейки еще жеребцом два года назад. Но и тогда он не был покладистым. Я тогда подумал, что он станет хорошим производителем, но когда он подрос, я понял что ошибся. Этот конь.... Этот конь.... Похоже он из под лудиоров. И если он принял Миран, - сказал Тасан, указывая на то, как девушка спокойно гладит коня по морде, - то больше никого и никогда не примет. Даже после смерти хозяина.
  
   Эта неделя прошла для друзей в сплошных сборах. Нужно было выбрать сапоги покрепче и рубаху потеплее. Подобрать меч и лук. А также отобрать не портящиеся в дороге продукты.
   Но казалось, больше всего радовался путешествию Аау. Он скакал и прыгал, радостно лаял (если это можно было назвать лаем), носился по дому и вилял хвостом при виде своей хозяйки.
   - Что рад? - обратилась Миран к нему. - Рад, я вижу. Хорошо, что тебе разрешили ехать со мной, только жалко, что ты не сможешь ехать верхом на лошади. Что? Ты даже рад, что придется бежать своим ходом. Говоришь, что смешно будешь выглядеть верхом? Да и, правда, смешно.
  
   И вот долгожданный день настал. Всё селение пришло провожать их, несмотря на ранний час. Кто плакал, кто радостно желал счастливого пути, кто на память дарил разные безделушки, кто с завистью провожал, молчаливо смотря вслед. Помахав на прощание рукой, наши путники начали спуск вниз по "Тропе смерти". Но тут путь им преградили ореады.
   - Если вы хотите спуститься вниз живыми, - сказали нимфы гор, - то должны довериться нам. Мы вас проведем безопасно по этой тропе.
   - Хорошо ведите нас, - согласились путники.
   Добравшись целыми и невредимыми до подножья горы, нимфы обратились к путникам:
   - Мы желаем вам всего доброго в пути и хотим подарить каждому на память медальон, что бы он напоминал вам о родных краях. Тебе Бор-Инус мы его не дадим, ведь у тебя уже есть такой.
   - Да верно, ведь именно он, и заставил прийти меня сюда в этот раз, - подтвердил инус.
   И ореады повесили каждому на шею круглый медальон, сделанный из серебра, а внутри каждого было изображено восходящее солнце над горами.
   - Храните их. Если вы заблудитесь, то они никогда не подведут и всегда покажут дорогу домой.
   - Спасибо, они будут с нами всегда. Прощайте, - сказали, чуть ли не в один голос ребята.
   - Прощайте. - Сказали удаляющимся путникам ореады.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"